Читать онлайн Влюбленный воин, автора - Гротхаус Хизер, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный воин - Гротхаус Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.94 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный воин - Гротхаус Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный воин - Гротхаус Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гротхаус Хизер

Влюбленный воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15



Фаро и Солейберт сидели рядышком на мягкой зеленой травке за стенами Гринли. Они были надежно укрыты от любопытных глаз, но все же едва смели прикоснуться друг к другу краем одежды.
— Ты должен уехать сегодня же? О, это слишком скоро… — Берти отвернулась, чтобы скрыть смущение.
— Таков мой долг перед моим сюзереном, — ответил Фаро. — Но я обязательно вернусь, миледи.
Берти снова повернулась к нему лицом, и взгляды их встретились.
— Я и впрямь твоя леди? — спросила она шепотом: — Не смогу вынести мысли о том, что сердце человека, которого я буду ждать, не принадлежит мне.
Фаро долго и пристально смотрел на нее. Затем руки его скользнули под ворот туники, и он снял с шеи изящную продолговатую подвеску на длинной и тонкой золотой цепочке. Какое-то время он держал цепочку прямо перед собой. Потом тихо проговорил:
— В моей родной стране, когда мужчина берет женщину в жены, он дарит ей мангалсутру — символ того, что она замужняя дама и находится под защитой мужа: Обычно это какая-нибудь красивая вещица, украшенная драгоценными камнями, символизирующими любовь мужа.
Берти неотрывно смотрела на подвеску и странные символы, выгравированные на ней. Внезапно ее охватила дрожь, и она бессознательно облизнула пересохшие губы.
— Это украшение, — продолжал Фаро, — находилось в моей семье много поколений и переходило от отца к сыну. Было время, когда я мог бы одарить тебя всеми сокровищами, принадлежавшими моей семье. Но теперь могу предложить только вот это.
— О, Фаро!.. — выдохнула Берти, и глаза ее наполнились слезами. — Твое богатство — ничто по сравнению с моей любовью к тебе.
— Так ты примешь этот знак моей любви к тебе, чтобы он заменил меня, пока я не вернусь? — спросил Фаро, по-прежнему держа перед собой цепочку.
Девушка покраснела и кивнула. Ее обуревали столь сильные чувства, что она не могла вымолвить ни слова. Наконец она наклонила голову, и Фаро осторожно надел цепочку ей на шею, так, чтобы подвеска оказалась под платьем, между грудей.
— Ты оказала мне великую честь, — сказал он, поцеловав ее.
— Нет, Фаро. — Она взяла его лицо в ладони и пристально посмотрела ему в глаза. — Это ты оказал мне честь. Я никогда даже не надеялась… — Горло ее сжал спазм, предвещающий слезы. — Я думала, что меня нельзя полюбить.
Фаро осторожно провел ладонью по ее щеке, утирая слезы, а потом снова ее поцеловал.
— Ты похожа на самый прекрасный лотос, — сказал он. — Твое тело — полное и гладкое, как кремовые лепестки цветка, открывающиеся для меня. Когда я рядом с тобой, я как будто молюсь в самом святом из храмов.
Солейберт разрыдалась от счастья.
— О, Фаро, пожалуйста, — умоляла она, — не покидай меня. Я не смогу вынести мысли о столь скорой разлуке с тобой.
— О, мой цветок, — пытался он ее утешить, — это совсем ненадолго. В мое отсутствие ты будешь чувствовать мою любовь каждое мгновение.
Фаро отстранился и сжал пальцами подвеску, висевшую меж ее грудей. Поцеловав украшение, он вернул его на место и с нежностью прошептал:
— О, миледи Солейберт… — Ее имя прозвучало в его устах как шелест тончайшего шелка.
Влюбленные обнялись и крепко прижались друг к другу. Но тут послышался голос Баррета — он звал Фаро, — и им пришлось разомкнуть объятия.
— Я буду тебя ждать, — прошептала Берти; теперь она уже забыла о печали и была полна решимости.
Фаро кивнул и запечатлел на ее устах последний поцелуй.
— Однажды я подарю тебе вместе с самой прекрасной мангалсутрой нечто такое, что мог создать только Господь. И с сегодняшнего дня ты всегда будешь моей.
Берти улыбнулась и отстранилась от него. Окинув взглядом окрестные холмы, тихо сказала:
— А теперь уезжай побыстрее, иначе я не смогу это вынести.
Осознав мудрость ее слов, Фаро тут же поднялся и поспешно исчез за стенами Гринли.
Берти же еще долго сидела на траве, сидела до тех пор, пока небольшой отряд воинов, направлявшихся в Лондон, не выехал из ворот замка. Фигуры всадников постепенно уменьшались и вскоре скрылись за грядой холмов.
Но последний из всадников задержался на гребне холма и развернул своего вороного коня — словно хотел вернуться обратно к замку.
Берти тут же поднялась на ноги и, глядя на всадника, помахала ему рукой.
— Счастливого пути, любовь моя, — прошептала она. Конь взвился на дыбы, потом развернулся и тоже исчез за холмом.
Тихонько вздохнув, Берти медленно направилась к замку.
Ворвавшись в дом, Хейд хлопнула дверью с такой силой, что на полках вся утварь задребезжала.
— Святая Корра! — воскликнула Минерва.
— Боже милосердный… — пробормотал Руфус, сидевший за столом. Надзирая за посевными работами, он натрудил руки до водяных мозолей, и теперь Минерва обрабатывала их мазью, чтобы потом перевязать.
— Что с тобой, моя фея? — спросила Минерва. — Что случилось?
— Нечего особенного, — ответила Хейд. Швырнув свой недавно собранный мешочек в угол, она вышла на середину комнаты и, скрестив на груди руки, уставилась на Руфуса. — Не пора ли тебе заканчивать, Минерва? — спросила она, нахмурившись.
— Я могу и сам перевязать себе руки, — в смущении пробормотал Руфус; ему хотелось побыстрее убраться отсюда — подальше от разгневанной Хейд.
Хейд направилась к соседней комнате. Обернувшись, сказала:
— Да, это было бы замечательно, Руфус. Всего хорошего.
Руфус тотчас же вскочил на ноги.
— Нет, сиди, — приказала Минерва. Руфус послушно сел, а старуха повернулась к девушке: — Хейд, я терпеть не могу твоих детских истерик и скандалов. Придержи свой язычок. — Она взяла чистый лоскут и принялась перевязывать руку Руфуса. — А если не можешь сдержаться, отправляйся куда-нибудь в другое место.
Хейд вздохнула и пробормотала:
— Это не скандал и не истерика, Минерва. Просто я… — Она снова вздохнула.
— Хейд, дорогая, потерпи немного, — проговорила старуха. — Сейчас я закончу дело, и ты все мне расскажешь.
Тут с полки вдруг съехал горшок и, упав на пол, разлетелся вдребезги.
— Господь милосердный… — прошептал Руфус.
Хейд даже не взглянула на разбитый горшок. Приблизившись к Минерве, она пристально на нее посмотрела, затем процедила сквозь зубы:
— Что ж, очень хорошо. — Еще один горшок обрушился на грязный пол. — Я подожду.
Минерва с невозмутимым видом принялась перевязывать другую руку Руфуса.
Третий горшок треснул прямо на полке, где стоял. Минерва подняла голову и проворчала:
— Милая, тебе придется убрать все это.
— Ради Бога, Минерва… — в испуге пробормотал Руфус. — Если следующий горшок упадет мне на голову…
Четвертый горшок закачался на полке — и разбился об пол.
— Лучше успокойся, Руфус, — посоветовала Минерва. Она вытащила из-за пояса кривой нож и обрезала лоскуты у самых узлов. Потом взяла Руфуса за руки и вполголоса принялась читать молитву (в этот момент ложка с длинной ручкой, покоившаяся в отваре трав, стрелой пролетела через комнату, разбрызгивая какую-то зеленоватую жидкость, и ударилась о дальнюю стену).
— Тебе следует подержать повязки всю ночь, — сказала старуха, поднимаясь из-за стола. Направившись к полке, она сняла с крючка небольшой кожаный мех. — А утром омой свои руки вот этой водой. — Она протянула мех Руфусу.
— Прими мою благодарность, Минерва, — сказал арендатор и тут же громко вскрикнул: огромный горшок спрыгнул с полки и разбился об пол прямо у него за спиной. — Всего хорошего вам, леди Хейд, — проговорил он с дрожью в голосе. И тут же выскочил за дверь. Дверь с громким стуком захлопнулась за ним, судя по всему, без его участия.
Минерва повернулась и внимательно посмотрела на девушку. Окинув взглядом комнату, спросила:
— Когда же ты успела научиться всему этому?
Но Хейд нисколько не интересовали горшки, разбитые ею в гневе. Глядя в глаза старухе, она заявила:
— Я хочу, Минерва, чтобы ты погадала мне сейчас же. Раскинь камни.
— О нет, ты этого не хочешь, — покачала головой Минерва. — Правда, я пыталась научить тебя кое-чему, потому что ты имеешь на это право по своему рождению — с тех самых пор, как родилась и крошкой лежала в объятиях матери. И вот сейчас… — Она снова оглядела комнату, и ее морщинистое лицо осветилось улыбкой. — Сейчас ты в порыве гнева бьешь мою посуду!
— Раскинь камни! — потребовала Хейд. — И если захочешь, то потом поговорим о том, что мне причитается по праву рождения.
— Конечно, раскину, если ты так настаиваешь. — Минерва подошла к самой высокой полке и сняла с нее меховой мешочек. Затем, вернувшись к столу, выдвинула стул и уселась. — А теперь скажи мне, фея, зачем тебе это и почему ты так торопишься? — Минерва принялась распускать шнурки мешка.
Хейд тоже села за стол. Скрестив на груди руки, ответила:
— Тороплюсь, потому что хочу немедленно узнать, за кого выйду замуж.
Минерва взглянула на нее с недоумением:
— Хочешь прямо сейчас узнать?
— Да-да, прямо сейчас! — закричала Хейд и с силой ударила кулаком по столу. — Минерва, неужели не понимаешь? Я хочу знать, кто будет моим мужем, вот и все. Хочу знать его имя.
— Но это же лорд Тристан, моя фея, — сказала старуха, снова стягивая шнурки мешка. — Я думала, что ты уже давно все поняла.
— Нет, не поняла. Пожалуйста, раскинь камни с рунами.
Минерва в задумчивости смотрела на девушку. Наконец с вздохом сказала:
— Ладно, хорошо. Хотя ты никогда ни одному моему слову не верила. — Сделав глубокий вдох, она встряхнула мешок с камнями и забормотала:
Дождь прошел, и ветер с гор раздувает мой костер. Ты, старуха в сотню лет, На вопрос мой дай ответ. Корра милостива к нам, Силу даст моим камням. Брось скорей их — поручусь, Ты узнаешь правды вкус. На вопрос мой дашь ответ, Ведьма многих сотен лет.
Передав мешок Хейд, старуха спросила:
— Ты ведь помнишь, что тебе нужно сделать? Хейд молча кивнула и закрыла глаза. Держа перед собой мешок, заговорила:
— Я хочу знать, кто станет моим спутником жизни. Руны, скажите мне правду. Скажите сейчас же.
Хейд вернула мешок Минерве, и та, распустив шнурки, вытащила три камня и положила их перед собой. Потом, отодвинув мешок в сторону, принялась внимательно разглядывать знаки, начертанные на камнях.
— Ну вот… — сказала она, покосившись на девушку. — Молодой человек со светлыми волосами. Да-да, он самый. — Старуха постучала указательным пальцем по ближайшей к ней руне. — У него есть и чувства, и сила. — Она снова посмотрела на Хейд. — Хорошее сочетание для вождя.
— Продолжай, Минерва, продолжай. Старуха вздохнула и покачала головой:
— Нет, не буду продолжать. Потому что в этом нет нужды. — Она с подозрением взглянула на девушку. — А почему тебе вдруг захотелось еще раз все проверить. Ведь ты и так знала, что Тристан — твой суженый.
— Тристан не мой суженый, — прошептала Хейд. — Он не может им быть.
Минерва не отвечала. Укладывая камни в мешок, она сопровождала свои действия словами благодарности богине Корре. Потом встала и положила мешок обратно на полку. Вернувшись к столу, обняла Хейд за плечи и с ласковой улыбкой сказала:
— Ведь ты, моя маленькая фея, как и все женщины Бьюкененов, обладаешь способностью видеть своего возлюбленного, свою вторую половину. И ты не раз его видела. Так что у тебя нет причины грустить.
— Но он чуть не ударил меня, — прошептала Хейд, всхлипывая.
Минерва в изумлении посмотрела на нее:
— Хотел ударить? Но почему?
— Мы поссорились, и он сказал… — У Хейд перехватило горло. — О, Минерва! Это было ужасно!
— Ну-ка, фея, посмотри на меня! — Старуха взяла Хейд за подбородок и заглянула ей в лицо. — Так из-за чего же вы поссорились?
— Из-за вилланов, когда-то живших в Гринли. А также из-за моих родителей. — Хейд вздохнула и добавила: — В общем… из-за всего.
Минерва недоверчиво покачала головой:
— Нет-нет, трудно поверить, чтобы лорд так вспылил. Неужели ему захотелось тебя ударить только из-за того, что вы не сошлись во мнениях? Что именно он сказал?
— Он говорил ужасные вещи! — закричала Хейд, вскакивая на ноги. — Он силой заставляет своих вилланов вернуться в Гринли!
— Он их лорд, моя фея. — Минерва пожала плечами. — И он вправе ожидать, что они вернутся и станут ему служить. Убери это. И приведи все в порядок. — Она указала на глиняные черепки у ног Хейд.
Девушка тщательно собрала осколки горшков и положила их на стол. Потом вновь заговорила:
— Но он собирается добиться их доверия и уважения неверным путем!
— Неверным путем? А может, он просто поступает не так, как поступила бы ты, если бы была лордом? — Старуха посмотрела на гору черепков на столе и проворчала: — Я ведь велела тебе привести все в порядок, а не только собрать черепки.
— Да-да, сейчас все сделаю, — закивала Хейд: — А папа был добрым лордом, — продолжала она с уверенностью в голосе. — Люди любили его, и он никогда не был тираном. — Шагнув к столу, она сложила над черепками ладони ковшиком, потом образовала из них фигуру, похожую на арку, и, отступив в сторону, взглянула на Минерву (теперь все горшки были целыми).
— Вот и хорошо, моя фея, — улыбнулась старуха. — Что же касается твоего отца, то следует сказать, что ему все-таки было легче, чем Тристану. Лорду Джеймсу никогда не приходилось иметь дело с Найджелом и приводить в порядок разрушенный замок. Твой отец жил в Сикресте с самого рождения, и люди прекрасно его знали и знали, чего он ожидает от них. Так что очень даже хорошо, что у лорда Тристана твердая рука.
— Не согласна! — заявила Хейд, с грохотом поставив на полку последний из горшков. — И не тебе, Минерва, об этом судить, так что оставь при себе свое мнение.
— Значит, он разгневался на тебя из-за того, что ты с ним не согласилась? — неожиданно спросила Минерва.
— Нет, не поэтому, — пробурчала Хейд, подходя к камину.
— Говори-говори! Признавайся! — строго сказала старуха.
— Ну…. Кажется, я намекнула, что родители Тристана бросили его потому, что не любили. — Сказав эти слова, Хейд невольно поежилась.
Минерва замерла на мгновение. Потом медленно повернулась к девушке и пробормотала:
— Не может быть, чтобы ты сказала такое…
— Конечно, я выразилась не совсем так, но он…
— И она еще удивляется, что он рассердился, — перебила Минерва, возводя глаза к потолку. — Боги мои! И надо же, чтобы такие ужасные слова исходили от столь милой и благонравной девицы! О, святая Корра! Да если бы ты сказала такое кому-нибудь другому, то едва ли сохранила бы все зубы в целости.
— Минерва, ты что, принимаешь его сторону, а не мою?! — закричала Хейд.
Минерва тяжело вздохнула.
— Слушай меня внимательно, моя фея. Я не принимаю чью-либо сторону. Вы оба были не правы, но с твоих уст обидные слова слетают слишком уж легко, И запомни: что бы ни говорил лорд Тристан, все это ложь, исходящая от Найджела или Эллоры. Его нельзя винить за то, что он поверил их лжи. Подумай еще вот о чем, моя фея… Ведь Тристан не знал любви и ласки с самого детства. И он постоянно сражался то на одной войне, то на другой, чтобы чего-нибудь добиться в жизни. И вот теперь этот человек обручен с женщиной, которую не желает, а та, которую он желает, говорит ему, что он не достоин любви. Тебе должно быть стыдно, Хейд.
Девушка густо покраснела и опустила глаза: ей действительно стало ужасно стыдно. Немного помолчав, она пробормотала:
— Да, конечно, мне не следовало так говорить. Но очень уж я разозлилась…
— Понимаю, что разозлилась, — отозвалась Минерва. — Я прекрасно знаю твой нрав. — Но если у тебя снова возникнет потребность наброситься на лорда Тристана, то тебе не стоит торопиться. Лучше подумай немножко и попытайся представить, как он может воспринять твои слова.
— Но я не желаю жить с мужчиной, который пускает в ход кулаки, — сказала Хейд, насупившись. — Я так жить не буду.
— Конечно, не будешь, — согласилась Минерва. — Но ведь лорд Тристан все-таки не ударил тебя. И я уверена: он сейчас очень сожалеет, что погорячился. Ручаюсь, он скорее отрубит себе руку, чем ударит тебя. Да-да, не ударит, сколько бы ты ни наговорила своим дерзким язычком, — добавила Минерва с усмешкой.
— В этом нет ничего смешного. — Хейд с вздохом покачала головой. — И почему же он меня не ударит? Ведь если он подумал об этом раз, то кто может поручиться, что такого никогда не произойдет? А я не хочу рисковать, какие бы сны мне ни снились и как бы ни легли камни.
— У тебя камни всегда ложатся замечательно, моя фея. — Минерва ласково улыбнулась ей. — Так что ты ничем не рискуешь.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный воин - Гротхаус Хизер



замечательная кни га,столько любви,преданности,верности,что сердце замирает.пусть это и сказка,но мы всегда ищем этих сказок не признаваясь себе и радуемся в глубине души,когда видим или читаем про это,особенно приятно читать этот роман хороший язык,легко читается.
Влюбленный воин - Гротхаус Хизернина
30.08.2011, 2.04





Хорошая сказка не более
Влюбленный воин - Гротхаус Хизернека я
11.07.2013, 17.44





Чудесный роман!!! наслаждалась....
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерКиса
22.04.2014, 7.46





Да, сказка.
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерMarina
23.04.2014, 12.56





Так себе... Роман вообще не впечатлил, сказка причем отнюдь не захватывающая.
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерЯна
23.04.2014, 16.35





Не люблю истории с мистикой. Эдакий "привет" ожидающим доброго дядю, крестную фею, рыбку и т. д. Проблемы нужно решать самостоятельно. А еще постоянно бесит героиня - никого не слушает, но что хуже всего - не считает нужным ни слышать, ни думать. Она лично ничего не сделала для хеппиэнда. Только валялась то в обмороке, то связанная. И что там за "дар" такой, что замки открывает, а веревки развязать не судьба... Инфантильная какая-то история. А вот язык автора не плох. И жутких ляпов не заметно. На любителя, короче.
Влюбленный воин - Гротхаус ХизерKotyana
12.06.2014, 3.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100