Читать онлайн Безумное пари, автора - Гринвуд Лей, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безумное пари - Гринвуд Лей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.44 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безумное пари - Гринвуд Лей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безумное пари - Гринвуд Лей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гринвуд Лей

Безумное пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Валентина в ужасе закричала, ожидая увидеть, как бездыханное тело Бретта упадет к ее ногам, но вместо этого он продолжал стоять, глядя на пол в комнате Кейт. Неужели бедняжка застрелилась? Ужаснувшись при мысли о том, что она может обнаружить, Валентина оттолкнула Бретта и влетела в комнату.
Кейт — бледная и неподвижная — лежала возле кровати, сжимая дымящийся пистолет в правой руке. Валентина бросилась к ней с отчаянным криком:
— Пресвятая дева Мария, помилуй нас!
Она так голосила, что не слышала, что Бретт пытается ей что-то сказать. Он попытался поднять ее на ноги, но она набросилась на него с кулаками и проклятиями.
— Пусть демоны ада разорвут твою душу в клочья! — выругалась она.
Бретт попытался встряхнуть ее, но она продолжала выкрикивать ему в лицо проклятия. Выругавшись, оттого что вынужден так поступить, Бретт пару раз резко ударил ее по щекам.
Валентина перестала кричать, но прежде чем ее ногти вонзились в лицо Бретта, чтобы совершить акт возмездия, она услышала, как он сказал:
— С Кейт все в порядке, она просто упала в обморок. — Он указал на пятнышко над дверью. — Пострадали только твои обои.
Волна облегчения, прокатившаяся по телу Валентины, была столь велика, что она чуть не лишилась чувств. Она опустилась на колени рядом с Кейт и принялась приводить ее одежду в более приличный вид, чтобы скрыть смущение.
— Не трудись, — устало сказал Бретт. — Я положу ее на кровать.
Валентина посмотрела на него суровым, укоризненным взглядом.
— Ради Бога! — вспылил он. — Ты, должно быть, думаешь обо мне еще хуже, чем она. Я не такой варвар, чтобы изнасиловать ее, пока она лежит без сознания.
В этот момент Валентина плохо соображала, что именно она думает, но посторонилась.
Бретт взял Кейт на руки. Запах ее духов, щекотавший его ноздри, и ощущение ее тела, прижатого к его груди, оказались слишком сильным испытанием для его ослабленного организма, и он поспешил опустить Кейт на кровать, пока не уронил ее. Несколько минут он постоял возле кровати: его взгляд упал на ее щеку, на которой начал проступать синяк, и он мысленно обругал себя за свой несносный характер. Почему он теряет самообладание всякий раз, когда что-то его раздражает? И почему из всех людей ему надо было ударить именно Кейт?
Казалось, когда дело касалось ее, он совершенно переставал владеть собой. Даже сейчас Бретт, зная, что поступил чудовищно, желал ее так сильно, что весь дрожал. Он, наверное, овладел бы ею прямо сейчас, несмотря на то что вид ее разбитой губы терзал его совесть, — если бы не был уверен, что Кейт никогда не примет его как мужа, если сегодняшней ночью он воспользуется ее состоянием. Будет нелегко унять свои разбушевавшиеся чувства, но это была та битва, которую он не мог позволить себе проиграть.
То, что Валентина встала на сторону Кейт, отнюдь не способствовало улучшению его настроения. И Марк явно ее боготворил. «Если бы она велела ему прыгнуть в кастрюлю Нэнси и сварить себя заживо, то этот дурачок, наверное, так бы и сделал», — однажды утром раздраженно сказала Валентина. Даже преданность Чарлза своему хозяину теперь стояла под вопросом. Черт, Эдвард находился от Кейт за тридевять земель, и то его больше интересовала она, чем трудности Бретта. В сущности, Ханглсби посоветовал ему засунуть свои чувства как можно дальше. И самым обескураживающим во всей этой истории было то, что сначала все эти люди были преданы ему. Он знал, что со временем дружба претерпевает изменения, но даже самовлюбленный слепец не смог бы приписать такое массовое отступничество естественному охлаждению чувств. Кроме того, речь шла о перемене, которая произошла меньше чем за месяц, половину из которого он был слишком болен, чтобы что-то сделать, будь то хорошее или плохое. Что такого они усмотрели в его обращении с Кейт, чего не видел он? Что такого он сделал и продолжает делать, что они отвернулись от него?
Отогнав в сторону тяжелые думы, Бретт принялся раздевать Кейт. Он невольно усмехнулся. В своей жизни ему приходилось раздевать многих женщин, но ни одна из них не лежала в его объятиях мертвым грузом. Сгорая от страсти, они жеманничали, сопротивляясь ровно настолько, чтобы его интерес не угас, но каким-то образом умудряясь сделать так, чтобы он снял с них одежду без лишней суеты. От Кейт этого ждать не приходилось. К тому времени, когда он наконец стащил с нее платье через голову, он настолько обессилел, что бросил его на пол. Завтра она сама решит, что с ним делать.
Бретт осторожно снял с нее сорочку — последнюю преграду на пути к тому сокровенному, что дозволено видеть только ей самой, и юное, ничем не прикрытое совершенство ее тела предстало перед его разгоряченным взором. Он в благоговении застыл на месте. Никогда Бретт не видел ничего столь прекрасного, столь почти совершенного. Он намеревался удостовериться, что ей удобно, и накрыть ее простыней, но она притягивала его, как пламя — мотылька, и ни одна мысль о простыне не закралась в его голову, чтобы вывести его из транса. Словно древний мореплаватель, услышавший песнь сирены, он был бессилен перед ее чарами. Бретт опустился на колени рядом с женой, коснулся ее щеки кончиками пальцев, провел пальцами по подбородку, погладил плечо и принялся исследовать холмики ее грудей с рубиновыми вершинками. Ее кожа манила своей нежностью, и его пальцы продолжили свое путешествие вдоль узкой талии к длинному, стройному бедру. Его взгляд скользнул по ее ноге к узким, изящным лодыжкам и грациозным ступням. Уэстбрук отдернул руку, как будто дотронулся до раскаленного железа, — внутри его бушевал вихрь. Он знал, что, если сейчас же не покинет комнату, страсть возьмет над ним верх и он овладеет Кейт, несмотря на свои обещания Валентине и самому себе.
Бретт приподнял ее голову и расправил ее длинные, шелковистые волосы. После чего, пока пульсирующее желание не лишило его остатков самообладания, набросил на нее простынь и два одеяла и стремительно вышел из комнаты. Затворив за собой дверь, он тяжело привалился к стене, словно запыхавшийся борец. Наконец до его сознания дошло, что рана причиняет ему сильную боль, и, открыв глаза, он принялся энергично растирать плечо.
— Думаю, немного боли тебе не повредит, — без тени сочувствия заявила Валентина. — Она направит твои мысли в другое русло.
Она стояла в дверях его комнаты и смотрела на него оценивающим взглядом, которого он прежде за ней не замечал и от которого ему стало неуютно и неприятно.
— Можешь ослабить бдительность, старая гулящая кошка. Как видишь, я полностью одет и совершенно неудовлетворен. Я не знал, как быть с ее ночными одеждами, поэтому положил ее в постель обнаженной. Позже я зайду к ней, чтобы проверить, не сползли ли с нее одеяла. Я не хочу, чтобы она простудилась.
Это прозвучало подозрительно даже для его собственных ушей.
Валентина снова пристально посмотрела на него оценивающим взглядом, но, по всей видимости, решив, что он говорит искренне, посторонилась, позволив ему войти в свою комнату.
— Если бы ты задержался там подольше, то, возможно, не нашел бы в себе сил уйти, — сухо сказала она. — Я останусь на тот случай, если тебе понадобится помощь.
Бретт был не в настроении обсуждать, каких мук ему стоило подавить собственное желание, ни с Валентиной, ни с кем-либо еще, поэтому сменил тему.
— Будь добра, распорядись, чтобы подготовили вещи Кейт. Мы должны будем уехать завтра на рассвете. И я хотел бы оставить здесь пару чемоданов. Поскольку я не еду в Париж, мне ни к чему столько одежды. — Он одарил ее обворожительной улыбкой, которая растопила так много женских сердец.. — В пустыне волку нет никакой нужды облачаться в овечью шкуру. Единственной жертвой, которую я себе наметил, является воинственный старик, которому не будет никакого дела до того, как я выгляжу.
— Оставляй, что хочешь. Кейт это тоже касается, хотя я сомневаюсь, что бедняжке есть что оставлять. Теперь она мадам Уэстбрук, и ты должен купить ей новую одежду. То, что она носит, жалкие тряпки, а не платья.
— Я позабочусь об этом, — холодно пообещал Бретт.
Отправляйся спать. Я присмотрю за Кейт, — сказала Валентина, окинув его все тем же раздражающим взглядом, и направилась к двери. — Завтрашний день будет очень трудным, и я не хочу, чтобы тебя мучили кошмары.
Увернувшись от подушки, которую он в нее бросил, мадам выскочила из комнаты.
Бретт лег на кровать, закинул руки за голову и попытался расслабиться. Может, оно и к лучшему, что сегодня он больше не увидит Кейт. Сейчас он немного успокоился, но при виде Кейт страсть наверняка вспыхнет в нем с новой силой.
«Забудь сегодняшний день, — сказал он себе. — Если ты будешь думать о нем, то тебе станет еще хуже. Завтра ты будешь в море, где в твоем распоряжении будет полно времени. Может быть, мы сможем все начать сначала».
Откуда-то издалека до Кейт доносился стук, словно огромный копер забивал сваи в недра земли. Пульсирующие звуки повторялись с настойчивой периодичностью, и мощные, звенящие удары болезненно отдавались в ее голове. Она закрыла уши и попыталась убежать, но тяжесть в теле была так велика, что она даже не могла напрячь мышцы. От напряжения звон в голове только усилился, и она была вынуждена лежать неподвижно, чтобы облегчить боль.
Постепенно она начала ощущать покачивание, легкое, но равномерное волнообразное движение, от которого ее желудок мучительно сжался. Она попыталась понять, почему ее качает, но ее сознание было окутано плотной пеленой тумана. Чем больше она пыталась сосредоточиться, тем сложнее ей было собраться с мыслями. И этот ужасный стук! Он когда-нибудь прекратится?
Девушка открыла глаза, но свет, льющийся из маленького круглого окошка, впился в ее глаза, как тысяча крошечных иголочек. Это привело ее в еще большее замешательство. Почему окна круглые? Вертящиеся перед глазами шутихи и искры постепенно исчезли, и окружающие ее предметы проступили сквозь туман. Кейт ценой огромных усилий приподнялась на локте и заставила себя сосредоточиться, не обращая внимания на боль. Она должна понять, где находится. Комната медленно приобрела ясные очертания, и девушку охватила паника. Она ничего не узнавала. Где она? Что происходит?
Кейт резко села и огляделась в поисках чего-то знакомого и успокаивающего, но тут боль, не похожая ни на что, что ей доводилось испытывать раньше, казалось, расколола ее голову пополам и ослепила ее, несмотря на то что ее глаза по-прежнему были открыты. Сраженная мучительной болью, она повалилась назад на подушки, но после изнурительной борьбы с самой собой, чтобы не зарыдать в голос над своей несчастной судьбой, она почувствовала, что мучительная пульсация в голове немного стихла, и смогла открыть глаза.
Простыня соскользнула вниз, и, к своему изумлению, Кейт поняла, что лежит совершенно голая. Она рывком натянула на себя одеяла, чтобы прикрыть обнаженную грудь, — от потрясения и возмущения боль в голове мгновенно отошла на второй план. Девушка снова огляделась, пытаясь припомнить, где должна была находиться. Почему эта комната казалась чужой и в то же время смутно знакомой? Она определенно никогда здесь не бывала. Обрывки воспоминаний вертелись у нее в голове и не могли сложиться в ясную картинку: стук в висках то и дело разгонял их в разные стороны. Если бы боль хоть ненадолго прекратилась, то, возможно, она смогла бы думать. Она откинулась на подушки, закрыла глаза и попыталась расслабиться. Может, если она будет лежать совершенно неподвижно, боль уменьшится и она сможет вспомнить, как сюда попала.
Вскоре боль действительно утихла, и как только наступило облегчение, события прошедшего вечера начали медленно всплывать в ее памяти. Не все сразу, но и этого хватило, чтобы ей захотелось заползти в угол и умереть.
Осознание того, что она вышла замуж за Бретта, обрушилось на нее со страшной силой. Несмотря на все, что она сделала, ее вынудили выйти за него замуж против ее воли. И это, вне всяких сомнений, их каюта на корабле, который должен доставить Бретта в Африку. Это все объясняло — и качку, и то, почему на спинке стула висит мужской сюртук. Кейт почувствовала некоторое облегчение. По крайней мере она знала, что происходит. Она почти ничего не помнила. Она могла с уверенностью сказать лишь то, что пила бренди Бретта, и, кажется, смутно припоминала, что он ломился к ней в комнату.
Девушка села и постучала пальцами по вискам, и добилась только того, что страшная боль пронзила ее голову и превратила мозги в бесполезную груду опилок. Она снова опустилась на подушки, и через несколько минут боль утихла. Кейт вспомнила, как кричала через дверь, что застрелит Бретта, если он войдет в комнату. О Боже, она открыла дверь и приставила пистолет к его голове! Звук выстрела до сих пор звучал в ее ушах, но, сколько Кейт ни ломала голову, она не могла вспомнить, что произошло.
Мысль о том, что он второй раз получил пулю от члена семьи Вариен, была для нее невыносима. Но тут она вспомнила про его сюртук — это должен быть его сюртук, — и страх отпустил ее. Они не плыли бы вместе на корабле, если бы она его застрелила или даже просто ранила.
Ее мысли то и дело возвращались к ее наготе. Она не помнила, как ее укладывали в постель, да и вообще ничего не помнила, кроме последних нескольких минут. Что произошло? Он провел ночь в ее комнате? В ее постели? Кейт покраснела. В ее комнате в гостинице была только одна кровать, как и в этой каюте. Она не чувствовала в себе никаких изменений, но была уверена — что-то точно случилось. Кейт не могла представить, чтобы Бретт попытался сдержать себя. А теперь, когда она была его женой, у него вообще не было причин это делать. Услышав шаги, приближающиеся по проходу к каюте, она быстро натянула одеяла поверх своей оцепеневшей фигурки.
— Рад, что ты проснулась, — весело поприветствовал ее Бретт, войдя в комнату с подносом, уставленным блюдами. — Бьюсь об заклад, у тебя выдающееся похмелье. — Увидев, как лицо Кейт исказила гримаса боли, Бретт рассмеялся. — Так я и думал. Никак не пойму, почему девушка, которая никогда не пила, решила начать сразу с полной бутылки бренди. Тебе повезло, что ты не лишилась зрения.
Кейт немного расслабилась.
— Я и так достаточно наказана за свою глупую выходку. Нет нужды вносить сюда свою лепту.
Ей было не до веселья.
— Полагаю, ты немного несправедлива, — сказал он с улыбкой, которая, решила Кейт, слишком напоминала самодовольную ухмылку, и поставил поднос на столик возле кровати. — Я подумал, что тебе надо позавтракать. После вчерашней ночи я был уверен, что у тебя голова будет трещать с похмелья. — Взяв девушку за подбородок, он приподнял ее лицо и заглянул в налитые кровью глаза. — Бедняжка, да тебя того и гляди стошнит!
Вижу, ты не привыкла к спиртным напиткам. Готов по спорить, ты не брала в рот ничего крепче вина.
Кейт слегка кивнула, но даже от этого почти незаметного движения по ее голове прокатилась взрывная волна, отскочив рикошетом от одной стенки черепа к другой.
— Бренди — слишком крепкий напиток для новичка, — сказал Бретт. От его внимания не ускользнуло, что Кейт сморщилась от боли. — В данный момент вряд ли что-то сможет тебе помочь, но надо же с чего-то начать, и еда как раз годится для этой цели.
Кейт скептически посмотрела на уставленный тарелками поднос. Она не чувствовала голода, но решила, что от еды ей хуже не станет. Бретт взял стул, поставил его около кровати и сел.
— Надеюсь, горничные упаковали все твои вещи перед нашим отъездом. — Его глаза озорно улыбались. — Я бы попросил Валентину проследить за этим, но я почти так же хорошо разбираюсь в тонкостях женского гардероба, как и она сама. — Кейт покраснела и еще крепче вцепилась в одеяла. — Можешь отпустить простыни, — добавил он уже не так ласково. — Даже я не стану заниматься с тобой любовью, пока ты в таком состоянии. Кроме того, для этого у нас впереди еще уйма времени.
Ее желудок подпрыгнул, как выброшенный на сушу лосось, и Кейт снова судорожно вцепилась в одеяла. Она была благодарна ему за такую позицию, но почему-то ей казалось, что она вызвана отнюдь не заботой о ней.
— Погода сегодня замечательная, — сказал он, сменив тему. — Ты должна подняться на палубу и посмотреть на эту красоту. Мне никогда не доводилось видеть дня чудеснее и морского пейзажа великолепнее.
Кейт подавила острое желание сказать ему, что любой морской пейзаж, кроме того, которым любуются, стоя на берегу, не вызывает у нее восторга. Она все еще помнила свое ужасное путешествие через канал, и мысль о том, чтобы провести несколько недель на корабле, совсем ее не прельщала. Но она отогнала эти заботы прочь. Она должна направить все свои усилия на то, чтобы унять пульсирующую боль в голове и выяснить, что произошло прошлой ночью. Она должна это знать, пусть даже сейчас это, наверное, уже не важно.
— Спасибо, — сказала она, пытаясь не сморщиться от боли в голове, — но мне кусок не лезет в горло. Я чувствую себя так, будто моя голова набита огромными шипами, которые все разом впиваются в мой череп. Всякий раз, как я открываю глаза, я почти ничего не вижу из-за стреляющей боли. Даже вон те панталоны похожи на расплывчатое пятно.
Бретт понял, куда она клонит. Он собирался немного ее подразнить, чтобы она подумала самое худшее, но ее ужасные страдания пробудили в нем сочувствие.
— Не волнуйся, — успокоил он ее, — эти панталоны принадлежат мне, как и сюртук, ботинки и все остальное, что разбросано по комнате. Я не отличаюсь аккуратностью, а на море и подавно. Обычно Чарлз следит за тем, чтобы я его не опозорил, но мой брак в одночасье все перевернул с ног на голову, и теперь за мной некому прибираться. Может, ты возьмешь это на себя в качестве жены? Так тебе будет чем заняться.
Страдания Кейт были так велики, что она не смогла ответить, но ее охватило острое желание запустить в него чем-нибудь большим и опасным для жизни. С какой стати она вообще сомневалась, что он воспользовался ее пьяным оцепенением? Это было как раз в его духе. Посмотрите, как он улыбается ей: словно любит ее и счастлив, что она стала его женой. Грубиян! Хам! С каким наслаждением она вонзила бы в его лицо ногти и стерла с него эту улыбочку! Это отучит его выглядеть таким невыносимо красивым. О Боже, вздохнула она, это несправедливо! Как может столь эгоистичный человек выглядеть так потрясающе? Он был воплощением женских грез. Но не ее. Нет, грезы-то были ее, вот только такое воплощение им не соответствовало.
— Знаю, ты спрашиваешь себя, что случилось прошлой ночью, — внезапно сказал Бретт. — Можешь не притворяться, что это не так. У тебя это написано на лице. — Кейт была уверена, что у нее покраснели даже пальцы ног. — Я не брал тебя силой, если именно это тебя волнует. Я даже пальцем до тебя не дотронулся . К счастью для меня, ты потеряла сознание, как только направила пистолет мне в голову. Ты сумела подстрелить только обои Валентины. Уверен, в министерстве иностранных дел очень рады, что им не придется во второй раз получать уведомление, что меня ранили. Такое известие вызовет у лорда Тандерберка несварение. Но все равно, я разочарован твоей стрельбой. Я надеялся, что ты сможешь поразить что-то, требующее большей сноровки, чем стена, — продолжил он, в то время как Кейт все больше и больше смущалась. — Ты испортила ее любимые обои. — Наконец он сжалился, увидев огорчение на лице Кейт. — Хотя я не думаю, что ее это расстроило. Она просто обрадовалась, что наконец смогла уложить тебя в постель.
— Но прошлой ночью здесь… — промямлила Кейт, прежде чем смущенно умолкнуть.
— Ты спала не здесь, а в гостинице. Я тебя даже пальцем не тронул. — Руки Кейт, судорожно сжимавшие одеяла, непроизвольно расслабились. — Мне пришлось отступить, потому что половина гостиницы стройными рядами встала на твою защиту. Тебе наверняка будет приятно узнать, что Валентина оберегала тебя так ревностно, словно ты ее родная дочь. Она носилась с тобой, как самка фазана с единственным цыпленком. Я бы не удивился, обнаружив, что она спала в кресле в твоей комнате на тот случай, если я буду ходить во сне. И подозреваю, что Чарлз спал с открытой дверью.
Кейт не нашлась что ответить, но ее глаза затуманились слезами. На мгновение она даже перестала ощущать болезненную пульсацию в голове. Ее самые худшие опасения развеялись, и облегчение нахлынуло на нее, как волны прилива на берег.
— Я отнес тебя на корабль, когда вся деревня еще спала. После мучений, которые я претерпел, раздевая тебя, одевать тебя снова, а потом опять укладывать в кровать было выше моих сил, поэтому я завернул тебя в простыни, перекинул через плечо и в таком виде нес тебя по улицам. — Он усмехнулся. — Надеюсь, никто не видел, как я тащу тебя, завернутую в простыни. Я бы не смог дать вразумительного объяснения, и репутация бедной Валентины была бы погублена навеки:
Надеюсь, теперь ты успокоилась и сможешь поесть. Но сначала выпей вот это. — Бретт протянул ей стакан, наполненный подозрительной на вид жидкостью. — Зелье очень противное, и тебе это не понравится, но станет легче.
Он взял ее за подбородок и влил жидкость ей в рот прежде, чем она успела запротестовать. Кейт давилась и глотала, и снова давилась, но большая часть напитка оказалась на простынях.
— Мне пришлось это сделать, — извинился он. — Попробовав, ты бы никогда не смогла это проглотить. — Он налил ей кофе. — Знаю, ты предпочла бы чай, но в данном случае он будет не так полезен. Можешь выпить чаю за обедом, если захочешь. Ешь и не говори мне, что не можешь проглотить ни кусочка, — велел он, увидев, что именно это она и собирается сказать. — Я дока в вопросах снятия похмелья, а чего не знаю я, знает Чарлз. После завтрака можешь одеться, и мы решим, чем заняться в оставшуюся часть дня. А теперь доешь все до крошки. Если ты обидишь повара, то мы оба можем остаться без обеда и ужина.
— Это шантаж, — сумела вымолвить Кейт с легкой улыбкой.
— Возможно, но к нему ты отнеслась благосклоннее, чем ко мне, — безрадостно сказал Бретт и поднялся. — А теперь я оставлю тебя ненадолго. Чарлз в каюте напротив, а каюта капитана расположена по соседству с нашей, так что кто-нибудь тебя услышит, если тебе понадобится что-нибудь до моего возвращения. — Он посмотрел на нее, и его взгляд потеплел. — Извини, что я тебя ударил. Я пытался остановиться, но не смог.
— В этом не только твоя вина, — сказала Кейт, почему-то почувствовав облегчение. — Я наговорила тебе ужасных вещей.
— Мы оба были не правы. Предлагаю начать все сначала. Как думаешь, это возможно?
От Кейт не ускользнуло волнение в его голосе. Неужели Валентина была права? Может, она все же действительно ему нравится?
— Мы можем попытаться.
— Хорошо. А теперь просто расслабься и ни о чем не тревожься! Все будет в порядке.
Кейт упала на подушки. Она не знала, как отнестись к извинениям Бретта. Должно быть, он в первый раз в жизни за что-то извинился, но она была уверена, что он говорил от чистого сердца. В сущности, сегодня утром Бретт казался совершенно другим, и она была уверена, что бренди тут ни при чем. Изменились его слова и поступки. Она не могла простить ему то, что он ее ударил, но у нее не было никакого права порочить его родовое имя. Ни один мужчина бы этого не потерпел. Ода, он попросил прощения, так что, может быть, они квиты и ей стоит попытаться обо всем забыть?
Хотя Кейт успокоилась, узнав, что прошлой ночью ничего не произошло, она была крайне озадачена сдержанностью Бретта. Почему он не занялся с ней любовью? Она не могла понять, почему у него такое хорошее настроение. Казалось, его нисколько не расстроило то, что Чарлз с Валентиной встали на ее защиту. Кейт не очень-то верила в его искренность: может, он просто пытался усыпить ее бдительность.
Нет, это несправедливо. Он вполне способен без зазрения совести воспользоваться ее состоянием, но он никогда ей не лгал. Но отчего он так дружелюбен? Даже когда Бретт учил ее обращаться с пистолетом, он не был так спокоен и весел. Он никогда не проявлял такой заботы о ее благополучии: он даже заставил ее выпить это ужасное лекарство! Однако в одном он был прав: если бы она сначала попробовала лекарство, она бы никогда его не проглотила. От одного воспоминания о нем у нее начинались рвотные позывы.
Кейт отогнала от себя эти мысли. Она не могла найти удовлетворительного объяснения, к тому же у нее слишком сильно болела голова, чтобы предаваться бесполезным раздумьям. Если они действительно находятся на корабле, который направляется в Африку, то у нее будет уйма времени, чтобы найти ответ на все свои вопросы и решение всех своих проблем. От запаха кофе и бекона было трудно сосредоточиться на чем-то, кроме еды. Может, мерзкое зелье и вправду помогло?
Кейт глотнула кофе. Он обжег ей губы, но отвлек от боли в голове. Она сделала еще глоток. Горячая жидкость обжигала губы и язык, смягчая пересохшее горло. Кейт уже успокоилась и начала проявлять интерес к окружающей обстановке. Она окинула взглядом каюту, которая была гораздо просторнее и больше той, которую она занимала во время путешествия из Дувра в Кале. Может, этот корабль больше и его не будет так сильно качать? Кейт сомневалась, что долго выдержит испытание морской болезнью. У нее и так все в жизни идет наперекосяк, а если ко всему прочему добавится еще и это, то, наверное, лучше будет сразу прыгнуть в океан и утонуть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безумное пари - Гринвуд Лей



очень нравится книга
Безумное пари - Гринвуд Лейсаша
8.12.2012, 15.45





Книга предназначена для девуше в возрасте 14 лет. Сюжет похож на сказку - попасть в гарем и остаться нетронутой - это из мира фантастики.
Безумное пари - Гринвуд ЛейЮлия
9.12.2012, 11.51





Приключений больше, чем любви. Поэтому местами пропускала.
Безумное пари - Гринвуд ЛейКэт
13.02.2013, 11.28





Прочитала только 70% книги так как больше не смогла...Затянута страшно!
Безумное пари - Гринвуд ЛейОльга)
23.03.2014, 15.29





У меня сложилось впечатление, что автор решила собрать все самые избитые фразы и поступки гл.героев в одну книгу. Даже читать не надо, потому что уже на первом слове в предложении знаешь как закончится весь диалог. Страшно, страшно банально. Уже не говоря о наивности и слюньтяйстве. Как мне жаль своего времени(((
Безумное пари - Гринвуд ЛейКсения
28.03.2014, 17.04





Ксения, автор не решила, а решил. Автор Гринвуд Лей мужчина. И пишет женские романы довольно не плохо.
Безумное пари - Гринвуд Лейс
18.06.2014, 11.05





Ксения, автор не решила, а решил. Автор Гринвуд Лей мужчина. И пишет женские романы довольно не плохо.
Безумное пари - Гринвуд Лейс
18.06.2014, 11.05





Дорогой или дорогая С. А какая разница какую половую принадлежность имеет автор? Книга от этого лучше не стала.
Безумное пари - Гринвуд ЛейКсения
18.06.2014, 19.27





Ксения,я ничего не имею против, просто довела до сведения что автор мужчина.
Безумное пари - Гринвуд Лейс
20.06.2014, 21.19





Бред полнейший
Безумное пари - Гринвуд ЛейМери
22.02.2015, 22.33





Роман ужасно затянут. Героиня истерила 2/3 книги. Ну а у героя просто ангельское терпение. 7 из 10 , и то с натягом.
Безумное пари - Гринвуд ЛейЛАУРА
6.08.2015, 19.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100