Читать онлайн Лорел, автора - Гринвуд Лей, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорел - Гринвуд Лей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.23 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорел - Гринвуд Лей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорел - Гринвуд Лей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гринвуд Лей

Лорел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Шериф уже ушел?
Лорел не заметила возвращения Адама.
— Да, ушел. — Она повернулась к чану с водой. Адам вылил воду в лохань для полоскания.
— Мы поедем в город?
— Значит, ты все слышал?
— Да. Так мы поедем в город?
— Нет. Нам ведь и здесь хорошо, правда?
— Конечно, мама. А шериф стрелял в человека.
Лорел тревожно встрепенулась и посмотрела на сына.
— Откуда ты знаешь? Кто тебе сказал? Мальчик нервно переступил с ноги на ногу, но не отвел взгляд.
— Я сам видел.
— Я асе запретила тебе ходить в город без меня!
— Я и не ходил, — начал оправдываться Адам. — Я поливал грядки, когда услышал выстрелы. Я подбежал к салуну и заглянул в окно. Но, честное слово, я не выходил на улицу.
— И что ты увидел? — Лорел захотелось откусить свой собственный язык за любопытство. Она оказалась меж: двух огней: с одной стороны, нельзя было позволять Адаму говорить о Хене Рандольфе, с другой — необходимо было узнать о случившемся в городе.
— Какой-то мужчина стрелял в салуне. Знаешь, ма, он наделал столько дыр в крыше! И еще он назвал шерифа трусом. Тогда они оба схватились за оружие, но шериф оказался быстрее.
По телу Лорел пробежала дрожь. Что, если застреленный принадлежал к семье Блакторнов? Они бы мгновенно собрались вместе, чтобы отомстить. Сначала они убили бы шерифа, а потом приехали сюда.
— Ма, но шериф посадил того человека в тюрьму.
— Так он жив?
— Шериф попал в ружье, которое мужчина держал в руках. А потом тот человек, выронив ружье, начал прыгать, трясти рукой и кричать как резаный.
Значит, Хен не убил пьяницу, который угрожал ему. Казалось, гора свалилась с плеч. Лорел оживилась.
— А мистер Элджин сказал, что ни разу в жизни не видел такого меткого выстрела, — не унимался мальчик.
Может, он все-таки не убийца? Ведь и Грей Уорти говорила, что никто не видел, чтобы Хен убивал.
— Как ты думаешь, мама, он стреляет так же хорошо, как стрелял папа?
Неожиданный вопрос сына мгновенно вернул Лорел на землю.
— Не знаю, может быть, — растерянно ответила она.
— А можно я попрошу его научить меня стрелять? Я хочу быть таким, как папа, когда вырасту.
— Нет, ни за что! — испуганно вскрикнула она. — Ты слишком мал. — Каждый раз, когда мальчик упоминал об оружии, мать испытывала безотчетный страх. Но последнее время Адам говорил о пистолетах все чаще и чаще.
— Но у Денни Элджина уже есть пистолет, а ему только семь.
Лорел прекрасно понимала, что не за горами время, когда сын станет более настойчивым и начнет оспаривать решения матери. Конечно, мальчику нужно общество других детей. Но страшно даже представить, что он может услышать от городских мальчишек. Ей хотелось, как можно дольше ограждать сына от чужого влияния.
— Конечно, у старших мальчиков могут быть пистолеты, но ты еще мал.
— А когда у меня будет?
«Никогда», — захотелось закричать Лорел. Но она понимала, что пустым запретом ничего не добьешься.
— Тебе не нужен пистолет, — попыталась она урезонить сына. — Нам ничто не угрожает и не нужно охотиться, чтобы добыть пищу.
— Но шериф сказал, что к нам снова приедут плохие люди. Если у меня будет пистолет, я смогу убить их.
Казалось, земля ушла из-под ног. Она делала все возможное, но, видимо, потерпела крах: в свои шесть лет Адам считал единственным способом защиты убийство. Карлин был слабохарактерным и порочным. Лорел хотелось, чтобы Адам вырос другим. Неужели желание убивать передается по наследству? Неужели все мужчины, взрослея, испытывают безудержную тягу нажать на курок?
— Но нельзя стрелять в людей только потому, что они в чем-то не согласны с тобой, — попыталась убедить она Адама. — Защититься можно и по-другому.
— Как?
Таковы, наверное, все мужчины: ничего не принимают на веру и всегда требуют доскональных разъяснений!
— Об этом мы поговорим позже. Сейчас у меня много работы.
— Ты просто не хочешь, чтобы у меня был пистолет! — мальчик выглядел рассерженным.
— Да, не хочу. Твоего отца застрелили из пистолета. Я умоляла его не носить всегда и везде с собой оружие, но он не хотел меня слушать. Люди, не расстающиеся с пистолетами, рано или поздно от них же и погибают.
— Может, если бы папа стрелял так хорошо, как шериф, его бы не убили.
Лорел охватил панический страх.
— Шериф принадлежит к числу людей, рожденных, чтобы убивать и погибнуть от оружия. Но у тебя должна быть и будет другая судьба.
— Но ты же сама говорила, что папа был хорошим и защищал людей, как шериф. Разве это плохо — защищать людей?
Тысячу раз Лорел задумывалась над тем, права ли была, солгав сыну об отце. Может, было бы лучше сказать правду?
— Нет, конечно, не плохо, но очень опасно. Потому что когда-нибудь найдется человек, более меткий и более быстрый, и застрелит тебя.
— Не застрелит, если я научусь стрелять, как шериф. Мистер Элджин сказал, что шериф — самый меткий стрелок на свете. И еще он сказал…
— Меня не интересует, что сказал мистер Элджин, — резко оборвала напуганная упорством сына Лорел, но тут же одернула себя: нужно сохранять самообладание. Какой прок в том, что она будет кричать на Адама — он все равно не поймет ничего. — Давай поговорим об этом завтра, — не в силах переубедить сына, она решила тянуть время. — А пока сходи, пожалуйста, в огород и поищи что-нибудь к обеду.
Но Лорел было не до еды: ее сын прямо на глазах превращался в настойчивого мальчишку, бредящего оружием. И чем старше он будет становиться, тем труднее будет сдерживать его порывы. Нельзя допустить, чтобы он восхищенно наблюдал за Хеном Рандольфом, стараясь подражать ему.
Конечно, не следует больше удерживать Адама в ущелье: он должен играть с другими мальчиками, ему нужны друзья. Сыну предстоит научиться жить среди других людей, понимать их, любить и прощать.
Но, пожалуй, в большей степени, чем в обществе детей, мальчик нуждался в отце. В отце, которым он бы восхищался и на которого старался походить. Но рядом с Адамом должен находиться достойный человек, способный помальчику выработать сильный характер и научить различать добро и зло.
И снова возник образ Хена Рандольфа. Уже несколько бессонных ночей она только и делала, что думала о нем. Его лицо, взгляд как наваждение преследовали ее. Не так просто было выбросить из головы, забыть этого человека.
Но что самое поразительное — далее синяки до сих пор хранили воспоминание о легких прикосновениях. Стоило закрыть глаза, как появилялось ощущение, что он снова находится рядом. Она никогда не сумеет забыть, как кончики его пальцев легко скользили по плечу!
Лорел открыла глаза и резко опустила руки в воду. С непривычным остервенением она прополоскала рубашки и приступила к очередной партии белья. Вот ее реальность! Она будет работать до изнеможения до тех пор, пока не встретит достойного мужчину, который примет и ее, и сына. Это должен быть человек, не зависящий от силы оружия, понимающий, что жизнь более могущественна, чем смерть.
И совершенно очевидно, что Хен Рандольф не может быть таким человеком, как бы не хотелось думать обратное.
Но где найти такого человека? Если за семь лет она не встретила его, то вряд ли найдет сейчас. Единственным выходом было бы уехать подальше от Сикамор Флате. Но денег едва хватало на еду и одежду, не говоря уже о переезде. Кроме того, Блакторны не позволят увезти мальчика.
И… возможно, Хен попытается остановить ее. Но, нет, она не может полагаться ни на Хена Рандольфа, ни на других.
Лорел до сих пор с тоской вспоминала о счастливых годах до смерти отца. И с содроганием вспоминала черные бесконечные дни, когда мать, чтобы найти опору и поддержку, снова вышла замуж. Пусть одиночество и непосильный труд доведут до отчаяния, но она, Лорел, не собирается повторять ошибку матери! Пусть ей предстоит еще несколько лет плакать по ночам в подушку и мечтать о любви! Но лучше жить одной, чем добровольно принести себя (и сына!) в жертву мужчине.
У ручья показался Адам, возвращавшийся
с огорода.
— Я не нашел ничего, кроме бобов, — запыхавшись, сообщил он матери и, тяжело вздохнув, добавил: — Как всегда.


Хен в бешенстве миновал каньон и овраг. И лишь когда приблизился к городу, пришел в себя: гнев улегся, к нему снова вернулась способность размышлять.
Лорел назвала его убийцей и выставила со своей земли! Еще ни один человек не рискнул поступить с ним так грубо.
Кто она такая, черт побери, что позволяет себе подобную дерзость и бесцеремонность?
Она — никто: просто глупая особа, которая убежала из дома со сладкоречивым ловеласом, не имевшим ни гроша за душой. От влюбленного не осталось даже обручального кольца. Он оставил ее одну с младенцем на руках без средств к существованию.
И почему он, Хен, должен помогать ей? Он и так уже сделал более чем достаточно: защитил от избиения и не позволил похитить сына.
Он не убийца! Она ведь ничего не знает ни о нем самом, ни о людях, которых ему пришлось когда-то убить.
Но внутренний голос нашептывал другое: «Город нанял тебя, потому что у тебя репутация убийцы».
Она ведь так и сказала ему в лицо. Неужели и другие жители города думают так же? В памяти всплыли обрывки давних разговоров, косые взгляды, ссоры — мужчины демонстративно поворачивались к нему спиной, выражая, таким образом, презрение, женщины избегали и шептались за спиной.
Все годы он считал, что это он сторонился людей, а на самом деле — люди не хотели иметь с ним дело.
Хотя, какая разница? Почему его должно интересовать чужое мнение? Единственное, чего он хотел и хочет, — чтобы его оставили в покое! Ему нравится одиночество!
Хен вспомнил тот злополучный день, когда он, четырнадцатилетний подросток, увидел, как два негодяя собираются повесить Монти. Они связали брату руки и уже набросили петлю на шею. Один из них размахнулся, чтобы хлестнуть веткой колючего арапника по крупу лошади. Еще секунда — и лошадь сорвалась бы с места, а тело Монти, задергавшись в конвульсиях, повисло бы на веревке! Еще секунда — и лицо брата посинело бы, а язык вывалился в предсмертной агонии! Времени на размышления не оставалось — Хен выстрелил пять раз: три — в веревку, два — в нападавших. Он сразил их наповал.
На шее Монти до сих пор видны шрамы — следы веревки. А вот шрамы, оставшиеся в душе Хена после роковых выстрелов, не видны никому, кроме него самого.
У него просто не было выбора. Не оставалось выбора и во всех остальных случаях: не владей он оружием лучше, чем противник, он не смог бы защитить людей, рассчитывающих на помощь. Так уж распорядилась судьба: кто-то стал скотоводом, кто-то философом, а кому-то суждено быть солдатом и не выпускать из рук ружье.
Но ему не нужно одобрение людей, и уж тем более не нужно одобрение Лорел Блакторн. Пусть лучше посмотрит на себя и подумает о своей репутации!
И все равно — слова женщины не выходили из головы. Казалось, они занозой застряли где-то в глубине души, причиняя острую, мучительную боль. Вопрос, который он столько лет отгонял прочь, снова встал во всей остроте: неужели он действительно убийца?


Прошло два дня, но слова Лорел все еще стояли в ушах.
— Расскажи мне о миссис Блакторн, — попросил шериф Хоуп, расставляя тарелки на столе.
— Что вы хотите знать? Хен нахмурился.
— Все!
— Да и рассказывать-то нечего. — Девочка начала делить завтрак на две части: с недавнего времени она регулярно завтракала, обедала и ужинала в конторе шерифа. — Она появилась здесь сразу же после основания города, но очень быстро перебралась в каньон. С тех пор она зарабатывает на жизнь себе и этому маленькому мальчику стиркой. Вот и все, что я знаю.
— У нее есть друзья?
— Нет.
— Почему?
— Она говорит, что была женой Карлина Блак-торна, и настаивает, чтобы ее называли миссис Блакторн. Но некоторые люди отказываются. Они говорят, что это оскорбительно для замужних женщин.
— Но у нее должно быть свидетельство о заключении брака или что-нибудь в этом роде.
— Лично я о нем ничего не слышала. Блакторны клянутся, что Карлин никогда не женился на ней.
Теперь поведение большинства замужних дам стало понятно Хену.
Хоуп поставила на стол последнюю тарелку и отодвинула поднос в сторону. Затем придвинула стул и села.
— Она избегает мужчин.
— Почему? — Хен был не очень голоден. Зато Хоуп набросилась на еду (впрочем, как обычно) с такой жадностью, словно ее не кормили несколько дней.
— Мама говорит, что женщине, оказавшейся в таком положении, как миссис Блакторн, нельзя быть такой красивой. Это лишь добавляет проблем и ей, и всем окружающим.
Хен неторопливо разжевал несколько бобов. Они оказались безвкусными. Молодой человек отложил в сторону вилку и сделал глоток кофе: напиток был слишком горьким. Он посмотрел на Хоуп, которая явно не страдала отсутствием аппетита. Рука с вилкой летала от тарелки ко рту. Просто невероятно: оставаться худой как тростинка при таком аппетите и объемах съеденной пищи.
Мысли снова вернулись к Лорел. Хену казалось неправдоподобным, чтобы такая гордая женщина согласилась убежать с Карлином Блакторном, не преследуя цель выйти замуж. Что бы не говорили городские дамы, Лорел обладала сильным характером, порядочностью и чувством собственного достоинства.
— А во сколько лет она убежала с Карлином?
— В шестнадцать, — ответила Хоуп. — Мама говорит, что она была уже достаточно взрослой, чтобы хорошенько подумать.
Хен вспомнил себя в шестнадцать лет. Если бы рядом не было мудрого Джорджа, который то и дело одергивал и поучал младших братьев, то неизвестно, что бы из них с Монти получилось. И если бы Джордж не женился на Розе, ничего путного из них все равно не вышло бы. Старший брат и его жена заменили им с Монти родителей.
Интересно, какие родители были у Лорел? Как они отнеслись к Карлину: хотели, чтобы дочь отказалась от него, или считали, что в шестнадцать лет уже пора выходить замуж и покинуть родительский дом?
Хен встал и подошел к окну. Солнце медленно поднималось по небосклону. Улица была пустынна. Очевидно, все жители еще завтракали.
— Вы почти ничего не ели. Вам не понравилась еда? — спросила Хоуп.
— Просто я не голоден.
— Я знаю, что вам не понравилось. Мне тоже не очень нравится. Мама уже подыскивает нового повара. Она говорит, что ресторан не будет приносить доходы, пока людям не понравится еда.
— А миссис Блакторн умеет готовить?
— А зачем ей уметь? То есть я хочу сказать, что не знаю. И она никогда не ест в городе.
— Пойдем, — Хен начал торопливо составлять посуду на поднос. — Мне нужно срочно поговорить с твоей матерью.


Миссис Уорти натянуто улыбнулась.
— Я бы и рада помочь, шериф. Но как я могу нанять ее, если даже не знаю, умеет ли она готовить.
Но истинная причина отказа состояла в другом. Хен сразу все понял, стоило ему услышать напряженный голос миссис Уорти, когда она отсылала дочь из комнаты, и посмотреть в ее глаза. Молодой человек усилием воли подавил вспышку гнева: жизнь научила его скрывать чувства.
— Я была бы рада помочь ей. И помогла бы, если бы она приняла эту помощь. Но нанять ее на место повара я не могу.
— Ей нужно место, где она будет находиться в безопасности, — терпеливо продолжал Хен. — У нее нет работы, поэтому она не может переехать в город.
— Сожалею, шериф. Люди недолюбливают миссис Блакторн. И они не придут в ресторан, если я найму ее.
— Но почему вы так думаете? Те же люди позволяют ей стирать белье.
— Не могу объяснить, почему. Но заранее знаю, что в ресторан народ не пойдет из-за нее. Так что, как бы я ни хотела помочь ей — в первую очередь я должна думать о своей семье. Я не хочу терять налаженный бизнес в салунах и отеле.
— Вы назвали ее миссис Блакторн. Значит, вы верите, что она была замужем?
— Я ничего не знаю о ее прошлом, да и не хочу знать. Если она говорит, что была замужем, значит, так оно и есть. И для меня она — миссис Блакторн.
— Даже несмотря на то, что семья Блакторнов отрицает этот брак?
— Не считаю нужным прислушиваться к их словам и клятвам.
Молодой человек почувствовал расположение к собеседнице, и ему в голову пришла неожиданная идея.
— Может, вы поговорите с женщинами и убедите их принять миссис Блакторн в свой круг. Может…. — но тут Хен осекся: лицо миссис Уорти мгновенно окаменело.
— Дамы не примут ее. Я уже пыталась поговорить с ними. Бесполезно. При ее появлении у мужчин появляются неприличные мысли.
— Но разве она виновата?
— Неважно, виновата или нет. Но женщины не подпустят к себе особу, от которой, по их убеждению, исходит угроза их семейному благополучию.
— Тогда им нужно всего лишь поговорить с мужьями.
— Мистер Рандольф, очевидно, родителям удалось привить вам веру в высокие идеалы, и вы ожидаете от людей того же. Дай бог всем быть похожими на вас. Но большинство людей другие. И как бы вы ни старались, вы не сможете их изменить. И если вы собираетесь добиться чего-нибудь как шериф, вам следует усвоить это как можно скорее.
Потрясенный до глубины души Хен безмолвно взирал на миссис Уорти.
— Женщины Сикамор Флате уверены, что Лорел просто сбежала с Карлином Блакторном, — продолжала она. — И что она никогда не была замужем. Она вдвое красивее их дочерей и вчетверо — если не больше — их самих. Поэтому они опасаются за мужей и боятся ее. И хотят, чтобы ни дочери, ни сыновья, ни мужья не приближались к ней. Так и только так обстоят дела. Если вы действительно хотите помочь Лорел, хорошенько поразмыслите над моими словами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорел - Гринвуд Лей



Прекрасная книга. Как и все остальные.
Лорел - Гринвуд ЛейЛевина Наталья
23.07.2014, 16.00





Героиня - редкостная дура. Неужели нельзя было построить интригу на чём-то другом, кроме того бреда про убийц и смерть, который она всю дорогу мусолит?
Лорел - Гринвуд ЛейЕлена
1.10.2015, 18.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100