Читать онлайн Рубины Блэкхерста, автора - Грин Мария, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубины Блэкхерста - Грин Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубины Блэкхерста - Грин Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубины Блэкхерста - Грин Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Мария

Рубины Блэкхерста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Хезер попыталась освободиться от железного захвата сержанта, но от ужаса случившегося силы покинули ее. Глаза девушки наполнились слезами:
– На самом деле я… я ничего не знаю. Вы должны верить мне! Я действительно не знаю, как это ожерелье оказалось в моей корзине! – повторяла она снова и снова.
– М-д-да, должен признаться, что я удивлен случившимся не меньше вашего, – нахмурившись, произнес сержант Бэгберн. Затем он сунул ожерелье в карман. – Я никогда не предполагал, что молодая леди из хорошей семьи может оказаться воровкой, другое дело – вор по кличке «Кот», который уже обвиняется в совершении нескольких наглых краж со взломом в благородных домах, произошедших в течение последних шести месяцев.
– «Кот»? – судорожно вздохнула Хезер. – Никогда раньше не слышала о нем.
– Камешки были в ее корзине, это точно, какие еще тут нужны доказательства, этого уже хватит. Я же говорила, милочка, что у тебя впереди крупные неприятности, – проститутка с любопытством оглядела Хезер. Потом она обратилась к полицейскому: – У вас нет другого выхода, кроме как арестовать ее.
Глаза Бэгберна зажглись от волнения:
– Это, возможно, станет моим шансом в продвижении по службе – то, чего я ждал так долго. – Он порылся в карманах своего плаща, висевшего на стуле, и извлек наручники.
– Пожалуйста, только не это! – принялась умолять его Хезер. – У вас ведь нет ордера на арест. – Руки девушки затряслись помимо ее воли, когда холодное железо обхватило ее запястья и щелкнул замок. У нее подкашивались ноги.
– Это пока задержание, а не арест, мисс Максвелл. Ожерелье является доказательством вашей вины. Позднее я получу письменное подтверждение на арест.
Из последних сил борясь с охватывающим ее отчаянием, Хезер вступила с ним в спор:
– Вы не можете быть полностью уверены в том, что именно я совершила кражу. Ведь кто-нибудь мог же подбросить эти драгоценности в мою корзину.
– Это тоже возможно, мисс Максвелл. Вас отвезут обратно в Лондон, и будет проведено следствие. Я сейчас же пошлю за помощью. – Предвкушение успеха на его лице сразу потускнело. – К сожалению, я не смогу лично препроводить вас в тюрьму Ньюгейт, у меня очень важное личное дело.
В комнате нарастали протестующие возгласы других гостей.
– Думаю, что вор должен находиться в тюрьме. Это самое подходящее место для таких, как она, – с металлом в голосе произнесла мисс Даймонд. – Сама мысль о том, что я могу спать под одной крышей с закоренелой преступницей, повергает меня в дрожь. У нее ведь может быть и оружие. Ее лучше всего переправить в Лондон до того, как она перережет всех нас во сне.
Сержант нахмурился:
– До завтрашнего дня я все равно ничего не успею сделать. Сегодняшней ночью дилижанса на Лондон не будет. – Он легонько подтолкнул Хезер в сторону лестницы. – Я поднимусь вместе с вами и закрою вашу комнату на ключ. – Бэгберн повернулся к хозяину гостиницы: – У вас найдется комната с крепким запором?
Лицо мистера Пратта отражало замешательство. Он в упор смотрел на Хезер, отказываясь верить тому, что только что произошло.
– Да, все мои комнаты запираются или на засов, или на замок. – Пратт двинулся к лестнице. – Думаю, что нет надобности запирать женщину в сыром подвале – вор она или нет. Я не знаю, куда мы скатимся, если молодые леди начинают зарабатывать себе на жизнь воровством.
– Уверяю вас, – с твердостью в голосе произнесла Хезер, – я невиновна! Я ни разу в своей жизни не брала чужого. Вы должны верить мне. Клянусь! – Для усиления действия своих слов она вытянулась по струнке.
Сержант бесцеремонно толкнул ее вперед:
– Вам так или иначе придется посидеть взаперти. Там вы сможете поразмышлять о своих преступлениях, пока не прибудет посыльный, чтобы сопроводить вас в Ньюгейт.
* * *
Хезер, спотыкаясь и шатаясь, поднималась по лестнице, которая скрипела под тяжелыми шагами шедшего позади сержанта. Ей предстояла кошмарная ночь со сном, больше похожим на забытье. Девушка была в полном отчаянии и кусала губы, чтобы не заплакать.
– Если бы я украла столь ценное ожерелье, разве оставила бы я его просто так в корзине? – она пыталась спорить с Бэгберном, в отчаянии стараясь заставить его прислушаться к голосу разума и здравой логики.
Но сержант казался слишком возбужденным перспективой продвижения по службе и был глух к ее доводам.
– Не пытайтесь ввести меня в заблуждение с помощью всяких скользких приемов, мисс. У меня достаточно опыта по общению со всякими мошенниками. Вам лучше сознаться во всем прямо сейчас. Тогда я мог бы замолвить слово перед магистратом о вашем чистосердечном раскаянии во всех грехах. Это спасло бы вас от петли, но в любом случае на вашем месте я не питал бы очень больших надежд. Кража, в конце концов, наказывается чаще всего виселицей, – сделал он глубокомысленный вывод. – Кстати, законный владелец рубинов живет недалеко отсюда. Я собираюсь сообщить ему о находке краденого или, по крайней мере, его части.
Эти слова легли тяжелым камнем на сердце Хезер.
В холле наверху было холодно и сыро. Ветер, завывая, дул в окна. У Хезер пересохло в горле; она из последних сил старалась сохранить достоинство, не желая, чтобы обидчики видели ее замешательство и страх.
Мистер Пратт чувствовал себя не в своей тарелке. Он открыл дверь небольшой комнатки. Это была прочная дубовая дверь. Держа над головой свечу, сержант вошел внутрь.
– Ну что ж… здесь не так уж плохо. Через такие узкие окна бежать вряд ли удастся.
До того, как сержант довольно грубо втолкнул ее внутрь, Хезер успела встретиться с виноватым и сочувствующим взглядом Пратта. Дверь за ней с шумом закрылась, и она, окончательно потеряв самообладание, упала на пол.
Ее руки за спиной были втиснуты в наручники, и ей пришлось потратить несколько минут на то, чтобы хоть как-то сесть. Затем, наглотавшись на полу пыли, она несколько раз чихнула. Наконец слезы окончательно одолели девушку, и отчаяние завладело сердцем. Беззвучный приступ его заполнил все ее существо, подобно темной жестокой силе, и только выплакав все свое горе и совершенно обессилев, Хезер почувствовала, что душевные силы постепенно начинают возвращаться к ней.
Она глубоко, прерывисто вздохнула и прошептала:
– Ну и попала же ты в переплет, Макси! – Она вспомнила свое ласковое прозвище, которое отец придумал ей двадцать лет назад. Эти слова растопили вдруг ледяные тиски ужаса, который проник в ее душу, и молодая леди смогла произнести в полный голос: – Так дело не пойдет. Из всего этого должен быть какой-то выход. Думай, работай головой!
Ей надо бежать, как только начнет светать.
* * *
Стук твердых, заледеневших снежинок об оконное стекло наполнял комнату. Он то ослабевал, то с порывом ветра усиливался вновь. Время неумолимо двигалось к рассвету. Хезер лежала на кровати и дрожала от холода. Она, наверное, урывками все же спала, поэтому когда на двери стал отодвигаться засов, девушка вздрогнула. Дверь открылась, и в сумрачном свете Хезер увидела молодую, склонную к полноте служанку, одетую в скромный коричневый шерстяной халат, шляпу, в которой ходят крестьянки, и шаль грубой вязки. В руках у нее был поднос, от которого вкусно пахло жареным мясом, яичницей и свежезаваренным чаем.
Хезер облизала пересохшие губы и вспомнила, что она так и не поужинала. Молодая женщина попыталась сесть, но руки и ноги затекли от неудобной позы, в которой ей пришлось провести ночь, а холод проник до самых костей. Как Хезер ни старалась, она не смогла сдержать слез, стекавших по ее щекам.
– Ах, мисс, позвольте помочь вам, – предложила служанка. Она поставила поднос на стол, затем помогла встать Хезер на ноги. – Я принесла вам завтрак, потому что даже преступники имеют право на еду.
Пытаясь добраться до стола, Хезер едва не застонала от боли. Только теперь служанка заметила наручники.
– Мисс, но вы же не сможете поесть в этих наручниках! Я скажу офицеру, чтобы открыл замок. Сейчас он внизу около пивного бочонка и, кстати, очень доволен собой. Прошлым вечером сержант послал человека в Лондон с запиской для Боу Стрит и еще с одной – для законного владельца рубинов. Он, по-моему, жестоко ошибается. Любому ясно, что вы настоящая леди и не способны на такое грязное дело, как воровство!
– Тогда вы меня уже не боитесь? – с удивлением спросила Хезер.
– Конечно же, нет. Любой, у кого есть хоть капля разума, увидит, что вы невиновны, как малое дитя. Я скоро вернусь. – Она вышла, оставив Хезер наедине со своим завтраком.
Несчастная тщательно осмотрела комнату. Небольшая, прямоугольной планировки, с темной обшарпанной мебелью, с тканым ковриком на полу, тоже обтрепанным, но чистым, крошечными окнами и небольшим зеркалом. Над очагом виднелся девиз, вышитый на ткани, обрамленный деревянной рамой: «Кому суждено быть повешенным, тот не утонет».
Хезер в полной мере почувствовала мрачную иронию фразы. Кража как раз и наказывалась виселицей.
Она вспомнила доброе отношение к ней служанки, и ей снова стало до боли жаль себя. Девушка с благодарностью вспомнила все ее простые, добрые слова и жесты. Она вновь усилием воли подавила в себе желание расплакаться. Конечно, прислуге вряд ли удастся убедить этого глупого и высокомерного полицейского, что Хезер невиновна. Сержант не согласится снять с нее наручники. Если бы это случилось, она наверняка бежала бы через окно на веревке из простыней.
К ее полному удивлению, на пороге появился Бэгберн, что-то бормоча себе под нос, за ним по пятам шла все та же служанка.
– Посмотрите, мистер Вигбер, как это все бесчеловечно. Мисс Максвелл должна что-то есть, иначе вы привезете в Лондон только ее труп. Вы ведь не хотите этого, не так ли? – женщина подмигнула Хезер.
– Моя фамилия Бэгберн, – со злостью отозвался сержант.
Служанка подошла к сержанту совсем близко.
– А меня зовут Розой, а не девкой, как вы обращались ко мне сегодняшним утром. А теперь, мистер, надо открыть ключом эти не очень-то приятного вида наручники. Мисс Максвелл – женщина из благородной семьи, а такие не занимаются тем, что рассовывают ожерелья из бриллиантов по корзинам. Я могу на спор съесть свою шляпу, если это не правда!
– Спасибо! – улыбнулась ей Хезер. В душе девушки вновь ожила надежда. Если ей поверила простая деревенская женщина, может быть, в конце концов это сделает и Бэгберн.
Я очень ослабла от голода, сержант Бэгберн, – обратилась она к нему и умоляюще протянула к нему свои руки в оковах. – Пожалуйста, прошу вас.
Сержант сделал шаг навстречу девушке. Недовольно ворча, он все же освободил Хезер от наручников. Помахав пальцем перед ее носом, он предупредил:
– И никаких резких движений, кошечка! Хезер принялась растирать пальцами затекшие кисти рук.
– Вам нет надобности бояться, что я собью вас с ног, – ответила она. – Я не имела удовольствия боксировать в мужском салоне мистера Джексона.
– Ешь, кошечка, набирайся сил, пока я не решил поджать твой нахальный язык с помощью тряпки, и при этом не первой свежести.
– Ах, ах, мистер Вигбер! Разве можно так разговаривать с леди, – с упреком и даже угрозой произнесла Роза, когда они вместе с сержантом выходили из комнаты.
Дюжие мускулистые руки прислуги могли бы оказать достойное сопротивление полицейскому, но Хезер не надеялась на такой поворот событий. Она в спешке проглотила кусочки ветчины, яичницу и порядочный кусок булки с чаем.
* * *
После еды ей стало полегче: тепло жизни возвращалось в ее тело. Горячий чай несколько успокоил нервы. Потянувшись, девушка неслышно подобралась к окну. Окно было довольно узкое, но – здесь сержант глубоко ошибался – вполне достаточным, чтобы через него можно было вылезти наружу. Однако прыжок с такой высоты был бы небезопасен. Хезер долго щурилась, ослепленная яркостью утра и белым снегом. У стен таверны намело целые сугробы, а снег все продолжал идти. В такой буран никакой дилижанс не проехал бы более трех метров. Преследователи будут вынуждены столкнуться с определенными трудностями. Это даст Хезер так нужную ей передышку. К тому же в столь неподходящую погоду никто не приедет из Лондона с целью увезти ее обратно.
Стащив с кровати одеяло, она бросила его на пол. Затем привязала к одному концу несколько простыней. Оценивая результаты своей работы, Хезер нахмурилась. Ее импровизированная веревка казалась не слишком длинной. Но времени для выбора не было. Она привязала конец простыни к прочной ножке платяного шкафа. Сердце молодой леди замерло от волнения. Она отворила окно. Порыв холодного ветра попытался сорвать с нее одежду.
Хезер выбросила свободный конец своей веревки за окно, взобралась на подоконник и свесила ноги вниз. Крепко ухватившись, она начала спуск. На лбу ее выступил холодный пот, ладони скользили, кожа на них горела, как от ожога. Девушка с отчаянием цеплялась за свой канат, одеяло трещало под ее весом. Путь вниз казался бесконечно длинным.
В тишине утра единственными звуками, заглушавшими все, что происходило на улице, были звуки ветра, падающего снега и ее тяжелого дыхания. Хотя окно выходило на гостевой двор таверны, Хезер не обнаружила признаков того, что ее побег заметили. Кусая губы, она спускалась все ниже и ниже. Ее руки от напряжения сводило судорогой. Во что бы то ни стало вниз, быстрее, еще быстрее. Хезер держалась из последних сил.
Все внимание девушки было поглощено этим спуском, поэтому она не придала большого значения звукам, которые обычно сопровождают движущийся экипаж: звон колокольчиков, глухие удары, крики людей.
Ее ноги еще болтались в воздухе, когда она услышала протяжный мужской голос внизу:
– Клянусь Юпитером! Давненько я не видывал пары таких прекрасных ножек.
Хезер от неожиданности чуть не упала вниз. Она и без этого едва держалась на веревке.
– Вот черт! – сквозь зубы произнесла беглянка. – Откуда он только взялся в такое неподходящее время?
Девушка сразу почувствовала, что веревка уже закончилась, хотя до земли было еще далеко. Ее пальцы начали самопроизвольно разжиматься. Хезер с отчаянием посмотрела на мужчину, продолжавшего любоваться ее лодыжками через странного вида монокль.
– Может быть, вы поможете мне добраться до земли? – решилась она, подавляя в себе раздражение. – Эта, хм, веревка слишком короткая.
– Меня это все очень интригует, – задумчиво пробормотал мужчина, меняя угол обзора. – Да, это редкий вид. Такая стройная и привлекательная фигура… – Он и не собирался подходить к ней ближе. – Хотелось бы знать…
– Сейчас не время, не мучьте меня – лучше помогите! – Хезер уже требовала, потому что силы ее были на исходе. Пальцы наконец отказали ей, и с коротким криком, ожидая удара, она полетела вниз. Но ее встретила не мерзлая земля, а крепкие мужские руки. У девушки перехватило дыхание.
Когда Хезер решилась посмотреть в лицо спасителю, то увидела взгляд такой чистоты и голубизны, которого никогда раньше не встречала. В глазах незнакомца светилась шалость, и от удивления девушка часто заморгала. Мужчина, кажется, и не собирался ставить ее на землю, а она забыла ему об этом напомнить и лишь безмолвно смотрела на великана, который осмелился подшучивать над ее лодыжками. На его руках было очень удобно.
Незнакомец улыбался и с интересом рассматривал беглянку.
– Похоже, вы совершаете побег, а причина: неподходящий для вас брак, что заставляет вас бежать с возлюбленным, я угадал? – философствовал он, а в это время Хезер рассматривала тонкие морщинки вокруг его глаз, небольшой белый шрам на подбородке.
«Красавец, мужественное лицо, орлиный нос, выдающиеся скулы, – думала она. – А глаза шаловливые и очень порочные».
– Нет, не совсем так, – Хезер попыталась сама вырваться из его объятий. – Огромное спасибо вам за помощь, сэр, но мне необходимо идти.
– Без плаща и шляпки? Вы довольно быстро замерзнете и погибнете. Вас уже трясет, а губы – синего цвета.
Хезер действительно почувствовала ледяной холод, а снег, который повалил еще сильнее, уже не пушистыми звездочками, а злыми колючими иголками, бил лицо и руки. Ее зубы помимо воли застучали. Незнакомец же спокойно направился вместе с ней в сторону двери таверны.
– Нет, нет, ни в коем случае мне нельзя туда, – запротестовала Хезер и вновь попыталась вырваться из его железных объятий, но безрезультатно.
Очевидно, красивого незнакомца и в самом деле все это очень сильно заинтересовало. Когда он поставил ее на землю, Хезер увидела, что они стоят как раз напротив комнаты, где находился пивной бочонок, и их обязательно должны были заметить. Девушка не ошиблась: дверь с треском распахнулась, и сержант Бэгберн, набычившись, красный от ярости, метнулся к ним:
– Стоило мне только повернуться к ней спиной, как эта чертовка уже пытается сбежать!
– Дорогая, я не могу одобрить ваш выбор жениха, – произнес незнакомец.
– Какого жениха? – надеясь на защиту, Хезер прижалась к его руке. В любом случае, выбора у нее не было, побег не удался. Она почти физически чувствовала, как вокруг ее шеи затягивается петля.
Сержант, проваливаясь в сугробы, подбирался к ним все ближе. Его рука опять схватила руку Хезер, но тут на его пути встал незнакомец:
– Как вы считаете, можно ли так грубо обращаться с леди? Сейчас же отпустите ее!
Сержант Бэгберн с нескрываемой злостью произнес:
– Кто вы такой? Кто дал вам право мешать королевскому офицеру при исполнении служебных обязанностей? – Но, прежде чем джентльмен успел ответить, сержант сам вскрикнул от неожиданности. – О да, я знаю! Вы, должно быть, мистер Блэкхерст. Я – сержант Бэгберн, это я послал за вами. А это, – он с презрением посмотрел на Хезер, – это и есть та «Кошечка», вовсе не «Кот», как вы можете убедиться. Именно она украла ваши рубины, сэр.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубины Блэкхерста - Грин Мария



Скучный и нудный.
Рубины Блэкхерста - Грин МарияОсоба
1.01.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100