Читать онлайн Рубины Блэкхерста, автора - Грин Мария, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубины Блэкхерста - Грин Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубины Блэкхерста - Грин Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубины Блэкхерста - Грин Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Мария

Рубины Блэкхерста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Время двигалось медленно, словно улитка. Мистер Блэкхерст и мистер «Член» играли в карты почти до полуночи. Наконец Хезер услыхала тяжелые шаги в коридоре. Она молилась богу, чтобы это был Блэкхерст в поисках своего номера, а не мистер «Член».
Хезер несколько раз спускалась по ступенькам вниз понаблюдать за мистером «Членом», и с каждой такой вылазкой ее нетерпение нарастало. После полуночи пивная комната опустела, остался лишь мистер «Член», который прилег щекой на грубую доску стола. Все его пальто, однако, были застегнуты наглухо. Он громко храпел. Молитвы Хезер были услышаны – теперь или никогда.
Вспомнив, откуда появлялся мистер «Член» в пивной комнате раньше, Хезер на цыпочках двинулась в сторону этой двери.
Девушка двигалась, держа над головой горящую свечу; половицы скрипели у нее под ногами, она молилась богу, чтобы ей никто не попался навстречу. В узком проходе на стене тускло мерцали две небольшие свечи; тени, отбрасываемые их пламенем, приобретали форму скачущих великанов, от чего сердце Хезер уходило в пятки.
Наконец пальцы нащупали холодную дверную ручку. У нее перехватило дыхание: «А вдруг дверь окажется запертой?»
Ей повезло: дверь, скрипя, отворилась. Облегченно вздохнув, Хезер пробралась внутрь.
Ее свеча должна была скоро погаснуть. Дрожа, молодая женщина закрыла за собой дверь и на ощупь попыталась найти, куда можно поставить свечу.
Когда ее глаза привыкли к полумраку, она разглядела платяной шкаф, кровать, стол, стул и высокий комод. Девушка поставила свечу на стул и начала выдвигать ящики комода и прощупывать их содержимое: рубашки, носки, носовые платки. Хезер надеялась, что ее чувствительные пальцы смогут определить спрятанные там драгоценности.
Мистеру «Члену» удалось занять своими вещами лишь три выдвижных ящика из шести, и Хезер скоро закончила свой досмотр. Она отметила для себя превосходное качество его запасных рубашек и шейных платков, в то время как то, что он носил на себе, было плохого качества и не первой свежести.
Никаких драгоценностей ей найти не удалось.
Затем, держа свечу в руке, Хезер подошла к платяному шкафу. Его дверца громко скрипнула, и ее сердце забилось от страха. Она боялась, что дверь вот-вот может открыться и появится мистер «Член». От страха у нее начали стучать зубы. Собрав в комок все свое самообладание, Хезер начала обследовать висевшие там вещи. В карманах костюмов она не нашла ничего. В карманах плаща и замшевого пальто лежали несколько золотых монет, смятый носовой платок, истрепанная колода карт и кожаный футляр с игральными костями.
Это соверены – определила Хезер. Только человек с достатком может позволить себе беззаботно оставлять в карманах золотые. Мистер «Член» не был так прост, как казался. Замшевое пальто выдавало в нем джентльмена, но и там столь желанных рубинов ей обнаружить не удалось.
Поднеся свечу к кровати, Хезер перевернула подушку, тщательно ощупала матрас, пространство под ним и все другие места возможного хранения драгоценностей. Но безрезультатно…
Она заглянула под кровать, осмотрела стол, но больше никаких вещей не обнаружила.
Ее охватило горькое разочарование, поиски оказались безрезультатными. Больше прятать было негде. На столе тоже не было ничего интересного: старый номер «Таймс», пустой кошелек и еще одна колода карт. И в ботинках, стоявших за дверью, Хезер не обнаружила ничего подозрительного. Надежда на то, что удастся найти настоящие рубины, пока не оправдывалась.
Печально вздохнув, она взяла свечу и направилась к двери, но ее остановил негромкий металлический звук снаружи. Кровь заледенела в ее жилах. От страха она чуть не уронила свечу.
За дверью кто-то стоял.
Если мистер «Член» обнаружит подозреваемую здесь, она обречена. Ее снова закроют на ключ. Парализованная от страха, Хезер стояла за дверью и ждала – секунды летели вперед. Скрипнула половица.
Ручка двери медленно поворачивалась, скрип металла был едва слышен.
Наконец Хезер удалось частично стряхнуть с себя парализовавший ее страх. Она быстро осмотрела комнату, увидела тяжелый подсвечник у камина. Бесшумно метнулась к намеченной цели, схватила его у основания, подняла над головой и прыжком вернулась на свое прежнее место за дверью. Девушка потушила свечу. Ее сердце билось так сильно, что ей казалось, оно вот-вот разорвется от страха. Рука ее от тяжести удерживаемого груза дрожала.
Дверь распахнулась, и вместе с трудом переступившим порог человеком в комнату из коридора ворвался поток прохладного воздуха. Нога в ботинке обо что-то споткнулась; Хезер схватила подсвечник обеими руками. Увидев рядом длинную черную тень, она нанесла удар…
Не видя вошедшего, Хезер вложила в этот удар все силы, какие нашлись в ее дрожащих руках. Мужчина, вскрикнув, упал на пол. Подсвечник закатился под кровать.
Хезер какое-то время стояла неподвижно, в ее голове все шло кругом. Она не верила себе, что смогла кого-то ударить тяжелым подсвечником. Ведь она собиралась только обыскать комнату, а получилось так, что, может быть, убила человека.
Встав на колени, Хезер стала искать тело. Она нащупала гладкий сатин жилета и, путешествуя вдоль рядов пуговиц, добралась до накрахмаленного воротничка и выступающей челюсти. Тут ей стало ясно, что это не мистер «Член».
Она легонько ударила мужчину по щекам и хрипло прикрикнула:
– Вставайте! Я не думала, что удар может получиться таким сильным.
Голова зашевелилась, мужчина в ответ застонал, и Хезер узнала голос мистера Блэкхерста. Он лежал без сознания.
– Боже мой, что я наделала, – Хезер едва дышала от ужаса, ее губы заледенели.
Свет. Нужен свет. Вспомнив, где находится камин, она, спотыкаясь, добралась до него и стала искать спички. Затем, отыскав на полу свечу, зажгла ее.
Чтобы шум не проникал в коридор, девушка плотно закрыла дверь. Она вновь стала перед телом мистера Блэкхерста на колени и стала пальцами, перебирая его локоны, разыскивать рану на голове. Но, слава богу, его голова была цела. Хезер стала исследовать шею, но внезапно его рука обхватила ее и его голова оказалась у нее на груди. Нежно гладя его голову, она умоляла его очнуться. Наконец Блэкхерст открыл глаза, и Хезер увидела, что синева его глаз затуманилась от боли.
– Что..? – начал мужчина и, поморщившись, попытался сесть. – Проклятие! – Здоровой рукой, морщась от боли, он схватился за левое плечо.
– Слава богу, вы живы! – воскликнула Хезер с облегчением. – Я так виновата перед вами. Я не хотела причинить вам боль. Но я так испугалась.
Блэкхерст опять поморщился от боли. Наконец боль немного утихла, и он попытался улыбнуться.
– Мне надо было самому догадаться, что это вы. Наверняка вы сломали мне ключицу, к тому же я ударился головой об пол.
Хезер вздрогнула от сочувствия к нему; он своей рукой коснулся ее щеки.
– Ничего, все в порядке, я пошутил. – Блэкхерст тесней прижался головой к ее груди. – Здесь тоже можно неплохо передохнуть. Здесь мягко и тепло. – Влюбленным взглядом он рассматривал каждую черточку ее миловидного лица, изящную шею и… Вез всякого сомнения, мисс Максвелл красива. Интересно, чувствует ли эта женщина, что он восхищается ею?
Хезер почувствовала, что от смущения у нее начинают краснеть щеки, и она довольно резким движением отправила его голову отдыхать на пол.
– Вам, наверное, лучше встать, мистер Блэкхерст, – посоветовала она, избегая встречаться с ним взглядом.
– Что вы здесь делаете, мисс Максвелл? – спросил молодой джентльмен, наконец с трудом сев. Его левая рука висела как плеть, и он удерживал ее правой. – Досадная мелочь… – Когда Блэкхерст осознал, что она натворила, его лицо потемнело от раздражения.
– Я очень виновата! Позвольте мне помочь вам. – Хезер помогла ему встать и добраться до края кровати. Решительным жестом она заставила его лечь. – Надо положить холодный компресс на место ушиба.
Не обращая внимания на его возражения, она развязала ему шейный платок. Девушка страстно желала помочь ему, ослабить его боль и поэтому не обращала внимания на двусмысленность их положения. Быстро работая пальцами, она расстегнула жилет и верхнюю часть рубашки. Освободить его плечо стоило ей больших физических усилий. Хезер очень переживала, чувствуя его неловкость; ведь это все ее вина.
Под рубашкой она обнаружила синяк размером с гусиное яйцо и ужаснулась:
– Что я наделала!
Он взглянул на свое плечо и мрачно улыбнулся:
– Да, это ваших рук дело. В засаде вы особенно опасны, Хезер. Но, вероятно, частично виноват и я сам.
От нервной и физической усталости у девушки подкашивались ноги, она безмолвно смотрела на синяк. Смочив водой из кувшина шейный платок, Хезер сделала из него компресс и аккуратно приложила его к ссадине. Затем она достала из комода несколько шейных платков мистера «Члена» и сделала из них перевязь, зацепив ее жемчужной булавкой из своего корсета.
Когда девушка осмотрела плоды своего труда – она сделала все, что могла, – то вспомнила прикосновение к его коже и глубоко вздохнула. Кончики ее пальцев продолжали ощущать теплоту сильной мужской груди. Чтобы скрыть смущение, она решила расправить складки на рубашке Блэкхерста. И только сделав все это, Хезер собралась с духом и посмотрела ему прямо в глаза.
Он улыбнулся ей загадочной улыбкой, по его лицу, сменяя друг друга, скользил весь набор выражений от злости до мрачной усмешки.
– У вас всегда найдется ответ на любой вопрос и средство для лечения любой хвори, – прокомментировал Блэкхерст и стал осторожно вращать больное плечо. – Думаю, я буду жить…
Хезер не поняла, был ли это комплимент ей за ее помощь или знак обиды. Она не обижалась на Блэкхерста за то, что он смотрел на нее не очень ласково.
– Я действительно не знала, что это были вы. Я думала, что «Кот» – это вы, – объяснила девушка, потупив взор.
– В самом деле, мисс Максвелл, как вы здесь очутились? – спросил Блэкхерст. – Ведь это не ваша комната.
– Знаю, что не моя, – с достоинством ответила она. – Так как не предпринималось никаких усилий для поисков настоящего вора, мне пришлось взять это дело в свои руки. Пока «Кот» не пойман, под подозрением находятся все. Мистер «Член» столь же похож на преступника, как и любой другой. И я решила начать с него.
Наклонив голову в сторону и разглаживая волосы, девушка пыталась скрыть свое смущение. От мистера Блэкхерста исходил едва заметный запах бренди и ванилина, и Хезер ничего не могла поделать со своим влечением к нему. Ей нравился бархат его голоса и мужественный вид. Она никогда раньше не встречалась с таким воспитанным, благородным человеком – настоящим джентльменом.
– Кстати, что вы собирались делать здесь? – задала она ему встречный вопрос. – Вы крались, как вор в ночи.
Мужчина криво улыбался и внимательно следил за ее движениями, когда она, взяв со стола фляжку, стала наливать в стакан какую-то жидкость янтарного цвета. Хезер вложила стакан в его руку.
– Бренди, если я не ошибаюсь. Выпейте, – приказала она.
– Итак, как вы объясните свое появление здесь?
– Мне не спалось, и когда я услышала шум, то решила провести расследование. Я знала, что сейчас эта комната пуста, потому что мистер «Член» – или Баркли – лежит мертвецки пьяный недалеко от пивного бочонка. Я знала, что его здесь не будет и представится возможность осмотреть комнату.
При попытке пошевелиться мистер Блэкхерст поморщился от боли:
– И вам удалось найти что-нибудь интересное?
– Нет, абсолютно ничего. Однако я пришла к выводу, что лорд Баркли в действительности не такой неряха, каким он пытается представить себя нам с помощью своего потрепанного костюма. – Подумав немного, Хезер продолжила: – Подозреваю, что он профессиональный игрок, хотя и богатый аристократ одновременно. Ему не составит большого труда освободить вас от всех ваших денег до того, как растает снег на дорогах.
Блэкхерст хихикнул:
– Возможно, вы правы. Действительно, сегодня он выиграл у меня 50 фунтов в карты. У него всегда под боком выпивка, но он никогда не выглядит хмельным, пока в конце концов не упадет лицом на стол и не захрапит. Вы правы, очень странный парень. – Блэкхерст поднялся. – Думаю, что нам лучше уйти отсюда, пока он не забрел сюда в поисках своей кровати.
– Разрешите мне проводить вас до вашей комнаты. Похоже, вас еще терзает сильная боль, – виновато произнесла Хезер.
– Я бывал и в более трудных ситуациях, но, все равно большое вам спасибо, – мужчина оперся одной рукой на ее плечо, прижавшись к ней совсем тесно.
* * *
Они добрались до его комнаты без всяких неприятных неожиданностей. Блэкхерст медленно опустился в кресло перед камином и указал на другое напротив.
– Садитесь, Хезер. Похоже, нам суждено еще некоторое время двигаться обнявшись, – он с сожалением хлопнул по своему плечу, – и я думаю, что нам можно хоть немного поговорить о чем-нибудь еще, кроме поисков этого «Кота».
– Вообще-то вам не мешало бы отдохнуть, мистер Блэкхерст, – попыталась возразить Хезер. Но все же опустилась в кресло.
– В этой таверне мы только и делаем, что отдыхаем; можете называть меня Фалько. – Его глаза мерцали в полумраке, отражая свет от камина.
– Это необычное имя.
– Моя матушка назвала меня в честь семейного гнезда Блэкхерстов – Фалькон Хиллз. Это в восточном Сассексе. Она ненавидела все другие мужские имена в нашей семье.
Губы Хезер дрогнули.
– Тогда, наверное, и фамилия будет не из простых.
Он рассмеялся.
– Да, на самом деле. – Блэкхерст изучал девушку, полузакрыв веки, пытаясь определить впечатление, которое произведет на нее его имя. – Инглуэйт Огден Адольфус.
Хезер едва сдержала улыбку, но веселье все равно прорвалось в ее голосе.
– Да, очень трудно. Инглуэйт Блэкхерст – плакать хочется. Итак, вы Фалько Инглуэйт Огден Адольфус. Похоже, ваша матушка очень утонченная женщина.
– Была таковой, – после наступившей паузы произнес он своим бархатным голосом. – При свете камина ваши волосы как золотые, Хезер. Это цвет, который мне нравится больше всего. Знаете ли вы, насколько вы очаровательны? – А когда девушка не ответила, он добавил: – Не знаю, простите ли вы мне мою смелость, но мне хотелось бы спросить вас… почему вы не замужем? Ведь у вас подходящий возраст для этого. В мыслях Хезер все смешалось, а он все смотрел на нее своими голубыми проницательными глазами.
– Подходящий возраст… вы правы. У меня много друзей, но… я никогда не встречала настоящего джентльмена…
– Который бы смог завоевать ваше сердце. Очевидно, у теперешних молодых людей плохо со зрением. – В его голосе звучала злость по отношению ко всем ним. – Дурачье, да и только!
– Нет, дело не в этом. Никто не хочет иметь жену без приданого. Когда у моего отца начало ухудшаться здоровье, я перестала выезжать в свет, так как должна была ухаживать за ним. Поэтому в течение последних трех лет я жила уединенной жизнью.
– Ну тогда мне понятно! Вы бы обязательно стали моей, если бы я повстречал вас до того, как познакомился с Дафной. Тогда моя жизнь сложилась бы по-другому.
Хезер не могла поверить в то, что услышала. С насмешкой в голосе девушка произнесла:
– От вас я получила сегодня комплиментов больше, чем когда-либо; ваши к тому же самые приятные. Но я не верю в вашу лесть, так как знаю ваше истинное отношение к прекрасному полу. Хочу заметить, что вы неосторожно обращаетесь со словами.
– А вы тоже опасная леди – для моего душевного равновесия.
– Ерунда! Если меня отвезут в Ньюгейт, вы сразу же забудете обо мне и будете сожалеть о том, что затеяли этот разговор.
– Мы ведь уже пришли к заключению, что виновен кто-то другой, кого нам и следует отыскать, не так ли? – Блэкхерст перешел на негромкий, бархатистый тон соблазнителя.
Но его слова восхищения все же подействовали на Хезер, ее дыхание стало прерывистым, а в горле пересохло.
– Итак, вы больше не смотрите на меня как на подозреваемую?
– Пока вы принимаете желаемое за действительное, но я надеюсь, что вы невиновны и мы сможем продолжить наше так необычно начавшееся знакомство.
– Ваш тон несколько удивляет меня, – улыбнулась Хезер. – Когда вы не хмурите ваш лоб от гнева и не вступаете в ненужные споры, то можете быть совершенно очаровательным.
От своих слов Хезер вдруг ощутила сильное внутреннее волнение. Пытаясь скрыть свои эмоции, она опустила глаза и сделала вид, что рассматривает истрепанный коврик у камина.
– Вы покраснели, Хезер.
Не слишком учтивый тон Блэкхерста колющей болью пробежал по ее коже, и Хезер вновь почувствовала удушье.
– Нет, вы ошиблись. Это только отражение огня камина.
Мужчина хихикнул.
– Пусть будет по-вашему… – Затем он глубоко вздохнул. – По-видимому, мое старое тело следует отправить на отдых, поскольку завтра мне предстоит играть роль детектива. – Фалько вытянул свои длинные мускулистые ноги поближе к огню. Его мощные бедра были обтянуты штанами из оленьей кожи; высокие охотничьи ботинки блестели, отражая огонь камина. Блэкхерст очень привлекателен; но он продолжал быть ее опасным врагом.
Когда Хезер посмотрела ему в глаза, в ее душе опять все перевернулось. Во взгляде Блэкхерста светилось ничем не прикрытое желание. Где-нибудь на балу такой красноречивый взгляд наверняка можно было поставить ему в вину, но здесь, в таверне, те правила приличия почему-то не действовали.
– Почему старое? – заикаясь, спросила она. – Вы еще совсем не старый.
– Иногда я чувствую себя таким. Особенно когда опять появляется боль в плече.
У Хезер как будто что-то оборвалось внутри и возникло острое чувство вины.
– Мне очень жаль, что я причинила вам эту боль.
Фалько жестом попытался успокоить ее.
– Все не так уж плохо. В чем-то я даже рад тому, что случилось, потому что я получил возможность завлечь вас в мою спальню.
Шокированная такими словами, Хезер хватала ртом воздух, как рыба, вынутая из воды, и не мигая смотрела на него.
– Не следует таким тоном обращаться к леди – ведь это предполагает, что вы не относитесь ко мне с должным уважением. А мне это очень неприятно. Я думаю, что в таком случае мне лучше уйти, чем продолжать выслушивать вас.
Он сделал знак рукой, что идет на мировую.
– Я очень сожалею. Я был груб с вами, но не намеренно. Я не хотел обидеть вас. Мне действительно очень хочется узнать как можно больше о вашей прошлой жизни.
– Хорошо, если вы считаете приличным заглядывать в мое прошлое, я хочу такого же права и для себя. Я очень удивлена тем, что вы не женились во второй раз в вашем… скажем так, «зрелом» возрасте.
Он усмехнулся.
– Хотите загнать меня в угол, дерзкая девчонка? Ну что ж, слушайте. К тому моменту, когда мне исполнилось тридцать, я вел полную своих прелестей жизнь холостяка после смерти жены, посещая клубы, спортивные соревнования и аукционы лошадей. Кстати, в Фалькон Хиллз я держу небольшой конный завод. Итак, я уже давно растерял свой юношеский романтизм. Ухаживание мне наскучило, а о браке не было и разговоров. Брак! Бывают, конечно, вещи и похуже, только редко!
– Почему? Что сделало вас таким женоненавистником?
Он виновато улыбнулся.
– О, опять это ужасное слово. Но в нем, однако, есть доля правды. Постепенно я возненавидел свою жену. Нельзя сказать, что мы очень любили друг друга и в самом начале нашей совместной жизни. Союз кошельков редко ведет к супружескому блаженству.
Блэкхерст вздохнул и стал внимательно смотреть на огонь.
– Дафна была вынуждена подчиниться воле своего отца и вышла замуж за меня, хотя любила другого. За прожитые вместе годы она сделалась желчной и злой и вымещала свою злость на мне. Я пытался избегать ее, но это преследование меня, похоже, стало целью ее жизни.
– Теперь мне понятно, почему вы ненавидите женщин, – ответила Хезер. – Но зачем эту горечь нести с собой в будущее? Ведь не все леди настолько агрессивны.
Он быстро взглянул на нее, его лицо было серьезным.
– И я почувствовал такое облегчение, когда она умерла от горячки, что потом меня стали мучить угрызения совести. Я поклялся сам себе, что постараюсь больше не попадать в такое положение.
– А как же любовь? Что если вы повстречаете кого-нибудь, кто завоюет ваше сердце?
Его губы растянулись в кривой ухмылке.
– Тогда я запру свои чувства под замок, а на окна повешу металлические решетки.
– Но может случиться так, что вы потеряете ключ…
– …и его найдет вор по кличке «Кот»? – закончил Блэкхерст вопросом начатую ею фразу.
Воцарилась тишина, и Хезер почувствовала, что, похоже, Фалько пытается спровоцировать ее на признание, что она и есть этот злополучный «Кот».
– Несомненно, так и будет – если именно эта персона привлекает вас, – холодно заметила девушка.
– Возможно, – ответил он игриво, а затем нахмурился.
– Какое невиданное высокомерие! Я уверена, что ни одна леди не заинтересуется вами, видя ваши нахмуренные брови, – парировала Хезер, гордо вскинув голову.
– Бог с ними, с бровями, но из надежных источников мне известно, что целуюсь я в целом неплохо.
– Я не догадываюсь о каком источнике идет речь. – Интуитивно Хезер чувствовала, что именно сейчас молодой мужчина собирался продемонстрировать этот свой навык. Она быстро поднялась и спряталась за спинкой кресла.
Блэкхерст тоже встал и медленно, как хищник, наметивший себе жертву, подошел к ней. Хезер попыталась упорхнуть к двери, но он опередил ее.
Мужчина склонился над ней, от него исходили горячие волны желания. Когда он нежно обнял ее, у девушки опять перехватило дыхание.
– Вы чертовски привлекательны и знаете об этом. Мужчине очень трудно удержаться в такой ситуации.
Его губы с силой и нежностью коснулись ее губ. Хезер вздохнула и, задрожав, почувствовала неожиданную слабость в ногах. Она не выдержала его натиска, и Блэкхерст полностью завладел ее ртом.
По ее телу пронесся электрический разряд восторга. Она с жаром, всей своей пылкой натурой, ответила на поцелуй Блэкхерста, крепко прижавшись к нему. Собственное «я» сразу же улетучилось, как только он дотронулся до нее.
Хезер казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Фалько отпустил ее губы и она смогла снова дышать короткими, частыми вдохами.
– Ну, что скажете? – пробормотал Блэкхерст.
– Вы шалун, мистер Блэкхерст, – Хезер счастливо отдыхала, припав головой к его согнутой в локте руке, и внимательно смотрела в его нежные бархатистые глаза. – Но ради справедливости я должна заметить, что ваше утверждение не лишено некоторых оснований.
– Только некоторых? Тогда я обязательно должен повторить все сначала. Не могу же я позволить, чтобы моя доблесть кем-то ставилась под сомнение.
К Хезер окончательно вернулось ее «я», и она нежно прикрыла ладонью его рот.
– Нет, в этом нет необходимости. – Девушка выскользнула из его объятий и отворила дверь. – Даже Дон Жуан должен иметь передышку. Если вы не будете следовать этому совету, то можете простудиться… если уже не простудились.
Сразу же после ее слов на лице Блэкхерста появилось сонное выражение, но он успел послать ей воздушный поцелуй.
Хезер осторожно прикрыла за собой дверь и уже в темном проходе с интересом попробовала пальцем, что стало с ее губами. Каждая клеточка ее тела танцевала и пела от восторга, она не шла, а летела, не чувствуя под собой ног.
Молодая кровь кипела в ее жилах. «Да, Макси, ты влюбилась!» В первый раз в жизни она была влюблена. Ей нравилось в Фалько Блэкхерсте буквально все. Она уже опять хотела оказаться в его объятиях, вновь ощутить прикосновение его жестких и чувственных губ.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубины Блэкхерста - Грин Мария



Скучный и нудный.
Рубины Блэкхерста - Грин МарияОсоба
1.01.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100