Читать онлайн Летняя рапсодия, автора - Грин Грейс, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летняя рапсодия - Грин Грейс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летняя рапсодия - Грин Грейс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летняя рапсодия - Грин Грейс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Грейс

Летняя рапсодия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Было приблизительно около шести вечера, и Уитни возилась на кухне, когда услышала шаги Люка в коридоре. Весь день его не было: тотчас после их ссоры он уселся в пикап и с грохотом укатил вниз по дороге. И вот вернулся…
Уитни выпрямилась на стуле, положила на тарелку сэндвич и приготовилась к нелегкому разговору, который им предстоял. Он неизбежно воспротивится тому плану, который она собиралась ему предложить и который созрел у нее в голове в его отсутствие, – разделить дом пополам.
Ее комнаты… и его комнаты.
Ее части дома… и его части дома.
И только кухня общая.
Она напряженно смотрела на дверь, чувствуя, как ее кровь наполняется адреналином.
Дверь открылась, и Люк по-хозяйски ввалился в кухню. В руках он держал битком набитые пакеты из супермаркета.
– Привет, – равнодушно бросил он.
– Где Трой?
Он поставил пакеты на противоположный конец стола.
– Я только что уложил его.
Он включил монитор малыша над хлебницей, и тут же послышалось сладкое сонное посапывание.
– Пока тебя не было, приезжал грузовик с какими-то ящиками. Я попросила шофера все отнести в твою комнату.
– Да, я уже заметил. Премного благодарен. Там в основном одежда и личные вещи – мои и Троя, – наконец-то их доставили из Калифорнии. – Он бросил взгляд на содержимое ее тарелки. – Подъедаешь остатки?
– Ммм. – Она взяла малоаппетитный сэндвич с тунцом и откусила кусочек. Из-под ресниц она наблюдала, как Люк выгружает из пакетов бройлерного цыпленка, упаковки бифштексов и ребрышек и седло барашка в полиэтилене.
– Итак, – он хитро посмотрел на нее, – какую половину холодильника ты выбираешь? Если хочешь, бери верхние полки, нижние полки – мои. То же самое с морозилкой.
Уитни казалось, что из нее выпустили весь воздух. По ироничной усмешке в его глазах она поняла, что он предвидел ее план и, вместо того чтобы защищаться, решил атаковать. Ну что ж, это сражение она не позволит ему выиграть.
– Мне все равно.
В этот момент один из бумажных мешков опрокинулся и несколько чистеньких шампиньонов покатилось к краю стола.
– И еще я подумал, – с улыбкой продолжал Люк, – что в любом случае ты встаешь так поздно, что имеет смысл мне использовать кухню рано утром – скажем, с семи до восьми. Днем с двенадцати до часу, а по вечерам с шести до семи.
– Значит… все оставшееся время кухня – моя. – Она с отвращением отложила свой сэндвич. Еще кусок – и она бы подавилась.
– Ну уж нет, не забывай, нас же трое. Малышу тоже надо когда-то есть. Обычно он встает около шести, но у него еще не выработался постоянный режим, так что я никогда не знаю заранее, в какое время его надо кормить.
Уитни отодвинула стул и встала из-за стола.
– То есть тебе нужен неограниченный доступ в кухню?..
– Насчет же всего остального, – не слушая ее, Люк вертел в руках коробку с мороженым, – гостиная твоя, а я возьму себе библиотеку…
– Но телевизор стоит в библиотеке!
– Ты не можешь жить без телевизора?
– Конечно, могу. В конце концов, – легким тоном сказала она, – это же ненадолго.
– Может быть, и на гораздо более долгий срок, чем ты можешь себе представить. – Он наклонился и сунул мороженое в морозилку. – Я утром заехал в Пентиктон, нашел себе адвоката. – Люк выпрямился и с вызовом посмотрел на нее. – Я собираюсь опротестовать завещание моей бабушки.
Сообщение тяжким грузом легло ей на сердце. Господи, как она ненавидит ссоры! Но она не может позволить Люку ее запугать, как он запугивал ее тринадцать лет назад.
– Ты же говорил, что у тебя нет денег. – Она крепко ухватилась за спинку стула. – А чтобы нанять адвоката, деньги вдруг нашлись. Чем же ты собираешься ему платить?
– Ей.
– А! – Уитни презрительно рассмеялась. – Все понятно! Не обладая финансовыми средствами, тебе пришлось использовать свои физические, чтобы получить, что тебе надо! Очаровательно!
– Эх ты! Такая молодая – и такая циничная! Вообще-то Марилла Итон согласилась работать на следующих условиях, ну понимаешь, – медленно, словно объясняя несмышленышу, продолжал он. – Если я выиграю, то она получит свой процент, а если проиграю… она ничего не получит.
Уитни нахмурилась.
– Но… если ты начнешь процесс, то имущество будет…
– …заморожено.
– А это означает, что ты и я…
– …будем продолжать жить здесь вместе довольно длительный срок.
Невыносимо. Уитни выпрямилась во весь свой рост.
– Если ты думаешь, что перспектива судебного разбирательства может меня испугать, то ты глубоко заблуждаешься. Крессида оставила все состояние мне. И ни один судья не опровергнет…
– Нет никакого смысла пытаться угадать, что судья собирается решить. Будущее покажет… А пока давай сосредоточимся на настоящем. Мы поделили первый этаж, давай делить второй. Итак, спальни. Я остаюсь в своей, а Трой спит в той, что рядом. Со временем я ее переделаю в детскую. – Он говорил так быстро и уверенно, что мысли Уитни смешались, она явно не поспевала за ним. – И, – невозмутимо продолжал он, – твои комнаты будут…
– Это не твое дело, Люк! – взвизгнула Уитни. Господи, что случилось с ее голосом! Она сама себя не узнавала!
– Конечно! – Он поднял руки. – Разве я что-то не так сказал? Конечно, не мое дело… пока…
– Пока что!
Повернувшись к ней спиной, он открыл дверь морозилки и принялся запихивать внутрь цыпленка.
– Пока ты сама не пригласишь меня к себе, милочка.
Какая самоуверенность! Поразительный нахал!
– Тебе придется чертовски долго этого дожидаться! – Если бы взгляд мог жечь, его спина уже давно превратилась бы в пепел. – Для тебя, возможно, это удар, но, во всяком случае, одна женщина в Изумрудной долине абсолютно невосприимчива к твоим чарам.
– О! – Люк повернулся к ней и ехидно улыбнулся. – Значит, ты признаешь, что у меня есть чары?
От раздражения у нее заломило в висках.
– Ты невозможен! – Она схватила со стола тарелку, выкинула в мусорное ведро недоеденный сэндвич и кинулась к раковине. – И откуда у тебя деньги на все эти продукты? – Уитни бросила на него уничтожающий взгляд. – Ты же уверял, что…
– Будучи в городе, я заложил свой «Ролекс». – Он поднял вверх левую руку. – Убедилась?
– Да, убедилась, – прошипела она. – И сколько же ты за него получил?
– Достаточно… на ближайшее время. – Он закончил укладывать в морозилку баранину и ребрышки.
– А когда они кончатся?
Он неторопливо снял с упаковки бифштексов пленку и наклонился, чтобы выкинуть полиэтилен в мусорное ведро.
– На чердаке я нашел коллекцию хоккейных сувениров, оставшуюся мне от деда, и альбомы с марками. Теперь это стоит целое состояние.
– А не лучше ли тебе сохранить это для Троя? – невольно спросила она. – Наверняка…
– Приходится спешить, когда дьявол подгоняет, – с абсолютной точностью воспроизвел он тон, каким Уитни поправила его.
– Какие же мы способные!
– А вы думали, просто красавчик с журнальной обложки? – Ехидная ухмылка. – А сейчас, – он подчеркнуто взглянул на электронные часы на плите, – пардон, но уже шесть часов.
Непонимающе она уставилась на него.
– Мое время ужинать, – рявкнул Люк и вынул из пакета большую луковицу. – Время пошло.
– Но…
– Ты уже хочешь нарушить нашу договоренность?
– Конечно, нет! – Она проглотила слюну: одного-единственного сухого сэндвича для ужина было явно недостаточно. Ее раздражение возросло настолько, что она с трудом удерживалась, чтобы не затопать ногами, как капризный ребенок. – Ты в самом деле умеешь готовить? – Несмотря на ее попытки оставаться равнодушной, вопрос, сорвавшийся с языка, прозвучал довольно жалобно.
– Ага.
Ей хотелось гордо промолчать, но любопытство победило:
– И где же ты учился?
– На кухне одного очень шикарного отеля.
– А-а.
Он поднял брови.
– Еще вопросы будут?
– Нет. – Она махнула рукой в сторону плиты, надеясь, что жест вышел достаточно безразличным. – Это все в твоем распоряжении.
– Благодарю.
– Не стоит благодарности!
Ее преисполненная сарказма реплика осталась без ответа. Люк уже успел включить вытяжку над плитой, и ее мягкое жужжание заглушило слова Уитни.
Бифштекс с луком. Вот что Люк собирался приготовить себе на ужин.
Она еще раз проглотила слюну, и ее решимость утроилась.
Сражение продолжается.


Уитни поднялась к себе наверх почистить зубы и наконец-то избавиться от привкуса рыбы во рту; но, проходя мимо приоткрытой двери спальни Люка, не смогла удержаться и проскользнула в комнату поглядеть на малыша.
Трой сидел в кроватке, сосредоточенно пытаясь засунуть желтую пластмассовую кружку внутрь ярко-красной несколько меньшего размера. Когда девушка подошла к нему, малыш поднял голову и не моргая уставился на нее.
– Здравствуй, котенок, – сказала Уитни.
Какое-то время он молча смотрел на нее своими огромными синими глазами, словно решая, стоит ли она его дружбы.
Похоже, что она выдержала испытание.
Он уронил кружки и, ухватившись за вертикальную решетку своей кроватки, пыхтя и переваливаясь, неуклюже поднялся на ножки и попытался вцепиться в ее золотые локоны.
– Тебе нравятся мои волосы, шалунишка? – засмеялась она. – А мне очень нравятся твои. – Она ласково дотронулась до его макушки, наслаждаясь теплым детским запахом и шелковистостью его тонких волосиков. – Ты такой хорошенький, – прошептала она и скривилась. – Ну как у такого чудесного и сладкого малыша может быть такой отвратительный папочка!
Трой хмыкнул, словно понял, что она сказала.
Она посмотрела вокруг и покачала головой. Даже и без четырех огромных ящиков, доставленных сюда шофером, комната выглядела так, словно в ней разорвалась бомба. Старая полотняная сумка стояла рядом с платяным шкафом Люка, из которого кучей вываливалось все содержимое. Постель была не убрана, и несколько предметов одежды Троя валялось на ковре. Ей очень захотелось навести здесь порядок, но она сдержалась. Если Люку нравится жить в таком свинарнике, это его дело, а она не собирается за ним прибирать!
– Твой папуля, – снова повернулась она к Трою, который потерял интерес к ее волосам и плюхнулся опять на попку, – не только мерзкий тип, но к тому же и неряха! Кроме того, грубый и дерзкий… А когда он был мальчишкой, то за ним бегали все девчонки в долине… все, кроме меня! Он был известным сердцеедом… но даже в двенадцать лет я терпеть его не могла!
Трой насупил бровки, и Уитни улыбнулась.
– Ты считаешь, что я не права? Тебе, наверно, хочется, чтобы я сказала что-нибудь приятное о твоем старичке? Ну ладно, вот что я тебе скажу. – Она выпрямилась, чтобы уйти. – Если когда-нибудь я обнаружу в нем что-то хорошее и достойное упоминания, обещаю, что расскажу тебе первому. Но думаю, что вряд ли это случится…
На следующее утро, когда Уитни появилась на кухне, Люк стоял у раковины и тщательно мыл противень из микроволновой печки.
– Вчера вечером, – он вытер поднос и водрузил его на место, – я придумал план.
Аромат поджаренного бекона еще витал в воздухе, смешиваясь с запахом свежего кофе; но, как увидела Уитни, кофейник был пуст… Пуст, вымыт и снова готов к употреблению. Неужели так трудно было приготовить кофе на двоих?
Уитни подавила вздох. Она даже собиралась обратиться к нему вчера вечером с этой просьбой. Перед тем как лечь спать, она столкнулась с ним у лестницы и была готова опуститься настолько, чтобы попросить об этом Люка, когда тот с гнусной усмешкой сказал:
– Я не был бы джентльменом, если бы не предупредил тебя, Уитни, что слышал всю твою болтовню. Когда ты в моей комнате сладко беседовала с моим сыном, через монитор я слышал все до последнего слова.
Она ахнула… и почувствовала, как ее щеки заливает румянец. Черт, что же она там наговорила? Он насмешливо улыбнулся.
– Ничего хорошего я от тебя не услышал. Но не волнуйся, наши чувства вполне взаимны.
Уитни кинулась вверх по лестнице, ощущая себя сейчас более круглой идиоткой, чем когда-либо в жизни. Из-за этого она отвратительно спала и сегодня утром встала совершенно разбитой. Весь ее организм настойчиво требовал свою порцию кофеина.
– Уитни, ты меня слышишь? Эй, ты здесь? – Люк помахал рукой у нее перед глазами. – Я говорю, у меня появился план…
Он уже обнаружил, что по утрам она всегда туго соображает. А сейчас у него была прекрасная возможность убедиться, что, пока она не влила в себя хотя бы одну чашку кофе, с ней вообще лучше не находиться рядом.
– А вчера вечером мы наметили план, – отрезала она, доставая упаковку фильтров из шкафчика. – И, согласно этому плану, в восемь часов утра духу твоего не должно быть на кухне!
– А что, уже восемь? – невинно осведомился он. – Надо же, как неудобно без часов!
– На плите есть электронные!
– Елки-палки, а я и не заметил!
Она предпочла проигнорировать смех в его голосе и подозрительно посмотрела по сторонам.
– Где Трой?
Не собирается ли Люк заявить, что как раз пора малышу завтракать? Похоже, он намерен и дальше болтаться на кухне!
– Трой наверху, играет в своей кроватке. Слушай, то, что я собираюсь тебе сказать, не займет много времени. Мы можем поговорить, пока ты будешь есть свой завтрак.
– Нет никакого смысла в установлении правил, если никто не собирается их соблюдать! Кроме того, я никогда не завтракаю. – Открыв холодильник, она высматривала зеленую банку, в которой хранила молотый кофе. Уитни всегда ставила ее на нижнюю полку дверцы, а сейчас ее там не было. – Ты брал мой кофе? – гневно взглянула она на Люка.
– Твой кофе стоит на верхней полке дверцы.
– Слушай, если ты берешь мои вещи, то хотя бы ставь потом на место.
– Но нижняя часть холодильника моя, ты уже забыла?
Он опять говорил этим тоном – спокойным, примирительным, как говорят с упрямым ребенком. Грубое слово вертелось у нее на языке, и она прикусила губу, чтобы оно не сорвалось.
Уитни достала банку, открыла ее и отсыпала три ложки в фильтр. Потом поставила банку на место.
– А слово «извини» тебе вообще незнакомо? – мягко поинтересовался Люк.
Повернувшись к нему спиной, она включила кофеварку.
– Вообще-то тебе уже давно положено отсюда убраться.
Она посмотрела в окно… но ее внимание привлекло не ясное весеннее утро, а отражение Люка в стекле. Она уже заметила, что сегодня на нем голубая футболка, от которой его синие глаза сияют еще ярче, и черные вельветовые брюки. И, несмотря на свое кислое настроение, девушка была вынуждена признать, что никогда еще он не выглядел так привлекательно.
Его губы сложились в насмешливую улыбку, и она поняла, что он заметил ее внимание к своей персоне.
Уитни повернулась к нему лицом, сложила руки на своей изумрудно-зеленой блузке и вызывающе уставилась на Люка.
– О'кэй. – Он отошел к двери. – Но все же я подкину тебе пищу для размышлений. Нам придется жить здесь вместе довольно длительное время – может быть, несколько месяцев…
– Особо на это не рассчитывай!
– …может даже, несколько лет. – Он встал прямо перед ней, так близко, что она слышала пряный запах его одеколона и ощущала тепло его кожи. – Нам надо что-то предпринять с виноградниками. У меня есть идея, но осуществить ее можно, только если ты согласишься со мной сотрудничать. Мы можем поговорить?
– Только не сейчас. – Когда ты так близко, подумала она, мои мозги превращаются в картофельное пюре. – Попозже.
– Когда попозже?
– После того, как я выпью чашку кофе.
– А, ты одна из этих!
– Из каких этих?
– Когда ты выпьешь вторую чашку, – уголки его губ насмешливо дрогнули, – приходи в библиотеку. Я обрисую тебе мой план. – Прихватив мониторчик, он вышел.
– Одна из этих? – все более раздражаясь, повторила Уитни.
Но дверь уже захлопнулась за ним, и единственным ответом на ее вопрос было эхо его издевательского смеха.


– Заходи!
Как только Люк ответил на ее громкий стук, Уитни распахнула тяжелую дверь библиотеки и вошла.
Он стоял у окна, глядя на расстилающуюся перед ним долину с виноградниками, и не сразу повернулся к ней.
С чашкой в руке она подошла к кожаному диванчику напротив газового камина. Искусственный огонь, пляшущий на фальшивых дровах, тем не менее давал достаточно жара и освещал все вокруг теплым сиянием. Она уселась, вытянула длинные ноги и, взяв в обе ладони чашку тонкого фарфора, глянула на Люка.
– Ну так что за план, о котором ты хочешь поговорить?
Люк отвернулся от окна и перешел к резному письменному столу своей бабки. Он сел за стол, удобно откинулся в кресле и заложил руки за голову.
– Предположим, что мое внезапное появление в поместье не состоялось. – Полузакрытыми глазами он лениво изучал сидящую на диване девушку. – Что бы ты тогда сделала с поместьем?
– Наверно, продала бы.
– По твоему тону слышно, что тебе не хотелось бы так поступать.
– Конечно, не хотелось бы! За последние тринадцать лет поместье стало мне домом. Все корни здесь…
– Ладно, нет необходимости поднимать твое прошлое. Короче, тебе пришлось бы выставить недвижимость на продажу, потому что…
– Потому что у меня нет денег содержать такое имение. Ты сам сказал, что виноградники не в том состоянии, чтобы приносить доход.
– Поэтому тебе пришлось бы их продать. У тебя не было бы другого выхода из-за нехватки денег.
– Если бы у меня появились деньги, – Уитни отпила глоток своего кофе, наслаждаясь живительной влагой, – я бы наняла управляющего, вырвала бы старые кусты и посадила бы новые.
– И получила бы урожай не раньше чем через пять лет.
– Я полностью сознаю, что в данной финансовой ситуации у меня такой возможности нет, – пожала плечами Уитни.
Люк резко подался вперед и сложил руки на столе.
– Есть другой выход, – глядя на нее ледяными синими глазами, сказал он.
Уитни бросила на него скептический взгляд.
– Да? Какой же?
– Мы можем привить черенки тех сортов винограда, которые пользуются на рынке спросом, на старые корни. До недавнего времени в округе Оканаган никто этого еще не проделывал – во всяком случае, успешно.
– Почему же это не получалось?
– Считается, что из-за климата, сильных зимних морозов.
– А на самом деле?..
– Один из наиболее прогрессивных хозяев решил, что неудача вызвана не морозами, а тем, что специалисты, проводящие прививку, недостаточно квалифицированны и технически умелы. Поэтому он пригласил опытных специалистов и доверил им половину своей плантации.
– И успешно?
– На редкость успешно. Так что, если мы проведем прививку уже этой весной, мы вполне можем рассчитывать на отличный урожай осенью следующего года. Первоначальный расход, будь то прививка или пересаживание, приблизительно одинаков. Но после этого мы сумеем добиться солидной экономии продукции и потрясающей разницы в расходе наличных. Ну… как ты думаешь?
Его энтузиазм был заразителен, но Уитни заставила себя подавить поднимающееся в ней воодушевление.
– Но это совершенно бессмысленно обсуждать, у нас ведь нет денег. Кроме ежедневных расходов нам понадобятся деньги, чтобы купить черенки для прививки…
– Ну да, конечно.
– Потом нужно нанимать специалистов. И причем опытных. Чем ты собираешься им платить?
Люк заколебался… и Уитни медленно опустила свою чашку. Она поняла, что он предвидел ее вопрос и уже подготовил ответ – ответ, который ей, скорее всего, не понравится. Напряжение между ними росло.
– Ну и?.. – не выдержала она.
– «Мерседес», – сказал он. – Он на твое имя?
– Да, но…
– Машину бабушка тебе купила?
– Это был подарок в честь окончания колледжа, когда я вернулась домой с дипломом, – словно защищаясь, пояснила Уитни.
– Это меня не интересует. Я пытаюсь определить, что принадлежит лично тебе.
– «Мерседес» мой, – холодно сказала девушка. – Ему всего два года. Сколько он может стоить, ты сам знаешь.
– А сколько у тебя на счету в банке?
– Только около двух тысяч.
Интересно, к чему это он клонит?
Люк уставился в пространство, явно что-то подсчитывая. Не в силах вынести напряженного молчания, Уитни помахала рукой у него перед глазами.
– Очнись, Бранниген!
– Извини. – Он задумчиво провел ладонью по отливающим золотом волосам. – Я пытался подсчитать расходы, и если мы начнем этой весной с прививания половины виноградника, а затем следующей весной… да я думаю…
Уитни резко поднялась на ноги.
– А я думаю, – вспылила она, – что ты слишком многое считаешь само собой разумеющимся! – Ей так хотелось его ударить, что она непроизвольно сжала кулаки, но, сдерживаясь, опустила руки. – Может, этот план и кажется тебе осуществимым, но, согласно твоим измышлениям, если кому-то и придется чем-то жертвовать, то это буду я! Я продаю свою машину, мы тратим мои деньги, мы живем в пока еще моем доме! – Она усмехнулась. – А что ты собираешься делать, кроме того что сидеть на моей шее?
Он вскочил на ноги.
– Минутку, Уитни!..
– И что я получу в конце концов, если судья объявит завещание недействительным? Ноль! Я вылетаю ни с чем!
– Ровно столько же у тебя было, когда ты появилась здесь тринадцать лет тому назад!
Внезапная тишина была так насыщена грозовым электричеством, что Уитни чуть не задохнулась. Она потрясенно уставилась на Люка. На его сурово сжатые губы, неприязненность в глазах, на непреклонно застывшие плечи.
– Это низко, – тихо сказала она. – Во всяком случае, я сумела чего-то добиться в жизни за эти годы. Я горжусь тем, чего я достигла. И твоя бабушка тоже мною гордилась. Я уже говорила тебе, Люк, ты не можешь больше меня оскорбить. Единственный человек, которого ты оскорбляешь своими подлыми выпадами, – это ты сам!
Она повернулась и пошла вон из комнаты, всем своим видом показывая, что презирает и отвергает его… и его план.
Смешно, но когда она смотрела на него, такого воодушевленного своими идеями, то почувствовала, как сомнения закрадываются ей в голову.
Справедливо ли отказывать ему в том, что принадлежит ему по праву рождения? Но этот всплеск неприязни Люка к ней очень быстро раздавил все угрызения совести, и в результате его идеи рассыпались в прах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Летняя рапсодия - Грин Грейс

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Летняя рапсодия - Грин Грейс



Очень хороший роман. Ласковый и нежный.
Летняя рапсодия - Грин ГрейсАлина
19.09.2012, 14.35





Советую. Гг-й не миллионер. Нет соплей.
Летняя рапсодия - Грин Грейсиришка
2.02.2014, 21.14





Что тут ласкового и нежного увидела Алина...сплошные оскорбления , недоверие, ненависть..а потом ..потом все хорошо!
Летняя рапсодия - Грин ГрейсВалентина
6.03.2014, 14.33





Я очень люблю такие романы. Когда гл героя и героиню связывало что-то с детства, особенно когда это что-то было ненавистью. Советую читать!!!
Летняя рапсодия - Грин ГрейсАнна
22.10.2014, 3.52





Не понравилось.
Летняя рапсодия - Грин ГрейсО.
21.12.2014, 12.27





Читать определенно стоит, хороший роман
Летняя рапсодия - Грин ГрейсИрина
25.08.2015, 18.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100