Читать онлайн Роза, автора - Гринвуд Лей, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза - Гринвуд Лей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза - Гринвуд Лей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза - Гринвуд Лей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гринвуд Лей

Роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

— Они далеко от дома? — спросил Джордж, инстинктивно взглянув на тропинку, словно ожидал увидеть их поднимающимися по ней.
— Не знаю, мы увидели их возле тех дубов, где Монти стреляет индеек. Мы с Солти услышали их, — объявил Зак.
— В два часа ночи!
— Я не мог уснуть, и Солти тоже.
— Наверное, оттого, что ты осыпал его вопросами. Где он сейчас?
— Наблюдает за ними.
— Что ты будешь делать? — спросила Роза.
— Попробую уговорить их уйти. Зак, ты останешься и поможешь Розе!
— Это не честно! Я хочу…
— Честность тут не причем, — оборвал его Джордж. — Розе нужна твоя помощь!
Джорджу лучше не задавать вопросов, когда он говорит таким тоном. Зак это знал.
Поспешно пройдя в спальню, Джордж снял куртку и наполнил патронами карманы и взял еще одно ружье.
— Я вернусь, когда смогу, но до рассвета меня не ждите.
— Ты ведь будешь осторожен? — спросила Роза.
— Я буду очень осторожным. Меня многое ожидает в будущем, и я не собираюсь расставаться с этим из-за Макклендонов!
Джордж решил идти пешком, но вскоре пожалел о своем решении. Его ботинки не были рассчитаны на долгую ходьбу, тем более на бег. А седлать лошадь он не хотел из-за того, что на это уйдет время, да и будет слышен стук копыт.
Но ему не пришлось ходить далеко: Макклендоны были в полумиле от дома.
— Шшш! — чуть слышно свистнул Солти из гущи зарослей возле реки.
Джордж бросился в темноту.
— Сколько их?
— Шесть. Во главе со стариком. Они медленно приближаются, и даже обмотали копыта своих лошадей, чтобы подойти поближе незаметно и застать нас врасплох!
— Хорошо. У меня тоже есть для них сюрприз!
— Ты должен знать еще кое-что: с ними Силас!
— Силас! Но он же ушел в Корпус Кристи!
— Скорее всего, он убежал и вернулся обратно.
— Зачем?
— Не знаю, я думал, что, может, ты знаешь!
— Откуда мне знать? Я не разговаривал с ним ни о чем, кроме самых обычных вещей.
— Наверное, у него есть причина!
— Да, и это меня беспокоит.
— Что ты сделаешь?
— Спрошу, что им здесь надо.
— Гм, — Солти начал посмеиваться. — Бьюсь об заклад, что ты не изучал в армии тактику.
— Изучал. Но именно в этом сражении я не хотел бы принимать участие. Может быть, это только приманка. Хорошо, если главные силы не обходят сейчас наш дом сзади!
— Не думаю. Они не стали бы закрывать копыта, чтобы подойти неслышно, если бы хотели отвлечь внимание!
— Именно на это я и ставлю! Будем надеяться, что мы оба правы. А теперь надо возвращаться к дому: они проберутся через заросли по этой тропе, и когда они подойдут к самому узкому месту, мы их остановим! Ты с одной стороны, я — с другой.
Пройдя по пути к дому около двухсот ярдов, Джордж с Солти были уверены, что все силы противника — это лишь старый Макклендон, его четыре сына и Силас. Никого другого из их клана почему-то не было. Солти и Джордж заняли свои позиции в зарослях и принялись ждать. Вскоре всадники приблизились настолько, что можно было слышать их разговор.


— Как ты собираешься выудить из него, где он прячет золото? — спрашивал старик у Силаса.
— Надо поймать мальчишку и его женщину, тогда он скажет все!
— Никогда бы не променял золото ни на одну женщину, — засмеялся над его словами Макклендон.
— Я бы тоже. Но Джордж Рэндолф не похож ни на тебя, ни на меня! Он считает, что люди дороже золота.
— Дурак, — отозвался Макклендон.
— А ты уверен, что его так много, как ты говорил? — спросил один из его людей. — Выглядит не совсем правдоподобно: как им удалось переправить столько золота из Вирджинии так, что никто даже не знает об этом?
— У них полмиллиона, и они привезли его с собой! Как ты думаешь, откуда у них золото, которым они хвастаются в Остине?
— Как только получу свою долю, так отправлюсь в Новый Орлеан, — сказал один из сыновей. — Мне хочется иметь полную комнату женщин! И я не дам им ничего, кроме чулков, одевать на себя!
— А я хочу дом, набитый слугами, которые будут делать все, что я хочу!
— В том числе и прыгать с тобой на кровати? — захихикал еще один.
— И это тоже, — согласился его брат.
— Мы не поделим это золото, пока оно не попадет к нам в руки, — заявил им глава рода. — Вы бы лучше помнили, что должны делать, когда подъедем к дому! Повтори им еще раз, — сказал он Силасу.
— Оставляем лошадей в загоне, — начал Силас, — Джордж с женой спят в спальне за кухней, Солти и мальчик — через проход. Пусть двое из вас подождут, пока…
— Немного темновато для приятной прогулки, мистер Макклендон, — подал голос Джордж, когда те с ними поравнялись.
— Думаю, что именно это и объясняет ваши странствия так далеко от вашей земли, — вторил ему Солти с другой стороны.
Понимая, что могут попасть под перекрестный огонь, Макклендоны автоматически дернули за поводья, тут же доставая оружие. Их лошади захрапели, задрав головы, и нервно заплясали на месте, шарахаясь то в одну, то в другую сторону. Собравшиеся очень тесной группой, всадники теперь представляли опасность друг для друга.
— Что вы здесь делаете? — спросил Джордж. — Вы явились посреди ночи для дружеского визита?
— Мы пришли за золотом, — ответил Силас.
— Зачем ты ему сказал? — прошипел старик Макклендон. — Теперь он будет настороже!
— Нам пришлось бы сказать рано или поздно, — ответил Силас.
— Как можно задерживать человека, не сказав ему, чего ты хочешь?
— Особенно, когда мы не знаем, где он его прячет, — ухмыльнулся один из сыночков-дебилов.
— У меня осталось не более ста долларов, — сказал Джордж. — Зачем, вы думаете, парни погнали стадо продавать?
— Я говорю о денежном содержании Армии Союза, — сказал Силас.
— Я ничего не знаю ни о каком денежном содержании!
— Я говорю о том, что укрыл твой отец!
— Силас, ты, наверное, пьян… Ты знаешь, о чем он говорит, Солти?
— Твой отец напал на патруль армии Союза, который сопровождал полумиллионное денежное содержание, — отозвался Солти. — Денег так и не нашли. По словам твоего отца, этот патруль был фальшивый и золото повезли другим путем.
— То золото украл его отец, — настаивал Силас. — Джордж жил в Вирджинии после войны целый год, думаю, он нашел его. И то, что они тратят в городе — часть того золота!
— Ты думаешь не правильно.
— Тогда откуда у бывшего солдата, такого, как ты, взялось золото?
— Я продал небольшой участок земли, оставленный нам тетей, — сказал Джордж. — Можешь проверить официальные документы, если хочешь!
— Я не верю тебе! Ты привез золото и спрятал его. Не волнуйся, мы возьмем не все!
— А сколько бы ты хотел взять, Силас?
— Половину. Но ведь у тебя вообще не будет золота, а если мы скажем о нем людям реконструкции!
— Если ты возьмешь половину, не захочешь ли ты вернуться за другой частью?
— Мне достаточно половины.
— А Макклендоны? Может, они думают, что золото воровать легче, чем коров?
Младшие Макклендоны, бормоча вполголоса ругательства, так и пыхтели от желания высказаться в полный голос.
— Не злитесь, — приказал старик своим сыновьям, — не успеете вы сдвинуться с места, как они вас вышибут из седла!
— Если бы у меня было это золото, я лучше бы отдал его назад армии, чем вам! — сказал Джордж. — По крайней мере, я смог бы спокойно спать.
— Нет нужды для непонимания между нами: вас шестеро и нас шестеро, половина — справедливая доля. У нас будет с чего начать!
— Силас, у меня нет золота. И никогда не было. А если бы было, я вернул бы его армии!
— Я говорил тебе, отец, что золота здесь нет, — проронил один из сыночков.
— Просто он хочет, чтобы мы думали, что у него ничего нет, вставил второй. — Эти Рэндолфы, как мускусные крысы!
— Заткнитесь! — приказал старик. — Я не поверю никому, пока сам не увижу!
— У вас не будет неприятностей, если вы нам просто отдадите золото, — сказал Силас. — Мы не станем беспокоить ни вашу жену, ни маленького брата, а уедем отсюда, и вы нас больше не увидите!
— Говорю в последний раз, что у меня нет золота, и я ничего о нем не знаю! И, во-вторых, я не верю, что вы бы уехали, оставив здесь вторую половину. Вы бы не успокоились, пока не получили бы все! Вы, Макклендоны, слишком ленивы, чтобы разводить скот, даже в такой местности, как наша, где за ним практически не нужно ухаживать. Люди, ворующие коров, не уйдут от золота!
— Ты делаешь большую ошибку!
— Не я, а вы! Вы можете поплатиться за то, чего даже не существует. А сейчас я устал от разговоров: поворачивайте и езжайте назад к реке!
— Мы вернемся, — ответил старик.
— Я догадываюсь, что вы вернетесь, — сказал Джордж, но, делая это, помните, что я буду вас убивать, стараясь убить как можно больше!
— Нас больше сорока, а ты только один, — заявил старик.
— Ты тоже один, — ответил Джордж, — и я убью тебя первым! Отруби голову у змеи, и умрет ее тело! Ты голова, Макклендон, ты — то зло, которое живет в твоей семье.
— Я убью тебя, Джордж! — закричал старик. — Я убью тебя и всю твою семью!
— Это пытались сделать сотни тысяч янки, но у них ничего не вышло! Я думаю, что у любого из них было намного больше шансов, чем у тебя!
Джордж выстрелил, и пуля вспахала землю перед лошадью Макклендона. Конь в испуге встал на дыбы, сбросил с себя старика и галопом унесся в ночь.
— А теперь убирайтесь отсюда!
Макклендон поплелся, хромая, за своим отступающим отрядом.


— Как ты думаешь, они вернутся сегодня?
Роза принесла Джорджу в заросли обед. Он сидел на земле, наблюдая за тропой. Видимо, самым безопасным временем для обеда будет середина дня.
— Думаю, что они придут сегодня вечером, и будут брать нас живыми. Я им нужен, чтобы от меня узнать, где золото, а вы с Заком — чтобы заставить меня рассказать об этом!
— Я пыталась объяснить Силасу, что золота здесь нет, — сказала Роза.
— Если кто-то вбил себе в голову, что где-то есть богатство и нужно только взять его, то что им ни говори, они ни за что не поверят, что его там нет! Потому что это значило бы отказаться от надежды, а люди всегда стремятся ее сохранить любыми путями, никогда не отказываясь от нее.
— Скажи Силасу и тому злому старику, что у меня тоже есть надежды и я не собираюсь отказываться от них!
— И что это за надежды?..
Джордж пригласил Розу сесть рядом. Он не мог отвлекаться от наблюдения за тропой, но ему нравилось, когда она рядом с ним. Роза устроилась рядышком, пока он ел.
— Я мечтаю прожить здесь всю жизнь. Мечтаю видеть из окна, как ты приближаешься к дому, где тебя ждут к обеду. Мечтаю видеть своих сыновей, которые гарцуют на лошадях вокруг тебя…
— Мы уже договорились об этом.
— Это моя мечта, — напомнила ему Роза. Каждый мечтает о том, что ему нравится…
— Хорошо, — Джордж вернулся к своему обеду, — что же еще?
— Я так же мечтаю о девочках. В округе так много мужчин! Тебе нужны несколько дочерей, они дадут тебе почувствовать себя обновленным!
Джордж заворчал, и Роза не была уверена, что это — в знак согласия.
— Я мечтаю о вечерах, когда мы с тобой, сидя на крыльце, любуемся заходом солнца, о зимних вечерах перед камином, о том, как мы летом собираем дикие сливы или расположились на пикник в маленьком леске у реки. И вместе с нами все твои братья со своими женами и детьми.
— Все не поместятся в доме.
— Летом, — сказала Роза. — Дети играют во дворе до полночи, пока взрослые, сидя тут же, обмениваются новостями и вспоминают времена молодости.
— Ты действительно так поглощена идеей иметь детей?
— Я ничего не могу с собой поделать: будущее без детей кажется мне пустым!
— Почему?
— Не уверена, что смогу это объяснить. Я знаю, что с ними очень много хлопот, что они доставляют огорчения и сердечную боль, но я не могу представить себе ничего более замечательного, чем умудренная старость в окружении взрослых детей! Но это только часть моей мечты!..
— О чем еще ты мечтаешь?
— В основном я мечтаю о тебе!
— Нельзя ли подробнее?
— Если хочешь.
— Я хочу, — сказал он, целуя ее.
— В этих мечтах нет ничего необыкновенного, просто я думаю о том, что мне нравится в тебе.
Роза с удовольствием засмеялась. Трудно было поверить, что она может быть такой самодовольной в это тревожное для них время! Может быть, она свыклась с индейцами, бандитами, скотокрадами и прочими опасностями?.. В присутствии Джорджа даже самые угрожающие из них были менее страшными.
— Мне нравится наблюдать за тобой, когда ты со своими братьями. Никогда ты не бываешь таким счастливым, как в те моменты, когда они окружают тебя гурьбой, одновременно говорящие и спорящие друг с другом, пытающиеся выяснить, кто прав. Конечно, тебе известно, что они сделают все, чтобы ты…
— Я не такой плохой.
— …ни сказал им, и чтобы доставить тебе удовольствие! А еще мне нравится наблюдать за тобой, когда ты с Заком: ты никогда не подаешь вида, что он тебя утомил, даже когда он действительно тебе надоедает!
— Это все, что тебе во мне нравится? Джордж — глава семьи, терпеливый старший брат!..
Роза отвела глаза, сейчас ей не хотелось смотреть на него.
— Мне нравится Джордж — любовник. Не знаю, хороша ли я в постели, но он мне действительно очень нравится!
— Ты более чем хороша, — сказал Джордж, прильнув к ней. — Если бы я не боялся, что сейчас откуда-нибудь вынырнут Макклендоны, я бы показал, как ты хороша!
Роза резко села.
— Только не здесь, не надо, среди этой пыли и шиповника…
— А почему бы даже и не здесь?
— Ты обращаешься со мной как с одной из твоих старых коров, — запротестовала Роза.
Она говорила возмущенно, даже немного с вызовом, но в душе ей было приятно: она вся трепетала при мысли, что нравится Джорджу так сильно, что он занялся бы любовью с ней даже в зарослях!
Она стала перебирать в памяти самые драгоценные воспоминания, связанные с моментами, когда Джордж делал что-то совершенно для него не типичное. Не так давно это был момент, когда Джордж нокаутировал Люка Керни в ресторане «Бон Тон», второй момент — когда он сделал ей предложение… Замечательно дополнит их его предложение заниматься с ней любовью на природе! Надо будет подумать о том, чтобы устроить пикник. Но, между тем, Макклендоны были еще поблизости и у нее еще до вечера так много работы! Розе не хотелось уходить, расставаясь с этим моментом, но в то же время она не могла забыть лицо старика Макклендона, когда он напал на их дом ради нескольких коров. Ей было даже страшно подумать, что может сделать это чудовище ради пятисот тысяч долларов!
Она поднялась. Джордж подал ей пустую корзину.
— Ты ведь не задержишься поздно?..
— Пока не вернется Зак: если я буду знать, сколько людей наступает, я узнаю, что делать.
Прошло несколько минут после того, как ушла Роза, вернулся из зарослей Солти.
— Макклендон ведет за собой целое племя, — сказал он. — Возможно, через полчаса они будут здесь.
Джордж взглянул на заходящее солнце.
— У нас есть еще два часа до темноты.
— Ты думаешь, они подождут?
— Я не стал бы слишком на это полагаться: их много, и вероятно, они рассчитывают на возможность нападать, когда им захочется, в любое время!
— Я тоже об этом думал. Силас с ними?
— Да.
— Значит, он по-прежнему думает, что у меня есть золото?
— Похоже, что так.
Джордж выругался: «Значит, они нас убьют».
— Мы будем оставаться здесь сколько сможем, но вряд ли мы удержим дом долго!
Джордж и Солти вернулись в дом. Приготовившись сдерживать нападение, Джордж теперь продумывал возможные варианты их побега.
— Я возьму еды, сколько смогу!
— А я спрячу ваших лошадей, — добавил Солти. — Надо суметь добраться до Остина, пока будет темно!
Когда Солти упоминал об Остине, Джордж не думал о побеге. Наверное, будет сумасшествием пробовать отразить атаку такого количества людей, но он не мог покидать этот дом: если мужчина хочет чего-нибудь достигнуть, он не должен до бесконечности уезжать, переезжая с места на место, если он хочет чего-то достигнуть. А Джордж знал, что он хочет более, чем достигнуть чего-то! Он хотел что-то создать, чтобы оставить то после себя!
Он хотел детей.
От этой мысли он почувствовал неожиданное спокойствие и удовлетворение, словно была решена еще одна проблема его жизни. Еще один фрагмент головоломки, собрав которую, он сможет узнать, кто же такой Джордж Рэндолф! И он знал, что это правильное решение, потому что он чувствовал себя хорошо.
Ему хотелось рассказать об этом Розе, поделиться с ней своим открытием, но сейчас не время. Чтобы у них было будущее — с детьми или без них — он должен сейчас сосредоточиться на Макклендонах.
— Надо найти место, где можно было бы укрыться так, что они нас не нашли бы!
— Мы можем убежать в заросли, — сказал Солти.
— Там долго не спасешься: эти ребята там как дома, они знают заросли намного лучше нас!
— Я знаю, где можно спрятаться, — сказал Зак. — В пещере!
— В какой пещере? — спросил Джордж.
— Пещера у реки под ореховыми деревьями!
Все изумленно посмотрели на Зака.
— Она сможет вместить всех нас. Я туда часто хожу.
— Так вот почему тебя невозможно никогда найти! — сказала Роза.
— Туда можно пробраться незаметно? — спросил Зака Джордж.
— Конечно, я так все время делаю!
— Тогда вы с Розой отнесете туда прямо сейчас продукты и боеприпасы!
— Я не хочу туда идти без тебя, — возразила Роза.
— Нам с Солти лучше остаться. Если они начнут нападать, когда вы будете на реке, не стреляйте в них — не надо, чтобы кто-нибудь узнал о нашем укрытии.


Розе было понятно, что, если они уйдут из дома, Макклендоны могут все полностью разрушить. Ей было невыносимо думать, что пропадет красивая спальная мебель, — в доме лишь это было важным для нее.
За исключением фотографий Тома Бланда.
Она побежала в спальню братьев, открыла ящик бюро и достала фотографию. И вдруг заметила торчащий уголок еще одной рамки.
От удивления у нее перехватило дыхание: это была фотография семьи Джорджа, на которой все они были сняты перед своим вирджинским домом, наверное, как раз перед отъездом в Техас. Зак был совсем малюткой на руках матери.
Взгляд Розы был прикован к высокому парню, стоящему сразу позади матери, черты которой смягчала нежная улыбка, Джордж был таким молодым и таким серьезным! Он был тогда еще не настолько красив, как сейчас, но уже можно было разглядеть в нем будущего красивого мужчину. Ее взгляд заметил мужчину, стоящего справа: и она была поражена красотой Уильяма Генри Рэндолфа. Он был совершенно не похож на тот образ, который она рисовала себе в воображении раньше. Никогда она еще не видела такого красавца! Он улыбался, и очарование этой улыбки выходило за рамки дагерротипа! Она не могла поверить, что тот человек, которого боялся Джордж и презирали близнецы, мог жить внутри него. На этом лице не было видно отражения ни слабости, ни пороков, ни страсти к разгульной жизни! Он выглядел олицетворением мечтаний любой женщины.
Роза посмотрела на Аурелию Рэндолф: это была бледная, скромная, хрупкая и очень уставшая женщина, муж ее затмевал. У нее не было той живости, энергии, которые так и сквозили в его чертах. Но все-таки она была очень красивой. Роза почувствовала укол ревности от того, что не всякая женщина может оставаться такой красивой, родив столько детей.
Легко можно было узнать и остальных: Тайлер стоял в стороне от всех, он уже тогда был одинок, близнецы стояли по другую сторону, один из них положил маме руку на плечо. Роза поняла, что это Хен. Джеффа не было видно из-за фигур Джорджа и отца. Точной, но только маленькой копией Джорджа был, по-видимому, Мэдисон. Она посмотрела в ящике, но не нашла там больше никаких фотографий. Роза завернула обе фотографии: возможно, это было единственное напоминание о жизни Джорджа до войны, они будут ему нужны, чтобы вспоминать о ней.


Нападение началось через пять минут после того, как Зак и Роза покинули дом. Его атаковали с разных сторон: нападающие лезли отовсюду, выскакивая из кустов, из загонов, они бежали через двор.
— Мы не сможем так их долго сдерживать, — крикнул Солти из прохода посередине дома.
— Стреляй как можно быстрей, — ответил ему Джордж. — Если мы сумеем отразить первую атаку, у нас будет шанс!
Никогда двое не смогли бы сдерживать нападение такого количества людей, но строители дома при постройке расчистили перед ним пространство на пятьдесят ярдов вокруг, и Джорджу с Солти был виден любой нападающий, как только он показывался из какого-нибудь укрытия. За пятнадцать минут они убили почти четверть из них. Макклендоны отступили.
— Что теперь? — крикнул Солти из кухни.
— Подождем, — ответил ему из спальни Джордж. — И постараемся зарядить побольше ружей, пока они снова не напали!
Но тех не было. Пришли сумерки, потом темнота, однако ничто не нарушало тишину.
— Что они задумали? — спросил Солти.
— Они собираются нас спалить.
— Это единственное, что им остается. Они уже зажгли факелы.
Солти увидел в зарослях зловещее зарево.
— Что можно сделать?
— Только бежать отсюда, пока мы не превратились в горящие головни!
Собрав ружья и рассовав патроны по карманам, Джордж выбежал из кухни на крыльцо, пересек двор и побежал к реке. Солти помчался следом за ним.
— Они убегаюг! — закричал кто-то из Макклендонов.
Вокруг них посыпались выстрелы.
— Наплюй на них, — ответил другой голос. — Мы пришли за золотом.
— Но мы не знаем, где оно!..
— Силас говорит, что знает.
Джордж и Солти добежали до ручья, миновали заросли и спрыгнули на берег.
— Ну и где же эта пещера Зака? — проворчал Джордж.
— Внизу, — раздался из темноты голос мальчика.
Жаркое лето превратило реку в тоненький ручеек, но русло ее достигало шести футов в глубину и двадцати в шлрину, что говорило о сильных половодьях. Там, где река делала резкий поворот, ее окружал густой лес из ореховых деревьев, высоких, как башни. Течение вымыло среди толстых глубоких корней целую сеть туннелей. Воздух был тяжелым и влажным, но стояла невероятно свежая благословенная прохлада.
— Да это вполне нормальная пещера! Здесь может поместиться дюжина людей.
— Они нас никогда не найдут, — гордо заявил Зак.
— Может и нет, но я все равно не хотел бы давать им даже ничтожный шанс: мы будем стоять на посту.
— Я вам помогу, — предложил Зак.
— Нет, мы будем меняться по очереди с Солти. Вы с Розой должны поспать. Неизвестно, что они предпримут завтра!
— Ты уверен, что мы не поможем? — спросила Роза. — Я чувствую себя трусливой от того, что прячусь здесь, пока вы рискуете своей жизнью!
— У нас нет выбора, — сказал Джордж. — Их гораздо больше нас. Остается надеяться на время, выматывая их ожиданием. Если они заметят хоть одного из нас, все будет кончено. Если же нужно будет бежать, придется собрать все свои силы!
— Ты собираешься бежать?
— Пока нет, но я не буду рисковать безрассудно нашими жизнями. Теперь спи. Когда наступит утро, я вас разбужу.
— Ты думаешь, они пойдут нас искать? — спросил Солти.
Было уже около трех, ему пора было выходить на пост. Он присоединился к Джорджу в зарослях вдоль берега реки.
— Да. Когда они не найдут золота, то станут думать, что мы забрали его с собой, и решат, что оно где-то закопано.
— Не надо было нанимать Силаса: он мне никогда не нравился!
— Трудно сказать, что у него на уме, предателем мог оказаться кто угодно. — Джордж несколько минут помолчал. — Он глупо сделал, что сказал Макклендону. Было бы лучше, если бы он пришел ко мне сам. А тот старик не станет делиться ни с кем, даже с собственными сыновьями! Как только золото попадет к нему в руки, он убьет Силаса!
— Ты что, веришь в то, что они говорят, я имею в виду, о твоем отце?
— Я хотел спросить об этом тебя.
— Я не знаю. Он был достаточно экспансивен, чтобы сделать все что угодно! Он бы мог взять золото, если бы захотел, но не думаю, что он сделал бы это для своей семьи!
Джордж резко засмеялся:
— Он никогда ничего не делал для своей семьи!
Некоторое время они сидели в тишине.
— Почему ты не сказал, что знаешь отца? — спросил Джордж.
— Он мне сказал, что я не должен говорить ничего, пока ты не спросишь! — ответил Солти. — Он говорил, что ты, возможно, будешь очень зол на него, и не захочешь ничего о нем слышать.
— Я таким был. Но теперь, надеюсь, научился чему-то и что-то узнал, что поможет его понять! Скорее всего, отцу самому было неизвестно, по какой причине он все это делал! Он просто вертелся в ту сторону, в которую дул ветер. И все-таки я надеюсь, что было что-то, значившее для него больше, чем это!
— Было, — сказал Солти. — Он знал, что превратил свою жизнь в бардак, и это было ему ненавистно! Просто он ничего с этим не мог поделать, что и убило его. Или привело к тому, что он убил себя.
Джордж фыркнул.
— Отец не убивал себя, он слишком любил себя для этого!
— Он ненавидел себя! — возразил Солти. — Он считал себя неудачником, знал, что разочаровал тебя и твоих братьев, и он не мог смириться с этим!
Джордж отпустил несколько отборных выражений:
— Ты ждешь, что я поверю в это, после того, как он с нами обошелся? А наша мать?
— Боюсь, что он меньше всего думал о женщинах: может быть, они доставались ему слишком легко… Я не знаю!
— Откуда ты все это знаешь?
— Он был моим командиром, я служил в его последнем отряде!
— Значит, ты один из тех, к кому он относился как к сыну!
— Это причиняет тебе боль, да?
— Это причиняет самую сильную боль по сравнению со всем, что сделал этот сукин сын! Я бы отдал свою правую руку за то, чтобы он не был моим отцом!
— Он знал это.
— Тогда почему же, черт побери, он ничего с этим не сделал?
— Потому что он не мог!
— Потому что пьянствовать и бегать за юбками ему было приятнее, чем погулять с ребенком!
— Твой отец никогда не говорил ни с кем из нас. Он только слушал. Но он не мог уснуть в ту ночь, перед своим рейдом на линию огня Шермана. Думаю, он уже знал, что сделает. Я сидел с ним всю ночь и слушал его.
— Бьюсь об заклад, он мог рассказать о многом. Я бы не удивился, если бы на следующий день ты не удержался в седле! Или не смог сделать ни одного шага!
— Он говорил только о двоих: о тебе и о Томе Бланде.
Джордж ожидал всего, но только не этого.
— И что он сказал?
— Что это были две самые большие ошибки в его жизни. Все остальное не важно!
— И даже мама.
— Он сказал, что говорил ей, но она ему не поверила.
— Сказал что?
— Не выходить за него замуж. Что он низкий, ничтожный, и что он испортит ей жизнь!
— Это определение он подтвердил своей жизнью. А как он мог оправдаться за убийство Тома Бланда?
— Никак. Он так же сильно ненавидел Тома, как и любил его.
— Абсолютно бессмысленно!
— Он видел в Томе все черты, которые хотел бы иметь. И стал ненавидеть его еще больше, когда вы, его сыновья, повернулись к Тому! Его неудачи озлобляли его все больше.
— Или ты сумасшедший, или таким был отец! Никогда не слышал подобной ерунды!
— И чем лучше был Том, тем больше твоему отцу хотелось его уничтожить. Он соблазнил его сестру только затем, чтобы раздразнить его и заставить вызвать на дуэль.
— И убил его потому, что Том был слишком хорош и отец не мог вынести того, что он продолжает жить?
— Я не думаю, что он хотел зайти так далеко; спиртное одурманило его и сбило с толку!
— Его ничто не одурманивало: он был слишком злым!
— Он был не настолько зол, просто не чувствовал угрызений совести! Но он частенько что-то бормотал про Тома, понятное только ему одному.
— Не думаю, что он переживал, убив Тома, но я рад, что его хоть что-то беспокоило, мне хотелось бы, чтобы он страдал в два раза больше, чем все мы вместе взятые!
— Он страдал намного больше тебя.
Джордж не хотел больше слушать. Смирившись с тем, что у его отца не было ничего, что могло искупить его грехи, он не хотел позволять надежде возродиться снова.
— Не говори мне, что он думал обо мне после того, как не замечал меня все эти годы. Я тебе не поверю!
— Не знаю, часто ли он думал о тебе, но он гордился тобою!
Ругательства, вырвавшиеся у Джорджа, поразили бы даже Монти.
— Он говорил о тебе много, отрывками, но мы все знали, что он гордится тобой. Это была одна из причин, по которой ребята так охотно доверялись ему, полагая, что интересуясь тобой, он может быть охотнее выслушает и их!
Джорджу очень хотелось встать и уйти, он не верил ни одному слову, но что расстраивало его более всего, так это то, что он хотел верить! Ему необходимо было верить в это. Неважно, что говорит ему Солти, но он будет сидеть здесь, надеясь на что-то, что даст ему возможность уважать своего отца хотя бы самую малость!
— Твой отец знал, что он не хороший человек, но считал, что у него хороший сын.
— Солти, хватит нести эту чушь! — сказал Джордж. Он чувствовал, как в нем нарастает потребность поверить ему. Если бы он мог довериться Солти и сказать ему правду!
— Он говорил, что, будучи еще ребенком, ты уже становился тем мужчиной, каким должен был быть он. Он видел также, что ты его обожаешь, стремишься быть похожим на него, и именно тогда он решил отдалиться от тебя, чтобы дурно на тебя не повлиять!
— Надеюсь, ты не ожидаешь, что я поверю в то, что отец стал самым отвратительным человеком во всей Вирджинии лишь для того, чтобы я не стремился быть на него похожим!
— Не думаю, что он делал то, что ему не нравилось, но он действительно хотел оградить тебя. Вот почему он тебя игнорировал.
— Чтобы я смог вырасти без всякого воспитания!
— Он говорил, что ты достаточно сильный, и ты подтвердил его правоту!
Джордж почти уступил, он почти поверил, и этого было слишком много! Никогда в жизни отец не говорил ему о его силе характера, он не мог вспомнить этого. Наоборот, он всегда ругал его за слабость и за то, что он любил поговорить, когда надо было действовать. Он высмеивал его увлечения, его друзей, его манеру одеваться, его желание поступить в Вест Пойнт. Может быть, он и чувствовал угрызения совести, убив Тома, — Джорджу хотелось думать, что это было так: во всяком случае, обнаруживалась хотя бы одна песчинка человечности в его душе, — но он никогда не поверит, что его отец хоть немного любил своего сына!
— Он кое-что передал для тебя, заставив меня пообещать ему, что я вручу тебе лично.
— Откуда ты знал, где меня искать?
— Он рассказал мне, как сюда добраться, он знал, что ты будешь здесь. Он сказал, что вернешься сюда ради своих братьев, которые в тебе нуждаются.
Джордж снова балансировал над пропастью: у него бывали моменты, когда он хотел навсегда забыть вообще, что у него был отец, и теперь он хотел этого больше, чем когда-либо! Солти подошел к своему мешку, развернул его и достал шпагу. Он протянул ее Джорджу.
— Это для тебя.
Как бы сильно Джорджу не хотелось дотронуться до нее, он не мог этого сделать. Это означало бы, что он поверил и что он до сих пор уязвим! Стоит один раз сдаться, назад не будет дороги, вся боль, от которой он все эти годы отгораживался, нахлынет и погубит его!
— Зачем он передал мне свою шпагу?
— Он передал тебе еще и письмо!
Солти вернулся к своему мешку и достал из его глубин смятый конверт. Восковая печать была сильно повреждена, но все-таки не сломана.
— Он написал его той ночью, перед тем, как погибнуть.
Джордж словно окаменел, не в силах двинуться с места, он неотрывно смотрел на конверт. Ему отчаянно хотелось его взять, но он чего-то боялся. Он будто страшился какой-то пропасти, из которой ему не выбраться. Потом он вспомнил слова Розы о том, что он боится поступить не правильно, и поэтому не дает сам себе жить, лишая себя шанса иметь то, чего ему больше всего хочется. Если ему не хватит смелости прочитать последние слова отца, обращенные к нему, то хватит ли у него смелости прожить свою жизнь? И разве он заслуживает такую жену, как Роза?
Быстро, чтобы не передумать, он взял конверт, сломал печать и достал единственный листок бумаги. На нем было написано всего лишь одно: «Вспоминай, как я умирал, а не как я жил!»
Джорджу казалось, что стены рушатся и падают на него. Внутри него словно зашевелилось какое-то стальное чудовище, становясь все меньше и меньше, и вдруг ему показалось, что оно растаяло, и он освободился от чего-то неопределенного, но достаточно значимого для себя! На мгновение он почувствовал себя плохо, затем это ушло, ему становилось то лучше, то хуже, появилось ощущение разочарования и сожаления, но вместе с тем и громадного облегчения.
Может быть, в конце концов он сможет поверить?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза - Гринвуд Лей



я хочу любить так как Роза...
Роза - Гринвуд ЛейРоза
25.10.2010, 1.10





стоит прочесть этот роман надоело читать о прекрасных красавицах о благородных рыцарях
Роза - Гринвуд Лейбогдана
24.03.2013, 21.27





Понравился роман , хотя не всем он придётся по вкусу ...очень много размышлений , переживаний и душевной боли главных героев , но ведь правду говорят всё-таки : у каждого свой путь к любви . Ставлю 10.
Роза - Гринвуд ЛейВикушка
18.10.2013, 23.41





Роман неплохой,но советую прочитать романы Пенелопы Уильямсон. Сердце Запада наиболее схож с этим романом
Роза - Гринвуд Лейлира
21.01.2015, 9.55





Роман неплохой, но много лишних переживаний. Но всё таки надо читать всю серию. Ставлю "Розе" 9, А вот "Виолетте" 10+
Роза - Гринвуд ЛейСветлана
14.03.2015, 8.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100