Читать онлайн Птицелов, автора - Гриффит Рослин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Птицелов - Гриффит Рослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Птицелов - Гриффит Рослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Птицелов - Гриффит Рослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гриффит Рослин

Птицелов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Лайэм мог бы поклясться, что Орелия была искренней, когда признавалась ему в любви. Как же могла она после этого обручиться с Карлтоном? Может быть, на этом настояли ее сестры, считающие Де Витта самым подходящим женихом? Когда он набросился на Карлтона, а Орелия встала на сторону этого ничтожества, Лайэм понял, что все его надежды рухнули окончательно.
Снова обманут. Или сам обманулся. И ведь не первый раз, в жизни Лайэма уже было такое. Дочь богатого клиента кокетничала с ним, завлекала его, пока он не влюбился. Но она предпочла знатного аристократа юноше, который собственными силами выбился в люди, — и с тех пор Лайэм был настороже. И все-таки поверил, что Орелия совсем другая и не обманет его!
И вот она явилась со своей теткой в дом Мэнсфилда на Большом Бульваре, сидит в противоположном конце гостиной на кроваво-красной софе вместе с Федрой и миссис Кэннингхэм, не замечая Лайэма, избегая его взгляда. Стены, обитые панелями красного дерева, словно давили на него; он задыхался в этой комнате, заставленной темной тяжелой мебелью викторианского стиля.
— Сегодня наше собрание происходит в чрезвычайных обстоятельствах, — заявил Росситер. — Прежде чем обсуждать издание книги, мы должны заняться вопросом о полицейском расследовании. На нас падает страшное подозрение, поскольку проект и строительство храма связаны с нашим Обществом.
— Виновный, конечно, Квигли, — заявил новый член Общества Эрнест Вильямсон. — Я узнал о его поведении на прошлом заседании, и лично у меня нет никаких сомнений.
— Да, Квигли был вызван на допрос, — согласился Росситер, — но откуда мы знаем, что у полиции были доказательства его виновности?
— Квигли бежал, — вмешался Тео.
— И полиция нашла запонку О'Рурка, — с ухмылкой добавил Кэннингхэм.
— Да, эта запонка, — откликнулся Росситер. — О'Рурк, вы действительно не помните, где ее потеряли?
Он помнил — в доме Кинсэйдов. Придется об этом рассказать. Но он заметил, что Орелия смотрит на него широко раскрытыми глазами. Если он расскажет об их свидании, он погубит ее репутацию.
— Понятия не имею, где я ее потерял, — отрезал он решительно, думая: «Она увидит, что я такой же джентльмен, как ее будущий муж, хоть и не получил аристократического воспитания». — Я говорил в полиции, что два вечера подряд надевал эти запонки, а потом обнаружил, что одна из них пропала.
— Интересно, — заметил Кэннингхэм. — Кто может это подтвердить?
Могла бы Орелия, но она молчала.
— Разве я здесь на допросе? — резко спросил Лайэм.
— Конечно, нет, — мягко сказала миссис Кэннингхэм. — Мы хотим снять с вас подозрение, а не помочь полиции осудить вас за убийство.
Орелия побледнела и вздрогнула, и сидящая рядом Федра накрыла своей ладонью ее руку и что-то ей зашептала. Все устремили взгляды на двух женщин. Лайэм обратил внимание на Тео — тот глядел как-то особенно пристально и казался расстроенным. «Уж не влюблен ли он в Федру?» — подумал Лайэм.
Орелия откинулась на спинку кресла с застывшим лицом.
Продолжая сжимать ее руку, Федра повернулась к Росситеру и высказала предположение:
— Разве это не может быть кто-то, не имеющий отношения к нашему Обществу любителей древности?
— Это не просто любитель! — возразил Росситер. — Это настоящий знаток! А все знатоки — члены нашего Общества. Мумия сделана с изумительным мастерством.
В тоне Росситера прозвучало восхищение, но никто не разделил его энтузиазма. Все были мрачными и подавленными, выступали неохотно и вяло. Высказали еще несколько предположений, но собрание окончилось безрезультатно.
Лайэм молчал, он решил ждать и надеяться. Ждать, чтобы сердце Орелии смягчилось. Надеяться, что она решится рассказать о той ночи, хотя бы не здесь, а в полиции. Скажет о том, как он потерял запонку. Но она не взглянула на него, не подошла к нему после заседания. «Она будет молчать, — решил он, — ведь Карлтон не возьмет в жены „испорченную голубку“.
* * *
Выйдя из дома через боковую дверь, которая была ближе к конюшне, Орелия увидела Лайэма, который, вскочив в седло, умчался прочь галопом, словно беглец, которого преследуют по пятам. Сердце ее упало.
Карета стояла у дверей. Федра на минуту задержалась в доме, прощаясь. Она решила поскорее вернуться домой, чтобы старый слуга Фред не ждал ее дольше обычного.
Орелия знала, что грум Тео где-то рядом, но сейчас она была одна и чувствовала какое-то облегчение, вырвавшись на воздух из угнетающей атмосферы дома Тео. Но тревога ее не унималась. «Как могло случиться, — думала она, — что после такой вспышки счастья она и Лайэм оказались, в беспросветном мраке?» Орелии захотелось подойти к лошадям— старый Гарольд Смелый любил, чтобы с ним поговорили и погладили по шелковистому крупу. Над входом горело два фонаря, на земле едва светилась лужа бледного света. Орелия осторожно ступала, обходя карету доктора Кэннингхэма, как вдруг почувствовала, что не может двигаться дальше. Она нагнулась и увидела кусок какой-то материи, кажется, льняной ленты, который приклеил ее туфлю к колесу кареты. Она отодрала ее от туфли и от колеса и выбросила. И тут ей показалось, что за ней кто-то наблюдает из темноты. Орелия вздрогнула, но вспомнив, что вооружена, успокоилась. В эту минуту из дома вышли ее тетка и Кэннингхэмы. Сидя в карате, Орелия вздохнула и сказала решительно:
— Я должна это сделать. Я добьюсь оправдания Лайэма.
— Вы хотите добиться оправдания О'Рурка?
Орелия вздрогнула, услышав мужской голос, обернулась и увидела Тео.
— Тео, вы нас испугали. Зачем вы здесь, мы ведь с вами попрощались, — сказала Федра. Но он молчал, не отрывая глаз от Орелии и словно прожигая ее взглядом.
— Как вы собираетесь этого добиться? — спросил он глухо, опустив глаза.
— У меня есть информация, — сдержанно ответила она, не собираясь посвящать его в свои отношения с Лайэмом. Она решила, что сегодня же утром полиция будет располагать этой информацией.
Федра взяла в руки поводья и тронула с места Гарольда Смелого. Хотя по пути к дому тетка одобрила ее решение, Орелия всю ночь испытывала мучительное беспокойство.
Наутро в полицейском участке лейтенант Энтони Фрайго измучил Орелию десятками придирчивых вопросов, но как будто бы поверил ей.
Орелия покинула участок с облегчением в душе. Карета ждала у дверей; Фред натянул вожжи, ласково понукая Гарольда Смелого:
— Ну, Гарри, пошел!
Федра, по настоянию Орелии, не присутствовала на допросе, а ожидала в карете.
— Ну, как?! — встревоженно спросила она.
— Кажется, он мне поверил.
— Но полиция не огласит твое имя? — шепотом спросила Федра: мерный стук копыт старой лошади заглушал ее голос.
— Лейтенант обещал…
— Ну слава Богу, не то опять разразился бы семейный скандал!
— Тетя Федра, — упрекнула Орелия, — ты слишком щепетильна.
— Огласка повредит тебе, дорогая. Мне-то нравилось в молодости шокировать общество! Но у тебя не тот характер. Хотя ты смело рискнула своей репутацией.
— Любой порядочный человек поступил бы так же, — возразила Орелия.
— Надеюсь, что Лайэм это оценит.
— Не надейся — он упрямый дурак.
— Не думаю, — возразила Федра, — если он похож на своего отца, то он чего-то стоит.
— Может быть. Ты не хочешь, чтобы я поехала с тобой на телеграф?
Посыльный принес телеграмму из Калифорнии, когда Федры не было дома, и отказался вручить ее кому-либо другому. Орелия знала, с каким страхом и нетерпением тетка ждала эту телеграмму.
— Спасибо, дорогая, лучше я узнаю все одна.
«Узнает решение судьбы, своей и Сина», — подумала Орелия.
Орелия вспомнила, что она обещала зайти сегодня утром к Мэриэль. Надежда получить немного родственного тепла от сестры подняла ее настроение. Федра высадила племянницу у дверей дома сестры и поехала на телеграф. Орелию встретил лакей, заявивший, что «хозяева не принимают». Она все-таки вошла в холл и сразу услышала громкий спор, доносившийся из открытых дверей музыкальной гостиной.
— Уэсли, ты не сделаешь этого!
— Думаешь, я бросаюсь пустыми угрозами. Нет, дорогая, как я говорю — так и поступлю.
Раздался какой-то шум, и Орелия кинулась к дверям. Зрелище изумило ее — двое кряжистых грузчиков тащили через комнату пианино, в которое вцепилась, заливаясь слезами, хрупкая Мэриэль.
— Не веди себя словно ребенок, Мэриэль! — хрипло прозвучал голос Уэсли.
— Но это мое пианино! Отец подарил его мне, когда я была еще девочкой!
— Я твой муж и имею право на все, что ты называешь своей собственностью.
— Как вы смеете, Уэсли! — закричала Орелия, преграждая путь грузчикам. Они остановились.
— Кто дал вам право вмешиваться, Орелия Кин-сэйд? Зачем вы здесь? — закричал Уэсли.
— Чтобы прекратить это безобразие! — запальчиво ответила Орелия.
— К черту!-лицо Уэсли налилось кровью. — Эй, тащите! — крикнул он грузчикам.
— Но ведь леди…
— Это не леди! Отпихните ее!
— Уэсли! — взмолилась Мэриэль.
— Вы меня слышали, — повторил он, не обращая внимания на жену. — Если хотите, чтобы вам заплатили, вытащите отсюда этот распроклятый инструмент.
— Простите, мэм, — сказал один из грузчиков. — Отойдите, пожалуйста!
Они подкатили пианино к дверям, в которых стояла Орелия. Она взглянула на Уэсли — он был разъярен.
— Ора, пожалуйста! — жалобно закричала Мэриэль. Орелия отступила.
— Можете убираться вслед за пианино! — прорычал Уэсли.
— Не уйду, пока не увижу, что сестра в безопасности.
— Это вы всему причиной! — прошипел Уэсли, указуя обвиняющим перстом на Орелию. — Пока вы не вернулись из Италии, Мэриэль была примерной женой. Вы плохо влияете на нее. Ноги вашей не будет в моем доме!
— Ора, лучше уйди сейчас, — рыдала Мэриэль. — Я поговорю с тобой, когда все уладится…
— Не будет этого! — Уэсли торжествовал свою победу. — Ты не встретишься с сестрой, пока не раскаешься в том, что пренебрегала обязанностями жены. Тогда, может быть, я разрешу.
Мэриэль прижала к губам кулачки и выбежала из гостиной.
В отсутствии сестры Орелия перестала сдерживаться.
— Вы, сэр, — отъявленный эгоист, невежа и хам! Злая судьба послала моей сестре плохого мужа!
Она повернулась и, не обращая внимания на выкрики Уэсли, выбежала из дверей и быстро пошла по улице, но тотчас же вспомнила, что Федра заедет за ней. Орелия решила вернуться, подождать тетку и предупредить ее. Подходя к дому, она увидела, что грузчики вытаскивают на улицу пианино, и внезапно поняла, что может спасти инструмент. Она подошла к старшему грузчику и спросила тихо, так, чтобы в доме не услышали:
— Куда вам велели унести пианино?
— Мистер Уэсли только приказал убрать его из дома куда угодно, — ответил тот.
— Тогда доставьте его мне!
Рабочий колебался:
— Н-не знаю, мэм.
— Я хорошо заплачу!
Орелия раскрыла сумочку и вынула деньги. К счастью, пистолет был не в сумочке, а за подвязкой, не то грузчики увидели бы его. Хотя в последние дни она не ощущала присутствия своего таинственного преследователя — может быть, он больше и не появится. Тогда не нужно будет оружие, а пока…
Она отдала деньги грузчикам и назвала им адрес. Мэри распорядится отнести пианино в прежнюю музыкальную комнату Мэриэль. Потом Орелия укрылась под деревом, терпеливо поджидая Федру. Подъехала карета, но это была карета Тео Мэнсфилда, он сам правил лошадью.
— Тео! Как вы здесь оказались?
Он по-прежнему избегал ее взгляда.
— Ваша тетя попросила меня заехать за вами, потому что сама задерживается.
— В чем дело? Плохие известия из Калифорнии? — встревожилась Орелия.
— Нет, нет!
— Тогда стоило ли вам беспокоиться? Я лучше дойду пешком. — Но подумала, что скорее приехав домой, она присмотрит за рабочими, перевозящими пианино, и согласилась поехать с Тео.
Тео помог ей войти в карету. Орелия, забыв надеть утром перчатки, сейчас почувствовала, какие у него неприятные влажные ладони. Когда он сел впереди, спиной к ней, и взял в руки поводья, она тщательно вытерла руки краем юбки.
Под цокот лошадиных копыт Орелия печально размышляла, что из всех женщин Кинсэйд удачно сложилась судьба только у Файоны. Жизнь Мэриэль загублена. У Федры все не просто.
Два дня назад Орелия была счастлива и уверена, что их отношения с Лайэмом сложатся идеально. И как он мог поверить нелепому слуху о предполагаемой помолвке с Де Виттом. Но зато она верила, что Федра и Син скоро по-настоящему будут счастливы, если, конечно, известия из Калифорнии благоприятные.
Орелия была настолько погружена в свои мысли, что не сразу заметила, как они проехали ее дом. Она встрепенулась и спросила Тео:
— Куда же мы едем?
— Ко мне, — сказал он. Я обязательно должен вам что-то показать.
— Но не сейчас же?..
— Нет, именно сейчас, — твердо возразил он. — Это связано с иллюстрациями для книги. Я достал изумительный костюм, и вы должны его примерить. И Федра вскоре заедет посмотреть, так что уедете вместе.
— Разве тетя посещает вас? — удивилась Орелия, но они были уже на полпути к его дому. — Ну, ладно. Только почему же она не предупредила меня?
— Я ей только что сказал. Она тоже считает, что это очень важно.
«Очень важно? Когда ведется расследование убийства и все в смятении?» — Но Орелия так была занята своими мыслями, что отогнала сомнения. Она выполнит просьбу Тео, потом тетя за ней заедет, и они вернутся домой. Только бы у Федры были хорошие новости из Калифорнии!
Полчаса спустя Орелия смотрела на свое отражение в большом зеркале в спальне, где она переоделась. Платье-сорочка из золотистого льна дополнялось бирюзовой шапочкой и розовой накидкой, расшитой по краю золотой нитью. Шапочка была украшена золотой змейкой; глядя в зеркало, Орелия показалась себе царицей, явившейся прямо из Древнего Египта. Ей стало как-то не по себе.
Раздался осторожный стук в дверь, и Орелия закуталась в покрывало.
— Орелия! — тихо сказал Тео. — Можно мне посмотреть?
Орелия неохотно открыла дверь, и он уставился на нее в каком-то остолбенении.
— Совершенство! Я знал, что в этом наряде вы будете совершенством!
Глаза Тео сверкали неземным, сумасшедшим блеском. Он был непохож на самого себя, словно сбросил маску скромности и сдержанности. Она никогда не видела его таким.
— Вы действительно королева из королев. Но к наряду нужны дополнения. Федра рассказывала вам о моей коллекции древностей? У меня есть драгоценный камень в виде жука-скарабея и другие украшения, которые вы наденете. Следуйте за мной! — сказал он повелительно.
— А вы принесите эти вещи сюда.
— Нет, нет, вы должны пойти со мной, — настаивал он, глядя на нее. — Заодно посмотрите все мои ценности.
И в этот момент… она его узнала. Фигура, разворот плеч… Это был тот самый человек, который подсматривал за ней в Дубовом парке, во дворе и, наверное, во многих других местах, где она его не видела, а только чувствовала его взгляд. Потрясенная до глубины души, она прошла вслед за ним в глубину комнаты. Пока он возился с панелью около камина, она оглядела комнату: ничего необычного.
— Где вы храните свои ценности? — Пульс ее забился неровно.
— Там, где воры не достанут их. Пойдемте.
Он показал ей жестом, чтобы она пошла впереди него. Орелия неуверенно ступила вперед и увидела за сдвинутой им панелью коридор с висячими лампами. Когда она обернулась, то увидела, как его глаза пожирали ее взглядом. Орелия в испуге отшатнулась. Разрозненные части головоломки встали на свои места… Ей все стало ясно. Федра не придет, Тео солгал. Дыхание ее участилось, тело под легкой накидкой покрылось испариной.
«Но я выдержу, — сказала себе Орелия. — У меня есть оружие. Я открою правду и не погибну. Я должна справиться с этим…»
И Орелия шагнула в темный тоннель.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Птицелов - Гриффит Рослин


Комментарии к роману "Птицелов - Гриффит Рослин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100