Читать онлайн Любовь в огне, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь в огне - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь в огне - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь в огне - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Любовь в огне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Рейчел провела весь вечер в обществе Дигби. Он был приятный малый, но девушке все же не следовало забывать о том, кто Дигби и кто она. И о том, что вокруг идет война, а они фактически захвачены в плен. Рианнон не рисковала бродить по лагерю взад-вперед, но поняла, что там находилось не более полусотни человек. Половина — старики, половина — мальчишки. Таких, как Джулиан, было немного. Те мятежники, которых она уже знала, помогли им с Рейчел устроиться на ночлег. Генри Лайл принес букет диких лесных цветов, Тед и Бенджамин Хенли из Таллахасси отыскали где-то низенький пальмовый столик, а Кайл Уэверли, бывший до войны учителем, притащил в их палатку акварель с изображением гавани Святого Августина. Эти люди, которых она чуть не сдала федеральным войскам, ни словом, ни намеком не напомнили ей о ее поступке. И Рианнон была им благодарна.
Лишь когда перед самым сном она решила прогуляться, то вдруг поняла, что за ней весьма пристально следят. Капрал Лайл нес караул прямо на выходе из их палатки.
— Добрый вечер, миссис Тремейн, — сказал он, словно не видел ничего странного в том, что она вышла на воздух среди ночи.
— Добрый вечер, капрал.
— Чем могу служить?
— Я просто хотела немного подышать.
— Вот-вот дождь начнется.
— Я думала, он уже закончился.
— Нет, мэм, пока что и ветра настоящего не было. Как начнется, вы это сразу услышите. Такой шум поднимется, как в заднице у… О… прошу прощения, мы тут давно отвыкли от приличных манер.
Рианнон усмехнулась:
— Ничего, капрал, я понимаю. Можно мне прогуляться?
— М-м, боюсь, нет, мэм.
— Ясно.
— Война… такое дело…
— Да, конечно. Что ж, доброй ночи.
— Доброй ночи, мэм, простите…
Она вернулась в палатку. Рейчел уже давно спала. Расстелив постель, Рианнон сразу вспомнила о том, что адски устала. Порывшись в своих вещах, она отыскала теплую ночную рубашку, переоделась и забралась под одеяло.
Рианнон долго лежала, открыв глаза и невидящим взором глядя в темноту над головой. Потом снаружи зашуршали кроны деревьев. Ветер… скоро дождь… Пелена опустилась на ее глаза, и она задремала.
Пробуждение было ужасным. Ее била крупная дрожь, тело покрылось холодным потом, живот горел, к горлу подступала дурнота.
Боже… опять…
Она с трудом села на постели, морщась от боли. Приступы накатывали один за другим. Рианнон кусала губы, чтобы не застонать и не разбудить Рейчел. Она лишь раскачивалась из стороны в сторону и скрипела зубами. Так прошло с полчаса, но ей не становилось легче. Она беззвучно молила Бога о том, чтобы умереть или по крайней мере лишиться чувств.
За маленьким оконцем шумел лесной ливень, заливая лагерные костры. Протяжно выл ветер, с надсадным скрежетом стонали деревья. Рианнон подняла несчастные глаза на тусклую луну, но ту тотчас затянули черные облака.
— Нет, я не могу, не могу… — шептала она, скрючившись на своей постели.
— Рианнон…
Поначалу ей показалось, что это она сама вслух назвала себя по имени. Потом решила, что этот голос ей просто послышался. Но нет. Он был здесь, в палатке. Он подобрался к ней, стараясь не поднимать шума, и обнял.
— Нет, нет!
— Тихо, все будет хорошо.
Рианнон не могла поверить в то, что он пришел. Возможно, это просто плод ее больного воображения? Ей хотелось увидеть его, ибо он помог ей пережить прошлую ночь, и она не хотела оставаться наедине со своей болью теперь. Джулиан действительно был рядом. Он предвидел, что это начнется опять. В одиночку она не смогла бы прожить в такой муке и двух часов.
— Все будет хорошо, — шепотом повторил Джулиан. Слезы навернулись у нее на глаза.
— Где же хорошо? Вы говорили, что мне будет лучше… Вы говорили…
— А вам сейчас действительно лучше, чем вчера. Скоро вы это поймете.
Он прижимал ее к себе и баюкал, как ребенка, покачиваясь взад-вперед, а через несколько минут мягко, но властно уложил на постель.
— Господи, у меня все переворачивается внутри. Меня тошнит.
— Это ничего, так и должно быть. Дышите глубже, как можно глубже.
Дурнота вскоре отступила, и жжение в животе уменьшилось. Джулиан откинул с ее лба влажные волосы. Темнота уже не пугала, а успокаивала. Дыхание Рианнон стало ровным, болезненное напряжение во всех членах отпустило… Ночная прохлада уже не вызывала дрожь, напротив, она освежала. Рианнон сомкнула глаза, и постепенно на нее начала накатываться дрема.
Вдруг она почувствовала движение и лихорадочно вцепилась в его руку.
— Не уходите!
Рианнон не слышала собственных слов. Возможно, она и не произнесла их вслух. Но Джулиан замер на несколько мгновений, а потом прилег рядом и обнял ее одной рукой. Ей стало хорошо от этого прикосновения, тепло. Она окончательно успокоилась и доверчиво прижалась к нему всем телом.
— Вспомните об этом наутро, когда захотите в очередной раз лягнуть меня, неблагодарная, — услышала она у себя над ухом его шепот.
— Вы сами это сказали, так что не пеняйте потом на меня…
— Что я сказал?
— Что я неблагодарная. Кроме того, я отношу себя к северянам. Так что наутро вы вновь превратитесь для меня во врага.
— А сейчас? В темноте все кошки серы, не правда ли?
— Кто из нас кошка, вы или я?
— Кто знает… — задумчиво пробормотал Джулиан. Рианнон досадовала на свою слабость, но ничего не могла поделать. Она и правда нуждалась сейчас в его присутствии, в прикосновениях его рук, в его голосе…
— Я уж точно не знаю… — прошептала она.
Ей стало гораздо лучше после того, как он появился. Он был ее опорой в этой тьме, ее спасением от боли. Рианнон отыскала на ощупь его ладонь и накрыла ее своей, словно надеясь удержать, если он вдруг захочет уйти.
Как могла она допустить такое? Что подумал капрал Лайл, когда увидел, что полковник вошел в ее палатку и не вернулся? Что подумают остальные мятежники, если капрал расскажет им об этом?
Не важно…
Главное, что Джулиан пришел и спас ее от муки. Он прав. Сегодня ей намного лучше, чем вчера. Значит, завтра будет лучше, чем сегодня. А послезавтра, возможно, она уже перестанет в нем нуждаться. Но сейчас она нуждалась в нем как ни в ком и никогда. С ним она могла заснуть спокойно.
Рианнон наконец сморило.
Ей приснился корабль. Его бросало по волнам и заливало проливным дождем. Потом она увидела мужское лицо, худое и измученное, на фоне белой подушки. Голова человека моталась из стороны в сторону, в глазах была мука. Это Джулиан…
Нет, не он.
Почти каждую секунду темное небо прочерчивали молнии. Корабль продолжало кидать на волнах, хоть он уже плыл по реке. Человек попытался подняться с койки, но его удержали. В следующее мгновение Рианнон увидела у него на руке повязку. При каждом движении темное пятно под бинтами расплывалось все шире… Кровь.
Корабль приближался. Глаза раненого вновь открылись. Он смотрел прямо на нее, но не видел. Это был всего лишь сон.
И он растаял…
Рианнон еще теснее прижалась к Джулиану.
Она проснулась от пения птиц за окном. В палатку вливались яркие солнечные лучи, плясавшие в воздухе. Рианнон было тепло и уютно. Сладко потянувшись, она вдруг все вспомнила и резко обернулась. Джулиан ушел. Постель Рейчел также оказалась пуста. Она лежала в палатке одна.
Рианнон осторожно поднялась, боясь сделать лишнее движение. К собственному удивлению, она обнаружила, что чувствует себя отлично. Поминутно оглядываясь на вход в палатку, она быстро оделась, отбросив в сторону корсет и панталоны, в которых наверняка сгорела бы в такой зной.
Когда Рианнон вышла наружу, около палатки стоял на часах какой-то человек. Он опирался на свое ружье и неторопливо пил кофе. Рианнон узнала его, он вместе с Джулианом был у нее дома.
— Дэниел Андерсон? Из Джексонвилла? — спросила она. Он кивнул и улыбнулся.
— Спасибо за чудный кофе, мэм!
Спасибо…
Можно подумать, она сама его им предложила! И потом, все равно это Рейчел и няня Нор собирали мятежников в дорогу. Впрочем… Рианнон вдруг поймала себя на мысли, что вовсе не злится на этого человека, который пьет ее кофе. Он смотрел на нее с такой искренней благодарностью…
— А можно мне?
— Конечно, конечно!
Рианнон осмотрелась. Вокруг все было тихо-мирно. Андерсон отошел к одному из затухающих костров и налил ей в чашку кофе из помятого чайника. Рианнон вежливо поблагодарила.
— А где все? — спросила она.
— Да кто где, мэм, кто где…
— Рейчел?
— Вот не знаю. Видел, что девчушка рано поднялась и ушла к ручью. Потом вроде начала разбирать вещи, которые вы привезли с собой.
— Значит, здесь есть ручей?
— Как не быть? Есть такой.
Он махнул рукой, показывая направление.
— И мне можно туда пойти? — спросила она осторожно.
— Почему нет, само собой, можно. — Он смущенно кашлянул. — В это время суток вы вольны делать все, чего только душенька пожелает. Там хорошее местечко, между прочим. Наши ребята любят бегать к воде. Тихо и прохладно. Здорово помогает в знойные дни. Плещешься себе, и будто войны нет… Жаль, там не бывает янки. В таких местах всегда заключаются перемирия, мэм.
— Вот как? Там настолько мило?
Она улыбнулась, глядя на этого простодушного человека.
— Сами посмотрите. Ручей в вашем полном распоряжении. Я пригляжу, чтобы вам не мешали.
— Благодарю.
Она сделала несколько шагов, удаляясь от него, потом, не выдержав, обернулась. Андерсон засмеялся.
— Говорю вам, чувствуйте себя как дома. К ручью ведет только эта дорога, и он со всех сторон окружен лесом.
— Спасибо, вы меня убедили. Я скоро вернусь и попрошу вас помочь мне разыскать доктора Маккензи. Это можно будет сделать?
— Отчего ж, разыщем.
Рианнон ожидала увидеть полупересохший, узенький ручеек, каких много в лесах, но то была почти речка. Широкий поток катил свои воды плавно и безмятежно, лишь на маленьких каменных порожках все бурлило и шумело. Со всех сторон ввысь поднималась плотная стена зеленой листвы. Рианнон спустилась к самому берегу и присела на корточки. Она напилась и ополоснула лицо. Прохладная вода действительно освежала. Она подняла голову и внимательно осмотрелась. Андерсон обещал, что никого сюда не пустит. А ручей так к себе манил…
Все-таки решившись, она быстро разделась до белья и вошла в воду. Берег круто ушел вниз, и Рианнон пустилась вплавь. Все тело обняла нежная прохлада, над головой чуть покачивались пышные кроны дубов и сосен, впереди журчал небольшой каменный порожек. С нее мгновенно слетели остатки сна, в голове прояснилось, в мышцах появились бодрая упругость и сила.
Ручей тянулся вперед на несколько десятков ярдов, а затем делал крутой поворот, за которым, похоже, вливался в реку. Значит, если плыть по течению, она попадет в более широкую и глубокую воду, а дальше…
Рианнон повернулась на спину, раскинув в стороны руки и ноги. Ее понесло вперед, но уже через несколько мгновений она вдруг наткнулась на что-то головой. Приглушенно вскрикнув, она обернулась…
Он.
Джулиан долго смотрел на нее не мигая. Потом крепко взял руками за плечи и притянул к себе. Господи, зачем она поверила этому Андерсону…
— И что вы здесь делаете, миссис Тремейн? Пытаетесь добраться вплавь до Святого Августина, чтобы привести по нашему следу еще один отряд янки?
Рианнон наконец нащупала ногами илистое дно. Белье прилипло к телу и плотно облегало ее формы, соски напряглись от холода. Она стояла перед ним как голая, и ее жег мучительный стыд…
— Не говорите глупостей! — пытаясь вырваться, воскликнула она. — Не забывайте, что по вашей милости я весь прошлый день проторчала в седле. Я просто хотела привести себя в порядок, смыть дорожную пыль и…
— Смыть дорожную пыль можно и у берега. Как же это вы так, а? Бросили Рейчел, а впрочем, вы отлично знали, что с ней здесь ничего не случится. Вы все очень точно рассчитали, моя милая.
Неужели это тот же самый человек, который ночью пришел к ней и помог справиться с болью?
Сейчас у Джулиана было каменное лицо, и только на виске пульсировала жилка.
— Вы шутите?
— И не думал. Взгляните, куда вы заплыли.
Рианнон осмотрелась по сторонам. Она действительно очень сильно удалилась от берега, на котором оставила вещи. Течением ее отнесло почти к самому повороту, за которым ручей впадал в реку.
— Вы, наверное, думаете, что я профессиональный пловец.
— Я так не думал, пока не увидел вас здесь. Моя ошибка в том, что я вас недооценил.
Она облизала вдруг пересохшие губы и скользнула по нему растерянным взглядом. Неужели он совсем голый?.. Грудь обнажена. А он не такой уж и доходяга… Мощные бицепсы и плечи, крепкий торс… Нет-нет, слава Богу, на нем были штаны. Она сумела разглядеть их сквозь воду.
С трудом переведя дух, она подняла голову и опять натолкнулась на его взгляд.
— Перестаньте, я вас умоляю. У меня просто не хватило бы сил, чтобы доплыть отсюда до Святого Августина.
— Кто вас знает, на что у вас хватит сил, а на что нет. В крайнем случае часть расстояния могли бы пройти пешком, выбравшись на противоположный берег.
— Если вы мне настолько не доверяете, тогда какого черта вы…
— Что?
Она вздернула подбородок.
— Какого черта вы всегда так активно бросаетесь меня спасать?
Он ответил не сразу.
— Я достаточно уже повидал смертей и знаю, какой болью каждая из них отдается в душах родных и близких. Гибель человека — это грех. Если я могу не допустить этого, я этого не допускаю.
Рианнон пренебрежительно усмехнулась.
— Какое благородство, полковник! И что же, вы столь ревностно ухаживаете за каждым своим пациентом или только за женщинами?
— За каждым. А вы с каждым мужчиной готовы лечь в постель под влиянием наркотического дурмана или только с избранными?
Охваченная бешенством, Рианнон попыталась отвесить ему пощечину, но он ждал этого и ловко перехватил руку, а затем притянул ее к себе. Они оба были почти голые, и ее вдруг охватило смущение. Тепло, исходившее от его тела, его объятия вызвали у нее приступ головокружения. Ей захотелось провести ладонью по его груди.
Ричард…
Если не считать ночных кошмаров, она не виделась с ним уже так давно. Так давно не чувствовала его прикосновений, его поцелуев, его ласк…
Джулиан приподнял рукой ее подбородок, его лицо приблизилось. Рианнон поняла, что сейчас будет, и предприняла новую попытку освободиться.
Его губы накрыли ее рот, язык толкнулся вперед. Сильно, требовательно. Губы Рианнон невольно разомкнулись, и он проник между ними. Его поцелуй был жадным. Правая рука лежала на ее плече, а левая вдруг отпустила ее подбородок и скользнула вниз. Дрожь прошла по всему ее телу, когда он задел большим пальцем ее возбужденный сосок. Ноги подогнулись, внизу живота появился жар, которого она никак не ждала. Его грубоватая ласка подействовала на нее совершенно неожиданно. На несколько мгновений она утратила над собой контроль и обмякла в его объятиях. Ее губы невольно шевельнулись, отвечая на его поцелуй. С уст сорвался легкий возглас, когда его широкая ладонь накрыла ее правую грудь. Затем его рука скользнула еще ниже, коснувшись кончиками пальцев ее мягкого живота…
— Негодяй! Мерзавец! — дико взвизгнула она, наконец придя в себя. От неожиданности он выпустил ее, и она отшатнулась, едва не упав в воду. — Что вы делаете?! Как вы смеете?! Вы… вы…
Он скрестил руки на груди и спокойно ждал, когда порыв ее бешенства иссякнет.
— Вы же знаете, знаете! Как вы могли!
— Что я знаю?
Рианнон всю трясло. Она плеснула себе на лицо водой, чтобы смыть аромат его непрошеного поцелуя. Она была охвачена одновременно и яростью, и страхом.
— Вы же знаете, что мой муж погиб…
— Он погиб, но вы-то живы, — тут же отозвался Джулиан и вновь приблизился к ней. — Хотите вы того или нет. Или вы предпочитаете похоронить себя заживо?
— Я ношу траур. Сейчас война, полстраны в трауре, разве вы не видите?..
— Прекрасно вижу. Но траур — это одно, а похороны — другое.
— Я не хороню себя… — еле слышно проговорила Рианнон.
— В самом деле? А мне кажется, вы задались целью убить в себе все живое.
— Не правда! Только из-за того, что я не позволяю вам…
— Дело не во мне, а в вас. Вы пытаетесь укрыться от правды и от поступков, которые сами же совершаете, когда вас вдруг прорывает. А ну как будут последствия, а?
— Нет, я ничего не совершала, и никаких последствий быть не может! — выкрикнула она. — И потом, что вы сами тут делаете? Разве вас не ждут ваши ненаглядные пациенты? Разве… — Рианнон запнулась, внезапно вспомнив свой последний сон. Смущенно подняв на Джулиана глаза, она прошептала:
— Ваш кузен…
— Что? — быстро спросил Джулиан.
— Он… его везут… барка скоро появится.
Он пораженно уставился на нее.
— Откуда вы знаете? Откуда вам это известно?
— Я видела…
— Как? Где?!
Она вздохнула.
— Во сне. Вы можете мне не верить, дело ваше, но я вам точно говорю… Сюда везут вашего кузена, и он…
— Что, что?
— Он нуждается в помощи.
Джулиан еще с полминуты в нерешительности постоял на месте, затем, не говоря ни слова, бросился в воду и поплыл. Рианнон провожала его взглядом. Он был прирожденный пловец, сразу видно уроженца Флориды. Рианнон и сама неплохо плавала. Она, как и Джулиан, выросла в этих местах, где дети привыкают прятаться в воде от невыносимого летнего зноя.
Чуть подождав, Рианнон тоже поплыла назад. Она не знала, как быть. Нельзя же одеваться на виду у Джулиана. Впрочем, он уже забыл про нее, добрался до берега и вышел из воды. Рианнон поймала себя на том, что залюбовалась его сложением. Мокрые штаны липли к его ногам, ягодицам…
Джулиан не дал ей много времени. Он быстро натянул на себя брюки и рубашку, а затем обернулся и кивнул Рианнон.
— Ничего, я сама… — запротестовала она, прикрывая руками грудь.
— Марш на берег. Можете не стесняться, у вас нет ничего, чего бы я еще не видел.
— Что?!
— Вы сами выберетесь, или вас вынести на руках?
Покраснев и опустив голову, она вышла из воды. Джулиан подобрал с земли ее платье и передал ей, а сам отвернулся. Дрожащими руками Рианнон стала натягивать сухую одежду поверх мокрого белья. Господи, они же захватили из дома полотенца. А впрочем, он все равно не стал бы ее ждать. И одну здесь не оставил бы…
— Идем, — нетерпеливо бросил через плечо Джулиан.
— Куда?
— Туда… — хмуро передразнил он, но, увидев, что она не двинулась с места, пояснил:
— На пристань.
Они вернулись лесом до лагеря, пересекли его и вновь окунулись в чащу. Вперед вела лишь одна узкая извилистая тропинка. Рианнон еле поспевала за Джулианом. Через некоторое время деревья расступились, и они оказались на берегу реки. Здесь действительно была устроена импровизированная пристань. Возле берега толкалось несколько совсем мелких посудин, а чуть вдали на воде покачивалась изрядно потрепанная штормами барка.
— Вы оказались правы, — буркнул Джулиан и присоединился к своей сестре и другим ополченцам, которые стояли на деревянном причале и с тревогой вглядывались в то, что происходило на корабле.
Вскоре оттуда спустили шлюпку, и та стала быстро приближаться к берегу.
Джулиан обернулся и увидел, что Рианнон в нерешительности мнется поодаль.
— Идите сюда! — требовательно позвал он.
Она осталась на месте. Тогда он подошел к ней и взял за руку.
— Подождите! Мне кажется, ваша сестра будет не очень рада, если меня подпустят близко к ее кузену, — запинаясь, смущенно проговорила Рианнон.
— Перестаньте, она хочет, чтобы он остался в живых. На настоящий момент это все, чем она озабочена. Идемте.
Когда они взошли на причал, к нему уже подходила шлюпка. В ней были три человека. Один греб, а другой сидел на носу и бережно держал на коленях голову третьего, завернутого в теплое одеяло. Джулиан и кто-то из ополченцев бросились в воду и помогли привязать лодку. Джером приподнялся с помощью своего товарища и, споткнувшись, буквально рухнул Джулиану на руки. Рианнон увидела лицо этого незнакомца и поняла, что именно он приснился ей прошлой ночью. Он очень походил на Джулиана и Йена, только скулы были чуть шире, более загорелое лицо, а в темной шевелюре несколько почти рыжих локонов. В нем определенно чувствовалась примесь индейской крови.
Они на мгновение встретились глазами. Джером Маккензи был сильно пьян. Очевидно, все последние часы он пытался заглушить боль крепким виски или ромом. Голова его качнулась, и он заплетающимся языком пропел купле! из пиратской песни.
Джулиан передал его на руки двум ополченцам.
— Быстро в операционную, — коротко бросил он.
Рианнон замешкалась на берегу, но Джулиан вернулся, крепко взял ее за руку и потащил за собой. Через пару минут они уже вошли в импровизированную операционную, которая мало чем отличалась от прочих палаток лесного лагеря мятежников. Джерома уже устроили на высоком деревянном столе, устланном белоснежной простыней.
— Дьявол, Дэвид, аккуратнее, чтоб тебя… — хрипло вскричал он, обращаясь к товарищу, вместе с которым добрался в шлюпке до берега.
— У него лихорадка, — пояснил этот человек. — Пуля засела где-то под ключицей.
— Джулиан, братишка, а ну-ка лучше ты иди сюда, а то я из-за этого портового грузчика уже лишился последних сил! Он говорит, что мне следовало отрезать руку еще на барке, ты только вообрази! Каков! Говорит, так было бы больше шансов, что я выживу! Он спятил, клянусь дьяволом!
— Джером, немедленная ампутация действительно в большинстве случаев является единственным способом сохранить человеку жизнь…
— Какая к черту жизнь без одной клешни! Ты мне ее сохранишь, я-то знаю!
— Дэвид — отличный хирург. Ничем не хуже меня. Тебе самому это прекрасно известно, иначе он не служил бы у тебя судовым врачом.
— Нет, братишка… — Глаза Джерома дико блуждали, и он все порывался вскочить. — Я знал, куда мне надо плыть, чтобы остаться при своих…
Несмотря на его неряшливый вид и сильное опьянение, Рианнон не могла не отметить про себя, что он очень красивый мужчина, а пьяная улыбка, как ни странно, делала его почти неотразимым. Тут она вспомнила, что пару раз видела улыбку и на лице Джулиана. Они действительно были очень похожи…
Джером все-таки сел на стол и вдруг вновь увидел Рианнон.
— Эй! — крикнул он, ткнув в нее пальцем. Ей тут же стало не по себе. — А я вас знаю! Я видел вас во сне!
— Жене своей об этом расскажи… — хмыкнула Тиа, пытаясь уложить его вновь.
Джером обратил на нее пьяный взор.
— А что жена? Я не про жену говорю! Красивых женщин везде хватает… А вы… — Он вновь повернулся к Рианнон:
— Вы доктор, так?
Рианнон смущенно покачала головой:
— Нет, я…
— Знахарка! — воскликнул Джером. — Точно, знахарка! Как странно! Он словно смотрел сквозь нее. И это после виски. Каков же он будет трезвый… Рианнон внимательно взглянула на него и поняла, что он ей доверяет. Она также поняла, что его поведение — это бравада, не имеющая никакого отношения к виски. Он отчаянно боялся потерять руку и готов был довериться всякому, кто пообещал бы ему ее сохранить…
Вдруг Рианнон перехватила на себе взгляд Тиа. Ей казалось, что эта молодая женщина относится к ней с открытой неприязнью. Но сейчас Тиа смотрела на Рианнон почти с мольбой и напряженно ждала, что она скажет.
— Я… скажем так, я местная колдунья, — с грустной улыбкой сказала Рианнон.
— И притом янки! — буркнул Джером.
— Вот именно. Откуда вы знаете?
Вместо ответа Джером спросил:
— И это мой кузен притащил вас сюда?
— Можно и так сказать, — ответил за нее Джулиан. — Джером, ложись и лежи спокойно. Перестань дурачиться, сейчас не время для этого. Наша задача — спасти твою шкуру.
Джером опустил голову на плоскую подушку, но по-прежнему не спускал глаз с Рианнон.
— Не дайте ему отнять у меня руку. Он может. Испугается и оттяпает. Я знаю, Джулиан не захочет меня терять, мы с ним братишки все равно как родные. Не позволяйте ему. Он станет болтать про то, что у меня жена и ребенок, что я нужен им живой, но я вам говорю — без руки я сам себе не буду нужен.
— Напрасно твою руку не ампутировали сразу после ранения, — пробормотал Джулиан. — Дэвид абсолютно прав.
— Я не смог толком добраться до пули, а он все торопил нас, рвался сюда как ненормальный. И я решил, что лучше вообще ничего не трогать, чем тронуть и все испортить. Здесь условия чуть лучше, и до Рисы рукой подать.
Джулиан согласно кивнул и знаком подозвал к себе одного из часовых, который мялся в дверях.
— Надо послать кого-нибудь за его женой.
— Лайама, — ответил часовой. — Он везде незаметно пролезет.
Джулиан кивнул.
— Не отрезайте. Давайте обойдемся без этого. У нас все получится, так ведь, красавица янки? — сонным голосом пробормотал Джером, обращаясь к Рианнон.
Она кивнула, а он вновь пьяно улыбнулся и взял ее за руку. Но уже спустя несколько мгновений его пальцы разжались, и он закрыл глаза.
— Эй, Джером! — позвала его Тиа. Раненый не отозвался. — Джером! Джулиан, смотри на него! Он не отвечает!
— У него жар, и на корабле он то и дело впадал в беспамятство, — спокойно заметил Дэвид Стюарт.
— Боже…
— Так, начинаем, — сказал Джулиан.
— Вы уверены, что я здесь не лишняя? — осторожно спросила Рианнон. — У вас достаточно помощников…
— Мне нужны вы, — коротко бросил он.
Значит, он верит в то, что она обладает сверхъестественными способностями. Господи… Рианнон поежилась. Она знала, что не является ни волшебницей, ни ведьмой. Все ее способности состояли в том, что она умела выращивать лечебные растения, готовить настойки опия, и еще ей иногда снились вещие сны. Только и всего.
— Миссис Тремейн? — позвала Тиа. В ее глазах снова можно было прочесть мольбу.
Рианнон поняла, что этот раненый дорог здесь всем без исключения. А кроме того, он снабжал конфедератов военными припасами, оружием и медикаментами.
— Миссис Тремейн, он отчего-то чувствует, что вы сможете его спасти. Он хочет, чтобы вы взялись. Не знаю почему, но он хочет…
У Рианнон вспотели ладони.
— Я не знаю, право, сумею ли чем-то помочь, но я попытаюсь… Только знайте, что я не волшебница. И не ведьма. Правда.
— Но вы знакомы с медициной. Помогите моему брату. В вас верят обыватели, но мне сейчас все равно, кто вы такая на самом деле. Сейчас мы в вас верим. Кем бы вы ни были, помогите Джерому. Он хороший человек. Без него мы бы совсем пропали. Он привозит лекарства для раненых, а еще продукты и спасает наших детей от голода. Он — это трубка, через которую мы дышим воздухом. Пожалуйста…
Рианнон опустила глаза. Ей вдруг захотелось сказать, что Джером Маккензи служит делу Юга, а она сочувствовала делу Севера. Он воюет на стороне тех, кто убил ее мужа. Но когда она вновь подняла глаза, то поняла, что Тиа осознает все это. Только сейчас ее это не интересовало. Она просто хотела видеть своего двоюродного брата живым.
— Я попробую… — еле слышно прошептала она. — Что смогу…
Из палатки вышли все посторонние. Остались только она, Тиа, Джулиан, Дэвид и еще один рослый мятежник, который, очевидно, служил санитаром. Все готовились к операции. У сестры Джулиана от волнения и тревоги дрожали руки, но она помогала, как могла. Наконец операционное поле было приготовлено и все инструменты разложены на своих местах.
— Тиа, бинт, — коротко приказал Джулиан, разрезая с помощью Дэвида окровавленную повязку на руке раненого Джерома.
Тиа замешкалась. Когда она увидела кровь, ее глаза округлились, и она осталась на месте. Рианнон взяла чистый бинт и подошла к Джулиану.
— Свинцовая пуля, — сказала она, глянув на открытую рану.
Мятежник, которого все называли доктором Дэвидом Стюартом, удивленно покосился на нее, но Рианнон некогда было обращать на это внимания. Рана оказалась опасной. Такие конусовидные пули летят всегда с относительно небольшой скоростью, а попадая в тело человека, безжалостно рвут все ткани на своем пути и дробят кости. Если бы пуля прошла навылет, Джером мог бы смело считать, что ему крупно повезло. Но нет, она застряла у него под ключицей, подпирая налившийся от напряжения крупный кровеносный сосуд.
— Сами видите… — задумчиво проговорил Дэвид. — Если бы я попытался ее вынуть, Джером скорее всего умер бы от потери крови.
— Отнимите у него руку, но сохраните ему жизнь! Заклинаю вас! Если другого выхода нет, режьте ему руку! Он не должен умереть! — жалобно всхлипнула Тиа.
— Даже в этом случае он, возможно, умрет от большой кровопотери, — сурово сказал Джулиан, не глядя на сестру.
Рианнон была с ним согласна. Пуля засела в таком месте, что при ампутации пришлось бы отрезать бедняге и часть плеча. Такая опасная операция все же не давала никаких гарантий. Хоть ее никто не просил, она зашла Джерому за голову и взглянула на рану под другим углом. Судовой врач сделал все, что мог, — не позволил ране нагноиться и не допустил в нее инфекции. Но все это были только цветочки…
Тем временем Джером вновь пришел в себя и увидел лицо Рианнон.
— Вы сможете спасти мне руку, я знаю… — прошептал он.
Она ласково провела ладонью по его волосам.
— Операцию будет делать Джулиан. В любом случае жизнь важнее руки. Не забывайте об этом. Зачем вам рука, если можно остаться без всего остального?
Джером нашел глазами брата.
— Джулиан, ты сможешь. Только не режь руку.
Она мне еще пригодится. Я хочу и дальше плавать.
Доверься красавице янки. Доверься ее чутью, оно у нее есть. — Он вновь перевел взгляд на Рианнон. — Вы ведь не угробите меня, мэм?
Рианнон долго молчала. Она вдруг поймала себя на мысли, что смерть этого контрабандиста очень выгодна северянам, но тут увидела, что все напряженно смотрят на нее, и прикусила губу.
— Рианнон… — позвал ее Джулиан.
— Да? — вежливо спросила она.
— Что скажете насчет вот этого?
— Не понимаю…
— Посмотрите сюда. Видите? Я не могу наложить лигатуру в этом месте. У меня ни черта не выйдет, только разорвем сосуд. Вы можете придержать его пальцами?
На мгновение ей стало страшно, но лишь на мгновение. Она поняла, что в эти минуты Джулиан действительно доверился ей полностью. Овладев собой, она спокойно сказала:
— Если вы двое… — она кивнула судовому врачу и санитару, — беретесь удержать его на столе, то я, пожалуй, попробую уберечь этот сосуд от разрыва, пока Джулиан будет доставать пулю.
Она знала, что если не справится или если Джулиан допустит малейшее неосторожное движение, Джером умрет от обильного кровотечения, которое они не смогут остановить. Но риск был оправдан. И в любом случае пулю следовало вынуть. Рианнон видела, что еще немного, и она забьет артерию, а тогда мятежнику точно придет конец.
Тиа жалобно ойкнула в сторонке. Для Джулиана этот непроизвольный возглас послужил сигналом к действию.
— Бинт, — приказал он. — Тиа, быстро!
Та повиновалась.
— Хорошо… — Он обвел напряженным взглядом Дэвида и санитара-ополченца, а затем опустил глаза на двоюродного брата. — Джером?
— Что, братишка?
— Хорошо, что ты в сознании и можешь меня слышать. Сейчас я полезу за твоей пулей. Тебе будет больно. Адски. Я могу предложить тебе только эфир. Сейчас на лицо ляжет мокрая повязка. Не психуй, а дыши глубоко и ровно. Ты меня понял?
— Не надо эфира… — слабым голосом отозвался Джером. — Прибереги его для слабонервных, хватит моего виски… Давай шевелись, надоело мне тут валяться!
Тиа возилась с бинтами, стоя спиной к операционному столу. Рианнон взяла в руки скальпель. Он понадобится Джулиану в первую очередь. А затем придет черед щипцов, которыми надо очень осторожно зацепить и вытащить пулю. Рианнон передала Джулиану скальпель. Тот молча взял его.
— Тиа, иди сюда. Дэвид, Малькольм, держите его. Если он дернется, виноваты в этом будете вы. Рианнон, готова? Как только я открою путь к пуле, промокните кровь и сразу же передайте мне щипцы, понятно?
— Хорошо.
Рианнон вновь перехватила на себе взгляд Джерома. Его красивое загорелое лицо блестело от выступившей испарины. Но то был не страх, а всего лишь лихорадка. Лучше бы он вновь потерял сознание, но Джером упорно смотрел на нее не мигая. Он приготовился ко всему.
— Если что… передайте жене, что я по ней скучал.
Рианнон прикусила губу, чтобы не дать волю слезам.
— Хорошо… — прошептала она.
— Начали! — скомандовал Джулиан.
Рианнон запустила палец в рану. В это мгновение жизнь Джерома была в ее руках. В буквальном смысле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь в огне - Грэм Хизер



Ее романы интересные и правдоподобны.
Любовь в огне - Грэм ХизерЕлена
11.08.2011, 18.03





достойне пордовження попередніх романів
Любовь в огне - Грэм ХизерНадя
7.10.2012, 0.25





роман супер!!!!
Любовь в огне - Грэм Хизерnecto
10.06.2014, 18.59





Прекрасный роман!Просто супер!Очень интересная история любви.Читайте,не пожалеете!
Любовь в огне - Грэм ХизерНаталья 66
7.10.2014, 18.53





А мне как-то не очень.
Любовь в огне - Грэм ХизерКэт
28.10.2014, 15.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100