Читать онлайн Хочу ребенка!, автора - Грин Джейн, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хочу ребенка! - Грин Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хочу ребенка! - Грин Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хочу ребенка! - Грин Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грин Джейн

Хочу ребенка!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Я все еще не уверена, как ему удалось уговорить меня сделать УЗИ. Я устала, день выдался длинный, и мне было так уютно, я ощущала себя такой защищенной, что мне не хотелось портить вечер и устраивать ссору.
И теперь я действительно поняла, что Марк станет прекрасным отцом.
Это еще больше меня убедило.
Наверное, раньше я никогда не задумывалась о реальности этой ситуации. У меня была только одна мысль: на мне висит нежелательный ребенок, я превращусь в задерганную одинокую мамашу, которая в отчаянии будет разрываться между ребенком, карьерой и вереницей неподходящих бойфрендов.
Но после того дня у Марка дома, увидев, что он за человек, где он живет, как он живет, я поняла, что не останусь одна. Более того, я осознала, что было бы жестоко лишать его того, чего он желает всем сердцем.
Мы могли бы вместе растить ребенка. Эта мысль пришла мне по пути домой. Пусть Марк забирает его на всю неделю, а я – на выходные. В голове у меня появился образ маленькой девочки, похожей на меня как две капли воды. Она будет носить такие симпатичные ползунки (я не позволю своему ребенку напялить кошмарное розовое платье в рюшах). Маленькая девочка будет такой красивой и вежливой, что все прохожие станут останавливаться и изумляться, как это мне, главе Лондонского Дневного Телевидения (раз уж я размечталась, нечего мелочиться), удалось вырастить такого прекрасного, послушного ребенка.
Ребенок мог бы стать превосходным аксессуаром.
Мы будем гулять в парке в высоких ботиночках и вязаных шапочках, и симпатичные холостяки будут считать нас неотразимыми. Может, мы даже заведем собаку. Или купим домик на побережье, чтобы ездить в отпуск. Не очень далеко, может, рядом с Вив, чтобы играть на пляже, а по вечерам читать детские книжки у камина.
Я бы научила ее всему, что знаю, и наблюдала бы, как она становится маленьким человечком с собственными мыслями, собственным мнением. Я бы с гордостью смотрела, как она растет красивой женщиной.
М-м-м-м. Маленькая копия меня – очень заманчиво.
Поэтому когда Марк мягко намекнул, что неплохо было бы сходить к доктору и записаться на УЗИ, я согласилась.
Вреда все равно не будет.
Хотя это не значит, что я приняла решение.
И не значит, что я стопроцентно оставляю ребенка.
Я уверена не на сто процентов.
– Видите, как двинулась ножка?
Я лежу на столе и выворачиваю голову, чтобы посмотреть на экран, а врач нажимает мне на живот и не сводит глаз с экрана, прерываясь, лишь чтобы записать цифры.
Рядом со мной сидит Марк и держит меня за руку. При других обстоятельствах меня бы это напрягло, но сейчас он меня очень поддерживает. Мы оба приклеились к экрану, но я не понимаю, о чем говорит врач, потому что вижу только зеленоватый тоннель. Но вдруг мое сердце подпрыгивает, и мы с Марком задерживаем дыхание, крепко сжав друг другу руки.
– О господи! – хором шепчем мы. – Ты видел? – и внезапно происходящее на экране проясняется.
Вот она, маленькая ножка, бьющая в воздух, а над ней прорисовываются очертания тела ребенка. Моего ребенка. Нашего ребенка. Живого существа, растущего внутри меня.
Боже милостивый.
Я быстро поворачиваюсь к Марку. У него на глазах слезы, на лице – широченная улыбка. Мы молча улыбаемся друг другу и возвращаемся к экрану, чтобы ничего не упустить.
– Видите позвоночник? – она нажимает на живот слева и показывает на экран. Я киваю, и в горле вдруг появляется комок.
– У-упс, малыш разбушевался, – смеется врач, и я заворожено наблюдаю, как он вытягивает ручку и выгибает спину.
И начинаю смеяться. И плакать.
– Не волнуйтесь, – говорит доктор, протягивая мне салфетку из стоящей рядом коробочки. – Если у вас первый ребенок, впечатления часто слишком сильные. Невероятно, правда? Это ваш ребенок! – она добродушно улыбается, глядя на нас. – Кажется, у него все в порядке. Видите мерцающий огонек?
Крошечное мерцание, почти незаметное.
– Это сердцебиение ребенка. Ровное и сильное. Ваш срок тринадцать недель и четыре дня? Пять дней?
Я киваю. Тринадцать недель и пять дней, в точности так.
– На этом этапе расчеты предельно точны, – говорит она. – Значит, роды ожидаются… – она поворачивается, чтобы проверить, но мы с Марком успеваем быстрее нее.
– Тридцать первого октября.
– Страшновато, – говорит она, но я не смеюсь, потому что именно в этот момент понимаю, что пути назад нет.
Все решено. Конец. Отныне моя жизнь бесповоротно изменилась.
Врач продолжает говорить, и я пытаюсь следить за очертаниями ребенка, но каждый раз, когда картинка на экране меняется, вижу лишь неясные контуры, и спустя какое-то время прекращаю наблюдать и поворачиваюсь к Марку.
– У тебя все хорошо? – шепотом спрашивает он, сжимая мою ладонь.
Я киваю.
– А у тебя?
– Это самый счастливый день в моей жизни, – говорит он и улыбается.
Я улыбаюсь в ответ.
Нет нужды говорить ему, что я чувствую то же самое.
Марк отвозит меня домой и идет на кухню, чтобы разогреть баночку томатного супа «Хайнц» (вот к чему у меня проснулся зверский аппетит во время беременности). Я открываю шкаф и достаю пакет из книжного супермаркета.
На 36 странице книги «Как сегодня выглядит мой ребенок?» я нахожу именно то, что мне нужно.
Добро пожаловать во второй триместр! Если по утрам вы испытывали тошноту, сейчас вам станет легче, и уменьшится риск выкидыша.
Вам нужно консультироваться с врачом и принять профилактические меры, чтобы избежать заражения сальмонеллой, листерией и другими инфекциями. Также вам необходимо сдать анализы, например на токсоплазмоз.
Как развивается мой ребенок?
Формируются голосовые связки, а гортань уже развилась. Кишечник свернулся кольцом и удерживается внутри брюшной полости; печень выделяет желчь, а поджелудочная железа – инсулин. А теперь начинается самое интересное! Маленькие пальчики на руках и ногах вашего ребенка разъединяются, начинают развиваться основания ноготков.
– Что ты делаешь?
Марк заходит в комнату и ставит на прикроватный столик кружку супа, потом садится рядом со мной на кровать, чтобы взглянуть на книгу. Какое-то время мы сидим в тишине, и наконец Марк касается моей руки.
– Теперь мы можем поговорить? – мягко спрашивает он.
Я киваю.
– Как ты себя чувствуешь?
– Мне страшно.
– Значит… – он замолкает. – Значит, ты решила… – его взгляд полон надежды, – …оставить ребенка?
– Конечно, я оставлю ребенка. Это же живой ребенок! Ради бога, во мне растет ребенок, и я его видела! Марк! – я гляжу на него и замираю, пораженная реальностью происходящего. – У нас будет ребенок!
– Я знаю, – смеется он и обнимает меня так крепко, что я чуть не задыхаюсь. – Это так здорово.
Марк остается на ужин. Мне, конечно, хотелось бы предложить ему такое же гастрономическое удовольствие, как он мне в воскресенье за обедом, но в результате мы заказываем карри из ресторана «Индийская деревня». Но все же я умудряюсь приготовить манговый чатни.
Мы долго, долго разговариваем. По крайней мере, мне кажется, что долго. Когда наконец я желаю ему спокойной ночи и забираюсь в постель, жутко измученная, то случайно смотрю на часы, прежде чем погрузиться в сон, и вижу, что сейчас всего 21.22.
О чем мы говорили? О нашем ребенке. О наших ценностях. О детях друзей, о том, что нам нравится и не нравится в их воспитании и что наш ребенок будет совсем другим.
Мы не затронули практическую сторону дела. Как двое людей сумеют гармонично воспитать ребенка, если они даже не живут вместе? Но невелика беда. Посмотрите на статистику разводов в нашей стране. Распадается один из трех браков. Может, и больше. Совершенно нормально, если ребенок растет в неполной семье, к тому же наш ребенок не будет страдать от язвительности и взаимных родительских оскорблений, потому что мы вроде как никогда и не встречались.
Ну, почти.
Марк сможет реализовать свою мечту стать отцом, а я буду заниматься карьерой, как раньше.
– Есть только одна проблема, – сказала я, когда мы нафантазировались вдоволь. – Как мы скажем всем на работе?
– О да. Эта мысль уже приходила мне в голову, – Марк вздохнул.
– Я сказала Майку Джонсу, что беременна, просто чтобы проследить за его реакцией, и у него практически случился сердечный приступ.
– Что?
Марк был в ужасе.
– Ты сказала ему?
– Не переживай. Он подумал, что я шучу. Я только хотела проверить его реакцию, и результат мне не понравился.
– Так никому не говори.
– О, ты серьезно? Думаешь, никто не заметит?
Он пожал плечами.
– Пока еще рано об этом рассказывать. Беременность пока не заметна, а через несколько недель мы придумаем лучший способ сообщить новость.
– Значит, ты не против, если все узнают, что ребенок от тебя? – я была в шоке.
– Да я хочу, чтобы весь мир знал, что это мой ребенок! Особенно учитывая, что мы с Джулией пытались завести ребенка и все думали, что это по моей вине ничего не получилось. Мне не просто хочется, чтобы все об этом узнали, я готов продюсировать телесериал на эту тему!
– Хорошая мысль, – задумалась я. – Но это уж слишком. Целый сериал – это ты загнул. Может, закажем коротенький тридцатисекундный рекламный ролик после «Королевской улицы», на недельку? Более экономный вариант.
Он улыбнулся, но мыслями витал где-то далеко, и я поняла, о чем он думает.
– Марк? В чем дело? Ты думаешь о Джулии, да?
Он печально улыбнулся.
– Я был так взволнован, что даже не вспомнил о ней. И полагаю, если дело не во мне, значит, проблема в ней? Но даже если с ней все в порядке, как она это воспримет?
– Марк, если пока мы никому не собираемся рассказывать, Джулии об этом знать тоже не нужно. Но когда новость просочится наружу, убедись, что она узнает первой. Не могу представить ничего хуже, чем, если она услышит об этом от кого-то еще.
– Понимаю, – сказал он, кивая, все еще думая о том, как ей будет больно. – Она должна узнать об этом от меня.
У меня одержимость.
И я медленно схожу с ума.
Сначала я притворялась, что ребенка не существует, а теперь всем сердцем желаю, чтобы живот наконец стал выпирать, хочу сообщить всему миру, что нет, я не растолстела, я беременна.
На работе я все еще осторожничаю, ношу просторную, мешковатую одежду, чтобы скрыть постоянно увеличивающийся живот, но мне отчаянно хочется поговорить об этом, рассказать об этом, и я стала приставать к незнакомцам, чтобы поделиться радостной новостью.
– Извините? У вас есть этот свитер на размер больше? Я на четвертом месяце беременности, и скоро на меня уже ничего не налезет.
– Алло? Вы меня не знаете, меня зовут Мэйв Робертсон, я подруга Стеллы Лорд. Она посоветовала вам позвонить. У меня плохо работает центральное отопление, а я на четвертом месяце беременности, и, наверное, поэтому я ужасно мерзну. Вы можете сегодня прислать водопроводчика?
– Я буду авокадо, крабовые палочки и цыпленка по-королевски на зерновом хлебе. Понимаю, звучит странно, но я на четвертом с половиной месяце беременности, и мне до смерти хочется цыпленка по-королевски. Но ведь могло быть и хуже, ха-ха-ха! По крайней мере, меня не тянет на всякую гадость, землю например. А у вас есть дети?
– Похоже, пирожок уже испекся! На какой вы неделе? На тридцать шестой? Бедняжка. Это у вас первый ребенок? Я всего на двадцать второй, но уже совершенно разбита… Не представляю, как вы справляетесь.
Я до последнего сопротивлялась искушению накупить одежды для беременных, но больше уже не могу. Когда я была на шестнадцатой неделе, я как-то заехала в «Форме». Зашла, огляделась и была поражена. Почему-то все покупательницы были худыми, как жерди, и продавщицам приходилось запихивать им под свитеры подушки, чтобы симулировать беременность.
– Тут вообще есть беременные? – шепотом спросила я у молоденькой продавщицы.
– О да, – тоже шепотом ответила она. – Но многие покупательницы любят приходить на раннем сроке. Первый признак беременности – особая одежда, и им не терпится поскорее всем ее продемонстрировать.
Я повернулась и увидела прямое подтверждение ее словам. Женщина с модельной фигурой не спеша рассматривала одежду на вешалках. На ней было платье с высокой талией, под которым помимо нее мог поместиться еще и Тауэрский мост.
– А вы не желаете что-нибудь примерить? – спросила продавщица, потянувшись за прилавок. – Если хотите, можете подложить подушку.
– Нет, спасибо, – ответила я с благосклонной улыбкой и направилась к выходу.
Но по дороге домой мысленно дала себе пинка. Себе и своей дурацкой гордыне. Конечно, мне до смерти хотелось примерить все.
Все, кому я рассказываю о беременности, ведут себя так мило, поэтому очень странно, что я не могу раскрыть секрет на работе. Здесь все относятся ко мне по-прежнему. На работе я все та же прежняя Мэйв Робертсон. Только толще. И рассеяннее.
Не могу понять, что меня больше беспокоит: то, что моя память, похоже, ушла в безвременный отпуск, или то, что талия исчезла.
Разумеется, никто не осмеливается заметить, что я потолстела, и, думаю, пока никто не догадался. Но проходя мимо переполненной столовой в час дня, я уже не ловлю на себе восхищенных взглядов, как раньше.
– Поклянись, что я не похожа на бегемота, – шепотом прошу я Стеллу.
Менеджер утреннего шоу проходит мимо и улыбается без малейшего намека на заигрывание.
Мне хочется, чтобы она ответила: ты не похожа на бегемота, ты похожа на беременную. Хочу, чтобы она повысила мою самооценку. Хочу получить от нее разрешение поделиться со всеми.
– Клянусь, ты выглядишь роскошно и чувственно.
– Значит, живот не выпирает? – я выпячиваю живот, всем сердцем желая, чтобы она сказала, что мой живот из-за спины видно.
– Ребенка там нет, – смеется она. – Там луковый багет с сыром бри и двойной сэндвич, – я тоже смеюсь.
Хотя такой ответ мне не очень-то по душе.
– Я точно не похожа на бегемота? – спрашиваю я Марка.
Мы лежим на диване, только что закончив просмотр видеофильма лорда Уинстона «Человеческое тело», поражаясь съемкам ребенка все еще внутри тела матери.
Сегодня воскресенье. Теперь мы с Марком проводим воскресенья вместе, а иногда и вечера на неделе. Но воскресенье – это святое: я еду к нему домой, он готовит вкуснейший обед, и я целый день валяюсь без дела, занимаясь полнейшей фигней, в то время как он носится по дому, как обезглавленная курица, и предугадывает каждое мое желание.
Истинное, чистейшее блаженство.
– Хочешь «Баунти»? – спрашивает он.
Дело уже идет к вечеру.
– М-м-м, – довольно постанываю я из-под мягких подушек.
– Хорошо, – он набрасывает куртку. – Мне нужно в гараж на минутку. Еще чего-нибудь принести?
– Не отказалась бы от цыпленка по-королевски.
– Ты съела ростбиф и все еще голодна? – он в ужасе.
– Не голодна. Так, знаешь. Не мешало бы перекусить немножко.
– У нас есть цыпленок и майонез. Я куплю карри.
– Здорово. Спасибо, – я уже переключила внимание на экран.
Обычно на вечер Марк берет напрокат видео, и, слава богу, мы оба обожаем сентиментальные старые фильмы. «Жизнь прекрасна», «Харви», «В джазе только девушки», «Унесенные ветром». Уже не первое воскресенье мы погружаемся в вымышленный мир прошедшей эпохи.
А последние пару недель я остаюсь на ночь. Не подумайте ничего плохого. В комнате для гостей, разумеется.
И это самое поразительное. Если бы не тот факт, что я ношу его ребенка, в жизни бы не поверила, что мы с Марком вообще когда-либо занимались сексом. Более того, даже зная, что ребенок его, мне иногда приходит в голову, что, возможно, это было непорочное зачатие, а та ночь в Сохо мне попросту привиделась.
Мне даже пришлось спросить Стеллу, так, чтобы подстраховаться. Я вообще была в тот вечер в баре?
Марк стал моим лучшим другом. Он первый, с кем мне хочется поделиться новостями. С ним можно пойти в ресторан или просто посмеяться. Он всегда рядом, он надежен, на него можно положиться, он всегда поддержит. С ним я ощущаю себя в безопасности, с ним мне уютно, я чувствую себя любимой. В платоническом смысле, естественно.
Потому что влюбиться в него – нечто из области фантастики.
В ту ночь, конечно, он вскружил мне голову. Я смутно припоминаю, что у нас был умопомрачительный секс, но все еще с трудом верю, что это был Марк. Марк. Тот самый Марк, что сейчас сидит напротив, пьет кока-колу и каждые две секунды непристойно громко рыгает.
– Ты чудовище, – я улыбаюсь.
– Да, знаю, – он корчит рожу. – Юристы такие свиньи, да?
– Не все юристы. Но ты свинья.
Марк особенно оглушительно рыгает и улыбается во весь рот.
– Ты могла бы выбрать любого мужчину на роль отца своего ребенка, но выбрала меня.
– Поверь, – отвечаю я. – Если бы мне пришлось снова делать выбор, это была бы уже совсем другая история.
Но, разумеется, я лукавлю, потому что пусть я в него ни капельки не влюблена, он превратился в моего самого любимого человека в мире, – за исключением Вив, конечно. И я не могу представить лучшего отца для своего ребенка. Я в восторге от мысли, что ребенок будет наполовину моим и наполовину Марка. Честно говоря, мне кажется, это идеальное сочетание. Лучше может быть только я и Стив Маккуин. Но ребенок от Стива Маккуина мне явно не светит.
– Знаешь, кто ты такой? – говорю я позднее тем вечером.
Марк сидит на полу и возится с лампами викторианской эпохи, которые мы купили утром на гаражной распродаже.
(Начало в шесть утра. Врагу не посоветую).
– Ты – брат, которого у меня никогда не было.
Марк корчит гримасу.
– Ну ты больная. Это отвратительно. Обвиняешь меня в инцесте.
– Не говори чушь. Я имею в виду тебя и меня. Наши отношения. Мне никогда не было так уютно ни с кем, кроме моей семьи. Вот что я имею в виду. Ты же знаешь, что ты – мой лучший друг.
Не знаю, что на меня нашло, вообще-то, спонтанные проявления привязанности не в моем стиле. Но думаю, раньше я не понимала, как важно иметь друга.
И я вовсе не имею в виду «вторую половину». Я говорю о друге, с которым можно поделиться. Который станет тебе как брат. О таком, как Марк.
Марк прекращает чинить лампы и улыбается мне.
– Это самое приятное, что я от тебя слышал.
– Дерьмо, – бормочу я, открываю «Мари Клер» и немедленно делаю вид, что поглощена рецензиями на фильмы.
Меня смущает такая откровенность.
– Я не хотела.
– Нет, хотела. И спасибо тебе. Мне приятно это слышать, и, если хочешь знать, я чувствую к тебе то же самое.
– Я – брат, которого у тебя никогда не было?
– Нет. Ты – противная маленькая сестренка, которую я никогда не хотел. Ой, – я луплю его по голове свернутым в трубочку «Мари Клер».
Потом он откидывается назад и задумчиво смотрит на меня.
– Серьезно, Мэйв. Ты сильно изменилась с тех пор, как забеременела.
Я фыркаю.
– Конечно, ведь раньше мы были так хорошо знакомы.
– В этом не было необходимости. Достаточно было взглянуть на тебя, чтобы понять, насколько ты жесткая. Теперь ты стала мягче. Более уязвимой. И возможно, под пыткой я бы признался, что ты стала гораздо более приятным человеком.
– Ой-ой-ой, – я корчу рожу, утыкаюсь обратно в журнал и перелистываю страницы. – Не уверена, что это так уж хорошо. На работе меня больше никто не боится.
И, хотя меня беспокоит, что на работе я утрачиваю прежнюю власть, в глубине души мне нравится то, что Марк только что сказал обо мне. Мне нравится то, что он заставляет меня чувствовать.
В глубине души я очень, очень довольна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хочу ребенка! - Грин Джейн

Разделы:
Джулия12345678910Мэйв11121314151617181920Сэм21222324252627282930

Ваши комментарии
к роману Хочу ребенка! - Грин Джейн



отличный отдыхающий роман !!!!!!!!!!!!!!!!
Хочу ребенка! - Грин Джейнриксолана
3.12.2011, 15.16





Нудный роман. Неприятные скачки от героя к герою, к рассказчику... Пресно и слишком обыденно для "расслабляющего чтения"...
Хочу ребенка! - Грин Джейнюлия
1.02.2013, 16.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100