Читать онлайн Дама червей, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама червей - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама червей - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама червей - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Дама червей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Бубонная чума! Этого просто не может быть! Тривитт явно ошибается.
— Успокойся, Доналд. Послушаем, что скажет Пикар. Это его специальность, — спокойно сказал Кил.
Доналд изо всех сил стукнул кулаком по стене.
— И надо же, чтобы именно Мэри подхватила эту штуку! Ну почему? Как она могла так внезапно свалиться?
Кил от души сочувствовал другу. На его памяти Доналд никем еще так сильно не увлекался. Но дело не только в Мэри. Если диагноз подтвердится… Даже страшно подумать, ведь на борту столько людей. Тривитт говорит — чума, а насколько помнится из школьных уроков по истории и биологии, распространяется она со скоростью лесного пожара. Придется все сказать пассажирам, а там остается лишь надеяться, что удастся избежать паники. Разумеется, надо будет радировать в ближайший медицинский центр, но ведь ни одно правительство в мире не согласится принять судно, на котором свирепствует чума, так что им неделями придется болтаться в открытом море.
Сдерживая волнение, двое мужчин стояли в ожидании у входа в каюту Доналда. Последний время от времени срывался с места и начинал мерить шагами коридор. Кил застыл как истукан. В конце концов дверь открылась и на пороге появился доктор Пикар. Из-за его спины выглядывал Глен Тривитт.
— Ну, что там с Мэри? — едва сдерживаясь, спросил Доналд.
— Боюсь, джентльмены, — заговорил Пикар, — доктор Тривитт лучше меня разобрался в ситуации. В общем, похоже, что мы с вами действительно имеем случай бубонной чумы. Пока больная держится неплохо. Наверное, понадобятся кое-какие лекарства, кроме тех, что у меня есть, но вообще-то эта болезнь излечима.
— Да? — недоверчиво посмотрел на него Доналд. — О Боже! Мэри заразилась бубонной чумой!
— Не надо впадать в панику, мистер Флэгерти, — успокоительно заметил доктор Пикар. — В любом случае ситуация будет под контролем.
— Но чума? Бубонная чума? Каким образом?..
— Доналд. — Кил спокойно положил руку ему на плечо. — Надо бы найти место потише да потолковать. У тебя в каюте Мэри, у меня Рина, а на публике нам лучше не появляться.
— Вот именно, мсье, — энергично поддержал его доктор Пикар, — только не на публике, об этом надо позаботиться в первую очередь. По-моему, надо немедленно связаться с кем положено, ну а сами пока будем тщательнейшим образом отслеживать любые признаки распространения эпидемии.
Взяв наконец себя в руки, Доналд расправил плечи.
— Рядом с капитанским мостиком у меня есть небольшое рабочее помещение. Оно оборудовано радиоаппаратурой. Свяжемся с домом, а заодно и поговорим.
— Может, мне лучше остаться с больной? — предложил Глен.
— Спасибо, Глен. А как только сделаем все, что нужно, я сменю вас. — Доналд старался говорить спокойно, но ему это плохо удавалось.
— Мсье Флэгерти, — перебил его доктор Пикар, — речь идет о вирусном заболевании. Те, кто находится рядом…
— Я уже находился рядом.
— Да какая разница, кто где находился? — вступил в разговор Глен. — Подхватить бациллу может любой. Разумеется, Мэри следует изолировать, но более чем вероятно, что вирус уже распространился по судну. А теперь, джентльмены, прошу меня извинить, я займусь Мэри, а ситуацию вам объяснит доктор Пикар.
Вскоре Кил и Доналд уже сидели напротив доктора Пикара. На их угрюмых лицах по-прежнему были написаны растерянность и сомнение.
— По-видимому, вы знаете, господа, что бубонная чума, или, как ее еще называют, Черная Смерть, в средние века унесла в Европе почти четверть всего населения.
— Да, но я думал, что в средние века она и исчезла, — напряженно проговорил Кил.
— До конца, увы, так и не исчезла. — Доктор Пикар пожал узкими плечами. — Несколько вспышек было и в девятнадцатом веке, и даже в нашем столетии. Нью-Йорк… Сан-Франциско… Сиэттл — на самом рубеже веков. А в прошлом году возникла небольшая эпидемия в Аризоне. Но вообще-то в развитых странах, особенно в США, научились принимать эффективные профилактические меры. Английские ученые еще в 1907 году обнаружили, что носителем вируса являются крысы, собственно, даже не столько крысы, сколько блохи, обитающие у них в шерсти. — Пикар вновь выразительно пожал плечами. — Справитесь с крысами — справитесь с чумой. Гигиена, истребление крыс, карантин — все это позволяет нам жить более или менее спокойно.
— Я ни в коей мере не подвергаю сомнению вашу компетентность, доктор, — заговорил Кил, — но вы вполне уверены, что Мэри подцепила именно бубонную чуму?
— Вполне, конгрессмен Уэллен, — твердо ответил Пикар.
— Прощу прощения, доктор, просто в сложившихся обстоятельствах нужна полная ясность. Полагаю, нам стоит ненадолго прервать наш разговор и связаться с властями. Доналд, не возражаешь, если говорить буду я?
Доналд беспомощно махнул рукой:
— Валяй. Вон трубка, подними ее и скажи оператору, с кем тебя связать.
На мгновение задумавшись. Кил решил для начала позвонить в официальные инстанции. Учитывая состав пассажиров на «Сифайр», случившемуся наверняка придадут первостепенное значение.
Кил велел срочно соединить себя с Вашингтоном. Трубку взял вице-президент.
— Что, бубонная чума? Неужели такое возможно? А вы вполне уверены, что это не ошибка, конгрессмен?
— Увы, сэр. У нас тут на борту доктор Пикар, это известный французский специалист. Ну и, не сомневаюсь, вам известно, кто еще путешествует с нами.
— Да-да, конечно. — Несмотря на помехи, Кил почувствовал, что собеседник глубоко встревожен. — Хорошо, мистер Уэллен, я немедленно займусь этим, а вы уж там у себя проследите, чтобы все было спокойно. Сейчас свяжусь с Центром медицинского контроля, они вышлют вертолет. Невероятно. Бубонная чума…
— Скажите, сэр, — перебил его Кил, — а из портов, где мы швартовались, не поступало никаких сообщений об эпидемии?
— Насколько мне известно, конгрессмен, нет, да и из иных мест тоже.
— В таком случае… — Кил слегка запнулся. — Сэр, я понимаю, что охрана у нас поставлена должным образом, но, может, стоит все же еще раз тщательнейшим образом проверить список пассажиров?
— Но зачем, конгрессмен? Чума — это наказание Божье…
— Да я и сам не знаю, к чему. И все же, сэр, убедительно прошу вас сделать это.
— Одну минуту. На проводе доктор Гаттон из Центра медицинского контроля в Атланте. Он просит изолировать пассажиров друг от друга и сохранять спокойствие. У них есть нужная вакцина. Пока у вас только один случай?
— Насколько я знаю, да. Но сейчас три часа утра.
— У нас тоже три часа утра, Кил. — Было слышно, как вице-президент тяжело вздохнул. — Мне придется разбудить президента. У вас там на борту крупные дипломаты. О Боже, остается только надеяться, что мы вовремя захватили эту заразу. Попросите доктора Пикара взять трубку, с ним хочет поговорить Гаттон. Вертолет, по его словам, смогут поднять в воздух через два-три часа, а вы пока разведите пассажиров по каютам, только без паники, ладно?
— Да, сэр.
Кил поморщился и передал трубку Пикару. Судя по тому, что разговор пошел на французском, доктор Гаттон владел этим языком. Кил пристально посмотрел на Доналда. Тот сидел глубоко в кресле, прижав руку ко лбу.
— Но как, как это могло случиться? — растерянно повторял он.
— Дон, твоей вины в этом точно нет, — пожал плечами Кил. — Крысы…
Доналд вскочил на ноги и изо всех сил стукнул кулаком по ручке кресла.
— Да нет здесь никаких крыс! Яхта прошла тщательнейшую проверку, этим занимались лучшие специалисты. Она чиста, как младенец. Немыслимо!
— Доналд, «Сифайр» — старое судно, а ведь в трюмах даже самых современных лайнеров могут завестись крысы. С этим, боюсь, ничего не поделаешь.
— И все-таки что-то здесь не так. — Доналд метнул на Кила быстрый взгляд. — Откуда бы им здесь взяться, Кил, откуда? Мы заходили в Майами и Нассау. А я ведь слышал твой вопрос. Никаких сведений об эпидемии бубонной чумы нет.
— Так ведь и у нас нет эпидемии, Дон. Всего один случай.
— Первый. Но не последний. Потому болезнь чумой и называется, — устало бросил Доналд.
— Но ее лечат.
— Лечат. Да только каковы результаты?
Закончив разговор, Пикар положил трубку и повернулся к Доналду.
— Все в порядке, мсье. Кажется, на сей раз мы поймали эту заразу на ранней стадии. У Мэри проявились только самые первые признаки, а у доктора Гаттона есть превосходные антибиотики. Уверяю вас, мсье, этой юной даме ничто не грозит. И все же, джентльмены, позвольте мне навестить ее. Конгрессмен, вы возьмете на себя труд развести пассажиров и членов команды каждого по своим местам?
— Да, пора приниматься за дело. — Кил повернулся к Доналду: — У нас в каждой каюте есть телефон внутренней связи?
Доналд снова указал на телефон:
— Позвони, оператор все сделает. Но часть экипажа на палубе.
— Боюсь, там им и придется остаться. Смены не будет. Я иду к Мэри, — решительно заявил он.
Кил промолчал. Какое это в самом деле имеет значение? Доналд и без того уже провел с Мэри полночи. Именно ему она сказала, что вроде подхватила простуду. Именно Доналд заметил, что она вся пылает от жара и что гланды у нее набухли.
Гланды, или бубоны, и дали название чуме, как объяснил Тривитт. Чуме, уносящей огромное количество жизней…
Но на сей раз удалось захватить ее на очень ранней стадии. Направляясь вслед за Пикаром в каюту Доналда, Тривитт сказал, что, может быть, это всего лишь единичный случай и что все, даст Бог, будет хорошо. Но конечно, добавил он под конец, надо, чтобы каждый по возможности был изолирован.
Кил начал прикидывать, как это лучше сделать. Мэри — певица. Только вчера вечером она выступала, и одному лишь Богу известно, сколько народа ее слушало.
Да он и сам, возможно, тоже подцепил эту гадость — от Доналда. И вообще все в опасности. Как поверить, что в двадцатом веке можно стать жертвой средневековой болезни. Злая ирония судьбы. Слишком злая? Пикар протягивал ему трубку.
— Конгрессмен, надо что-нибудь сказать пассажирам. Пусть все остаются у себя, по крайней мере пока не появятся люди из Центра медицинского контроля. А там уж они скажут, что делать.
Кил на мгновение задержал трубку в руке, пытаясь сбросить напряжение, чтобы говорить как можно спокойнее. Он медленно покачал головой:
— Знаете, я придумал кое-что получше. Если в три часа утра разбудить людей телефонным звонком, наверняка поднимется паника. Может, это и слишком, но все равно мне кажется, что надо просто запереть всех у себя в каютах. Ты как, не против, Доналд?
Тот кивнул:
— Да, но что подумают люди, когда обнаружат, что их заперли?
— Вот тогда я и сделаю объявление. А пока нам нужны только несколько членов экипажа, чтобы не сбиться с курса. Надеюсь, помощь подоспеет прежде, чем большинство пассажиров проснется.
— Хорошо, — медленно выговорил Доналд. Пикар тоже кивнул в знак согласия.
— В таком случае мне нужен капитан, а потом я потолкую с матросами, — сказал Кил.
— Действуй. Будешь за главного. А я отправляюсь к Мэри. Доктор Пикар, вы со мной?
— Минуту, — вмешался Кил. — Доктор Пикар мне самому понадобится — на тот случай, если кто-нибудь еще заболеет. Как вы думаете, доктор Тривитт сможет поухаживать за Мэри?
— Разумеется, — уверенно сказал Пикар. — Диагноз он поставил безупречно и, уж конечно, сможет сбить жар и дать лекарства, которые у нас есть, пока не подвезут сульфадимезин и стрептомицин.
Кил поднялся вслед за Доналдом и посмотрел на Пикара:
— Вы пока посидите у телефона, доктор, а я поговорю с капитаном и матросами и провожу Доналда в каюту.
Капитану велели позвать дежурных членов экипажа, и Доналд остался вместе с Килом, ожидая их.
— И все же это невозможно, — заговорил он. — Если я не ошибаюсь, доктор Пикар сказал, что чуму разносят крысы, у которых завелись блохи. Блохи кусают людей и тем самым переносят заразу. Но я продолжаю утверждать, что на моем судне нет крыс. — Доналд поднял руку, не давая Килу перебить себя. — Но даже если они каким-нибудь образом появились во время одной из стоянок, то откуда вдруг взялись зараженные крысы? Ни в Майами, ни в Нассау чумы нет. Выходит, только у меня зараженные крысы? На судне, которое при реставрации отдраили до блеска? В это невозможно поверить!
Действительно невозможно, подумал Кил. Да, но откуда тогда взялась бубонная чума? Только от крыс, у которых завелись блохи. Других вариантов нет. Тогда почему у него те же сомнения, что и у Доналда? И откуда это неприятное чувство, что преследует его с самого начала плавания и от которого он бежит, словно зачумленный? Словно зачумленный? Какое странное сравнение! Еще более странное, чем попытка убедить Рину, что дверь в каюту нужно держать запертой. Как будто запертые двери могут остановить Черную Смерть средневековья…
А ну-ка возьми себя в руки, Уэллен, прикрикнул на себя Кил. Мы живем в двадцатом веке, и с такими бедами давно научились справляться.
— Ладно, Доналд, ступай к Мэри. Думаю, тебе будет спокойнее рядом с ней.
Доналд кивнул и быстро зашагал к своей каюте. Кил мельком подумал о Рине — наверное, все ногти уже ободрала о стены, бедняга. Но придется еще немного побыть в одиночестве. Кил пока не хотел приближаться к ней, сначала надо дождаться экспертов. Что это за болезнь, он не очень-то знал, однако же, проведя столько времени в обществе Доналда, который, в свою очередь, долго не расставался с Мэри, не хотел рисковать — а вдруг окажется переносчиком инфекции.
— Да, пусть лучше посидит взаперти, глядишь, все и обойдется, — грустно пробормотал он вслух. К тому же ему предстояло сделать слишком много, чтобы думать о ее переживаниях.
Кил стиснул зубы и поднял голову. Все небо было усыпано звездами, луна — светящийся диск. Дул легкий ветерок. Фантастическая ночь. Внезапно Кил угрожающе вскинул руку:
— Знаешь, Боже, лучше избавь ее от этой доли. Не дай ей умереть. Попробуй только! Ты и так уже заставил ее заплатить. — Кил протяжно вздохнул. Он ведь и сам взял дань с Рины, а с Богом в торговлю не вступают. Это Килу было известно.
— Ну умоляю, пожалуйста… не надо.
Только не Рина, только не с ней. Он этого не перенесет — точно так же, как она так и не смогла примириться с утратой мужа и детей.
— Знаешь, Боже, у нас есть шанс. Так дай нам возможность им воспользоваться. И помоги мне справиться с этим делом, — громко проговорил он.
Кил не мог не вспомнить тот день, когда его пригласили в Овальный кабинет, чтобы он помог избежать катастрофы. Тогда у него ничего не получилось. Люди погибли, превратились в звездную пыль.
Это не должно повториться. На сей раз ответственность только на нем. Ему дают еще одну возможность. На руках полная колода карт. На сей раз он знает все, что нужно. Он не промахнется, просто не имеет права себе этого позволить. Он не врач, лечить чуму не умеет. Но панику предотвратить может. И докопаться до сути происходящего тоже может.
Кил закрыл глаза и сжал кулаки. Молятся наедине с собой, а ему предстоит поговорить с экипажем, и он должен выглядеть спокойно и уверенно. Нельзя, чтобы кто-нибудь увидел, как он напуган. Напуган до колик в животе.
— Конгрессмен.
Подошел капитан. Вид у него был мрачный, но хладнокровный.
— Я собрал ночную смену, остальным велено оставаться у себя. Радиоинженер сделал все, как надо, но мне кажется, вам все же стоит сказать людям несколько слов, особенно имея в виду, что мы запираем каюты и вообще ведем себя так, словно объявлено военное положение. И еще. С вами хочет поговорить некий Боевик, старший, по его словам, офицер охраны на судне.
— Хорошо, — негромко откликнулся Кил. В кои-то веки секретная служба действительно может пригодиться. С ними легче контролировать ситуацию.
Кил глубоко вздохнул и пошел на нос, где его настороженно ожидали члены экипажа.
— Господа, у нас возникла проблема, и нам понадобятся ваши мужество и поддержка.


Заметив, что стрелка будильника на столике у изголовья кровати подползла к шести, Рина машинально потерла шею. Три. Четыре. Пять, теперь вот шесть — она отмечала все деления. Где же Кил? Что происходит?
Рина встала и принялась мерить шагами каюту. Удивительно еще, подумала она, что до дыр ковер не протерла. Это были самые долгие три часа в ее жизни. И если Кил не появится в ближайшее время, она просто голову о стенку расшибет.
Шторы! — внезапно озарило ее. Наконец-то наступил рассвет, и можно хотя бы посмотреть, что творится на палубе.
Рина вздрогнула, только сейчас осознав, насколько она напугана. После того страшного дня, когда разбился самолет, она думала, что не боится смерти, что готова к ней; оказывается, нет, во всяком случае, не сейчас. Ибо она полюбила Кила. Можно сколько угодно скрывать это от себя, отрицать, — полюбила. Нет, ей больше не хочется расставаться с жизнью. Наоборот, хочется жить, чтобы видеть его, прикасаться к нему, слышать его ласковый голос, наблюдать, как меняется выражение его лица…
Рина крепко зажмурилась, затем открыла глаза и, отдернув штору, сдвинула брови. Повсюду на палубе виднелись коробки, обернутые какой-то коричневой пленкой. Люди из экипажа поспешно выстраивали их в правильном порядке. Вдруг прямо перед ее глазами с неба спустилась веревка. Нет, не веревка. То была веревочная лестница. Моряки быстро закрепили ее. По лестнице спускался человек, подпоясанный страховочным ремнем.
В этот момент до Рины донеслось какое-то странное жужжание. Пригнувшись к нижней раме, чтобы было лучше видно, Рина обнаружила, что прямо над яхтой завис вертолет.
Моряки помогли человеку ступить на палубу. Он был одет в белое. Врач? Следом за ним спускался другой. Тоже в стерильно чистом халате.
Послышался чей-то громкий голос. Человек спрыгнул на палубу. Шум усилился — вертолет отлетев немного в сторону и описал круг над судном. На борту машины, крашенной в цвет хаки, Рина различила крупные черные буквы. ВВС США. Военно-воздушные силы. Военно-воздушные силы сбрасывают десант на борт «Сифайр». Едва не зацепившись за мачту, лестница снова упала где-то в районе носовой части судна. По ней спускался еще один человек, потом еще… За ними женщина. Все одеты в белое.
Увидев, как к ним подбегают Кил и этот маленький француз, доктор Пикар, Рина шумно вздохнула. На палубе горячо о чем-то заговорили. Из-за горизонта медленно выползало оранжевое солнце.
Потом лестницу подняли, и шум вертолета сделался тише. Он взмыл высоко в небо и улетел.
Кил вел людей в белом на нос. К капитанскому мостику, что ли? Нет… в небольшой кабинет Доналда.
Команда рассыпалась по своим рабочим местам. Судно тихо покачивалось, не продвигаясь вперед ни на метр. О Боже, что происходит?
Рина отошла от окна и нервно присела на край кровати. Как она еще на ногах держится? Ведь за последние двое суток всего три часа спала. Надо бы прилечь, попробовать заснуть, и тогда все тревоги рассеются. И пропадет непреодолимое желание заорать во все горло.
Да только ничего не выйдет, ни в жизнь ей не заснуть, хоть и действительно она смертельно устала. Рина вновь поднялась на ноги. На протяжении всей ночи ей не удавалось заставить себя усидеть на месте больше двух-трех минут. На туалетном столике Кил оставил пачку сигарет.
Потянувшись к ней, Рина недовольно отметила, что осталось всего несколько штук. А ведь чаще всего она целыми днями вообще не курит. Дрожащими пальцами она чиркнула спичкой и попыталась прикурить, но пламя угодило куда-то в середину сигареты. Рина раздраженно попыталась задуть его.
Она подпрыгнула почти на фут, когда дверь внезапно распахнулась и на пороге возник Кил, все еще в смокинге. Под глазами, глубоко запавшими и угрюмыми, залегли морщины. Губы были мрачно сжаты, квадратный подбородок пересекал светлый, особенно на фоне загара, шрам.
Рина задохнулась, хотела было кинуться к нему, остановилась, потом все же рванулась:
— Кил…
Схватив ее за руки, он немного отстранился, и Рина увидела у него за спиной одного из тех людей в белом.
— Рина, это доктор Трентон. У него к тебе несколько вопросов. — Руки Кил ей сжимал до боли, глаза метали стальные стрелы. — Ты должна с полной откровенностью ответить на все. Ясно?
От этого повелительного тона Рину охватила ярость, смешанная со страхом. Сам ничего не объясняет и обращается с ней, как с непослушным ребенком.
— Миссис Коллинз, — с улыбкой заговорил врач, — действительно, прошу вас тщательно обдумать мои вопросы и прямо ответить на них. Можно на это рассчитывать?
Это был мужчина лет пятидесяти с соломенного цвета волосами и светло-голубыми глазами. Его уверенные манеры внушали доверие.
— Я… ну да, разумеется.
— Вы не ощущаете жара, хотя бы легкого?
— Нет.
— Что-нибудь болит?
— Нет.
— Озноб?
— Нет, но…
— Гланды не опухли? Рези в глазах не чувствуете?
— Нет, но скажите наконец, к чему все эти вопросы? — нетерпеливо прервала его Рина.
Вместо ответа доктор приложил ей руку ко лбу. Рина отдернулась было с негодованием, но Кил цепко держал ее за руки.
— Ладно, все в норме, — успокоительно заметил доктор Трентон. — Лоб у нее холодный, как свежий огурец. А теперь, миссис Коллинз, если не возражаете, давайте посмотрим ваше горло…
— Одну минуту! Скажет мне кто-нибудь наконец, что все это означает?
Отступить Рине не удалось — Кил стоял позади нее как непреодолимая стена. Доктор привычно ощупал ей шею, заглянул в горло.
— Видите ли, миссис Коллинз, у нас есть подозрение, что на яхте появилась кое-какая инфекция. И мне просто надо понять, какие лекарства окажутся наиболее эффективными. — Он бодро улыбнулся. — А теперь, если можно, вашу руку.
— Кил…
Рина попыталась вырваться, но Кил удержал ее за рукав:
— Дай доктору руку.
— Кил!
— Безо всяких разговоров — повысил голос он. — У доктора Трентона много дел, не задерживай его.
— Да обождите же вы…
Но было уже поздно. Доктор Трентон покопался в чемоданчике и извлек шприц для подкожных впрыскиваний. Не обращая внимания на протесты Рины, он протер ей руку смоченной спиртом ваткой и повернул так, чтобы было удобно сделать укол в вену.
— Будет немного больно, миссис Коллинз, но это ненадолго.
Больно? Да в нее словно целый рой пчел впился. Но Рина даже пошевелиться не могла — Кил крепко держал ее за локоть.
— Вот и все. Спасибо, миссис Коллинз. — Доктор Трентон вновь одарил ее радужной улыбкой и повернулся к Килу. — Конгрессмен, у вас есть немного времени, пока мои коллеги не закончат все приготовления. А потом вы нам понадобитесь.
— Всегда к вашим услугам, — мрачно кивнул Кил. Доктор по-прежнему улыбался:
— Перед тем как мы начнем работу, надо сделать объявление по внутренней связи, а то ваши ранние пташки, глядишь, слишком разволнуются. Никто лучше вас этого не сделает. Миссис Коллинз, рад был познакомиться.
У Рины даже не хватило сил ответить. Она просто, не сводя глаз, смотрела, как он плотно прикрывает за собой дверь. Рина круто повернулась к Килу:
— Если ты сию минуту не скажешь мне, в чем дело, глаза выцарапаю. И не думай, будто я шучу — сил хватит!
Кил устало посмотрел на нее, на секунду прикрыл глаза и со вздохом уселся на кровать:
— Мэри слегла с признаками бубонной чумы. Доктор Трентон — сотрудник Центра медицинского контроля в Атланте. После пяти утра обнаружилось еще три подобных случая.
— Что? — с трудом выдохнула Рина.
— Бубонная чума, — выдавил из себя жалкую улыбку Кил.
— Но это же невозможно.
— Боюсь, как раз вполне возможно.
— Но…
Кил потер висок.
— Это возможно, потому что так оно и есть. Правда, дела обстоят не так скверно, как может показаться. Благодаря доктору Тривитту, болезнь обнаружилась на самой ранней стадии. Нам удалось сразу же вызвать специалистов, поэтому можно надеяться, что те, кто подхватил эту проклятую заразу, выкарабкаются. Ну, лекарства сейчас научились делать первоклассные. Тебе, кстати, только что ввели самую новейшую сыворотку. Так что волноваться не о чем. Но врачам надо смотреть в оба, потому что, если у кого-нибудь из пассажиров обнаружится озноб или другие симптомы, речь пойдет уже не о профилактике, а о лечении.
Рина застыла как истукан, не в силах ни пошевелиться, ни слова вымолвить.
Чума. На судне эпидемия чумы. Той самой чумы, что унесла много столетий назад четверть населения европейских стран. Черная Смерть.
Рина зачем-то подошла к окну и отдернула штору. Солнце уже светило вовсю, разрывая лучами предрассветный туман. На палубе все было тихо. Только один из прибывших врачей деловито раскладывал коробки с медикаментами. Да еще Рина заметила матроса — он шел вдоль борта и в руках у него была такая же коробка. А сколько коробок, должно быть, упало в воду, мельком подумала Рина. Матросы держатся спокойно. Доктор тоже, но ведь скоро все начнут просыпаться. И тогда такое начнется…
А впрочем, почему? Врачи облачены в свои стерильно чистые халаты, уже это одно производит впечатление. Они сделают нужные инъекции, и все будет в порядке. Разве что на борту уже есть больные, и сомнительно, что в мире найдется хоть одно правительство, которое даст разрешение чумному кораблю зайти в свои порты.
— О Боже, — прошептала Рина, вновь поворачиваясь к Килу. — Мэри… Как там она? Действительно поправится?
— Врачи говорят, да.
— А Доналд? Ведь они были вместе.
— У Доналда нет никаких симптомов. Ему тоже ввели сыворотку.
— А… — От страха Рина оборвала себя на полуслове.
Кил с улыбкой посмотрел на нее, и даже на какой-то момент к усталому и бледному его лицу прилила кровь.
— Насчет меня хотела спросить? — мягко проговорил он.
— Да, — чуть слышно прошептала Рина.
— Мне тоже сделали укол.
— А?.. А он?..
— Стопроцентно эффективен? Нет. Но за девяносто семь или около того ручаются. Так что на этот счет особо волноваться не надо. Думаю, если бы лекарство не было таким надежным, вряд ли наши спасатели в белых халатах так бодро расхаживали по судну. Проблема состоит в том, чтобы предотвратить распространение эпидемии, вот почему я сказал, что забот врачам хватает. Они считают, что как минимум четыре недели нам надо оставаться в море, а потом нас потихоньку пересадят на другое судно. А нашу яхту тем временем подвергнут полной обработке, Трентон привез с собой какие-то специальные мыла и шампуни, которые уничтожают блох и вшей.
— Блох и вшей?
— Чумную бациллу разносят крысы. Крысы, у которых завелись блохи. Блохи попадают на поверхность человеческого тела, вот тебе и вирус.
— Понятно, — прошептала Рина.
Кил поднялся и резко провел рукой по волосам.
— Пора идти. Надо сделать объявление. А там… такое начнется. Я имею в виду, все линии связи будут забиты. Дипломаты и другие важные шишки начнут дозваниваться до своих стран.
У Кила потемнели глаза. Он весь ушел в свои мысли, Рина буквально слышала, как четко и методично заработал его мозг.
Здесь его уже не было. Он вновь готов принимать решения и действовать. Сейчас он уйдет, займется важными и неотложными делами, а ей останется лишь смотреть в окно да умирать со страха.
Интересно, а в тот страшный день, когда разбился «Боинг», он так же себя вел? Так же решительно, так же уверенно? И был так же собран? И глаза такие же — потемневшие, прищуренные?
— Пожалуй, мне лучше вернуться к себе в каюту… — начала Рина.
— Ни в коем случае! — Голос прозвучал, как удар хлыста. С едва сдерживаемой яростью Кил подскочил к ней и схватил за плечи. — Ты останешься здесь, это самое безопасное место. Так хоть о тебе волноваться не придется, мне только этого сейчас не хватает.
— В безопасности? — вскинулась Рина. — Мне ввели сыворотку, вот тебе и вся безопасность, разве не так?
— Слушай, не надо затевать спор. У меня просто нет времени в чем-то тебя убеждать. Короче, ты останешься здесь.
— Но…
— Ну можешь ты хоть раз, просто для разнообразия, помолчать? Набрасываться я на тебя не собираюсь, — с раздражением добавил Кил. — Я и сейчас чертовски устал, а уж вернусь, наверное, вообще без ног.
— Позвольте мне действовать по собственному усмотрению, конгрессмен! — вспыхнула Рина. Очень не хотелось признаваться, что, несмотря на все его уверения, ей страшно. Страшно за Мэри, за Доналда, да и за себя тоже. И за него. И все равно лучше хоть что-то делать, чем весь день сидеть в ожидании! — Представьте себе, что вы не единственный здесь, кому есть чем заняться. Между прочим, я работаю на этом судне, так что могу оказаться полезной.
— Завтра — возможно. Но не сегодня! — отрубил Кил.
— Но пойми же ты, я не могу просто сидеть сложа руки. Хоть что-то…
— Прими душ. Вздремни. Почитай книгу.
— Мне не во что переодеться.
— Бери любую из моих рубашек. И не нервничай. — В голосе его вдруг послышались слегка насмешливые нотки. — Тебе ведь сказано: я сейчас не в настроении. Можешь хоть нагишом разгуливать по каюте — даже внимания не обращу.
Кил выпустил ее и направился к выходу.
— Кил… — Впрочем, вряд ли он ее услышал. Хлопнула дверь, в замке повернулся ключ. Ясно, он ей не верит.
Рина дрожала, дрожала с головы до ног. Рухнув на кровать, она вдруг почувствовала, что кожу в месте укола все еще жжет. Бубонная чума… Кил сказал, что волноваться не о чем. Сыворотки в избытке. Все будет хорошо. Но Мэри… бедная Мэри. Она и вправду поправится? Все так страшно. Люди в белых халатах, которых доставляют на вертолете. Карантин…
И Кил. Он так измучен. Выдержит ли?
Рина стиснула зубы.
Но как же, как могли бациллы чумы оказаться на борту этой яхты? Доналд такой чистюля, так следит за всем. Все пассажиры, когда поднимались на борт, были здоровы, да и сама бубонная чума уже сто лет как исчезла. А самое страшное даже не в том, что, оказывается, не исчезла, а в том, что свирепствует здесь, на судне.
Внезапно услышав голос Кила, Рина вскинулась и, ничего не понимая, огляделась вокруг, но тут же сообразила, что это заработала радиосвязь.
— Дамы и господа, с вами говорит член конгресса Соединенных Штатов Кил Уэллен. Вы засыпали нас вопросами и, думаю, самое время успокоить вас: ситуация находится под контролем. Но возникла одна проблема. Те из вас, кто проснулся рано, наверное, уже обнаружили, что заперты у себя в каютах. Дело в том, что у нас тут завелись кое-какие насекомые. На борту уже находятся специалисты американского Центра медицинского контроля. Сейчас они пойдут по каютам. Прошу вас сохранять спокойствие и не мешать врачам делать свое дело. Наше путешествие несколько затягивается, но скоро все будет в норме. Гостиная «Манхэттен» на время превращена в приемный покой, так что обращаюсь к тем, кто, не дай Бог, неважно себя почувствует: немедленно поставьте в известность врачей, и вам будет оказана помощь. А тем, кто еще только просыпается, сейчас начнут разносить кофе и завтрак.
Голос Кила звучал спокойно, уверенно, размеренно. Ничего не скажешь, вынуждена была признать Рина, в критических ситуациях он ведет себя безупречно. Просто безупречно. Наверное, и в тот день, в Вашингтоне, действовал ничуть не хуже.
Рина почувствовала укол раскаяния: как же она могла винить в чем-то этого славного человека? Где-то что-то не сработало, но Кил тут ни при чем. В глубине души она понимала, что он-то винить в происшедшем никого не будет, а может, никто и не виноват. Все делали, что могли, и тем не менее ничего не получилось. Что ж, бывает и такое.
Но на сей раз Кил выйдет из положения с честью. Иначе просто быть не может. В конце концов он скажет, что это за «насекомые». И к тому времени все воспримут это спокойно — если только никто не умрет.
О Боже! Рина была так напугана, ей так хотелось, чтобы Кил поскорее вернулся, чтобы он ее, а не все население яхты, успокоил, чтобы обнял… чтобы любил…
На глазах у нее выступили слезы, и Рина изо всех сил закусила костяшки пальцев, вновь почувствовав, как внутри перекатываются черные волны. Даже и не вспомнишь, когда она в последний раз испытывала такой страх.
Кил не захотел отпустить ее, да она и сама не могла побороть желания просто приникнуть к его груди. Ну а если бы отпустил, тогда что?
Перед Риной раскрылся черный зев. И вроде бы ничего не оставалось, кроме как, повинуясь его зову, броситься в пучину отчаяния и страха.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дама червей - Грэм Хизер



Очень недурно. До дрожи пробирали моменты, когда главный герой заставлял "вернуться к жизни" главную героиню и забыть прошлое.
Дама червей - Грэм ХизерГалина
29.07.2012, 14.03





Да, действительно недурно.
Дама червей - Грэм Хизерren
5.10.2014, 1.59





Потрясающий роман! Гг - образец силы и мужественности, но он так нежен со своей любимой! Гг-я сильная и отважная женщина, которая непременно заслуживает уважения! Супер! Очередной шедевр автора!
Дама червей - Грэм ХизерФатима
7.08.2015, 21.57





Хороший роман, но тягомотненький
Дама червей - Грэм Хизерзлой критик
27.08.2015, 1.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100