Читать онлайн Крещение огнем, автора - Грэхем Линн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крещение огнем - Грэхем Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 249)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крещение огнем - Грэхем Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крещение огнем - Грэхем Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэхем Линн

Крещение огнем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Карен ворвалась, как торнадо.
— Рафаэль Алехандро твой муж, и я не понимаю, почему ты это скрываешь! — запыхавшись, выпалила она, но тут же спохватилась: — А где дети? — У себя в комнате.
— Вот и хорошо. — Воспользовавшись замешательством подруги, Карен оттеснила ее на кухню. — Меня озарило во время обеда. Джилли и Бен просто его копия.
— Я как раз собиралась тебе все рассказать, — неуверенно пробормотала Сара.
— Врешь ты все! — с упреком и раздражением бросила Карен. — Ты хочешь унести свои секреты с собой в могилу!
— Скрытность часто становится привычкой.
— А я-то думала, что ты вышла замуж за какого-то там официанта или что-то в том же духе! — кипела Карен. — И что я твоя лучшая подруга.
— Ты и есть моя лучшая подруга, — вздохнула Сара, съеживаясь под тяжестью чувства вины. — Просто я не понимаю, чего ты от меня хочешь…
— Как он в постели? Нет, забудь! Я совсем не то хотела спросить, поспешно поправилась Карен, заметив, как Сара мгновенно побледнела. — Извини. Просто я не могу об этом не думать, а так трудно удержаться, чтобы не спросить…
— Лучше не спрашивай. — Сара дрожащими руками поставила чайник на плиту. — Лучше устрой опрос общественного мнения.
— Ну перестань, — Карен помрачнела и уныло вздохнула. — В общем, все понятно, — добавила она с неожиданным смирением.
Сара вдруг вспомнила о страсти, которую вызывала в Рафаэле. Стоило ей просто взглянуть или дотронуться до него, как он тут же вскипал, что для Сары тогда было совсем непонятно. Между ними было много недопонимания, и виновата в этом была не только она. Рафаэль ошибался, принимая ее комплексы за стеснительность, а нежелание — за невинность. Ему нравилось думать так о ней. Женщины не давали Рафаэлю прохода еще с тех пор, как он был подростком. А тут вдруг объявилась такая, что, не желая размазывать помаду, холодно отвергает его самые горячие объятья. Это было настоящим вызовом его горячему темпераменту.
— Когда вы поженились? — неловко откашлялась Карен. — Да и вообще, была ли свадьба?
Сара не обижалась, понимая, что для такого вопроса у Карен были все основания.
— Мы поженились через три недели, после того как познакомились. В Париже.
— Через три недели? — недоверчиво воскликнула Карен. — Ты была с ним знакома всего три недели?
— Отцу вдруг пришло в голову нанести в Париж незапланированный визит и… тогда он все узнал про Рафаэля, — пояснила она, недоговаривая и бледнея. — Поэтому пришлось выбирать: либо выходить за Рафаэля, либо распрощаться с ним навсегда. Мы едва знали друг друга. Мы, наверное, просто немножко сошли с ума. Я даже яйца сварить не умела!
Она деланно рассмеялась.
— Это не самое главное, — сухо прокомментировала Карен.
В главном я тоже не блистала, с болью признала про себя Сара. Вслух она этого никогда не скажет, даже если ей будут загонять иголки под ногти. С напускной небрежностью она пожала плечами.
— Мне тогда было только восемнадцать, и все было против нас. Мои родители делали все, чтобы нас развести, да и денег у нас было немного… — Что? — перебила ее Карен. — Элиза говорила, что он из очень богатой семьи.
Сара подняла на нее удивленный взгляд.
— Не представляю, с чего она взяла.
Карен нахмурилась.
— Может, я что-то недопоняла. Извини, я прервала тебя.
— Да, собственно, больше и рассказывать-то нечего. В конце концов Рафаэлю это все надоело. К тому же он приобретал все большую известность как художник, — пробормотала она без выражения. — Он на это и поставил. Конец истории.
— Что же, очень подробный рассказ, Сара, — с иронией заметила Карен.
— Да как ты можешь? Ты прожила два года с потрясающим мужиком, о котором можно только мечтать и которого можно видеть в эротических снах, и ограничиваешься двумя-тремя ничего не значащими фразами, будто отписываешься от налога! Да уж, для Диснейленда ты не находка.
Сара устало прикрыла веки, едва не проболтавшись, что Рафаэль думал о ней почти так же.
В ту ночь она долго не могла уснуть, чувствуя, что находится в самом эпицентре зарождающегося шторма, и в такой ситуации ничего не предпринимать означало накликать на себя беду. С Рафаэлем всякая нерешительность была самоубийственна. Длительное ночное бдение, однако, не привело ее ни к каким утешительным выводам.
Рафаэль имел юридическое право встречаться с Джилли и Беном. Это неприятно, но факт. Надо действовать сообразно ситуации и так, как подобает взрослой двадцатипятилетней женщине. Обычно она спокойна и рассудительна в спорах и в состоянии выслушать обе точки зрения, даже если сама в него вовлечена. Куда же делись эти ее качества теперь, именно тогда, когда она в них всего больше нуждается? Почему обе ее попытки поговорить с Рафаэлем закончились так печально?
Нечего притворяться, тут все понятно. Сердце и душу не обманешь. Их отношения зашли так далеко, что забыть их будет нелегко. Даже гордость и здравый смысл временами бывают бессильны. Разве можно отказаться от любви по собственному желанию? Если бы это было так просто, то разбитых сердец в мире было бы намного меньше. С тех пор как они с Рафаэлем разошлись, ее жизнь круто изменилась. Неизменным оставалось лишь одно: хотя она и повзрослела, но по какой-то злой иронии судьбы в присутствии Рафаэля превращалась в не умеющего себя держать в руках подростка. Она избегала смотреть правде в глаза. В конце концов, время работает на нее — она надеялась, что с каждой новой встречей ненависть к нему будет расти и расти до тех пор, пока она от него полностью не освободится, признала она с некоторым отвращением к себе.
На следующий день Джилли и Бен были приглашены на именины. Саре надо было купить подарок и отвезти его упаковать. Поэтому на работе она появилась буквально за минуту до начала рабочего дня, чувствуя себя совершенно разбитой. Как обычно в начале лета, многие свалились с гриппом, и у нее было полно работы за машинкой, а ведь кроме этого ей еще надо встречать клиентов и отвечать на их вопросы. Сегодня пальцы не слушались ее, и она допустила массу элементарных ошибок. К концу дня она была выжата как лимон, и тут вдруг появился Рафаэль.
На нем был темно-серый с синим отливом костюм европейского покроя из дорогой ткани, подчеркивавший его широкие плечи и длинные стройные ноги. В его обычной ленивой походке сегодня было какое-то неизъяснимое очарование. Он вообще всегда был очень экзотичен, что впитал, видимо, с молоком матери. А сегодня к этому добавился еще и богатый европейский шарм изысканный, утонченный, неподражаемый. Две машинистки, проходя мимо него, едва не свернули себе шеи, не в силах отвести от него взгляд.
— Как ты узнал, где я работаю? — срывающимся от раздражения голосом спросила Сара, ненавидевшая подобные неожиданности.
— Твоя соседка очень словоохотлива, — бросил он небрежно, с холодным безразличием, не замечая ее горячности. — Насколько я понимаю, дети сегодня при деле, следовательно, ты можешь со мной пообедать.
Сара раскрыла рот:
— Пообедать?
Золотистые глаза под черными ресницами сузились и остановились на ее зардевшемся лице.
— Может, я одет не по случаю? Что ты Так на меня смотришь? — спросил он нетерпеливо. — Если у тебя другие дела, отложи их.
Ее так и подмывало соврать, что она очень занята, но прирожденная осторожность удержала ее. Рафаэль не любит возражений, сопротивляться просто глупо.
— Мне нужно несколько минут, — согласилась она, хотя и с мятежной ноткой в голосе.
Запершись в туалетной комнате, она сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться. Что ему нужно? Неужели он уже переговорил со своим адвокатом? Если так, то понятно, почему он, не пожелавший надеть галстук даже на свадьбу, явился теперь при полном параде. Взглянув на себя в зеркало, она даже поморщилась. Какая серость! Белая блузка с коротким рукавом и узкая зеленая юбка — ни дать ни взять униформа… Впрочем, так оно и есть. Руки сами потянулись к голове и распустили связанные в аккуратный узел светлые волосы. Золотистый шелк мягко упал и скрыл под собой ее плечи. Как жаль, что она не сообразила надеть сегодня что-нибудь яркое, что-нибудь из ряда вон выходящее. Как было бы здорово утереть нос зарвавшемуся Рафаэлю. Она нахмурилась. При чем тут ее внешность? Раздраженная тем, что в голову ей лезут такие мысли, она начала расчесываться короткими резкими движениями.
Когда она вышла из туалета и направилась к нему, он нагло осмотрел ее с головы до ног. Сара смутилась и покраснела. Дай Бог, чтобы обед не затянулся и ей хватило сил выдержать испытание под его надменным взглядом. — Как давно ты работаешь? — спросил он.
— С тех пор, как пристроила детей в садик.
Он поджал губы.
— С кем ты их оставляешь на время отпуска?
Сара задиристо спросила:
— А как ты думаешь? Я нанимаю воспитателя!
— Лучше было бы оставаться с ними дома, — резко выпалил он.
— Не знаю, слышал ли ты, что в наш век у женщин даже есть право голоса.
Он крепко сжал ее локоть и повернул ее к себе лицом.
— Ты уже забыла, что я очень хорошо знаю, сколько стоит подобное воспитание? Я прекрасно знаю, что значит расти без отца и что такое мать, у которой нет ни времени, ни желания ставить нужды ребенка выше своих! Сара возмущенно откинула голову назад, чтобы посмотреть вверх, в глаза Рафаэля, не выпускавшего ее из своих рук.
— Я не настолько безграмотна и не настолько неразборчива, Рафаэль, чтобы довести детей до Воровства!
Золотистая кожа у него на лбу собралась в тяжелые складки. Сара быстро опустила голову в ужасе от своей собственной жестокости. Когда Рафаэль родился, отец его уже умер, а мать была еще подростком. Для нее, цыганки, ребенок был большой обузой. Она таскала сына по дорогам Испании как ненужный балласт, подрабатывая время от времени себе на кусок хлеба. В общем же она больше полагалась на щедрость изредка перепадавших любовников. Любовь и ласка, бывшие чем-то само собой разумеющимся для Джилли и Бена, для Рафаэля были недоступны — он был вынужден защищаться кулаками на улице, а в семь лет его поймали с поличным, когда он воровал на рынке. Его отправили в детский дом, и мать-цыганка, как огня боявшаяся всякой бюрократической волокиты, бесследно исчезла. Рафаэль больше ее не видел.
Власти же отыскали его дедов и передали его на их попечение. Эти, в свою очередь, препроводили его к тетке с дядькой, хотя и они не горели желанием взваливать на себя такую обузу. В результате Рафаэль уже в раннем детстве узнал почем фунт лиха. Сара легко представляла его себе маленьким мальчиком с шапкой непокорных черных волос и дерзким взором. Таким он бросил вызов миру, осмелившемуся пожалеть его. К горлу у нее подступил ком. Рафаэль не любил говорить о своем детстве. Это не доставляло ему удовольствия. Когда-то, очень-очень давно, ей показалось, что в этом — залог их долгой совместной жизни.
Борясь с тяжелыми воспоминаниями, Сара пробормотала:
— Я не могу себе позволить проводить отпуск дома.
Он был поражен и рассержен.
— Но ты же сама отказалась от моих денег!
Сара взглянула на него как затравленный зверек.
— Мне тогда казалось, что тебе наплевать и на меня, и на детей. А подачек я не хотела.
— Подачек? — переспросил он сердито. — Ну, ладно, — устало согласилась она. — Может, это и не было моим самым мудрым решением. Но хоть мне и нелегко, я очень высоко ценю свою независимость и никому не позволяю вмешиваться в мою жизнь. Мне так нравится.
Он нахмурился, явно сомневаясь в ее искренности.
— А родители?..
Она с вызовом вздернула подбородок.
— Если бы я вернулась к ним, то купалась бы в роскоши. Но я уже не в том возрасте, когда ищут поддержки родителей.
— Так, значит, мои дети платят за эту так называемую гордость? — Рафаэль смотрел на нее с упреком. — Если ты называешь это зрелостью, то я в этом ничего хорошего не вижу.
Боже правый! Дай мне сил не опуститься до еще одной глупой перепалки, взмолилась она про себя. Надо переубедить Рафаэля, доказать ему, что она — хорошая мать. Но Рафаэль явно не одобрял их образа жизни. Видимо, он считает, что может предложить детям больше, чем маленькую городскую квартирку и постоянно занятую на работе мать. А если он соберется жениться во второй раз, что тогда? От этой мысли ей стало не по себе, даже жутко, но разбираться в причинах ей совсем не хотелось.
Такси остановилось у ресторана совсем рядом с ее квартирой.
— Я не знал, сколько у тебя времени, — объяснил он.
— Весь день, хоть до самого вечера, — сказала она, но, тут же сообразив, что он может истолковать это неправильно, торопливо добавила: — Надеюсь, мы ненадолго?
Они уселись за столик в маленьком уютном полукабинетике со стульями с высокими спинками. Не самое подходящее место для делового разговора, раздраженно подумала она. В полутьме, при свечах, обстановка здесь была интимной. Бегло просмотрев меню, Сара ограничилась салатом. Странно, но она не испытывала голода, хотя сегодня даже не завтракала, — аппетит улетучился, едва она увидела Рафаэля. Официант отошел, и она подняла бокал с вином.
Рафаэль знает толк в сухих винах. Прохладная жидкость сняла спазм в горле. За последние пять лет он приобрел довольно-таки дорогие привычки, подумала она. «Ламборгини», квартира в самом престижном районе Лондона, да к тому же обставленная с таким шиком. Да нет, это все взято напрокат, в аренду, решила она. Ведь он редко бывает в Лондоне.
— Насколько я понимаю, мы оба расположены подчинить собственные интересы интересам детей, — медленно начал Рафаэль свою артподготовку, но откуда будет нанесен главный удар — этого она пока не знала. Сегодня он намного спокойнее и холоднее, чем вчера.
— Это мое извечное кредо.
Сухость, с какой она это произнесла, понравилась ей самой.
— Я хочу повидать их сегодня, а завтра сходить с ними куда-нибудь.
Она насторожилась. Он даже не дает ей времени привыкнуть к мысли, что теперь он будет постоянно присутствовать в их жизни. А, собственно, почему он должен это делать? — резонно спросила она себя. Если он в Лондоне ненадолго, то вполне естественно, что ему хочется как можно больше времени провести с детьми.
— Сара… тебя что-то в этом не устраивает?
В неровном мерцании свечи он казался сошедшим с картины эпохи Ренессанса. Шелк, вельвет и золотые запонки словно были созданы для него. Подумав об этом, она даже заерзала на стуле, как бы отгоняя от себя не дающий покоя сон, и крепко сжала ножку бокала, лихорадочно пытаясь разобраться в причинах своей растерянности.
В его напряженном тяжелом взгляде читалась сила и безжалостная решимость, и ею вдруг овладела непонятная слабость, а во рту пересохло.
— А что меня может тут не устраивать?
— Не знаю.
Он мягко откинулся на высокую спинку стула, грациозно играя своим бокалом. Да, теперь он мог расслабиться. Он победил. Он выиграл первый раунд, горько признала она.
— Я никогда тебе не прощу, если ты причинишь им боль, — строго предупредила она.
— Зачем мне делать им больно?
— Ты не имеешь права появляться и пропадать из их жизни, когда тебе заблагорассудится.
Он неторопливо пригубил бокал, не сводя с нее задумчивого взгляда.
— Я вовсе не собираюсь этого делать.
Сара почувствовала, как начинает напрягаться.
— Я сужу по собственному опыту.
Он поднял черную бровь.
— Откуда столько горечи?
— Откуда? Действительно, что это я? Ведь я же все-таки освободилась от тебя!
Сара осушила бокал и со стуком поставила его на стол.
— Значит, ты была в курсе того, что творили твои родители, — сказал он мягко, настолько мягко, что это даже напугало ее.
— Нет, я ничего не знала! — яростно возразила она. — Я была здесь, а ты — в Нью-Йорке. Мать у меня болела, и я была страшно напугана… Рафаэль резко остановил ее:
— С твоей матерью было все в порядке. Ее неожиданная болезнь на поверку оказалась просто еще одной уловкой.
— Верно, — горько согласилась Сара. — Но тогда я об этом не знала. Я сильно переживала за нее. А ты? Как поступил ты? Ты…
— Я попытался разорвать порочный круг, — прервал он ее снова, на сей раз с большей горячностью.
— А, так вот как ты это называешь… Ты дал мне сорок восемь часов, чтобы переехать к тебе в Нью-Йорк, и когда я сказала «нет», только я тебя и видела. Временами мне даже казалось, что я тебя выдумала, что ты был просто сном. Только вот сны наши обычно бывают добрее действительности!
— Я приезжал в Англию. А где была ты?
Сара растерялась и, когда официант налил ей вина, с благодарностью подняла бокал, пытаясь скрыть дрожь в руках.
— Ты предпочла общаться со мной только через адвоката, — продолжал он язвительно, — и потребовала развода. Ты в меня так верила, gatita. (Кошечка (исп.) — Отец приставил к тебе детективов в Нью-Йорке.
— Знаю! — горько усмехнулся он. — Пять лет назад я бы все тебе объяснил, но не сейчас.
Она глухо рассмеялась.
— Что бы ты мог объяснить? Не станешь же ты утверждать, что чист передо мной, Рафаэль. Когда женщина проводит ночь в одной с тобой комнате в отеле, какие уж тут доказательства…
— А разве не могли мы просто говорить?
Сара сделала еще один спасительный глоток вина.
— Это с тобой-то в главной роли? Ты что, смеешься? — выдавила она с не очень убедительным смешком. Несмотря на все ее усилия, невысказанная злость вновь закипела в ее душе. — Для меня это не оказалось никакой неожиданностью. Сейчас могу честно признаться, что никогда тебе не доверяла. И все время ждала чего-то подобного. Тогда я была почти уверена, что это уже произошло…
Рафаэль смотрел на нее с обескураживающим вниманием.
— Ты придерживаешься морали мартовского кота, — сорвалось у нее с языка прежде, чем она успела закрыть рот. Дрожа, она отвернулась, отчаянно пытаясь взять себя в руки.
— Ты мне никогда ничего не говорила об этих подозрениях. — Длинные пальцы ловко подхватили бутылку и поднесли ее к полупустому бокалу Сары. — Я и не подозревал о твоих чувствах.
Ей даже показалось, что он это промурлыкал.
— Ты был ч… чертовски равнодушен ко мне!
Он скривил губы, и она покраснела от смущения.
— Возможно, — пробормотал он успокаивающе. — Еще вина? По всему видно, тебе оно по вкусу.
— Я не голодна, — сказала она, извиняясь, и, отодвинув тарелку, подняла бокал и замерла под блестящим взглядом его золотистых глаз.
— Ни одну женщину так не любили, как тебя.
— Ты женился на мне, только чтобы затащить меня в постель, — тупо пробормотала она. — Зачем лукавить?
— Сара…
Загорелый палец мягко кружил по тыльной стороне ее сжатой в кулак руке, вызывая трепет во всем теле. Грудь заныла под блузкой. Сейчас для нее существовало только это место, и она была готова закричать от прикосновения его пальца. Ошеломленная, она сидела не двигаясь.
— Если бы я захотел, то это произошло бы и до свадьбы, — заверил ее он с ленивым самодовольством. — И ты это знаешь не хуже меня. Так что женился я на тебе не поэтому.
Она раздраженно откинулась на спинку стула, подальше отодвигая от него руку. Но ощущение еще жило в ней, заставляя кипеть в жилах кровь и не давая ей возможности сосредоточиться. Сердце бешено колотилось и не хотело успокаиваться. Что с ней творится?
Рафаэль спрягал руку и так ослепительно улыбнулся, что у нее перехватило дыхание.
— Поговорим об этом позже, — заявил он категорично и откинул назад черноволосую голову; его золотистые глаза довольно блестели. — Так где же ты была, когда я приезжал в Англию?
От этого прямого и неожиданного вопроса она окаменела, а по коже побежали мурашки. Она избегала смотреть ему в глаза.
— Я была в больнице. Это правда, — судорожно пробормотала она, пряча глаза. — Врачи говорили, что у меня угроза выкидыша. Мне был нужен полный покой. Я провалялась там несколько недель, и это было так нудно…
— Ты была больна? — Рафаэль побледнел, и всю его вальяжность как рукой сняло. — Dios! — простонал он со злостью. — Если бы мне сейчас попался твой отец, я бы…
— Но и ты не очень-то меня искал, — произнесла она упавшим голосом.
— Я не имел ни малейшего желания тебя видеть, ведь я был уверен, что ты сделала аборт, — свирепо произнес он. — Твой отец дал мне достаточно ясно понять, что было уже поздно.
— Не очень-то ты мне доверял.
— У них было больше власти над тобой, чем у меня.
— Неправда, — нетвердо возразила она. — Вы меня просто заставляли рваться на части. Ты ненавидел их, они ненавидели тебя, а я оказалась между двух огней, пытаясь вас хоть как-то примирить. Временами мне просто хотелось бежать сломя голову куда глаза глядят и оставить вас наедине друг с другом.
Его выразительный взгляд стал холодным, как лед.
— Я так и не смог переступить через оскорбление, нанесенное мне твоей семьей.
— И это несмотря на то, что у тебя с ними очень много общего, — отважилась Сара.
— Que te pasa? — удивленно спросил Рафаэль. — Что с тобой? Что ты говоришь?
Она криво усмехнулась.
— Для вас я была просто игрушкой, и каждый хотел владеть мной безраздельно. Они купили меня, взяв ребенком к себе в дом, а ты — женившись на мне. Так что давай смотреть правде в глаза. Это была свара между собственниками. Они не хотели меня отдавать, а ты не хотел с ними делиться. Вы занимались перетягиванием каната, и он не мог не порваться.
— Как ты можешь так говорить?
— Могу, — заверила его Сара. — В некотором смысле ты был даже более эгоистичен, чем они. Ты просто взял меня в собственность. У тебя было на меня законное право.
— Сара, — угрожающе прорычал он.
Голова у нее была необычайно легкой, и она прекрасно себя чувствовала.
— Тебе никогда не хотелось знать, почему я была для них всем на этом свете? Или тебе было на это наплевать? Они не очень-то любят, друг друга и почти не разговаривают между собой — без меня им просто не о чем говорить. Они должны были бы разойтись еще много лет назад, но судьба подарила им ребенка. К несчастью, этим ребенком оказалась я…
— Ты не можешь отвечать за их семейные трудности. — Рафаэля эта тема явно не интересовала.
Она скривила мягкие губы.
— Вполне возможно, что ты сразу все понял. Но мне это было трудно, ведь я была лицом слишком заинтересованным. Мне казалось, что причина всех бед — я. Они любят меня, хотя и на свой манер, эгоистично. Им было очень, очень трудно смириться с мыслью, что я к ним больше никогда не вернусь.
Глаза его заблестели неподдельным интересом, и даже его роскошные черные ресницы не смогли этого скрыть.
— И когда же свершилось это чудо?
— Моя двоюродная бабка предложила мне квартиру буквально накануне рождения близнецов. До прошлого года я жила с ней в Труро.
— Труро? — переспросил он.
— Это в Корнуолле.
— А, знаю! — процедил он. — Ты хочешь сказать, что жила там с тех пор, как мы разошлись? Я был уверен, что ты живешь под крылышком у своих родителей.
— Когда в последний раз ты боролся с драконом за прекрасную деву, Рафаэль? — мягко спросила она.
Он стиснул зубы.
— Что ты хочешь сказать?
Сара подхватила креветку и рассеянно ее посасывала. Затем кончиком языка облизала губы и только тут заметила его хищный немигающий взгляд на своих пухлых губах.
— Сегодня, когда драконов уже больше нет, в защите нуждаются лишь совершенно беспомощные существа с пушком за ушами. Мне никогда не нравились люди властные, хозяева жизни. Сама не понимаю, как это я выскочила за тебя замуж? — Она медленно покачала головой, размышляя над этой загадкой. — Это называется: с корабля на бал.
— Чем ты занималась в Труро? — хмуро поинтересовался Рафаэль.
— Всем, что душе угодно, — честно призналась она. — Петиция была белой вороной в семье моей матери. До встречи с ней я прожила двадцать лет на этой планете, не сознавая, что свобода — это неотъемлемое право любого человека. Свобода от желаний, надежд и требований других людей. Ты даже не представляешь себе, как здорово быть самой собой, а именно так я себя и почувствовала, когда смогла преодолеть ощущение вины. Правда, мне понадобилось какое-то время, чтобы набраться смелости и расправить крылышки, но зато потом я проводила в воздухе больше времени, чем любая стюардесса.
Она подцепила еще одну креветку.
— Очень вкусно. — Она помолчала. — Что ты на меня так смотришь?
Его ноздри расширились.
— Что означает «все, что душе угодно»?
Сара задумчиво жевала креветку.
— Тебя это уже давно не должно интересовать.
— Но меня это интересует, и еще как. Не забывай, что ты пока еще моя жена.
— Ты сейчас похож на Гордона… то есть, на того Гордона, каким он мог бы стать. Наберись он мужества… но его жена была феминисткой. И теперь он страшно боится всяких феминисток, хотя и скрывает это. Загорелые пальцы нервно стучали по краю стола. Как выразительны все его движения, подумала Сара, с удовлетворением отмечая, что наконец-то они поменялись ролями. И хотя она прекрасно сознавала, что позже ей будет нехорошо, сейчас ей нравилось быть беспечной и беззаботной — это намного приятнее, чем роль озлобленной уже почти бывшей жены.
— Кто эта длинная блондинка? Ты собираешься жениться на ней?
Пальцы напряглись, выпрямились и затем успокоились.
— Я женат на тебе.
Сара пьяно хохотнула:
— С каких пор для тебя это стало помехой? Как-то ты говорил мне, сказала она игриво, — что секс — дело несерьезное.
Но, столкнувшись с напряженным золотым блеском его глаз, она почувствовала, как сердце у нее ушло в пятки.
— Сюзанна…
— А, так ее зовут Сюзанна? Красивое имя… и вполне ей подходит. Широко и беспечно улыбаясь, Сара поднималась к новым высотам мазохизма. — Она хорошо готовит? — спросила она, держась за бокал, как за якорь. — Если она, ко всему прочему, еще и готовить умеет, то дело в шляпе, Рафаэль. Что до меня, то если я когда-нибудь еще раз выйду замуж, то только за человека, который, как говорит Карен, достаточно богат, чтобы позволить мне не пачкать мои маленькие королевские ручки на столь прозаической кухне. Ты сам как-то сболтнул, я рождена быть игрушкой в руках богатого человека. Я понимаю, тогда ты был весьма близок к голодной смерти, но справедливости ради тебе следовало бы добавить, что избалованные маленькие игрушки прекрасно чувствуют себя в руках богатых именно потому, что они им и принадлежат.
Он нахмурился. Недомолвки, внутреннее взвинченное состояние накалили атмосферу едва ли не до точки кипения. Но Сара получала от этого удовольствие. Ощущение было такое, будто она приняла какой-то допинг и кровь ее потекла быстрее. Давно уже не испытывала она подобного удовольствия.
— Сюзанна… — скрипнул он зубами.
Сара подняла руку.
— Один небольшой совет. Дай ей как-нибудь неощипанного цыпленка и попроси ее быстренько сотворить что-нибудь такое экзотическое для шести неожиданных гостей. Это как раз то, что отличает женщину от девушки. Высший пилотаж! Уж кто-кто, а я-то знаю.
— Сюзанна замужем за моим лучшим другом.
Сара широко раскрыла глаза.
— И поэтому бегает по твоей квартире в легком мини-халатике и готовит тебе завтрак после душа? Насколько я понимаю, союз их довольно свободный. Вроде нашего, наверное, — заключила она. — Надо же, после стольких лет мы вот сидим здесь совершенно спокойно и вполне цивилизованно. Ведь это просто здорово, тебе не кажется?
— Это просто отвратительно! — рявкнул он. — У нас таких взаимоотношений не было.
— Действительно, у нас эти отношения были односторонними… Ты гулял, а я торчала дома.
Его дыхание участилось.
— Мне кажется, что ты просто хочешь вывести меня из себя.
— А разве такое возможно? — Яростный блеск глаз гипнотизировал ее, хотя она и была удивлена тем, как легко Рафаэль проглатывал ее лепет. — И чего мне это будет стоить?
Он бросил на нее быстрый понимающий взгляд.
— Значительно больше, чем эта неуклюжая попытка вызвать во мне ревность.
Сара, не отдавая себе отчета в том, что делает, вскочила на ноги и выплеснула содержимое своего бокала прямо ему в лицо.
— Сядь! — рявкнул Рафаэль, вытираясь чистой салфеткой. — Боюсь, что с обедом я переусердствовал.
Сара, растеряв все свое мужество, выбежала вон из ресторана.
На улице был ливень. Потоки воды, закипая, бились о пыльный асфальт, и уже через минуту Сара промокла до нитки. Тонкая блузка и юбка прилипли к телу. После такого неожиданного и из рада вон выходящего взрыва она почувствовала себя совершенно разбитой. Находясь в состоянии чувственного замешательства, она как сквозь туман подумала, что за последние дни совершила много поступков, которые никак не вписывались в обычную для нее линию поведения.
В присутствии Рафаэля она становилась неуправляемой. Пара бокалов вина на пустой желудок — и вот она уже ведет себя как на сцене ночного клуба! Он пригласил ее на обед только ради того, чтобы поговорить о Джилли и Бене, и во что это вылилось? Уж что-что, а небольшого легкого цивилизованного разговора, конечно, не получилось. Я женат на тебе, заявил он, даже не поморщившись. И ей захотелось его убить… вернее, убивать его медленно, прибегая к разным утонченным пыткам и без малейшего сострадания.
Избежать позора — это единственное, о чем она думала. По крайней мере так ей казалось. Почему-то для нее стало очень важным убедить Рафаэля в том, что его уход для нее стал неприятностью, неожиданно превратившейся во благо. Но Рафаэль понял ее лучше, чем она сама. «Неуклюжая попытка»… Эти слова поразили ее, как отравленные дротики. Как всякая привлекательная женщина, Сара сомневалась в своей привлекательности. В общем и целом, это не очень ее беспокоило, но, когда на горизонте объявился ее bite noire (Черный зверь, ненавистный человек (франц.) от спокойствия не осталось и следа, и она оказалась втянутой в водоворот чувств. Только что в ресторане она пустилась во все тяжкие и опять все выболтала. И это уже не в первый раз, горько призналась она, невольно вспоминая прошлое. Через восемнадцать месяцев после их женитьбы она вся кипела, как скороварка на слишком большом огне. Она внимательно к себе присмотрелась, и то, что она увидела, ей не понравилось. У нее не было своего лица, если не считать того, что она была женой Рафаэля и дочерью Сауткоттов. Настоящая Сара не могла себя защитить, она просто себя не знала. И всю свою жизнь подстраивалась под других и постоянно извинялась, если у нее это не получалось. Короче говоря, она была тряпкой, у которой не хватало смелости потребовать для себя свободы.
Только в одном она сопротивлялась Рафаэлю: он хотел ребенка, она же старательно избегала любого разговора на эту тему.
Напряжение в отношениях с Рафаэлем, нараставшее от месяца к месяцу, в конце концов привело к взрыву по самой смехотворной причине. Одна из натурщиц Рафаэля постоянно разгуливала по их квартире в полуобнаженном виде, приводя Сару в ярость. В конце концов Сару прорвало, и она жестко заявила Рафаэлю, что не желает больше видеть ее у себя дома. Рафаэль сказал, что это глупо. Сара отреагировала еще глупее, покидав вещи в чемодан и пригрозив уехать.
— К ним назад ты не вернешься, — заверил ее Рафаэль оскорбительным тоном.
— К моим родителям это не имеет никакого отношения, — прошептала она с неожиданным отчаянием. — Ради разнообразия речь идет обо мне. Обо мне… о моих чувствах… больше ни о чем!
Но он ее не понял. Он не понял, что ей надоели путы, и поэтому буря в стакане воды превратилась в настоящую. Тогда Рафаэль выкинул ее противозачаточные таблетки и был совсем не таким нежным, как обычно. В ту ночь он был холодным и целенаправленным.
Через шесть недель она поняла, что беременна. Они тогда наговорили друг другу кучу гадостей, и Сара пообещала себе, что никогда больше не пойдет на поводу у Рафаэля. Скованность в их отношениях возникла задолго до того, как ей позвонил отец и сообщил, что мать больна.
Рафаэль пришел как раз тогда, когда она собирала чемодан.
— Что ты делаешь?
Она нехотя оторвалась от работы и выпрямилась.
— Мать неважно себя чувствует. У меня билет на вечерний самолет.
Он недоверчиво смотрел на нее блестящими потемневшими глазами.
— А я только сейчас об этом узнаю?
Она побледнела, предчувствуя ссору.
Рафаэль с напускной небрежностью опустился на низкий подоконник.
— Что с ней случилось?
Сара нехотя объяснила, готовая в любую секунду дать решительный отпор любой попытке унизить ее родителей.
— Это может быть сердце, — с тревогой закончила она.
— Или воображение.
— Как ты можешь?!
— Через неделю в Нью-Йорке открывается моя выставка, — хмуро напомнил он ей. — Мы должны быть там…
— Я знаю.
— Я хочу, чтобы ты была со мной. — Его лицо приняло решительное выражение. — Я не хочу, чтобы ты ехала сейчас в Англию. Твой отец явно поторопился. Когда будут готовы результаты анализов…
— Нет, — твердо прервала его она, — я еду сегодня.
Он побагровел.
— Я не хочу, чтобы ты ехала. Неужели это ничего для тебя не значит? сдержанно спросил он.
Именно так он обычно и бил ее по голове, ставя на место. Не проронив больше ни слова, как будто не слыша его, она продолжала сборы. Это было ее единственной защитой.
— Сара… нам сейчас нельзя расставаться. Ты носишь моего ребенка. Отец твой поступает неразумно, он не должен расстраивать тебя в такой момент, — сердито запротестовал он. — Но если тебе надо ехать, я поеду с тобой.
Несмотря на ее протесты, он таки поехал с ней, и за все последовавшие затем дни она не смогла ни на минуту расслабиться. Встретившись под одной крышей, Рафаэль и ее родители могли свести с ума кого угодно, даже самого терпеливого миротворца.
— Она просто притворяется, — поставил диагноз Рафаэль уже через несколько часов. — Мы можем ехать в Нью-Йорк.
Возмущенная и обиженная за свою мать, Сара сочла за благо отказаться от поездки и отчитала его за бесчувственность, хотя в глубине души собиралась поехать к нему уже через неделю. Но когда она уже собралась в Нью-Йорк, у Луизы Сауткотт случился второй приступ. Прошла еще неделя, И тогда Рафаэль предъявил ей ультиматум.
Он позвонил ей из Нью-Йорка и довольно жестко положил конец ее попыткам просто поболтать.
— Твои родители расстраивают наш брак, — прервал он ее. — Мне кажется, тебе пора решить. Или я, или они. Я не буду ждать тебя вечно. Я не домашняя собачка, querida. — Действительно…
— Ты что, держишь меня за дурака? Моему терпению приходит конец, выпалил он с такой злостью, что его хриплый голос перешел в глухое рычание. — Даю тебе сорок восемь часов. Если ты не приедешь, я буду считать, что ты предпочла навсегда остаться с мамочкой и папочкой. Но если ты решишь остаться верной брачному обету, muneca mia, то это твой последний визит к родителям.
— Как так можно? — возмутилась она.
— Можно, querida. Придется тебе выбирать между нами. Я не позволю им вмешиваться в нашу жизнь. Я терпел слишком долго. Ты моя жена, и твое место рядом со мной, а не с ними, — хрипло добавил он. — Если ты не способна это понять, я не смогу больше думать о тебе как о своей жене.
— Как ты можешь ставить меня в такое положение?..
— Обыкновенно. Я только что это сделал. Хотя мне следовало сделать это раньше.
Мать ее была больна, у нее было плохо с сердцем, а он требовал от нее невозможного. Ее гордость, которой он так часто пренебрегал, питалась теперь сознанием того, что хотя бы один раз в жизни она должна быть тверда. Но даже после принятия такого решения она, зная характер Рафаэля, ожидала назначенного часа с сильным волнением…
Дождь немного поутих, и она вдруг резко вернулась в реальность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Крещение огнем - Грэхем Линн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Крещение огнем - Грэхем Линн



Очень понравилось. Читается на одном дыхании.
Крещение огнем - Грэхем Линнirina
31.08.2011, 22.07





хороший роман
Крещение огнем - Грэхем Линннатали
16.02.2012, 23.35





интересний роман . мне понравился
Крещение огнем - Грэхем Линнтана
3.03.2012, 13.22





хороший роман
Крещение огнем - Грэхем Линнарина
8.03.2012, 12.07





Не знаю, у меня двойственное мнение. Главная героиня какая-то размазня и мазохистка, вечно занимается самобичеванием. что она виновата, потому что не выслушала мужа, а герой тоже моральный урод - или делаеш так какя хочу. или ничего не будет. На мой взгляд так нельзя и это нереально.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЛена
9.05.2012, 8.35





Я согласна с Леной. Но мне все равно главную героиню жалко, особенно когда она сказала про перетягивание ее как каната... Она как меж двух огней... А герой нетерпеливый эгоист, нет чтобы подумать о чувствах молодой девушки, так он ей ультиматумы ставит....
Крещение огнем - Грэхем ЛиннМаша
9.11.2012, 19.33





согласна с тем что герой чересчур бескомпромисный и властный,и героиня бесхарактерная.но тем не менее мне роман всё таки понравился.*))автор не пытается убедить нас кто из них двоих виноват.виноваты оба и оба страдают-это понятно *))нет типичной для испанских страстей мести,а есть просто взрывной темперамент рафаэля.то как его действия воспринимала героиня-это из-за её детских комплексов. *))самое главное-герой после разрыва не пустился,как это принято в ЛР,скакать по чужим постелям. за это уважаю и автора и героя.по-моему,всё было достаточно убедительно и интересно.конечно страсти явно нагнетены:и тяжёлое детство героев,и интриги родственников,и богатство гг-я,но таков закон жанра.тем кто любит сильных духом героинь не понравится,но ведь автор и не считает её сильной.для меня,например,хуже прочитать в первом предложении что героиня ах какая сильная,а во-втором что она лужицей растеклась и об неё ноги вытерли.ну а здесь-всё по честному,что радует.хорошая малышка,без лицемерия.(10)
Крещение огнем - Грэхем Линналя
9.11.2012, 20.53





Очень неплохой роман, даже на удивление.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннСветличок
9.11.2012, 21.44





Классный роман!!!
Крещение огнем - Грэхем ЛиннВера Яр.
10.11.2012, 20.53





Интересный сюжет, "незамыленный") Гг - властный, я бы сказала демоничный мужчина, не терпящий компромиссов. Переживания Главной героини, боязнь за близнецов и конечно happy end
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЮлия
19.04.2013, 13.06





Слишком много самокопания. Целые абзацы...
Крещение огнем - Грэхем ЛиннПсихолог
19.04.2013, 15.31





_Замечательный роман.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннСветлана
25.04.2013, 14.53





Я очень хорошо понимаю героев, у самой была похожая история. Перед любовью, даже сильный-слабый.
Крещение огнем - Грэхем Линнлюд
16.05.2013, 19.27





прочитала на одном дыхании.Супер!!!!!!!!!!!!
Крещение огнем - Грэхем Линнatevs17
10.06.2013, 9.23





А а а а а! Такой шаблон!' пора уже мнеписать романы( если они такие примитивные!)
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЕлена
19.06.2013, 22.47





хороший роман,якби ще Г.Г не занимались самобічуванням.8
Крещение огнем - Грэхем Линнтася
27.06.2013, 22.40





Не понравился
Крещение огнем - Грэхем ЛиннShootka
3.10.2013, 20.43





классссс!!!
Крещение огнем - Грэхем Линнинна
23.10.2013, 22.14





Странно но у меня роман оставил не очень приятное послевкусие. Вроде бы и сюжет и написано не плохо, но гг чем-то напоминает бульдозер, все я хочу , я решил. Гг у нее любовь и этим все сказано, классика жанра. Но самое странное это дети дающие себе право не обращать внимание на мать и это в 4 года..... Наверное в романе мне не хватило именно любви, не секса , а именно Любви.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннНелли
11.12.2013, 9.13





Очень длинное выяснение отношений.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннКэт
1.01.2015, 14.31





Не понравились герои. Постоянное ощущение напряжения пока читала. Удовольствия не получила.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннВикки
31.03.2015, 9.30





Героиня - мазохистка из махровых, герой -самовлюблённый ограниченный самец чистой воды. Остаётся неприятное чувство от прочтения и с этим уже ничего не поделаешь. Зачем такие мерзости творить непонятно и оставлять читателей в таком неприятии тоже не стоило бы. Что это за любящий мужчина, который не понимает, что женился на ребёнке, к тому же закомплексованном донельзя? У него мозги есть? А глаза? Это же не могло быть незаметно? А эти знаменитые двойные стандарты героя? Пять лет где-то шорохался, а про неё сразу всякую мерзость думает. А уж про героиню и вовсе думать не хочется. Сначала она позволяет собой руководить всем, кто захочет, потом выясняется, что воспитатель детей из неё никакой (хотя она утверждает что именно в близнецах весь смысл её жизни)- это что с малышами такое, что они маму начинают игнорировать с первой минуты появления в их жизни какого-то незнакомого мужика, назвавшегося папой? Фу! не нравится мне эта малышка.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЕлена
11.05.2015, 14.45





Korotenkij romanchik na odin vecherok. Ne proizvel nikakogo vpechatlenija, ni plohogo, ni horoshego. Mnogo boltavni ne o chem, samokopanija i ne uverennosti v svoih chuvstvah. Ne poverila ja v etu "skazku". 6/10 ballov.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннZzaeella
18.05.2015, 1.00





Неплохо и полностью согласна с Тасей. Но то, что гл.г. не видел на ком женился, так говорят же, что "любовь глаза застит", вот вам и пример.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
16.07.2015, 2.06





оба героя моральные уродики..жаль потраченного времени...
Крещение огнем - Грэхем Линнфлора
5.11.2016, 13.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100