Читать онлайн Бурный рай, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бурный рай - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бурный рай - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бурный рай - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Бурный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

В конце второго дня пребывания в лагере, наливая половником последнюю порцию в оловянную миску, Блэр заметила, что очереди к котлу с супом стали короче. Крестьяне потихоньку становились на ноги.
Блэр радовалась возвращению в лагерь, чувству приятной усталости и удовлетворения в конце долгого дня. Ей нравилось смотреть, как люди побеждают невзгоды, обретают утраченные силы и возрождаются к жизни, как возродилась из пепла птица феникс.
Бригада собиралась перебазироваться в другое место.
– Сеньора! Сеньора!
Блэр вытерла рукавом рубашки потный лоб и посмотрела вдаль, прищурившись от слепящих лучей закатного солнца. Мигелито, которого она не видела в очереди за супом, бежал к ней сломя голову, резво перебирая крепкими и смуглыми босыми ногами. Наконец он остановился перед ней, запыхавшийся, и Блэр улыбнулась мальчику:
– Мигелито! Como estas?
type="note" l:href="#n_13">[13]
– Muy bien, senora!
type="note" l:href="#n_14">[14]
– гордо сказал он, шаркая ногами и смущенно потупив глаза. Наконец он поднял голову, улыбнулся и протянул руку, в которой была зажата немного подвядшая фиолетовая орхидея. – С возвращением, сеньора, мы по вас скучали, mucho!
type="note" l:href="#n_15">[15]
Произнеся эти слова, он окончательно смутился и, быстро повернувшись, помчался обратно в поселок.
– Спасибо, Мигелито! Muchas gracias! – крикнула она ему вдогонку, нежно перебирая в пальцах лепестки увядающего цветка.
Жизнь иногда преподносила ей приятные сюрпризы, но они, к сожалению, не могли развеять одиночество, которое вопреки ее ожиданиям с каждым днем только усиливалось в ее душе.
– Блэр!
Она подняла глаза и увидела Кейт.
– Пойдем на ручей? – спросила девушка.
– Конечно, пойдем! Никакие силы на свете не помешают мне искупаться! – засмеялась Блэр.
Через несколько минут женщины уже шагали по лесной тропинке.
– Знаешь, – с чувством призналась Кейт, – я была так занята собой, что забыла рассказать, как сильно все за тебя волновались! Мы с доком были просто в панике, подняли страшный шум. А Брэд… – Она на мгновение замолчала, произнеся имя своего мужа. – Только он сумел всех успокоить. Представляешь: он сделал это, не сказав ничего конкретного! И как я сразу не догадалась, что тебя похитили ради твоей же безопасности? Эта история упоминалась всего в нескольких газетах, а учитывая твое имя… – Кейт смущенно замолчала и усмехнулась. – Вообще-то у меня были другие мысли.
– Да? – заинтересовалась Блэр.
Они подошли к ручью и начали сбрасывать с себя потную одежду. Совсем рядом шумел водопад. Вашингтон с цветущими вишнями и весенней прохладой уже казался далеким сном.
– И какие же у тебя были мысли?
– Я решила, что ты убежала с Крэгом.
– Кейт! – выдохнула Блэр. Лицо ее жарко вспыхнуло, а постоянная ноющая боль в сердце сделалась невыносимой. Она заставила себя успокоиться. – Я его почти не знала в то время.
Она замолчала, осознав всю нелепость своих слов: ведь Кейт была в курсе ее отношений с Крэгом. Блэр нагнулась, лицо ее скрыли волосы. Она делала вид, что возится с «молнией» на ботинке.
– Ты же понимаешь, Кейт, я бы никогда не сделала ничего подобного: просто исчезнуть без всякого объяснения – это не по мне. Как я могла бросить дока?
Кейт уже входила в воду.
– Вот-вот, именно так я и думала, – сказала она, вздыхая и блаженно закрывая глаза, когда прохладный поток окатил ее разгоряченное тело. – Ты очень ответственный человек. Просто я решила, что ты потеряла голову от любви. Я бы на твоем месте точно сошла с ума.
– Кейт! – воскликнула Блэр. – Что за речи для новобрачной? А как же Брэд, миссис Ширер? Вы забыли, что вышли замуж? – сухо добавила она.
Кейт приоткрыла один глаз, нисколько не задетая отповедью подруги.
– Да, я вышла замуж, но это еще не значит, что я ослепла. – Она вдруг вздохнула. – Я всем сердцем люблю Брэда и ужасно по нему скучаю! Но не пытайся меня убедить, что Крэг – заурядный мужчина.
«Мне это и в голову не могло прийти», – подумала Блэр с щемящей болью, а вслух проговорила:
– Он незаурядный мужчина.
– Надо же, – продолжала Кейт, наклоняя голову, чтобы намочить волосы, – ты с самого начала положила на него глаз! А ведь он опасный человек, шпион! – Она передернула плечами. – Хорошо хоть, что он на нашей стороне!
– Он не шпион, – возмутилась Блэр. Хотя какая разница, как его назвать? В любом случае всю оставшуюся жизнь она будет волноваться по поводу каждого инцидента с участием Соединенных Штатов. – Он дипломат, – объяснила она слабым голосом.
Кейт удивленно приподняла брови.
– Ты что, забыла, с кем говоришь? – спросила она и улыбнулась. – Хотя, наверное, он и впрямь очень дипломатичен! – Она лукаво усмехнулась. – Ну ты идешь наконец купаться? Можешь мне не верить, но я уже замерзла!
– Иду, – сказала Блэр, скинула ботинки, разделась и окунулась в воду. Вынырнув, она увидела, что Кейт в самом деле замерзла: мурашек на ее теле стало больше, чем веснушек. – Вылезай! – скомандовала Блэр, усмехаясь. – Я хочу немножко поплавать, а ты за это время превратишься в сосульку.
Синие губы Кейт мелко дрожали, но она упрямо покачала головой.
– Я не хочу оставлять тебя одну.
– Кейт, сейчас здесь спокойно! – заверила ее Блэр. – Уж ты мне поверь! – добавила она сухо. – Отец ни за что не разрешил бы мне вернуться в лагерь, если бы в его окрестностях было небезопасно.
– Ну ладно, – наконец согласилась Кейт. Она знала Эндрю Хантингтона и понимала, что Блэр права. – Я уйду, раз ты так настаиваешь.
Выбивая зубами дробь, Кейт вылезла из воды, закуталась в полотенце и торопливо оделась в чистое. Покачивая головой при мысли о том, как долго ее подруга может плавать в холодной воде, она весело крикнула:
– Я ушла. Пока!
Кейт исчезла за деревьями, и тут Блэр пожалела, что отпустила ее. Она не боялась остаться одна у ручья, но на нее тут же нахлынули воспоминания. В ушах стояли отголоски собственного смеха и звуки той ночи, когда она счастливо и бесстыдно любила под водопадом, так же беззаботно, как Ева Адама. Несмотря на холодную воду, тело ее пылало огнем, и она плыла, изо всех сил стремясь избавиться от этого огня. Наконец она села на камень под водопадом и подставила лицо тугим струям.
Но это не помогало. Казалось, берега этого ручья навеки сохранили в себе образ Крэга Тейлора.
И не только берега ручья. Его образ запечатлелся в ее сердце… и в теле, которое томилось воспоминаниями о неистовой страсти.
Между тем поблизости витал не только бестелесный образ Крэга Тейлора. Этот человек присутствовал здесь лично, и на этот раз без всяких угрызений совести тайно любовался своей красавицей, восхищаясь ее загорелой коей, упругой грудью и плавными изящными движениями, ее блестящая от воды фигурка казалась ему воплощением женского совершенства.
Крэг смотрел на нее с улыбкой, совершенно расслабленный. Он не пытался с ней заговорить, но и не отворачивался. Наконец она вышла из воды, божественно прекрасная в своей наготе и пьяняще чувственная в движениях, натятула штаны и рубашку цвета хаки и исчезла за деревьями. – Говоришь, применять любые средства, Хантингтон? – пробормотал он. – Ну что ж, именно это я и намерен сделать, старик.
Он отошел от ручья. Ему надо было кое-что приготовить, прежде чем начать осуществлять свой план.
В тот вечер у бригады помощи голодающим был праздничный ужин. За день до возвращения Блэр и Кейт накупили всяких консервированных деликатесов, а Хантингтон прислал им ящик отличного красного вина. Всем было известно, что Блэр исчезла из бригады ради собственной безопасности, но никто, кроме Кейт, не знал, что она, точно так же, как и они, пребывала в полном неведении относительно происходящего. Разговор неизбежно свернул на эту тему. Блэр старательно увиливала от прямых ответов и даже не упомянула о своем плавании на «Принцессе» по лесной реке.
– Знаешь, – признался доктор Харди, – все было не так уж плохо, потому что с нами остался Брэд. – Он ласково улыбнулся, увидев, как помрачнела Кейт. – Но не мог же он работать здесь вечно! – проговорил он, взъерошив девушке волосы.
Они сидели тесным дружеским кружком вокруг догорающего костра. Увидев, что Кейт улыбнулась, доктор снова взглянул на Блэр.
– Но Боже мой, как же нам не хватало тебя и Тейлора! Я надеялся, что ты привезешь с собой этого парня. Мне никогда не найти ему замены. – Доктор тяжко вздохнул. – Как я сказал, благодаря Брэду мы продержались какое-то время. Он нас успокаивал и помогал во всем. Но потом, когда уехал он, а за ним и Кейт, дела пошли плохо! – Доктор Харди презрительно фыркнул. – Нам прислали какого-то экзальтированного хлюпика. Он хотел изменить мир, не ударив палец о палец.
Блэр с Кейт рассмеялись.
– И куда же он подевался? – поинтересовалась Блэр.
– Уехал через два дня как миленький! Он не годился для такого труда. – Доктор кинул в костер веточку, ее треск смешался с одобрительным гулом голосов. – Да, – протянул доктор, кивая седеющей головой, – я рад, что ты вернулась, Блэр, и ты тоже, Кейт. Правда… – Он заговорщически подмигнул Блэр. – Кейт уезжала незаконно, но я ничего не имею против. Жаль только, что с нами нет Тейлора.
Блэр печально кивнула.
– Жаль, – согласилась она.
Вскоре все стали зевать и как по команде стали подниматься на затекшие ноги, смущенно поглядывая друг на друга.
– Вот это да! – проговорила Кейт. – Просто какое-то сборище сомнамбул: еще только девять часов, а мы уже еле волочим ноги!
– Держу пари, в Вашингтоне было не так! – поддразнила Долли.
– Не знаю, – грустно сказала Кейт, – я пробыла там совсем недолго. Только и успела, что выйти замуж да через три часа проводить мужа на самолет! – Она улыбнулась. – Хорошо хоть, что сейчас мне хочется спать!
Блэр и Долли сочувственно усмехнулись.
– А ты, милая? – спросила Долли у Блэр. – Небось развлекалась там допоздна?
– Э… конечно, – ответила Блэр, надеясь, что Долли не заметит ее натянутой улыбки.
Она вовсе не развлекалась, но так же, как и Кейт, не могла спокойно спать. Правда, в отличие от Кейт Блэр сомневалась, что здесь будет легче. Скорее всего ей придется еще долго мучиться бессонницей, пытаясь задвинуть воспоминания о Крэге в самый дальний, темный уголок своего сознания.
– Спокойной ночи! – бодро сказала она Долли и Кейт, помахав им рукой.
Женщины пошли каждая к своей палатке. Кейт тоже волнуется, думала Блэр, но Кейт – неисправимая оптимистка. Ее мечты о Брэде радужны. Это даже не мечты, а планы на будущее, которое обязательно настанет.
Блэр зажгла керосиновую лампу, надела белую ситцевую сорочку, забралась в постель и тщательно взбила подушку, убеждая себя, что она устала и заснет сразу, как только опустит голову.
Но она не заснула. Мысли ее тут же свернули на Крэга – если она вообще когда-то думала о чем-то другом. Она крепко стиснула зубы, ругая себя за глупость. Прошло столько времени, но каждый момент ее жизни был наполнен думами об этом человеке.
Миновало почти три месяца с тех пор, как она видела его последний раз, – с того дня, когда она уехала из его дома, твердо решив навсегда с ним расстаться. «Ну что, мадам психолог? – насмешливо спросила она себя. – Зачем ты изводишь себя вопреки всякому здравому смыслу? Ведь ты знаешь, что поступила правильно, правильно, правильно…»
Тогда почему ей было так больно, когда она узнала, что Крэг вернулся в Вашингтон и не позвонил? Она сказала ему «нет», и он принял ее отказ. А если бы он ей позвонил, то услышал бы очередное «нет». Она не могла поступить так, как Кейт, – стать его женой и каждый день провожать на опасное задание.
Тихо выругавшись, она выключила лампу и с громким стоном уткнулась лицом в подушку. Она надеялась, что джунгли помогут ей собраться, вернуться к прежней жизни, но здесь стало только хуже. Она чувствовала Крэга, купаясь в ручье, слышала отголоски его смеха, сидя возле оранжевого догорающего костра. Это нечестно, думала она с обидой, после целого дня безумных страданий она даже не может просто взять и выключить свой мозг, как лампу, чтобы найти временное успокоение во сне.
Блэр снова взбила подушку и повернулась на другой бок. «А может быть, – сказала она себе, – я все время думаю об этом, потому что в глубине души догадываюсь, что поступила неправильно?»
«Нет!» – резко оборвала она собственные мысли. Ей не забыть того жуткого страха, сковавшего все ее тело, когда позвонила Кейт, а она подумала, что это насчет Крэга. У нее остановилось сердце, перехватило дыхание, весь мир рухнул. Нет, Кейт может нести этот крест, потому что в ее жизни еще не было горя. К тому же у Брэда несколько иная должность, чем у Крэга. Со временем Брэда повысят, и он будет применять свои стратегические навыки, сидя в теплом кабинете за письменным столом.
«Но я все же буду встречаться с Крэгом, – наконец решилась Блэр, – хотя и не часто. Однако вряд ли я когда-нибудь смогу выйти за него замуж. Я не желаю знать, когда он уходит на свои задания и когда возвращается».
«Как глупо! – укорила она себя. – Никто из нас не станет терпеть такие отношения. Значит, не стоит и думать б этом? Боже, если я его так сильно люблю, то, наверное, могла бы научиться справляться со своим страхом. А впрочем, увижу ли я его еще когда-нибудь? Прошло три месяца, он даже не пытался мне позвонить. Возможно, он уже завел себе другую».
Блэр вдруг разозлилась. Она рассталась с ним, уехала к черту на рога, но до сих пор томится по нему, мечтает увидеть его хотя бы одним глазком. А он в это время наслаждается жизнью в объятиях другой женщины!
Эта мысль была невыносима. «Между нами все кончено, между нами все кончено!» – мысленно кричала она, потому что не хотела даже думать о том, что к нему прикасается другая женщина. «Между нами все кончено», – повторяла она многократно, как иные считают овец, пытаясь справиться с бессонницей.
Странно, но гнев притупил боль, и Блэр наконец заснула. Физическое утомление и акклиматизация взяли верх над душевной смутой.
Гнев был ее первым чувством, когда она пробудилась. Ей показалось, что она спала всего несколько секунд. «Интересно, кто меня потревожил? Мне с таким трудом удалось заснуть!» – сердито подумала Блэр. Открыв глаза, она вдруг услышала в палатке тихий шорох. Она уже собралась спросить, кто здесь, но рот ее накрыла чья-то твердая ладонь.
В панике она принялась отчаянно вырываться.
– Может, хватит дергаться? – прошипел мужской голос. – О Боже, как же много с тобой хлопот!
Блэр потрясенно застыла. Она узнала этот голос, узнала этот чудесный запах. Узнала силу этих рук.
Но это невозможно!
Внезапно те же руки легко подхватили ее с койки и вынесли из палатки. Не веря себе, Блэр подняла глаза и увидела в тусклом свете догорающего лагерного костра профиль мужчины, который быстро нес ее мимо других брезентовых палаток по направлению к ручью.
Возможно или невозможно, но чувства ее не обманули. Это Крэг! Не глядя на любимую, он целеустремленно шагал вперед размашистой уверенной походкой, с напряженным и решительным лицом.
Блэр опять начала вырываться, но безуспешно. Она причиняла ему столько же неудобств, сколько какая-нибудь докучливая муха. «Что он здесь делает? – в отчаянии спрашивала она себя. – Зачем приехал на этот раз?»
Несмотря на гнев и потрясение, она с радостью ощущала себя в его крепких объятиях, видела его решительное лицо. «Нет, черт возьми! – сказала она себе. – Между нами все кончено». Но как она могла требовать, чтобы он ее отпустил, если ей отчаянно хотелось прижаться к этому знакомому сильному телу?
Однако ее сумбурные мысли не имели никакого значения. Крэг легко нес ее на руках, продолжая зажимать рот своей большой ладонью.
Он остановился только возле ручья, да и то не отпустил ее, а усадил в траву, все еще держа в своих объятиях, правда, убрал руку со рта.
– Что ты делаешь, черт возьми? – спросила Блэр, хотя в глубине души ликовала.
– Глупый вопрос, принцесса. Я тебя похищаю.
– Почему? Что случилось? – резко спросила Блэр и яростно толкнула его в грудь. – Ты можешь меня отпустить? Чьи приказы ты выполняешь теперь?
– О, сколько вопросов сразу! – усмехнулся Крэг и крепче сжал ее в своих объятиях. Лунный свет, игравший на воде, отражался в его глазах. – Давай на минутку отвлечемся и вспомним недавнее прошлое. Вообще-то я имею полное право тебя похитить и предать суду за угон автомобиля. Но я не сделаю этого. Тебя могут посадить на несколько лет, а я человек нетерпеливый. Может быть, когда-то я и был терпеливым, но в последнее время терпение мое сильно истощилось. Не думай, впрочем, что тот угон сойдет тебе с рук. Нет, милочка, тебе придется за него ответить. Из-за тебя я стал посмешищем для всего нашего отдела. Сверхопытный агент не уследил за собственной машиной, которую увели прямо у него из-под носа! Ну да ладно, оставим на время эту тему, к ней мы еще вернемся. Давай по порядку. Почему я тебя похищаю? Потому что мне так хочется. Что случилось? Насколько я знаю, ничего. Кажется, дальше был вопрос: «Ты можешь меня отпустить?» Нет, не могу и ни за что не отпущу. Так, и что там последнее? Чьи приказы я выполняю? Свои собственные. Только свои собственные.
– Правда? Ох, Тейлор, как ты меня напугал! Сколько же надо иметь наглости…
– Да, мэм, я страшный наглец и уже говорил вам об этом.
«Наверное, я сошла с ума, – решила Блэр, – или у меня начались галлюцинации. Может быть, это тропическая лихорадка?» Она никак не могла поверить, что Крэг здесь. Ей хотелось раствориться в его тепле, не требуя больше никаких объяснений, как будто это и впрямь был всего лишь сон, невероятно чудесный и сладкий. Но она боялась потерять голову.
– Тогда что ты здесь делаешь? – язвительно спросила она. – Наверное, твое начальство что-то напутало. В этой точке планеты сейчас все спокойно. Здесь нет ни войн, ни дипломатических проблем, которые надо было бы решать.
– Ну нет, милая, я бы так не сказал. Ты самая неразрешимая дипломатическая проблема, с которой я столкнулся за всю свою долгую карьеру, – серьезно сказал Крэг, одной рукой сжав ее ладони, а другой нежно погладив по щеке. – Ты очень оскорбилась, что я похитил тебя по приказу, – мягко объяснил он, – и вот я решил похитить тебя по собственной инициативе. Клянусь, мне никто не давал никаких распоряжений. Но я буду очень хорошо о тебе заботиться. Твое благополучие – моя первоочередная задача.
– Ты сумасшедший, Тейлор, – прошипела Блэр.
– А ты всегда была невоздержанной на язык пленницей, – ласково укорил он, с улыбкой глядя ей в глаза, в то время как пальцы его продолжали касаться ее лица, на ощупь читая его тонкие черты. – Хотя, – хрипло добавил он, – наверное, ты и сама догадываешься о том, что теперь я твой пленник. Ты пленила меня навеки вот здесь, на этом самом месте.
– Тейлор, – устало проговорила Блэр, не смея поверить в то, что видела, слышала и чувствовала. В Вашингтоне он не потрудился даже снять телефонную трубку, чтобы ей позвонить, и вдруг заявился сюда. Ей очень хотелось крепче прильнуть к его теплой надежной груди, но она подавляла в себе этот безрассудный порыв. Сначала надо убедиться, что он реальный человек, а не иллюзия, вызванная страстным томлением. Если же он реальный, то необходимо как-то осмыслить весь этот вздор, который он тут наговорил. – Ты сумасшедший, – опять укорила она, разрываясь между желанием убежать от него подальше и потребностью удержать его.
– Я серьезно, Блэр, – сказал он с напускным раздражением. – Когда мы поженимся, ты должна прекратить обзывать меня разными обидными словами. К мужу надо относиться с уважением. Я не позволю тебе трезвонить на всех углах о моем безумии.
– Поженимся? – слабо спросила Блэр, только чтобы оттянуть время. Она видела кольцо с бриллиантом и знала, что он потребует все – или ничего. – Я не могу выйти за тебя замуж, Тейлор, – резко сказала она, – и ты это знаешь.
– Тебе придется это сделать, – возразил он. – В наше время в дипломатических кругах по-прежнему считается предосудительным… скажем так, жить в грехе. Представь, вдруг когда-нибудь нам нужно будет встретиться с королевой. Как я тебя представлю? Едва ли я смогу посмотреть этой милой даме в глаза и сказать: «Знакомьтесь, это Блэр, моя сожительница». Нет уж, лучше не попадать в такие ситуации. Гораздо проще пожениться. К тому же я тиран и деспот и никому тебя не отдам. А еще я немного романтик в душе. По-моему, это прекрасно, когда люди клянутся друг другу в верности. «Любить, почитать и беречь до тех пор, пока смерть нас не разлучит» – неплохо звучит, а?
– Крэг…
– Я еще никогда не встречал такого упрямого человека, как ты, принцесса. Ну зачем ты со мной споришь? Я же чувствую, как ты дрожишь. – Он приложил палец к ее губам, заранее пресекая любой возможный ответ, потом медленно провел по контуру губ, заставив их раскрыться.
– Крэг, – удрученно возразила девушка, – ты знаешь, что я люблю тебя, ты знаешь, что… – Она осеклась. Да, он знал, что она его хочет, но она не могла сказать об этом вслух. Между ними еще столько нерешенного! Она поставила ему условие, а он явился сюда в ночи, как лев, пришедший за добычей. – Но…
Крэг не был настроен выслушивать возражения.
– О Господи, Блэр, – хрипло проговорил он, – мы не виделись целых три месяца!
Блэр не успела ничего сказать. Он закрыл ей рот властным поцелуем, заставив ее вспомнить, что она так же сильно его хочет, как и он ее. Крэг стал настойчивым, только когда ее неподвижное оцепенение сменилось ответной страстью, а приглушенные возражения перешли в тихие блаженные стоны, и она отдалась во власть своим чувствам.
Она хотела вырваться из его объятий, прежде чем ее захлестнет безумная волна наслаждения. Но Блэр не могла пошевелиться. Ладно. Надо покориться своим желаниям, пусть на одну ночь. Она отчаянно его хотела и готова была все отдать за близость с ним. Поцелуй длился целую вечность. Ее пальцы безостановочно ласкали его густые волосы, волнами спадавшие на воротник, и плечи, вздрагивавшие от ее ласк. Он реальный. Это не сон. Сны не бывают такими восхитительными и захватывающими.
Но эта реальность невыносима, потому что все это скоро кончится. Она вырвалась из его объятий. Им надо прийти к какому-то соглашению.
– Крэг, – выдохнула она, понимая, что он отпустил ее вовсе не потому, что она так захотела. Просто им обоим надо было перевести дух. – Ты знаешь, что мы с тобой не можем пожениться.
– Мы с тобой поженимся, – заявил он.
Его строгий тон и решительный взгляд напомнили ей, какой он опасный человек. Исходившая от него сила не оставляла сомнений в том, что любой его приказ будет неукоснительно выполнен. Но она, Блэр, не была подчиненной Крэга Тейлора.
– Между нами все кончено! – раздраженно воскликнула она, преодолевая желание вновь припасть к груди Крэга и раствориться в его объятиях. Ей не хватало сил, чтобы его убедить. – Ты круглый идиот! Рэй случайно попал в переделку, а ты всегда сам ищешь опасности.
– Так-то ты в меня веришь! – холодно бросил Крэг. – Я никогда не питал склонности к самоубийству, миссис Тейл. Я хорошо обучен и, если мне дозволено самому про себя так сказать, очень умен.
Крэг рассердился. Ему так много надо было ей сказать, и, кроме того, он так сильно ее хотел. Они не виделись долгих три месяца, в течение которых он даже не стремился найти себе другую женщину. Все эти три месяца он мечтал вернуться к ней, обнять и любить, теряя голову от ее чувственной красоты.
– Крэг, – возразила она. Голос ее дрогнул, но решимость не иссякла. – Ты никогда не уезжаешь в обычные командировки. Это всегда секретные задания. Когда-нибудь что-нибудь сорвется, ты не сумеешь уладить вопрос дипломатическим путем и погибнешь.
Блэр вдруг замолчала, потому что он вдруг перестал сердиться и весело расхохотался. Его глаза светились ласковым удивлением. Он заранее знал исход их спора, но не мог устоять перед искушением еще немного помучить ее неизвестностью.
– Ну, и что на этот раз тебя рассмешило, Тейлор? – взвилась она. – Я уже однажды сказала тебе, что не собираюсь тебя смешить.
– А что я тебе на это ответил? – усмехнулся Крэг, не страшась ее гнева: он знал, как с ним совладать. – Наверняка что-то мудрое типа «Тогда не смеши меня». Люби меня, малышка. Сожги меня в горниле своей страсти, пылкая моя принцесса. – Он заговорил совсем тихо, став вдруг очень серьезным и решительным. Его руки судорожно шарили по белой ситцевой сорочке. Чувствуя под пальцами тепло ее упругой шелковистой груди, он возился с маленькими пуговками и яростно шептал: – О черт! Завтра же выброси эту дурацкую ночную рубашку, поняла?
– Тейлор! – Блэр слабо хваталась за свою сорочку, которая неумолимо соскальзывала с тела, несмотря на ее отчаянные попытки остаться одетой. – Пожалуйста, прекрати! Ты не должен этого делать! Ты даже не потрудился сообщить мне, что вернулся живым, и вдруг объявился, когда я только начала налаживать новую жизнь! – Его ладони массировали ее обнажившуюся грудь, от этих прикосновений розовые соски твердели. – Ты не должен этого делать, – повторила она, вцепившись в его рубашку.
– Не должен, но все-таки делаю, – протянул Крэг, хитро поведя бровями. Потом встретился с ней взглядом и одним быстрым движением сорвал сорочку. – Мне никто не приказывал, – заверил он девушку насмешливо-утешительным тоном, – я могу с полным правом сказать, что соблазнил свою жену исключительно по собственной инициативе! – Он слегка отстранил Блэр и проворно избавился от собственной одежды. Она смотрела на него, не в силах отвести глаз. При виде его великолепного мускулистого тела все ее существо затрепетало от пронзительного желания.
Она попыталась возмутиться, но голос ее дрожал и срывался:
– Нет, Тейлор, соблазнил – не очень удачное слово…
Но Крэг уже не слушал. Не успела она договорить, как он подхватил ее на руки и окунул в воду. Когда Блэр вынырнула, отплевываясь, он был рядом.
– Молчи! – приказал он и вновь притянул ее в свои объятия, вызвав в ней легкий вздох мгновенного удовольствия. – Боже мой! – выдавил он, уткнувшись в ложбинку на шее девушки. – Я собираюсь жениться на ворчунье. Ну да ладно, тут уж ничего не поделаешь.
– Это ты молчи! – закричала Блэр. – И послушай наконец меня. – Как же трудно сосредоточиться, когда его тепло проникает в каждую клетку… – Я не выйду замуж за шпиона.
– Совершенно верно, – добродушно согласился Крэг, покусывая ее ухо и невозмутимо спускаясь губами по шее к плечу.
– Ну хорошо, – сказала она, тяжело дыша и лихорадочно собирая быстро ускользающие доводы, – можешь называть себя, как тебе нравится. Я не выйду замуж за дипломата особого отдела!
– Совершенно верно, – повторил он. Его голос стал глубоким, а губы продолжали свой чувственный путь, распространяя влажный огонь по упругой округлой груди и дразняще смыкаясь на соске. – Боже мой, малышка, прошло столько времени… – И он припал к ее губам в новом поцелуе. Он так долго страдал от голода и уже предвкушал долгожданное пиршество.
– Прекрати! – выдохнула Блэр. – Нет, не прекращай… ты слишком хорош в этой дипломатии, – произнесла она с укоризной.
Крэг продолжал нежно покусывать и ласкать языком ее грудь, шею, плечи, руки. Он едва сознавал, что говорит, но слова его были все так же успокоительно тверды:
– Скажи, что любишь меня, Блэр. Скажи, что хочешь меня. Скажи, что всегда будешь моей.
Глаза девушки налились слезами. Это были слезы радости, желания и горестных предчувствий.
– Я люблю тебя, – проговорила она задыхаясь и выгнулась навстречу Крэгу. Почему не сказать очевидное? – И хочу тебя. Я всегда буду твоей, всегда буду ждать тебя. Я очень хочу тебя и согласна на любые твои условия.
Крэг вновь припал к ее губам, но без неистовой страсти. В этот поцелуй он вложил всю нежность, на какую только был способен. Он чувствовал, что сходит с ума от желания и от того удовольствия, которое вызвали в нем ее слова.
– Я очень хороший дипломат, милая. Мне надо быть хорошим дипломатом, потому что… а-а-а…
Все мысли вылетели у него из головы, когда ее ногти прочертили огненные дорожки по его спине, спускаясь к ягодицам.
– Что «потому что»? – спросила Блэр, внезапно потрясенная его словами.
– А? – рассеянно переспросил Крэг, лаская языком жилку, часто пульсирующую возле ее ключицы. – Боже мой, какая же ты вкусная!
– Крэг! – умоляюще простонала Блэр. – Что «потому что»? О чем ты только что говорил?
Он заставил себя поднять глаза, но не выпустил ее из своих объятий. Она сказала ему все, что могла. Теперь он знал, что любовь Блэр сильнее страха и что она готова принять его таким, какой он есть, – вернее, таким, каким она его считает. Хватит ее дразнить, пора раскрыться.
– Я рад, что ты свободно владеешь испанским языком, любовь моя. Потому что теперь я уже не шпион и не дипломат. Я новый американский посол в Мадриде. Больше ни каких авантюр, Блэр, никаких опасных заданий. Я больше никуда от тебя не уеду.
На мгновение она онемела. Потом губы ее задрожали.
– О, Крэг! Это правда?
– Правда, – заверил он с серьезной улыбкой.
И тут глаза ее сверкнули. Крэг прекрасно знал этот взгляд – воплощение знаменитого темперамента Хантингтона.
– Черт бы тебя побрал, Тейлор! – прошипела она. – Ты заставил меня так мучиться! Почему сразу не сказал мне об этом? Почему не позвонил в Вашингтоне…
– До твоего отъезда из Вашингтона я еще не знал этого! – возразил он. – Еще не все бумаги были подписаны, а после того как ты отказалась мне верить – ведь дело дошло даже до того, что ты угнала мою машину! – я решил не говорить тебе ни слова, пока не получу окончательного решения. И кроме того, мне хотелось услышать, как сильно ты меня любишь. Это потешило мое самолюбие. А теперь, принцесса… – Он вновь заключил ее в свои объятия. – Мы не виделись долгих три месяца. Неужели ты думаешь, что мы выдержим еще один серьезный разговор?
Гнев Блэр исчез: ее лицо медленно озарилось улыбкой. Она смотрела на него и думала, что все золото мира не может соперничать с невероятным сиянием этих глаз.
– Ты прекратил, – вдруг сказала она.
– Не понял, – пробормотал Крэг, – ты о чем?
Она прильнула к его груди.
– Ты прекратил, – повторила она, – а я точно помню, что несколько минут назад просила тебя не прекращать…
– А-а-а… – протянул Крэг и припал поцелуем к ее губам.
Он крепко сжал ее в своих объятиях, но Блэр нравилось ощущать его всем телом. Он прав: это была мучительно долгая разлука.
Крэг приподнял подбородок Блэр и ласково провел костяшками пальцев по ее бархатистой щеке. Девушка улыбнулась. Его большой палец, грубый, мозолистый и вместе с тем невероятно нежный, очень медленно прошелся по контуру ее губ и впадинке на шее.
Потом он зарылся пальцами в ее мокрые волосы, осыпая лихорадочными поцелуями ее лицо.
Со слезами на глазах Блэр прижалась губами к плечу Крэга. Она и не мечтала о том, что он будет принадлежать ей, что впереди у них действительно целая жизнь, что она сможет снова и снова упиваться его волнующими прикосновениями, наслаждаясь сладостными, чудесными моментами близости…
Он искал и находил на ее теле все новые чувствительные точки. Ослабев от головокружительного желания, Блэр почувствовала, что вот-вот скользнет под воду. Но Крэг ловко подхватил любимую на руки и вынес далеко на берег, под сень раскидистого дерева. Блэр отметила, что Крэг заранее подготовился к их разговору: на траве было расстелено одеяло, а возле дерева стояла спортивная сумка.
– Самоуверенный нахал, – прошептала она с улыбкой.
– Я привык тщательно готовиться к заданиям, мэм, – отозвался он.
Блэр готова была рассмеяться, но смех замер у нее в горле, превратившись в томный стон безудержного желания.
– Я люблю тебя, Блэр. – Лицо его потемнело от страсти.
Они оба так долго удерживали свое желание, так упорно мучили друг друга соблазнительными любовными прелюдиями, что момент соития оказался пронзительно сладким и приятным.
Потом они лежали, прижавшись друг к другу.
– Спасибо, – прошептала Блэр на ухо Крэгу, не зная, поймет ли он, что она имеет в виду.
Он поднял голову и ласково улыбнулся. Эта улыбка сказала ей, что он все понял.
– Не стоит благодарности, принцесса, – сказал он с легкой ухмылкой, – мы, исполнители чужих приказов, любим угождать.
Блэр фыркнула:
– Забудь мои слова.
– Вот и отлично, Блэр, – серьезно сказал Крэг. – Я не хотел бы, чтобы у тебя сложилось обо мне неверное представление. Мне всегда казалось, что я больше склонен отдавать приказы, чем выполнять их. Имей это в виду. Если ты думаешь, что имеешь дело с безропотным исполнителем, то неприятности тебе гарантированы. Порой я бываю жутко своевольным и властным.
Блэр усмехнулась и убрала с его лба потную прядь волос.
– Это мне давно известно! – протянула она с сарказмом.
Крэг поднял бровь.
– Смотри не нарывайся! – предупредил он. – Я еще не поквитался с тобой за угон машины. Черт возьми, Блэр, ты поставила меня в такое дурацкое положение! Слава Богу, парни из разведслужбы не узнали, что у меня пропала машина и что меня перехитрила женщина.
– Вот бы они над тобой посмеялись, бедняга! Как же ты это объяснил?
– Я ничего не объяснял, – сухо признался Крэг. – Сказал, будто одолжил свою машину другу, и так посмотрел на шофера, что тот просто не посмел усомниться в моих словах.
– Ясно, – проговорила Блэр. Уж она-то знала: он умеет так смотреть. Брови ее сошлись на переносице. – Крэг, я хочу, чтобы между нами не было никаких недомолвок. Ты абсолютно уверен в том, что делаешь? Если ты отказываешься от своей работы из-за меня, я боюсь, что тебе очень скоро наскучит твое новое дело, ты будешь злиться на меня, потом меня возненавидишь, а потом…
– Блэр… – Он закрыл ей рот быстрым поцелуем, сел и потянулся к своей дорожной сумке. – Раз уж у нас получается такой долгий разговор, мы могли бы промочить горло шампанским, специально захваченным ради такого случая. Правда, оно недостаточно охлажденное, – извинился он и, порывшись в сумке, извлек бутылку и два пластиковых стаканчика. Удивленная, Блэр с улыбкой смотрела, как он откупоривает бутылку. Наконец пробка с шумом вылетела из горлышка.
Крэг разлил по стаканчикам игристое вино. Девушка тихо хмыкнула. Да, это сильный и опасный человек, но в нем есть склонность к романтике. И ей это нравится.
– За нас! – Она чокнулась с ним шампанским и сделала глоток, глядя на него. – И все-таки, Крэг…
– Что касается твоего вопроса, – твердо сказал он, – можешь мне доверять. Если помнишь, однажды ты уже доверилась мне, а тогда ситуация была гораздо серьезней. Я точно знаю, чего хочу от жизни, и ты входишь в мои планы. Мне кажется, я полжизни ждал, когда ты придешь. Но теперь пора покончить с беспокойным существованием, остепениться, завести семью. Когда мы с тобой встретились, я начал мечтать о доме, о стабильности. Потом я испугался, что ты меня никогда не простишь, но все-таки верил, что ты меня любишь и все поймешь. Я запросил перевод сразу, как только вернулся. Просто на оформление ушло время. Вообще говоря… – он бросил смущенный взгляд на Блэр, – моя новая карьера зависит от тебя. Начальство боялось, что я слишком дерзок и недостаточно тонок для роли посла, но Меррил знал, что я хочу на тебе жениться, и убедил власти, что ты за мной присмотришь.
Блэр не смогла удержаться от смеха.
– Я? Замечательно! – Она вдруг сделалась серьезной. – Ох, Крэг, я пожалела о том, что порвала с тобой, почти сразу же, как сделала это! Без тебя я чувствовала себя почти мертвой. А потом эта свадьба… Да, ты знаешь, что Кейт и Брэд поженились?
Крэг кивнул:
– Слышал. Сработал «беспроволочный телеграф». Я рад за них, они оба такие милые люди. И благодарен им, если они помогли убедить тебя в том, что любовь сильнее страха. – Крэг сделал большой глоток шампанского. – Знаешь, – задумчиво проговорил он, и в глазах его вспыхнули искорки, – я в любом случае приехал бы к тебе, что бы ты ни делала и ни говорила, но… – Он улыбнулся. – Когда Лорна рассказала мне про твой звонок Меррилу, решимость моя окрепла. Просто я выжидал, когда у меня на руках будут все карты.
Блэр опустила глаза и покраснела. Как она сразу не догадалась, что Лорна расскажет Крэгу о ее звонке? Она не обижалась на Лорну, как не обижалась на нее в тот день, когда секретарша шефа заверила ее в любви Крэга, хотя тогда эти уверения казались Блэр совершенно напрасными.
– А еще я случайно столкнулся с твоим отцом, и мы немного поговорили, – сухо сообщил Крэг.
– Правда?
– Он спрашивал о моих намерениях.
– О Боже! – усмехнулась Блэр.
– Твой отец – не предмет для насмешек, милая дама, – укорил ее Крэг, – и должен сказать, что второе похищение – это в основном его идея, хотя он, наверное, об этом и не догадывается.
– Что? Папа велел тебе…
– Тебя соблазнить? Нет. Но он намекнул, что ты очень упряма и что я могу применить любые средства, чтобы сделать тебя своей законной женой. По-моему, ему не понравилось, когда однажды ты явилась домой в мужском плаще, надетом на голое тело.
Блэр улыбнулась и снова опустила глаза.
– Мой папа – просто золото, – тихо проговорила она, – он даже бровью не повел.
– Я так и предполагал. Ну… – Он налил в их бокалы еще шампанского. – Как думаешь, тебе понравится быть женой посла?
– Еще как понравится! – воскликнула Блэр. Она знала: чтобы быть счастливым, ему нужно что-то преодолевать. Сейчас он готов для новой борьбы и новой работы. – Мне понравится все, что нам предстоит, – пообещала она. – Я хочу работать вместе с тобой.
– Отлично. Вместе мы будем непобедимы.
Блэр опустила густые ресницы, пряча усмешку. Она была убеждена, что Крэг и один непобедим, но не стала ему этого говорить, чтобы не баловать.
– А сейчас, – сказал он, – давай скорей допивай шампанское.
– Зачем? – спросила Блэр. – Куда спешить?
– Ну хорошо. – Крэг добродушно улыбнулся, оставив ее вопрос без ответа. – Можешь не допивать шампанское. Я оболью тебя им и оценю его достоинства вместе с чудесным вкусом твоей кожи.
– Крэг! – Блэр крепко сжала бокал, изо всех сил стараясь сдержать смех. Что за нелепая картина: они уютно сидят в чем мать родила посреди джунглей и пьют шампанское. – Ты не ответил на мой вопрос!
– Нам надо немного поспать, – сказал он, – но мне пока не хочется спать. – Он многозначительно приподнял бровь. – У меня есть кое-какие идеи насчет того, как скоротать время… Поскольку утром мы поженимся, я хочу проводить тебя в твою палатку до прихода священника.
– Утром?! – Блэр вдруг вспомнила про бригаду помощи голодающим. – Ох, Крэг, мы не можем пожениться завтра. Я еще не отработала свой срок в бригаде.
– Моя милая миссис Морган Хантингтон Тейл, а скоро Тейлор! – Крэг притворно нахмурился. – Не забывайте, что вы имеете дело с государственным мужем. Я все учел. У меня сейчас отпуск. Мы поедем в Испанию не раньше января, так что у нас достаточно времени, чтобы вместе доработать ваш двухгодичный срок.
– Ты знаешь, любимый… – медленно сказала Блэр. В ее глубоких, как море, глазах светились любовь и восхищение. – Мне нравится твой государственный подход. Благодаря тебе не только я стану самой счастливой в мире женщиной, но и доктор Харди станет самым счастливым в мире мужчиной!
– Нет, – серьезно возразил Крэг, – самым счастливым мужчиной на свете стану я! – Он пожал плечами. – Твой отец будет недоволен, что свадьба состоится без него, но это ничего – он переживет. – Крэг замолчал, заметив, что Блэр не слушает его, а роется в спортивной сумке. – Что ты делаешь?
– Ищу еще одну бутылку! – засмеялась она. – Да, папа будет недоволен, но он переживет. – Она обняла Крэга, бросив на него томный взгляд. – Ты, кажется, собирался устроить здесь обливание шампанским?
Эта ночь была прекрасна и экзотична. Крэг навсегда останется для нее человеком из джунглей – гибким, сильным и проворным, как тигр; диким и величественным, как окружавшая их природа.
Он приподнял ее лицо.
– Что ж, принцесса, как говорит начальство, применим любые средства…
Взгляды их встретились, и она вновь растворилась в его золотых глазах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бурный рай - Грэм Хизер



слегка растянуто, а так роман интересный, не сравнить с прочей шушерой
Бурный рай - Грэм Хизерарина
8.07.2012, 10.00





Крутой мужик, от такого действителько коленки будут трестись. Рубашка в яйцах)))))отличный выход чтобы укротить строптивую)))))
Бурный рай - Грэм ХизерЛора
5.10.2012, 13.35





Мне роман понравился, но героиня местами бесила. Главный герой бомбезный 10 ставлю
Бурный рай - Грэм ХизерЕлена
30.12.2013, 16.50





Прекрасный роман!Обязательно читать!
Бурный рай - Грэм ХизерНаталья 66
8.10.2014, 18.48





Согласно с предыдушим комментарием, роман действительно растянут. Но это единственный его минус. Хороший роман. Читайте.
Бурный рай - Грэм ХизерНинель
16.10.2014, 22.09





Затянуто. ГГ будучи психологом, как-то не очень адекватно себя ведет... Средненький роман.
Бурный рай - Грэм ХизерЕлена
2.01.2015, 10.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100