Читать онлайн Поцелуй любовника, автора - Грин Мэри, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй любовника - Грин Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй любовника - Грин Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй любовника - Грин Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Мэри

Поцелуй любовника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Серина вертелась в постели, тщетно пытаясь заснуть. И только глубокой ночью ей удалось наконец провалиться в забытье, но и во сне тяжелые раздумья не оставляли ее, хотя она выпила за обедом много вина, чтобы заглушить воспоминания. Сцена смерти отца снова вплелась в ее сон.
Она резко села, ловя ртом воздух. В первое мгновение она даже не смогла сообразить, где находится. Тусклый серый свет пробивался в комнату сквозь занавески на окне. Она в гостинице.
Липкий пот покрывал ее тело. Она обхватила руками колени и тут услышала, как тихонько звякнул засов и ктото проскользнул в комнату. Серина в ужасе замерла.
– Кто здесь? – Неужели это ее голос – осипший от страха?
– Это я, Ник. Моя комната рядом с твоей, и я слышал, как ты кричала во сне. – Он сел рядом с ней на кровать, не решаясь ее обнять.
Она всхлипнула и протянула к нему руки.
– Ты пришел.
Он прижал ее к своей груди так крепко, что она едва могла дышать. Наконецто она в безопасности.
– Ты все еще страдаешь от ночных кошмаров?
Она молча кивнула, дрожа всем телом. Он не должен быть здесь, не должен обнимать ее, но она не могла отстраниться. Она тянулась к его успокаивающим объятиям, как пчела к цветку. Если он отпустит ее, она рассыплется на тысячи кусочков.
Серина чувствовала под своими ладонями его упругие мышцы и гладкую кожу. Сила и нежность – сплошные противоречия. Мужское обаяние, скрытое под привычной светской маской. Ее руки ласково скользнули вдоль его спины. Он уткнулся ей в шею и запустил руку в ее волосы.
На нем были только панталоны, и жесткий пояс препятствовал ее ласкам. Пора остановиться – твердил голос рассудка. Но именно сейчас, в это мгновение, ей так необходимы его объятия. Всего лишь мгновение украденного счастья, чтобы она поверила, хоть ненадолго, что он принадлежит ей и она не одинока в этом враждебном мире.
Она не может предать Калли. Не должна… Эта мысль промелькнула в ее сознании и тут же растаяла без следа.
Его объятия успокаивали ее, возвращали ей уверенность в себе. Она наслаждалась его ласками – как же ей этого не хватало!
– Ну, ну, милая, успокойся. Сны тебя больше не напугают. Я с тобой, – шептал Ник, лаская ее.
Серина уткнулась лицом ему в шею и поцеловала в щетинистый подбородок. Она ждала затаив дыхание. Он наклонился к ней и нашел ее губы, приговаривая:
– Спокойно, спокойно.
Ник колебался одно мгновение, как будто спрашивал себя, разумно ли целовать ее, затем, отбросив все сомнения, впился в ее рот отчаянным, неистовым поцелуем. Она ответила ему так же страстно, удивляясь про себя, как могла жить без него все это время. Опьяненная его близостью, она уцепилась за него, как утопающий, и приподняла бедра в немой мольбе.
Он раздвинул ее ноги, и волна желания, густая, как мед, пробежала по ее телу.
– Чума меня возьми, я так хочу тебя, Серина! – прошептал он, схватив ее за запястья и прижав их к подушке над ее головой. Другой рукой он поднял ей ночную рубашку и погрузил пальцы во влажную ложбинку меж ее бедер, пробуждая в ней томительную страсть. Он ласкал ее, а она рвалась к нему в неистовом желании вновь познать его любовь.
Он взял в рот ее сосок, и наслаждение пронзило ее тело.
– Ты прелестна, – прошептал он, целуя ее шею. – Я страдал без тебя с той минуты, как ты меня покинула. Я даже спать не мог – так страстно тебя хотел. – Он продолжал ласкать ее чувствительное местечко, и она извивалась и стонала от нетерпения. – С тобой я забываю себя. Я чувствую себя дома только тогда, когда сливаюсь с тобой в единое целое, и мысли об этом не дают мне покоя даже днем.
Его горячее дыхание щекотало ей кожу, и она погладила его сквозь ткань панталон.
– Я тоже хочу тебя, – прошептала она, готовая повторять эти слова вновь и вновь.
Он встал с кровати и торопливо расстегнул панталоны. Свидетельство его страсти вынырнуло наружу, он подался вперед, и она взяла его в рот, дразня языком, пока по телу его не пробежала сладкая судорога и он не застонал. Схватив ее руками за плечи, он с силой сжал их, словно наслаждение разрывало его изнутри. Наконец он отстранился и, сняв с нее ночную рубашку, подхватил ее на руки. Стоя, он прижал ее к себе так крепко, что она едва могла дышать. Ноги ее обвились вокруг его талии, и он вошел в нее.
Ник целовал упругую, нежную кожу ее груди, твердые соски, сводившие его с ума. Обхватив ее округлые ягодицы, он продолжал неистово входить в нее, стремясь достичь экстаза. Ее нежная плоть, такая глубокая, что, кажется, в ней можно было утонуть, манила его, дразнила влагой, и он выкрикивал ее имя, не в силах больше сдерживаться…
Потом он никак не мог отдышаться, и вздох вместе со стоном сорвался с его губ. Он снова хотел ее и готов был наслаждаться ее телом бесконечно. Он никогда не насытится этой женщиной, неуловимой, как луч солнца. Либо он ее получит, либо она его погубит.
– Я хочу, чтобы ты стала моей, – произнес он вслух, и ее аромат, нежная кожа, сладостные влажные ножны вновь манили к себе его мужское естество.
Она попыталась отстраниться, но он привлек се к себе, целуя и лаская.
– Холодно, – поежилась она, впервые ощутив ледяной сквозняк.
– Моя любовь тебя согреет, – пообещал он, обнимая ее.
Она не стала возражать, когда он укрыл их одеялом и принялся вновь играть с ее телом, как с музыкальным инструментом. Он сделает все, чтобы она запомнила эту ночь навсегда.
Серина проснулась на рассвете. По правде сказать, она почти и не спала, проведя всю ночь в объятиях Ника. Итак, она стала любовницей чужого жениха, несмотря на все старания держаться от него подальше. Сознание ее раздваивалось: ощущение всеобъемлющего счастья смешалось со стыдом и раскаянием. Душевные муки то и дело вырывали ее из сладких объятий сна.
Вздохнув, она потянулась, как кошка. Ник положил руку ей на плечо и прижался к ее груди заросшим щетиной лицом. Непокорные черные пряди упали ему на лоб, глаза светились счастьем, но взгляд был настороженным.
– У тебя усталый вид, Серина. Ты плохо спала? – заботливо спросил Ник.
Она села в постели, подложив под спину подушку.
– Да, мне не спалось. – Она намотала локон на палец. – Наверное, совесть не давала мне заснуть, – задумчиво прибавила она.
Он со стоном прижался губами к ее плечу. В душе ее словно чтото прорвалось, и досада хлынула наружу.
– Я все делаю не так! Любя тебя, я себя обесчестила. Неужели я настолько слабохарактерна, что пала жертвой первого же соблазна, стоило мне выйти за порог моего дома?
Ник вскинул голову.
– Мы все несовершенны, Серина. Любовь устанавливает собственные, правила. Я, к слову сказать, рад, что встретил тебя.
– Да, ты всегда был рад залезть ко мне в постель, – проворчала она. Необъяснимая печаль комком подступила к горлу. Почему ей хочется плакать после дивной ночи, проведенной вдвоем с любимым?
Он погладил ее по голове.
– Ты должна научиться доверять себе и мне. Я уже не раз тебе говорил, как ты мне дорога и как я хочу, чтобы мы были вместе. Ты вычеркнула меня из своей жизни, и это после того счастья, которое мы испытали с тобой. Правда, наше счастье в Лондоне было эфемерным и недолгим. Жизнь моя мне не принадлежит, но наша любовь настоящая. И не имеет ничего общего с моим «ремеслом».
Серина боролась со слезами. Нельзя, чтобы он стал свидетелем ее слабости. Ник заключил ее в объятия, опершись спиной о жесткую спинку кровати.
Она больше не могла сдерживаться, и слезы хлынули потоком. Серина презирала себя за малодушие, но что она могла сделать, если любила этого разбойника больше жизни. Она рыдала, уткнувшись ему в грудь, а он молча обнимал ее, успокаивая. «Я здесь, и ты ничего не бойся», – говорили его объятия.
Печаль понемногу утихла, оставив в душе пустоту. Она вытерла лицо простыней.
– Господи, какая же я плакса!
– Ты имеешь право на слезы. Эта поездка навеяла на тебя тяжелые воспоминания.
– Мои родители когдато были счастливы, – пробормотала она, не отнимая лица от его груди. – Почему они не смогли сберечь свое счастье? Когда они начали ненавидеть друг друга? Неужели и наша любовь со временем перейдет в ненависть?
– Не знаю, любовь моя. Ты можешь без конца думать о прошлом, пытаясь понять своих родителей, но ты так и не получишь правдивой картины. В какойто момент один из них больно ранил другого, и это изменило всю их жизнь.
Она взглянула ему в лицо, забыв о том, что глаза у нее красны от слез.
– А кто говорит, что нельзя разрушить даже самые теплые отношения? Горе и ненависть способны уничтожить даже самую сильную любовь.
– Да, тут, конечно, есть определенный риск, но если любовь сильна с самого начала, то у нее есть шанс выжить. Большинство людей нашего круга женятся по расчету. И если любви нет, им очень редко удается построить семейную жизнь, основанную на дружбе и уважении. – Он вздохнул. – Имеются и исключения, но многим ли посчастливилось встретить истинную любовь?
В душу Серины закралось сомнение. Родительские ссоры оставили в ее сердце незаживающую рану. Кто может поручиться, что это не минует и ее? И кто мешает ей поверить в лучшее, кроме нее самой?
– Они были так несчастны, – дрогнувшим голосом произнесла она.
– Они сами выбрали свой путь. Будь у них хоть чуточку сочувствия друг к другу, многого можно было бы избежать. Но ты не несешь ответственности за их действия с того самого момента, как стала принимать самостоятельные решения и научилась жить бок о бок с их ненавистью. Будь ты слабее, ты обвиняла бы во всем родителей, не стараясь разобраться в себе. Но ты – их любила и пыталась им помочь. – Ник приподнял ее лицо за подбородок. – Они не стоили твоей любви. Пришло время освободиться от их теней и перестать в себе сомневаться. Ты должна сделать собственный выбор и не обязана следовать их путем. Ты сильная женщина, Серина, и ты достойно проживешь свою жизнь. Она провела рукой по его волосам.
– Откуда ты все это знаешь?
– По собственному опыту. Сначала я был рад, что меня усыновил сэр Джеймс, но это счастье очень скоро омрачилось постоянными стычками с Итаном. Мой двоюродный брат сразу возненавидел меня и будет ненавидеть до самой смерти. Я обрел кров и прелестную сестру, но Итан никогда не забудет, из каких низов я вышел. И не даст забыть мне самому. Раньше это доводило меня до отчаяния, но потом я научился не обращать внимания на его злобные выпады. Сэр Джеймс предоставил мне возможность начать новую жизнь, и у меня теперь есть Холлвуз, любимое поместье.
– Но ты живешь двойной жизнью. Ник беспокойно заворочался.
– Да… Наверное, я до сих пор в глубине души сомневаюсь, не сон ли все это. Итан всегда говорил, что от меня воняет трущобами, и в детстве я ему верил. Полная опасностей жизнь разбойника – еще один способ утереть нос Итану. Я пытаюсь облагородить тот район, в котором провел детство. Вот почему я решил основать сиротский приют. Иногда чужая ненависть способна выявить в человеке его лучшие качества.
Серина кивнула.
Ник мрачно усмехнулся.
– Я и не убилто его только поэтому, хотя много раз готов был это сделать.
Она слушала его внимательно. Впервые она начала понимать Ника понастоящему. Она чувствовала его силу, но никогда раньше не догадывалась, почему он выбрал столь рискованный путь. Онато думала, что его выбор обусловлен особенностями характера, своего рода эгоизмом и любовью к опасным приключениям.
– Да, ненависть способна погубить человека, – вздохнул он. – Она должна преобразоваться во чтонибудь созидательное, а не разрушительное, но на деле получается наоборот.
Серина снова кивнула.
– Да, ты прав. Теперь я понимаю, что мои родители просто не желали перебороть свое горе. Если бы они это сделали, все было бы подругому.
– Ты выберешь правильный путь, моя дорогая, ведь так? – серьезно спросил он.
Она кивнула, сглотнув слезы.
– Да, и сделаю это прямо сейчас.
Он прищурился, догадываясь, что последует дальше.
– Прости меня, Ник, за то, что я наговорила тебе, за все оскорбления и обидные слова. Я уважаю тебя и поэтому не могу больше наслаждаться вместе с тобой украденным счастьем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй любовника - Грин Мэри



Интересные понятия о чести: считать долгом жениться на девице, обесчещенной его братом, а не на той, которую обесчестил сам. Это уж слишком и для романа, и для жизни.
Поцелуй любовника - Грин Мэринадежда
15.11.2013, 18.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100