Читать онлайн Роза, автора - Гринвуд Лей, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза - Гринвуд Лей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза - Гринвуд Лей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза - Гринвуд Лей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гринвуд Лей

Роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

После того, что произошло, никто не видел больше, чтобы Хен улыбался. Он настоял на том, чтобы похоронить Алекса Пендлтона рядом с их матерью. Он сказал, что у Алекса никогда не было матери, которую он помнил бы. Теперь у него будет мать, а у миссис Рэндолф появится кто-то, о ком она будет заботиться.
Хен отказывался рассказывать о том, что он сделал той ночью. Он только сказал, что нашел корову на их земле.
Но не прошло и недели, как все узнали. Как-то, возвращаясь домой, братья увидели у себя во дворе отряд из шести солдат и армейского офицера. С ними был старик Макклендон и еще двое из его клана.
— Разговаривать буду я, — предупредил братьев Джордж.
— Почему? — спросил Монти.
— Потому что я никогда не знаю, что ты можешь сказать!
— Ты не единственный с мозгами среди нас. Я могу…
— Заткнись! — прорычал Хен. Неожиданная резкость брата заставила Монти замолчать. По крайней мере, на минуту.
— Вы Джордж Рэндолф? — спросил лейтенант.
— Да, — спешившись, ответил Джордж. Он увидел, как из дома вышла Роза, и с ней Зак. Мальчик бросился к Джорджу.
— Они говорят, что ты кого-то убил, — проговорил Зак, для уверенности цепляясь за Джорджа. — Я им сказал, что ты никого не убивал, но они мне не поверили, и Розе тоже не хочут верить!
Джордж присел и обнял малыша.
— Не хотят, — поправил он его. Выпрямившись, он взял руку Зака в свою и повернулся к лейтенанту.
— Что это значит: «кого-то убил»?
— Я лейтенант Крэб, — сказал тот. — Мистер Макклендон утверждает, что один из вас убил двоих его родственников. Другие подтверждают это.
— Чтобы имеете ввиду, говоря «один из вас»? — спросил Джордж.
— Ты, или один из твоих братьев, или же кто-то из людей, работающих на тебя! — закричал старик.
— С таким же успехом ты можешь добавить в свой список и весь штат, — спокойно ответил Джордж. — У меня шесть братьев, вместе с этим маленьким шалуном. И пятнадцать людей работают на меня сейчас.
— Он приехал арестовать тебя за убийство! — закричал на него один из младших Макклендонов.
— Вы не можете арестовать меня за то, что кто-то убил ваших родственников! — заметил Джордж.
— В Техасе идет Реконструкция, — ответил лейтенант. — И действие некоторых законов приостановлено.
— Каких? — спросил Джордж, пронизывая лейтенанта взглядом. — Тех, которые защищают честных людей от нападения среди ночи? Или тех, которые защищают женщин и детей от убийц, нападающих по ночам на их дома? Или тех, которые должны ограждать честных граждан от налогов, суммы которых произвольно устанавливаются служащими ваших контор?
— О чем вы говорите? — не понял лейтенант.
— Я говорю о том, что несколько дней назад этот старик и его семейство напали ночью на наш лагерь и убили одного из моих помощников. Я и не предполагаю, что кто-то сделал это. Я обвиняю его! — Джордж указал на старика Макклендона. — И каждый присутствующий подтвердит это. Правда, парни?
Все в знак согласия кивнули.
Лейтенант повернулся к старику, но его глаза не выражали ничего.
— А я клянусь в том, что сразу после этого он напал на наш дом, — произнесла Роза, делая шаг вперед. — Я ранила его в левое плечо: заставьте его снять рубашку, если не верите мне!
— Он говорит, что был ранен, когда ваши люди напали на его семью, и что вы ранили более полудюжины его родственников.
— Вы можете взглянуть на пули, застрявшие в бревнах, — Роза указала на свежие следы от пуль на стенах дома. — Они хорошо видны, и по цвету пробоин видно, что они свежие.
Лейтенант был сбит с толку.
— Если хотите, я могу показать вам наш лагерь, — вызвался Джордж. — Мы убирали там, но по его виду еще можно судить, что там случилось! Я еще могу показать вам могилу Алекса — она под большим дубом.
Холмик свежей земли был виден даже на расстоянии.
— Но почему они на вас напали? — спросил лейтенант.
— Да они годами живут, воруя наше мясо! — взорвался Монти, он не мог больше сдерживаться. — А сейчас мы сгоняем скот, чтобы продать. Теперь им придется или идти работать, или умирать с голоду!
— Это ложь! — завопил старик Макклендон, — никто из моей семьи не убил ни одной вашей коровы!
— У вас нет своего скота, а как вы объясните мясо на вашем столе?
— Мы покупаем мясо, — сказал старик. — Все у нас подтвердят это.
— Если они это и сделают, то солгут! — Голос Хена был тихим, но он говорил с такой яростью, что все глаза обратились к нему. — Я могу доказать, что вы воруете наше мясо.
— Это очень серьезное обвинение, — предупредил лейтенант.
— Настолько же серьезное, как убийство? — спросил Джордж.
— Вы можете представить мне доказательства?
— Не могу, пока не подъедут остальные мои люди. Если мы сейчас поедем в логово этой шайки, я не уверен, что нас всех не убьют!
— Это армия Соединенных Штатов! — гордо заявил лейтенант, — никто не посмеет до нас дотронуться!
— Ты или дурак или недавно в Техасе, — бросил Монти.


Путь к усадьбе Макклендонов был долгим и опасным. Джордж оставил дома с Розой и Заком Солти и Силаса, остальные отправились с ним. Они скакали тесной группой, Хен показывал дорогу. Джордж постарался сделать так, чтобы Монти и он ехали между Макклендонами и Хеном. Вначале Макклендоны держались довольно уверенно, но при приближении к своей земле стало заметно, что они забеспокоились. Когда Хен взял на восток, по направлению к расщепленному молнией дубу, они стали нервничать, и только Хен направился к небольшой ореховой роще, расположенной вдоль хорошо заметного широкого брода на реке, как Макклендоны тут же исчезли в ближайших зарослях. Лейтенант и его люди застыли, как вкопанные, с широко открытыми ртами, слыша только шорох и хруст от продвижения Макклендонов в зарослях. Когда звуки стихли, Хен повел отряд к реке. Они стали переходить ее вброд на лошадях.
— Попробуйте здесь копать, — сказал Хен, спрыгивая на песчаный остров на середине реки.
На глубине меньше одного фута их лопаты ударились о кожу. Они вытащили более полдюжины шкур, все шкуры с ясно различимым клеймом.
— Они были так самоуверенны, что даже не потрудились срезать клеймо или сжечь шкуры? — удивился Монти.
— Они занимаются этим с тех пор, как мы приехали сюда, — подал голос снова Хен, — и никто не остановил их! Они уверены, что им никто не помешает, особенно теперь, когда они заодно с Реконструкцией!
— Реконструкция здесь не для того, чтобы обманывать местных ранчеро, — сказал лейтенант, поражение заставило его обороняться.
— Теперь я вижу, что ты в Техасе недавно, — начал Монти. — А надо было тебе побывать здесь месяц назад!
— Почему ты это говоришь? — спросил лейтенант.
— Спроси в земельной конторе, когда вернешься в Остин, — ответил Джордж. — Что вы собираетесь делать с Макклендонами?
— Вы могли бы поклясться в том, что именно старик убил вашего парня?
— Никто из нас этого не сделает, — признал Джордж. — Они застали нас врасплох, и ночь была очень темная! Мы нашли Алекса уже когда они ускакали.
— Не представляю, как за это можно кого-нибудь арестовать.
— Но ведь вы собирались арестовать меня даже за меньшее!
— У меня есть ордер на ваш арест. А на его — нет.
Он показал ордер Джорджу.
— Моя жена — крестница генерала Уилисса Гранта, — сообщил лейтенанту Джордж, все еще разглядывая ордер, гнев закипал в нем мгновенно. — Мы можем это доказать, если хотите. Не думаю, что ему будет приятно узнать, что вы арестовали ее мужа на основании обвинении, выдвинутых скотокрадами, вина которых доказана, — Джордж указал на шкуры, — а особенно то, что вы не можете арестовать этих воров после того, как они пытались убить его крестницу и ее семью! Есть дюжина свидетелей, которые подтвердят это под присягой. Некоторые из нас бывшие солдаты Конфедерации, но мы честные люди!
— Генерал посылает Джорджу помилование, — заявил Монти. — Оно придаст ему столько же веса, как и любому саквояжнику! Удивительно, что оно еще не пришло в Остин.
— Помилование? — спросил лейтенант.
— Президентское помилование, любезность самого генерала! — объявил Монти. — Вы же не думаете, что такому человеку, как Грант, понравится, что муж его крестницы под подозрением и в немилости!
— Это мы тоже можем доказать, — сказал Джордж.
— Генерал Шеридан должен заехать к нам со дня на день посмотреть, как она поживает. Может, хотите остаться его поприветствовать? Я слышал, он очень властный человек, и знакомство с ним может изменить вашу карьеру!


— Я думал, ты ненавидишь янки, — сказал Джордж Монти, когда лейтенант с солдатами отправились обратно в Остин. — Никогда не думал, что ты станешь прятаться за одного из них!
— Я не прячусь, но почему бы нам не воспользоваться этим? У нас еще будут неприятности с Макклендонами, они это так не оставят. И армия на хвосте нам не нужна!
— Ты думаешь, они снова попытаются?
— Насколько я знаю, они никогда ни дня не работали. И они не будут спокойно смотреть, как мы их лишаем пищи, — заметил Монти.


Розе было почему-то очень неуютно, когда рядом с ней находился Силас. Она не понимала, в чем причина, и оттого чувствовала себя немного виноватой. Он как будто следил за ней. Ему ведь приказано, именно для этого Джордж оставил его дома! Но он следил за ней как-то не так, как делали это Бен или Тед, или еще кто-нибудь из мужчин, которых Джордж оставлял дома после набега Макклендонов.
Он следил за ней украдкой. Нет, не так. Он делал это открыто, словно ожидая, что она что-то предпримет. Только Роза не имела никакого представления, что.
— Не очень много работы, — сказал Силас.
— Для тебя — не много, — ответила Роза.
Он же видел, что она все утро сбивается с ног, но ни разу не предложил ей помощь. Это не совпадало с его представлениями о том, как надо обращаться с женщинами! Развалившись на стуле, Силас Пикетт сидел почти у самой двери, чтобы видеть каждого, кто входит во двор. Спинка его стула опиралась о дверной косяк, а его ноги стояли на нижней ступеньке лестницы крыльца. На минуту Роза почувствовала желание, чтобы стул выскользнул из-под него, но она тут же прогнала эту жестокую мысль!
— Я вообще удивлен, что Джордж заставляет тебя работать. Большинство мужчин, обладая таким количеством припрятанного золота, не стали бы жить в этих забытых богом зарослях и гнуть спину ради случки диких коров, а, прихватив своих жен, отправились бы в Остин или в Новый Орлеан, чтобы там наслаждаться жизнью!
Роза готовила второго кабанчика. Она уже разделала его и осталось только зажарить. После отражения нападения Макклендонов Монти вымещал свою злость на диких животных. За последнюю неделю они уже видели оленя, антилопу, индейку, кабанчика и кролика. Если бы не такое количество ртов каждый день, им пришлось бы выбрасывать очень много мяса!
— Никому из нас не нравится жить в городе, — сказала ему Роза.
— А какой смысл беречь все деньги для детей? Кажется, они не нужны и его братьям!
— Я не знаю о твоем представлении о деньгах, но я не считаю, что стоит так волноваться из-за нескольких золотых монет! Их не хватит и на пару месяцев, когда закончатся все мои запасы!
— Я говорю не об этом золоте. Я говорю о ящиках золота: тысячах и тысячах монет!
— У тебя, наверное, богатая фантазия, если ты считаешь, что у Джорджа может быть столько золота! Они потеряли все во время войны.
— В таком случае, думаю, что он тебе еще не рассказал…
— Не рассказал мне о чем?..
Розе не нравилось, как Силас на нее смотрит: не очень дружелюбно. Пожалуй, даже враждебно.
— Обычно мужья рассказывают своим женам. Они не скажут другому мужчине, но ведь им нужно с кем-нибудь поделиться! Нет пользы, если никто не знает об этом. Конечно, может быть, он не хочет, чтобы его братья знали… И все хочет взять себе.
— Скорее всего, ты перегрелся на солнце! По-моему, ты заговариваешься.
— Конечно, он может и подождать. Неразумно и рискованно вот так сразу стать богатым! Намного лучше делать вид, что разбогател на продаже скота. Твой муж очень умный мужчина!
— Да, Джордж очень умен, — сказала Роза, — но я не имею ни малейшего представления, о чем ты говоришь! Если ты не поможешь мне с мясом, то лучше пойди поищи Зака. Этот сорванец исчезает быстрее, чем сосулька тает на горячей плите!
— Я найду его через минуту. Сейчас он здесь не нужен.
Что-то в его голосе насторожило Розу. Она поняла, что ситуация изменилась и стала опасной.
— Что тебе нужно? — спросила она, крепче сжав в руке нож, которым разделывала тушу кабана. Он был достаточно острый, даже перерезал сухожилия, хрящи и небольшие кости.
— Я хочу знать, что сделал твой муж со всем тем золотом!
— У тебя что, навязчивая идея? Это из-за того, что они тратили золото в Остине? Но его же было мало и все кончилось!
— Я говорю о пятистах тысячах долларов золотом.
Роза была уверена, что Силас психически ненормален.
— Но все знают, что их семья уехала из Вирджинии нищей. Это ранчо купили друзья родителей.
— Капитан Рэндолф командовал диверсионной группой, напавшей на обоз Армии Союза. В одной из повозок ввели денежное содержание на сумму пятьсот тысяч долларов золотом. В суматохе повозка с деньгами исчезла, ее так и не нашли.
— Почему ты думаешь, что отец Джорджа имеет к этому какое-то отношение? Там были и другие люди.
— Обоз находился как раз недалеко от его дома, когда нападение было совершено! Никому лучше капитана Рэндолфа не была известна местность!
— Допустим, что деньги действительно были и что отец Джорджа их взял, но это не может быть связано ни с Джорджем, ни с Джеффом! Никто из них не видел своего отца с тех пор, как он ушел на войну.
— Он мог прислать им письмо.
— Мог, но и письмо могло затеряться! Могли затеряться сокровища и повозка тоже. И все это может быть плодом вашего расстроенного воображения. Я не знаю, кто рассказал тебе сказку про то, что у Джорджа есть золото или ему известно, где оно. Но тот человек ошибается! Даже если бы Джордж знал, где спрятано золото, он бы вернул его!
— Он не такой дурак, — сказал Силас, смеясь.
— Не для всех золото дороже чести.
— Полмиллиона?
— Да, особенно если его у нас нет и мы ничего о нем не знаем!
— Я тебе, не верю!
— Это ясно, иначе бы ты уже давно прекратил разговоры об этом. Посмотри вокруг: этот дом похож на особняк богача?
— Может, он спрятал его…
— Джордж и его брат пешком шли из Вирджинии, они гнали вот этого быка впереди себя. И если тебе известно, как им удалось переправить пятьсот тысяч золотом так, что никто этого не заметил, ты и вправду знаешь больше, чем я!
— Они могли оставить его в Вирджинии,
— Я удивляюсь, как ты до сих пор не начал поиски этого золота, — сказала ему Роза. — Никогда раньше я не встречала человека с такой степенью золотой лихорадки, как у тебя!
— Возможна, — ответил Силас, вставая, — я всегда мечтал разбогатеть. И ради этого стоит работать за один доллар в час!
— Не буду спорить с тобой по этому поводу, но существует только один способ быстро разбогатеть: взять то, что принадлежит другому. И я не моту представить себе, как человек, воспитанный на таких принципах, как кой муж, сможет такое сделать! Ты ведь тоже, правда?
— Мэм, человек не знает, пока не встретится с соблазном, как он поступит! Полмиллиона долларов — это сильное искушение. Где, ты говорила, может прятаться этот мальчишка? Я не хочу обыскивать каждый куст в округе!
— Скорее всего, ты найдешь его у реки.
Когда Силас ушел, она успокоилась. Она не боялась его, но он ее беспокоил. Человек с золотой лихорадкой может быть опасен. А сейчас им не нужны были лишние неприятности. Она расскажет об этом Джорджу сегодня вечером. Возможно, что ничего страшного в этом нет, но лучше сказать ему.


— Кинг сказал, что с удовольствием обменяется с нами! Он считает, что лучше отдать скот нам, чем бандитам Кортины, убивающим его из-за шкур и сала. Армия гоняется за ними, но веек известно, что это бесполезно. Они не смогут преследовать их в Мексике.
Джефф вернулся из Корпус Кристи прошлой ночью, но до сих пор не переставал рассказывать. Никогда Роза не видела его таким оживленным, и она отдала бы многое, чтобы узнать, чем вызвана эта перемена в Джеффе и как долго она продлится!
Джордж любил ее сильно и искренне, — в этом она была уверена, — но ей не хотелось подвергать испытанию его преданность. Претензии и требования его семьи существовали намного раньше, чем ее собственные.
— Он сказал, что, если мы хотим, он возьмет наше стадо в Сент-Луис следующей весной. Но мы должны сами попытать счастья, ведь там дают самую большую цену, около тридцати долларов! Но мы можем также и потерять: скотокрады, индейцы, — стадо может в панике убежать. В общем, успех и неудача — поровну! Или мы подождем до следующей весны и продадим покупателю.
— Что мы должны делать, как ты думаешь?
— Пойти на север с Кингом. Он единственный, кто там пройдет!
— Но где мы возьмем деньги, чтобы заплатить погонщикам?
— Кинг возьмет стадо сейчас, чтобы не беспокоиться об этом следующей весной. Он согласен дать нам сейчас 12 долларов за голову, а остальные после продажи!
Джордж был очень доволен своим братом. Впервые у него получилось забыть свои собственные проблемы и сосредоточиться на работе. Вдруг лицо Джеффа совершенно неожиданно изменилось. На нем появился снова сдерживаемый до этого гнев:
— Да, еще кое-что, — сказал он и полез в карман. — Кажется, оно пролежало какое-то время в Остине, у шерифа. Он долго не мог понять, что ты и тот Джордж Рэндолф, которому адресовано это письмо, — одно лицо!
Джордж взял конверт. Он был вскрыт.
— Ты читал его?
Он не был рассержен, просто ему было любопытно.
— Не все, я не смог дочитать до конца. Это еще больше подстегивало любопытство. Письмо было от полковника Джона Марша.
— Что ему нужно от нас?
— Прочитай сам. Прочитай всем! — Джефф жестом указал на братьев. — Клянусь честью, они будут счастливы узнать, что их отец был настоящим героем!
Джордж изумился; наверное, здесь какая-то ошибка… Он открыл письмо и начал читать.
«Дорогой мистер Рэндолф, я собирался написать вам еще раньше, но трудности, связанные с возвращением к штатской жизни, поглотили меня полностью, не давая возможности выкроить время, чтобы написать письмо, вплоть до этого момента. Все это время я чувствую усиливающуюся постоянную потребность поведать вам и вашей семье о последних месяцах жизни вашего отца. Это был действительно замечательный человек! Дело Конфедерации многим обязано ему, и он достоин глубокой благодарности как храбрый офицер и командир!»
Джордж посмотрел на Джеффа, он был не в состоянии поверить в то, о чем читал.
— Читай дальше!
Джордж не знал почему он это сделал, но он передал письмо Розе. Она неуверенно взяла его и начала читать.
«Я знал вашего отца недолго: он попал в мой полк после сражения при Атланте. Учитывая его возраст и опыт, я сразу сделал его командиром, и это было самым лучшим решением, которое я когда-либо принимал! Он был отцом своим мальчикам. Все, что их касалось…»
Роза остановилась из-за того, что Хен, выругавшись, вскочил и вылетел за дверь. Она взглянула на других, но встретила только глаза Зака.
— Продолжай, — сказал Джордж, не поднимая глаз.
«…не ускользало от его внимания. Он был увлечен целью создать из них единый отряд. Когда Шерман вырвал сердце Джорджии, единственное, что было в наших силах — это постоянно не давать ему покоя своими боевыми действиями, и вскоре он и его люди уже знали вашего отца по имени. Он стал причиной всех их бед!
Ваш отец был бесстрашным. Когда, по его мнению, опасность была слишком велика для его молодых подчиненных, он шел сам. Не рассказать обо всех чудесах его храбрости! Он добивался успеха благодаря своей неустрашимости, но она и стала причиной его смерти».
Роза остановилась снова. Все братья знали, что их отец был убит, но она не была уверена, что они захотят услышать об этом еще раз. Интерес проявлял только Зак. По лицу Тайлера ничего не возможно было понять. Джордж и Джефф сдерживали злобу. Розе показалось, что Монти может лопнуть от тех усилий, которые ему приходилось прикладывать, чтобы сдержаться! Чувствуя себя еще более неуверенно, она продолжала:
«Под моим командованием находилось небольшое подразделение. Шерман выслал против нас большой отряд, чтобы, покончив с нами, продолжать беспрепятственно свой путь к побережью. Необходим был ложный маневр, чтобы отвлечь противника и дать нам возможность исчезнуть в местных лесах.
Ваш отец без предупреждения поскакал прямо на войска Союза, целясь в их командиров. Я никогда в жизни не видел ничего подобного: стреляя обеими руками, используя все оружие, которое имел, он вышиб из седла полдюжины солдат. Хотя он мчался в самое пекло, но сумел подъехать так близко, что вывел из строя их линию огня, прежде чем его убили.
Наше подразделение отступило без потерь. За его телом мы послали в лагерь противника специальный отряд. За его подвиг мы должны были положить его вместе с теми, за кого он отдал свою жизнь!»
Роза подняла глаза, но не встретила никакой ответной реакции. Монти встал со своего места, подошел к окну и смотрел в него, не произнося ни слова. Она продолжала читать:
«Из его вещей осталось немного: форма и пистолеты. Передать это мы поручили одному из солдат, который собирался после окончания войны податься на запад. Он разыщет вас в Техасе. Его имя Бентон Уиллер».
— Солти! — воскликнул Зак.
«Он был в отряде вашего отца, и потому расскажет лучше меня, что это был за замечательный человек! Мы все разделяем ваше горе, понимая, что потерять солдата и друга — это не сравнится с потерей отца! Он был гордостью вашей семьи и нашей страны. Да упокой господь его душу!
Пусть бог благословит вас и вашу семью.
Искренне ваш, полковник Джон Марш».
— Сукин сын! — выругался Монти.
— Придержи язык, — одернул его Джордж. — Здесь Роза!
— Меня не волнует, даже если бы здесь был сам господь бог, я все равно бы проклинал этого ублюдка! — сказал Монти, с трудом удерживая себя на месте от бешенства.
— Это еще не самое плохое, — заметил Джефф. — Они собираются устроить в Остине парад в его честь, и ждут, что мы все приедем!
Монти выдал такую гроздь ругательств, что Роза изумилась, где он их выучил так много, живя вдалеке от цивилизации!
— Ты ведь не поедешь, Джордж, да? — спросил Монти.
Джордж не отвечал. Он сидел, глядя прямо перед собой.
— Я не поеду, — вмешался Джефф. — Меня не волнует, что они там будут делать! Если кому-то придется ехать, то это должен быть ты, Джордж. Ты старший брат.
Джордж не ответил.
— Парад! — сказал Монти свирепо. — Вот Хена не заставишь поехать, даже приставив пистолет к виску. Я сделал бы им доброе дело: если бы поехал на парад, то только для того, чтобы рассказать, какого ублюдка они чествуют!
Розе было уже известно, что Уильям Генри Рэндолф не был хорошим отцом. Но что он сделал своим сыновьям, за что они его так ненавидят? Но она чувствовала, что, игнорируя парад, они не совсем правы.
— Я знаю, что это не мое дело, — начала Роза. Она не хотела говорить, но было нужно, — но ведь они чествуют вашего отца за то, что он сделал, а не его самого. Я не пытаюсь влиять на чьи-то чувства к нему, но не будет ли лучше, если вы о них забудете, хотя бы на время парада?
Джордж встал. Роза никогда не видела в его глазах столько боли. Он всегда казался ей таким защищенным от всех слишком сильных эмоций! Но она видела боль, смертельную, глубокую. Не злобу, которую сейчас испытывают близнецы, не агрессивность Джеффа Джордж был ранен в самое больное место, которое все еще оставалось уязвимым!
— Все могут делать, что захотят, — голос Джорджа был безжизненным, а взгляд — отрешенным, — но меня там не будет.
Повернувшись, он вышел.
— Ну вот мы все и решили, — подытожил Монти с мрачным удовлетворением. — Он единственный, кто мог заставить нас поехать!


— Ты привез кольцо? — спросил Джордж Джеффа, проходя за ним в спальню.
— Да, — ответил Джефф. Он полез в один из карманов и протянул Джорджу маленький пакетик из бумаги, несколько раз сложенный. — Он ждал и сказал, что знал, что ты скоро за ним приедешь.
Джордж развернул бумагу и она отдала свое сокровище — золотое кольцо с большим желтым камнем. Он знал, что это топаз, но названия камней ничего ему не говорило, они были ему безразличны. Для него имело значение только то, что это кольцо хотела иметь Роза!
— Ты получил за шпагу достаточно денег? Тебе хватило на кольцо? — спросил Джордж, не отрывая взгляда от вещицы.
— Да. Я мог бы получить и больше, но я взял с него обещание, что он не станет продавать ее, по крайней мере, в течение года.
— Зачем?
— Ты захочешь ее вернуть. Ты не желаешь помнить о войне, но ты захочешь иметь свою шпагу! Возможно, к тому времени у нас будет достаточно денег, чтобы выкупить ее. А может, ее захотят купить твои дети.
Джордж пристально посмотрел на брата: ему с трудом верилось, что он разговаривает с Джеффом!
— Ты хочешь знать, чем вызвана перемена во мне? — спросил тот, и застенчивая, но суховатая улыбка тронула его губы. Он выглядел так, словно без намека на энтузиазм признал что-то, что ему никогда не будет нравиться. — Я никогда не прощу тебе женитьбы на Розе так же, как никогда не прощу судьбе того, что она отняла у меня руку. И не важно, хочется мне этого или нет! Просто я не могу иначе. Но вы — моя семья. С этим, — он показал глазами на свою культю, — у меня, кроме вас, скорее всего, никого не будет. И вы единственные люди, в обществе которых я не чувствую себя уродом. Но это бывает довольно кстати, когда заключаешь сделку: трудно не проникнуться жалостью к потерявшему за святое дело руку!
Джордж почувствовал невероятное облегчение.
— Ты заключил потрясающую сделку и без помощи своей руки. А что касается шпаги, то она мне не нужна! У нас не будет детей. И унаследовать ее будет некому.
— Черт возьми, что ты хочешь этим сказать? Если я не ошибаюсь, эта женщина ждет с нетерпением, когда по дому будет бегать стая малышей!
— Ты помнишь нашего отца: неужели ты думаешь, что я захочу испытать его судьбу?
— Ради бога, Джордж, ты абсолютно не похож на отца!
— Может быть, но я не буду использовать этот шанс, чтобы проверить на себе!


Роза долго сидела над кофе. Становилось холодно, и она поднялась с обреченным видом. Она не знала, что ей делать с неуверенностью Джорджа в своих силах, связанной с его отцом! Наверное, она ничего не сможет сделать, не поговорив об этом с Джорджем. Но когда он будет готов к подобному разговору? По его глазам она видела, что не скоро.
— Он не говорил мне ни слова, чтобы я вернул вещи их отца, — сказал ей Солти. — Я был уверен, что они сделают это сами!
— Это сделает Джордж, но ему нужно для этого время.


Шли дни, и Роза чувствовала, как ее надежда убывает. Письмо полковника Джордж положил на полку, где оно было видно всем. Оно как будто испускало на братьев отрицательную энергию. Это поразило даже Зака, который не помнил ни отца, ни матери! В конце концов она не выдержала и сунула письмо в один из своих ящиков.
Братья заметили. Роза видела, как каждый из них, входя, бросал взгляд на полку и замечал, что письма там нет. Но атмосфера сразу улучшилась.
Прошло немного времени, и прекрасное расположение духа вернулось к ним.
Их работа была почти закончена. С Макклендонами больше не было неприятностей, и они собрались ехать на ранчо Кинга. Они восстановили безопасность на ранчо, теперь у них будет племенной скот, и у них будут деньги! Братья собирались превратить свое хозяйство в основательное, прибыльное дело.
И они сделали это все вместе. Никто из них не признался бы в этом, но они гордились собой!


— Я думаю, у ранчо должна быть своя марка, — сказала Роза однажды вечером.
— У нас есть, — напомнил ей Джефф.
— И название, — добавила она. — Вы же не хотите, чтобы его называли просто «ранчо Рэндолфов»?
Джордж глянул на нее, в его глазах Роза заметила опасность подвоха. Она поежилась от этого взгляда, но решила не отступать.
— Я согласен, — загорелся идеей Монти. — Бегущая «8» это не наша марка, она досталась нам вместе с домом.
— А что бы вам хотелось?
— Она должна, быть необычной, такой, чтобы люди могли ее с чем-то связать!
— И такой, чтобы ее нельзя было переделать на другую, — добавил Хен.
— Мне трудно придумать что-нибудь такое, что удовлетворяло бы все эти требования, — сказал Джордж. Он посмотрел на Розу.
— У вас есть какие-нибудь мысли, ребята? — Но он продолжал смотреть на нее.
— Мы могли бы использовать, — начал Монти, но Хен толкнул его локтем в бок. — Какого черта! — взорвался тот, поворачиваясь к близнецу.
— У него — никаких идей, — обратился Хен к Джорджу. — Никаких идей ни у кого из нас.
Розе захотелось убежать. Они сговорились против нее! Даже Монти, который был слишком прямодушен, чтобы понимать вещи более тонкие, чем удар по голове! Она бы все отдала, только чтобы исчезла с лица Джорджа эта ухмылка! И Хен тоже хорош. Роза подалась вперед: в конечном счете, это ее идея!
— У меня было одно предложение, и я думаю, что его можно было бы обсудить, — сказала она, возвращая Джорджу его взгляд. — Так как вас семеро, то можно было использовать цифру «7».
— Нас только шестеро, — поправил Зак.
— Но ты не забывай Мэдисона, — мягко напомнила ему Роза. — Джордж не забывает.
С лица Джорджа мгновенно сошла улыбка, и Роза даже пожалела о ней.
— И я подумала, что вы должны поместить семерку в кольцо. И «Круг семерых» — звучит неплохо, и изменить ее будет трудно.
— А если пометить в квадратный кирпич, подделать будет еще труднее! — посоветовал Джордж. Он дразнил ее, она знала.
— А мне нравится: «Круг семерых», — поддержал Монти.
— А мне хочется знать, почему Роза настаивает на круге, — сказал Джордж.
— А это важно? — спросил Монти.
— Да, — настаивал Джордж. Он был настроен узнать причину. Хорошо, она скажет, подумала Роза, но он пожалеет!
— Я подумала о круге потому, что он символизирует неразрывную и бесконечную любовь, связывающую вашу семью. Каждый раз, посмотрев на него, вы будете вспоминать, ради чего трудитесь!
Она никогда еще не видела их такими смущенными и растерянными. Надо помнить, что мужчины не умеют себя вести, когда дело касается настоящих чувств, особенно в присутствии других. Им трудно справиться с этими чувствами.
— Если мы включаем Мэдисона, значит, должны включить и тебя, — сказал Зак. Он один не боялся своих чувств. — Значит, должен быть «Круг восьмерых».
— Вы правильно раскинули карты, молодой человек, и сможете сделать замечательную карьеру, обирая состоятельных вдов и очаровательных наследниц, — засмеялась Роза. Она обняла малыша. — Но вы не можете назвать ранчо «Круг восьмерых», хотя было очень мило с твоей стороны это предложить. Ведь, когда кто-нибудь из вас жениться, вам придется поменять на «Круг девятерых», а потом на «Круг десятерых», и если вы не сделаете этого, другие жены могут обидеться!
— Она права, — сказал Джефф. — Я голосую за «Круг семерых».
Возражений не было.


— Как ты додумалась до этого? — спросил Джордж, устраиваясь на кровати рядом с Розой. Она скользнула в его объятия, словно целый день только об этом мечтала.
— Несколько дней назад мне пришло в голову, что у ранчо нет названия. Подумав о названии, я поняла, что также должна быть и марка!
— Я имею в виду кольцо.
Роза улыбалась, боясь испортить его амурное настроение.
— Людям необходимо время от времени напоминать о вещах, для них очень важных, особенно твоим братьям. Ты встречаешься с окружающим миром, стоя на грани круга, в центре которого — женщины и дети. Вы готовы сражаться со своими непрошенными гостями, и даже не подозреваете, как сильно зависите друг от друга!
Джордж крепче обнял Розу. Его губы прижались к ее щеке.
— Мы очень благодарны тебе. И многим обязаны!
Роза повернулась в его руках и сейчас лежала лицом к нему. Их тела были прижаты друг к другу, губы соединились.
— Я думаю, что каждый мужчина должен платить свои долги, — произнесла Роза, покрывая его лицо игривыми поцелуями.
— Можно прямо сейчас?.. — спросил Джордж, покусывая ее за шею.
— Я на это рассчитываю, — открывая у себя на теле новое чувствительное место.
Братья услышали, как Джордж закричал, но не поняли, чем этот крик был вызван. Так как он больше не повторился, они сочли, что опасность была не слишком грозной!


— Я с вами не поеду, — сказал Джордж. Он узнал об этом своем решении, уже когда слова сорвались с его губ.
— Конечно, поедешь, — заметил Монти саркастическим тоном. — Ты же не доверяешь нам, когда не видишь. Кто нам скажет, какие ошибки мы допустили?..
— Месяц назад ты был бы прав, а сейчас — нет.
— А что изменилось?
— Я не хочу оставлять Розу одну. Макклендоны затаились на время! Они могут появиться в ту самую минуту, как только мы уедем.
— Оставь здесь Солти.
— Остается он и я тоже.
— Я и не знал, что ты так увлечен своей женитьбой, — Монти толкнул брата в бок.
— Я тоже не знал, пока не понял, что меня не будет несколько месяцев! Теперь я на все смотрю по-другому.
— Еще бы!
— Не будь пошлым, — сказал Хен своему близнецу. — Он действительно опасается из-за этих Макклендонов.
— Они больше не сунутся сюда, — отозвался Монти.
— Не знаю. Думаю, что этот старик может напасть и на черта, когда тот повернется к нему спиной!
— Мне надоели Макклендоны, — сказал Монти опять. — Кто у нас будет главным? Я не люблю получать приказы от Джорджа, но, по крайней мере, в них есть какой-то смысл!
— И больше ни у кого? — спросил Джефф.
— Только не у тебя.
Джордж вмешался, чтобы предотвратить жаркий спор.
— Вам известно, что, вернувшись домой, я хотел под своей ответственностью удержать семью вместе. Я до тошноты переживал каждое принимаемое мной решение. Совсем недавно я понял, что мне вас не удержать. Вы останетесь ровно столько, сколько захотите оставаться!
— Итак? — спросил Монти.
— Главными можете быть вы все вчетвером.
— Это сумасшествие!
— Вы владеете всеми необходимыми навыками для того, чтобы переправить стадо на ранчо Кинга. Никому не известно о коровах столько, сколько знаешь о них ты, Монти, или сколько знает о бизнесе Джефф! Хен поможет вам соблюдать безопасность. А Тайлер сможет все, что нужно, починить!
— Может и так, но кто заставит этих четырех дураков работать вместе? — высказал свое мнение Тайлер.
— Жутко сказано, но это правда, — добавил Джефф.
— Ты не можешь бросить нас сейчас только потому, что у тебя зачесалось в одном месте, — Монти многозначительно кивнул в сторону Розы.
— Я не бросаю вас, — ответил Джордж, не обращая внимания на насмешку. — Я буду управлять этим ранчо до тех пор, пока вы этого захотите. Но я не могу делать все один, несправедливо было бы по отношению и ко мне, и ко всем. Вы должны сами научиться делать всю работу! Чтобы я не стоял у вас над душой. Если вы не можете все вместе справиться с этим, значит, вы ничем не лучше обыкновенных ковбоев!
— Он прав, — сказал Хен. — Мы воевали слишком долго, а это сделал бы и отец. Но я не хочу быть похожим на него и не позволю никому другому!
Братья уставились на Хена. Для него это была очень длинная и убедительная речь! Джордж не помнил, когда Хену было дело до кого-нибудь.
— Начинайте планировать маршрут. Джефф только что вернулся из Корпус Кристи, а Бен — из Браунсвилла: нужно найти самый лучший путь между ними!
— Ты уверен в них? — спросила Роза Джорджа, когда братья, волнуясь, стали выбирать маршрут.
— Уверен, — ответил он, рукой обнимая ее за талию и целуя в голову. — Поначалу будет им нелегко, но потом освоятся!
— Ты уверен? — снова спросила Роза после особенно громкой вспышки Монти.
— Они считают, что готовы убить друг друга, но это не так: даже в их пререканиях достаточно много любви и привязанности!
— Чтобы ты ни сделал, не говори им об этом. Джордж засмеялся.
— Не буду. Пусть откроют это сами, что будет даже лучше: еще одно кольцо удовлетворения.
— Я могла бы уехать в Остин…
— Даже если бы я не волновался за тебя, но они должны сами сделать это, ты пойми! Ты же говорила, что пора мне уже не делать все в одиночку.
— Знаю, но мне надо было убедиться; я не хотела бы, чтобы ты шел на риск ради меня!
— Простейшей причины, чтобы остаться, не придумать, — сказал Джордж. — Даже не ради Зака. А бык занимает почетное третье место!
Роза решила, что если Джордж будет продолжать в том же духе, их ждут очень приятные два месяца!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза - Гринвуд Лей



я хочу любить так как Роза...
Роза - Гринвуд ЛейРоза
25.10.2010, 1.10





стоит прочесть этот роман надоело читать о прекрасных красавицах о благородных рыцарях
Роза - Гринвуд Лейбогдана
24.03.2013, 21.27





Понравился роман , хотя не всем он придётся по вкусу ...очень много размышлений , переживаний и душевной боли главных героев , но ведь правду говорят всё-таки : у каждого свой путь к любви . Ставлю 10.
Роза - Гринвуд ЛейВикушка
18.10.2013, 23.41





Роман неплохой,но советую прочитать романы Пенелопы Уильямсон. Сердце Запада наиболее схож с этим романом
Роза - Гринвуд Лейлира
21.01.2015, 9.55





Роман неплохой, но много лишних переживаний. Но всё таки надо читать всю серию. Ставлю "Розе" 9, А вот "Виолетте" 10+
Роза - Гринвуд ЛейСветлана
14.03.2015, 8.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100