Читать онлайн Поцелуй любовника, автора - Грин Мэри, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй любовника - Грин Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй любовника - Грин Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй любовника - Грин Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Мэри

Поцелуй любовника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Серина нашла нож в ящике стола. На какоето мгновение ею овладело неодолимое желание наброситься на своего тюремщика, но, встретившись с ним взглядом, она поняла, что он прочитал ее мысли. Она быстро опустила глаза. Надо нарезать хлеб и мясо – это несложно.
Она принялась пилить окорок, но у нее ничего не получалось.
– Какой тупой нож.
Ник оперся подбородком о кулак и насмешливо сверкнул глазами.
– Попробуй перевернуть нож другой стороной – может, тогда он станет острее.
Она покраснела и стала рассматривать нож. Так бы и содрала шкуру с этого мерзавца! Нож показался ей одинаковым с обеих сторон, но, последовав его совету, она обнаружила, что он прав. Ей удалось отрезать неровный кусок бекона. Жирное мясо выскальзывало из рук, и она чуть не поранила себе палец.
Сгорая от стыда, она положила отрезанный кусок на сковородку поверх застывшего сала. Помедлив в нерешительности, она посмотрела на почти погасшие угли и поняла, что на них вряд ли удастся чтото поджарить.
– Я отказываюсь готовить! – заявила она, гордо распрямив плечи и вздернув подбородок. – Ты не заставишь меня прислуживать тебе!
Он пожал плечами.
– Хочешь есть – придется готовить.
– Не стану! – Она шагнула к столу. – Я уже говорила, что мне достаточно и куска хлеба. – Она живо притянула к себе буханку и взяла нож, скользкий от жира. Но только она вонзила нож в хлеб, как разбойник схватил ее за руку. Серина с трудом сдержала ярость. Она попыталась вырваться, но он держал ее крепко.
– Я хотел бы получить на завтрак коечто посущественней куска хлеба, – заявил он, вставая.
– Ты не заставишь меня готовить тебе завтрак, негодяй! – процедила она со всем презрением, на какое только была способна.
– Заставлять не стану… но убедить смогу. – Он разжал ее пальцы, и нож упал на стол.
Другой рукой он приподнял ей волосы на затылке и, обняв за талию, принялся покрывать ее шею быстрыми жаркими поцелуями.
Она поначалу вырывалась, испуганная неожиданным открытием: оказывается, ее затылок – нежное, чувствительное местечко. Безумный танец его губ вызвал в ней целую бурю эмоций.
– Прекрати! – рассердилась она, вырываясь, но в ответ услышала у самого уха глухой стон.
Кровь ее пульсировала, она пришла в ужас от того, какое действие оказывают на нее его поцелуи. Что с ней происходит? У нее голова идет кругом, а в его глазах полыхает страсть.
Он грубо схватил ее за плечи и прижал к мускулистой груди, впившись в ее губы. Когда она хотела отвернуться, чтобы перевести дух, он еще крепче поцеловал ее, так что у нее закружилась голова. Притиснув ее к краю стола, он запустил руки в ее волосы.
Она попыталась его оттолкнуть. Он нехотя ослабил хватку, провел губами по ее шее к впадинке между ключицами и остановился только у края лифа.
– Да как ты смеешь! – вскричала она, вырываясь из его объятий.
– Ступай к очагу! – приказал он. – Иначе я утолю свой голод другим способом. – Он тяжело дышал ей в шею, и когда встретился с ней взглядом, она невольно ахнула – его взгляд опалил ее огнем.
– Я не буду готовить, – упрямо повторила она осипшим от волнения голосом.
Он долго смотрел на нее, потом не спеша отстранился.
– Будешь.
Его слова повисли в воздухе как дамоклов меч.
Похоже, с ним лучше не спорить. Если она не будет готовить, ей придется голодать… или сгореть в огне его страсти и окончательно подорвать свою репутацию.
Застыв неподвижно, она смотрела на него, а внутри у нее все клокотало от злости и унижения. Вот бы обратиться в камень, только бы ему не подчиняться. Можно пронзить ножом себе грудь, но этим она только порадует Лютера – человека, которого ненавидит больше всего на свете. Впрочем, теперь она ненавидит и этого разбойника, который так возмутительно издевается над ней.
В его взгляде она прочла упрямую решимость и поняла, что его не переиграть. Кроме того, она начала слабеть от голода.
Презирая себя за малодушие, она взяла нож и принялась резать второй кусок бекона. На ресницах ее дрожали слезы, но она не стала их вытирать, чтобы он не заметил, что она плачет. Мысленно убеждая себя, что она уступила просто потому, что голодна, а не потому, что испугалась его угроз, она сосредоточенно пилила мясо. Думать о чемто другом у нее просто не было сил.
Подложив кору в очаг на почти угасшие угли, она стала ждать, когда разгорится пламя.
– Подуй на угли или возьми мехи, – посоветовал он, спокойно глядя на ее мучения.
– Мог бы и сам развести огонь, вместо того чтобы давать советы, – буркнула она себе под нос, раздувая угли. Крошечные язычки пламени заплясали в очаге.
Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем ей удалось наконец развести огонь. Но куда ставить сковородку? Она не знала, но здравый смысл подсказывал ей, что ставить ее прямо в огонь нельзя – туда налетит пепел. Да к тому же сковородка может перевернуться. И обжечься можно… Она в нерешительности замерла со сковородкой в руке.
Господи, ну почему ее не научили таким простым вещам? Да потому, что никто не предполагал, что ей придется самой готовить себе завтрак.
– Возьми таганок, – раздался за спиной насмешливый голос. – И поставь его ближе к огню.
Таганок – что это? Она прикусила губу, чтобы не завизжать от злости. Должно быть, он имеет в виду черную чугунную подставку, стоящую рядом с вертелом.
Бросив угрюмый взгляд на своего мучителя, она взяла полотенце и, обхватив таганок, подвинула его к огню и поставила на него сковородку. Ну вот, скоро и завтрак будет готов – как говорится, не успеет кошка усы облизать. Настроение ее заметно улучшилось.
Когда жир на сковородке растопился, она с улыбкой направилась к столу и принялась резать хлеб. Кухня наполнилась аппетитным запахом жареного бекона. Вот ведь как все просто!
Разбойник все еще наблюдает за ней, но по глазам его ничего нельзя прочесть. На лоб ему упала темная прядь. О чем он думает? Наверное, в душе смеется над ней, неумехой.
А Ник все еще чувствовал вкус ее губ на своих губах и округлые формы ее тела под своими ладонями. Никогда еще ему не доводилось встречать настолько непрактичную и бестолковую женщину, но эти недостатки только добавляли ей очарования. Ему было трудно сохранять спокойствие, когда мясо начало подгорать, но так же трудно было и держаться от нее на расстоянии. Глядя на ее тонкую шею под гривой черных волос, он вспоминал аромат ее кожи. Он зачарованно смотрел на ее сосредоточенно сжатый рот – она резала хлеб.
– Бекон, – напомнил он ей, когда запахло горелым.
Она испуганно охнула, схватила полотенце и сняла сковородку с таганка. Опустив ее на подставку из кирпичей, она поморщилась.
– Мясо пропало, – жалобно проговорила она. – Сгорело.
– Поджарь еще, – пожал он плечами.
Она метнула на него быстрый взгляд – не сердится ли он, что она спалила завтрак? Хотя какое ей дело до того, что он о ней думает?
Спрятав сковородку за спину, она спросила:
– Мистер Ник, почему вы не ложитесь спать днем? Вы ведь ночью «работаете».
– Я сплю, когда устаю, и зови меня просто Ник.
– Я бы тебя разбудила, когда бекон будет готов.
– Выброси бекон в мусорное ведро и начни все сначала. – Он взял со стола ломоть хлеба. – А я пока перекушу, чтобы не умереть с голоду. – Он взял в кладовке горшочек с маслом и налил в кружку эля.
Серина тем временем выбросила подгоревшее мясо и отрезала новые куски. Щеки ее пламенели, глаза горели негодованием.
– Помоему, ты просто надо мной издеваешься, – проронила она, и пухлые губки ее обиженно дрогнули. – Тебе нравится меня мучить.
– Это не так. Просто если не занять тебя чемнибудь, ты с ума сойдешь взаперти от скуки.
Она подняла на него глаза, полные затаенной горечи.
– А ты меня не отпустишь?
– Отпущу, когда ты поймешь, что выдать меня равносильно смерти.
Она в сердцах швырнула нож на стол.
– Что ты намерен со мной сделать? Содрать с меня живьем шкуру? Повыдергивать ногти, а потом бросить в кипящее масло или перерезать мне горло?
Он не ответил. Может, он и отпустил бы ее, но это поставило бы под угрозу все дело. Если бы он мог ей довериться…
– У тебя не будет возможности меня мучить, – дерзко заявила она. – Я убегу, и не успеешь ты и глазом моргнуть, как тебя закуют в кандалы.
Он пожал плечами.
– Значит, я буду следить, чтобы ты не сбежала. Чем больше ты будешь меня дразнить, тем дольше просидишь под замком.
Он откусил кусок хлеба и смерил ее сердитым взглядом. Она невольно сжалась.
– Расскажи мне о себе, – попросил он, прожевав хлеб. – Ты из Суссекса? – Этот вопрос привел ее в замешательство. Она крепко сжала губы. – Если так, – продолжал он, – то странно, что я тебя ни разу не встречал. Я в Суссексе живу довольно давно.
– Сомневаюсь, чтобы разбойника принимали в порядочном обществе, – высокомерно обронила она. – Потомуто мы и не встречались.
Он усмехнулся.
– Справедливое замечание. И тем не менее мне кажется, что ты не из Суссекса.
Она поднесла куски бекона к огню так осторожно, словно это был новорожденный младенец, и разложила их на сковородке. Положив таким образом начало новому эксперименту, она осталась стоять спиной к Нику.
– Я ведь не знаю твоего настоящего имени, поэтому можешь смело говорить свой адрес.
– Я из Сомерсета, – нехотя ответила она и бросилась к столу за ножом. Неловко орудуя им, она перевернула на сковородке куски бекона.
– Хм, ты удалилась достаточно далеко от дома. Разве твоя семья не скучает по тебе? Неужели никто до сих пор за тобой не послал?
Она молча покачала головой. Плечи ее устало ссутулились под тяжестью навалившегося на нее горя. Он почувствовал, что с ней произошло какоето несчастье, хотя сама она не обмолвилась об этом ни словом.
Ник любовался ее стройной фигуркой – тепличный цветок, заботливо взращенный в оранжерее и теперь выброшенный на помойку.
– Я сама могу о себе позаботиться, – пробормотала она еле слышно.
Сердце его сжалось: он догадался, что она плачет, но старается этого не показывать. И он решил сделать вид, что ничего не заметил.
– В Лондоне небезопасно, я уже устал тебе это повторять.
– Не думаю, что людская злоба и ненависть подстерегают человека только в Лондоне. Мне знакомы чувства униженных и разочарованных в жизни людей.
Он расхохотался.
– Разочарованных? Вы сама наивность, миледи Загадка. Люди в этом городе не страдают от разочарований и утрат. Они преспокойно убивают друг друга, чтобы выжить.
Она сняла с таганка сковородку.
– Они страдают от несправедливости и поэтому вымещают зло на других. Это мне знакомо. Всю свою жизнь я была свидетелем жестокости… не по отношению к себе, но к близким мне людям.
Ее слова болью отозвались в его душе, и легкомысленное замечание замерло у него на устах. Он тяжело вздохнул, вдруг припомнив картины детства, полные лишений и невзгод. Эти воспоминания до сих пор терзали его сердце.
– Борьба за выживание – единственный закон в этом городе, – произнес он наконец. – Сомневаюсь, что тебе приходилось каждый день сталкиваться с такой проблемой. – Он взглянул на бекон с подгоревшими краями, который она сняла со сковородки и переложила в оловянную тарелку. – Судя по всему, твоя жизнь обошлась без потрясений.
– Пусть так, но я видел а достаточно горя, чтобы понять, что зло живет повсюду – и во дворцах, и в хижинах. Дома оставаться мне так же небезопасно, как и здесь. – Она бросила на него печальный взгляд.
У него перехватило дыхание – такими грустными были ее глаза. Ясно, что ей много пришлось пережить, несмотря на юный возраст.
– Могу я спросить, что с тобой произошло? Что заставило тебя бежать ночью одной, без охраны?
Она со стуком поставила перед ним тарелку и подтолкнула к нему буханку.
– Вот, пожалуйста. Твой завтрак готов.
Он взглянул на кусочки бекона, свернувшиеся в трубочку и подгоревшие С краев, и уже готов был отказаться, но потом передумал и взял у нее нож, который она отдала весьма неохотно.
– Дайка сюда. Я хочу порезать мясо. И как насчет яичницы? Я предпочитаю поджаристую.
– Перестань командовать! – вскипела она.
– Твой угрюмый вид невольно провоцирует меня на грубость, – пояснил он с недовольной гримасой. – Если бы ты была со мной поласковей, я бы вел себя более вежливо и предупредительно.
– Не желаю растрачивать любезности на преступников! – огрызнулась она и, резко повернувшись, схватила со стола яйцо. Оно выскользнуло у нее из пальцев, упало на пол и разбилось. Вспыхнув от смущения, она выдохнула: – О черт!
– Вот выражение, достойное добропорядочной леди, – съязвил он, нарезая бекон мелкими кусочками. Затем принялся за еду, запивая обуглившееся мясо элем. – Подумай, сколько труда положила курица, чтобы произвести на свет это яичко.
– Мне надоело терпеть твои издевательства.
– Ты злишься, потому что не привыкла прислуживать. Должно быть, это сильно ранит твою гордость.
– Ничего ты обо мне не знаешь.
– Я знаю, что ты бежала от какойто опасности, и догадываюсь, что твой побег был плохо спланирован. Дамы твоего круга обычно не путешествуют без чемоданов с вещами…
– Откуда ты знаешь, взяла ли я вещи? Мои чемоданы едут в другой карете вместе со служанкой, у которой находится и шкатулка с деньгами.
– Чтото не верится. – Он указал на ее руку: – У тебя палец в яйце.
Она поспешно слизала желток. Взглянув на ее смущенное лицо, он несколько смягчился.
– Твой секрет я никому не выдам. Я умею хранить и свои, и чужие тайны.
– Это не имеет значения. Мой секрет все равно останется секретом, а егото ты и не знаешь. – Она взяла другое яйцо, и слезы потекли по ее щекам. Она не всхлипывала, просто беззвучно плакала, и ему стало ее жаль.
Он встал.
– Давай покажу, как жарить яичницу, – произнес он дрогнувшим голосом. Не дожидаясь ответа, он взял сковородку и яйцо и подошел к очагу. Поставив сковородку на таганок, он подождал, пока растопится жир, и разбил яйцо, которое сразу же растеклось по дну. – Вот. Совсем несложно, только научись разбивать скорлупу.
Она понуро стояла рядом, устремив невидящий взгляд на огонь. Он взял у нее полотенце и вытер ей щеки.
– Это яйцо я поджарил для тебя, – пояснил он грубовато.
– Ты положишь его прямо со сковородки мне на голую руку? – спросила она еле слышно.
Он удивленно рассмеялся.
– Нет! Я не способен на такую жестокость.
– А мой отец поступил так с моей матерью. У нее остался круглый ожог на руке, и ей приходилось носить длинные рукава, но теперь ее страдания закончились. Она умерла, а скоро умру и я.
Ник содрогнулся – от ее слов повеяло могильным холодом, а в глазах застыли ужас и ненависть. Наверное, она решила, что он будет подвергать ее таким же пыткам. Но он ни разу не поднимал руку на женщину, хотя знал, что многие мужчины избивают своих жен.
– Ты не умрешь, пока ты под моей крышей, – пообещал он, поклявшись себе, что будет защищать ее до последнего вздоха. Он всегда был врагом жестокости и несправедливости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй любовника - Грин Мэри



Интересные понятия о чести: считать долгом жениться на девице, обесчещенной его братом, а не на той, которую обесчестил сам. Это уж слишком и для романа, и для жизни.
Поцелуй любовника - Грин Мэринадежда
15.11.2013, 18.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100