Читать онлайн Влюбленный воин, автора - Гротхаус Хизер, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный воин - Гротхаус Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.94 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный воин - Гротхаус Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный воин - Гротхаус Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гротхаус Хизер

Влюбленный воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27



Тристан вошел в большой зал Гринли еще до рассвета. Дорога ужасно утомила его, но все же он испытывал огромное облегчение. Наконец-то он снова дома, увидит Хейд!
Тристан был полон новых надежд, и ему не терпелось поделиться с Хейд хорошими новостями и рассказать о встрече с Вильгельмом. Правда, встреча с Женевьевой была не очень-то приятной, но он старался не думать о ней, старался не думать об этой женщине. Действительно, зачем расстраиваться из-за мелочей?
Но кое-что его по-настоящему тревожило… Он потерял лучшего друга и не знал, увидит ли его когда-нибудь!
То и дело вздыхая, Тристан пересек тускло освещенный зал. На нем лежала неприятнейшая обязанность, он должен был сообщить леди Солейберт об отъезде Фаро. «Но сначала надо хоть немного отдохнуть», — думал Тристан, направляясь к лестнице. Он на мгновение задержался у двери, ведущей к темницам, но тут же сообразил, что не стоит тревожить Хейд — ведь в это время она наверняка уже спала.
Тристан уже шагнул на нижнюю ступеньку лестницы, когда его окликнули:
— Милорд!
Он остановился и, обернувшись, стал всматриваться в полутьму зала. Наконец различил Баррета, сидевшего за столом. Пламя камина отбрасывало жутковатые блики на его заросшее густейшей бородой лицо, и сейчас шериф имел еще более устрашающий вид, чем обычно. В руке великан сжимал огромную кружку, к которой, очевидно, старательно прикладывался.
— Баррет, почему ты на ногах так поздно? Не потому ли, что ждешь моего возвращения?
Шериф кивнул, однако промолчал.
Тристан хмыкнул и начал вглядываться в лицо Баррета. Тот явно не был пьян, хотя, конечно же, ему не следовало сидеть по ночам с кружкой в руке. «Надо будет завтра поговорить с ним об этом», — решил Тристан. Улыбнувшись, он сказал:
— Что ж, вот я и вернулся, мой добрый шериф. Прошу тебя, иди спать.
Баррет покачал головой, и тут Тристан вдруг заметил в его глазах тревогу и страх.
— Баррет, что случилось?!
— Милорд, леди Хейд бежала.
Тристану показалось, что ноги его налились свинцом. Уставившись на шерифа, он спросил:
— Неужели ты выпустил ее вопреки моему распоряжению?
— Нет, милорд. Она бежала с помощью Хэма и бродячего торговца.
Тристан долго молчал, наконец, спросил:
— Тебе известно, куда она направилась?
— Да, известно. Она оставила записку Минерве, а леди Берти знала о том, что ее сестра задумала побег. Она отправилась в Шотландию, искать клан своей матери.
Тристан пересек зал и подошел к столу, за которым сидел шериф. Баррет тут же достал вторую кружку и, наполнив ее из кувшина, стоявшего рядом с ним на скамье, протянул лорду. Тристан сделал большой глоток, затем вопросительно взглянул на Баррета. Тот откашлялся и проговорил:
— Я не последовал за ней, милорд, потому что боялся оставить Гринли без защиты. Ведь ни вас, ни Фаро здесь не было… Вы, случайно, не узнали, что с ним случилось?
— Он вернулся к себе, — ответил Тристан. — Вернулся на родину. А ты, Баррет, поступил правильно, что не оставил Гринли.
Тристан вдруг задумался и помрачнел, вспомнив свою последнюю ночь в Лондоне. В ту ночь ему долго не удавалось заснуть, а когда он наконец-то задремал, его почти тотчас же разбудил кошмарный сон. Проснувшись, он подпрыгнул на кровати. «Спаси меня, Тристан. Я умираю», — все еще звучало у него в ушах.
Он пытался забыть о кошмаре, считая этот сон всего лишь игрой воображения, однако забыть, не удавалось — сон то и дело вспоминался ему во время обратного пути. И вот теперь стало ясно: это был вещий сон.
Взглянув на Баррета, Тристан заявил:
— Хейд в опасности.
— Вы уверены, милорд?
Внезапно из сумрака появилась какая-то тень, через несколько мгновений к ним приблизилась Минерва.
— И я тоже в этом уверена, — сказала старуха. Баррет в изумлении уставился на старую целительницу. Тристан же спросил:
— И ты ее видела?
— Нет. — Минерва покачала головой. — Руны ничего мне не открыли. Руны молчали. Но этой ночью я почувствовала опасность. Предыдущей — тоже. Значит, ты видел ее во сне?
Тристан кивнул:
— Да, во сне. Но может быть, уже поздно? Минерва положила руку ему на плечо.
— Думаю, что не поздно. Если бы было поздно, она не смогла бы… пробиться к тебе. Но ей сейчас очень плохо, и она очень слаба.
— Так что же будем делать, милорд? — спросил Баррет.
— Отправимся в Шотландию, — решительно заявил Тристан. — Подними всех воинов — и немедленно подготовьтесь к путешествию.
Баррет кивнул, потом спросил:
— А я тоже отправлюсь с вами?
— Да, ты тоже, — ответил Тристан. — И пусть Найджел разрушит весь замок, если ему так захочется. Сейчас имеет значение только Хейд. Поспеши же, Баррет!
— Слушаюсь, милорд. — Шериф быстро направился к двери.
Минерва же опустилась на скамью и в задумчивости пробормотала:
— Лорд Тристан, у меня такое чувство, что она вовсе не в Шот…
Внезапно дверь зала распахнулась, и перед ними снова появился Баррет, державший за плечи какую-то светловолосую женщину.
— В чем дело? — пробормотал Тристан, вскакивая на ноги.
— Отпусти меня, безмозглое животное! — кричала женщина. — Я должна немедленно увидеть сына! Я знаю, что он здесь!
— О чем ты говоришь? Мать лорда давным-давно умерла, — проворчал шериф. Взглянув на Тристана, он сообщил: — Я обнаружил ее за дверью, милорд, А за стенами замка у нее не менее двух десятков воинов.
При этих словах Баррета женщина прекратила борьбу с ним и осмотрелась.
— Тристан! — закричала она со слезами в голосе. — О, слава Богу!..
— Отпусти ее, Баррет! — сказал Тристан. Лицо его было лишено всякого выражения, но уголок рта чуть подергивался.
— Но, милорд… — Баррет колебался. — Вы действительно хотите, чтобы я отпустил ее?
Тристан молча кивнул, потом обратился к Женевьеве:
— Только оставайся на месте, матушка. — Он выставил перед собой ладонь. — Не приближайся ко мне. Неужели ты не понимаешь, что тебе не следовало являться сюда! У меня нет ни времени, ни желания слушать твою ложь!
По щекам Женевьевы катились слезы. Всхлипывая, она проговорила:
— Тристан, но ты должен меня выслушать. У меня известия о Хейд.
В следующее мгновение Тристан подбежал к матери и схватил ее за руки.
— Что ты знаешь? И как ты узнала про Хейд?
— Я ее видела!
— Святая Корра! — воскликнула Минерва.
— Ты лжешь! — Тристан оттолкнул от себя баронессу. — Ты лжешь! — повторил он, глядя на нее с ненавистью. — Хейд бежала в Шотландию, поэтому…
— Нет-нет, — перебила Женевьева, приблизившись к сыну. — Она томится в заключении! В Сикресте! — Баронесса сделала еще несколько шагов.
— Нет, не подходи ко мне! — заорал Тристан. — Оставайся там, где стоишь! Не смей ко мне приближаться! — Повернувшись к Баррету, он сказал: — Лучше запри ее в темнице, а потом отправь лучников к стенам и прикажи им убить всех, кто ее дожидается.
Тристан направился к лестнице. Уже поднимаясь по ступеням, бросил через плечо:
— Баррет, выполняй!
— Нет, Тристан! — в отчаянии закричала Женевьева. — Ведь она умрет, если ты не послушаешь меня! Посмотри на меня! Прошу тебя! — Баронесса сунула руку за пояс и вытащила локон ярко-рыжих волос, перетянутых кожаным шнурком. — Вот, посмотри!
Тристан поднимался по ступням, не обращая внимания на призывы матери. Но его остановил крик Минервы:
— Милорд, она говорит правду!
Баррет вырвал локон из руки баронессы и принялся разглядывать его. Потом прокричал:
— Милорд, похоже, локон и впрямь принадлежит леди Хейд!
Когда Тристан вновь заговорил, всем стало ясно, что его недаром прозвали Молотом Вильгельма — в голосе его таилась смертельная угроза.
— Что ты с ней сделала, сука? — спросил он, спустившись на несколько ступенек.
— Клянусь, ничего! — воскликнула Женевьева. — Ее похитил торговец, которого подослал лорд Найджел из Сикреста. Он хочет таким образом заманить тебя к себе в замок.
— Торговец? — переспросил Баррет, покосившись на своего господина.
Тристан направился к матери, но Женевьева, казалось, не замечала его пылавших глаз, не замечала его руки, сжимавшей рукоять меча.
— Он намерен убить тебя, как только ты появишься в Сикресте. Он хочет захватить Гринли, — продолжала Женевьева.
— Откуда тебе это известно, если ты не состоишь в заговоре с ним? Это похоже на ловушку.
— Он действительно думает, что я с ним в заговоре. Я убедила его в этом. — Повернувшись к Баррету, Женевьева вырвала рыжий локон из его руки. — Вот, видишь? Я специально отрезала волосы — чтобы показать тебе, чтобы убедить тебя… Тристан! Найджел доверяет мне. Он думает, что я вернусь с тобой в Сикрест через три дня, и он сможет убить тебя и завладеть твоей возлюбленной. Но если мы сейчас поспешим, то сможем приехать туда с твоими людьми и моей свитой гораздо раньше, чем он нас ожидает.
Тристан молча приближался к матери, но казалось, он не слышал ее. Баронесса же тем временем продолжала:
— Хейд в ужасном состоянии, Тристан. Я оставила при ней двух своих служанок, чтобы они за ней ухаживали, но боюсь, у нас слишком мало времени… — Женевьева сжала руку сына. — Тристан, пожалуйста!.. Я знаю, что очень виновата перед тобой, возможно, настолько, что прощение исключено. Но сейчас ты должен мне поверить. А потом, когда Хейд благополучно вернется к нам, я все тебе объясню. Я ей обещала, что приведу тебя к ней, когда она в беспамятстве звала тебя.
На щеке Тристана задергался мускул. Пристально глядя в залитое слезами лицо матери, он спросил:
— Почему ты оказалась в Сикресте? У тебя ведь там нет знакомых…
— Меня послал Вильгельм, чтобы найти подтверждение твоим подозрениям, — ответила Женевьева шепотом. — Он подумал, что это поможет мне… хоть как-то перед тобой оправдаться, загладить свою вину перед тобой. Теперь я знаю о планах Найджела. Он сам мне все рассказал, и я смогу подтвердить его вину.
Тристан в смятении покосился на Минерву и Баррета; он никак не мог собраться с мыслями.
— А вы что скажете? — пробормотал он.
— Я нутром чувствую, что Хейд не добралась до Шотландии, — ответила Минерва. — И этот локон очень похож на ее волосы.
Баррет тут же закивал:
— Да-да, милорд, мне тоже так кажется. Тристан снова посмотрел на стоявшую перед ним женщину.
— Что ж, хорошо, я поверю тебе и приготовлюсь к битве. Но запомни… — Он вырвал рыжий локон из руки Женевьевы. — Запомни, если ты лжешь, если из-за тебя на теле Хейд появится хоть одна царапина, то я сам убью тебя и сделаю это медленно, чтобы продлить твои мучения.
Женевьева кивнула; в глазах ее не было ни малейшего страха.
— Я все понимаю, Тристан. Мои люди в твоем распоряжении, и они ждут твоего приказа.
Повернувшись к Минерве, Тристан сказал:
— Вы с баронессой останетесь в Гринли, чтобы утешить леди Солейберт, когда она проснется. Кроме того, надо позаботиться об Эллоре. Если, конечно, она еще не сбежала, — добавил он, выразительно взглянув на Баррета.
— Нет-нет, милорд, — пробормотал шериф, густо покраснев.
Тут Женевьева вновь заговорила:
— Тристан, а может быть, лучше подождать немного, чтобы потом…
— Нет. — Он решительно покачал головой. — Я не хочу попусту терять время, поэтому отправлюсь в Сикрест немедленно. И запомни еще вот что… — Глаза Тристана полыхали, синим пламенем. — Даже если Хейд действительно окажется в Сикресте и нам удастся ее спасти… Не смей к ней приближаться, понятно?
— Да, хорошо, — кивнула Женевьева. — Но будь осторожен, Тристан. Найджел очень хитер и коварен. К тому же он в отчаянном положении…
— Не беспокойся за меня, милая матушка. — Тристан криво усмехнулся. — Уж тебе-то известно: мне случалось терпеть и более подлое предательство. И, как видишь, я справился.
Резко развернувшись, Тристан направился к лестнице и на ходу бросил:
— Поднимай людей, Баррет! — Внезапно он остановился и, повернувшись к Минерве, сказал: — Если ты приютишь у себя баронессу, я буду тебе благодарен. Она пока что не заслужила права находиться в моем доме.
Старуха кивнула, а Тристан стал подниматься по лестнице. Минерва же приблизилась к Женевьеве и, осторожно прикоснувшись к ее плечу, тихо сказала:
— Пойдемте, миледи. Мне надо задать вам множество вопросов.
Хейд снова блуждала по безмолвному лугу своих грез. Ей казалось, что она провела здесь уже много дней, блуждая под неизменно синим небом, и бесконечно взывая к Тристану. Грезы и реальность сливались в ее сознании, и мысли теперь походили на многоцветные стекляшки в стрельчатых витражных окнах. Руки у нее ужасно болели и, обессиленные, висели, точно плети. Каждый ее шаг отдавался болью в ступнях, а в ушах что-то звенело, гудело и стучало.
Но куда же она идет? На север? Где, в какой стороне находится Шотландия?
И где сейчас Тристан? Конечно, он должен быть здесь, должен искать ее. Может, снова его позвать?
— Тристан, я здесь!
От собственного крика у нее еще сильнее заболела голова, и она, тихонько застонав, сжала ладонями виски.
Где же он, где Три…
И тут ее осенило: Хейд вдруг вспомнила, что в тот раз, когда она впервые оказалась на этом лугу, звучал только голос темнокожего человека… Голос Фаро. Может быть, он?..
— Фаро, ты слышишь меня?!
Хейд медленно поворачивалась, оглядывая раскинувшийся перед ней безмолвный луг. Наконец поднесла к губам ладони и снова закричала:
— Фаро, мне нужна твоя помощь!
Она уже потеряла надежду на то, что хоть кто-нибудь услышит ее, но тут вдруг трава и небо над головой замерцали, а дерево рядом с ней словно ожило, и его засыхавшие ветви внезапно покрылись сочными зелеными листьями. В следующее мгновение она увидела под деревом человеческую фигуру в длинных белых одеждах.
— Здравствуй, Хейд, — сказал Фаро, однако губы темнокожего человека не шевелились, и Хейд казалось, что голос его исходит как бы из ее собственной головы. — Леди, почему ты звала меня сюда?
— Потому что ты единственный, кто меня слышит, — ответила Хейд, хотя не знала, произносит ли она эти слова или же говорит с Фаро мысленно (впрочем, сейчас это, наверное, не имело значения). — Видишь ли, мне надо найти Тристана. Помоги мне, пожалуйста.
Фаро улыбнулся и пожал плечами.
— Здесь ты не нуждаешься в моей помощи, Хейд.
— Не нуждаюсь? Но я на этом лугу будто в ловушке.
— Тебе только кажется, что ты в ловушке.
Фаро грациозно опустился на траву и подал знак Хейд, чтобы она последовала его примеру. Когда девушка села, он продолжал:
— Видишь ли, это место, этот луг, как ты его называешь… — Фаро указал на окружавшую их со всех сторон траву. — Все это существует лишь в твоем воображении. Возможно, ты здесь была много лет назад.
— Нет-нет. — Хейд покачала головой. — Только один раз, когда говорила с тобой несколько недель назад.
— Ты просто забыла. — Фаро протянул руку к ее виску. — Разреши?
— Да, пожалуйста.
Фаро осторожно прикоснулся ко лбу девушки, а другой рукой указал куда-то в сторону. И тотчас же, к величайшему изумлению Хейд, картина перед ее глазами изменилась. Теперь на лугу появилось множество деревьев, и задул легкий ветерок, игриво пробегавший по траве, точно резвый веселый щенок. А потом из своего тайного убежища за горизонтом выкатилось ослепительно сиявшее солнце. Прошло еще несколько мгновений, и в поле зрения появились мужчина и маленькая девочка, шагавшие по высокой траве.
Глаза Хейд наполнились слезами — на нее нахлынули воспоминания. Перед ней шли, о чем-то беседуя, ее отец лорд Джеймс и она сама, тогда еще совсем маленькая.
— О Боже… — прошептала Хейд. — О Боже… Фаро выпустил ее руку, но видение не исчезло — Хейд удерживала его памятью. Вскоре над лугом прокатились раскаты грома, и сверкнула молния, на мгновение ослепившая Хейд. А затем перед ее глазами возник Сикрест, и она увидела, как маленькая Хейд бросилась к замку.
Хейд понимала, что тогда, будучи маленькой девочкой, она сделала это по приказу отца.
Потом рядом с Джеймсом возникла фигура Коринны, и они оба с грустью наблюдали, как из поля зрения исчезала их дочь. А через некоторое время исчезли и они.
Повернувшись к Фаро, Хейд пробормотала:
— Мне кажется, я все еще не понимаю…
Фаро внимательно смотрел на нее, обдумывая ответ. Наконец проговорил:
— Ты создала это место в своем воображении, будучи еще маленькой девочкой. Создала, потому что нуждалась в утешении, возможно, ради общения с отцом. А за его гибелью последовали и другие несчастья, когда ты вернулась в замок после встречи с ним, верно?
Хейд молча кивнула, не в силах описывать подробности того, что происходило в зале замка много лет назад. Очнувшись, Хейд поняла, что лежит в луже крови, рядом с Коринной, чье тело пронзили мечом. В зале раздавались крики ужаса и боли, а Эллора с Берти, крепко связанные, рыдали в углу. Минерва же лежала рядом с ними, бесчувственная, но живая.
И повсюду расхаживали огромные норманнские воины и наёмники с окровавленным оружием в руках.
— Сикрест был почти уничтожен, — прошептала Хейд.
— Теперь понятно, — кивнул Фаро. — В детстве ты связывала свой дар прозрения с произошедшей трагедией, а это место навсегда запечатлелось в твоей памяти как символ смерти и печали. — Немного помолчав, Фаро спросил: — Ты ведь отвергаешь этот свой дар, не так ли?
— Во всяком случае, раньше отвергала, — прошептала Хейд. — И теперь я понимаю, по какой причине. Ведь столько горя, столько смертей… И возможно, я чувствовала себя виноватой.
— Наверное, чувство вины и мешало тебе все эти годы пользоваться своей силой, — заметил Фаро. — И оно же побудило тебя взять на себя ответственность за все происходящее вокруг.
— Да, вероятно, — согласилась Хейд. — А ты, кажется, предупреждал меня, говорил, что я не в ответе за то, чего не могу изменить.
Фаро молча кивнул.
Хейд с вздохом пробормотала:
— Но почему же я снова и снова возвращаюсь в то место, которое так меня пугает?
— Потому что таким способом ты, сама того не сознавая, пытаешься постичь свой дар, постичь то древнее знание, которое заперла в тайниках своей души еще в детстве.
— Похоже, я забыла, как пользоваться своим даром, — призналась Хейд. — И меня это пугает.
Фаро улыбнулся и поднялся на ноги.
— Куда ты? — спросила Хейд.
— Ты уже получила ответы на свои вопросы, поэтому больше во мне не нуждаешься. Я ухожу.
И тотчас же фигура Фаро стала мерцающей, похожей на призрак.
— Мы скоро снова встретимся, Хейд.
— Постой, но как же я…
— Ты уже знаешь ответы… Уже знаешь… — Голос Фаро становился все слабее, его удалявшаяся фигура делалась все меньше, и вскоре Хейд осталась одна под деревом.
Но теперь, даже оставшись в одиночестве, она уже не чувствовала себя слабой и беспомощной. Руки и ноги все еще болели, но в то же время возникало ощущение, что все ее тело наполняется силой и энергией. И по мере того как она наливалась этой энергией, трава становилась все зеленее, а солнце — все более ласковым.
Поднявшись на ноги, Хейд выпрямилась во весь рост и осмотрелась. И тотчас же поняла, что сумеет справиться со всеми трудностями, потому что они уже не казались непреодолимыми. Да, она непременно справится…
«Тристан, любовь моя», — мысленно прошептала Хейд.
И в тот же миг глаза ее закрылись, и душа ее возвратилась в тело.
Она очнулась внезапно — будто ее сбросили с огромной высоты. И в то же мгновение из горла ее вырвался стон, потому что боль вернулась. Все тело ужасно ныло и болело. И еще сильнее болела голова.
— Миледи… — послышался вдруг тихий женский голос. — Миледи, вы меня слышите? Вы уже проснулись?
— Где я? — Хейд с усилием открыла глаза и увидела перед собой два незнакомых женских лица. — Кто вы такие?
— Вы в Сикрест-Мэноре, миледи. А мы — служанки баронессы Крейн, — сказала одна из незнакомок. — Меня зовут Тилли, а это — Роуз.
Хейд снова застонала и немного приподнялась. Окинув взглядом комнату, она поняла, что находится в Сикресте, в своей бывшей детской.
— Баронесса Крейн?.. — переспросила Хейд.
Но прежде чем служанки успели ответить, раздался ужасающий гул, и Хейд почудилось, что от этого гула задрожали стены замка. «Может, это у меня в ушах так гудит?» — подумала Хейд. И тут же спросила:
— А где Найджел?
— Мы не знаем, миледи, — ответила Роуз. — Но думаем, что замок осаждают. А наша госпожа еще не вернулась!
Тут снова раздался удар в стены, и служанки громко вскрикнули. Хейд же с невозмутимым видом проговорила:
— Мы должны выбираться отсюда. Помогите мне встать.
— О нет, миледи, — задыхаясь, прошептала Тилли. — Вы спали с прошлого вечера, и вам еще нельзя вставать. Баронесса сказала, что ради вашей же безопасности вы не должны выходить из комнаты.
Роуз закивала и воскликнула:
— Да-да, миледи!.. К тому же мы не знаем, кто осаждает замок. Должно быть, какие-то варвары!
— Единственный варвар в Сикресте — лорд Найджел, — заявила Хейд, с трудом поднимаясь на ноги. — А тот, кто осаждает замок, не опасен для нас. Я хорошо знаю все коридоры и переходы, и мы сможем незаметно ускользнуть.
Служанки в нерешительности переглядывались. Наконец Тилли сказала:
— Мы боимся, миледи… Да и баронесса запретила нам уходить.
— Что ж, оставайтесь, если хотите. А я не знаю вашу баронессу, поэтому не стану подчиняться ей.
С трудом удержавшись от стона, Хейд заковыляла к двери. Ноги так болели, будто она ступала по осколкам стекла. Повернувшись к дрожавшим от страха служанкам, Хейд спросила:
— Где мои башмаки?
Роуз указала на кожаные ремешки на полу.
— Вот, миледи… Баронессе пришлось разрезать их, чтобы снять с ваших ног.
Хейд вздохнула и посмотрела на свои ноги — повязки нисколько не помогали от боли. И кто же такая эта баронесса?
Снова посмотрев на служанок, Хейд сказала:
— Оставайтесь в этой комнате. Запритесь на задвижку, наложите на дверь болт и сидите тихо. Я пришлю за вами кого-нибудь, но клянусь, что это не будет лорд Найджел. А если он попытается выманить вас отсюда, то знайте: он очень жесток.
— Не беспокойтесь, миледи. — Тилли извлекла из-за пояса кинжал весьма угрожающего вида. — Наша госпожа позаботилась о том, чтобы мы не остались безоружными.
Молча кивнув, Хейд приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Хотя ужасные удары следовали один за другим, а снизу доносились крики, коридор наверху был пуст. Выскользнув из комнаты, Хейд направилась к черной лестнице. Она уже спустилась на несколько ступенек, когда услышала шаги. Девушка попыталась идти быстрее. Она уже спустилась вниз и приближалась к двери зала, когда из-за угла выскочил Дональд. Обрубком руки он прижал Хейд к стене, а ладонью другой зажал ей рот. Его смрадное дыхание ударило ей в нос, и тут же послышался зловещий шепот кузнеца:
— Рад вас видеть, миледи. Лорд Найджел послал меня за вами. Похоже, у нас гости.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный воин - Гротхаус Хизер



замечательная кни га,столько любви,преданности,верности,что сердце замирает.пусть это и сказка,но мы всегда ищем этих сказок не признаваясь себе и радуемся в глубине души,когда видим или читаем про это,особенно приятно читать этот роман хороший язык,легко читается.
Влюбленный воин - Гротхаус Хизернина
30.08.2011, 2.04





Хорошая сказка не более
Влюбленный воин - Гротхаус Хизернека я
11.07.2013, 17.44





Чудесный роман!!! наслаждалась....
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерКиса
22.04.2014, 7.46





Да, сказка.
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерMarina
23.04.2014, 12.56





Так себе... Роман вообще не впечатлил, сказка причем отнюдь не захватывающая.
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерЯна
23.04.2014, 16.35





Не люблю истории с мистикой. Эдакий "привет" ожидающим доброго дядю, крестную фею, рыбку и т. д. Проблемы нужно решать самостоятельно. А еще постоянно бесит героиня - никого не слушает, но что хуже всего - не считает нужным ни слышать, ни думать. Она лично ничего не сделала для хеппиэнда. Только валялась то в обмороке, то связанная. И что там за "дар" такой, что замки открывает, а веревки развязать не судьба... Инфантильная какая-то история. А вот язык автора не плох. И жутких ляпов не заметно. На любителя, короче.
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерKotyana
12.06.2014, 3.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100