Читать онлайн Роза, автора - Гринвуд Лей, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза - Гринвуд Лей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза - Гринвуд Лей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза - Гринвуд Лей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гринвуд Лей

Роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Их спасло шестое чувство Джорджа.
Собирался дождь. Было похоже, что влажная, тяжелая атмосфера беспокоила лонгхорнов. Как раз тогда, когда работа была закончена и скот согнан в загон, один взбесившийся дикий бык сломал забор и увлек за собой почти весь скот, согнанный за день! Пока собрали стадо и подстрелили быка, было уже поздно возвращаться на ранчо. Они сняли с туши шкуру, приготовили мясо, сколько могли съесть, и, до смерти уставшие, стали расходиться на ночлег. Хотелось отдохнуть до того, как их намочит дождь.
Что-то разбудило Джорджа. Может, это был ветер, завывающий в зарослях, а может, упавшая ветка. Было очень темно, и в такой темноте было трудно что-нибудь разглядеть. Луна закрылась грозовыми тучами, только небольшой свет давали угли костра. Одна из собак не спала, она принюхивалась к чему-то, держа нос к ветру, потом зарычала. Повернув голову к Монти, собака жалобно завыла, а потом вновь уставилась в темноту. И снова зарычала.
Джордж не знал, что ему подсказало, что на них готовится нападение. Просто он почувствовал это. Дотянувшись до ружья, он выстрелил в темноту.
— Кто-то идет на нас от реки! — закричал он своей спящей команде.
Налетчики появились внезапно, проскакав через центр лагеря на мулах и низкорослых пони и беспорядочно отстреливаясь. Люди Джорджа повскакивали со своих мест, отчаянно пытаясь найти какое-нибудь укрытие. Пока они нашли свое оружие, бандиты уже скрылись. Нельзя было точно сказать, сколько их было. Одеты они были в темное, на лицах, наверное, тоже были темные маски. Они промчались через мексиканский лагерь, расположенный примерно в пятидесяти ярдах от центра их расположения.
У мексиканцев не было ни души: вакерос умели так же быстро исчезать в зарослях, как и лонгхорны. Джордж услышал звук переворачиваемого фургона, бьющейся глиняной посуды и лязг металлических предметов. Налетчики принялись грабить припасы и снаряжение.
Затем они развернулись и снова скакали через лагерь Джорджа темной, грозной тучей. Джордж предположил, что их, наверное, человек тридцать или сорок: они находились в явном численном преимуществе перед его командой, и им бы не удалось выстоять, если бы не одно ружье, стреляющее с бьющей по нервам методичностью, выстрелы из которого подкашивали одного всадника за другим. И к тому моменту, когда последний бандит скрылся, четверо их безжизненно болтались в своих седлах.
— Хен, это ты? — крикнул Джордж в ту сторону, откуда раздавались выстрелы. Никакого ответа.
Налетчики, развернувшись, снова помчались на них, на этот раз атакуя по всей линии фронта. Но смертоносное ружье скосило еще троих. Даже не доехав до лагеря, они прекратили атаку, исчезнув в темноту, топот их копыт растворился в гнетущей тишине.
— Макклендоны, чертовы сукины дети! — выругался Монти, вылезая из своего укрытия. Он спрятался за бревном, на котором сидел во время ужина. — Я думал, они появятся немного пораньше, если вообще появятся!
— Ты уверен, что это не мексиканские бандиты, которых мы видели, возвращаясь из Остина? — спросил Солти.
— Нет, это должны быть Макклендоны! Ни один уважающий себя бандит не станет подыхать на таких клячах!
— Неважно, кто они. И тем, и другим нужно одно, — сказал Джордж. — Проверьте, все ли в порядке. Солти, у нас есть какие-нибудь медикаменты?
— Только не от огнестрельных ран.
— Если кто-нибудь ранен, нам придется их отвезти назад на ранчо.
Но, кажется, все были целы.
— Монти, посмотри, как там вакерос, — приказал Джордж.
— Ручаюсь, что они зарылись в зарослях уже к тому моменту, как эти сукины дети въехали в их лагерь!
— Все равно проверь! Монти ушел.
— Похоже, нам придется выставлять часовых, — заметил Джордж.
— Да, как в армии. Будем дежурить в парах или по одному? — спросил Силас.
— Одного достаточно. Собаки окажутся полезнее, чем лишний человек!
— Первым часовым ты должен назначить Алекса — он всегда самым последним ложится спать.
— А где Алекс? — спросил Джордж. — Кто-нибудь его видел?
— Нет, но вот когда ты сейчас сказал об этом… — начал Солти. Не говоря ни слова, Хен бросился в темноту, направляясь к месту, где Алекс устраивался на ночлег возле отдельно растущих деревьев. Он всегда любил спать в каком-нибудь укрытии. Уроженец горной части Алабамы, Алекс не доверял открытым пространствам, говоря, что они заставляют его нервничать. Ему больше нравились леса.
Алекс был тощий и выглядел намного моложе своих двадцати трех лет, но имел всегда выражение добродушной радости на лице и был всеобщим любимцем. Они с Хеном очень быстро подружились. Джорджу было непонятно это: они ведь такие разные.
Джордж шел за Хеном с ноющим сердцем. Когда Хен приподнял ветви над ложем Алекса, его рука повисла в воздухе, а сам он застыл неподвижно. По тому, как сгорбился его брат и как напряженно молчал, Джордж понял, что лучше не задавать вопросов: он с самого начала знал, что найдет Хен!
Но увиденное потрясло Джорджа, даже после опыта четырех лет войны: видимо, стреляли с достаточно близкого расстояния в то время, когда он поднимался на ноги — его невозможно было узнать. Джордж инстинктивно схватил Хена за плечо и почувствовал, как напряжено его тело, сгорбившееся от горя… Но Хен не оттолкнул его руку.
— Он хотел отправиться весной в Сайта Фе, — проговорил Хен глухо. — Говорил, что у него там знакомая девушка. С песочными волосами и веснушками…
— Мы напишем. Я уверен, что она захочет узнать.
— Он любил жить в горах, никогда ему не спалось на ровной земле!
— Мы похороним его на самом высоком холме, который сможем найти, — пообещал Джордж, — мы сделаем это сразу утром.
— Может, надо быть начеку на случай, если они вернутся? — спросил Солти.
— Эти сукины дети не вернутся, — сказал Монти с презрением.
— Они трусы, думали застигнуть нас врасплох. Скорее они нападут на женщин и детей, чем вернутся сюда.
— Дом! — воскликнул Джордж. Холодный страх сжал его сердце. Наверное, Макклендоны направились к ранчо, когда провалилась их вторая атака. Роза, Зак и Тайлер были одни.
Он мчался на лошади как бешеный, остальные скакали за ним.


Сначала Роза ничего не услышала. Она рассказывала сказку Заку: было особенно важно рассказать ее хорошо потому, что Тайлер слушал тоже. Он притворялся, что спит, но Роза знала, что это не так. Он считал себя слишком большим для сказок, но Роза помнила, как любила их до тех самых пор, как отец ушел на войну.
— Но, подойдя к замку, принц не смог попасть внутрь. Двери и окна были оплетены лианами.
— Он мог срубить их, — предложил Зак.
— Но у него не было топора, — ответила Роза, постоянно перебивающий Зак немного сердил ее.
— А как же он колол дрова для печи?
— Принцы не носят с собой топоры, глупый ты мальчишка, — сказал Тайлер, садясь на кровати. — Они носят шпаги и сверкающие доспехи.
— Но кто-то ведь должен колоть дрова, — настаивал Зак. — Как принцесса приготовит завтрак?
— Ты же ничего не знаешь, — раздраженно повторил Тайлер. — Принцессы не готовят!
— А Роза готовит.
— Спасибо тебе, маленький, — Роза поцеловала малыша, причем вызвала его неудовольствие, — но я не принцесса. А дрова рубит придворный дровосек, — добавила она, надеясь положить конец ссоре, — Принц не носит с собой топор, ему не подобает!
— О, — Зак, видимо, был удовлетворен таким объяснением.
— Дай-ка я подумаю, где я остановилась? Вспомнила. Он обошел вокруг замка в поисках входа, но все стены были покрыты вьющимися растениями с длинными острыми нишами.
— Как кошачьи когти? — спросил Зак.
— Чш! — произнесла Роза. — Вы слышали? Похоже на выстрелы.
— Наверное, это Монти стреляет индеек. Он говорил, что тебе пора приготовить еще одну.
— Но Монти не стал бы убивать столько индеек. Да он и не промахнулся бы столько раз.
— Что-то случилось, — сказала Роза. Вскочив, она бросилась к двери, дети побежали за ней. Выстрелы снаружи слышались более отчетливо, и их было намного больше.
— Это в лагере, — сказал Тайлер. — Кто-то на них напал. Я должен помочь!
— Стой! — приказала Роза.
— Но я нужен им!
— Эти люди могут напасть и на нас, — заметила Роза.
Тайлер застыл на месте.
— Они не придут сюда, пока…
— Может, они разделились на две группы, — сказала Роза, не позволяя себе даже в уме закончить предположение Тайлера. — Одна из них будет нападать на лагерь, а другая — на наш дом.
— Я пойду проверю, — вызвался Тайлер.
— Нет. Мужчины сами о себе позаботятся. Мы должны быть готовыми на тот случай, если они появятся здесь! Принесите сюда все оружие, какое сможете найти. И все боеприпасы.
— Ты умеешь стрелять?
— Достаточно хорошо. Не забывай, что я дочь полковника!
— Можно, я тоже буду стрелять? — спросил Зак.
— Ты будешь заряжать.
— Но я хочу стрелять!
— Сейчас не время спорить. Может быть, мы с Тайлером не сможем отойти от окон. Кому-то придется заряжать наши ружья. Ты справишься?
Зак кивнул, его глаза горели возбуждением: для него это было не более чем приключение, похожее на войну в одной из сказок.
— Скорее постарайся спрятать быка. Но если услышишь, что они приближаются, то немедленно возвращайся домой!
Роза, подходя к каждому окну, проверяла линию обороны, пока Тайлер собирал все ружья и патроны в доме.
— Я их накрою из нашей спальни, а ты застанешь их врасплох из кухни!
— Надо, чтобы все мы были в одной комнате, — ответила Роза. — Если придется убегать, мы должны быть вместе!
Она изумилась, увидев кучу ружей и коробок с патронами посреди комнаты. Такой запас был сделан Монти и Хеном на случай, наверное, очень продолжительной осады. Сейчас Роза была им за это благодарна.
В комнату ворвался Зак.
— Они близко! — закричал он. — Я слышал, как они скачут вдоль реки.
— Сколько? — спросила Роза.
— Их сотни, — ответил Зак.
— Ты будешь сидеть вот здесь, посередине комнаты. Убавь огонь в лампе. Чтобы с нами не случилось, ты не должен прекращать заряжать ружья, от этого сейчас зависят наши жизни!
Зак был уже не таким возбужденным: казалось, он стал более сосредоточенным, деловито сидя среди дюжин коробок с патронами.
— Ручаюсь, что они пойдут за лошадьми и к загону!
— Нам ничего не сделать, — сказала Роза.
— Я мог бы пробраться за домом и…
— Нет! — голос Розы сорвался на крик. — Я не могу позволить тебе рисковать собой, выходя на улицу без прикрытия.
Она услышала панические нотки в своем голосе и это испугало ее. Будут ли спокойными мальчишки, если она паникует? Она должна собрать всю свою волю. И все же она чувствовала, как в ней поднимается страх. Но она не будет бояться. Ее отец был офицером, участвовал во многих боях, но никогда им не овладевала паника, даже под огнем противника.
Не испугался бы и Джордж. И он надеется, что она не потеряет голову и сделает все возможное для безопасности его братьев. Она подумала о том, что значат для Джорджа эти два мальчика, и что они значат для нее! И от этих мыслей ей стало не по себе. Неизвестно, кто собирается атаковать их дом, но ведь только самые отъявленные мерзавцы и трусы могут нападать на женщин и детей.
Ее гнев убил страх.
— Когда увидишь, что они приближаются, выбери одного человека и прицелься в вето, — объясняла Роза Тайлеру. — Не смотри ни на кого другого, это может сбить твой прицел. Так учил ее отец. «Выбери себе цель», — говорил он, — «и забудь о том, что кроме нее еще что-то есть».
— Начинай отсюда, вместе со мной, — продолжала Роза. — Если они окружат нас, перейдешь к другому окну.
Всадники внеслись во двор галопом, они словно выскочили из темноты. Роза и Тайлер сразу же начали стрелять. Нападающие, видимо, рассчитывая застать живущих в доме врасплох, были в полном замешательстве, их вынудили отступить.
— Продолжай стрелять, — приказала Роза Тайлеру, передавая свое ружье Заку и забирая другое, уже заряженное, — мы не дадим им расслабиться. Надо держать их под постоянным огнем!
Звуки выстрелов, огласившие комнату, почти оглушили Розу. Она была уверена, что от этого шума ее голова может расколоться. Но больше ее волновали сейчас эти люди, которые теперь готовились напасть вторично.
— Вы знаете, кто они? — спросила она у мальчиков.
— Макклендоны! — крикнул Тайлер, не прекращая стрелять.
— Кто у них главный?
— Старик. Вон тот, словно закопченный.
— Я прицелюсь в него, — сказала Роза, — а ты возьми того, что ближе к тебе!
Она отбросила второе ружье в тот момент, когда началась вторая атака. Она вглядывалась в темноту ночи, ожидая, когда появится седой старик.
— Они окружают дом, — предупредил Тайлер.
— Иди к другому окну, бросила ему Роза, не переставая вглядываться в тяжелую черную завесу ночи, скрывающую атакующих.
Начался дождь, и стало еще труднее что-нибудь разглядеть. Может, ружья налетчиков намокнут и будут хуже стрелять… Они выскочили из темноты под самым ее окном. От неожиданности она сразу не сообразила, что должна стрелять. Но, быстро собравшись, она выстрелила в старика. Она промахнулась, но ей было приятно видеть, как он поражен этим выстрелом. Видимо, пуля прошла совсем близко.
Когда он повернулся. Роза увидела, что его рукав в крови. Она задела его. Стреляя снова и снова, попасть в старика она не могла, но задела одного из его людей. Отбросив ружье, она, не оглядываясь, схватила другое и снова начала стрельбу.
— Как дела у тебя? — спросила она Тайлера.
— Подстрелил двоих. Они отступили, но их очень много.
— Как ты думаешь, мы сможем их сдержать?
— Нет, если только они подберутся к крыльцу.
— Не думаю, что у них это получится, — сказала Роза.
Ее удивляло, что она имеет свое мнение об этом бое, ничего не зная о таких делах.
— Старик очень удивился, когда я задела его.
— А что они делают сейчас? — спросил Тайлер. — Я ничего не вижу.
— Не знаю. Боюсь, что они ищут быка. Ты спрятал его, Зак?
— Я не нашел его, они подошли слишком быстро, — ответил Зак.
Роза услышала выстрел. Второго не последовало. Очевидно, это налетчики выстрелили в кого-то, и один выстрел означал, что они попали в цель. Ей стало плохо: они нашли быка. Джордж сойдет с ума. Это расстроит все его планы.
— Тайлер, бери ружье и иди за мной!
— Что мы будем делать?
— Мы попробуем прогнать их. Ранчо незнакомо для них, они не увидят нас в темноте. Мы сможем подстрелить парочку из них прежде, чем они догадаются, что мы вышли!
— Но они сразу нас убьют, как только поймут, откуда мы стреляем!
— Мы не останемся на улице. Зак, ты будешь стоять у двери. Пока не услышишь мой голос, не открывай ее? Понял?
Мальчик кивнул. Но не сделав и пяти шагов, Розе захотелось вернуться в дом. Она поняла, как спокойно находиться за толстыми стенами, пуля не пробьет эти бревна. А теперь они были беззащитны для выстрелов.
— Они у загонов, — прошептала Роза Тайлеру.
— Я уверен, что эти ублюдки их разбирают, — ответил он также шепотом.
Тайлер не ошибся. Бандиты привязали веревки к столбам и один за другим вытаскивали их из земли. Наверное, если бы не дождь, они бы подожгли их.
— Сукины дети! — прошептал Тайлер и поднял ружье.
— Подожди! — произнесла Роза. — Мы должны стрелять вместе. Мы не сделаем больше двух выстрелов, они нас заметят!
— Давай выстрелим в тех, кто вытаскивает столбы.
— Нет, мы будем стрелять в старика и в того, кто рядом с ним. Если нам удастся в них попасть, может быть, другие уедут!
— Хорошо.
— Три быстрых выстрела, и тут же бежим домой, как можно скорее.
— Понял.
Роза подождала, пока их жертвы не остановились на месте.
— Давай, — прошептала она и тут же выстрелила.
Она увидела, как старик отступил, уклонившись. Она сразу же навела ружье на мужчину рядом с ним и выстрелила опять. Потом схватила Тайлера за руку и крикнула: «Бежим!»
Не пытаясь спрятаться, быть спокойной, она знала, что налетчики должны были понять, откуда стреляли, и поймут, что они пытаются вернуться домой. Они могут обогнать их на лошадях.
Роза бежала так быстро, как только могла, но ей было не успеть за длинноногим Тайлером. Он был уже в доме, когда Роза — только на полпути к нему. Вдруг она услышала топот копыт за спиной: кто-то мчался на бешеной скорости следом. Нет, их было двое. Страх прибавил быстроты ее ногам. Она добежит, но они могут настичь ее у самого дома!
Роза споткнулась и упала через ружье.
Не глядя на грязь, испачкавшую ее с головы до ног, она вскочила. Всадники практически настигли ее. Она увернулась от одного, но другой, оказавшись прямо перед ней, прицелился в нее в упор.
Она не почувствовала боли, даже ноги ее не подкосились. Она продолжала бежать. Вскочив на крыльцо, Роза вбежала в дверь, со стуком захлопнула и закрыла ее на замок.
Зак стоял у окна, держа ружье в руке, его лицо было белым, как полотно.
— Он хотел тебя убить, — произнес он.
— Он выстрелил, опередив меня, — объяснил Тайлер, выставляя свое ружье в окно и стреляя в темноту. — Его задел, видимо, маленький разбойник.
— Он хотел убить тебя, — повторил Зак.
Роза поняла, что ребенок в шоке. Он стрелял в того человека, который пытался убить ее, а теперь наступила реакция. Это испугало Розу: Зак еще так мал, чтобы перенести такой испуг! Подойдя к малышу, она обняла его.
— Все хорошо, — сказала она. — Ты очень храбрый мальчик! — Зак не шевелился, словно в ее руках была деревянная кукла.
Посмотрев в окно, она увидела, что ее двоих преследователей уже нет.
— Ты спас мне жизнь, — сказала она Заку, осторожно забирая у него ружье. — Твой брат будет гордиться тобой.
— Когда приедет Джордж? — спросил мальчик.
— Скоро, — заверила Роза. — Я уверена, что он уже в пути!
— Они уходят! — выкрикнул Тайлер. — Мы прогнали их!
Он бросился к двери.
— Оставайся здесь, — приказала Роза. — Это может быть ловушкой, они хотят выманить нас из дома и убить.
Тайлер задумался.
— Из тебя получился бы хороший солдат, — сказал он. — Я бы никогда не додумался бы до этого!
Роза была так поражена, что не нашлась, что ответить. Она почувствовала, что Зак понемногу отходит. Потом он с такой силой обвил ее шею руками, что Розе показалось, что она может задохнуться, но она не разомкнула его руки. Когда малыша стало трясти, она еще сильнее прижала его к себе, чтобы тепло ее тела успокоило мальчика.
Сегодня она тоже впервые выстрелила в человека, но сейчас у нее в душе было только облегчение, что опасность миновала, и злость на этих людей, которые пытались их убить! Если они вернутся, она снова будет в них стрелять без малейшего сожаления!
— Джордж скачет, — сказал Тайлер.
— Не выходи. Вдруг это не он?
— Они скачут галопом, только Джордж и близнецы могут так ехать в такой ливень! Дождь еще больше усилился, сквозь него невозможно было что-нибудь увидеть.
— Прибавь огню в лампе и поставь ее на окно, — попросила Роза Тайлера. — Но не выглядывай, на всякий случай!
Не в состоянии разжать руки обнимавшего ее Зака, она подняла его и пошла к двери. Роза медленно открыла ее, и когда ничего не случилось, приоткрыла еще шире и вышла на крыльцо. На нее накинулся порывистый промозглый ветер, но она продолжала идти вперед: она хотела увидеть Джорджа, хотела. убедиться, что с ним все в порядке!
Он появился из темноты так, как падает первый камень впереди обрушивающейся лавины. Спрыгнул с коня, и, прежде чем она успела произнести его имя, Джордж сжал их обоих в своих объятиях.
— С вами все в порядке? — спросил он, зарываясь лицом ей в плечо. Зака стиснуло между ними, как в тисках.
— Где Тайлер?
— Я здесь, — ответил Тайлер, появляясь из спальни с ярко горящей лампой в руках. Огонь осветил лица, стоящих За спиной у Джорджа, мужчин.
— Они напали на лагерь? — спросила Роза, все еще не отпуская Джорджа.
— Они атаковали нас первые.
— Кто-нибудь ранен?
— Они убили Алекса, — ответил Монти, проходя мимо Розы и Джорджа, которые стояли обнявшись. — Здесь от них есть какой-нибудь ущерб?
Роза опустила руки и освободилась из объятий Джорджа.
— Убили быка. Зак пытался его спрятать, но не успел: они появились слишком быстро!
Монти крепко выругался и ринулся в темноту. Хен и еще двое мужчин побежали за ним.
— Заходите в дом, — пригласила Роза. — Я разогрею рагу и приготовлю кофе. Вы все промокли.
— Что произошло у вас? — спросил Джордж.
Пока Роза готовила кофе, разогревала рагу и нарезала хлеб, она рассказывала Джорджу о нападении на ранчо.
— Если бы Зак не выстрелил в того человека, меня бы здесь сейчас не было.
С возвращением старшего брата состояние Зака заметно улучшилось. Глаза ребенка снова загорелись, и к нему вернулась прежняя энергичность. Ему не терпелось рассказать Джорджу о своем участии в перестрелке.
— Это был настоящий злодей, — рассказывал Зак. В комнате было полно взрослых мужчин, ловивших каждое его слово. Малыш был в восторге. — Я был уверен, что он может застрелить Розу прямо там, в этой грязи!
Состояние платья Розы красноречиво свидетельствовало об этом.
— Поэтому я схватил ружье и выстрелил.
— Но ты не умеешь стрелять, — заметил Джордж.
— У меня врожденное умение, — с гордостью ответил Зак. — Я просто навел на него дуло пистолета и застрелил его!
— Ружья, — поправил Тайлер, которому не нравилось стремление младшего брата покрасоваться. — И ты только спугнул его: он ускакал достаточно быстро.
— Он не убил Розу, — отозвался Зак.
— А это самое важное, — произнес Джордж.
Разговор продолжался достаточно спокойно, пока не вернулся Монти. Он ворвался в комнату, словно порыв ветра, и вместе с ним ворвалась его неистребимая энергия.
— Они застрелили корову, грязные ублюдки, — выпалил он, направляясь прямиком к Розе, которая протягивала ему кофе. — Но они не нашли быка. Ленивое животное уютно расположилось в кустах чапареля, чтобы не замочить под дождем свою ценную шкуру!
— Они нашли бы его, если бы мы с Розой их не прогнали, — сказал Тайлер, надеясь получить свою порцию похвал за сделанное.
— Вы что, выходили из дома? — раздраженно спросил Джордж. Он был так разгневан, что Тайлер тут же сник.
— Это было мое решение, — пришла Роза на помощь Тайлеру. — Я была вне себя, что они нападают на детей! А потом, когда они пристрелили быка…
— Они не сделали этого, — вставил Джордж.
— Но я-то думала иначе, — настаивала Роза, — и это взбесило меня!
— Они не видели нас в темноте, и нам с Тайлером удалось сделать несколько выстрелов.
— Молодчина! — воскликнул Монти, улыбаясь.
— Это было безумством, — проговорил Джордж, бросая свирепый взгляд на брата. — Вас могли убить!
— Меня могли убить и в том случае, если бы я находилась в кровати, — парировала Роза. — Кроме того, я не понимаю, почему мы должны были оставаться здесь, трясясь от страха, когда они разбирали загон и обдумывали следующую атаку на дом. Я решила, что мы можем прогнать их, и мы сделали это!
Джордж еще выглядел недовольным, но ничего не сказал.
— Они могут еще раз попытаться, — предположил Солти. — Здесь мы должны выставить пост так же, как в лагере!
— От этого наши ряды поредеют, — заметил Монти. — Как мы тогда справимся со сгоном скота?
В течение следующего часа они обдумывали, что им надо делать. Разработав план и составив график, кто, что и когда будет охранять, они увидели, что уже светает и поднимается солнце.
Дождь закончился. Все казалось новым и светлым. За исключением обитателей ранчо.
— Где Хен? — внезапно спросил Джордж. — Я не видел его уже несколько часов.
— Он ходил искать быка вместе со мной, — сказал Монти.
— Он вернулся с тобой?
— Да.
— Он не приходил, — вмешался Солти. — Я помню, что пришли только ты и Бен!
— Ты уверен? Он подходил вместе со мной к двери.
— Я точно не помню, но мне показалось, что он вошел в другую часть дома, — пояснил Бен.
Монти вылетел из комнаты, но через минуту он вернулся.
— Его там нет. И я могу сказать, что его там и не было! Ружья и патроны так и лежат на полу.
Роза внезапно почувствовала дурное предчувствие. Пройдя в спальню, она могла не пересчитывать коробки с патронами, зная, что нескольких коробок не хватает.
— Он погнался за Макклендонами, — сказал Монти. Точно. Мне следовало это сделать самому.
— Нет, не следовало, — возразил ему Джордж. — Тебя бы убили. Ты не справишься один с тридцатью или сорока мужчинами.
— А Хен поехал.
— Мы не знаем, что сделал Хен, но он не кинется на такую толпу: он слишком умен для этого!
— Я поеду к нему на помощь!
— Ты останешься здесь и будешь завтракать. Затем мы вернемся в лагерь и займемся работой.
Казалось, Монти был готов драться. — Он мой близнец. Я не могу бросить там его одного.
— Он мой брат, — ответил Джордж, — и, насколько я понимаю его, он хочет во всем разобраться сам. Он волк, Монти. Те мужчины в большей опасности, чем он. А ты медведь. Ты бы ринулся в самую гущу, надеясь сломить их силой!
— Ты что, считаешь меня дураком? Мы не смогли бы продержаться здесь четыре года, если бы наши головы были пустыми!
— Он вовсе не думает, что ты глупый, — вмешалась Роза. — Просто он волнуется за тебя!
— Хорошо, а я волнуюсь за Хена!
— Мы все беспокоимся о нем. Но ему не поможешь тем, что ринешься в неизвестность. Он приедет домой, когда все сделает. А сейчас садись, завтрак почти готов!


Через двадцать минут молчание, воцарившееся за столом, было нарушено. Какой-то всадник скакал к дому. Монти подпрыгнул и бросился к окну: «Сукин сын! — воскликнул он. — Это Хен, и этот чертов дурак ведет корову».
— Всем сидеть, — скомандовал Джордж, когда большинство его помощников уже готовы были приникнуть к окнам. — Ведите себя так, словно никто не заметил его отсутствия.
Через некоторое время, умывшись, Хен вошел в комнату и, сев на приготовленное для него Розой место, стал есть. К моменту, когда он проглотил второй кусок, когда атмосфера в комнате готова была взорваться от любопытства, Хен поднял голову и взглянул на Джорджа.
— Зак, тебе лучше пойти и подоить корову. Если Джорджу за завтраком придется пить кофе, он не сможет стрелять!
Хен улыбнулся Джорджу — что случалось весьма редко — и вернулся к еде.


— Не могу вспомнить, когда еще я в своей жизни был так напуган. Даже на войне я никогда не испытывал такого страха, — говорил Розе Джордж.
Сегодня они снова занимались любовью. Теперь они лежали рядом. Им было хорошо и спокойно. Но Джорджу все еще приходилось напоминать себе о том, что Роза вышла за него замуж и что она будет его женой до конца его жизни. Ему все еще трудно было поверить в это!
Сегодня они занимались любовью особенно страстно. Может быть, это было вызвано той опасностью, которую они пережили. А может, это возникло из-за пережитого им страха, что он может потерять Розу. Каковы бы ни были причины, важно было то, что никогда они еще не были так близки друг с другом!
— Трудно поверить в то, что я так долго не мог понять того, что они могут напасть на дом, — сказал Джордж. Десятки раз он задавал себе вопрос, неужели он утратил инстинкт выживания?
— Вас могли убить до того, как я вернулся!
— Тайлер был великолепен. Не думаю, что он хороший стрелок, но он такой бесстрашный! Мне даже кажется, что ему нравилось нас защищать.
— Но не так, как Заку. Этот маленький плут все еще трезвонит о том, что случилось!
Выскользнув из объятий Джорджа, Роза села на кровати.
— У меня не было возможности сказать тебе об этом раньше, но я очень волнуюсь за него. То, что тогда произошло, плохо сказалось на нем. Когда он выстрелил в человека, он был белым как полотно, я с трудом забрала у него ружье. Пока ты не приехал, он был страшно потрясен случившимся!
Джордж почувствовал, как бремя ответственности с новой тяжестью давит ему на плечи, опасения за братьев сильнее сжали его грудь: сможет ли он оградить Зака и Тайлера от всего этого? Слава богу, что у него никогда не будет собственных детей!
— Я постараюсь уделять ему больше внимания, проводя с ним побольше времени!
— Только не позволяй ему догадаться, почему ты делаешь это, — сказала Роза и улыбнулась, вспоминая мальчика. — Зак очень гордится тобой. Если он узнает, что я рассказала тебе о его слабости, это заденет его гордость!
— Но ты только что сказала мне, что он был чуть живой!..
— Да, но разве ты не сказал мне, что никогда в жизни не был так напуган, как сегодня?
— Да.
— Ты хочешь, чтобы я рассказала об этом твоим братьям? Монти узнает об этом с удовольствием. И Тайлер тоже!
— Конечно, я не хочу!
— Именно то же самое чувствует Зак. Наконец-то он сделал что-то необычайное в его глазах, что-то замечательное! Ему это необходимо: он должен расти и считать себя ровней тебе!
Джордж повернулся, чтобы увидеть лицо Розы.
— Не знаю, почему я думал, что смогу разобраться со своей семьей без тебя?
Роза порозовела от удовольствия.
— Справился бы как-нибудь.
— Нет. Наконец-то я признал тот факт, что не смогу сделать все, что раньше казалось мне возможным.
— Ты ведь не думаешь уехать, правда? — спросила Роза, пытаясь заглянуть ему в глаза, в ее груди шевельнулся страх.
Джордж придвинулся ближе. Обняв, он притянул Розу к себе.
— Я не думаю уезжать ни от кого, ни от чего и никуда! Особенно я не собираюсь уезжать от тебя. Я просто признаю то, что мне нужна помощь. И я ужасно рад тому, что ты здесь и можешь мне помочь!
Роза прижалась к Джорджу.
— Любой может сделать то, что делаю я.
Она верила в то, что говорила, но все же ей страстно хотелось, чтобы Джордж опроверг ее мнение!
— Это сможет сделать только тот, кто любит каждого моего брата так же сильно, как я! Я понял это, когда мчался сюда сегодня, проклиная себя за свою глупость и надеясь изо всех сил, что будет не слишком поздно! Я каким-то образом знал, что, пока ты рядом, с ними ничего плохого не случится.
Роза не могла ничего сказать в ответ, а только чуть сильнее обняла своего мужа.
— Во время этой гонки, бьющей по нервам, под дождем, я понял еще кое-что. Можно ломать голову над чем-то, никак не находя решения, и запутаться потом до такой степени, что вообще уже не знаешь, над чем ты ломаешь голову, даже не представляешь, о чем думать и что думать об этом! А затем наступает перелом, кризис, и все становится совершенно ясным!
— Такое происходит со всеми.
— Я так долго пытался выяснить, что за чувство испытываю к тебе, и не привело ни к чему. Но стоило мне подумать о том, что эти ублюдки хотят напасть на тебя, пока ты спишь, как пропала всякая нерешительность, неопределенность. Я боялся за тебя так же, как за братьев. Я знаю, что когда-нибудь мне придется расстаться с ними, я их отпущу, но я никогда не смогу отпустить тебя! Даже если я не нужен тебе так же сильно, как ты мне, я все равно никогда не захочу отказаться от тебя, отпустить тебя!
— Женщине нравится знать, что она что-то значит для своего мужа, — сказала Роза, еще сильнее прижимаясь к нему.
Джордж сел и немного отодвинулся, чтобы лучше видеть лицо Розы.
— Ты не понимаешь, о чем я говорю. Я люблю тебя! Наконец-то я понял, что такое любовь, и я люблю тебя, и я любил тебя еще раньше, только не знал об этом!
Роза хотела ему верить. Ей больше всего на свете хотелось, чтобы это было правдой, но она должна быть уверена!
— Ты уверен? Ведь в момент кризиса люди склонны преувеличивать силу своих эмоций. Джордж обнял ее и притянул к себе.
— Я люблю тебя, Роза Торнтон Рэндолф. Я люблю тебя так сильно, что могу взорваться, если буду сдерживать свою любовь к тебе! Я люблю тебя так сильно потому, что ты так любишь нас. Я люблю тебя, потому что ты красивая и я хочу заниматься с тобой любовью всю жизнь. Я люблю тебя даже из-за того, что ты такая сумасшедшая, что бросилась на Макклендонов из-за того, что они убили быка, в которого, как выяснилось потом, они не стреляли вообще!
Джордж закрыл рукой ее рот, чтобы не слышать возражений.
— Но есть еще кое-что, что изменилось: это пустяки, но я хочу все же рассказать. Когда мы встречаемся глазами и ты улыбаешься, ты не знаешь, какой подъем я при этом испытываю! Это заставляет меня делать глупости. Я радуюсь, когда ты цепляешься своей юбкой за гвоздь или щепку, когда случайно уколешь палец бобовой шелухой и произносишь одно из тех словечек, которым ты научилась у Монти! Мне нравится даже то, как ты вытираешь испарину на лбу, когда стоишь у плиты. Это не сумасшествие?
Роза не знала, можно ли умереть от счастья? Если можно, то она умерла пять минут назад, нет, пять минут у нее еще осталось! Джордж не стал бы говорить такое, если бы это не было правдой. Трудно было сдаться и, сбросив с себя защитную броню, снова стать ранимой и слабой, но еще труднее было бы отказаться, сдерживаясь, от того, о чем так сильно мечтала и чего так желала все последние месяцы!
— Я такая же сумасшедшая! Я люблю смотреть на тебя, когда ты становишься выше, приподнимаясь, чтобы оглядеть свою землю, особенно нравится мне, когда ты пьешь кофе. У тебя тогда такое лицо, словно ты предпочел бы пить из грязной лужи!
Джордж щекотал Розу до тех пор, пока у нее из глаз не полились слезы. Затем он ее обнял и осторожно поцеловал.
— Если кто-нибудь нас услышит, подумает, что мы глупые!
— Нет, просто влюбленные.
— Другие взрослые люди ведут себя так же? Чувствуют, что им снова по четырнадцать?
— Я не знаю, как ведут себя другие, но то, что чувствую я, мне нравится! Надеюсь, что это продлится всю жизнь.
— Ты все еще не против того, чтобы не иметь детей?
Джордж задал этот вопрос сейчас. О том, что было единственным, что печалило ее! Роза бы предпочла наслаждаться его признаниями, не думая о том, как дорого они стоили! Но убегать от ответа не было смысла.
— Я против. Я была одинокой, оставшись одним ребенком в семье. Живя с Робинсонами, я почти забыла о своем одиночестве, но все равно мне всегда хотелось иметь собственных братьев и сестер! Взрослея, мне уже хотелось иметь своих детей. А сейчас я не знаю, хочу ли я их больше для себя или для тебя!
— Для меня? Почему?
— Я пытаюсь объяснить тебе, какой ты прекрасный человек. И не только я считаю тебя таким: все твои братья и мужчины, работающие на тебя, с этим согласны! Не могу представить себе ничего более волнующего, чем видеть, как растут твои сыновья, как они стараются быть похожими на тебя, а твои дочери будут надеяться, что найдут себе мужей хотя бы наполовину таких хороших, как ты!
Джорджа передернуло: «Мне хватает воспитания Зака и Тайлера».
— Ты не должен бояться, я не стану заставлять тебя изменить свое решение. Но я попытаюсь убедить тебя, что из тебя получится отличный отец!
— Зачем?
— Потому что ты заслуживаешь того, чтобы ты сам мог думать хорошо о себе! Не знаю, что сделал твой отец и почему ты думаешь, что можешь повторить его ошибки, но ты заслуживаешь того, чтобы смотреть на самого себя с гордостью!
Джордж поразился, у него застрял комок в горле. И что еще хуже, на глазах — это странная вода. В какой-то момент ему показалось даже, что он не сдержится. Конечно, с тех пор как он встретил Розу, он изменился, но это уж слишком!
Он посильнее прижал ее к себе.
— Не понимаю, почему мне надо было так долго понимать, что я тебя люблю. Меня бросает в дрожь каждый раз, когда я думаю, что мог потерять тебя. Для такой замечательной женщины я слишком бестолковый!
Роза повернулась и поцеловала его в нос.
— Хорошо, что ты понял это: это самое главное!
Джордж наклонил голову, и его губы коснулись ее груди.
— Ты уверена в том, что ты счастлива?
— Я безумно счастлива, — ответила Роза, поворачиваясь так, чтобы ему было удобнее ее ласкать. — А ты?
— Абсолютно.
Как волны, покорные шторму, влюбленные покоряются своему желанию. И Джордж с Розой скоро забыли обо всем, поглощенные друг другом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза - Гринвуд Лей



я хочу любить так как Роза...
Роза - Гринвуд ЛейРоза
25.10.2010, 1.10





стоит прочесть этот роман надоело читать о прекрасных красавицах о благородных рыцарях
Роза - Гринвуд Лейбогдана
24.03.2013, 21.27





Понравился роман , хотя не всем он придётся по вкусу ...очень много размышлений , переживаний и душевной боли главных героев , но ведь правду говорят всё-таки : у каждого свой путь к любви . Ставлю 10.
Роза - Гринвуд ЛейВикушка
18.10.2013, 23.41





Роман неплохой,но советую прочитать романы Пенелопы Уильямсон. Сердце Запада наиболее схож с этим романом
Роза - Гринвуд Лейлира
21.01.2015, 9.55





Роман неплохой, но много лишних переживаний. Но всё таки надо читать всю серию. Ставлю "Розе" 9, А вот "Виолетте" 10+
Роза - Гринвуд ЛейСветлана
14.03.2015, 8.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100