Читать онлайн Сердце в гипсе, автора - Грохоля Катажина, Раздел - Все раскроется в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце в гипсе - Грохоля Катажина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце в гипсе - Грохоля Катажина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце в гипсе - Грохоля Катажина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грохоля Катажина

Сердце в гипсе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Все раскроется

Я избегала Адама. Впрочем, это было несложно, потому что Адам избегал меня. Я боялась взглянуть правде в глаза. Много работала, а ведь на дворе бабье лето.
Меня страшил любой разговор с ним. Как знать, в какой момент все раскроется. В банке мне отказали в кредите.


Дорогая редакция!
Есть ли какая-нибудь возможность открыть общий счет, хотя мы с ним не состоим в браке?


Дорогая читательница!
Открыть общий счет нетрудно. Необходимо отправиться в банк вдвоем, заполнить соответствующие документы, заключить договор и оставить образцы подписей. Банк выдаст вам две персональные карточки и две чековые книжки, а спустя некоторое время вы получите две магнитные карточки для банкоматов. Если у вас есть общий счет, возрастают также ваши шансы на получение кредита в банке...


К сожалению, подобные операции в банке невозможны, если один из вас ничего об этом не знает.


Случается, что партнер (или партнерша!!!) окажется легкомысленным и расточительным человеком и начнет сорить направо-налево деньгами. Существует и другая опасность, что без твоего ведома партнер снимет со счета все общие сбережения. Если ты решилась открыть общий счет, у тебя нет возможности себя обезопасить...


Мой отец дал обещанные две тысячи, но нужно было больше, много больше. Вернувшись домой, я застала Адама перед телевизором, а Тося стояла, опершись на стол. Обмен мнениями между ними продолжался, по-видимому, уже изрядное время, потому что Тося пребывала в своем любимом настроении, а именно: вы все ненормальные.
— Мам, скажи ему, как называются такие маленькие, — запнулась Тося, — ну, такие небольшие в газете.
— Статьи? — подсказала я миролюбиво.
— О Боже! — Тося закатила глаза. — Да не статьи, а такие маленькие, черненькие...
— Объявления? — подхватил Адам с готовностью.
— Вы что, не знаете? Ну такие маленькие, черненькие в газете?
— Буковки? — не сдавалась я.
— Да не буквы, блин, ну маленькие, ну чуть побольше размером, такие с орнаментом, с крестиками.
— Вышивка? — спросил Адам и убавил звук в телевизоре.
Тося раздосадован но мотнула головой и впустила Бориса в комнату.
— Может быть, заголовки?
— Не заголовки, по-другому, ну как их...
— Что по-другому?
— Вы какие-то ненормальные, не понимаете, о чем я говорю, такие маленькие, черные, о смерти!
— Некрологи?
— Ну! Как трудно с вами общаться. — Тося развернулась и ушла к себе.
— А зачем тебе некрологи? — прокричала я ей вслед.
— Если тебя интересует мой, могу надиктовать текст, но не рассчитывай, что сможешь его использовать в ближайшие тридцать — сорок лет! — прокричал Адам.
— Да я просто забыла, как это называется! — отозвалась Тося.
Я вошла на кухню, помыла руки и принялась резать мясо на завтра.
Адам пошел следом, обнял меня — я уж и забыла, как это бывает, — и промолвил:
— Юдита, что с тобой происходит? Ты не хочешь со мной поговорить? Что-нибудь случилось? Мы же обещали друг другу всем делиться...
Сейчас терся об мои ноги, Потом терпеливо карабкался вверх по ногам, цепляясь за штанину. Я переложила мясо в миску и ополоснула руки. Адам повлек меня в комнату. А через минуту я услышала топот на лестнице и стук дверцы холодильника в кухне. Вспомнила об оставленном на столе мясе и о котах.
— Тося, задвинь куда-нибудь мясо, — крикнула я в сторону кухни.
Снова хлопнула дверца холодильника.
— Я просто устала, — пожаловалась я Адаму. — Может, по телику идет какой-нибудь легкий фильм, чтоб мозги отдохнули?
Черный котик Потом выскочил из кухни, задрав хвост, и спрятался под батареей. Тося еще раз хлопнула дверцей холодильника, и снова ее шаги загромыхали по лестнице. Адам смотрел на меня так, как уже давно этого не делал.
Я поднялась и направилась в кухню. На столе сидел Сейчас и преспокойненько расправлялся с вырезкой в миске. И вот как тут рассчитывать на то, что кто-нибудь спасет мясо, даже если ты работаешь не покладая рук?! Я шуганула кота и поплелась к Тосе.
— Тося, я же тебя просила задвинуть куда-нибудь мясо! Сейчас умял почти все!
Тося сидела, уткнувшись в книжку.
— Я и двинула Потомчику! — ответила она, воззрившись на меня с несусветным изумлением.
— Тебе надо было не выставлять кота, а переставить мясо, чтобы кошки не могли дотянуться до миски!
— Ага... — Тося сунула в рот кусочек сыра. — А я тебя не поняла. Значит, Потому досталось зря.
И снова углубилась в книжку. С той минуты, как Якуб сказал, что ему нравятся умные женщины, Тося в сногсшибательном темпе решила наверстать упущенное. Я спустилась вниз.
— Я заказал компьютер для Шимона, — сообщил Адам и переключил канал.
Я почти упала в обморок, но виду не подала. Единственная надежда была на Артура. Только у него водились деньги. Попробую занять у него, хотя мы близко не знакомы. Позвонила Реньке.
Я даже не спросила Тосю, как у нее дела в школе, а принялась за мытье посуды. Какое-то время хлопотала на кухне, а потом как бы между прочим сказала, что иду к Реньке.
— Ты же хотела спокойно посидеть дома у телика, — удивился Адам, и стало ясно, что он недоволен. Но я оказалась в безвыходном положении. Необходимо к завтрашнему дню раздобыть эти три с половиной тысячи, хоть удавись. А потому я ушла.
За путями я угодила в яму, мои хорошенькие замшевые прошлогодние туфельки измазались красной глиной. Я прокляла яму, дом на опушке леса, темень, деньги, долги, банки и компьютеры. Попросила Артура сохранить конфиденциальность. Он выписал мне чек, сказал, что могу отдать, когда появится возможность, я поблагодарила и очень довольная вернулась домой. Адам сидел перед компьютером, был уже весь в работе. Я включила свой и уткнулась в экран.


Дорогая редакция!
Мне изменяет муж, я почти не сомневаюсь в этом. Он стал каким-то другим, я его просто не узнаю. Возвращается с работы довольно поздно, а когда я ему звоню, никто не подходит к телефону. На мой вопрос, почему никто не берет трубку, отвечает, что секретарши уже не работают. Мне-то известно, с чего все начинается. Я на грани нервного срыва — обнюхиваю его одежду, проверяю записи в ежедневнике, просматриваю его вещи. В наших отношениях возник какой-то разлад. Лучше иметь ясность, чем теряться в догадках. Однажды я даже дошла до того, что вечером подъехала к зданию его фирмы. Он был там, но это еще ничего не значит. Не знаю, что мне делать. Я в отчаянии и любой ценой хочу спасти нашу семью.


Ей-богу, я бы на месте ее мужа не выдержала. Разве можно настолько не доверять партнеру и придираться по пустякам? Даже если он ей еще не изменяет, она, без сомнения, доведет его до этого.
Раздался телефонный звонок. Я сняла трубку. Мужской хрипловатый голос:
— Я бы хотел заказать очистку выгребной ямы.
— Очень приятно, — идиотничаю я.
— Запишите адрес...
— Я не чищу отхожих мест.
— Девушка, у меня уже льется через край! Я понимаю, что позднее время, но может, вы утром приедете...
— Это квартира, — отрезала я и бросила трубку. Снова путаница с номерами. Чтоб ей пусто было, нашей телефонной станции...


Дорогая читательница!
По-настоящему хороший и равноправный брачный союз должен строиться в первую очередь на доверии. Взрослые люди не должны контролировать друг друга. У меня сложилось впечатление, что Вы ищете оправдание своей подозрительности, доказательств измены. Такая степень недоверия с Вашей стороны приведет лишь к тому, что супруг начнет Вас чуждаться. Натянутость в отношениях и Ваша неосознанная неприязнь к нему лишь усугубят ситуацию...


Вот так-то, оказывается, я способна взвешенно и без эмоций отвечать на такие письма. А если он действительно ей изменяет? У женщин есть интуиция, а я ей тут впариваю небылицы о доверии и необходимости посмотреть на себя... Звонок. На этот раз Адаму. Говорит минуту, чем-то взволнован.
— Мне придется ехать на радио. — Адам взглянул на меня и начал переодеваться. — У нашей сотрудницы начались роды, а Конрад должен через два часа уйти. Вернусь примерно после двух. — Он подошел и чмокнул меня в ухо. — Не беспокойся ни о чем, — бросил он на бегу, и вскоре послышался скрежет запираемых ворот.
Чуть погодя сверху спустилась Тося.
— Ты знаешь, что такое столетний юбилей числа «пи»?
— Не знаю.
— Ну, мамуля, подумай.
У меня не было сил думать. Я могла только размышлять над тем, что сказал Адам. Почему он просил меня ни о чем не беспокоиться? Никогда раньше он так не говорил. Значит, у меня должны быть какие-то причины для беспокойства?
— Пистолет.
— У меня нет, — ответила я машинально.
— Столетний юбилей числа «пи» — это пистолет! — Тося посмотрела на меня как на недобитую интеллигентку. — А Якуб догадался. А вот еще. Отступление армии?
— Тося! — простонала я жалобно. — Только не сегодня.
— Драпировка! С тобой вообще ни о чем нельзя поговорить. Я иду спать. Адам куда-то уехал?
— На радио.
— Он ведь сегодня не должен был дежурить.
Тося взяла Сейчаса на руки и пошла к себе. Я выключила компьютер и набрала в ванну воды. Лето прошло. А ведь оно должно было стать для нас незабываемым, и я-то уж точно его никогда не забуду. Два дня, проведенных в Берлине, уничтожили все. Как же мне не беспокоиться?
Мужчина, который слишком часто исчезает из дома, не любит этот дом. Отчего это у Адама вдруг так много работы? Я легла в ванну и прикрыла глаза. Мне следовало бы ему все рассказать. Из маленьких недомолвок вырастают настоящие проблемы. Он, наверное, даже не предполагал, что я могу оказаться такой идиоткой. Это были наши общие деньги, а не мои, я не имела права так поступать. Я и в самом деле его избегаю, потому что всего боюсь. Ни к чему хорошему это не приведет. Так я и лежала в этой ванне, пока вода не стала холодной. Забралась в пустую постель, и мне стало ужасно грустно. Борис улегся на коврике, он уже не пытался влезть к нам в кровать. Наконец я, окончательно решив, что должна что-то предпринять, заснула.


— Мам, ты когда-нибудь считала, сколько за свою жизнь ты съела животных?
Тосин вопрос меня потряс. Она стала вегетарианкой, потому что Якуб не употребляет мяса. Безусловно, я не в состоянии посчитать всех съеденных мной животных, но результат был бы шокирующим.
— За последний год ты как ни в чем не бывало съела четверть небольшого теленка, стайку или две чудненьких пестреньких курочек, а про говяжьи бифштексы вообще лучше не вспоминать, — не отставала от меня дочь. — Ничего странного, что ты превратилась в токсикогенную мамашу.
— А картошка, съеденная мной, могла бы зацвести на площади в десять соток, если бы я ее посадила, а сахар, если бы я сыпала его на пол, а не в чашку, мог бы покрыть весь наш дом, — спокойно парировала я. — Я не могу винить за это своих токсикогенных родителей. Они не могут быть в ответе за все.
— Э-э-э, — пожала плечами Тося, — с тобой вообще серьезно не поговоришь. — И, вынув из холодильника зеленый хвостик сельдерея, начала его смачно грызть.


Я ответила на девятнадцать писем и устала до смерти, мне пора носить очки, и совершенно бессмысленно становиться вегетарианкой. Когда Адам узнает, что я наделала, он просто уйдет. Позвонила Уле, она обещала зайти вечером. Но пришла немедленно. Для настоящей дружбы важна твоя душа, а не ошибки в питании. А моя душа, прикрытая лишними килограммами, рыдала. Уля вопрошала меня с изумлением:
— При чем здесь полкоровы?
— Не половина, а четверть. Я причастна к убийству, принимаю активное участие в уничтожении, перерабатываю живых птичек на бедрышки с ананасом, и должен был настать тот момент, когда мне кто-то откроет на это глаза.
— Ты хочешь стать вегетарианкой? — догадалась Уля. — Если я правильно тебя поняла.
Не знаю, кем яхочу стать. А становлюсь одинокой женщиной. Обманула мужчину, которого люблю...
Уля не понимает меня. Никто меня не понимает. Так будет всегда. Что из того, что я не одна, если это может произойти каждую минуту? Моя собственная дочь, и та пытается что-то изменить в своей жизни, а мне не под силу даже маленький решительный шаг.
Уле тоже живется несладко. Мы решили включить телевизор. На экране сплошь стройные женщины. Которые стирают в самых лучших порошках. Пользуются самыми тонкими прокладками. Чистят и без того белоснежные зубы. Ставят пятна, проливая на себя и на окружающих разные соки, а потом изящно потягиваются возле стиральных машин. Или возле холодильников. Или подают мужьям масло, которое красиво мажется на хлеб. Или едят что-нибудь легкое, содержащее всего две калории. Или в мини-юбочках подают пиво. На длинных, стройных ногах. Прыгают с парашютом, а ведь они могли бы и без парашюта плавно парить в воздухе, потому что они невесомы. Мы выключили телевизор.
Уля протянула руку к вазочке и захрустела соленым орешком — миллион калорий. Взяла и я.
— Вот видишь? — сказала я ей.
— Вижу, — ответила Уля. — И знаешь что? Я бы не хотела, чтобы моя жизнь свелась только к этому. И тебе бы посоветовала заняться чем-нибудь другим.
Но чем? Чем все-таки? Хищением? Мошенничеством? Пачкать и стирать? Переодеваться и разносить алкоголь? Жевать самую лучшую резинку — при условии, что талия у тебя пятьдесят три сантиметра? Так ведь это все не для нас!
— Знаешь что? — Уля начала рассуждать вслух. — Какие же мы с тобой идиотки. Верим рекламе. Вот в чем беда. Если бы ты не смотрела телевизор, была бы счастливой, незакомплексованной женщиной. Подумай, кто пропагандирует голодание? И богатство, которое важнее всего?
Одно я знала точно — это не я.
— А между тем, — у Ули заблестели глаза, — речь идет вовсе не о том, чтобы выглядеть именно так!
Разве?! Это весьма любопытная теория, которая, увы, не подтверждается практикой.
— А о чем?
— Грубо говоря, о том, чтобы быть счастливой. — И она отправила в рот следующий орешек. — А ты видела, чтобы хоть один толстый человек был счастлив?
О мошенниках-толстосумах я и вспоминать не хочу.
— Я знаю одну манекенщицу, которая рассказывала, что уже семь лет сидит на диете, но их карьера скоротечна, а значит, когда-нибудь, в будущем, она наконец-то сможет нормально питаться. Ты бы хотела так? Худоба нужна для того, чтобы делать счастливыми других, — жизнерадостно продолжала Уля. — А жизнь состоит в том, чтобы стать счастливой самой. Тогда и другим жить лучше.
Доела орешки и ушла.
А я снова принялась подводить годовой итог, оставив в покое статистику, коров, курочек и сахарные комбинаты. Несомненно, я выгляжу так, как оно есть, правда, стала на год старше. Дружу с Улей. Есть Адам. Я люблю его. Тося взялась за ум. Я связала две кофточки на спицах, божественные. Радовалась, когда Ева купила машину, и плакала, когда Марту бросил мужик. Бессчетное количество раз встречалась со своими друзьями. Звоню родителям. Не так уж и плохо.
— Не так уж и плохо! — повторила я вслух.
— У тебя все не так уж хорошо. — Тося бесшумно, как дух, появилась в комнате, я абсолютно этого не заметила. — Не пытайся делать вид, что у тебя все отлично, мамочка. Я дам тебе классную диету. После нее хочется жить и радоваться. А кроме того, муся, сделай что-нибудь с волосами. Давай я поставлю тебе компресс из рыбьего жира.
— Завтра, — скривилась я. — Да и вообще, польза от него какая-нибудь будет?
— Это из твоей базы данных! Ну тогда другое дело.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце в гипсе - Грохоля Катажина



о чем, в крации
Сердце в гипсе - Грохоля Катажинакристина
15.11.2013, 19.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100