Читать онлайн Дама червей, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама червей - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама червей - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама червей - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Дама червей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Рина, однако же, заколебалась и, как это ни дико, главным образом потому, что Кил повысил на нее голос. Впрочем, и эти колебания были недолгими. Здравомыслие ей явно отказывало.
Она любила этого человека. Ради ее спасения он рискнул собственной жизнью. Не могла она бросить его в этот момент. И раздумывать о будущем, в страхе ожидать того, что произойдет в ближайшие дни, а может, и часы, тоже не могла. Она должна быть с ним. Вот и все. Должна быть с ним, и все, чему суждено случиться, случится с ними обоими. Рина поплыла к лодке.
Никогда мне ее больше не обнять, печально говорил себе меж тем Кил. В сердце у него словно заноза вонзилась. Никогда больше не испить сладкого нектара губ, никогда не опалиться любовным жаром, разгорающимся в этом гибком теле. Никогда не услышать ее шепота, не увидеть, как глаза вспыхивают волшебным зеленым огнем…
Хок, напомнил себе Кил. Ли Хок где-то здесь неподалеку. Его надо отыскать и втащить в лодку.
Ампула разбилась уже после того, как Хок свалился в воду, так что сам-то он скорее всего не успел подхватить заразы. Этот человек опасен. Его надо во что бы то ни стало остановить, пока он не наделал новых бед, а то и такой беды, после которой в мире ничего не останется.
Напрягая зрение, Кил вглядывался в воду и в конце концов уловил какое-то движение. Хок отплыл не так уж далеко.
— На помощь!
Крик прозвучал громко и четко, а затем повторился — но уже как сдавленное рыдание:
— Уэллен… помогите. На помощь! В меня кто-то вцепился… Все тело горит…
— Вы где, Хок? Ничего не видно.
— Я здесь… О Боже, как же больно… Медузы… Или кто-то… Щупальца… По всему телу…
Кил на мгновение заколебался, а потом поднял весла. Ну что ж, он подберет Ли Хока, и они вдвоем до самой смерти будут сидеть в этой посудине, а затем кто-нибудь появится и уничтожит очаг распространения страшной болезни.
— Хок?
— На помощь! На по… — Раздалось какое-то бульканье, и крик оборвался.
Над морем повисла тишина.
Кил сидел, застыв, с веслами в руках. Услышав, как кто-то окликает его, он резко выпрямился.
— Кил, ты здесь? — Чья-то рука судорожно схватилась за нос лодки.
— Рина!
Рина с трудом перевалилась через борт и тяжело рухнула на дно.
— О Боже! — с трудом выдохнул Кил, чувствуя, как в уголках глаз закипают слезы.
Рина попыталась подняться.
Поздно, слишком поздно. Ампула разбилась, и все ее мерзкое содержимое растеклось по лодке. Теперь Рина, как и он, обречена.
Кил низко наклонился и нежно заключил ее в объятия.
— Ри… Ри… ну почему ты меня не послушалась? Почему не вернулась на яхту? — Он осыпал ее лицо поцелуями, солеными от моря — и слез.
— Я люблю тебя, Кил, — прошептала Рина.
— О радость моя, и я люблю тебя.
Он долго не выпускал ее из рук, тесно прижимая к себе, слыша стук сердца, упиваясь красотой обреченной любви.
— Не надо бы тебе появляться здесь, — неловко сказал Кил. — Ну почему, почему ты не сделала, как я сказал?
— Ты бросился спасать меня, — прошептала Рина, тронутая, глубиной боли, прозвучавшей в его голосе. Он всегда любил ее, боролся за нее, был готов всего себя отдать.
— А ты решила пожертвовать собой, — прошептал он в отчаянии, прижимаясь щекой к ее затылку.
— Да что ты. Кил? Я просто должна была быть с тобой. Не могла оставить одного.
— Но…
— Все понятно, Кил. Ампула разбилась. И что же теперь с нами будет?
— Ну что тебе сказать, — пробормотал Кил. — Откуда мне знать, как действует эта мерзость. Наверное… наверное, мы заболеем.
— А потом?
Рина слегка отстранилась и посмотрела ему прямо в глаза.
Кил глубоко вздохнул и ничего не ответил. Рина потупилась:
— Рисковать нельзя, правда? Им придется либо взорвать, либо сжечь лодку.
— Рина…
— Обними меня покрепче, Кил. Пожалуйста.
Он порывисто прижал ее к себе.
— А ведь я хотела выйти за тебя, Кил, — прошептала Рина. — Конечно, если ты на самом деле…
— Ну как ты можешь сомневаться? — нежно отозвался он.
— И мы бы жили в Вашингтоне?
— Да, — прошептал он и слегка отстранился. Оба посмотрели на небо, по которому плыла полная луна. — В Вашингтоне или в Александрии. Мы бы подыскали себе дом в колониальном стиле. Старинный, в хорошем состоянии. Двух — или, может, трехэтажный. Обстановка скромная, но очень, очень элегантная. Большое крыльцо, вокруг пологие склоны, лужайки…
— И мансарда, в которой можно играть.
— Играть?
— Ну да, в ней бы играли наши дети, — тихо сказала Рина. — Мальчик и девочка. Или двое ребят. Но мне… мне бы хотелось родить еще одну девочку.
— О Рина, — простонал Кил, зарываясь лицом в ее мокрые волосы.
— Не надо, Кил. Ну пожалуйста, не надо. Мне ведь нужен только твой ребенок. А иначе — зачем? Ты появился… и ты дал мне силы… и ты снова научил меня любить.
Ему нечего было сказать. Он молча обнял Рину.
— Кил… — Ее прервал громкий всплеск и внезапно вспыхнувший сноп яркого света. Кил бережно отстранил Рину и вскочил на ноги. Лодка закачалась, и он бешено замахал руками.
— Назад! Назад! Ампула разбилась. Немедленно возвращайтесь…
— Кил! — Это был Доналд.
— Доналд, кретин ты этакий, не слышишь, что ли? Немедленно прочь отсюда! Ампула разбилась…
— Где Хок?
— Он мертв, но послушай…
— Это ты убил его?
— Не я — медузы, но какая разница? Стой, где стоишь! Не подходи, черт его знает, как быстро распространяется эта зараза.
— Да я далеко, — крикнул Доналд. — А теперь ты меня послушай. Трентон во всем разобрался. В той ампуле была вода. Всего лишь вода, обыкновенная вода.
— Вода! — выдохнула Рина из-за спины Кила.
— Точно, Ри, просто вода, — отозвался Доналд.
— Вода, Кил, вода! Выходит, все это был всего лишь блеф.
Кил повернулся, бережно обнял ее и посмотрел прямо в глаза.
— Не торопись радоваться, — сказал он и снова повернулся к Доналду: — Ладно, положим, в той ампуле была всего лишь вода. Но в этой-то… кто знает?..
— Это верно, — помолчав, мрачно отозвался Доналд.
— О Боже! — Рина закрыла лицо руками. Это жестоко. Только мелькнула надежда, как ее тут же отнимают.
Кил ласково погладил ее по спине и уже собрался было что-то сказать, но его опередил Доналд.
— Не плачьте, Ри! Ну пожалуйста, не надо. Все будет хорошо. Трентон знает, как действует эта штука. Если до утра не появится никаких симптомов, значит, бацилл никаких не было. И еще, он по-прежнему уверен, что из Центра ампулы вынести невозможно. Надо… надо просто подождать.
— До утра, — прошептала Рина.
Наступило напряженное молчание. Словно бы вплотную надвигалась буря, только непонятно, с какой стороны ветер подует сильнее. Доналд откашлялся. Странно, что так хорошо слышно, подумала Рина, ведь полное ощущение того, что он где-то далеко, там, за черными волнами.
— Под банками, в ящичках, вы найдете воду, небольшой запас еды и одеяла, — сказал Доналд. — И вот еще что… Трентон считает, что вам лучше бы ненамного отплыть и уж там бросить якорь. Это просто так, на всякий случай, — поспешно добавил он, — поскольку доктор совершенно уверен, что все будет хорошо.
— Спасибо, Дон, — спокойно ответил Кил. — А теперь двигай назад, а то как бы тебя к нам ветром не прибило.
— Иду, — все еще не трогаясь с места, отозвался Доналд. — Прямо не знаю, что и сказать, ребята. Я вас люблю. И буду за вас молиться. Все мы будем молиться.
— Хватит! Не нужно лишних слов. Надеюсь, завтра-вечером мы все отужинаем вместе.
— Я тоже, — хрипло сказал Доналд, — я тоже надеюсь на это.
Он наконец развернул лодку и погреб назад. Кил с Риной глядели ему вслед. Немного погодя Кил пересел на среднее сиденье и взялся за весла. Рина устроилась напротив. Расстояние между ними и яхтой постепенно увеличивалось.
Через какое-то время Кил остановился, не говоря ни слова, перебрался на нос и бросил якорь, бормоча нечто в том роде, что хотелось бы верить: за ночь их никуда не отнесет. Покончив с этим. Кил наклонился и извлек из-под сиденья одеяла, бутылки и что-то похожее на мясо в пластиковой обертке.
Собрав все это хозяйство, Кил разложил одеяло на дне лодки и принялся деловито накрывать «стол».
— Как насчет того, чтобы поужинать, миссис Коллинз? — Он с легкой улыбкой сделал приглашающий жест. — Не при свечах, правда, и букетов роз не предвидится, однако…
Изо всех сил стараясь не расплакаться, Рина с трудом улыбнулась в ответ:
— Зато у нас есть серебро луны и мерцание моря, конгрессмен. Чего же еще можно желать?
Кил накинул ей на плечи одеяло, притянул к себе и передал бутылку. Рина жадно глотнула и возвратила бутылку назад.
При лунном свете мужественные, прекрасные его черты выделялись со скульптурной четкостью. Что бы там ни ждало их впереди, за эту ночь она ему будет вечно благодарна.
— У нас будет все, — мрачно заявил он, разворачивая обертку.
Рина надкусила жесткую, безвкусную мясную плитку, поморщилась, но безропотно доела до конца.
— Все — это что — поинтересовалась она.
— Двое детей. Если оба окажутся мальчиками, попробуем еще, может, родится девочка. Дом в колониальном стиле. Большая немецкая овчарка. В крайнем случае — бельгийская. Пара котов. И птица. Мне всегда хотелось попугая.
— Да, хорошо бы, — мечтательно прошептала Рина и вдруг резко повернулась к нему.
— Кил, — жарко проговорила она, — давай займемся сегодня ночью любовью. Ну пожалуйста. Мне хочется верить… мне хочется забыться в волшебстве, мне хочется, чтобы небо снова кружилось над головой.
Кил пристально посмотрел на нее. Зеленые глаза ее расширились и засверкали. В них была любовь. Кил наклонился и мягко прижался к ее губам, ощущая кончиком языка соленый привкус — то ли от слез, то ли от морской воды.
Он яростно, неудержимо прижал ее к себе, и два сердца учащенно застучали в унисон. Поцелуи его становились все требовательнее, язык вступил в смертельную дуэль с ее языком. Все вокруг утопало в лунном свете. В их объятии не было никакого отчаяния — только любовь, только желание, только красота. Уж до утра-то они вдвоем продержатся.
Кил оторвался от нее и сказал с жалобной улыбкой:
— Из этого чертова скафандра красиво не выберешься. Ну да ладно, потерпи немного, сейчас что-нибудь придумаем.
Он неторопливо поднялся и начал, как кожуру с банана, стягивать с себя черное одеяние. И вот он сбросил его, и Рине предстал дочерна загорелый бог моря. На обнаженной груди перекатывались бугры мускул, кожа блестела в ярком лунном свете. Рина с улыбкой наблюдала, как он сбрасывает трусы и подбирается к ней. Ее фривольное предложение явно не застало его врасплох. Не спуская с Кила глаз, Рина бесстыдно протянула руку и прикоснулась к самому чувствительному месту.
— Наверное, со стороны все это выглядит развратом и низкой похотью, — заметила она, слегка задыхаясь.
— Даже если так, — негромко откликнулся он, обнимая ее и прижимаясь лицом к плечу, — не будем останавливаться…
Кил застонал, поднял Рину на ноги и с трудом — слишком тесно — опустился перед ней на колени. Почувствовав, как с нее стаскивают джинсы, как пальцы его лихорадочно расстегивают пуговицы на ветровке и рубахе, она задрожала.
Странное чувство охватывает, когда раздеваешься на виду. Освободившись от нейлоновой куртки и безрукавки, Рина почувствовала, как ее обнаженную кожу ласково овевает прохладный ветерок. Стоя под бархатным ночным небом, по которому плыла луна, слыша вокруг плеск волн, приобретших сейчас оттенок индиго, Рина и сама почувствовала себя чем-то вроде богини или, скажем, русалки.
Кил коснулся ее бедер и окинул Рину жадным взглядом. Уверенная в себе, горделивая, прекрасная, она словно растворялась в загадочной игре теней и в то же время купалась в серебряном тумане неба. Подсохшие волосы развевались на ветру. Грудь у нее была полная и округлая, ноги длинные и стройные, все тело дышало зрелой женственностью.
— Никогда, — страстно произнес Кил, прижимаясь губами к ее податливому животу, — никогда в жизни не видел я такой красоты.
Он поднял глаза, встретившись с ней взглядом. Она небрежно растрепала его волосы, и на губах у нее заиграла легкая улыбка.
— А вы опытный соблазнитель, конгрессмен, — заметила она. — Но позвольте вернуть комплимент. Как мужчина — вы само совершенство. — Голос у Рины осекся, и она прикусила губу. — Кил?
— Да, любовь моя?
— А как… как у тебя все получилось с Джоан? Я ведь знаю, что сначала ты пошел к ней. Ты… вы занимались любовью? Не бойся, я пойму…
— Никакой любовью мы не занимались, — улыбнулся Кил. — До этого дело не дошло.
— Но ведь тебе нужно было как-то добраться до ее одежды, разве нет?
— Да, — честно ответил он.
— Фигура у нее, конечно, замечательная, — жалобно улыбнулась Рина.
— Далеко не такая замечательная, как у тебя.
— Ты лжец, но именно за это я и люблю тебя.
— Ничего подобного, вовсе я не… — засмеялся Кил.
— Лжец, лжец, не пытайся отвертеться. Но это не имеет никакого значения. Я люблю тебя, Кил, и хочу тебя.
В голосе ее прозвучали слезы. Килу не хотелось, чтобы она плакала. Он крепко сжал ей бедро, провел по нему пальцами и скользнул в потаенное местечко, заставив Рину застонать и вздрогнуть от наслаждения.
— Нет, именно ты — замечательная, ты самая лучшая, — негромко проговорил он, притягивая ее к себе и покрывая все ее тело поцелуями. — И не смей со мной спорить.
А Рина и не думала спорить. Она задыхалась, с трудом удерживаясь на ногах. Волны экстаза набегали на нее одна за другой. У нее подогнулись колени и она тяжело упала ему на грудь.
— Кил… прошу тебя… довольно… довольно…
Он осторожно поднялся, обнял ее и потянул за собой. Отыскал ее губы и, как обезумевший, впился в них. Потом опустился на жесткое днище лодки и, раздвинув ей ноги, вошел в нее.
Отдавшись безумной, но и нежной страсти, они любили друг друга, озаряемые серебряным светом луны. Время остановилось. Стояла безмолвная ночь. Красота, одна лишь красота обволакивала их. Ночной ветерок нашептывал что-то бесконечно ласковое и нежное; лодка задумчиво покачивалась на легкой волне, никак не попадая в ритм их собственной бешеной пляске — пляске неутолимого желания.
В такие секунды до луны, кажется, можно рукой достать, до серебряного шара, плывущего над чудом, не знающим границ времени. Из горла у них вырывались крики, крики наслаждения, крики радости. Крики удовлетворенного желания. Крики любви.
А когда все кончилось, они, не чувствуя усталости, начали заново, бессвязно что-то шепча друг другу, говоря о красоте луны, о чуде ночи.
А в промежутках между любовными объятиями он лежал рядом, прижимал ее к себе, согревал жаром своего тела.
В конце концов Рина, утомленная, задремала. А Кил по-прежнему не выпускал ее из объятий. Сам он заснуть не мог. Не отрываясь, смотрел на луну. До утра, повторял он, переводя взгляд на восток. Что-то принесет рассвет — облегчение или ужас смерти?
Чувствовал себя Кил хорошо. Просто прекрасно. На болезнь и намека не было.
Наконец луна начала бледнеть. Далеко на востоке возникли первые розовые блики света. Кил принялся разминать руки. Они совершенно онемели. И в горле, со страхом заметил он, тоже вроде запершило.
О Боже, только не это, про себя взмолился Кил. Будь милосерден, о Господи, сделай так, чтобы все было хорошо. Позволь нам встретить утро.
Восток алел все сильнее и сильнее. Луна пока еще покачивалась на небе, но уже только далекой и бледной тенью. Поднималось солнце.
Устроившись кое-как между сиденьями и приникнув к его груди, Рина крепко спала.
Что это — умопомешательство или действительно болезнь? А может, все дело просто-напросто в том, что он целую ночь провел в таком неудобном положении — отсюда и немота во всех членах?
Стараясь не разбудить Рину, Кил потянулся к бутылке и сделал длинный-предлинный глоток. Боль в горле прошла. Жара не ощущалось, даже ничего похожего на температуру.
Кил бережно положил руку Рине на лоб. Прохладный — такой же прохладный, как и ветерок, что ласкал их ночью.
Кил прикрыл глаза.
Мы выкарабкались, все позади. Да, вроде полный порядок. О Боже Всемогущий, благословен будь в небесах, спасибо тебе, ты сделал это.
— Ну вот, нечто в подобном роде я и ожидал. Ни стыда ни совести!
Кил изумленно захлопал глазами. Неподалеку раздался смех. Прищурившись — солнце уже вовсю било в глаза — он попытался разглядеть, кто же это смеется.
Налегая на весла, к ним стремительно приближался Доналд.
— Идиот! — Кил поспешно попытался прикрыться и прикрыть Рину одеялом. — С ума сошел? Ведь даже не спросил, как я себя чувствую. А что, если сгораю от лихорадки?
— Ни от чего ты не сгораешь, все в полном ажуре. — Доналд подгреб к ним вплотную, и лодки слегка стукнулись бортами.
— А тебе-то откуда знать?
Доналд немного помолчал и посерьезнел.
— Откуда, откуда — от Трентона. Он сказал, что, если бы ты подхватил эту чертову инфекцию, тебя бы уже не было в живых. Мне не хотелось говорить это вчера вечером, потому что… потому что… а, что объяснять, и так все понятно!
Кил посмотрел на небо и засмеялся. Рядом зашевелилась и открыла зеленые глаза Рина. Он быстро и весело поцеловал ее в губы.
— Все позади! Все прошло, любовь моя!
Он потрепал ее по щеке и вскочил так стремительно, что лодка заходила ходуном.
При виде того, как Кил бросился в воду, Доналд довольно заулыбался.
— Ну не болван ли? — обратился он к Рине, ухмыляясь еще шире. — Купаться голышом в такую холодрыгу!
Рина, не отводя глаз, смотрела на Доналда. Растерянность постепенно сменилась чистой и радужной улыбкой.
— Доналд? — Голос ее едва заметно дрогнул.
— Все позади, Ри. Да ничего и не было. Нас просто водили за нос, а теперь игра окончена.
Рина зажмурилась. Итак, ей оставлена жизнь. И Килу оставлена жизнь. Нет, жизнь оставлена им обоим.
Вместе с утром пришло голубое небо, яркое солнце, спокойное море — и жизнь.
Она снова посмотрела на Доналда — радостно и все же недоверчиво. Потом оба они повернулись в сторону, где Кил без устали нырял и снова выныривал на поверхность, вздымая вокруг себя каскады воды, искрящейся на солнце.^
— Болван, говорите? — рассмеялась Рина. — В таком случае, мистер Флэгерти, вы нас обоих можете считать полоумными.
Не переставая смеяться и не обращая внимания на Доналда и покачивающуюся вдали яхту, Рина поднялась, сбросила с плеч одеяло и бросилась в воду. Она оказалась обжигающе холодной, Рину так и передернуло. Но сделалось отчего-то очень хорошо, и даже соленый привкус, и резь в глазах ощущать было приятно. Неожиданно Рина почувствовала нежное прикосновение: Кил обнял ее за плечи.
То ли смеясь, то ли плача, они перевернулись на спину.
— Да, Кил, все позади, — прошептала Рина. — Мы будем жить.
— Большую, долгую жизнь.
— И у нас будут два сына!
— И дочь!
— И дом в колониальном стиле!
— Про попугая не забудь!
— И про бельгийскую овчарку!
— Слушайте, а вам не кажется; что всем этим планированием можно заняться на борту яхты? — несколько остудил их пыл Доналд.
Не обращая на него ни малейшего внимания. Кил замолотил руками по воде и влепил Рине соленый поцелуй.
— Ладно, сдаюсь, — пробурчал Доналд. — Возвращаюсь назад. Отпразднуем победу над чумой, когда вы вернетесь. А пока вот вам сухая одежда. И особо не задерживайтесь, поживее. Впрочем, ты-то, Кил, можешь тут резвиться сколько угодно, но вот отсутствие Рины, боюсь, вызовет бунт на корабле.
С этими словами Доналд поднял было весла, но тут же вновь опустил их. Впрочем, и этого Кил с Риной, продолжавшие целоваться как безумные, почти не заметили.
— Капитан нынче обвенчает нас с Мэри, — сообщил Доналд. — Не хотите ли устроить двойное венчание? Думаю, проблем не будет.
Кил наконец оторвался от Рины. Неожиданно утратив поддержку, она окунулась в воду с головой. Не замечая сопротивления, Кил рассеянно вытащил ее за волосы.
— Венчание? Сегодня? А что, неплохая идея. Ты как, Рина? — Встретив ее возмущенный взгляд. Кил рассмеялся. — Так что, спрашиваю, скажешь?
— По-моему, тоже идея прекрасная. Но где это видано, чтобы женщине делали предложение, таская ее при этом за волосы!
Кил рассмеялся, обхватил Рину за талию и неторопливо поплыл к лодке. Блэкджек, неожиданно подумалось ей. Кил всегда набирает двадцать одно. Его туз побил даму червей, и дама червей охотно покорилась, фишки остались лежать на столе, и они сыграли против черных сил, не поддавшись на блеф.
Махнув на прощание Доналду, уже повернувшему в сторону яхты. Кил с Риной перекатились через борт. Кил — первым, потом с его помощью и она.
— Итак, мы победили, — негромко проговорила Рина.
— Угу. — Кил нежно посмотрел на нее загоревшимися глазами. — Без Ли Хока Красные Ястребы — ничто.
Это теперь дело прошлое. Да и мы можем оставить прошлое позади и взглянуть в будущее.
— У него не оказалось-таки в рукаве нужных карт, — пробормотала Рина. Она могла лишь радоваться тому, что этого человека больше нет на свете, но было отчего-то приятно, что об этом позаботилась сама природа.
— Он просто так и не понял, что флеш-рояль — непробиваемая комбинация, — улыбнулась Рина. Кил вопросительно посмотрел на нее.
— Ну да, — пояснила она. — Ты, я… Трентон, Пикар, Доналд. Получается флеш-рояль.
Кил расхохотался было, но тут же оборвал смех. — Ты действительно готова выйти за меня?
— Ну разумеется.
— И готова начать новую жизнь?
— На все сто процентов.
— О Господи, ну до чего же я люблю тебя! — Кил порывисто прижал ее к груди.
Испытывая невыразимую благодарность, Рина утонула в его объятиях. Слезы обжигали глаза, но она знала, что это в последний раз. Никогда ей не забыть Пола и детей — плод их любви. Ей всегда будет их не хватать, и она неизменно будет думать о том, что было бы с ними, какими бы они стали, как менялись от года к году, если бы судьба была к ним милостивее.
Но Кил перенес ее из тьмы на свет. Точно так же утреннее солнце, поднимаясь над горизонтом, возвещает приход нового дня.
— Пора возвращаться, — прошептала Рина. — Не хотелось бы опаздывать на собственную помолвку.
— Ну уж на нее-то мы не опоздаем! — Едва удержав равновесие. Кил еще раз поцеловал Рину.
Они принялись поспешно одеваться.
Солнце поднималось все выше и выше, поливая землю яркими лучами. Кил с Риной плыли навстречу яхте «Сифайр» — и поджидавшему их будущему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дама червей - Грэм Хизер



Очень недурно. До дрожи пробирали моменты, когда главный герой заставлял "вернуться к жизни" главную героиню и забыть прошлое.
Дама червей - Грэм ХизерГалина
29.07.2012, 14.03





Да, действительно недурно.
Дама червей - Грэм Хизерren
5.10.2014, 1.59





Потрясающий роман! Гг - образец силы и мужественности, но он так нежен со своей любимой! Гг-я сильная и отважная женщина, которая непременно заслуживает уважения! Супер! Очередной шедевр автора!
Дама червей - Грэм ХизерФатима
7.08.2015, 21.57





Хороший роман, но тягомотненький
Дама червей - Грэм Хизерзлой критик
27.08.2015, 1.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100