Читать онлайн Ферн, автора - Гринвуд Лей, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ферн - Гринвуд Лей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ферн - Гринвуд Лей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ферн - Гринвуд Лей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гринвуд Лей

Ферн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Ферн хотела запереться в своей комнате, но приказала себе не делать этого. Она должна видеть Мэдисона. Ей нужно сказать ему, что она его не любит. Еще до того, как он поднялся на крыльцо, она спросила:
– Почему ты не привел своих друзей?
Она хотела взять инициативу в свои руки. Она сидела на стуле, стоявшим на некотором расстоянии от других стульев. Она не хотела, чтобы Мэдисон приближался к ней. Так ей легче было сказать ему то, что она хотела сказать.
– Они устали.
– Роза и Джордж хотели бы познакомиться с ними.
– Она обратила его внимание на свет в доме. – Они еще не ложились.
– Успеют еще познакомиться. Фрэдди прибыл сюда по делу. Он пробудет в Абилине несколько дней.
Он подошел к ней, и она почувствовала, что очень волнуется.
– Сядь, – сказала она, показывая на стоящие поодаль стулья. Но Мэдисон продолжал стоять. – Почему приехала его сестра?
– С ним за компанию. Их родители умерли в прошлом году, больше в семье никого не осталось, кроме Фрэдди и Саманты.
– Но ведь у них есть ты.
– Я просто друг.
– Ты больше, чем друг.
– Может быть. Но я не об этом хочу с тобой поговорить. Я пришел извиниться за свой срыв. Я не должен был высказывать тебе всего этого. Ты знаешь, я так не думаю.
– Я тоже наговорила тебе всякой ерунды, – сказала Ферн, изо всех сил стараясь говорить ровным голосом.
– Не надо, – сказала она, когда Мэдисон попытался взять ее за руку. – Сядь, пожалуйста. Я не могу сосредоточиться, когда ты возвышаешься надо мной.
– Тогда встань сама.
– Я не могу ни о чем думать, когда ты стоишь рядом.
– Я люблю тебя, Ферн. О чем тут думать? Мы говорили друг другу глупости и спорили, но теперь с этим покончено.
– Это неправда.
– Ты же только что сказала мне, что говорила мне не то, что думала на самом деле.
– Сядь, Мэдисон. Мне очень трудно говорить то, что я хочу сказать, а ты еще стоишь над душой.
– Что тебе так трудно сказать мне?
– Я скажу тебе, если ты сядешь.
Мэдисон поупрямился еще немного, но все-таки сел.
– Я снова хочу извиниться, – начала Ферн. – Не за этот вечер, а за утро, за то, что я не сказала тебе тогда правду.
Мэдисон весь напрягся. Она уже открыла рот, чтобы произнести заготовленные слова, но язык ее не слушался. Она не могла говорить то, что может уничтожить ее последний шанс на любовь, подобную той, которая существовала между Розой и Джорджем. Она любила Мэдисона такой же сильной любовью.
Но она должна говорить. С ней у него не будет будущего. Она должна быстро отделаться от него, пока ее не покинуло мужество.
– Я не люблю тебя.
Она удивилась, что небо не упало после этих слов. Ни один смертный еще не произносил более чудовищной лжи.
Она была также удивлена, что Мэдисон не понял, что она врет. От этой лжи все вдруг изменилось. Кровь ее заледенела. Сердце превратилось в камень.
– Я должна была понять это раньше, но, наверное, меня сбило с толку то, что красивый адвокат-янки…
– Я южанин, – заявил Мэдисон с гордостью в голосе.
– … говорит мне, что любит меня. Я хотела бы любить тебя. Ты такой мужчина, о котором женщины могут только мечтать.
– Но ты обо мне не мечтаешь, верно?
– Ты мне очень нравишься. Может быть, после стольких лет одиночества, я так сильно хотела влюбиться, что не понимала, как ошибаюсь.
– И когда же ты поняла, что ошибаешься?
– Когда встретила мисс Брюс и поняла, что она любит тебя так сильно, как я никогда бы не смогла тебя любить.
– Саманта? Да она относится ко мне, как к брату.
От ее слов он вновь почувствовал, как жизнь возвращается к нему. Он начал оживать. Он уже не выглядел таким подавленным.
– Она любит тебя, Мэдисон. Ты, может быть, этого не замечаешь, но я-то все вижу. Она без ума от тебя.
– Но к нам-то это никакого отношения не имеет. Я не влюблен в Саманту.
Теперь он окончательно пришел в себя. Спор с людьми придавал ему сил.
– Сейчас ты, может быть, ее и не любишь, но полюбишь после.
– Но это чушь, – возразил Мэдисон. – Я очень давно знаю Саманту. У меня было достаточно времени влюбиться в нее, если бы я захотел. Но я же не захотел. Я влюбился в тебя. Не знаю, чего ты хочешь добиться, но я тебе не верю.
Мэдисон вскочил, схватил Ферн за руку и поднял ее со стула.
– Ты любишь меня, я по твоим глазам вижу. Я знаю, что любишь.
– Отпусти меня, – попросила его Ферн. Чувство паники возвращалось к ней, она вся дрожала. Мэдисона так удивило это изменение ее состояния, что он убрал руку и отступил от Ферн.
– Я только взял тебя за руку.
Она не хотела, чтобы он испытывал чувство вины от того, что прикоснулся к ней. Он может подумать, что ей отвратительны его прикосновения, что она не выносит его присутствия. Она не хотела, чтобы он мучился, она видела боль в его глазах. Ферн знала, что это такое, когда тебя отвергают. Она не могла отвергнуть Мэдисона. Он заслуживает того, чтобы она сказала ему правду, которая не причинит ему больше вреда, чем сказанная ею ложь.
– Сядь, – сказала Ферн. – Я еще не все сказала.
Мэдисон не садился. Взгляд его скорее выражал укор, чем гнев. Ферн тоже продолжала стоять.
– Больше я не хочу тебе лгать, – сказала она, стараясь не отводить от него взгляда. – Я люблю тебя. Люблю больше всего на свете, – она спряталась за стулом, увидев, что Мэдисон хочет обнять ее, – но толку от этого никакого не будет. Я не хочу, чтобы ты прикасался ко мне. Я старалась, Боже, как я старалась привыкнуть к этому, но я не могу.
– Не говори ерунды. Ты же не хочешь сказать…
– Ты только что это видел. Ты прикоснулся ко мне, и я вся съежилась от страха. – Он ей не верил. Он не понимал ее. – Ты же понял это. Я знаю, что ты понял. Я по твоим глазам видела. Нам нельзя пожениться. Ты будешь обнимать меня, и я возненавижу тебя за это. Я хотела, чтобы это мне нравилось, я пыталась желать твоих объятий, но даже мысль о том, что ты обнимаешь меня, пугает меня до смерти.
Мэдисон заставил себя не двигаться с места и держать руки по швам. Он проклинал себя за то, что был таким дураком. Если бы он любил ее даже в половину того, как он думает, что любит ее, он должен был знать об этом. Он должен был понять это.
– Это из-за того, что тот человек хотел изнасиловать тебя?
– Да.
Он мог себе представить, как она страдала, видя, как ее подружки влюбляются, понимая, что с ней это никогда не произойдет. Она боялась, что это может случиться с ней.
И вот теперь это с ней случилось.
– Ты можешь превозмочь эти страхи. Я помогу тебе. Для этого потребуется некоторое время, но…
– Ты готов жениться на женщине, к которой не сможешь прикоснуться до конца своих дней? Ты готов отказаться от мысли, что у тебя никогда не будет детей?
– Этого не будет, – заверил ее Мэдисон. – Сейчас ты боишься, но когда привыкнешь ко мне, то перестанешь бояться, и все будет хорошо.
– Я не буду спать с тобой в одной кровати, – сказала Ферн. – Я не буду спать с тобой даже в одной комнате.
В ее голосе слышалась уверенность в том, что она говорит. Выражение лица Ферн было решительное. В глазах – отчаяние. Она боялась, слишком боялась и не знала, как ей относиться к нему.
– Я все время думаю об этом с тех пор, как ты в первый раз поцеловал меня, – сказала Ферн. – Я хотела, чтобы страх исчез, но ничего не могу с собой поделать.
Мэдисон чувствовал, что его счастье улетучивается, словно подхваченное легким Канзасским ветерком. Он весь напрягся, готовясь биться за свое счастье. Он от слишком многого отказался, покинув Техас. Больше он ничего не хотел терять. И, конечно же, не Ферн.
– Я подожду, пока у тебя это пройдет, – сказал он. – Я найду тебе лучших в мире врачей.
– Ты не понимаешь, – сказала Ферн. – Когда я носила штаны, и ругалась, и ездила верхом, я думала, что защищаюсь от своих страхов. Я думала, что когда-нибудь они исчезнут. Теперь я знаю, что они никогда не исчезнут.
– Это неправда.
– Тебе нужна жена, которая любила бы тебя так, как другие жены любят своих мужей. Я не могу быть такой женой.
– Ферн, ты слишком быстро сдаешься. Ты не представляешь, каким терпеливым я могу быть.
– Представляю, – сказала она. Ее улыбка была горькой и счастливой в одно и то же время. – Сколько я тебя знаю, ты постоянно пытаешься настаивать на своем. Но дело тут не в терпении. Я не смогу к тебе привыкнуть. Я уже пыталась.
Мэдисон видел, как она удаляется от него, становится недосягаемой, и не выдержал. Он схватил ее за руку.
– Этого не может быть. Ты все еще сердишься на меня за то, что я не приехал на ферму. Через некоторое время ты успокоишься и будешь относиться ко всему по-другому.
– Мэдисон, пожалуйста…
Она чувствовала, как в ней растет панический страх. Тот самый мерзкий страх, который отравляет ее существование.
– Ты же знаешь, что я не обижу тебя.
– Ты не обижаешь меня. – Нет, ничего не помогало. Ни гнев, ни разочарование. Она чувствовала как напрягаются ее мускулы.
– Я люблю тебя, Ферн. Я хочу жениться на тебе. Я буду делать все, что ты захочешь, ждать, если это необходимо, но я хочу, чтобы ты стала моей женой. Я не хочу, чтобы ты погубила себя.
– Пожалуйста… – Сердце у нее так громко стучало, что она почти не слышала его слов. Слышал ли он, как бьется ее сердце? Понимал ли, что она чувствует?
Мэдисон обнял ее за талию.
– Ну вот, видишь, все нормально. Ты больше не дрожишь. Через некоторое время ты окончательно придешь в себя. Тебе даже захочется, чтобы я обнимал тебя. – Он прижал ее к себе. – Я люблю тебя, Ферн. Я не отпущу тебя.
Его грудь прижалась к ее груди. Ферн вся напряглась и оттолкнула Мэдисона от себя.
– Если не отпустишь меня, я закричу.
– Ты этого не хочешь, – сказал Мэдисон. – Подожди, и ты увидишь, что тебе нечего бояться.
Ферн с трудом дышала. Перед глазами у нее поплыли черные пятна. Она боялась, что если сейчас же освободится от Мэдисона, то сойдет с ума.
Она ударила его ногой. Очень сильно.
– Сукина дочь, – воскликнул Мэдисон, освобождая Ферн. – Ты что, хочешь сломать мне ногу?
– Я сказала тебе, чтобы ты отпустил меня, а ты не отпускал.
– Ты в самом деле хотела этого?
– Да.
Она видела, как его лицо исказил гнев.
– Я хочу сказать тебе, Ферн Спраул, что ты внушила себе, что боишься меня. Не сходи с ума и остынь. Я знаю, то, что с тобой случилось – ужасно. Но я люблю тебя. Я никогда не обижу тебя.
– Я знаю. Я пробовала измениться, но у меня ничего не получается.
– Я в это не верю. Я не знаю пока, в чем дело, но собираюсь выяснить и не сдамся, пока не разберусь в этом.
– Мэдисон, возвращайся в Бостон и женись на Саманте. Она любит тебя. Она будет идеальной женой.
– Я люблю тебя, – зарычал Мэдисон, – вот только не знаю какого черта. После ада, через который я прошел в своей семье, мне казалось, что я могу слегка расслабиться и полюбить кого-то.
– Ты и полюбил. У тебя есть Саманта. Что еще может желать мужчина?
– Не знаю, как насчет других мужчин, но я люблю тебя, Ферн Спраул, и я добьюсь того, что ты станешь моей.
– Но…
– Никаких но. Сегодня я тебя оставлю одну. Я не хочу этого делать, но я уйду. А ты готовься к вечеринке.
– Мэдисон, ты в своем уме? Я не могу…
– Конечно, я не в своем уме. Я же влюблен в тебя, а следовательно, я сошел с ума. Но уж если такое случилось, то я отныне буду сумасшедшим. Я отведу тебя на эту вечеринку. Если ты так хочешь, я буду касаться только кончиков твоих пальцев, но мы будем танцевать. И ты будешь ходить со мной, и мы будем держаться за руки, и ты будешь целовать меня. И мы будем заниматься этим снова и снова, пока ты перестанешь меня бояться. И тогда, если ты посмотришь мне в глаза и скажешь, что не любишь меня, тогда я отпущу тебя. Но только тогда. Ты понимаешь?
Мэдисон схватил Ферн, прижал ее крепко к себе и поцеловал ее в губы.
– Ну вот, – сказал он, отпуская ее, – можешь кричать сколько угодно. Но завтра я все равно приду сюда. Скажи Розе, что я приведу Саманту и Фрэдди к ланчу.
После этих слов Мэдисон перепрыгнул через перила крыльца, чуть примяв один из драгоценных цветов миссис Эббот, и удалился в сторону гостиницы.
А Ферн, как только осталась в своей комнате, опять расплакалась.
(Мэдисон провел по сжатым губам Ферн кончиком языка. Ощущая ее теплые влажные губы, он весь напрягся. Постанывая от неудовлетворенного желания, он жадно целовал ее. Она с нетерпением обняла его, ее язык нырял и выныривал из его рта, как быстрая рыбка в реке, ее тело плотно прижалось к его телу, ее твердеющие соски под тонким кружевным халатиком касались его обнаженной груди. Дрожь, вызванная сладким томлением, прошла по его телу. Ферн тоже дрожала.
Мэдисон стал поглаживать ее по груди, пока соски не стали совсем твердыми. Оставив ее жаждущий поцелуев рот, он прикоснулся языком к соску через тонкий хлопок ее халатика. Стон удовольствия, который издала Ферн, только усилил его желание овладеть, ею.
Продолжая целовать ее грудь, он скользнул одной рукой по ее бедру. Она замурлыкала от удовольствия, когда он просунул руку под халат и коснулся у нее между ног. Он громко застонал и почувствовал сильнейшую эрекцию.
Приспустив халатик о ее плеч, Мэдисон неистово целовал ее грудь. От ощущения ее близости, ее готовности отдаться ему кровь закипала у него в венах. Отбросив всю осторожность, он сорвал с нее халатик и кинул его на пол.
Он с изумлением рассматривал ее прелести. Он стал гладить ее тело, прошелся пальцами по мягкому животу, восхищался нежностью ее кожи. Руки Ферн в это время исследовали его тело. Она трогала его, ласкала, щипала, возбуждала его, пока он уже больше не мог сдерживаться.
Мэдисон страстно обнял ее. Она прижималась к нему плотнее и плотнее, пока они, наконец, не стали как бы единым телом и душой.
Но достигнув такого совершенного состояния, Мэдисон вдруг почувствовал, что отделяется от Ферн. Он смотрел на нее, как бы со стороны. Она была в объятиях другого человека.
Ее лицо более не выражало экстаза. Гнев и страх исказили милые черты. Вместо того, чтобы обнимать, она пыталась освободиться из объятий.
Человек, который обнимал Ферн, не был Мэдисоном, и он занимался с ней любовью. Незнакомец насиловал Ферн. Мэдисон хотел прийти к ней на помощь, отделить их тела друг от друга, но не мог этого сделать, что-то держало его, в то время как Ферн, не открывая рта, звала его на помощь.)
Задыхаясь, хватая воздух ртом, как рыба на берегу, и содрогаясь всем телом, Мэдисон проснулся. Его всего трясло. Простыня прилипла к его влажному телу. Сон очень походил на явь. Он отбросил простыню и встал с кровати.
Этот человек никак не выходил у него из головы.
Где-то в неизвестном месте обитал человек, который напал на Ферн. Он мог быть убийцей, а мог быть и образцовым гражданином, но он так и не заплатил за содеянное. Он едва не погубил Ферн и должен ответить за это. Мэдисона уже не могло удовлетворить только то, что он докажет невиновность Хэна. Ему было необходимо отыскать этого человека и позаботиться о том, чтобы он больше не нападал на женщин.
Мэдисон поклялся, что никогда не оставит Ферн. Когда-нибудь она станет его женой. Она придет к нему в свое время, когда она этого захочет, когда уже больше не сможет сопротивляться желанию, которое влечет ее к нему, или не придет вообще.
В течение следующего дня Ферн не видела Мэдисона, потому что с утра пораньше уехала на ферму. Но вечером он привел Саманту и Фрэдди, чтобы познакомить их с Розой и Джорджем. Если он намеревался убедить Ферн, что она ошибалась насчет Саманты, то ничего хуже он придумать не мог. Мисс Брюс, конечно, была настоящая леди и умела скрывать свои мысли, но Ферн видела, что Роза через пятнадцать минут уже поняла, что Саманта влюблена в Мэдисона. Даже миссис Эббот поняла это.
– Я никогда не думала, что мне придется сказать такое про мистера Мэдисона, – говорила миссис Эббот, после того как Мэдисон и Джордж пошли проводить Брюсов до гостиницы, – но из него и этой мисс Брюс получилась бы идеальная семейная пара. Вы думаете, они поженятся? Я уверена, что она только и ждет, когда он сделает ей предложение.
– Ничего не могу сказать по этому поводу, – отвечала Роза, искоса поглядывая на Ферн. – Я знаю Мэдисона не больше вашего.
– Я понимаю, но вы ведь его невестка и все такое…
– Он не откровенничает со мной. Джордж говорит, что он ни с кем не откровенничает.
– Жаль, что она не пойдет на бал, – сказала миссис Эббот, – Никто в Абилине еще не видел таких женщин.
– Миссис Маккой прислала специальное приглашение мисс Брюс и ее брату, – сообщила ей Роза.
– Я так и знала, что Мэдисон не позволит ей оставаться в гостинице. Он уж не упустит случая потанцевать с такой красивой дамой.
– Я не сомневаюсь, что Мэдисон будет с ней танцевать, но идет она туда с братом, а Мэдисон сопровождает Ферн.
– Я еще не сказала, что я пойду, – обратилась Ферн к женщинам, – Мэдисон считает, что я обязана делать все, что он хочет.
– Возможно, это и так, но вы же не собираетесь пока отказывать ему? – воскликнула миссис Эббот.
Ферн удивляло то, как изменила миссис Эббот свое отношение к Мэдисону. Что он сделал такого, чтобы из подозрительного типа, врывающегося в спальную комнату женщины, превратиться в настоящего джентльмена, которому даже Ферн не может ни в чем отказать. Хотела бы она пользоваться у людей таким же уважением.
Она не понимала, какой толк от этой вечеринки.
Если раньше ее волновала мысль о том, как она будет выглядеть на фоне местных красоток, то теперь было бы совершенной глупостью появляться на балу, где будет царить Саманта Брюс.
И все же она мечтала пойти туда. Каждую ночь она видела себя во сне на вечеринке, одетую в такое роскошное платье, которое Саманта не могла купить ни в Бостоне, ни в Нью-Йорке. Она хотела быть красивее всех женщин, которых когда-либо встречал Мэдисон. Она видела, как танцует весь вечер только с ним, как он держит ее в своих руках, как она смотрит ему в глаза и читает в них такую любовь, которая мешает ему замечать других женщин в зале. Она слышала его слова о любви и вечной верности, обращенные к ней. Она мечтала о его поцелуях, которые воспламеняют ей душу, и сама хотела зажечь в нем огонь желания.
Но когда наступало утро, все ее мечты таяли при свете яркого солнца.
У нее не было платья. А у Саманты, Ферн была уверена, платьев было множество, и все они намного красивее тех, которые можно купить в Канзас Сити, Сент-Луисе или даже в Чикаго.
И никого Ферн не ослепит своей красотой. Ее волосы были в беспорядке, ее кожа покрыта грубым загаром. Кроме того, она не была даже симпатичной.
Она хотела, чтобы он целовал и обнимал ее, но понимала, что старый страх заставляет ее гнать Мэдисона от себя. Так было всегда, хотя теперь она так сильно хочет быть с Мэдисоном, что это желание доводит ее до слез.
Но она не могла сдаться без боя. Несмотря на все аргументы «против», несмотря на все, что происходило с ней, что-то в ней говорило: можно найти выход и из такого положения. И это что-то в ней никогда еще не заявляло о себе с таким упорством, как сейчас.
– Я, может быть, и пойду на вечеринку, если найду приличное платье, – сказала Ферн миссис Эббот. – Но в Абилине не купить платья, которое могло бы подойти для бала у миссис Маккой.
– Это точно, – согласилась миссис Эббот. – Я давно твержу Саре Уэлс, что ее мужу надо начать продавать приличную одежду. Многим женщинам в Абилине уже надоело носить простой ситец.
Ферн надеялась, что Роза предложит ей что-то, но та ничего не сказала. Вместо этого она как-то изучающе посмотрела на Ферн, и той стало неловко от такого взгляда. Ферн не поняла, что бы это могло значить. Она очень привязалась к Розе, та стала ее самым близким другом, но Ферн понимала, что Роза в первую очередь предана своему мужу и его семье.
– Я хотела поехать в Канзас Сити, но после смерти папы просто забыла об этом.
– Я не сомневаюсь, что Мэдисон это поймет, – заверила ее миссис Эббот, – но не думаю, что вы найдете у него такое же понимание в вопросе о вечеринке. Мужчины никогда не понимают того, что противоречит их желаниям.
Роза все молчала.
– Он хочет, чтобы я пошла с ним. С тех пор, как он в Абилине, я только и делаю, что действую ему на нервы.
Она хотела знать, как долго еще он будет любить ее, хотеть держать ее в своих руках, сколько еще пройдет недель, прежде чем ее образ померкнет в его воображении, и он забудет о ней. Сколько еще должно пройти времени, прежде чем он забудет о том, как влюбился в нее, забудет о тех пустяках, которые вскружили ему голову, и он понял, что Ферн это не просто женщина, которая носит мужскую одежду, но очень дорогое ему существо.
Сама она его никогда не забудет. Она сохранит в памяти все связанное с ним. От одного его присутствия в одной комнате у Ферн поднимается температура, краски становятся ярче, слова звучат многозначительней. Она вся – ожидание: как будто вот-вот произойдет нечто чудесное.
Встреча с Самантой Брюс и мысль о том, что Мэдисон неизбежно вернется в свой Бостон, обескровили Ферн. Она обессилела и пала духом. Она уже больше ничего не ждала от жизни. Ферн была уверена только в одном – Мэдисон женится на Саманте. Ферн хотела постоянно общаться с Мэдисоном, но это общение причиняло ей все больше огорчений.
Она очень хотела пойти на бал. В глубине души ее интересовал вопрос: может ли она соперничать с Самантой? Глупо было даже думать об этом. Как можно их сравнивать? Но Ферн не могла оставить надежду на то, что если она пойдет на вечеринку, то Мэдисон каким-то образом поймет, что она любит его такой любовью, которая Саманте даже и не снилась.
– Кажется, у меня есть платье, которое вам подойдет, – проговорила, наконец, Роза.
Ферн вся напряглась. Она заявила о том, что может пойти на вечеринку, полагая, что подходящего платья в Абилине ей не найти. На самом деле она ни за что не хотела быть среди этих мрачных людей, которые постоянно осуждают других. Она даже не знала, что ее будет стеснять больше: платье, к которому она не привыкла, или их взгляды. Она не могла представить себя в платье. Как в нем ходить или сидеть?
Она не знала бы, куда девать свои мозолистые руки с потрескавшейся кожей. Даже перчатки не могли спасти их во время грубой работы, когда она, например, заарканивала коров.
И потом, опять эта Саманта. Никто из здравомыслящих женщин не станет соперничать с ней. Ферн привыкла к примитивной трудовой жизни, а Саманта чувствовала себя на балах, как у себя дома. Это был ее мир, где она привыкла царить.
Вот если бы они были вместе на родео, тогда все было бы как раз наоборот.
Но Ферн не могла не использовать еще один шанс. Она хотела быть с Мэдисоном. Суд над Хэном в Топека начинался через три дня. Его могут освободить и снять опять с него все обвинения. Он будет на свободе. И тогда Мэдисону уже незачем будет оставаться в Абилине.
Она с огорчением думала о том, что он может уехать. Она не сможет отказать себе в удовольствии побыть с ним несколько часов вместе.
– Ты же гораздо меньше меня ростом – сказала Ферн. – Я не влезу ни в одно твое платье, если даже ты распустишь его по швам.
– Эти тебе подойдут по размеру, – рассмеялась Роза, слегка смутившись, как показалось Ферн. – Мне так надоело походить на корову, что я заказала себе в Сент-Луисе два платья. И еще одно в Канзас Сити. Магазин в Сент-Луисе прислал мне платья не моего размера. Если они подойдут тебе, не возникнет нужды отсылать их назад.
Ферн успокоилась. Невозможно было так ошибиться, чтобы платья, предназначавшиеся Розе, могли подойти ей. Но, с одной стороны, мысль о том, что она не пойдет на вечеринку приносила ей облегчение, а с другой – расстраивала ее.
Раз в жизни ей предоставляется возможность повеселиться, ей выпал случай побыть только женщиной. Ей не будет нужно никого уверять, что она в то же время еще и мужчина. И если быть до конца откровенной, она хотела, чтобы ее пригласили на танец. Она не умела танцевать, но хотела бы попробовать.
Но больше всего ей хотелось, чтобы кто-нибудь считал ее симпатичной. Она знала, что она некрасивая. Она знала об этом с десятилетнего возраста, когда какой-то мальчишка сказал ей, что она похожа на лягушку. Она сбила его с ног и расквасила ему нос. Она била его больше потому, что иначе она расплакалась бы, чем из-за того, что хотела сделать ему больно. Но эти слова так огорчили ее, что она никогда их не забывала.
Она никогда не думала, что она симпатичная, до того времени как Мэдисон начал уделять ей внимание. Он говорил ей, что она привлекательная, говорил ей, что любит ее. Во всем виноват только Мэдисон.
– Ну, сегодня мы, кажется, обо все поговорили, – сказала Роза, заслышав шаги Джорджа на крыльце. – Завтра посмотрим, сможем ли материализовать наши мысли. А пока ты не должна бывать на ферме, – обратилась она к Ферн, – перед вечеринкой нечего тебе возиться со свиньями.
Мэдисон нигде не мог найти Розу. После того, как он решился поговорить с ней о Ферн, досадно было то, что он не обнаружил ее дома. Он решил подождать, но вскоре ему наскучило одиночество. Он покинул гостиную и вышел на крыльцо, а потом спустился во двор, где увидел Уильяма Генри, играющего в тени под деревом. Эда нигде не было видно.
Уильям Генри складывал домик из дощечек. У него был также загон для скота, сооруженный из крошечных столбиков со специальными зарубками для ограды. В загоне находилось около дюжины вырезанных из дерева коров и лошадей. Три ковбоя сторожили скот от воров.
– Красивые у тебя игрушки, – сказал Мэдисон, в то время как Уильям Генри гнал одного из всадников галопом по загону. – Отец купил тебе этот набор?
– Не-а, – отвечал Уильям Генри, не отрываясь от своей игры. – Дядя Солти сделал его для меня. И он сделает еще другие игрушки.
Первый всадник объехал загон. Уильям Генри взял второго всадника и начал объезд сначала.
– У этого ковбоя есть имя? – спросил Мэдисон.
– Это дядя Монти. – Он положил игрушку, чтобы Мэдисон мог ее лучше рассмотреть.
– Видишь, он злится.
– Почему? Кто-то хочет украсть коров?
– Нет. Эта девушка опять надоедает ему. Дядя Монти не любит девушек. Он говорит, что от них одни неприятности.
Мэдисон подумал, что он и его младший брат могли бы в конечном счете найти общий язык. Ферн перевернула его жизнь вверх ногами.
– А кто другой всадник? – спросил Мэдисон.
– Это папа, – ответил Уильям Генри, показывая самую большую игрушку. – А это дядя Хэн. Он тоже девушек не любит.
– Хорошо, что твой папа любит девушек.
– Папа не любит девушек, но он любит маму, – многозначительно заявил Уильям Генри.
– Мне тоже твоя мама нравится, – сказал Мэдисон, пытаясь скрыть улыбку.
– Всем нравится мама, – сказал Уильям Генри. – От нее нет неприятностей. Она всем помогает.
Вот такой, если вкратце, должна быть девушка, на которой хотел бы жениться Мэдисон. Такой была Саманта. Но он влюбился в Ферн, которая была самым опасным стихийным бедствием к западу от Миссисипи.
– Я думаю, не каждая девушка может быть такой, как твоя мама.
– Дядя Монти говорит, что путаться с Айрис хуже, чем гоняться за быком, который залез в густой кустарник. Дядя Монти говорит, что Айрис надо выслать.
Мэдисон засмеялся.
– Откуда она родом?
Уильям Генри оглянулся по сторонам. Затем, подойдя к Мэдисону, прошептал ему на ухо:
– Дядя Монти говорит, что она родом из ада. – Уильям Генри радостно захихикал. – Мама говорит, что я не должен говорить такие слова, но дядя Монти все время повторяет это слово. Мама говорит, что дядю Монти может поразить молния, но папа говорит, что у молнии ничего не получится.
Мэдисон понимал, что не стоит хвалить мальчишку, но впервые за все это время он почувствовал, что ему нравится его племянник. Он никогда не проявлял никакого интереса к детям, но Уильям Генри был каким-то особенным ребенком. Может быть, потому, что он был сыном Джорджа и поэтому частью его собственной плоти и крови. Может быть, он видел в малыше самого себя, еще до того момента, как отец убил в нем его по-детски невинную веру в этот мир. А, возможно, он видел в нем сына, которого хотел иметь от Ферн.
Что-то случилось с Мэдисоном. Он больше не хотел разговаривать с Розой. Он знал, что ему нужно, и он знал, как достичь того, что он хотел. Но он добавил к списку нужных вещей еще один предмет – ему нужен был сын, точно такой же, как Уильям Генри. Он хотел, чтобы род Рэндолфов продолжался, он хотел, чтобы для его сына семья играла самую важную роль в жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ферн - Гринвуд Лей



нудноватенько но как ни странно прочитала до конца на 4
Ферн - Гринвуд Лейэлли
26.08.2012, 14.29





действительно . . нудновато !!!!
Ферн - Гринвуд Лейлия
12.02.2013, 15.57





Мне понравилось. Получился романтический детектив.
Ферн - Гринвуд ЛейGala
23.09.2013, 20.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100