Читать онлайн Айрис, автора - Гринвуд Лей, Раздел - ГЛАВА XVII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Айрис - Гринвуд Лей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Айрис - Гринвуд Лей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Айрис - Гринвуд Лей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гринвуд Лей

Айрис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА XVII

Фрэнк с подручными исчезли сразу же, как только получили деньги. Ни в эту, ни в следующую ночь скот никто не беспокоил. Долгие и жаркие дни тянулись утомительно и однообразно, сливаясь в некий один гигантский день, в то время как высокие равнины Вайоминга все приближались и приближались. И хотя по-прежнему было жарко, дожди, прошедшие западной стороной, наполнили реки и ручьи, и воды было достаточно, чтобы напоить все стадо.
Лесистые возвышенности постепенно уступали место бескрайним просторам прерии. Частые пожары, вызванные засухой, уничтожили почти все деревья. Лишь кое-где мелькали случайные рощицы, обрамлявшие извилистые излучины рек. По мере возможности Зак искал и находил топливо для костра. Это было нелегким делом, учитывая, что шло не первое стадо.
Местность была пустынна, скудна и однообразна. Также скуден и однообразен становился рацион ковбоев – жесткая свиная диета. Даже изобретательный Тайлер не мог состряпать ничего, кроме жареной грудинки.
В один из дней Монти повел Айрис на вершину холма, чтобы показать стада, двигавшиеся вслед за ними. Девушка насчитала шесть стад. За последних четыре года по этому пути прошло более шестисот тысяч голов крупного рогатого скота.
Но однажды спокойное дорожное однообразие развеялось как дым. Поднявшись на возвышенность, они лицом к лицу столкнулись с полусотней команчей, лагерем расположившихся у подножья холма. Большинство из них составляли женщины и старики.
– С ними буду говорить я, – прошептал Монти. – Все остальные должны заниматься своими делами. Солти, присмотри за Хеном. Не хочу, чтобы открылась стрельба.
– Я еду с тобой, – сказала Айрис.
– Оставайся здесь, это опасно.
– Но это и мое стадо!
Айрис и сама не знала, почему так настаивала на том, чтобы ехать с Монти. Она была напугана даже больше, чем в тот день, когда вела в середину обезумевшего стада теленка, но тем не менее была решительно настроена ехать. Она просто обязана была знать, что может произойти с ее скотом. И с Монти.
Один из индейцев, очевидно, вожак племени, выехал вперед и вытянул перед собой руку, приказывая остановиться. Стадо, продолжало медленно двигаться вперед, свернуло направо. Ковбои последовали за ним, сгоняя животных в одну кучу.
Вождь, скорее всего, не говорил по-английски, так как стал подавать какие-то знаки руками. Когда Монти обратился к нему на испанском языке, он повернулся к соплеменникам и подозвал двух молодых людей, чтобы продолжить разговор с помощью переводчиков. – Это апачи, – шепотом сказал Монти. – Что хочет вождь? – обратился он к воинам, которые гортанно говорили на исковерканном испанском.
Вождь сбросил с плеч накидку и спешился. Ростом около шести футов, безупречно сложенный, индеец, несмотря на то, что был уже не первой молодости, являл собой прекрасный экземпляр мужчины. Все в его облике говорило о высоком сане. И хотя Айрис не владела языком жестов, она без труда поняла, что хотят индейцы. Вождь требовал часть скота.
Провозгласив всю землю, которая простиралась, насколько хватало глаз, своей территорией, он заявил, что белые люди незаконно вторглись в чужие владения. Вождь сказал также, что белые люди захватили все стада диких буйволов, пасшихся в округе, и тем самым обрекли племя на голод и бедность. По его словам, индейцы всегда выступали за мир, но в племени остались одни старики и женщины, так как молодые воины ушли к другому вождю, который продолжал вести военные действия. Поэтому он согласен пропустить белых людей и стадо через свою территорию за скромный выкуп – двадцать коров.
– Спешивайся, – сказал Монти Айрис. – Придется задержаться.
Он спрыгнул и сел на землю. Айрис раньше не замечала, чтобы он так делал. Однако, совершенно не ориентируясь в ситуации, последовала примеру юноши. Апачи-переводчики уселись неподалеку согласно своим обычаям.
– С этими людьми нельзя торопиться, – объяснил Монти. – Если им дать понять, что ты спешишь, считай дело проиграно.
Внимательно и терпеливо выслушав вождя еще раз, Монти пустился в долгий бесцельный разговор, избегая, однако, высказывать реакцию на требование вождя. Он спросил, как далеко отсюда до Форта Силла и Форта Эллиота. Спросил, сколько дней потребуется кавалерийскому отряду, чтобы добраться сюда. Подробно расспросил о многочисленных случаях, когда индейцы похищали скот, и добавил, что вождь белых людей, живущих в Вашингтоне, очень недоволен индейцами из-за этого, и сказал, что скотоводы попросили правительство прислать солдат для защиты от индейцев, требующих выкуп за продвижение по их территории.
Затем Монти вставил, что ничем не обязан индейцам.
Вождь в ответ пригласил его и Айрис спуститься в деревню.
Приглашение удивило девушку и застигло ее врасплох. С одной стороны, она хотела остаться под защитой людей Монти, с другой – ей не терпелось самой во всем участвовать. Кроме того, индейцы не показались ей очень опасными – ведь это были женщины и старики.
– Давай поделимся с ними нашими запасами, – предложила Айрис Монти.
– Хорошая мысль! – Монти позвал Солти и передал ему пожелание девушки. Солти, однако, не очень понравилось это предложение, но через несколько минут он все же вернулся с провизией.
Айрис чувствовала себя смелой рядом со своими, но когда очутилась в окружении индейцев, ей стало не по себе.
Апачи расположили свой лагерь у излучины реки, в зарослях ив. То и дело шелестя листьями, могучие деревья заманчиво обещали прохладную тень под своими мощными кронами. Растительность вокруг была скудной, но чуть выше, на равнине, простирались обширные пастбища, способные прокормить и коров, и лошадей. Конусовидные, покрытые бычьими шкурами вигвамы, устремленные в небо своими остроконечными верхушками, расположились по кругу. Желтоватые шкуры этих убогих жилищ почернели от дыма. Истощенные собаки рыскали между вигвамами в поисках костей.
Айрис еще никогда не видела подобной бедности. Изможденные лица женщин казались высохшими от долгих лет тяжелого труда, недоедания и нужды. Дети были жутко худыми и не по-детски спокойными. С показным безразличием апачи бросили на землю сумки с едой. За несколько минут все продукты, до единого кусочка, были разобраны.
Девушка пожалела, что не захватила больше провизии.
Процессия остановилась перед самым большим вигвамом, украшенным какими-то геометрическими знаками, религиозными символами и рисунками, прославляющими военные победы.
– Это вигвам вождя, – прошептал Монти.
– Что он собирается делать? – также шепотом отозвалась Айрис.
– Пригласить нас войти и продолжить разговор.
– А сколько времени это займет?
– Не знаю.
Монти без колебаний спешился. Айрис не оставалось ничего другого, как последовать за ним. Вождь несколько занервничал, когда девушка переступила порог вигвама, но Монти быстро объяснил через переводчиков, что половина скота принадлежит ей, и если вождь хочет получить коров, то ему придется вести переговоры и с женщиной.
Айрис была готова отдать двадцать коров без лишних разговоров, чтобы поскорее уйти отсюда.
Полумрак внутри жилища делал окружающую обстановку какой-то нереальной. К тому времени, как вождь закончил, казалось, нескончаемый ритуал раскуривания трубки, пустив ее по кругу, Айрис была уже готова отдать и тридцать коров. Она секунду колебалась, когда Монти передал трубку ей в руки, хотя понимала, что должна принять ее, раз уж волею судьбы оказалась в мужской компании. С величайшей осторожностью она слегка затянулась. Запах табака, смешанный с ароматом диких трав, раздразнил легкие, и лишь огромным усилием девушка сдержала кашель.
Монти с одобрением улыбнулся. Айрис почувствовала слабость и вместе с тем гордость от того, что выдержала испытание. Но через час, в течение которого шла неторопливая беседа, надышавшись дымом, девушка ощутила головокружение и недомогание.
Но, как оказалось, впереди ее ждало еще более суровое испытание. В вигвам вошли женщины с чашками и подносами, наполненными едой. Их приглашали остаться на ужин.
Монти, который неоднократно жаловался на стряпню Тайлера, без колебаний начал есть и пробовал все, хотя большинство блюд были приготовлены неизвестно из чего. Айрис с трудом распознала в одном из них варево из дикого гороха, репы и какого-то мяса. Она молила Бога, чтобы мясо не было кусочками гремучей змеи, например. Девушка отказалась от жаркого, напоминавшего мясо степных грызунов. Зато варево из тыквы и диких ягод показалось ей довольно вкусным. И, наконец, попробовала очищенные от кожуры сладкие стебли чертополоха, скорее всего потому, что это был конец трапезы, а не потому, что по вкусу они напоминали бананы.
Айрис понимала, что ради пира для гостей индейцы себе отказали во многом, поэтому, чтобы не обидеть хозяев, съела столько, сколько требовалось для соблюдения приличий. Вспомнив, что за стенами вигвама находятся голодные дети, она обрадовалась, что им отдадут остатки ужина.
– Нам предложили переночевать, – сказал Монти.
– Предложили?
– Не совсем так. Это своего рода приказание.
– Но где же мы будем спать?
– Нам покажут.
Беспредметный разговор продолжался. По мере того, как Монти переводил ей все меньше и меньше, Айрис все больше и больше пугалась. А вдруг их с Монти разъединят? Ей и в голову не приходило, когда она отправлялась сюда, что так все обернется. Известие о том, что она проведет, вернее, ее заставят провести ночь среди индейцев, повергло девушку в такой ужас, что на спине выступил холодный пот.
И чем дольше длился разговор, тем ближе подступал этот ужас. К концу переговоров девушка была ни жива ни мертва от страха. Она вцепилась в руку Монти и судорожно ее сжала. Один из воинов жестом предложил молодым людям следовать за ним. Он привел их к вигваму, почти такому же большому и красиво разукрашенному как тот, который они только что покинули. Воин обменялся с Монти короткими репликами и повернулся, чтобы уйти. Монти, крайне удивленный словами индейца, бросил какую-то фразу на испанском.
Айрис очень хотелось понять, о чем они говорили, но Хелен в свое время, к сожалению, отказалась обучать дочь языку, который, по ее мнению, годился только для прислуги.
Монти еще раз попытался что-то возразить переводчику, но тот молча покинул их. Айрис схватила своего спутника за руку, когда тот хотел остановить индейца.
– Что случилось? – спросила она.
– Вождь приказал отвести нас в один вигвам. Он решил, что ты моя женщина.
Все тело Айрис налилось каким-то тревожным волнением, не имеющим ничего общего с создавшимся положением. Она и сама не понимала, как и откуда возникло странное ликование, которое вытеснило страх. Но в одном девушка была твердо уверена: Монти должен остаться.
– Но здесь достаточно места для двоих, – сказала девушка, заходя в вигвам. – Посмотри.
– Неважно, достаточно или нет. Я не могу спать с тобою рядом. Это может плохо кончиться.
В этот момент Айрис не думала о своей репутации – она не хотела оставаться одна.
– Но ты не можешь покинуть меня. Пожалуйста! Если ты уйдешь, я пойду за тобой.
– Ты напрасно боишься. Они не тронут тебя и не причинят зла, – попытался убедить Монти девушку. – Мы их гости. У них есть закон.
– Возможно. Но у меня нет желания убеждаться в твоей правоте и их порядочности. Ты должен остаться. Никто не узнает.
– Я поговорю с вождем, – Монти направился к вигваму вождя, но, как только он приблизился, стражи воинственно преградили ему дорогу. Монти хотел пройти силой.
– Нет! – закричала Айрис, хватая его за рукав, и отчаянно потащила обратно. – Они тебя все равно не пустят. И могут впасть в ярость, если ты будешь настаивать.
Монти обреченно произнес:
– Тогда я буду спать снаружи.
– Но, кажется, начинается дождь.
– У меня есть плащ.
– Не будь таким упрямцем. Внутри вигвама много места для нас двоих.
Монти не двинулся с места. Тогда Айрис взяла его за руку и потянула в висвам. Один из воинов улыбнулся и подтолкнул локтем напарника, но даже это не остановило девушку. Мысли ее путались, она не могла здраво рассуждать. Несмотря ни на что, она хотела, чтобы Монти был рядом с ней.
– Ты делаешь ошибку.
– Возможно, но не будем обсуждать это сейчас.
– Придется. Если я войду, то не уверен, что сумею выйти.
– А я и не хочу, чтобы ты выходил. Монти удивленно посмотрел на нее.
– Ты соображаешь, что говоришь? – Да.
Она снова потянула его на себя, и на этот раз Монти сделал шаг вперед.
– Может быть, мы…
– Давай поговорим внутри.
Айрис почувствовала слабость в ногах, голова закружилась, и она чуть не упала, когда, споткнувшись, вошла в вигвам. При тусклом свете, просачивающемся сквозь дымовую завесу от костра, она с трудом различала в глубине жилища сооруженную из бычьих шкур постель.
Одну – единственную постель!
До настоящего момента она и не подозревала, что любовь к Монти так изменила ее. Она осознала, что хочет его. Ее тело стонало от желания прильнуть к нему, ощутить волнующее прикосновение его губ, почувствовать биение его сердца.
Айрис не знала, хотел ли Монти заниматься с ней любовью. И не была уверена, что если и хотел, то позволит себе это.
Юноша застыл на пороге, оглядывая внутреннее убранство вигвама. Он попытался улыбнуться, но улыбка получилась неестественной.
– Держу пари, тебе раньше не приходилось спать на бычьих шкурах.
– Не приходилось. Так же, как не приходилось есть то, что мы ели сегодня за ужином. Но тем не менее я выжила. И ничего.
– Они почти умирают от голода. Но подали нам самое лучшее, что у них было.
– Они отпустят нас утром?
– Да. Просто вождь надеется получить как можно больше коров.
– И сколько ты собираешься дать им?
– Две.
– Но они же голодны!
– Они все равно их съедят и снова будут голодать.
– Что ты собираешься сделать?
– Есть у меня одна идея!
– Какая?
– Завтра скажу.
Айрис знала, что, разговаривая, они упорно думают об одном и том же. Краем глаза она поглядывала на бычьи шкуры.
Монти тоже украдкой бросал тревожные взгляды на постель. Айрис отчаянно хотела бы узнать, что у него на уме, но Монти выглядел таким скованным и сдержанным, что она не решалась задать этот вопрос. Она боялась, что не перенесет, если узнает, что он не хочет ее.
– Не уверен, что могу остаться здесь и не дотронуться до тебя, – с трудом выговорил юноша. – Так же, как той ночью, когда Карлос нашел нас у реки.
Словно гора упала с плечь Айрис, унося с собой мучительные страхи и уступая место тревожному волнению. Монти хотел ее! Хотел настолько сильно, что сомневался, хватит ли ему самообладания, чтобы устоять перед искушением. Она почувствовала нарастающую волну напряжения. Ее чувства как бы перекликались с чувствами Монти. Девушка не знала, как сказать, что она просто умирала от жажды, она так хотела его прикосновений. И вместе с тем надо дать понять, что она отличается от женщин, с которыми он привык иметь дело. Айрис опасалась неудачи. Ей казалось, что если он и примет подобное откровение сейчас, то впоследствии может отвергнуть его.
– Я доверяю тебе, – сказала девушка. – Но тебе не следует доверять.
– Ты же не причинишь мне зла!
– Нет.
Она подошла к шкурам и опустилась на колени.
– Тогда мне нечего бояться.
Айрис не знала, понял ли он ее. В вигваме было слишком темно, чтобы уловить все оттенки в выражении его лица, хотя девушка пристально вглядывалась в него.
– Ты уверена? – Да.
Монти опустился рядом с Айрис. Он пытался держаться на расстоянии. Ему было бы легче контролировать себя, если бы девушка выглядела напуганной, расстроенной или сторонилась бы его, старалась бы держаться как можно дальше. По крайней мере, он бы попытался. Но она спокойно принимала их близость, и ее манящая откровенность уничтожала слабеющее с каждой секундой желание сопротивляться. Он так долго мечтал о близости с Айрис! Мечтал и днем, и ночью.
И сейчас его тело дрожало от возбуждения. Одна только мысль о ней, о том, что она рядом, приводила в волнение.
Много ли Хелен рассказала дочери о мужчинах? Однако, что бы она ни рассказывала, было видно, что Айрис не слушала советы матери. Монти не понимал, почему она хотела его, но с уверенностью мог сказать, что в ней не было ни капли притворства, которым славилась Хелен, всегда стремившаяся дергать мужчин за веревочки в нужный момент, как марионеток.
Айрис просто хотела его, и не скрывала своего желания.
И он хотел ее. Один Бог, знал, как сильно он этого хотел!
Монти повернулся и провел рукой по ее мягкой щеке. Она не отпрянула и не оттолкнула его руку.
Она вообще не шевельнулась.
При тусклом свете костра девушка выглядела тоненькой, немного исхудавшей. Хелен была не такой. Она обладала какой-то чувственной, призывной внешностью, обещавшей избыток удовольствия. Айрис будила настоящие чувства, заставляла испытывать неутомимую жажду познания.
– Ты испугалась?
– Нет.
Ее голос от волнения охрип, она едва дышала не двигаясь.
– Ты хочешь, чтобы я оставил тебя в покое?
Девушка отрицательно покачала головой.
Монти уже не мог остановиться.
Ее кожа была такой мягкой и теплой! Он не помнил, чтобы когда-нибудь обращал внимание на кожу женщины. Да он и не пытался сравнивать Айрис с кем-либо! Она ни на кого не похожа!
Айрис облизала пересохшие губы. Ей казалось, что какой-то пульсирующий шар поднимается от живота к горлу, перехватывая дыхание. Сердце стучало где-то в висках. Бешено скачущий пульс вызвал слабость во всем теле. Но в то же время девушка чувствовала себя как никогда живой и полной сил.
Человек, которого она любила, готов был вот-вот заключить её в свои объятия.
Айрис отбросила мысль о том, что Монти мог не любить ее вовсе. Прошли годы, прежде чем она осознала, что любит его. Возможно, то же произошло и с ним. Все считали, что Монти слишком увлечен коровами, чтобы у него оставалось время на женщин. Почти всю свою жизнь юноша провел в седле. И совсем недавно рядом с ним появилась женщина, которой он заинтересовался. Монти был для нее первым и единственным, может, и она сможет стать для него такой же.
Но не было времени рассуждать, права ли она, – ведь совсем рядом находился до неправдоподобности реальный Монти. Его рука ласкала ее шею, его губы впивались в ее губы. Его прикосновения означали гораздо больше, чем простое физическое влечение. В противном случае почему же он так яростно старался подавить свои чувства?! Если она подождет немного, то, вероятно, сможет выяснить это.
Айрис чувствовала, что Монти сдерживал себя. Она ощущала и напряжение, как бы висящее в воздухе, и силу, которой он пытался подавить страсть. Развязка приближалась. И она жаждала ее. Айрис почувствовала ее приход прежде, чем услышала его прерывистое дыхание, когда он схватил ее и сжал в объятиях.
Что-то внутри Айрис, сбросив оковы, с ликованием вырвалось на свободу. Она почувствовала себя необыкновенно раскованной. Не осталось ни вопросов, ни раздумий, ни сомнений в том, что нужно было поступить иначе. Все стало на свои места. Обрывки материнских наставлений промелькнули в ее сознании, казалось, только для того, чтобы быть опровергнутыми и забытыми. Она не нуждалась ни в чьих наставлениях, особенно в таких, как сделать мужчину беспомощным и извлечь из него выгоду.
Она сама оказалась беспомощной. Она была свободна от переживаний и позволила себе ответить на поцелуи Монти так, как ей этого хотелось, не стараясь определить, сильное или нет впечатление производит она на мужчину. И позволила себе броситься в его объятия вовсе не думая, не слишком ли много она дает мужчине. Он хотел ее, и сознание его желания делало ее счастливой. Она не могла ничего рассчитывать, а просто наслаждалась счастьем.
– Мне не следовало позволять тебе ехать со мной, – прошептал ей на ухо Монти, уткнувшись лицом в ее шею.
– Ты бы все равно не смог остановить меня.
– Я не могу остановить и себя.
Его губы властно захватили ее рот, и она затрепетала от наслаждения и восторга, когда почувствовала, как его теплый язык, подобно пчеле, погружающейся в цветок в поисках нектара, проник в глубину ее рта. Ни один мужчина не осмеливался на такое.
Но Монти и не был похож на других мужчин. Ни с одним бы она не рискнула отправиться в деревню команчей и остаться здесь на ночь. Только с Монти она чувствовала себя такой защищенной! И только с Монти она хотела заниматься любовью. Она никогда раньше так сильно не желала, чтобы мужчина прикоснулся к ней. Она никогда раньше не переступала рамки дозволенного. Но сейчас она готова была позволить Монти все, что он хочет.
Только ради Монти она готова была на все.
Она рисковала сейчас. И знала о последствиях.
– Ты такая красивая! – пробормотал он, задыхаясь.
– Но ты же не видишь меня. Я могла бы быть и уродиной, а ты бы и не узнал. Здесь темно.
– Я бы узнал, – уверил ее Монти. – Мужчина всегда знает.
Знает ли он о ее чувствах? О ее переживаниях? О том, какая она внутри?
Наверное, не знает. Но важно ли это?
Именно Монти научил ее быть самой собой, научил каждый день открывать для себя что-то новое. А сейчас помогал понять, что ее тело способно вызывать такие сильные чувства, о которых она и не знала.
Если бы Айрис сейчас предложили все деньги, которые потерял ее отец, за то, чтобы она оторвалась от Монти и ушла из вигвама, она бы не согласилась. И не вернулась бы в лагерь, даже если бы ей пообещали самое большое ранчо в Вайоминге.
Ее место было здесь. В руках Монти. И если голова еще не знала об этом, то тело было уверено.
Его руки соскользнули с плеч и опустились на грудь. Несмотря на то, что он прикоснулся к груди через рубашку и сорочку, она почувствовала, как ее обдало жаром. Ее тело напряглось, как натянутая струна, в горле пересохло.
Никто так раньше к ней не прикасался. Айрис была не в состоянии разобраться в вихре ощущений. Так же, как не была готова к непреодолимой страсти Монти.
«Неужели порядочные женщины позволяют все это?» – мелькнуло в сознании.
Но ответ так и не был найден. Нетерпеливая рука Монти жадно гладила ее грудь. Прикосновение его пылающей руки к ее пылающей груди лишало Айрис способности мыслить.
Неужели и джентльмены ведут себя так?
Монти не останавливался. Он расстегнул блузку, спустил сорочку с плеч и покрыл поцелуями ее голое тело. Она почувствовала, что должна что-то сделать, как-то откликнуться на его порыв. Но бешеный натиск Монти так удивил и ошеломил ее, что она была не в состоянии предпринять что-либо и лишь слабо застонала. Девушка покачивалась на волнах наслаждения, которые охватывали каждую клеточку ее тела, угрожая утопить в глубине блаженства.
Почувствовав губы Монти на соске, она ошеломленно замерла. Ей показалось, что тело оторвалось от земли и парит в воздухе. Он воспользовался ее беспомощностью и снял с нее остатки одежды.
Айрис, обнаженная, лежала в объятиях мужчины.
Чувственный восторг, подобно кокону, окутал Айрис. По мере того, как Монти, поддразнивая, продолжал ласкать каждую клеточку ее тела, чувства волной затопили сознание девушки. Наконец они сошлись и вспыхнули ярким пламенем, заиграв на ее сосках, с которыми играл губами и языком Монти.
Но едва ее груди отозвались на ласку, заставив тело содрогнуться от сладострастия, как пламенный шар двинулся от сосков вниз. Он скользнул и остановился внизу живота, разрастаясь с каждой секундой. Айрис уже не могла думать ни о чем другом, как только об опаляющем, трепещущем желании, которое требовало удовлетворения.
Рука Монти скользнула между ее бедер.
Айрис едва не задохнулась от изумления, когда его упрямые пальцы коснулись самого сокровенного места и вошли в ее тело. Она испуганно вздрогнула и, пытаясь защититься, немного отодвинулась от юноши, сжав бедра. Но охватившее ее возбуждение медленно расслабило напряженные мышцы, и она раскрылась ему навстречу.
Тут же Айрис почувствовала, как тело, отказавшись от сопротивления, стало податливым и покорно распростерлось на бычьих шкурах, готовое сдаться на милость победителя.
Монти дотронулся до ее естества и прижал к нему символ своего превосходства. Айрис мгновенно отреагировала – ее тело стало похожим на сжатую пружину.
– Сначала может быть немного больно, – предупредил Монти, погружаясь в нее.
Но Айрис это не тревожило. Она испытывала ни с чем не сравнимые ощущения. Ее тело инстинктивно напряглось, когда Монти входил в нее, но отказалось сопротивляться. Он немного приостановился на пороге блаженства, дразня и разжигая Айрис, пока она совсем не обезумела от возбуждения.
– Пожалуйста, – простонала она и качнула свое тело ему навстречу.
Он моментально проник в нее. Мгновенная острая боль пронзила девушку, ее тело снова напряглось – ему не понравилась боль.
– Больше не будет больно, – ласково прошептал Монти, – больше никогда не будет больно.
Он медленно, ритмично погружался в нее. С каждым его движением боль, ослабевая, отступала, уступая место новому ощущению. Ощущению, которое позвало Айрис двигаться вместе с Монти, то бросаясь ему навстречу, то отстраняясь в ожидании нового броска. Их движения постепенно ускорялись, заставляя тело Айрис жаждать освобождения. Ее руки, ноги судорожно подергивались в ожидании и с трепетной дрожью двигались, отчаянно пытаясь приблизить миг избавления от этой восхитительной жажды, охватывающей каждую клеточку ее тела и ждущей самого волнующего и прекрасного чувства, которое она страстно хотела испытать.
Айрис прильнула к Монти, жгучим поцелуем разжигая в нем бушующее пламя. Ее язык ворвался в пылающие недра его рта, словно разыскивая ответ на вопрос, зачем он вторгся в ее тело.
И ответ не заставил себя долго ждать.
Она почувствовала, как тело Монти напряглось и его дыхание стало прерывистым и жестким. И прежде, чем Айрис смогла найти объяснение этому, глубоко внутри ее тела произошел пульсирующий взрыв возбуждения, отозвавшийся трепетом в каждой клеточке. Изумленная мощью этого взрыва, она почувствовала, как он повторился еще и еще. В изнеможении она распласталась на постели, в то же время ощущая небывалый прилив жизненных сил. Всем телом Айрис прижалась к Монти, словно он был олицетворением самой жизни.
Монти снова начал оживать в ее руках, и Айрис почувствовала жар где-то в глубине ее тела и ощутила, как что-то из его недр перелилось в нее. Это обострило ее желание. Но Монти, казалось, не способен был двигаться. Он ускользал от нее. Был так близко – и ускользал!
– Нет! – прошептала она охрипшим голосом. – Нет, не останавливайся!
Как бы внимая ее мольбе, он снова начал двигаться. И почти мгновенно все тело Айрис растворилось в потоке наслаждения. Перекатываясь одна за другой, волны страсти несли ее к пику блаженства, высоко взмывая над царством привычных ощущений. Ее тело вдруг стало непослушным, мышцы напряглись, готовые, как ей показалось, лопнуть.
Затем напряжение отступило, и Айрис испытала слабость, охватившую все тело. Слабость и легкость, которые наполнили ее восхитительным чувством удовлетворенности. Она не могла даже пошевельнуть рукой.
Айрис была утомленной, обессиленной и переполненной волнующими ощущениями. И еще очень счастливой от того, что чувствовала надежные руки, прижимающие ее к теплой, влажной груди любимого.
Айрис не могла уснуть. Ровное дыхание Монти, лежавшего рядом, позволяло ей чувствовать себя в безопасности, но не давало прийти сну. Его близость вызывала такое волнение, что заставило ее задуматься, а сможет ли она вообще засыпать, находясь возле него.
Она думала, испытывал ли Монти такую же резкую перемену в себе, как она. Похоже, это не было его первой интимной близостью с женщиной, как у нее. Наверное, он не переживал такого потрясения – а она никак не могла прийти в себя, так как первый раз занималась любовью и делала это с человеком, которого любила больше всех на свете.
Но Айрис очень хотела надеяться на то, что Монти хотя бы в некоторой степени разделял ее чувства.
Айрис улыбнулась. Она всегда была уверена в том, что на мужчину, которому она впервые отдастся, ночь любви произведет неизгладимое впечатление, перевернет всю его жизнь. Но ей и в голову не приходило, что это событие может произвести такую потрясающую перемену в ней самой. Она чувствовала себя заново рожденной. В ней не осталось и следа от прежней Айрис Ричмонд. Ей хотелось знать, чувствует ли подобную или хотя бы близкую к этому перемену и Монти. Хотела надеяться. И не могла уснуть. Но почему же он так сладко спит?
Айрис убеждала себя, что не может уснуть от его близости, от того, что так сильно любит его. Она убеждала себя и в том, что не может уснуть, потому что первая интимная близость потрясла ее до глубины души. И уверяла себя, что не спит, потому что слишком счастлива, чтобы терять драгоценные минуты на какой-то обычный сон.
Но почему же Монти мог спать?
Айрис отказывалась верить в то, что последний час, когда они занимались любовью, так мало для него значил. Завтра же она обязательно у него все узнает. И он обязательно признается ей во всем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Айрис - Гринвуд Лей



слишком сладко, ни какой интриги бе
Айрис - Гринвуд ЛейТатьяна
2.04.2013, 9.51





книга не плохая но не захватывает!
Айрис - Гринвуд Лейлюси
7.11.2013, 13.03





книга не плохая но не захватывает!
Айрис - Гринвуд Лейлюси
7.11.2013, 13.03





Фигня жуткая. Я люблю когда гл.героини сильные, уверенные, могут достичь чего-то сами, не на кого не рассчитывая, здесь же гл.героияня слабохарактерная тряпка. Ещё бесило, что все чувствовали что такие-то люди предатели и враги, но ничего не предпринимали, эта такая тупость!!! Пожалела свое время(((
Айрис - Гринвуд ЛейКсения
13.11.2013, 7.57





Местами пропускала.
Айрис - Гринвуд ЛейКэт
27.10.2014, 22.57





Нет, роман не фигня, читать можно. Хотя местами бесила Айрис своим характером и упертостью. Но это автор придумал ее такой. Читала давно роман с похожим сюжетом - перегон скота, но там была молодая девочка,переодетая в мужскую одежду. Никто не догадывался (она не мылась), догадался индеец. Девочки может кто знает этот роман. Подскажите пожал..
Айрис - Гринвуд ЛейЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
27.01.2015, 13.05





Роман понравился. хотя в начале немного неправдоподобно.Но герои очень искренны в отношении друг друга. Нет никаких затяжных диалогов. Но чтобы понимать характеры героев нужно сначала прочитать первую книгу из этой серии "Роза". Ставлю 9.
Айрис - Гринвуд ЛейСветлана
21.03.2015, 15.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100