Читать онлайн Никогда в жизни!, автора - Грохоля Катажина, Раздел - ЛЯГУШКАМ — МЕСТО НА ЛУГАХ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда в жизни! - Грохоля Катажина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда в жизни! - Грохоля Катажина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда в жизни! - Грохоля Катажина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грохоля Катажина

Никогда в жизни!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ЛЯГУШКАМ — МЕСТО НА ЛУГАХ

Дома все было прибрано, чего никогда прежде не наблюдалось. Картины, которые я не успела развесить, висели. Тося обрадовалась, как ребенок. Борис радовался по-собачьи. Вышла даже Метка, замяукала. За ней выбежал маленький серебристо-серый котенок. Боже мой, еще одна кошка?
Тося взяла его на руки.
— Его хотели усыпить, представляешь? Как я могла допустить!
Да, мне стало ясно, почему дома такой порядок.
— Это мой котенок. Он будет спать в моей комнате. Его туалет поставим тоже у меня, — заявила Тося, и я поняла, что у меня теперь две кошки. — Звонил какой-то тип со странным именем и спрашивал тебя. Хиромант или что-то в этом роде. Я сказала, что ты приедешь поздно вечером.
Чудесно, у нас теперь две кошки! Отличная идея! Метке будет веселее!
У нашего серебристого котенка уже есть имя. Его назвали Сейчас. Тося принесла его две недели назад. Клички у него все не было и не было, потому что Тося не могла ничего придумать. В конце концов она высунулась в окно и крикнула Агате:
— Послушай, как мне назвать котенка? Агата прокричала в ответ:
— Сейчас, подожди, мама, я разговариваю с Тосей. Что ты спросила?
Тося решила, что это вполне подходящее имя. Можно сказать, котенку повезло, что не назвали его как-нибудь покруче.
В десять вечера раздался звонок. Мамочки мои! Он хотел со мной немедленно встретиться — лучше всего завтра! К сожалению, не мог, потому что звонил из Швейцарии. Приедет через две недели во вторник, могу ли я оставить свободной среду, чтобы сходить с ним поужинать? Чудеса, да и только!
Мы договорились на среду. У меня был запас времени, чтобы похудеть. Может быть, даже удалось бы влезть в одну свою юбку, которая у меня уже третий год. Я купила ее три года назад в надежде, что после того, как я сброшу пару кило, она будет сидеть как влитая. С тех пор я ее не надевала. А все-таки следовало бы остаться в Курденчове и немного себя помучить! Однако там я не встретила бы Ирека.
Жизнь — wonderful!!
type="note" l:href="#note_13">[13]
Уля окликнула меня из окна, чтоб я зашла. Вошла, а там — кошмар — какое-то жалкое животное со свалявшейся шерстью, похожее на длинношерстную крысу, которую словно кто-то отжал, прокрутив через валики стиральной машины. Зверь с серой шерстью, сбившейся колтуном на спине, оказался персидским котом, оставшимся без хозяйки, которая умерла. Здесь не обошлось без Маньки, это факт.
Я даже не завела с Улей разговора об Иреке, потому что было необходимо срочно заняться этим существом. Предложила Уле замочить котика в фасоли.


Дорогая редакция!
Какими домашними средствами можно восстановить свалявшийся свитер?
Дорогая читательница!
Замочите на ночь в воде фасоль, утром поместите свитер в тазик с водой, в которой была фасоль, оставьте на три часа, затем прополощите свитер в теплой воде, стряхните. Сушите в расправленном виде…


Уля не пожелала замачивать кота и сушить в расправленном виде. Но это единственный способ, который я могла предложить. Потом мы вспомнили, что Манька как-никак ветеринар. Позвонили ей. Манька благодушно сообщила, что у персов, если их не расчесывать, сваливается шерсть и что Уле завтра надо приехать побрить кота. Откуда ей было знать, как этот кот выглядит, если она его даже не видела, а только дала знакомой адрес Ули, зная, что у подруги доброе сердце.
Уля была в ужасе. Она всегда утверждала, что только идиоты держат дома больше одной кошки. Потом наконец-то, соизволив взглянуть на меня, констатировала, что никогда в жизни я не выглядела так хорошо.
— Надеюсь, что ты не влюблена… — И она захихикала. Уля считала, что после перипетий с моим бывшим, к которому она не питала особой симпатии, мне необходимо отдохнуть и осмотреться, прежде чем снова во что-нибудь впутываться.
Речи не могло быть о том, что я влюбилась! Я ничего не сказала ей про Ирека. Надеюсь, они скоро познакомятся.
На ночь я надела спортивный костюм, но поверх одеяла и спальника уже не стала класть плед. Весна идет! К тому же две кошки согревали лучше, чем одна. Тепла вдвое больше. Метка спала у меня на голове, Сейчас прижался к Борису, который тоже устроился на моей кровати. Ужасно негигиенично.
* * *
Произошло много всяких событий. Вчера новый кот Ули невзначай получил имя. Этот кот был преисполнен достоинства, хотя и после бритья состоял главным образом из сбившейся в комок шерсти и страха. Манька срезала почти весь мех с трех лап (обеих задних и одной передней) и на животе. Тело кота оказалось розоватого цвета, как утиное мясо. Однако хвост, морда и одна передняя лапа выглядели величаво. Яцек посматривал свысока на шлявшееся по его территории существо, напоминавшее частично обросшую шерстью крысу. После купания выяснилось, что остальная часть кото-крысо-утки серебристо-серого цвета. Уля вычесала голову, лапу и хвост перса, и мы все вместе стали подбирать бедолаге имя. Через пару дней на розовом тельце стала пробиваться поросль — намек на будущую шерсть, и безымянный кот даже перестал издавать свое недовольное “ф-фыр!”.
Молоко Уле через день приносила та же хозяйка, которая снабжала нас яйцами. Это симпатичная женщина, у нее единственная в нашей деревне корова. В тот день, когда перс приобрел себе имя, тетя Стася крикнула Уле из-за ворот, что молоко, молоко принесла! Уля с котом на руках в лучах мартовского солнца вышла к калитке. Кошачий мех искрился, мохнатая лапка свободно свисала с ладони, пушистый хвост слегка покачивался в такт шагам женщины, а умные черные глазки-пуговки смотрели в упор на молочницу.
— Ой-ой-ой! Пани Уля, кошечка у вас до чего хороша! — воскликнула тетя Стася и протянула через забор бутылку из-под кока-колы, наполненную натуральным коровьим молоком. Уля опустила животное на землю, чтобы взять молоко. Кот выгнул розовую спинку и тремя голыми лапками и одной волосатой затоптался возле ее ног.
— Ой-ой-ой! Пани Уля! Ой! — охнула тетя Стася, содрогнувшись от отвращения. Таким незатейливым образом наш кот получил себе имя.
Но это еще не все. В доме моей подруги появилась еще одна кошка. Котенка принес в горсти ее собственный муж и сказал:
— Глянь, как смотрит, словно кричит: на помощь! Помощь — вся беленькая, как цветок вишни. С тех пор я не слышала, чтобы Уля утверждала, что только идиоты заводят себе больше двух кошек.
Ирек звонил шесть раз, чтобы сообщить, что соскучился.
* * *
Сейчас наложил кучку возле камина.
Я встала утром, вошла в Тосину комнату и чуть не упала. Одна стена была покрашена в синий цвет, другая — в зеленый. С потолка на лесках свисали рыбки. Над кроватью красовался плакат “Нирвана”, окруженный траурной черной каймой. Посредине надписи — ругательное слово.
Я разбудила дочь и велела немедленно убрать за Сейчасом.
— Сейчас, — откликнулась Тося.
Сейчас тут же запрыгнул на кровать и заехал ей лапой в глаз. Тося вскочила.
— Я отдам кота, если ты не будешь за ним убирать! О комнате поговорим позже. Чтоб от всего этого не осталось и следа.
Ну вот я и дождалась. А ведь предупреждала меня Уля: не браться за два дела сразу!
— Это моя комната! — крикнула Тося. — Ты мне говорила, что я могу здесь делать, что хочу! А напакостила наверняка Метка! А Метка — твоя кошка! Ты сама обещала мне! Я иду в школу, мне нельзя нервничать! Хватит того, что мне там действуют на нервы!
Я убрала за кошкой и поехала в редакцию за письмами. Мне повезло, мне не надо в школу.
* * *
Можно ли в моем возрасте влюбиться в какого-то незнакомого, начинающего седеть мужчину? Разве у женщины, которая от него ушла, не было глаз? Почему бабы не ценят того, что совсем рядом? Не все, конечно.
Я приехала в редакцию. Интересно, пришло ли что-нибудь от Голубого. После моего последнего письма он даже близко не должен подходить к компьютеру.
Пришло!
Дорогая пани редактор!
Так оно и есть! Вы немного раскрылись! Я ясно понял, что Вы избегаете каких-либо чувств в отношениях с мужчинами, за исключением, несомненно, чувства злости, которым переполнены Ваши письма. Интересно, почему для обманутых женщин Вы находите такие нужные, милые, доброжелательные слово, а для мужчин в подобной ситуации у Вас только прописная мораль, далеко не столь приятная… Я бы советовал Вам кое-что почитать, что, может быть, немного подправит Ваш характер, хотя сомневаюсь, чтобы это было возможно…
И дальше этот кретин предлагал мне список книг.
Что же касается Ваших язвительных замечаний по поводу прочитанных мужчинами книг, я хотел бы спросить, знаете ли Вы, сколько близнецов воспитала Аня с Зеленого Холма прежде, чем попала к Марыле?Ха-ха!
И еще одно небольшое уточнение. Вы пишете о трансфере, хотя подразумеваете под ним проекцию. Я рекомендую Вам заглянуть в Словарь психологических терминов, прежде чем делать наставления интеллигентным, образованным и умным людям.
P.S. Вы брюнетка или блондинка?
Тебе-то какое дело, Голубенький? Сразу видно, что ты не реализовался. Оглянись вокруг, Голубой! Какая прекрасная весна, может быть, пока еще не так пленительно тепло, как на Кипре, но ведь это будет, будет! Я уверена, что тебе в следующий раз повезет, ты повстречаешь женщину, которую полюбишь, о которой будешь заботиться. Не теряй надежды!
* * *
Я поливала садик. Первый раз в этом году. Выглянуло солнце, стало почти тепло. Я лила воду на кустики своих любимых будущих осенних астр, и вдруг из-под них как выскочит жаба!
— Ой, жаба! — Я завопила, не обращая внимания на соседей, сидевших поблизости, а также на Гжесика, который всегда был моим другом. До этого момента.
— Расслабься, это не жаба, а солнечные блики! — отозвался мужской голос. И все затряслось от зычного хохота и дамского смеха — и астры, и трава, и зеленеющие березы.
Во мне все закипело, хотя я молча застыла с лейкой в руках. Ну зачем же так? Так по-свински?
Потом, уже дома, мы подробно все обсудили. Оказывается, нас, женщин, преследуют картинки из детства. Сказки, которыми нас потчевали. Девушка склоняется к лягушке, целует ее в мордочку — и все изменяется к лучшему. Извечная мечта или иллюзия? В связи с этим мнения резко разделились. И Уля, и я полагали, что иллюзией является не юная девушка, грациозно склоняющаяся к жабе, а то, что за этим следует. История с поцелуем лягушки подводит нас, женщин, к пониманию того, чем стоит заниматься в жизни. Стоит искать лягушек (или других уродцев), потому что, если мы выдержим это испытание, в конце концов какая-нибудь лягушка обернется принцем. Уля со мной согласилась, хотя в статистическом плане она отличается от большинства женщин тем, что счастлива в своем замужестве.
Вместе с Улей мы пришли к выводу — она (эта иллюзия) сызмальства каждую из нас закодировала: будешь терпелива, придет награда. Любая женщина верит, что ее судьба — это поиски принца, и любое чудовище именно этим принцем может оказаться. И дурачили нас этой сказочкой. Вот и свадебный венок уже снят, а женщина самозабвенно и почтительно склоняется перед лягушкой. Ничего страшного, что пока у этой образины (то есть будущего принца) мало времени для жены. Ничего страшного, что впредь у него будет еще меньше времени.
Сказочка о поцелуе, расколдовавшем принца, настолько вошла в нашу плоть и кровь, что мы целуем и млеем в ожидании, а лягушка между тем занята новой игрушкой — сотовым телефоном, машиной, мотоциклом, — так что некогда сбрасывать шкуру. Ну а нам под зеленоватой кожицей видятся широкие плечи, которые защитят нас от зла в этом мире. Выпученные глаза вот-вот превратятся в очи, затуманенные желанием и обещанием большой любви. А лапки, эти очаровательные, готовые к прыжку лапки, кажутся нам созданными для занятий спортом, а не для прыжков в сторону других дам. О сексе вообще вспоминать не буду. Порой, утомленные ожиданием, менее стойкие особи женского пола дают отставку такой лягушке. Если дама начитанна, она восклицает: “Король-то голый!”, что означает: “Так ведь это лягушка!” К сожалению, мы забываем обо всем уже у ближайшего ручья, где очередное чудище заманивает нас своим уродством. (Меня это, к счастью, не касается.)
Да, несомненно, тот, прежний, был лягушкой, но этот? Этот уж точно будет принцем! И комедия начинается сначала. О том, какой подарочек мы себе преподнесли, мы понимаем сразу либо спустя какое-то время. А вот как мы поступаем с ни в чем не повинной лягушкой? Закрываем ее в четырех стенах, а ведь ей по душе приволь-ность мокрых лугов. Мы так преданно заглядываем в ее выпученные глаза, что у бедняжки нет выхода. Стоя перед зеркалом, лягушка видит королевский скипетр в своей лапе, корона сползает ей на глаза. И лягушка смотрит на нас иначе. Может быть, она заслуживает в жизни чего-то большего? Может, где-нибудь ее ждет принцесса? Словом, у несчастной голова идет кругом, она уже не желает брать кредит, чтобы купить “ниссан”, она видит себя в кабриолете, обязательно в красном. Но, что печально, уже не с обычной своей спутницей, а в обществе белокурой королевы — это может быть какая-нибудь мисс, победительница конкурса красоты или какая-нибудь другая, только с титулом. Как Йоля. Менеджер. У большинства из нас нет столь почетных званий, мы рядовые.
Таким образом, мы навредили себе, причинили зло лягушке, косвенным образом нанесли ущерб другим женщинам, которые благодаря нам принимали наших избранников за настоящих принцев. К примеру, Йоля. Той, прежней, не удалось превратить лягушку в принца, потому что мало целовала! — так в глубине души размышляют наши преемницы, воспитанные на той же сказке о лягушке-королевиче. Я докажу, что значит любить по-настоящему! Она его никогда не понимала. Со мной он забудет… и тому подобное.
Кшись и Гжесик послушали наши с Улей разглагольствования и не согласились. Замечу, что у одного из них — красный автомобиль, а у другого — “ниссан”. Может, обиделись? Противный Гжесик хотел меня вывести из себя, но смог убедить лишь в одном: следует склонить с уважением голову перед девушкой, целующей гада, на которую, как на жесткий диск, копируется сценарий ее будущих действий. Она не виновна. Это не значит, что я имею что-то против этих несчастных земноводных. Они имеют право жить, как и я. Но не позволю втирать себе очки! Лягушка как была лягушкой, так ею и останется. Свой путь эволюции она, безусловно, проходит, но от головастика до главы королевства далеко. Избавившись от иллюзий, мы должны взглянуть правде в глаза и перестать целовать этих холоднокровных. Я имею в виду себя, не Улю — у нее-то хороший муж. После этого мне стало легче. Лягушкам — место на лугах. Надеюсь, что я встретила мужчину без зеленой холодной кожицы. Он никогда не превратится в принца. А как же быть молодым девушкам? Собственно говоря, что лучше: целовать лягушку или принца? А если тот принц, как мой бывший, окажется жабой?
В таких милых разговорах мы скоротали вечер в моем доме. Пусть Гжесик теперь расслабляется. Тоже мне — солнечные блики!
* * *
В связи с весной я, по-видимому, немного утратила чувство реальности. По пути домой основательно запаслась провизией. Апельсинов — два килограмма, мандарины, яблоки, вкусный хлеб, свежее маслице, сыры бри и камамбер, моццарелла и эдамский, а еще два килограмма картошки, и салат, и свеколка, и пекинская капуста — в холодильнике хоть шаром покати, — еще я забежала в мясную лавку, а на вокзале зашла в “Реми”, купила четыре сока и две бутылки белого вина — вечером хотели прийти Уля с Кшисем. Кроме того, пара банок спаржи и сахар — дома кончился песок. Весило все это, наверное, килограммов двадцать шесть. Я с трудом поползла к станции.
В подземном переходе к станции, возле проклятого Центрального вокзала — что в самом центре Европы, — стояла группка агрессивно настроенных типов. Похожи на наркоманов. Мои руки с сумками волочились уже где-то за мной, я с ума сошла, разве можно было забираться жить так далеко? Я решила, что не пойду к поезду, так испугалась. Эти люди стояли возле кассы и спорили. Говоря проще, кричали на кассиршу.
Я чуть концы не отдала. Мне показалось, что я, как рукава, засучила руки, чтобы не очень пачкались, сумки весили уже килограммов пятьдесят, и энергично спросила, где здесь полиция? Полицейский участок находился возле перронов. Никто и не думал ничего предпринимать, поэтому пришлось мне. От тяжести у меня едва не выскочили руки из суставов. Я то и дело останавливалась, ближайший поезд точно пропустила.
Наконец я добралась до участка. Тяжелая металлическая дверь была заперта. Я постучалась. Ни звука. Я стала колотить что было сил. Ни черта. Поставила пакеты, один не выдержал — тот, что с соками. Нашла ключи и ключами задолбила в дверь еще сильнее. Дверь приоткрылась. Соки вывалились из разорванного пакета. В щелочке, за решеткой внутренней двери, показалось лицо молоденького полицейского. Перепуганное лицо. Я вежливо спросила, не мог бы он пойти со мной на станцию пригородных поездов, потому что там хулиганят. Он беспомощно посмотрел на меня. Должно быть, полагал, что хулиганю на самом деле я.
— Мы здесь втроем. Я не могу, а напарников нет.
— Можно узнать, где они? — спросила я со злостью.
— Ну… где драка.
Я затолкала соки в пакет с камамбером, пекинской капустой, апельсинами, эдамским сыром и картошкой. Мой общественный инстинкт исчез бесследно. Казалось, что руки так и остались где-то возле полицейского участка.
На вокзале не было ни электрички, ни тех подозрительных типов. Я ждала еще час. При посадке разорвался второй пакет. Мне помогли собрать картошку, капусту, апельсины и так далее. Я сняла куртку и собрала все вывалившееся в нее, завязав рукава, чтобы не сыпалось. Теперь я была похожа на женщину из далекой провинции начальной фазы коммунизма. Не хватало только картонного коричневого чемоданчика, перевязанного бечевкой. И большой коробки с живыми цыплятами.
Желтенькими.
Не успела я войти в дом, как зазвонил телефон. Я бросила в прихожей сетки и куртку с покупками. Картошка и апельсины рассыпались.
Отгадайте, кто звонил? Не мама и не папа. Он. По-прежнему ли мои глаза такие лучистые и губы такие истосковавшиеся? Он не предполагал, что нечто подобное с ним в жизни случится. Он считал часы до нашей встречи в среду.
Жизнь снова была прекрасна.
Я вернулась в прихожую.
Борис, Метка и Сейчас добрались до мяса. Я отрезала им по куску говядины. Пусть лопают! А себе я решила приготовить чай и выкурить сигарету. Заслужила. Отвечу на письма, а потом примусь искать ответ на вопрос, как ходить на свидание в зрелом возрасте. У дочерей Ули есть женские журналы. И молодежные. Я ведь представления не имею, что сейчас носят и как следует себя вести. Кстати, надо написать Голубому, ему тоже положено. Но потом. А сначала займусь другими письмами.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда в жизни! - Грохоля Катажина



остроумно, легко читается, талантливо, абсолютно не пошло ,автору браво!!!
Никогда в жизни! - Грохоля Катажинауля
17.11.2013, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100