Читать онлайн Хочу ребенка!, автора - Грин Джейн, Раздел - 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хочу ребенка! - Грин Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хочу ребенка! - Грин Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хочу ребенка! - Грин Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Джейн

Хочу ребенка!

Читать онлайн


Предыдущая страница

30

Единственное утешение – что Крис ничего не слышал.
По крайней мере, так Сэм внушала самой себе. Неоднократно.
Неудивительно, что остаток вечера обернулся катастрофой. Джилл и Дэн спустились вниз и обнаружили, что все, кроме Криса, вдруг побледнели и дрожат. Сэм не могла даже взглянуть в их сторону и через пару минут ушла спать, соврав, что у нее внезапно разыгралась мигрень. Она лежала в постели, свернувшись в позе эмбриона, и стыд и унижение заполоняли ее существо до тех пор, пока она смогла лишь стонать.
Джилл очень быстро сообразила, что произошло. Она зашла на кухню, спросить Мэйв, в порядке ли Сэм, и заметила приемник на полочке у окна. Он все еще был выключен. Заметно побледнев, она повернулась к Мэйв и проговорила слабым голосом:
«Приемник?».
Она хотела было сказать что-то еще, но ледяной взгляд Мэйв заставил ее замолкнуть.
– Да, – ответила Мэйв. – Приемник, – она смерила ее взглядом, и Джилл тихо обернулась и что-то прошептала Дэну на ухо.
Через несколько минут они попрощались с Мэйв и Марком, не в силах смотреть им в глаза, забрали очень уставшую и недовольную Лили, и уехали.
Лишь Крис не имел ни малейшего понятия о том, что произошло.
– Что с ними? – спросил он сразу же после ухода Джилл и Дэна. – Я что-то не так сделал? Или ты, Марк? Ты что, их обидел? Испугал? – он принялся было добродушно подшучивать над Марком, как раньше, но Марк никак не отреагировал на его шутки, лишь пожал плечами и покачал головой.
И вскоре они с Мэйв ушли.
Крис вымыл посуду в полной тишине и, приготовив чашку чая и три таблетки нурофена, поднялся наверх. На минутку остановился у двери спальни, прислушавшись к стонам Сэм, потом тихонько зашел и сел на кровать рядом с ней.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил он, поглаживая ее по спине. – Неужели так плохо?
– Ужасно, – простонала она.
И разрыдалась.
Крис нежно поглаживал ее по спине, двигая рукой по кругу медленными ритмичными движениями, пока рыдания не перешли в нервные всхлипывания. Ей было так стыдно, что она не могла заставить себя взглянуть на него.
Что же до Криса, то он почувствовал, что что-то произошло. Может, он толстокожий, но не тупой.
Хотя все думали, что он ни о чем не догадывается, он заметил, как расцветает Сэм, когда Дэн рядом, и понял, что дело в тайной и глупой влюбленности. Но он верил в свой брак, верил в Сэм и знал, что это пройдет.
И он также знал, что случилось неладное. Он мог бы догадаться, но не хотел размышлять на эту тему и гадать, что могло произойти. Достаточно было видеть, что сегодня вечером ее влюбленности пришел конец. Это чувство, каким бы оно ни было, исчезло. Резко и навсегда.
Все было кончено.
И все остальное было уже неважно.
В ту ночь Сэм плохо спала. Эта ночь отличалась от других. Вместо того чтобы лежать в кровати и предаваться фантазиям о Дэне, она снова и снова прокручивала у себя в мозгу его снисходительный тон. Пыталась выкинуть его из головы, заставляла себя сосредоточиться на чем-то другом, но его голос опять проскальзывал в ее мысли.
«Эта несчастная корова испытывает множественные оргазмы, стоит ей лишь взглянуть на меня».
О боже. О боже. Сэм съеживается от унижения, от того, как ошибалась, какой была дурой, если не замечала, что Дэн всего лишь играет с ней.
Но, самое худшее, он видел ее такой, какая она есть на самом деле. Она-то думала, что выглядит сексуально, соблазнительно, чудесно, а он считал ее посмешищем.
Несчастная корова.
Он увидел в ней именно то, чего она боялась и скрывала от других: толстую домохозяйку из пригорода. Идиотка. Она знала, что он о ней думает: она была объектом издевок, ничтожеством, посмешищем.
Жалкое зрелище.
Это самый ужасный вечер в моей жизни, думает Сэм. Я никогда не смогу пережить этого. И никогда больше не смогу взглянуть Мэйв и Марку в глаза. Я этого никогда не забуду.
В 4.34 Крис начинает тихонько похрапывать. Сэм садится на кровати и наблюдает за ним, смотрит, как подрагивает его тело, как его спина слегка вздымается вверх-вниз, и ждет. Ждет, когда почувствует ненависть.
Все эти месяцы она лежала ночью без сна и ждала, когда он захрапит. Ждала, чтобы оправдать свое раздражение и злобу. Лежала в постели и шипела, чтобы он заткнулся, и ненавидела его за то, что он оказался не тем человеком, за которого она должна была выйти замуж.
И сегодня ночью она ждет, когда эти эмоции хлынут через край с избытком желчи, но, к своему изумлению, не чувствует ничего. Это всего лишь Крис, думает она, и глаза ее наполняются слезами. Посмотрите на его тело; эту спину я знаю так хорошо, что могла бы отыскать на ней каждую родинку с закрытыми глазами. Посмотрите на его волосы: эту густую, косматую шевелюру она бы узнала в море других голов. Внезапно он кажется ей таким родным, таким уютным, и эмоции переполняют ее, а к горлу подкатывает комок.
О боже, думает Сэм, пораженно качая головой. О чем же я думала? Что я наделала?
– Крис, – шепчет она, протягивая руку и дотрагиваясь до него.
– Извини, – бормочет Крис и переворачивается на бок.
Он так привык, что ранним утром она тыкает его и шипит, что это выходит у него автоматически.
Сэм улыбается, а по щекам катятся слезы. Она пристраивается сзади, подтягивая колени и крепко прижимая их к его ногам, и обнимает его за спину.
– М-м-м, – бормочет Крис, на секунду просыпаясь.
– Я люблю тебя, – шепотом произносит она и улыбается.
Ужасы вчерашнего вечера постепенно отступают. Она крепче обнимает его, прижимается и понимает, что за ним она – как за стеной. Он всегда будет заботиться о ней, всегда придет на помощь.
Он – мой муж, думает она, зарываясь носом в его волосы и вдыхая его запах. Сэм благодарит бога, что он ничего не знает и ничего не слышал.
Отец моего ребенка.
Мой любимый мужчина.
Мэйв появилась тремя днями позже, выждав, по ее мнению, подобающий срок. Сэм не отвечала на звонки, но Мэйв хочется увидеть ее перед Рождеством.
– Я хотела сначала позвонить, – объясняет она, расстегивая комбинезон Поппи, – но подумала, что придумаешь предлог и скажешь, что занята, а я переживала из-за… из-за… ты знаешь. О том, как ты… – у Мэйв смущенный вид, но Сэм смеется и распахивает дверь.
– Я в порядке, – говорит она. – Кофе хочешь?
Мэйв идет за ней по коридору. Ее беспокоит, что Сэм пытается храбриться. В конце концов, Мэйв сама была там тем вечером. И все слышала. Можно только догадываться, какое унижение сейчас испытывает Сэм.
Сэм хлопочет с кофейником, а Мэйв усаживает Поппи на стульчик и поворачивается к Сэм, убедившись, что Поппи надежно пристегнута и сидит тихо.
– Сэм? Ты в порядке? Правда! Я ведь все слышала тогда. Это было ужасно, и я бы умерла, если такое произошло со мной. Я все понимаю, просто переживаю за тебя.
Сэм с горькой усмешкой садится за стол, поставив перед собой две чашки кофе.
– Мне не хочется даже вспоминать об этом, – говорит она. – Стоит только подумать, и меня сразу тошнит.
– Должна сказать, этот Дэн – полное дерьмо. И я с самого начала так подумала. Тогда, когда мы только познакомились, я сразу подумала: какой ублюдок. Было видно, что он издевается над тобой…
– Прекрати! – Сэм вытягивает руку.
Еще не хватало слушать о том, как Дэн издевался над несчастной коровой Сэм.
– Я не хотела тебя обидеть, – честно признается Мэйв. – Ведь ты ему нравилась. Это же очевидно?
– Ничего подобного, – вздыхает Сэм и сжимает руку Мэйв. – Я знаю, что я ему не нравилась, ничего страшного, можешь не врать, лишь бы мне стало лучше. Самое ужасное то, что я чувствую себя полной идиоткой. Последние несколько недель я была одержима этим парнем, думала, что вышла не за того человека, и что с Дэном наконец обрету вечное счастье. Но все это оказалось лишь дурацкой детской влюбленностью, которая зашла слишком далеко, и… – она умоляюще смотрит на Мэйв. – И я же замужем. Я не должна влюбляться как девчонка. Какого черта я только думала.
– Какого черта мне знать?
Мэйв пожимает плечами, и они смеются.
– В ту ночь я долго размышляла об этом, – устало произносит Сэм. – Знаешь, когда я вышла за Криса, то была уверена, что никогда больше даже не взгляну на другого мужчину. Так и вышло. Шесть лет меня никто больше не интересовал. Но, наверное, я чувствовала себя такой толстой, непривлекательной и скучной, что, когда Дэн проявил ко мне интерес, я раздула это до невероятных пропорций. А ведь кто угодно мог бы обратить на меня внимание, и это ударило мне прямо в голову.
– К тому же, – мягко добавляет Мэйв, – если ты замужем или живешь с мужчиной, это вовсе не значит, что тебе нельзя влюбляться.
– Правда? Хочешь сказать, ты тоже влюблялась в других мужчин? А как же Марк?
– Серьезно я не влюблялась, но иногда можно пофантазировать. Но все дело в выборе, не так ли? Ты взвешиваешь все варианты: что у тебя есть, и что ты можешь потерять. Я бы никогда не подумала, что предпочту любимого мужчину и ребенка безумному сексу и шикарным мужикам, но теперь у меня есть Марк и Поппи, и я ни за что не стала бы ими рисковать.
Сэм задумчиво кивает.
– Ты права. Я только той ночью это поняла. Дэн научил меня ценить то, что у меня есть. Ты абсолютно права. Надо было только мечтать о нем, но не превращать фантазию в реальность.
– Ты не виновата. Он тебя провоцировал. Ты была недовольна собой, и он как хищник кинулся на добычу.
– Так оно и было.
– Да. Этот ублюдок посмеялся над тобой.
Сэм вздыхает.
– Какой же я была дурой.
– А как же Крис? Может, сейчас и не самое подходящее время признаваться в этом, но мне показалось, что он прелесть.
– Он и в самом деле прелесть, – улыбается Сэм. – Жаль, что до меня это дошло лишь в полпятого в понедельник утром. О боже, – она корчит гримаску. – Ведь Джулия была права.
– О чем ты?
– Недавно Джулия сказала, что у меня послеродовая депрессия. Не думаю, что все так серьезно, поклянусь богом, в последние несколько месяцев я жила как в тумане. Ненавидела свою жизнь, свой брак, ненавидела Криса. Я любила только Джорджа, он был единственной радостью, единственным, что мне не хотелось менять. Я была уверена, что мой брак разрушен, и все наладится, когда я уйду от Криса.
– А теперь все изменилось?
– Я как будто завернула за угол. Это нечеловеческое унижение… – Она поеживается при одной мысли. – Оно заставило меня засомневаться. Думаю, все было именно так, как ты сейчас описала, но в моем случае мне не пришлось взвешивать и решать, что я могу потерять. Я просто переоценила ситуацию и осознала, что должна быть благодарна и счастлива.
– Тебе удалось избавиться от ненависти за одну ночь?
Мэйв изумлена, но вместе с тем ей любопытно. У Сэм в глазах появился огонек, которого она раньше никогда не замечала.
– Знаю. В это трудно поверить. Но все как будто рукой сняло. Мое негодование. Злобу, которую вызывал Крис. Дело даже не в Крисе, проблема была во мне, хотя я даже не уверена, что я виновата. Думаю, все дело в гормонах. И может, депрессия еще не прошла, может, мне просто полегчало на время. Но я так рада, что снова люблю его, просыпаюсь утром и чувствую себя довольной и жизнерадостной.
– Я и не думала, что тебе было так плохо, – говорит Мэйв. – Почему ты мне не сказала?
– Я никому не говорила. Потому что сама не понимала. Это длилось так давно, что превратилось в норму. Я и забыла, что можно жить по-другому.
Мэйв улыбается.
– Значит, получается, ты должна благодарить Дэна за то, что он спас твой брак и вернул тебе разум. На твоем месте я бы послала ему открытку. А может, цветы?
– Иди ты в задницу, – со смехом отвечает Сэм.
– Сама иди, – смеется Мэйв и закрывает Поппи уши руками. – Хватит ругаться, здесь дети!
К Крису вернулась жена. Он вернул свою жизнь. Теперь он приходит домой, и Сэм, его любимая Сэм, встречает его с улыбкой. Она внимательна, нежна, она сияет от счастья, и на этот раз он уверен, что причина этому – не посторонний человек.
Если, конечно, не считать Мэйв. Мэйв, которая заняла место Джулии, сама того не подозревая.
Сэм намеревалась больше не звонить Джулии, – не позволяли гордость и самодовольство. Прошла неделя. Потом две. Вдруг Сэм поняла, что не говорила с Джулией уже почти два месяца, и пришла в отчаяние. Она скучала по Джулии. У нее была Мэйв, но Джулия знала ее, как никто другой, их объединяло общее прошлое. Это не одно и то же. Сэм пыталась позвонить, даже брала трубку и начинала набирать номер, но гордость каждый раз мешала ей довести дело до конца и помириться.
Как-то вечером она сидела и смотрела старые фотографии – ее и Джулии, снимки разных лет. И, проглотив гордость, взяла трубку и позвонила.
– Я вела себя отвратительно, – смиренно признала она. – Ты была права, а я ошибалась, и ты должна простить меня, потому что я скучаю по тебе и не хочу тебя потерять.
– Я тоже по тебе скучаю, – ответила Джулия, и обе подруги улыбнулись сквозь слезы. – Ладно, – проговорила она, – я знаю, какая ты старая балда, но в конце концов к тебе всегда возвращается здравый смысл.
Они долго разговаривали. Сэм рассказала Джулии о Крисе, о том, как увидела свет в конце тоннеля, и Джулия ни капельки не удивилась.
– Хорошо, хорошо, – пробормотала Сэм. – Я знаю, что ты и в этом была права, но хватит обо мне, что у тебя новенького? Как твоя бурная безумная личная жизнь?
– Вообще-то, – скромно произнесла Джулия, – не такая уж она бурная и безумная.
Сэм затаила дыхание.
– Ты что, кого-то встретила?
– Это не кто-то, это Джек. Мы опять вместе.
– О, – Сэм потеряла интерес. – И надолго, на этот раз?
– Нет, нет. На этот раз все по-другому. Мы встречаемся исключительно друг с другом.
– О господи, ты превратилась в настоящую американку. Исключительно – это он так выразился?
– Да, – засмеялась Джулия. – Но это… здорово.
– Рада, что ты довольна. Это самое главное.
– Да. Как ни странно, мне это нравится, – мечтательно проговорила Джулия.
– Ладно, – Сэм набрала воздуха в легкие. – Поскольку ты в таком замечательном настроении, позволь и я тебе кое в чем признаюсь.
– В чем? – резко и нетерпеливо спросила Джулия.
– Помнишь Мэйв?
– Рыжую Мэйв? Пассию Марка? Мать его ребенка?
– Да.
– Что с ней?
– Я вроде как с ней подружилась.
– И?
– И мне немножко неловко. Хотела, чтобы ты знала.
– О, ради бога. Я уже думала, ты сейчас скажешь что-нибудь ужасное. И с какой стати тебе должно быть неловко? Я один раз ее видела, сто лет назад, и она показалась мне милой. Я прекрасно понимаю, почему вы подружились.
Сэм вздыхает с облегчением.
– Я просто не хотела, чтобы ты думала, будто она вторглась на твою территорию.
– На мою территорию? А вы что, стали близкими подругами? Надеюсь, она не твоя Новая Лучшая Подруга?
– Не говори глупости, – отмахивается Сэм, решив, что для одного дня новостей достаточно. – Мы просто время от времени встречаемся за чашечкой кофе. Вот и все.
– Ну, тогда ничего страшного.
Необязательно говорить Джулии всю правду. Ей вовсе не нужно знать, что Мэйв стала наперсницей Сэм, ее сердечной подругой, почти сестрой. Что Мэйв, сама того не подозревая, помогла вытащить Сэм из болота жалости к самой себе.
Они вчетвером – Мэйв, Поппи, Сэм и Джордж – стали неразлучны. Вместе ходили в клуб «Один час», группу матери и ребенка, детский фитнес-клуб и игровые комнаты и знакомились с другими молодыми мамами.
Ко дню рождения Мэйв Сэм тайком сфотографировала Поппи и написала по фотографии чудесный изящный рисунок. Она поместила его в рамочку, которую от руки разрисовала крошечными бабочками и бантиками.
Мэйв показала рисунок всем своим знакомым, и на Сэм посыпались заказы. Сначала она рисовала для удовольствия, чтобы было чем заняться, пока Джордж спит, но Мэйв отчитала ее за то, что ей не хватает деловой жилки, усадила ее за стол и рассчитала цену.
Пятьдесят пять фунтов!
Сэм чуть не упала в обморок от такой дороговизны. Никто не согласится платить такие деньги, сказала она. Но она ошибалась. Желающих оказалось предостаточно.
– Я же говорила, что тебе не придется возвращаться на работу, – сказала Мэйв, когда Сэм пожаловалась, что ее завалили фотографиями младенцев.
Но Сэм нравилось рисовать, она зарабатывала деньги и могла работать за кухонным столом, в то время как Джордж ползал у нее под ногами.
– С днем рождения, дорогая, – Крис целует Сэм в губы, а Мэйв и Марк поднимают бокалы.
– С днем рождения! – эхом отзываются они, звеня бокалами с шампанским и наклоняясь через стол, чтобы чмокнуть Сэм в щеку.
Они нарядились и пошли в ресторан. В настоящий ресторан. Не в пиццерию за углом, в шикарный «Бель ведер» в Холланд-парк. Ресторан для особых случаев. Ресторан праздничного настроения.
И настроение у всех действительно праздничное. Сэм надела шифоновую юбку до колен, топик на тонких бретельках и чудесные крошечные бриллиантовые сережки – подарок Криса на день рождения. На Мэйв узкий, приталенный брючный костюм ярко-розового цвета, а рыжие волосы убраны в роскошный пучок.
Сэм с улыбкой потягивает шампанское.
– Тридцать четыре. С моего прошлого дня рождения прошел всего год. А такое ощущение, будто десять.
– Неудивительно. Сколько всего случилось в этом году, – говорит Крис.
– Джорджи! – хором произносят Сэм и Крис голосами, полными любви и нежности.
– Не могу поверить, – Сэм качает головой. – Поразительно, как может измениться твоя жизнь всего за один год.
– Только подумай, – говорит Крис. – В это же время в прошлом году ты была на восьмом месяце беременности. И была похожа на кита средних размеров.
– Пошел в задницу, – она толкает его локтем.
Теперь она может посмеяться над этим, потому что сбросила весь лишний вес, и, к ее радости (но к недовольству Криса), грудь у нее стала даже меньше, чем до беременности.
– Ладно, ладно. На небольшого дельфина.
– Уже лучше, – она улыбается.
– На небольшого дельфина, который тянул «Гавискон», как шампанское.
– Туше, – она поднимает бокал.
– …и понятия не имел, родится ли у него мальчик или девочка.
– Наша жизнь до Джорджа, – она качает головой. – Не могу поверить, как мы могли жить без него. Ну и годик выдался.
– Я тебя понимаю.
Мэйв улыбается, глядя на Марка. Он обнимает ее и целует в висок.
– Жизнь до рождения ребенка. Теперь это что-то нереальное, как сон.
– Но я бы в жизни не захотела ничего менять. Я не хочу жить по-другому.
– И даже Криса бы не поменяла? – с усмешкой спрашивает Марк.
– И Криса особенно.
Сэм с улыбкой поворачивается к мужу и страстно целует его в губы. Крис улыбается.
– Я люблю тебя, – шепчет она ему на ухо и отстраняется.
– Я тоже тебя люблю, – шепотом отвечает он.
– Черт.
У Сэм звонит мобильник, и она начинает рыться в сумке. Посетители осуждающе смотрят на нее. Сэм хочет объяснить, что она должна подойти, потому что дома у нее маленький ребенок. Ей нужно всегда быть в зоне досягаемости, вдруг произойдет непредвиденное. Но она же не может объяснить это всему ресторану. И разумеется, Сэм никак не может отыскать телефон.
– Проклятье.
Перевернув сумку, она опрокидывает на пол ее содержимое. Наклоняется и открывает крышечку мобильника, не успев проверить, не из дома ли звонок.
– Алло? – на секунду задержав дыхание, она умоляет, лишь бы это была не няня.
Только бы ничего не случилось.
– С днем рождения тебя, с днем рождения тебя, с днем рождения, наша Сэм, с днем рождения тебя. Прости, что не позвонила раньше, – щебечет Джулия. – Все утро была на съемках. Как поживаешь? Я тебя отрываю? Ты небось сейчас в каком-нибудь жутко снобском ресторане, и тебя вот-вот разорвут на кусочки за то, что не догадалась выключить мобильник?
– Нет, – смеется Сэм. – Вообще-то, да. Ш-ш-ш. Подожди минутку, я выйду на улицу.
Она отодвигает стул, поспешно извиняется и выбегает за дверь.
На улице прекрасный весенний вечер. Только апрель, а уже тепло, в парке распустились тюльпаны и нарциссы, и почти наступило лето.
– Невероятно, да? – в трубку раздается смех Джулии. – Как много произошло за этот год.
– Знаю. Мы только что об этом говорили.
– Извини, что меня нет рядом, но у меня есть подарок. Хотела послать на прошлой неделе, но времени не было, так что обязательно пошлю сегодня. Но есть кое-что еще. Тоже вроде подарка. Хм-м, вообще-то, это не подарок, мне просто нужно кое о чем тебя попросить, – Джулия нервничает, что на нее не похоже.
– Не могу обещать, что отвечу «да», но проси что пожелаешь.
– Хорошо, – Джулия набирает воздуху для храбрости. – Ты станешь крестной мамой?
– Что?
– Ты станешь крестной мамой? – повторяет она голосом, звенящим от возбуждения.
– Ты хочешь сказать… ты же не… то есть…?
Сэм не хочет произносить этого вслух, наверняка она что-то неправильно поняла, ведь это просто невозможно.
– Да! Я беременна! Это невероятно!
– От Джека?
– От кого же еще!
– Но как?
– Понятия не имею. Я-то думала, что отравилась, потому что меня постоянно тошнило, и, наконец, решила пойти к врачу. И когда он сказал, что, возможно, я беременна, я расхохоталась ему в лицо, сказав, что это нелепо и вообще невозможно.
– Я ничего не понимаю.
– Я тоже, и доктор тоже. Но очевидно, такое часто случается. Если очень хочешь зачать, испытываешь стресс, и зачатия не происходит. Врач говорит, что у него была куча пациенток, которые забеременели, как только перестали забивать этим голову.
– И на какой ты неделе?
– На шестой. Я не должна никому говорить до двенадцатой недели, но лучшей подруге-то можно.
– О господи!
Сэм визжит от восторга.
– Лучшего подарка на день рождения у меня в жизни не было.
– Значит, ты согласна? – спрашивает Джулия.
– Что ты имеешь в виду?
– Стать крестной мамой?
– Конечно, согласна! – кричит Сэм и плачет от радости. – Я буду лучшей крестной мамой в мире!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Хочу ребенка! - Грин Джейн

Разделы:
Джулия12345678910Мэйв11121314151617181920Сэм21222324252627282930

Ваши комментарии
к роману Хочу ребенка! - Грин Джейн



отличный отдыхающий роман !!!!!!!!!!!!!!!!
Хочу ребенка! - Грин Джейнриксолана
3.12.2011, 15.16





Нудный роман. Неприятные скачки от героя к герою, к рассказчику... Пресно и слишком обыденно для "расслабляющего чтения"...
Хочу ребенка! - Грин Джейнюлия
1.02.2013, 16.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100