Читать онлайн Поцелуй незнакомца, автора - Грин Мэри, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй незнакомца - Грин Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй незнакомца - Грин Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй незнакомца - Грин Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Мэри

Поцелуй незнакомца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Ты несносен, Раф, — раздраженно проговорила леди Стоу, вставая с дивана. — Откуда такое высокомерие? Ты ожидаешь, что, если ты бросишься нам на грудь, семья примет тебя обратно? Андриа не обязана ничего тебе объяснять, после того что ты натворил. Ты ужасно ее обидел, оставив одну и даже не подумав о последствиях твоей трусости. — Ребекка указала на дверь: — Уходи. Последний раз тебя прошу. И больше здесь не появляйся. Я не могу запретить тебе навещать твоего отца, но твое отсутствие будет для него гораздо полезнее.
Раф поднялся. Его бросило в озноб после такого приговора.
— Я не могу насильно заставить вас помогать мне. Но я не тот, за кого вы меня принимаете, и я не помышляю ни о чем дурном. — Отчаяние распирало ему грудь. Где бы он ни появился, его везде встречали с презрением, даже с ненавистью. Каким же ничтожным должен быть человек, чтобы его так принимали! Разве он сделал что-то плохое? Раф пожал плечами. У него так болела голова, словно он бился ею о каменную стену. — Я пришел сюда получить сведения, только и всего. Но видно, мне не суждено ничего узнать. Похоже, мои попытки бесплодны.
— Да. — Леди Стоу встала рядом с ним, уперев руки в бока.
— Ребекка, — одернула ее Андриа, с беспокойством наблюдавшая за ними. Все посмотрели на нее, но она не стала продолжать. И опять наступила тишина.
— Разговора не получилось, — прервал неловкое молчание Раф и направился к двери. — Ну что ж, не буду вас принуждать. — Гнев душил его, он еле сдерживался, чтобы не сотворить что-нибудь такое, после чего ему придется срочно покинуть Йоркшир.
Он спустился в огромный холл с мраморным полом, украшенный бюстами предков леди Стоу. Когда он направился к двери, на лестничной площадке раздались быстрые шаги. Он поднял голову и увидел Андрию, робко поглядывающую на него. Нерешительность сквозила в каждом ее движении.
— Я хочу поговорить с тобой, — еле слышно произнесла она.
Отчего у нее такой голос? От страха? Раф этого не знал. Он коротко кивнул, не смея надеяться, что найдет в ней союзника. Сердце его неистово заколотилось, пока она шла к нему через холл.
В гранатовом платье свободного покроя, с кружевами вокруг высокого воротника, она выглядела строгой и неприступной. Белокурые локоны падали ей на плечи, а надо лбом кокетливо подрагивали кудряшки. Заново влюбиться в нее было совсем нетрудно, тем более что он находился уже на полпути к этому чувству. Притяжение, возникшее между ними, напоминало бурный поток. Раф с трудом подавил в себе желание заключить ее в объятия. Он мечтал проложить поцелуями дорожку по ее ровной, как колонна, шее и вторгнуться в рот, чтобы добраться языком до самых потаенных уголков.
Он распрямил плечи и безжалостно подавил так некстати нахлынувшие чувства.
— Я признателен тебе, что ты выкроила минуту своего драгоценного времени, чтобы поговорить со мной.
— От этого ничего не изменится, — холодно предупредила его Андриа. — Но ты имеешь право знать правду, так как все это происходило при мне. Я была главным свидетелем твоего поведения.
Она жестом указала на коридор, заканчивающийся зарешеченными окнами. За ними находилась каменная терраса со ступеньками, ведущими в английский сад с ухоженными дорожками и живой изгородью из бирючины.
— Туда, Раф.
— Ты не против, что я обращаюсь к тебе на ты и называю по имени? — спросил он, идя рядом с ней.
— Нет. — Она бросила на него быстрый взгляд. — Но запомни, теперь я называю себя Андриа Саксон, а не леди Деруэнт.
Кинжальный удар вошел прямо в его сердце. Раф стиснул зубы. Она его отвергает. С того дня, как он вернулся в Йоркшир, ему еще никогда не было так плохо.
Андриа, стоя у окна, смотрела на припорошенный снегом сад.
— Мы поженились десять лет назад, — начала она. — Тебе было двадцать два, мне — восемнадцать. Церемония и празднество проходили в Лохлейде, в поместье моего отца. Он умер два года назад. Бокларк по старшинству занял его место, так как мой племянник Джулиан тоже умер. Приблизительно за год до твоего приезда. Ему было десять лет. — У нее задрожал голос.
— От чего умер Джулиан? Он же был совсем юный!
— Джулиан был замечательный мальчик. Я его очень любила. Он родился в Италии. Брат с женой умерли, когда он был совсем маленький, и он воспитывался у нас. — Андриа прикрыла рукой глаза. Раф страстно желал ее утешить, но не смел прикоснуться, зная, что она его оттолкнет. — На него напала какая-то странная хворь, и никто не мог ему помочь.
— Как жаль, что я его не помню. Мы с ним… ладили? — Раф напрягся, приготовившись к новым обвинениям. Но Андриа молча кивнула.
— Ты любил Джулиана, и он тебя тоже, — помолчав, сказала она. — Он был для нас как сын, пока не появилась Бриджит. — У нее снова задрожал голос, и она умолкла.
Раф вспомнил, как держал на руках умирающую дочурку, и у него защемило сердце.
— Бриджит была смышленой девочкой, — неуверенно произнес Раф. Больше он ничего не помнил.
— Нам было очень хорошо вместе, но сейчас я понимаю, что наша семейная жизнь была обречена. Мы вели себя так, словно во что бы то ни стало хотели разрушить наше счастье. Как выяснилось, у нас было не так уж много друзей, и я не знаю, почему. И тогда, в самое трудное время, рядом со мной оказался Бо, он помогал мне выяснять, что произошло с Бриджит.
— Я уверен, он преследовал какую-то цель, — хмыкнул Раф. На него снова накатила волна ярости. — Объясни мне, почему ты оставила Бриджит? Или, если, как ты говоришь, с ней и вправду что-то случилось, почему ты позволила кому-то отвезти ее в приют?
— Об этом поговорим в другой раз, — хмуро произнесла Андриа.
На ресницах у нее блестели слезы, но она отлично владела собой. Пряча горе за решительно поднятым подбородком, расправив плечи, она направилась в другой конец коридора. Раф последовал за ней.
— Как я уже говорила, — продолжила Андриа, — мы с тобой были счастливы, но ты не ладил со своим отцом. Он всегда осуждал тебя за легкомыслие и безответственность. Боюсь, он был прав. Ты был единственным сыном, и тебя все баловали. Няня в тебе души не чаяла. И слуги тоже. В общем, все вместе они тебя и испортили. Не могли устоять перед твоим обаянием, — криво усмехнулась она. — И не только они. Мы все тебя обожали. Я даже самой себе не смела признаться, что замечаю в тебе какие-то изъяны. А они, увы, имелись. И остались. Со временем ты стал невероятно подозрительным и ревновал меня к каждому, кто бы ни приблизился ко мне. Ты мог вышвырнуть из дома любого джентльмена, приходившего к нам с визитом, и в конечном счете нажил себе кучу врагов. Ты доводил меня до того, что я чувствовала себя узницей в собственном доме. Кульминация наступила позже, когда ты обвинил меня в неверности. Ты считал, что я тайком делю ложе с Дереком. Это с Дереком-то! С человеком, который был предан нам обоим. Лучшего друга у тебя никогда не было. Как ты мог его заподозрить? Когда я пыталась тебя вразумить, ты ничего не желал слушать и прерывал мои объяснения. А потом просто взял и уехал.
— Мне очень жаль.
— И с того дня я жила с позорным клеймом, потому что о нас поползли слухи. Но мы с Дереком знали, что наша совесть чиста, и не позволили гнусным сплетням разрушить нашу дружбу. Поэтому все эти годы он оставался рядом со мной.
— Я аплодирую твоему мужеству, — криво усмехнулся Раф, проклиная себя в душе на чем свет стоит.
— Оставь этот саркастический тон, Раф, — строго проговорила Андриа, холодно взглянув на него. — Я не обязана рассказывать тебе о твоем прошлом. А если ты еще будешь делать мне замечания, как раньше, я вообще перестану с тобой разговаривать! Тебе ясно?
Он кивнул, чувствуя, как стыд накатывает на него горячей волной.
— Худшее началось после смерти Джулиана. Как я уже говорила, он умер от какой-то загадочной болезни. Доктор так и не смог поставить диагноз. Джулиан становился все слабее и таял на глазах, пока не превратился в скелет, обтянутый кожей. Я день и ночь молилась у его постели, но это не помогло. Когда он умирал, ты стоял рядом со мной на коленях и плакал.
— Должно быть, это было очень тяжелое время.
— Именно тогда ты резко переменился, Раф. Ты перестал делиться со мной своей болью. Ты стал холодным и отстраненным. Солнце, так ярко сиявшее нам, закатилось, и счастье наше пошло на убыль. Наш разрыв был уже вопросом времени. На этом фоне появление на свет Бриджит казалось почти ошибкой. Я подумала тогда, может, это начало возрождения? И какое-то время так и было. Но вскоре произошел тот инцидент с Дереком. Ты не стал ничего слушать и уехал, не сказав никому ни слова. Тебе не хватило порядочности даже попрощаться с Бриджит. И после этого ты ни разу не написал нам, Раф. — Андриа резко повернулась к нему.
Он увидел ее маленькие кулачки, но ему не хватило времени, чтобы защититься от нее.
Андриа принялась колотить его в грудь, крича:
— Я ненавижу тебя, Раф! Я так ненавижу тебя, что готова тебя убить! Ты разрушил все на свете! Ты загубил мою жизнь!
Он осмысливал эти слова, и его душили слезы. Он схватил ее за запястья и сжал их. Лицо ее раскраснелось от гнева, синие глаза метали молнии. Вглядываясь в ее лицо, Раф не увидел в нем ничего, кроме ненависти. Он застонал. Какая-то неведомая сила настойчиво подталкивала его покончить с этой болью и мрачным призраком прошлого. Но как это сделать? Разве можно что-то поправить словами?
Андриа пыталась освободить свои руки, но он только сильнее притягивал ее к себе, и в конце концов их руки оказались зажатыми между телами. Ему показалось, что он вот-вот лопнет от напряжения. Он застонал и заключил ее в объятия, крепко прижимая к себе, чтобы она наконец успокоилась.
Ее волосы сохранили свежесть роз, кожа источала еле уловимый сладковатый аромат. Все чувства его враз обострились, и голова пошла кругом. В это было трудно поверить, но Раф вспомнил этот неповторимый запах, который когда-то он так любил. Он был такой родной и знакомый, хотя и принадлежал чужой женщине.
Время перестало для них существовать. Их души беззвучно говорили друг с другом. Раф прижимал к себе хрупкое тело когда-то любимой женщины, думая о том, что готов стоять так целую вечность.
— Ты больше не сможешь причинить мне боль, — прошептала Андриа. — Я тебе не позволю. Никогда.
— Мне достанет ума этого не делать. — Раф прижался щекой к шелковистым волосам и погладил Андрию по напрягшейся спине. — Я не собираюсь снова калечить твою жизнь. Спасибо, что ты нашла в себе силы рассказать мне о том, как недостойно я вел себя раньше.
Андриа подняла к нему лицо, не делая попытки вырваться.
— Я однажды увидела тебя в Лондоне. С тобой был какой-то джентльмен. Он интересовался художницей, работавшей у миссис Хопкинс.
— Да, я припоминаю, что тоже видел тебя. Ты быстро скрылась за дверью, ничего мне не сказав. А тот джентльмен — мой друг, Ник Терстон. Он разыскивал Серину Хиллиард. Теперь они муж и жена. А сейчас она живет в Роуэн-Гейте, в гостинице.
— Это правда? Я беспокоилась за нее. После того как она покинула магазин миссис Хопкинс, я все время думала, не случилось ли с ней чего.
— Считай, что ты приглашена к ней в гости, — улыбнулся Раф. — Ты можешь увидеть ее в любое время, когда захочешь. Я уже сказал, они с Ником мои друзья. И похоже, единственные.
Андриа слегка отодвинулась от него. Ее гнев явно пошел на убыль.
— Я бы охотно с ней повидалась, — проговорила она, растерянно оглянувшись по сторонам. — Ох, я совсем выдохлась. И все же хорошо, что я наконец-то все тебе высказала. — Она вытянула руки и уставилась на свои пальцы, как будто они тоже могли что-то рассказать о прошлом. — Я делала все, что в моих силах, чтобы разыскать Бриджит, и с каждым днем страх все сильнее терзал меня. Я боялась, что ее может постичь страшная участь. Я боялась, что она попадет в плохие руки. Или ею заинтересуются джентльмены, которые проявляют специфический интерес к маленьким детям, — добавила она, брезгливо поморщившись. — Я должна признаться, мне легче смириться с ужасным концом, лишь бы нашей девочке не пришлось страдать от подобного надругательства.
— Не отслужить ли нам молебен за упокой ее души? — предложил Раф. — Я похоронил ее в Лондоне, но можно перевезти ее сюда.
— А кто тебе сказал, что это была Бриджит? — Андриа испытующе посмотрела ему в лицо. — Как звали ту служанку, которая ее опознала?
— Салли Вейн. Довольно вульгарная особа. Она уверяла меня, что раньше работала в Роуэн-Холле.
— Нет, ни в Роуэн-Холле, ни в Лохлейде не было девушки с таким именем. Может, кто-то специально ее подослал, чтобы убедить тебя, что… — Андриа не договорила и зажала ладонью рот. Глаза ее сделались огромными, как плошки.
— А что, если это и правда была не Бриджит? — хрипло произнес он. — Я больше ни от кого не слышал об этом ни слова. Что, если наша девочка жива?
Андриа побледнела так сильно, что Раф испугался, как бы она не упала в обморок.
— Жива? — прошептала она. Вспыхнувшая надежда погасла так быстро, что сердце не успело поверить в такую возможность. — У меня был медальон с ее портретом, но я его потеряла, когда занималась ее розысками. Это было последней каплей.
— Если твои подозрения верны, значит, кто-то подговорил Салли Вейн. Но кто? Этот человек должен хорошо знать Йоркшир. — Раф ослабил руки, и Андриа отодвинулась, всматриваясь в его лицо, чтобы понять, не играет ли он с ней злую шутку. В прошлом с ним это нередко случалось, правда, не при таких серьезных обстоятельствах.
— Во всем этом нужно еще разобраться, но я уверена, та девушка здесь не работала. Иначе бы мне было знакомо ее имя. Я знаю всех служанок в долине, вплоть до последней судомойки.
— Она могла изменить имя, — задумчиво произнес Раф, уверенный, что еще немного, и он разгадает эту головоломку. — Как я мог не узнать собственную дочь? Мне так больно сознавать это.
— Ты заслужил эту боль, — заявила Андриа с непреклонным видом. Она посмотрела на дверь, словно ей не терпелось прямо сейчас броситься на поиски Бриджит. Надежда увидеть ее живой придала ей сил и новый заряд энергии. — Ты собираешься что-то предпринимать, Раф? — спросила она, заметив, как у него заходили желваки на щеках.
Он выглядел оглушенным, как после сильного удара по голове.
— Да… но мы должны действовать вместе, а не вставлять друг другу палки в колеса. Ты будешь со мной, Андриа?
Как же ей хотелось сказать «нет», но она сказала совсем другое:
— Да — поскольку это касается нашей дочери. Но не думай, что тебе удастся таким образом залатать брешь в наших отношениях. Не рассчитывай на это даже на секунду. Мне от тебя ничего не надо — ни сейчас, ни впредь. Нашего брака больше не существует. И даже если он не будет официально расторгнут, мы никогда не будем жить вместе.
Раф отшатнулся. В глазах его вспыхнуло темное пламя. Он провел рукой по лицу, будто смахивая назойливые мысли.
— Расскажи, что с тобой произошло во Фландрии, — попросила Андриа, не в силах совладать с любопытством.
— Я знаю об этом только с чужих слов. Поначалу я был довольно храбрым воякой, но об этом я тоже ничего не помню. Как мне рассказали, однажды в бою подстрелили мою лошадь, и она случайно ударила меня по голове. Неделю я пролежал без сознания. Вот, пощупай. — Раф взял ее руку и приложил к своей голове. — Чувствуешь?
Андриа обследовала кончиками пальцев вмятину в кости с зарубцевавшимися сверху тканями. Она быстро отдернула руку, будто обжегшись.
— Ты мог умереть, — прошептала она.
— Это доставило бы удовольствие вам всем, не так ли? — горько произнес Раф. Он помедлил и, не дождавшись ответа, продолжил: — С тех пор я кажусь себе покойником и больше не воспринимаю себя как личность. Впрочем, после того, что я о себе услышал, может, это и к лучшему.
— Ты имеешь в виду наше осуждение? — спросила Андриа, удивляясь, что его волнует чье-то мнение. Прежний Раф сейчас просто поглумился бы над ними — он всегда считался только с собой.
Раф скрестил руки на груди. Ему было сейчас явно неуютно.
— У меня нет причин вам не доверять. Слишком многие выказали мне неодобрение. Если бы я оставил по себе хорошую память, меня принимали бы по-другому… Так вот, — вернулся он к своему рассказу. — Когда я пришел в себя после травмы, у меня ужасно болела голова. Сейчас она тоже иногда меня беспокоит. С того дня мне пришлось учиться всему заново — учиться одеваться, есть, читать, писать. Но я освоился быстро, поскольку какая-то часть навыков сохранилась. Тихими вечерами я изучал историю, читал поэзию, прозу. Наверное, я приобрел даже больше знаний, чем за школьные годы. — Он усмехнулся. Андриа хорошо помнила этот соблазнительный изгиб губ. — Если все, что ты рассказала обо мне, соответствует истине, то, вероятно, раньше я не был слишком прилежным учеником.
— Я могу добавить, что тебя больше интересовали ипподром и бокс. И еще ты не забывал о картах и прочих развлечениях.
— И как же ты после этого решилась выйти за меня замуж? — Голос Рафа был пропитан иронией. — Ты меня удивляешь.
Андриа вспомнила, как она любила его.
— С твоими сатанинскими способностями ты умел кружить головы девушкам. Я была одной из тех, кто попался в твои сети.
— Позволь мне закончить, — попросил Раф. — Случилось так, что я чуть было не остался во Фландрии, у одного фермера, который меня выходил. Английское войско двинулось дальше, не позаботившись о раненых и убитых солдатах. Меня оставили умирать на поле боя. Когда местные жители стали убирать трупы, они увидели, что я еще жив. Тамошний священник, узнав, что я англичанин, сжалился надо мной и, когда я немного окреп, стал обучать меня самым простым действиям — одеваться, умываться… Впрочем, я уже об этом рассказывал.
— Мы думали, что ты погиб.
— Понимаю, — кивнул Раф. — В общем, я поправился, но был еще не настолько здоров, чтобы догонять армию. Кроме того, у меня пропало всякое желание воевать. Поэтому я решил вернуться домой и, не зная, кто я, не умея ничего, кроме приготовления нехитрой пищи, приехал в Англию.
— Конечно, обыденная реальность несопоставима с баталиями, Раф. Но я не удивилась, услышав, что ты очертя голову бросился в самое пекло.
— Думаю, это был способ отвлечься. Да я и сейчас предпочел бы быть солдатом, нежели адъютантом. Вероятно, я хотел умереть. И сейчас я практически мертв. Пора реставрировать свои военные рекорды. — Раф уперся рукой в оконную раму. За стеклом кружились снежные хлопья, укрывая землю белым одеялом. Он смотрел на эту мертвую белизну, будто вспоминая что-то, и на лице его снова появилось затравленное выражение. — Мой ум был пуст и затянут какой-то белой пеленой, как этот снежный покров. Я с успехом могу сойти за какого-нибудь небожителя, свалившегося с другой планеты.
— Сейчас ты заново складываешь свою жизнь, кусочек за кусочком.
— Мой друг Ник показывал меня лучшим специалистам Лондона, — вздохнул Раф. — Они утверждают, что со здоровьем у меня все в порядке. Немного везения — и память вернется. — Он отвернулся от окна. — И мое высокомерие — тоже.
Андриа нахмурилась, постигая смысл драматического повествования. В рассказе Рафа звучали отчаяние и безысходность, и каждое слово в нем весило пуд. Она мысленно обругала себя за то, что чуть не прониклась к нему жалостью. Может, он просто хочет ее отвлечь? Нет, ему не удастся снова ее очаровать.
— Когда мы займемся поисками нашей дочери? — спросила она.
Раф шагнул к ней:
— Андриа, я хочу исправить то, что натворил два года назад. Поиски Бриджит — только начало. — Он прикоснулся к ее подбородку и медленно провел пальцем до мочки уха. Между ними проскочила искра.
Андриа отшатнулась и гневно посмотрела на него:
— Нет! Если мы найдем Бриджит, ничего другого я больше не хочу.
Раф протянул к ней руку:
— Пойдем. Незачем терять время на разговоры.
Она коротко кивнула, но руки не приняла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй незнакомца - Грин Мэри



Хрень
Поцелуй незнакомца - Грин МэриМаруся
13.03.2013, 23.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100