Читать онлайн Сердце в гипсе, автора - Грохоля Катажина, Раздел - Как я тебя люблю! в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце в гипсе - Грохоля Катажина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце в гипсе - Грохоля Катажина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце в гипсе - Грохоля Катажина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грохоля Катажина

Сердце в гипсе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Как я тебя люблю!

Потом приехал Кшись с девочками и сказал Уле, выбежавшей в ночной рубашке открывать ворота, — а было уже двенадцать, — мол, жаль, что она тратит жизнь впустую, ведь мир так прекрасен. Мы с Адамом, немного сонные, но уже посвежевшие, слушали их диалог из-за забора. Мне это малость подняло настроение, но, к сожалению, ненадолго. Тося выкарабкалась из машины с ведром ранней вишни, а потом позвала Адама наверх и долго о чем-то с ним совещалась. Не пойму, почему они что-то от меня скрывают. Да и вообще куда это годится, чтобы приятель матери (давайте называть вещи своими именами, который даже ей не муж) часами беседовал с семнадцатилетней дочерью своей подруги. Это не очень полезно!
Они спустились вниз примерно через четверть часа.
— Сама с ней поговори, — услышала я совершенно случайно голос Адасика на лестнице.
— А ты заступишься за меня?
И чтобы хоть раз у Тоси были такие умоляющие нотки в голосе в разговоре со мной! Я отпрянула от лестницы и снова принялась сосредоточенно чистить овощи.
— Мама, я хочу поговорить с тобой. — Тося остановилась в дверях с вызывающим видом.
— Вынеси мусор, — ответила я.
Тося вздохнула — чересчур тяжело для столь легкого черного пакета с отходами — и отправилась с ним во двор. Адам взглянул на меня и вскинул брови.
— Ты могла бы попросить ее об этом чуть позже. — Он произнес это так рассудительно и мягко, что у меня, по-видимому, проступил легкий румянец. Я с трудом привыкаю к тому, что мужчина тоже иногда оказывается прав.
— А ты вообще не в свои дела не вмешивайся, — добавила я на всякий случай.
Ну вот. Так всегда — я для Тоси плохая мать, а Адасик у нее в любимчиках. Посторонний мужчина, не связанный никакими обязательствами в отношении моей дочери, который может отрабатывать на ней всевозможные социолого-педагогические изыски, а сам, кстати, оставил несчастную бывшую жену со своим сыном, чтобы та с ним мучилась. Такова правда, и ничего тут не попишешь.
Громыхнула крышка мусорного бака. Адам пожал плечами, а выражение его лица было совершенно не таким, как утром, когда он забирался ко мне в постель.
— Разве я вмешиваюсь?
Тося остановилась в дверях кухни. Эта фраза звучит, как сон пьяного параноика: «Тося остановилась в дверях кухни. Тося остановилась...»
— Мам?
— Вложи новый пакет в ведро, — велела я, осознавая, что веду себя как последняя идиотка. Но если в мусорное ведро сразу не сунуть пакет, то через минуту туда я сброшу картофельную кожуру, и хуже от этого будет только мне. Я чувствовала, что поступаю глупо. Отложив в сторону картошку, вытерла руки. — Ну идем.
Тося закатила глаза, сверкнув белками, и скорчила гримаску под названием «О Боже, опять». Мы расположились все вместе в большой комнате, которая на самом деле не такая уж большая. Тося и Адам сели на тахту, я — в кресло. Что тоже немаловажно.
— Я слушаю.
— Я не хочу ехать в турлагерь, — сообщила Тося. Слава тебе, Господи! Мне уже мерещилось, как тысяча пятьсот злотых уплывают в безоблачные Татры.
— Хочу поехать в Колобжег. — Тося поглядывала то на Адама, то на меня. Приостановленные предыдущей фразой денежки снова устремились в синюю даль, на этот раз в сторону лазурного моря. Адам не проронил ни слова.
— С кем?
— С компанией, — ответила Тося, и было видно, с каким трудом она скрывает раздражение.
— А все-таки с кем? — Я была невозмутима.
— Ну, с Якубом, и с Каролиной, и с ее парнем...
Да, именно таким образом среднестатистическая женщина узнает, что у нее взрослеет дочь. Но ведь Тося еще не взрослая! Всего полгода как ей исполнилось семнадцать лет, и рановато еще ездить с друзьями, которым по девятнадцать лет! И что она там будет делать?
Перед глазами у меня замелькали сотни писем в редакцию:


Дорогая редакция, я бы хотела предохраниться от нежелательной беременности...


Дорогая редакция, я бы хотела начать сексуальную жизнь, мы очень любим друг друга...


Дорогая редакция, как мне быть, выяснилось, что я беременна...


Дорогая редакция, наша несовершеннолетняя дочь ждет ребенка...


И что же потом? Сама будешь воспитывать? — Слезы навернулись у меня на глаза.
— Каролину? — Тося и Адам уставились на меня с нескрываемым изумлением.
— Я-то знаю, чем заканчиваются такие поездки, — вздохнула я.
— Мам, ты что, с ума сошла? Я хочу всего-навсего провести каникулы с друзьями! У Якуба в Колобжеге живет бабушка! Есть где остановиться, море совсем рядом, йод, здоровье, да и вообще я не ребенок!
У бабушки Якуба. Ну что ж, это немного меняло суть дела. Пеленки и протертые супчики слегка отодвинулись. Прекратился писк младенца, от которого у меня уже заложило уши.
— Бабушка?
Должно быть, у меня был весьма глупый вид, потому что Тося улыбнулась:
— Бабушка, бабушка. Просто у нас там есть халупа. Даже мама Каролины согласилась.
Ну, если бабушка... И мама Каролины... Собственно говоря, если они захотят согрешить, то смогут это сделать везде, необязательно в далекий Колобжег ехать. Знаю по собственному опыту. Но с другой стороны, почему это я должна решать? И брать на себя всю ответственность за то, что ребенок поедет один отдыхать? Ведь у этого ребенка есть отец или что-то в этом роде.
— Мне надо подумать, — вздохнула я.
— Ты должна мне доверять, — настаивала Тося. — Вот что от тебя требуется. Я уже почти взрослая. Если хочешь, бабушка Якуба тебе позвонит. — Тося встала с тахты. — Решено?
— Я не исключаю такой возможности, — ответила я осторожно. — Пожалуй, да, но я бы хотела, чтобы сначала...
— Как я тебя люблю! — Моя дочь подскочила ко мне и поцеловала в щеку, чего не делала давным-давно. Было видно, что она просто потеряла голову от счастья. — Ну пока! Я бегу к Каролине, нам надо обо всем договориться...
И след ее простыл. Я взглянула на Адама.
— Нам светит отпуск вдвоем, — улыбнулся он. — Что ты на это скажешь?
Что я должна сказать? Моя дочь едет отдыхать с каким-то мужчиной, а мне прикажете витать в облаках? А этому типу нечего мне больше сказать? Не успокоит меня? Не утешит?
— Я надеюсь, ты не будешь сильно переживать. Тося действительно почти взрослая. Возможно, для тебя это удар, но ты должна постепенно с этим смириться. Впрочем, я тоже хочу с тобой поговорить. А не поехать ли нам на Крит? Радек — помнишь, он работает на радио — едет с женой, у них там есть дешевое жилье. Мы ведь с тобой отложили немного денег на наш первый отпуск вдвоем.
Крит! Вдвоем с Адамом! Мечта моей жизни рассыпалась в прах. Как я ему скажу, что вложила десять тысяч в злополучный бизнес Остапко?!
— Может, останемся дома? В этом тоже есть своя прелесть. — Я говорила очень тихо, стараясь вообще не смотреть ему в глаза. Я была полна сочувствия. Вот мужчина, которому за сорок, нашел себе великовозрастную подругу. Которая разбазарила его деньги и повисла у него на шее.
— Обсудим... Но ведь ты так любишь Грецию.
К счастью, долго говорить нам не приходится. Адасик обнял меня, а я больше всего в жизни обожаю находиться в объятиях. Особенно если рядом нет детей. Когда позвонила мама Каролины, я все еще пребывала в его объятиях и не была намерена от них освобождаться.
— Вы согласны, чтобы дочь поехала?
— Конечно... — отвечаю я неуверенно.
— Ах, как хорошо, потому что свое согласие я решила дать после того, как разрешите вы.
— А Тося уже у вас?
— Девочки в ванной, красят волосы.
— Ах! — только и воскликнула я.
Положила трубку. Адасик прижал меня к себе.
— Или на Сардинию... Говорят, там замечательно и не так чтобы очень дорого. Ведь мы отложили немного Денег.
— Она опять красит волосы! — Я решительно освободилась из его объятий. — Тося просто облысеет. По-. том, поговорим попозже, сейчас мне все равно не дадут отпуск.
О Господи, как же ему объяснить, что пока у нас нет ни гроша?


Ближе к вечеру позвонила бабушка Якуба. Дескать, она безмерно рада, что у нее будет гостить моя дочь, Якуб ей столько о Тосе рассказывал, ну да молодо-зелено, ведь ничего не случится, она просто счастлива, что познакомится с Тосей, комнаты уже ждут, молодежь нынче замечательная. Приятный голос, любезный тон, придется мне Тосю отпустить.


Дорогая редакция!
Я уже взрослая, но мои родители совсем не хотят этого понять. Уже год как я встречаюсь с одним парнем, но вынуждена это от них скрывать. В прошлом году, в каникулы, я поехала с ним отдыхать, а родителям сказала, что еду с подругой к ее тетке.


Тося! — Я заорала на весь дом.
— Что?
— Сию же минуту спустись вниз!!!
— Что случилось? — Перепуганный Адам ворвался в комнату. — Ты чего так кричишь?
— В чем дело? — Тося сбежала вниз — один глаз подкрашен, другой нет. Вид у нее убойный. Волосы рыжие.
— Где эта Якубова бабушка живет? Адрес, телефон! Я ей сама позвоню!
— А ты еще с ней не говорила?
— Да, но хочу еще раз с ней поговорить! Тося вонзила в меня взгляд, и по ее глазам я поняла, что дочь готова отправить меня к праотцам.
— Спрошу у Якуба и скажу тебе.
Я расплылась в саркастической улыбке. «Спрошу у Якуба и скажу тебе»! Она рассчитывала, что задуманный ею план не вызовет моих подозрений! Как бы не так! Извольте, я могу подождать.


В этом году я решила сказать им правду. То, что происходит дома, далее трудно описать. Мама перестала со мной разговаривать. Я не хочу дальше жить в обмане. Мой парень — порядочный человек, не пьет, не курит, мы подумываем о планах на будущее. Мне двадцать семь лет, и, безусловно, хочется иметь собственную жизнь.


Уф.
— Тося! — Я снова зарычала на весь дом, на этот раз почти радостно.
— Ну что опять? — Рыжий вамп, напоминающий мою Тосю, нехотя плелся вниз.
— Я только хотела тебе сказать, что тебе неплохо стаким цветом, у тебя хорошие волосы, — выдавила я. Тося пожала плечами:
— Ты никогда не отличалась хорошим вкусом. У меня облом. Завтра же перекрашусь — выгляжу как кретинка.
Почему двадцатисемилетняя девушка из моего письма в такой степени зависима от мамочки с папочкой? Вот в чем вопрос. Ответ должен быть ясным, простым и четким.


Дорогая Марта!
Я не понимаю, почему так происходит, что отношения с детьми, которые уже давно выросли, носят столь бурный характер. Не знаю, почему ты продолжаешь вести себя как ребенок, который пытается обманывать, вместо того чтобы открыть глаза родителям на фактическое положение вещей. Возможно, действительно пришла пора стать самостоятельной — то есть жить отдельно, вести свое хозяйство и так далее. Я не знаю, конечно, имеются ли у тебя для этого возможности, но, оставаясь на позициях ребенка, ты даешь родителям право относиться к тебе именно так. Попробуй с ними спокойно поговорить, выяснить...


Вечером Тося вручила мне листок с адресом и телефоном бабушки Якуба. Отлично. А если это очередная уловка? Вдруг детки подсовывают мне несуществующую бабушку, старую аферистку, которая с ними в сговоре?
Тося надулась. Позвонить? Не звонить? Позвонить? А если она не врала? Выставлю себя чистой дурой. Контроль — это бред. А может быть, я и не контролирую, а только хочу проверить!
Позвоню.
Нет, не буду звонить.
А тем временем мы договорились с Улей, как только мужчины снова уедут, устроить женские посиделки. С какой-нибудь масочкой. И позавтракать вдвоем на рассвете...


Помогаю Тосе сложить вещи. И все-таки я позвонила. Эта бабушка Якуба — милейшая особа. Обещала держать меня в курсе, сказала, что понимает мое беспокойство, но Якубек славный паренек и мне не стоит волноваться. Еще она пообещала, что ничего не скажет Тосе о моем звонке. Тося страшно закопалась с этими сборами. Сумка набита так, словно она уезжает по крайней мере на три месяца.
— Зачем тебе фен?
Тося смотрит на меня с недоверием.
— Волосы сушить.
— А что они, так не высохнут? Я ни в одну поездку не брала с собой фен. А зачем тебе столько косметики?
Тося склоняется над сумкой.
— Это крем с фильтрами. Это увлажняющий. После загара. Это ночной, а это для комбинированной кожи. Здесь тоник, здесь молочко для снятия макияжа. А вот маска для расширенных пор. Я не могу безо всего этого ехать.
— Я никогда не брала на отдых ничего подобного.
— По тебе и видно, — наставительно произнесла моя дочь. — Женщина в любом возрасте должна следить за собой. Тебе надо брать пример с Рени. Посмотри, как она выглядит. У тебя новый роман, а ты и не думаешь заняться собой. Даже гимнастики не делаешь, хотя я подарила тебе на именины кассету с калланетикой.
Мое беспокойство росло с каждой минутой. Почему и Тося мне толкует о Рене? Неужели у нее те же подозрения, что у меня? Что Адам интересуется соседкой? К сожалению, я не могу дочь об этом спрашивать. А жаль. Впрочем, теперь моя голова забита более важными проблемами.
— Ты будешь умницей, дочура, обещаешь?
— Не понимаю, о чем ты. Говори прямо. Ты хочешь спросить, собираюсь ли я начать сексуальную жизнь?
Бог мой! На мгновение у меня перехватило дыхание. Как она может спрашивать о таких вещах! Да и вообще я совсем не это имела в виду!
— Держись! — бросила мне дочь, выходя в прихожую. — Адам! — прокричала она в сторону сада. — Я готова!
Адам согласился отвезти ее, Каролину и парня Каролины в Варшаву на вокзал. Я кинулась за дочерью.
— А может, мне поехать с вами...
— Ой, мама, ты не поместишься. У нас же еще багаж, и мы заедем за Якубом. Прошу тебя, не создавай проблем. — Тося мимоходом чмокнула меня в щеку.
— Позвони сразу же, как доберетесь до места! — крикнула я им вслед. Через минуту послышался скрежет запираемых ворот. Моя дочь в каникулы поехала отдыхать с парнем, окончившим школу. И я дала согласие.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце в гипсе - Грохоля Катажина



о чем, в крации
Сердце в гипсе - Грохоля Катажинакристина
15.11.2013, 19.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100