Читать онлайн Крещение огнем, автора - Грэхем Линн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крещение огнем - Грэхем Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 252)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крещение огнем - Грэхем Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крещение огнем - Грэхем Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэхем Линн

Крещение огнем

Читать онлайн


Следующая страница

Глава 1

— Честно говоря, я не большой любитель подобных вечеринок, — признался Гордон в лифте, пока они поднимались к Карен.

— Мы не надолго, — поторопилась успокоить его Сара. — Просто покажемся, и все.
Он мягко улыбнулся, глядя на нее сверху вниз проницательными серыми глазами.
— Я вовсе не против, — заверил он. — И буду рад познакомиться с Карен. Если она хоть чуточку похожа на тебя…
Сара рассмеялась.
— Нисколько. У нас вообще нет ничего общего!
— Но ведь вы дружите еще со школьной скамьи.
Он ошибался, но Сара не стала его разубеждать. В школе Карен и Сара находились на разных полюсах. Карен, общительная и шаловливая, была душой класса, в то время как Сара, тихая и углубленная в себя, предпочитала одиночество и никогда не сплетничала с одноклассницами. Прошлой осенью они вдруг случайно встретились после нескольких лет разлуки, и уже через десять минут Карен поняла, что Сара изменилась до неузнаваемости.
— Мне всегда казалось, что ты страшно напыщенная педантка и смотришь на всех свысока, — доверительно сообщила ей Карен спустя какое-то время после новой встречи. — Сейчас я думаю, что мы были просто маленькими завистливыми кошками. Ты выглядела слишком красивой и до неприличия хорошо воспитанной. И повзрослела намного быстрее нас. В этом, наверное, все дело. Мы же иногда бывали очень жестоки…
Странно — слушая ее, Сара едва не расплакалась. Карен вспоминала школьные годы с веселой нежностью, а у Сары эти воспоминания вызывали острую боль. Если бы кто-нибудь знал, какой одинокой и неуверенной чувствовала она себя тогда, как ей хотелось влиться в толпу одноклассниц! Но ее с самого раннего детства учили скрывать свои чувства.
Еще совсем маленькой Сару взяли на воспитание в богатую семью. Ее приемный отец был состоятельным банкиром, а мать, проводившая время в праздности, не позволяла себе ничего более обременительного, чем переговоры с экономкой относительно распределения гостей за столом. Чарльз и Луиза Сауткотты были людьми очень сдержанными и никогда не позволяли своим эмоциям выплескиваться наружу. Сара не помнила случая, чтобы в доме Сауткоттов спорили или хотя бы разговаривали на повышенных тонах. Неодобрение выражалось здесь леденящим молчанием. Когда Саре исполнилось четыре года, это молчание страшило ее намного сильнее, чем любое самое резкое замечание, что не прошло для нее бесследно.
Как любой ребенок, Сара быстро научилась угождать родителям, предупреждая все их желания и оправдывая ожидания. Грязное лицо или руки, неопрятное платье были непозволительны, не говоря уже о драках, бурном выражении эмоций или слез. В награду за послушание Сара получала все, что хотела. Родители просто нахвалиться на нее не могли. Чтобы она ни сказала или ни сделала, преподносилось ими как нечто совершенно незаурядное. Сколько же ей было, когда она вдруг сообразила, что в ее возрасте странно не иметь друзей?
Вместо них на ее день рождения всегда собиралось много гостей — приглашение в столь респектабельный дом считалось в округе большой честью. Сара же была лишена общения с детьми, не имея возможности побегать и поболтать в компании своих сверстниц. Она посещала привилегированный пансион, но не жила в нем, как другие, а каждый день возвращалась домой, чтобы, не дай Бог, от него не отвыкнуть. А здесь ее всячески лелеяли и оберегали от любого дурного влияния.
Она казалась настолько уравновешенной, что производила впечатление не по годам взрослой девушки. Но на самом деле она была взвинчена до предела. Бесконечно так не могло продолжаться… Жизнь ее была столь же однообразной, как у карточного короля. Идеальная дочь, безупречный послушный подросток, чистенькая, аккуратно одетая, с вежливой улыбкой на губах…
Ее передернуло, и она попыталась забыть, что когда-то ей было восемнадцать, двадцать лет.
— Приехали, — сказал Гордон, и это возвратило ее к действительности.
Из настежь раскрытой двери слышались голоса и музыка. Интересно, как сложатся отношения Гордона с Карен? Они настолько разные. Карей — преуспевающий фотограф, открытый и общительный человек. А Гордон — банкир с чрезвычайно консервативными взглядами и чрезмерным самомнением.
Завидев в холле вольно разодетую толпу, Гордон нахмурился и по-отечески обнял Сару за талию.
— Боюсь, что нам уготован вечер где-нибудь в углу комнаты в клубах сигаретного дыма, — предрек он. — Последний раз я был на подобном сборище еще подростком.
Карен, длинноногая брюнетка, направлялась прямо к ним, оживленно размахивая руками. На ней была умопомрачительно короткая юбка и кружевная блузка в античном стиле, сильно открытая, оставлявшая на обозрение ее гладкую загорело кожу.
— Что так поздно? — поинтересовалась она.
Сара улыбнулась с извиняющимся видом.
— Девушка, которая сидит у меня с детьми, заработалась в библиотеке и совсем забыла о времени. Извини!
— Ничего страшного. Ты прощена. Лучше поздно, чем никогда.
Карен внимательно осмотрела Гордона с головы до ног — аккуратно зачесанные назад волосы, строгий смокинг и острые, как бритва, складки на брюках.
— Полагаю, вы уже в курсе того, что Сару прямо-таки невозможно отвоевать у ее маленьких монстров хотя бы на один вечерок. Ей даже и в голову не приходит, что можно разочек пропустить купание и «Беатрикс Поттер», пожаловалась она Гордону с насмешливой суровостью.
— Вполне понимаю Сару. Родители-одиночки несут на себе двойную ответственность.
Его напыщенность даже несколько разозлила Сару. С какой стати он ее защищает?
— Вы это знаете по собственному опыту? — сухо поинтересовалась Карен.
Гордон надулся.
— В общем, нет, но…
— Познакомьтесь, это Гордон Фринтон… А это Карен Чалмерс, — поторопилась вмешаться Сара, чувствуя, как пальцы Гордона начали отбивать раздраженную дробь у нее на спине. Они вот-вот сцепятся.
Но Карен вдруг ослепительно улыбнулась Гордону.
— Сара мне уже про вас рассказывала, но я не сразу поверила, что вы и есть тот самый Гордон, — загадочно, как всегда в таких случаях, сказала она и решительно положила ему руку на рукав. — Сари, можешь повесить плащ в шкаф. А мы с Гордоном…
Гордон повернулся к Саре:
— Позволь, я отнесу твой плащ.
— Не валяйте дурака, Гордон, — сладким голоском перебила его Карен. — Надо же мне показать вам, где стоят напитки. А быть одновременно в двух местах я просто не могу.
Пришлось Гордону подчиниться. Его прирожденный такт не позволял ему продолжать сопротивление, но его напряженные плечи достаточно красноречиво передавали его состояние. Огромные аметистового цвета глаза Сары засверкали насмешкой. Бедняга Гордон! Чем больше он будет сопротивляться, тем развязнее будет вести себя Карен. Хотя Сара ей уже и говорила, что Гордон — просто случайный знакомый, Карен любила сама все перепроверять.
Раздевшись, Сара огляделась и с облегчением отметила, что просторный, тонущий в полумраке холл вовсе не так переполнен, как ей показалось вначале. Как же давно она не бывала на подобных вечеринках! И если бы она не боялась выглядеть вызывающе грубой, отказав Карен в очередном приглашении, то и сюда бы не пришла. Толпам незнакомцев она предпочитала небольшие компании.
Взрыв мужского хохота вдруг неожиданно заглушил глухой шум разговора, и один голос показался Саре очень знакомым, и она инстинктивно съежилась с расширенными от ужаса зрачками.
На фоне больших, до пола, не задернутых шторами окон резко выделялся силуэт высокого, черноволосого мужчины с мужественным, словно вылепленным скульптором, загоревшим лицом. В следующее мгновенье он уже опустился на подлокотник кремового кожаного кресла. Без сомнения, он был в центре внимания толпы.
Какая-то женщина протиснулась мимо Сары, входя в комнату:
— Боже, неужели это сам?..
Шум в ушах не позволил Саре дослушать до конца ее реплику. Поначалу она не поверила своим глазам, она не хотела верить. Но это был Рафаэль, все такой же неотразимый и незабываемый. Как она ни старалась, как ни гнала от себя бессонными ночами образ этого смуглокожего человека с гибким телом, он приходил к ней во сне.
Около него толпились люди с сосредоточенными лицами. Худощавые руки с золотистой кожей выразительно жестикулировали. Сару как током ударило. Вокруг него возникала какая-то особая физическая аура, радом с ним все остальные мужчины казались просто деревянными. Куда бы он ни шел, он непременно притягивал к себе взгляды женщин. Некоторые смотрели на него открыто, другие — украдкой, а кто-то даже без утайки. Удивительная сила его личности никого не оставляла равнодушным. А это поразительное мужество… горящее, вопиющее, ослепительное. Бог щедро наградил Рафаэля, но даже если бы он и не обладал столь поразительной физической мужской красотой, он все равно не переставал бы привлекать представительниц ее пола. В нем было нечто царственное, сочетавшееся в то же время с естественной непринужденностью и общительностью.
Неожиданно его точеный профиль повернулся прямо к ней. Проницательные глаза сузились, в мгновение окинув ее всю с головы до пят. Светло-коричневые… гипнотизирующие… неотразимые глаза. Запаниковав, она резко повернулась, но все же успела заметить, как помрачнело его мужественное лицо. На неслушающихся, подгибающихся ногах она с трудом протиснулась сквозь толпу в холле и добралась до спасительной спальни Карен.
Ее мутило. Она бросилась в соседнюю ванную комнату, где ее болезненно вывернуло наизнанку. Когда ее немного отпустило и она попыталась отдышаться, ей вдруг пришло в голову, что она, наверное, единственная женщина на свете, вот так реагирующая на Рафаэля.
Да что ты, Сара, ты же такая смелая, такая смелая! Если бы ты только знала, что встретишь его здесь, никакая сила на свете не смогла бы тебя сюда притащить. Но это ведь не трусость, попыталась оправдать она себя. Просто даже и через тысячу лет тебе не забыть пережитой боли. А за пять последних лет ты стала совсем другим человеком, совсем другой женщиной. Ой ли? — поддразнил ее внутренний голос. Вот он там, в окружении роскошных, жаждущих его женщин и завистливых мужчин… а ты вот прячешься здесь, в ванной. Боже милостивый, неужели за эти годы так ничего и не изменилось?
На впавших щеках проступил стыдливый румянец. Она вернулась в спальню. Сила характера и гордость все же взяли в ней верх, хотя ни одно из этих чувств не полыхало в ней олимпийским огнем. Что он здесь делает? А почему бы ему здесь и не быть? У Карен бесчисленное множество знакомых и друзей. Вряд ли есть мало-мальски значимый в социальном плане человек, кто не знал бы Карен. Но ведь Рафаэль живет за границей. Как всякое пышное тропическое растение, он может благоухать только в теплом солнечном климате.
Она сжала руками виски. Он сейчас уйдет. Он обязательно сейчас уйдет. Даже Рафаэль не настолько бессовестен и бесстрастен, чтобы, увидев ее, оставаться здесь. Ведь ему все-таки напомнили о его двух детях, которых он так никогда и не видел… И даже не пытался увидеть… Все еще дрожа, она заставила себя посмотреться в зеркало. К ее удивлению, шелковистые пшеничные волосы были все еще гладко зачесаны назад, а зеленое на бретельках платье мягко облегало ее фигурку, напоминавшую фарфоровую статуэтку. Агонизирующая боль отражалась только в блеске глаз.
«Ты великолепная маленькая куколка, ты прекрасная принцесса, которых возносят и создают деньги. Куклы не живые, они не дышат, querida (Дорогая (исп.). Так же как и ты", — эхом отозвались в ее памяти насмешливые слова Рафаэля.
Она была отвергнута. Куколка в элегантном костюмчике, в пластиковой стерильной упаковке, с ласкающим взором, но не живая. Именно так чувствовала себя Сара, когда ее жизнь была разбита человеком, которого она любила. И вот теперь она вновь переживала это ощущение.
Дверь в спальню открылась так резко, что Сара вздрогнула.
— Так вот где ты прячешься! И это в мой-то вечер года! Ну и ну! — как всегда, экспрессивно произнесла Карен, закрывая за собой дверь. — Я разобралась за тебя с Гордоном. Я поставила его за стойку бара на кухне, заставила его снять смокинг, чтобы кто-нибудь не принял его за настоящего бармена, и посоветовала ему самому несколько раз приложиться, пока он будет обслуживать других. Он настолько хорошо воспитан, что, бьюсь об заклад, простоит там весь вечер до тех пор, пока ты не освободишь его. Сара обернулась к подруге, бледная, но вполне владея собой.
— На твоем месте я не стала бы биться об заклад, — язвительно заметила она.
Карен вопросительно на нее посмотрела.
— Как ты себя чувствуешь? Ты белее манишки Гордона.
— У меня немного разболелась голова. Я приняла таблетки.
Соврав, Сара даже покраснела.
— Зная твою привычку к преуменьшениям, можно предположить, что у тебя вот-вот разыграется настоящая мигрень. Приляг-ка ты лучше, — приказала ей Карен на правах хозяйки и, пододвинув себе стул, села. — Я хочу знать про Гордона все.
— Я на самом деле себя уже лучше чувствую, — сказала Сара, присаживаясь в ногах кровати. — Нехорошо оставлять гостей одних.
— Там за баром Гордон; большой братец заботится о напитках, а маленькая сестричка следит за музыкой, — сообщила Карен. — Блюда у нас сегодня все холодные, а столы уже накрыты. Как хозяйке мне нет равных.
— Ты, без сомнения, очень хороший организатор.
— Гордон… — нетерпеливо повторила Карен. — Ты что-то от меня скрываешь. Кто он? Где? Как? От него все это можно узнать, только если его поставить к стене и бросать в него ножи! И даже в этом случае нет гарантии, что он не ограничится просто именем, положением и номером. Как бы то ни было, он выгладит именно так, как этого хотелось бы заботливым маме и папе Сауткоттам, думающим о своей неприкаянной дочери.
Когда мы вернемся назад к гостям, Рафаэля там уже наверняка не будет.
Эта уверенность несколько подбодрила Сару и немного ее успокоила.
— Он банкир.
— Так я и знала! — Карен была вне себя от радости. — Я сказала ему, что он брокер, бухгалтер или агент налоговой инспекции. Мне показалось, что ему это почему-то не очень понравилось. Но у него лицо как у банковского сейфа! Если не произойдет никакого чуда, боюсь, что тебе ничего не светит.
Благодаря этому сумасшедшему разговору с Карен Сара постепенно расслаблялась.
— Мы просто друзья. Его совсем недавно перевели сюда из Нью-Йорка. Он вдовец — его жена умерла в прошлом году от лейкемии, — рассказывала она сочувственно. — Само собой разумеется, что он еще не смог через это переступить. Он, наверное, сильно переживает.
Карен была ошеломлена.
— Не может быть! — простонала она. — Придется мне его вытаскивать из бара! Теперь понимаю, почему он так насупился, когда я, неся всякую чушь, почему-то заговорила о похоронном бюро. — Но замешательство Карен быстро прошло, и ее чувственные губы постепенно опять сложились в улыбку. — Но с другой стороны, мне кажется, что Гордон проще смотрит на эти трагические обстоятельства, чем ты думаешь. Он лишь один-единственный раз не выглядел как запертый банковский сейф — и это было, когда я его уводила от тебя. Гордон, дорогуша, уже наполовину в тебя влюблен!
Сара удивленно на нее посмотрела.
— Ничего подобного. Мы едва знакомы. Он провел пару выходных с моими родителями, и мы как-то пообедали вместе, сходили в театр… вот и все. Карен с сожалением покачала головой.
— Это называется свиданиями, Сара. Ты просто еще этого не поняла.
— Ты сама ничего не понимаешь, — запротестовала Сара, чувствуя себя не в своей тарелке.
— Случайные знакомства временами бывают очень опасны, — усмехнулась Карен. — А ты слишком красива, чтобы внушать только платонические чувства. Да в чем, собственно, проблема?
— Мы с Гордоном были достаточно откровенны друг с другом, Карен. — Саре стоило некоторого труда сохранять на лице беспечную улыбку. Чувства не интересуют ни его, ни меня. Он мне нравится, но, поверь, не больше того.
— Он красив, преуспевает и свободен, а тебе он просто нравится? — Карен была возмущена. — Что же мне с тобой делать? Да та ли это девчонка, что поставила всю школу на уши, когда в выпускном классе сбежала с каким-то иностранцем, не обращая внимания на то, что он ей не ровня? В тебе была изюминка, дорогая. Так что же случилось с твоей рисковой страстью и непредсказуемостью?
Лицо у Сары окаменело, краска вновь схлынула с него.
— Я просто повзрослела, — с трудом пробормотала она.
— Нет, ты просто себя похоронила, — возразила Карен. — Послушай, я никогда тебя не выспрашивала… по крайней мере не очень-то уж тебе надоедала расспросами о твоем столь трагическом замужестве. Я понимаю, что тебе это причинило много боли — даже сейчас ты еще не можешь об этом говорить. Но пойми, жизнь не сводится только к материнству, Сара. В конце концов, все мы можем один раз поскользнуться. В первом раунде тебе явно достался призовой подлец. Ну так что же? Не думаю, что в восемнадцать лет и я могла бы выбрать кого-нибудь получше, но нельзя же из-за одной неудачи отгораживаться от всего на свете!
— Лекция закончена? — быстро спросила Сара.
Стоило Карен выпить рюмку-другую, как она тут же начинала всех поучать. К сожалению, в данном случае Карен не имела ни малейшего представления, о чем говорит.
Бросив довольно грубое словечко, Карен подошла к зеркалу, чтобы поправить помаду.
— Ты просто сама не понимаешь, как тебе повезло. Гордон настоящий душка. Я сразу положила на него глаз!
Сара скривила крепко сжатые губы.
— Можешь забирать его себе.
Карен скосила на нее глаза.
— Да для этого мне понадобились бы веревка и крюк. Он уже несвободен.
И как специально создан для тебя. Дай ему шанс, хотя бы один.
А что, если Гордон действительно ждет этого шанса? — впервые подумала Сара и забеспокоилась. Неужели Карен права? Ее подруга очень хорошо разбирается в людях. Частенько ее резкие суждения попадают прямо в точку. Если Карен и на этот раз не ошибается, то придется прекратить всякое общение с Гордоном.
— Бог ты мой! Голова дырявая! — засуетилась вдруг Карен, смешно раскрывая глаза. — Как это я забыла? Ведь у меня сегодня всем гостям гость! Что мы тут делаем? Одна из фотомоделей, с которой я работала в Италии, привела его сюда как ни в чем не бывало. Рафаэль Алехандро! Здесь! В моем смиренном жилище. Невероятно, правда?
— Алехандро?.. Художник? — спросила Сара с неуклюже разыгранным безразличием.
— А ты что, знаешь каких-то других Алехандро? Один из самых известных из ныне здравствующих художников! — с большим воодушевлением сказала Карен. — Принимая во внимание, что большинству из них приходится отправляться за славой в мир иной, здесь мы имеем дело с настоящей Славой, славой с большой буквы!
— Он, наверное, очень талантливый художник, — чужим, деревянным голосом пробормотала Сара.
— Поверь, стоит тебе его увидеть, как ты тут же забудешь о его умении обращаться с кистью. — Карен говорила сухо, раздраженная безразличием Сары. — Он еще произведет фурор в мире искусства.
— В светской хронике он его уже произвел.
Карен бросила на нее обиженный взгляд и криво ухмыльнулась:
— Сара, невинность ты моя, когда ты заводишь себе классного мужика, то приходится мириться с его дикой репутацией: «Сумасшедший, непорядочный, опасное знакомство…» Ведь ты же его еще и не видела. Он просто сказка. Ей-Богу, все мои гормоны так и закружились в свистопляске, едва я его увидела на пороге!
Сара встала, и в голове у нее зазвенело. Карен расстроится, когда увидит, что ее редкая птичка улетела.
— Больше, чем от Гордона?
— Это совсем другое дело. Мне нравится на него смотреть, но дотрагиваться до него… нет, увольте, я еще в здравом уме, — разоткровенничалась Карен, как всегда очень убедительно. — Я предпочитаю более простых мужиков… Как это говорят в Испании? Muy hombre? (Настоящий мужчина? (исп.) Непостоянный художественный гений — для меня это слишком.
В действительности Рафаэль не настолько непредсказуем, беспомощно подумала Сара. Он просто делает то, что хочет и когда хочет. Да к тому же язык у него как кнут, а ум — настолько изощренный и блистательный, что от него ничего невозможно утаить.
— Как бы то ни было, он известен также и как чрезвычайно умный человек, — трещала Карей. — Я вовсе не хочу себя уничижать, но отдаю себе отчет в том, что я — не Эйнштейн, и управлять таким типом я бы просто не смогла. Я понимаю, что это глупо, но о сегодняшней вечеринке долго еще будут говорить именно потому, что здесь Рафаэль Алехандро. — Карен открыла дверь и едва не столкнулась с Гордоном, как раз собиравшимся постучать. Карен это и рассердило, и позабавило. — Я вас явно недооценила, сказала она. — Как вы ее находите? У вас есть какой-то прибор?
Гордон, улыбаясь, смотрел мимо нее. Карен покраснела и, пробормотав что-то насчет печи, вышла.
— Извини. Я очень задержалась? Мы и не заметили, как заболтались, просто сказала Сара.
— А меня только что сменили, — в тон ей сказал Гордон. — Ты была права. Вы совершенно не похожи друг на друга. Она больше походит на переросшую школьницу.
— Она прекрасный человек и никому не желает зла.
Он деланно улыбнулся.
— И на том спасибо. Ее язык на два шага опережает мысли.
— А она называет тебя «душкой»…
— «Душкой»? — У него от возмущения покраснел кончик носа.
— Комплимент, которого ты не заслуживаешь.
Он неожиданно рассмеялся, и от его воинственного вида не осталось и следа.
— Давай-ка лучше пойдем «отхватим» себе местечко, — предложил он.
Но «отхватывать» или даже просто искать место не было никакой необходимости — у Гордона все было предусмотрено заранее. Он провел ее между низеньким столиком и софой и усадил в углу комнаты. Через десять секунд он вновь появился перед ней, теперь уже с двумя бокалами в руках, явно припрятанными где-то поблизости специально для этого случая. Его спокойная педантичность, от которой она всегда бежала, заставила Сару улыбнуться. По крайней мере на этот раз Карен ошибалась. Чисто платоническая дружба все-таки была возможна между разумными людьми.
Сара рассеянно скользила взглядом по холлу и вдруг замерла, чувствуя, как ее начинает трясти. Она так сильно впилась ногтями в сумочку, что костяшки ее пальцев побелели.
По другую сторону столика, развалившись на софе, сидел Рафаэль. У нее перехватило дыхание. В его сильном, великолепном, без капли жира теле не было и намека на какое-либо напряжение. Перехватив ее взгляд, его потемневшие глаза блеснули с какой-то неистовостью.
— Пунш сильно бьет в голову, — предупредил ее Гордон.
Сара одним махом опрокинула полбокала пунша и прислушивалась к тому, как он медленно опускается по ее сжатому спазмом горлу. Рафаэль, уже забыв о ней, болтал с фигуристой рыжеволосой девицей, которую он обнимал за плечи. Ее окрашенные в сиреневый цвет ногти рассеянно скользили по внутреннему шву его выцветших джинсов, плотно облегавших длинную мускулистую ногу, и Сара никак не могла оторвать взгляд от этих ласкавших его ногу пальцев, хотя ей это было неприятно.
Не слыша Гордона, она отчаянно пыталась не думать о Рафаэле, но стоило ему вновь посмотреть на нее, как она почувствовала себя пригвожденной к полу, не в состоянии оторвать от него взгляда. И это было непростительно. Она ощущала себя, словно попавший в калкан зверек, ожидающий решения своей участи от возвышающегося над ним охотника. У нее было такое чувство, будто она стояла перед Рафаэлем совершенно обнаженная и беспомощная. Тело ее было настолько напряжено, что даже начало болеть. На какое-то мгновенье она потеряла над собой власть и готова была снова броситься в укрытие. Вдруг прямо у нее над ухом раздался громоподобный голос Карен:
— Ну и что это вы тут расселись? Почему не гуляете?
Но Карен для нее сейчас не существовала. Гордон тоже. Единственной реальностью был Рафаэль, хотя теперь его загораживала от нее Карен. Ему незачем было говорить — все и так было до жестокости ясно: он ее презирает как женщину. Как он мог позволять этой рыжей дряни лапать себя прямо у нее на глазах и на виду у всех?! Это был намек, и Сара его хорошо поняла. Ей стало не по себе.
— Рог Dios (Бoжe (исп.), а ведь мир действительно тесен.
Сара резко подняла голову, чувствуя себя так, будто по ее натянутым, как струна, нервам прошлись зубьями пилы. Лицо ее было смертельно бледным.
Рафаэль возвышался над ней, словно статуя, отбрасывающая длинную темную тень. Вдруг с грацией атлета он склонился прямо к ней и оказался так неожиданно близко, что Саре пришлось напрячь всю свою волю, чтобы не отшатнуться. Откуда-то издалека до нее доносился голос Карен, представлявшей их друг другу.
— Мы уже знакомы.
Это было сказано специально для Сары, только для Сары, и в его золотистых тигриных глазах, разглядывавших ее бледное, окаменевшее лицо, засверкала угроза.
— Как знакомы? — пронзительно переспросила Карен, хватаясь за спинку софы. — Откуда?
На выразительных губах Рафаэля заиграла улыбка. Длинный смуглый палец заскользил по до боли сжатому кулаку Сары — так горная кошка, играючи, подбирается к приросшей от страха к земле добыче.
— Откуда? — переспросил он бархатистым голосом. — Ты уже не помнишь, Сара? Неужели меня так легко и просто забыть?
Ее спасло только отчаяние.
— Если не ошибаюсь, мы познакомились в Париже… — едва выдавила она из себя.
— Я тогда еще умирал с голоду в своей мансарде, правда не один, произнес он с мягкой, как шелк, насмешкой, и она убрала от него подальше дрожащие пальцы. — По всему видно, что мне выпала честь быть одной из достопримечательностей, с которыми Сара должна была познакомиться в своем путешествии по франкоязычному миру. — Он медленно выпрямился, все еще не обращая никакого внимания на Гордона. — Es verdad? — И пошел прочь"
— Ну дела! — протянула Карен где-то так близко от нее, что у Сары зазвенело в ушах. — Голову даю на отсечение, Гордон, что здесь что-то не так. Все, что она тут лепечет, и яйца выеденного не стоит. Сара, как ты могла его забыть?!
— Надо же, а я думал, что испанцы — чрезвычайно учтивая нация, — медленно проговорил Гордон. — Посмотрим, что у нас на ужин?
Карен, не обращая на него никакого внимания, настаивала:
— Сара…
— Надеюсь, вы не ждете от нее публичного выступления? — Гордон освободил онемевшую руку Сары от вовсе не мягкой хватки Карен.
Еще немного, и они вцепятся друг другу в горло, сообразила вдруг Сара на грани истерики. Ну почему не смогла она через себя переступить и просто поболтать с ним о том о сем?
— Париж, — пробормотала Карен и вдруг рассмеялась. — Ну конечно! Он один из ухажеров Марго! А ведь ты у нас не имеешь привычки разбалтывать чужие тайны.
Карен, довольная собой, — надо же, как легко она разгадала такую загадку! — препроводила их в столовую, не умолкая ни на секунду.
— Мы просто покатились со смеху, когда узнали, что родители Сары отпустили ее в Париж с Марго. Это было на Пасху, в последнем классе, так ведь?
Гордон передал им тарелки.
— Марго? — послушно переспросил он.
Сара с трудом разлепила ссохшиеся губы:
— Марго Кэрратерз. Усе отца было какое-то дело по инженерной части в Париже.
— Сара обычно отсыпалась на уроках французского, — нетерпеливо продолжала за нее Карен. — А для ее родителей знание французского было не менее важно, чем икебана и хороший экипаж.
— Я поехала в Париж, чтобы попрактиковаться во французском.
Это простое и ненужное объяснение, произнесенное ровным голосом, стоило Саре огромных трудов. Карен беспрестанно хихикала.
— Не вижу ничего смешного, — заметил Гордон.
Карен посмотрела на него с сожалением.
— Марго была помешана на сексе. Ей было все равно кто, лишь бы в брюках, — с многозначительным видом подчеркнула она. — Но перед родителями она вела себя как молоденькая монашка, готовящаяся к принятию послушничества. А Сауткоттов надо знать. Если бы до них дошел хоть один из слухов о похождениях Марго, они бы тотчас же запретили Саре подходить к ней ближе, чем на пушечный выстрел!
— Подростки очень ранимы, — холодно заметил Гордон.
— Вы еще плохо знаете Сауткоттов. Как-то в школе началась эпидемия гриппа, так они заперли Сару дома на целых полтора месяца. — Карен виновато взглянула на замкнутое лицо Сары. — Извини, я забыла, что ты здесь. Кстати, а что ты все молчишь?
К Карен подошла ее сестра и что-то прошептала ей на ухо.
— Не может быть! — с досадой воскликнула Карен. — Извините. Кто-то похозяйничал в моей темной комнате.
— Надеюсь, можно считать, что допрос окончен, — мрачно заметил Гордон. — Какая наглость навязывать себя так, как этот Алехандро! Впрочем, чего можно ждать от цыгана?
Сара вдруг почувствовала непреодолимое желание дать Гордону пощечину и сбить с его упитанного лица выражение самодовольного превосходства. Предположение Карен о том что Рафаэль был одним из ухажеров Марго, показалось ей черным юмором. Ее ближайшая подруга даже не подозревала, какие между ними отношения. Только черту могло прийти в голову сыграть с ней такую злую шутку, соединив ее с совершенно противоположным ей по характеру человеком. И незачем было спускаться в ад и вновь из него выбираться только для того, чтобы понять простую истину: северный полюс и экватор никогда не сойдутся.
Гордон помахал какому-то знакомому. Еще один смокинг и еще одна бабочка в сопровождении худенькой блондинки, ей пожимали руку, о чем-то говорили, и она, видимо, что-то отвечала. Разговор вертелся вокруг бюджетных сокращений, предусмотренных правительством, о бухгалтерии, о Уолл-стрит. Гордон был в своей стихии. Вчетвером они медленно кружили по холлу, но Сара все еще никак не могла сбросить с себя нервное напряжение.
Рафаэль стоял, прислонившись к стене с прирожденной грацией. Он никогда не замирал ни на секунду, даже когда работал. О Боже… о… Она предприняла отчаянную попытку прогнать от себя эти воспоминания, окончательно выбивавшие у нее почву из-под ног. Мимо них протискивались люди, подталкивая ее все ближе и ближе к Рафаэлю… И вдруг она почувствовала на своих плечах руку Гордона. Подружка Рафаэля дергала его одной рукой за рукав, прижимая другую к его груди. Сара вдруг представила себе рыжего сеттера с поводком в зубах, прыгающего вокруг хозяина в предвкушении прогулки. Отвратительно. Жестокой судьбе было угодно еще раз наказать ее.
— Пойдем-ка домой, — протянул Гордон.
— Да, уже поздно, — согласилась она, хотя не имела ни малейшего представления о времени.
Гордон проворно провел ее в прихожую.
— Я принесу твой плащ.
Ей стало зябко. Она позвонит Карен завтра. Скорее всего, Карен и не вспомнит, что Сара ушла, не простившись. Но стоило только ей об этом подумать, как из холла выплыла Карен собственной персоной и направилась прямо к ней.
— Может, кто-нибудь объяснит мне, что там происходит? — прошипела она.
— Извини, я не…
— Между Гордоном и Рафаэлем Алехандро, — я имею в виду. Они едва не подрались, но в последний момент Гордон, как того и следовало ожидать, предпочел дипломатично отступить. Они что-то говорили о взаимной антипатии с первого взгляда, хотя до этого не обменялись ни словом! — хихикала Карен. — Неужели ты не заметила эту молчаливую борьбу двух мужских "я"? Да ты просто ослепла, Сара.
Этот конфиденциальный разговор был ей очень неприятен, и она обрадовалась появлению Гордона. Прервав Карен, он, не заботясь о приличиях, пробормотал что-то о деловой встрече, якобы назначенной на следующее утро.
— Позвони мне из дома, — попросила Карен, делая вид, что не замечает Гордона.
В лифте они ехали молча. Ее высокие каблучки звонко застучали по мостовой. Гордон открыл свой «порше», и она задалась внутрь. Руки у нее дрожали, и она сцепила их на коленях. Перед ними вдруг вырулило такси, и Гордон выругался, что для него было вовсе нехарактерно.
— В Париже с Алехандро была ты, — набравшись решимости, пробормотал он.
Сара закрыла глаза.
— Да.
Установилось молчание, но она понимала, что это «да» грохотало у него в ушах — ведь для него это означало падение леди с пьедестала. Они остановились перед светофором.
— «Да» — и все? — поинтересовался Гордон с настойчивостью, о которой она раньше и не подозревала. — Меня это не касается, конечно, но какое он имеет право доводить тебя?
Она выпрямила сжатые в кулаки пальцы, как ребенок под взглядом взрослого.
— Я не большой специалист по части неожиданных встреч. Я и не чаяла его когда-нибудь еще раз увидеть.
— Ведь ты же была еще школьницей! Что за от… — хрипло начал он, но не докончил.
Рано или поздно Гордон и Карен прикинут, что к чему, и все поймут.
Она влюбилась в Рафаэля, когда ей было восемнадцать лет. Любовь выбила ее из колеи и ввергла в состояние некоего сумасшествия, оставив ее наедине со своими собственными чувствами, которые она не могла ни понять, ни контролировать.
Впервые в жизни она встретила человека, имевшего над ней больше власти, чем ее родители. Сауткотгам пришлось иметь дело с таким же сильным, волевым и столь же властным человеком, как и они сами. Сражение началось с давно. Застигнутая врасплох на ничейной территории и не в силах противостоять такому прессингу, Сара чувствовала, как ее медленно раздирают на части. Рафаэль был далеко от нее и не хранил ей верность. Больше того, он даже и не раскаивался в этом, хотя совершенно нагло отказывался дать ей развод. Высококвалифицированный адвокат, нанятый ее отцом, несколько раз безуспешно пытался найти выход из тупика. Если бы Сара решилась выложить доказательства неверности Рафаэля, ей не понадобилось бы его согласие на развод. Но она не была готова хвататься голыми руками за жгучую крапиву. Всякая огласка страшила ее. Пятилетний срок, устанавливаемый законом в подобных случаях, окончится уже через три месяца. И она вновь обретет свободу.
И что с того? Сара перестала чувствовать себя замужней женщиной еще тогда, когда лежала в той роскошной частной клинике с белыми стенами, где она ждала… и ждала человека, который так и не пришел. Как может чувствовать себя женщина, предлагающая если и не прощение, то хотя бы понимание и все-таки отвергнутая? Зачем она вообще ему писала? — снова и снова спрашивала она себя. В самый трудный момент своей жизни она протянула ему оливковую ветвь… Для нее это было все равно, что встать на колени. Муж изменил ей. А на колени встала она. И ничего… Вот что до сих пор не давало ей покоя. Она была готова пожертвовать своей гордостью… А ему хоть бы что!
Слава Богу, что никто не знал, кто же ее муж. Ее родители сделали все, чтобы похоронить всякое свидетельство их брака. Когда она не вернулась из Парижа, они объяснили это в школе ее болезнью, а позже — необходимостью оставаться за границей до выздоровления. Через несколько лет по какой-то иронии судьбы Рафаэль самым поразительным образом поднялся из нищеты до невероятных высот. «Преступление против хорошего вкуса», сказала тогда ее мать.
Гордон вез Сару в ее маленькую квартирку в Кенсингтоне. Голова у нее раскалывалась, и она откинулась на сиденье.
— Может, поговорим? — предложил он.
— Извини, мне не до этого.
Когда они прощались у дверей ее квартиры, он схватил ее за руку и вдруг начал целовать в губы. Она не сопротивлялась, но и не помогала ему. Она просто стояла, словно была ни при чем. Она ничего к нему не испытывала, если не считать некоторого смущения и стыда за него.
Наконец Гордон оторвался от ее губ с легким румянцем на щеках.
— Я, наверное, как всегда, невпопад. — Но он быстро овладел собой и улыбнулся ей. — Я тебе позвоню.
Как-то Карен заметила, что нет такого мужчины, который допускал бы возможность, что его ухаживания могут быть отвергнуты. И Гордон, очень уверенный в себе человек, был лучшим тому доказательством. Перед тем как они отправились к Карен, сама мысль о том, что Гордон может ее поцеловать, привела бы Сару в смятение, но после шока от встречи с Рафаэлем ей уже все было безразлично.
— На этой неделе я буду очень занята, — сказала она.
Губы у Гордона скривились, но он промолчал, хотя и не двинулся с места до тех пор, пока она не заперла за собой дверь. Бросив плащ на кресло в прихожей, она скинула туфли и прошла в холл.
Ее помощница уже собирала книги.
— Что-то вы рано. Я вас не ждала.
— Я устала. — Сара покопалась в сумочке и заплатила девушке, жившей на той же площадке. — Все в порядке?
— В полном! — улыбнулась Анжела, засовывая деньги поглубже в карман плотно облегавших ее джинсов. — Я позволила им посмотреть со мной последний фильм по телевизору, — беспечно пояснила она. — Я пошла?
Сара как во сне подошла к буфету и вытащила бутылку бренди, которую держала специально для отца, изредка навещавшего ее. Когда она наливала себе бокал, ей послышался голос Анжелы. Она нахмурилась и подняла голову, но именно в этот момент дверь захлопнулась, и Сара поморщилась. Анжеле можно доверять. Девушка добрая, но временами идет на поводу у Джилли и Бена и позволяет им засиживаться с ней допоздна. А им только дай палец, они и руку отхватят. Завтра они проснутся невыспавшимися и будут весь день капризничать. Завтра… Руки у нее задрожали, и она обхватила себя за живот. Черт бы его побрал, черт бы его побрал, черт бы его побрал!..
— Dios mio — послышалось вдруг в тишине мягкое мурлыканье. — Боюсь, что без бутылки ты сегодня не уснешь.
Не веря своим ушам, она резко повернулась. Бокал выскользнул у нее из рук и с мягким стуком упал на ковер, на котором образовалась небольшая янтарная лужица, медленно расползавшаяся в неровное мокрое пятно.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Крещение огнем - Грэхем Линн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Крещение огнем - Грэхем Линн



Очень понравилось. Читается на одном дыхании.
Крещение огнем - Грэхем Линнirina
31.08.2011, 22.07





хороший роман
Крещение огнем - Грэхем Линннатали
16.02.2012, 23.35





интересний роман . мне понравился
Крещение огнем - Грэхем Линнтана
3.03.2012, 13.22





хороший роман
Крещение огнем - Грэхем Линнарина
8.03.2012, 12.07





Не знаю, у меня двойственное мнение. Главная героиня какая-то размазня и мазохистка, вечно занимается самобичеванием. что она виновата, потому что не выслушала мужа, а герой тоже моральный урод - или делаеш так какя хочу. или ничего не будет. На мой взгляд так нельзя и это нереально.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЛена
9.05.2012, 8.35





Я согласна с Леной. Но мне все равно главную героиню жалко, особенно когда она сказала про перетягивание ее как каната... Она как меж двух огней... А герой нетерпеливый эгоист, нет чтобы подумать о чувствах молодой девушки, так он ей ультиматумы ставит....
Крещение огнем - Грэхем ЛиннМаша
9.11.2012, 19.33





согласна с тем что герой чересчур бескомпромисный и властный,и героиня бесхарактерная.но тем не менее мне роман всё таки понравился.*))автор не пытается убедить нас кто из них двоих виноват.виноваты оба и оба страдают-это понятно *))нет типичной для испанских страстей мести,а есть просто взрывной темперамент рафаэля.то как его действия воспринимала героиня-это из-за её детских комплексов. *))самое главное-герой после разрыва не пустился,как это принято в ЛР,скакать по чужим постелям. за это уважаю и автора и героя.по-моему,всё было достаточно убедительно и интересно.конечно страсти явно нагнетены:и тяжёлое детство героев,и интриги родственников,и богатство гг-я,но таков закон жанра.тем кто любит сильных духом героинь не понравится,но ведь автор и не считает её сильной.для меня,например,хуже прочитать в первом предложении что героиня ах какая сильная,а во-втором что она лужицей растеклась и об неё ноги вытерли.ну а здесь-всё по честному,что радует.хорошая малышка,без лицемерия.(10)
Крещение огнем - Грэхем Линналя
9.11.2012, 20.53





Очень неплохой роман, даже на удивление.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннСветличок
9.11.2012, 21.44





Классный роман!!!
Крещение огнем - Грэхем ЛиннВера Яр.
10.11.2012, 20.53





Интересный сюжет, "незамыленный") Гг - властный, я бы сказала демоничный мужчина, не терпящий компромиссов. Переживания Главной героини, боязнь за близнецов и конечно happy end
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЮлия
19.04.2013, 13.06





Слишком много самокопания. Целые абзацы...
Крещение огнем - Грэхем ЛиннПсихолог
19.04.2013, 15.31





_Замечательный роман.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннСветлана
25.04.2013, 14.53





Я очень хорошо понимаю героев, у самой была похожая история. Перед любовью, даже сильный-слабый.
Крещение огнем - Грэхем Линнлюд
16.05.2013, 19.27





прочитала на одном дыхании.Супер!!!!!!!!!!!!
Крещение огнем - Грэхем Линнatevs17
10.06.2013, 9.23





А а а а а! Такой шаблон!' пора уже мнеписать романы( если они такие примитивные!)
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЕлена
19.06.2013, 22.47





хороший роман,якби ще Г.Г не занимались самобічуванням.8
Крещение огнем - Грэхем Линнтася
27.06.2013, 22.40





Не понравился
Крещение огнем - Грэхем ЛиннShootka
3.10.2013, 20.43





классссс!!!
Крещение огнем - Грэхем Линнинна
23.10.2013, 22.14





Странно но у меня роман оставил не очень приятное послевкусие. Вроде бы и сюжет и написано не плохо, но гг чем-то напоминает бульдозер, все я хочу , я решил. Гг у нее любовь и этим все сказано, классика жанра. Но самое странное это дети дающие себе право не обращать внимание на мать и это в 4 года..... Наверное в романе мне не хватило именно любви, не секса , а именно Любви.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннНелли
11.12.2013, 9.13





Очень длинное выяснение отношений.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннКэт
1.01.2015, 14.31





Не понравились герои. Постоянное ощущение напряжения пока читала. Удовольствия не получила.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннВикки
31.03.2015, 9.30





Героиня - мазохистка из махровых, герой -самовлюблённый ограниченный самец чистой воды. Остаётся неприятное чувство от прочтения и с этим уже ничего не поделаешь. Зачем такие мерзости творить непонятно и оставлять читателей в таком неприятии тоже не стоило бы. Что это за любящий мужчина, который не понимает, что женился на ребёнке, к тому же закомплексованном донельзя? У него мозги есть? А глаза? Это же не могло быть незаметно? А эти знаменитые двойные стандарты героя? Пять лет где-то шорохался, а про неё сразу всякую мерзость думает. А уж про героиню и вовсе думать не хочется. Сначала она позволяет собой руководить всем, кто захочет, потом выясняется, что воспитатель детей из неё никакой (хотя она утверждает что именно в близнецах весь смысл её жизни)- это что с малышами такое, что они маму начинают игнорировать с первой минуты появления в их жизни какого-то незнакомого мужика, назвавшегося папой? Фу! не нравится мне эта малышка.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЕлена
11.05.2015, 14.45





Korotenkij romanchik na odin vecherok. Ne proizvel nikakogo vpechatlenija, ni plohogo, ni horoshego. Mnogo boltavni ne o chem, samokopanija i ne uverennosti v svoih chuvstvah. Ne poverila ja v etu "skazku". 6/10 ballov.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннZzaeella
18.05.2015, 1.00





Неплохо и полностью согласна с Тасей. Но то, что гл.г. не видел на ком женился, так говорят же, что "любовь глаза застит", вот вам и пример.
Крещение огнем - Грэхем ЛиннЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
16.07.2015, 2.06





оба героя моральные уродики..жаль потраченного времени...
Крещение огнем - Грэхем Линнфлора
5.11.2016, 13.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100