Читать онлайн Поцелуй любовника, автора - Грин Мэри, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй любовника - Грин Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй любовника - Грин Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй любовника - Грин Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Мэри

Поцелуй любовника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Кучер Рой испуганно уставился на багровое от злости лицо Лютера Хиллиарда. Дверь была закрыта, и сбежать через черный ход не было никакой возможности. Здесь, в дешевой гостинице, он ждал мисс Серину. Можно было бы выскочить на улицу и смешаться с толпой, но толстяк преградил ему путь.
Рой сжался под ледяным взглядом Лютера.
– По правде сказать, я не знаю, где мисс Серина. В Суссексе на нас напали два разбойника, и после этого она исчезла.
– Ты знаешь, почему мисс Серина в такой спешке покинула ХайКресент?
– Нет, – ответил Рой, не желая делиться своими подозрениями. – Я думал, она поссорилась с сэром Эндрю.
– Сэр Эндрю мертв. И теперь я, сэр Лютер, унаследовал землю и титул. Не мешало бы тебе быть со мной почтительнее. – Он сделал шаг вперед, и Рой попятился от него, пока не уперся спиной в стену.
Очутившись в ловушке, он поклонился и произнес:
– Сэр Лютер.
– Ты должен был знать, когда она появится в Лондоне. – Лютер грубо схватил Роя за шерстяную куртку, так что та треснула. – Ты лжешь мне?
– Нет, сэр Лютер! Если бы мисс Серина меня искала, я бы вам сказал.
Сэр Лютер прищурил заплывшие жиром глазки, обдав Роя смрадным дыханием.
– Я не верю тебе, Рой. На какие деньги ты живешь в гостинице? Наверняка за тебя платит мисс Серина! – Он притянул к себе Роя, и у того сердце ушло в пятки от страха.
– У меня есть коекакие сбережения, а еще я помогаю ухаживать за лошадьми. Она в Лондон не приезжала, иначе я бы ее нашел.
– Ты помог ей сбежать, старая крыса! – прорычал сэр Лютер и схватил Роя за горло. – За это ты умрешь. Тебе больше не удастся мне насолить.
У Роя перехватило дыхание, и он не мог вымолвить ни слова. «Я и не пытался насолить вам! – хотелось ему крикнуть. – Жизнь дороже».
– Если я оставлю тебя в живых, ты будешь свидетельствовать против меня по ее наущению, – продолжал сэр Лютер, сжимая его горло.
Роя обуяла паника. Он пытался вырваться, но сэр Лютер был сильнее. В глазах хозяина блеснул сумасшедший огонек. Рой успел подумать, что этот джентльмен всегда был немного не в себе.
Сэр Лютер медленно сжимал пальцы у него на горле, Рой сопротивлялся, но тщетно.
Ему хотелось закричать во все горло, позвать на помощь. Но поздно! На глаза упала серая пелена, затем все вокруг почернело, потом стало красным, – будто в голове разлилась кровь. Сердце отчаянно колотилось – единственное, что продолжало еще жить. И громкий шум в ушах. Теряя сознание, Рой обмяк и перестал сопротивляться.
Сэр Лютер душил его, пока безжизненное тело не повисло у него на руках. Тогда он отшвырнул того, кто еще совсем недавно был кучером в ХайКресенте, прослужившим своим хозяевам двадцать лет, и пнул бездыханный труп. Перешагнув через него, он вышел на улицу.
Серина разогнула ноющую от боли спину. Внезапно ее охватило предчувствие беды. Опасность приближалась с каждым днем. Даже здесь она не защищена от Лютера, пока он жив.
Перед ее внутренним взором всплыла сцена, которую она теперь никогда не забудет. Багровое от ярости лицо Лютера, взгляд, полный ненависти. Отец, когдато такой гордый и сильный, а теперь распростертый на полу. И лужа крови.
Серина наблюдала эту сцену, спрятавшись за портьерой в библиотеке. Она стала свидетельницей ссоры двух братьев, причиной которой послужила полоска земли между их поместьями.
Лютер пришел в бешенство и ударил отца ножом в грудь. Она стояла, застыв от ужаса: Лютер заметил ее, и она едва успела выскочить на террасу. Няня Хопкинс прятала ее, пока Лютер не перестал ее искать. Потом Серина тайком проникла в дом и стащила из отцовского стола шкатулку с деньгами и ключ. Кучер охотно согласился покинуть вместе с ней ХайКресент.
Серина со стоном закрыла лицо руками, забыв, что они холодные и мокрые, поскольку она мыла полы. Поморщившись, она стала выковыривать грязь изпод ногтей.
Ей смертельно надоело заточение, но бежать отсюда пока рано. Лютер наверняка ее разыскивает. Он, должно быть, расспросил слуг и узнал, что у няни Хопкинс в Лондоне живет родственница.
А когда Лютер не обнаружит ее в магазине мисс Молли Хопкинс, он перестанет ее искать.
И все же, стараясь уверить себя, что она прячется здесь от Лютера Хиллиарда, Серина понимала, что в первую очередь ее удерживает чувство, которое она испытывает к Нику. Жар обволакивал ее тело, стоило ей вспомнить ночь, проведенную в его объятиях. Ну вот, опять! А ведь прошло лишь несколько часов, как они расстались. Какой стыд!
В кухне хлопнула дверь, и Серина решила, что это охранник пришел за чашкой кофе или молока. День выдался позимнему холодным, ветер свистел в щелях дома.
Она поежилась – спина заледенела, несмотря на работу. Можно надеть шерстяное платье, которое купил Ник, но это означало бы, что она ему покорилась.
Услышав голос Ника, она вздрогнула.
– А, вот ты где. Какое счастье, что ты не подожгла дом, готовя завтрак!
– Меня не удивляет, что ты всегда воображаешь худшее, – проговорила она, выжимая тряпку и мечтая о том, чтобы это была его шея. Не желая встречаться с ним взглядом, она принялась усердно возить тряпкой по ступенькам. – И за это ты не получишь то, что я приготовила.
– Подгоревший бекон и пережаренную яичницу? – Он прислонился к дубовой балюстраде, и она, почувствовав на себе его горячий взгляд, еще усерднее заработала тряпкой.
– Я приготовила рыбу и картофельный пирог – вполне съедобно.
– Твой поцелуй вкуснее, – ухмыльнулся он, и нежные нотки в его голосе заставили ее сердце сладко заныть.
– Но не такой сытный.
Он ничего не сказал, но продолжал стоять рядом. Его высокая фигура одновременно и пугала, и влекла ее. Она не понимала, как такое может быть.
– Я принес коечто, чтобы скрасить твое заточение, – проговорил он наконец и зашуршал бумагой.
– Можешь оставить себе свои подарки, – строптиво заявила она. – Я ничего от тебя не приму.
Ник не мог оторвать глаз от ее округлых бедер, скрытых под рваной бархатной юбкой. Он положил пакет на ступеньку, а она, не обращая на него внимания, продолжала остервенело орудовать тряпкой.
Он обнял ее сзади за талию. Она замерла, не выпуская из рук тряпку. Он прижал ее к себе и нащупал ее грудь под тесным лифом, представляя в мечтах, как расшнуровывает бархатный корсаж.
Она не двигалась.
Он закрыл глаза и вдохнул ее аромат, неуловимую смесь роз и женственности. Нежные завитки волос на ее шее щекотали ему ноздри, и он прижался к ним губами.
Он почувствовал, как она напряглась, готовая в любой миг вырваться из его объятий. Он мог бы задрать ей юбки и овладеть ею прямо здесь, на ступеньках, но ему не хотелось ее унижать. Это значило бы навсегда потерять ее доверие.
Он отступил, не сводя глаз с ее тонкой талии и аппетитных бедер.
– Так тебе не интересно, что я купил? – спросил он хриплым голосом.
Она молча покачала соловой.
Он подхватил ее на руки и понес наверх, не обращая внимания на протестующие вопли. Перешагнув через ведро с водой, он чуть не поскользнулся на куске мыла. Очутившись в своей спальне, которая была ближе, чем ее, он со смехом опустил ее на пол.
– Дикая кошка, – усмехнулся он. – Оставайся здесь. Я мигом.
Она сердито насупилась, но послушалась. Наверное, в ней победило любопытство. Он вернулся и сунул ей в руки объемный сверток.
– Разверни.
Она недоверчиво покосилась на него, и он добавил:
– Не бойся, это не змея и не ядовитый паук.
– Змея, – протянула она рассеянно, проворно разрывая упаковку. Он внимательно следил за выражением ее лица. Щеки ее залились радостным румянцем, глаза широко распахнулись.
– Это для тебя. Ты сказала, что любишь рисовать, и я подумал, что тебе понравится набор рисовальных принадлежностей. – У него перехватило дыхание от того, что на лице ее появилось выражение искренней радости, которую она не смогла скрыть за маской высокомерного безразличия.
– Спасибо, – выдохнула она. – Очень мило с твоей стороны.
– Я хоть и преступник, но не злодей.
– Я знаю, – прошептала она так тихо, что он едва ее расслышал. Ее слова, однако, ознаменовали новую веху в их отношениях. И он был немало удивлен, обнаружив, что это для него важно.
В комнате повисло неловкое молчание, и Ник не знал, как его нарушить. Он смотрел, как она перебирает кисточки и ощупывает туго натянутый холст.
– Что ты будешь рисовать? – спросил он наконец.
– Хороший вопрос. – Она бросила взгляд в сторону окна, за которым виднелись крыши и трубы домов, и вздохнула. – Полагаю, какуюнибудь трубу или крышу.
– Ты всегда рисуешь с натуры?
– Да. Цветы, деревья, пейзажи.
– Тогда я принесу тебе букет цветов. Хризантемы подойдут?
Она кивнула, и взгляд ее потеплел.
– Да, я люблю хризантемы. – Она собрала подарки и понесла их в свою комнату. Ник последовал за ней, как будто между ними осталось чтото недосказанное. Он сразу заметил приятную перемену в ее комнате.
– Что ты здесь сделала? Комната просто преобразилась.
– Я все вымыла, вплоть до стен, и нашла простыни, из которых смастерила занавески. Простенькие такие, но с ними както уютнее, и они скрывают меня от любопытных взглядов из дома напротив. Я и не знала, что в Лондоне дома стоят так близко друг к другу. Если высунуться в окно, можно, пожалуй, достать рукой до противоположной стены.
Ник усмехнулся.
– Не думаю, что у тебя такие длинные руки, но люди и в самом деле живут здесь в тесноте. В более респектабельных районах города и улицы шире, и дома дальше отстоят друг от друга.
– Мне бы так хотелось полюбоваться парками и достопримечательностями Лондона, – мечтательно протянула она.
Ник уже готов был пообещать прогулку, чтобы доставить ей удовольствие, но вовремя вспомнил о том, что она может его выдать властям.
– Может быть, вскоре ты их увидишь. Она внимательно посмотрела на него.
– Я сейчас никуда не убегу, – объяснила она. – Ты был прав, когда говорил, что я бегу от опасности. Это так, и я поняла, что здесь у меня надежное укрытие.
Он почемуто был уверен, что она говорит правду.
– Но это не помешает тебе выдать меня, едва ты окажешься на улице.
– Если тебя арестуют, Ник, то этот дом конфискуют и я лишусь надежного укрытия.
– Да, – согласился он с улыбкой. – Ты рассуждаешь весьма здраво, моя дорогая. Можешь прятаться здесь до конца своей жизни. Мне такой вариант по душе.
Она укоризненно нахмурилась.
– Если ты думаешь, что я всю жизнь проживу в этом доме в качестве твоей любовницы, то ошибаешься. Я уйду, когда придет время, и ты меня не остановишь.
– Насколько я понимаю, ты уже моя любовница, – засмеялся он и сделал к ней несколько шагов. Желание обнять ее, прижать к своему сердцу овладело им с неодолимой силой. Ее прозрачная кожа, хрупкие запястья делали ее какимто неземным существом, но он чувствовал, что внутри ее скрывается вулкан кипящих страстей. Она постоянно вынуждала быть начеку.
– Я поддалась твоим чарам, но в дальнейшем сумею справиться со своими чувствами, – заявила она с прежним высокомерием. – И надеюсь, ты с уважением отнесешься к моему решению.
Он посмотрел в ее прелестное выразительное лицо. В ее загадочных миндалевидных глазах светился вызов.
– Ты веришь в любовь, Серина? Она отвернулась и задумалась.
– Не знаю, – проговорила она наконец. – Сомневаюсь, что любовь – долговечное чувство.
– Ты ответила искренне, и мне это нравится. – Он взял ее за руку и потянул к кровати. Заметив се нерешительность, он постарался ее успокоить: – Не бойся. Я не собираюсь на тебя набрасываться.
Она послушалась, и они сели, чинно, как в церкви, друг подле друга.
– Когда мне было четырнадцать, я влюбился в дочку нашего соседа, – начал рассказывать Ник. – Правда, моя безответная любовь продлилась всего полгода. Потом я влюбился в супругу управляющего. – Серина оторопело уставилась на него, и Ник рассмеялся. – Да, это ужасно неприлично. Она назначала мне тайные свидания и посвящала в таинства любви. Да. – Он глубоко вздохнул. – Потом были и другие, но я никого из них не любил всем сердцем, пока не встретил женщину, которая стала женой моего друга. Она могла бы стать моей женой, если бы я добивался ее с большим рвением.
– Но почему ты отступился? – спросила Серина. – И что значит быть понастоящему влюбленным?
– Я и сам не могу понять, почему не стал ее добиваться. Причина здесь может быть только одна: я считал, что недостаточно хорош для нее, и потому держался в тени. Она виконтесса, а у меня нет ни титула, ни денег. – Он сжал руку Серины. – Ты сама поймешь, когда полюбишь понастоящему. Для меня это и боль, и радость, и желание сделать все для любимого человека. Любовь порой превращает людей в безумцев, но я согласен на все, только бы испытать это чувство Может, я и в самом деле ее любил. – Он задумчиво посмотрел на Сери ну. – Не знаю, зачем я тебе это говорю. Но ты отвлекаешь меня от грустных мыслей.
– Я всегда считала, что любовь способна преодолеть все преграды. Иначе это не любовь.
Он внезапно выпустил ее руку и подошел к окну.
– Я не собираюсь проверять эту теорию. Ни одна благородная леди не согласится стать женой незаконнорожденного, усыновленного аристократом.
– Послушать тебя, так ты до сих пор страдаешь от этого.
– Я не могу примирить в себе аристократа и бродягу. В душе я попрежнему вор и разбойник, а внешне – респектабельный джентльмен.
– Почему ты всегда отзываешься пренебрежительно о своем аристократическом воспитании? Тебе повезло, что ты получил образование. Большинство бедняков не умеют ни читать, ни писать.
– Может, так для них лучше. Многие представители высшего сословия не умеют использовать свои знания. Они растрачивают жизнь на пьяные дебоши и совсем не думают о том, что люди вокруг голодают.
Она откинулась на подушки и поджала ноги.
– А ты?
– Как меня может это не тревожить? Страдания окружают нас повсюду, и только слепой их не видит.
– Но что ты делаешь, чтобы помочь несчастным? Ты же не можешь накормить весь Лондон.
Он резко повернулся к ней. Надо посвятить ее в свою тайну, довериться ей и показать сиротский приют.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй любовника - Грин Мэри



Интересные понятия о чести: считать долгом жениться на девице, обесчещенной его братом, а не на той, которую обесчестил сам. Это уж слишком и для романа, и для жизни.
Поцелуй любовника - Грин Мэринадежда
15.11.2013, 18.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100