Читать онлайн Птицелов, автора - Гриффит Рослин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Птицелов - Гриффит Рослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Птицелов - Гриффит Рослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Птицелов - Гриффит Рослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гриффит Рослин

Птицелов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

В воскресенье сияло солнце, неслись по голубому небу снежно-белые облака, и в этот сверкающий день Орелии предстояло научиться убивать… Для этого она шла на пустырь недалеко от дома. За ней следовала Федра, которую беспокоили совсем другие мысли.
— Как вы думаете, стрельба не переполошит соседей? — обратилась она к Орелии и Коуди.
— Да нет же, — невозмутимо возразил Коуди, — подумаешь, услышат стрельбу. — Он держал под мышкой большой плоский ящик, придерживая его рукой.
Орелия вдруг встревожилась.
— Вы сказали, что принесете маленький пистолет. — А в этом ящике, должно быть, целый арсенал оружия?
— Нет, — засмеялся Коуди, — какой уж там арсенал. В этом ящике нет никакого оружия. Вот оно. — И достал из кармана небольшой изящный пистолет, который вложил в руку Орелии. Та машинально сжала ладонь.
Коуди поставил ящик на траву, открыл его и вынул мишень с концентрическими кругами, прикрепленную к треножнику. Воткнув в землю, полюбовался делом своих рук.
— Вот вам, — сказал он. — Это не то же самое, что стрелять в человека, но меткости можно научиться.
Стрелять в человека?
Она будет учиться стрелять в человека. В современном, цивилизованном мире… Орелия вдруг вспомнила Розарио. Теперь у нее будет средство самозащиты, и она сможет снова ходить и ездить всюду одна.
Коуди окончательно укрепил мишень и взял пистолет у Орелии. Он был размером меньше ладони.
— Весит всего семь унций. Миниатюрный кольт. Малышка Окли дарит его тебе.
— Но я хочу заплатить!
Коуди отмахнулся:
— Нет-нет, она говорит, что будет гордиться, если ты всадишь из ее пистолета пулю между глаз этому негодяю. Ну, начинаем учиться.
— Сожми его крепче в руке, — потребовал он. Орелия сжала холодную изогнутую рукоятку, отделанную никелем. На металлической пластинке была изображена голова ястреба.
«Такой маленький и хорошенький — и это смертельное оружие?»
Федра как будто угадала мысли Орелии:
— Да еще какое, дурочка! Наповал разит.
Коуди вынул из кармана патрон и научил Орелию вставлять его в пистолет.
— Это вроде бы несложно, — заметила пристально наблюдавшая Федра.
— Да-а, — кивнула Орелия. — Наверное, выпустить эту пулю в цель будет посложнее.
— Научитесь! — заметил Коуди, не замечая подтекста ее реплики.
Орелия подумала, сколько же людей застрелил на своем веку Баффало Билл. Но не хотелось спрашивать об этом — в своих байках о старых временах он всегда все преувеличивал.
— При стрельбе используют обе руки, — начал методично разъяснять Билл, — левой поддерживают правую, чтобы тверже держать пистолет. Глядите прямо на мишень, направляйте пистолет в ее центр. И нажимайте указательным пальцем на спуск.
Коуди видел, что Орелия нервничает, и повторял терпеливо:
— Ну, палец вот сюда, а теперь нажима-айте…— Орелия нажала, раздался выстрел, и она почувствовала сильную отдачу крошечного пистолета!
— Ничего, ничего! — весело закричал Коуди, обнимая Орелию за плечи. — Просто великолепно!
Поглядев на мишень, Орелия не увидела и следа от пули.
— Но я промахнулась.
— Для первого раза — нормально, — успокоил ее Коуди.
Она выстрелила еще несколько раз, третий выстрел задел уголок мишени, а пятый попал во внешнее кольцо. Коуди и Федра все время подбадривали Орелию одобрительными возгласами, и она заряжала пистолет снова и снова. Из соседних домов высыпали слуги и хозяева, но никто не протестовал и не высказывал неудовольствия шумом на обычно тихой улице.
Орелия стреляла, руки ее занемели, пули ложились все ближе к центру мишени, но в центр попасть все-таки не удавалось.
— Не выходит у меня, — вздохнула Орелия.
— Как это не выходит! — воскликнул Коуди. — Можно считать, что вы его насквозь прошили, этого негодяя. Ведь живой человек — это не мишень, где обязательно надо попасть в самый центр. Любая рана наносит ущерб. Однажды я сам был мишенью женщины, которая в меня стреляла.
— Как интересно! Расскажи, Билл! — оживилась Федра. — Я думаю, что женщины чаще атаковали тебя чрезмерным вниманием, чем выстрелами из пистолета.
— Да, я сам и не ожидал такого. — Глаза Билла, вступившего в любимую роль рассказчика баек о своем невозвратном и незабвенном прошлом, заблестели от удовольствия. — И уж вовсе не думал, что такое может учудить Лил. Да, вот это была женщина! Она напоминала мне тебя, Федра.
— Вот как? — Федра подняла брови.
— Я имею в виду, что она была красивая, умная.
— А, ты это имеешь в виду? — сразу смягчилась Федра.
Орелия, зная, что рассказы Коуди детальны и длинны, с удовольствием воспользовалась передышкой, потирая уставшую руку.
— Ну, мы довольно долго хороводились, — рассказывал Билл, — и вдруг, — он нахмурил седеющие лохматые брови, — в одно прекрасное утро Лил требует от меня жениться на ней.
— Женитьба? — эхом откликнулась Федра. — Да что она себе вообразила, Боже правый? Ведь ты был с молодости женат на Луизе…
Коуди скромно опустил глаза.
— Ну, я как-то позабыл рассказать об этом Лил…
— Ах, забыл? — ядовито прокомментировала Федра. — Удачный случай выпадения памяти.
— Когда Лил узнала, что я женат, она была… ну, как бы это сказать… возмущена.
— И имела на это право, — вставила Орелия, вспоминая, как Розарио утаил от нее, что он женат, — и к чему это в конечном счете привело?
Не обращая внимания на неодобрительный тон, Коуди спокойно продолжал:
— Ну, тогда я решил, что лучше всего мне смыться. Я предложил Лил расстаться, а она вдруг вытащила из-под подушки пистолет. Надо же!
Орелия вдруг успокоилась — она поняла, что это не реальный случай, а одна из баек великолепного выдумщика Коуди.
— Ну, и ты здорово испугался?-от души забавляясь, спросила Федра.
— Если бы только испугался! Она мне штаны прострелила!
— Она в вас стреляла?-изумленно спросила Орелия.
— Да, мадам! Пострадала — увы! — обычно неназываемая часть моего тела. Когда я уползал, истекая кровью, я благословлял Бога, что не додумался научить ее стрелять. Иначе так легко я не отделался бы.
— Ах ты мошенник! — Весело смеясь, Федра ущипнула Коуди за щеку. Обернувшись в этот миг на шум колес подъезжающей кареты, Орелия увидела, как кучер резко осадил жеребца, на козлах сидел хмурый Син О'Рурк. Она обрадовалась за тетку. Федра тоже увидела его и, приподняв юбки, со счастливой улыбкой, побежала к карете.
В эту минуту Син встряхнул вожжи и тронул лошадь. Федра застыла на месте, поняла, что Син, заметив ее рядом с Коуди, снова рассердился, и примирение теперь не состоится. Опустив руки, она грустно глядела вслед исчезающей карете. Не смея подойти к тетке, Орелия бодро сказала:
— Выстрелю еще разок, и пойдемте в дом пить чай!
В душе она пылала гневом. Как мог Син приревновать Федру к этому мотыльку, порхающему среди женщин, этому болтуну Коуди? Ведь она любит Сина, любит как безумная… Как он смеет в ней сомневаться! Ох уж эти мужчины… Мир устроен скверно…
* * *
— Поверни плечо вправо, — распоряжалась Федра, нанося карандашом контуры портрета Орелии. Когда профиль Орелии четко обрисовался на фоне задника, завешенного светло-бирюзовой тканью, Федра воскликнула: — Вот так, хорошо! Теперь держи позу.
Все это утро Орелия позировала Федре для иллюстраций к книге, заказанной Обществом по изучению средиземноморских культур. Белая льняная ткань облегала пышные груди и круглые ягодицы Орелии, потому что нижнего белья к костюму не полагалось. Федра купила костюм у отставной актрисы, переделав его на племянницу. Она надеялась, что рисунки выйдут не слишком шокирующими.
Разделенные на прямой пробор черные волосы Орелии падали на плечи; на лоб был низко надвинут широкий золотой обруч. Ожерелье и серьги из светлой бирюзы и ляписа дополняли наряд — превосходная имитация старинных египетских украшений, которые Федра когда-то получила в подарок от своего парижского любовника.
— Знаешь, египетский стиль тебе подходит, дорогая. Ты сегодня еще красивее, чем обычно…
Не изменяя позы и выражения лица, Орелия слегка приподняла бровь.
— Если ты хочешь иметь послушную натурщицу, не смеши ее, пожалуйста.
Федре хотелось сделать как можно больше эскизов к следующему заседанию Общества. Поскольку Орелия днем была занята в офисе, тетка и племянница старались использовать для позирования каждый свободный момент. Но нередко Федра работала без всякого воодушевления — ее отвлекали мысли о Сине.
— Тетя Федра, как вы думаете — мужчина и женщина могут быть счастливы друг с другом, не вступая в брак? — спросила задумчиво Орелия.
— Раньше я думала, что да, — грустно ответила Федра, — но теперь в этом очень сомневаюсь.
— Из-за Сина?
— Да. Он выбросил меня из своей жизни оттого, что я отказалась выйти за него замуж. — Рука, державшая кисть, дрогнула, и Федре пришлось замазать искривившуюся линию.
— Он приревновал.
— Если бы он был уверен в моей любви, он никогда не отказался бы от меня.
— Выходит, что виновата я…— помолчав, сказала Орелия.
— Как это?
— Если бы сегодня утром Билл не начал учить меня стрельбе… Ведь Син, конечно, приехал помириться с тобой.
— Ерунда какая! В чем же ты виновата! Виноват этот старый дурак, который вообразил невесть что. Вспыльчивый ирландец!
Федра не только была удручена разрывом, но и злилась на Сина. Как он смел заподозрить ее и Билла? Подумать, что она через неделю после разрыва с одним мужчиной перепорхнет к другому? Ведь она заверяла Сина, что любит его всей душой, а он, стало быть, считает ее ветреницей и лгуньей! Она не простит ему! Наверняка он решил, что она отказала ему из-за Билла? Ах, набраться бы мужества и рассказать ему о Фернандо.
— Конечно, я сама виновата, что вышла замуж очертя голову, совсем молодой и глупенькой, — сказала Федра, вздохнув. — Но прошлого не изменишь. Оре-лия, это ты меня и Сина имела в виду, когда спрашивала о любви и браке?
— Да, — ответила Орелия, но отвернулась, покраснев.
— А я думаю, что нет. — Федра отложила кисть и, подняв пальцем подбородок Орелии, повернула к себе лицо молодой женщины. — Ты говорила о себе и Лайэме. Он предложил тебе выйти за него замуж?
Орелия покраснела еще сильнее и снова отвернулась от Федры.
— Нет, конечно же, нет. Мы слишком мало знаем друг друга. Я имею в виду…
Федра улыбнулась — впервые после неожиданного появления и поспешного отъезда Сина.
— Можешь не объяснять. Уж мне-то можешь не объяснять…
— Нет, правда, сейчас я об этом не думаю. Может быть, когда-нибудь…
— Надеюсь, ты не надумаешь выйти замуж за Лайэма, только чтобы не остаться старой девой?
— Нет. Боюсь, что я в него влюбилась.
— Дорогая, но это ведь замечательно! — Тетка нежно обняла Орелию, но, увидев ее нахмуренное лицо, отстранила от себя и спросила: — Разве не так?
— Вчера утром я думала, что это прекрасно. Но я побывала у Мэриэль и увидела, какой несчастной сделала ее любовь к Уэсли.
— Лайэм — не Уэсли! — воскликнула Федра.
— Да, как будто бы между ними нет. сходства,-согласилась Орелия. — Но иногда Лайэм пугает меня своей силой и властностью…
Федра подумала о Сине.
— Видно, О'Рурки похожи друг на друга. Я об этом догадывалась…
— И это тебя не пугает?
— Представь себе, нет… Но я старше тебя и опытнее и, наверное, разбираюсь в мужчинах лучше тебя.
Орелия подошла к окну, постояла немного и начала мерить шагами комнату. «Словно тигрица в клетке», — подумала Федра.
— Иногда мне кажется, что лучше остаться независимой и развивать свой талант, занимаясь любимой работой, — сказала она, остановившись перед Федрой. — Я тоже хочу иметь семью, но думаю, что то и другое — несовместимо. Я слишком ценю свою независимость, чтобы подчиниться воле мужчины. Почему-то я не такая, как другие женщины, — они-то подчиняются.
— Я могу тебя понять, и я не такая. Я вышла замуж за Фернандо, ослепленная страстью, но очень скоро убедилась, что он властен, непреклонен, что круг его интересов узок. И я сбежала от него — почувствовала, что независимость мне дороже. Но есть мужчины, которые уважают независимость женщины. Вот, например, Син — для него не имеет значения, что я была актрисой, имела любовников. У него нежная душа в грубой оболочке. А с Фернандо было наоборот. Син любит и принимает меня такой, какая я есть..
— Поэтому ты хочешь выйти за него замуж.
— Хотела. А теперь не знаю. — Федра понимала, что отношения между нею и Сином осложнились. И у Лайэма и Орелии какие-то сложности…
— Ты сейчас сердишься на него и немного разочаровалась в нем. Но ты по-прежнему хочешь его, как я хочу Лайэма. Как ты думаешь, если мы одновременно выйдем замуж, что будет с Файоной? — спросила она с озорным смехом.
Ей удалось развеселить Федру, но та, улыбнувшись, ответила серьезно:
— Нет, уж лучше пока не сообщать ей о наших делах. Она нас с тобой не понимает, если считает, что для тебя самый подходящий жених — Де Витт Карлтон. Разве ты могла бы ужиться с таким занудным человеком? Тебе нужен сильный, свободомыслящий человек, который не подавлял бы тебя. Мне кажется, что Лайэм тебе пара.
Орелия счастливо улыбнулась и хотела ответить Федре, но звук открываемой двери заставил ее обернуться, и она увидела Тео Мэнсфилда. Он стоял в дверном проеме и смотрел на Орелию как-то странно.
— Тео! — воскликнула Федра. — Мы не ожидали вас.
Он оторвал взгляд от Орелии и уставился в пол.
— Сожалею, если помешал вам, но пришел к вам за помощью.
— Конечно, — сказала Федра. — А что нужно?
— В четверг состоится заседание Общества. В моем доме на этот раз. А я не очень силен по части приемов. — Он достал из кармана льняной платок и вытер вспотевший лоб. — Не поможете ли вы мне советами?
— Непременно, — сердечно отозвалась Федра. Она знала, что Тео действительно очень редко устраивает приемы и нуждается в помощи. — Сейчас мы закончим, я пойду к вам, и мы все обсудим. Подождете?
Тео наконец поднял глаза на Орелию.
— А вы собираетесь присутствовать на заседании в четверг?
— Не знаю… Я еще не решила…— неуверенно отозвалась она.
— Почему? Разве на прошлом заседании вам не было интересно?
Федра посмотрела на Тео с удивлением — его тон показался ей необычным и требовательным. Взглянув на Орелию, она поняла, что Тео смущен ее соблазнительным видом, — стилизованный египетский костюм щедро открывал ее сияющую золотистую наготу.
— Орелия придет, если не очень устанет после работы, — умиротворяюще заметила Федра. — Боюсь, что я ее утомляю своими сеансами. Орелия, поди прими ванну перед обедом.
Орелия направилась к дверям мимо Тео, совершенно не замечая его возбуждения.
— Да, горячая ванна будет кстати… Тео, до свидания, надеюсь, увидимся у вас.
Федра успокоилась, когда Орелия вышла из комнаты, и блеск вожделения погас в глазах Тео. «Как странно, я никогда не считала его таким чувственным. Наверное, — подумала она, — женщина в древнеегипетском костюме вызывает в современном мужчине особое возбуждение».
* * *
— Вы отнесли контракт и забыли захватить с собой наши проспекты, — раздраженно кричал на рассыльного Син О'Рурк.
Орелия подняла голову от эскиза и взглянула на Сина — с самого утра он был в дурном настроении, накидывался то на одного, то на другого. Сейчас молодой человек по имени Тимоти, стоящий перед разгневанным шефом, казалось, готов был провалиться сквозь землю.
— Но, мистер О'Рурк, — слабо протестовал Тимоти, — вы же сами дали мне только этот конверт и больше ничего.
— Я сказал вам о проспектах! — загремел Син. — Вы меня не слушали. Таковы сейчас молодые люди: не работают, а витают в облаках. В голове у них какие-то романтические мечтания!
Романтические мечтания? Орелия подумала, что Син ворчит, словно старый медведь-гризли, — очевидно, потому что, по его мнению, потерпела крах его романтическая мечта о браке с Федрой. Что он вообразил, увидев Федру рядом с Коуди? Все утро Син избегал смотреть на Орелию, очевидно, ассоциируя ее с Федрой.
— Дверь офиса распахнулась, и вбежал Лайэм.
— Что за шум, отец? Я еще с лестницы услышал.
— Этот дурак заявляет, что я не прав! — кричал Син, потрясая конвертом. — Что я не давал ему вместе с контрактом рекламные проспекты!
— Ну и что ж такого, пускай отнесет их дополнительно! — спокойно сказал Лайэм. — Идите тотчас же, Тимоти. Ничего страшного не произошло.
— Благодарю вас, мистер О'Рурк!
Юноша поспешно спасся бегством.
Лайэм бросил взгляд на Орелию, потом обратился к Сину и мягко сказал:
— Пройдем-ка в твой кабинет, отец, надо поговорить! — Когда оба О'Рурка прошли в кабинет, чертежники начали оживленно перешептываться. Всех удивляла сегодняшняя раздражительность Сина: обычно он успокаивал вспыльчивого Лайэма.
Орелия пыталась сосредоточиться на работе, но думала только о Лайэме, находящемся в соседней комнате. Все утро он был на строительстве, и она впервые увидела его после их ночи. Она нервничала, но решила вести себя так, словно между ними ничего не произошло — по крайней мере на работе.
Через несколько минут Лайэм вышел из кабинета Сина и подошел к ней, встав за ее спиной.
— Добрый день, мисс Кинсэйд!
От этих простых слов она вся затрепетала.
— Добрый день, мистер О'Рурк,-волнуясь, пробормотала она и уткнулась в свой эскиз.
— Зайдите, пожалуйста, в мой кабинет с эскизами коттеджа Грэя в Дубовом парке!
— Сейчас!
Войдя в кабинет, она с неприятным чувством ждала замечания: на эскизе вместо двери она поместила лишнее окно.
— Отлично! Просто превосходно, мисс Кинсэйд! — заявил Лайэм, к ее удивлению.
Но ей показалось, что он даже не взглянул на ее работу. И сослуживцы сейчас непременно заметят, что он восхищается ее работой, глядя не на эскизы, а уставившись в ее лицо! Какое безумие!
— Вам нравится? — спросила она.
— Да, очень! — В его словах звучало восхищение, но не эскизами, а ею.
Она с возмущением решила, что ошиблась в нем, — он самый обычный ловелас, не уважающий ее независимость, ее работу, заинтересованный в ней только как в женщине. Но почему он смотрит через ее плечо?
Она обернулась и увидела, что и Син, и вся мастерская наблюдают сквозь стекло кабины за ними.
Орелия лихорадочно собрала эскизы в папку и сказала, не глядя на Лайэма:
— Надеюсь, понравится и заказчику. Теперь могу я вернуться к работе?
— Сначала ответьте на один вопрос. Вы согласны поужинать со мной сегодня вечером?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Птицелов - Гриффит Рослин


Комментарии к роману "Птицелов - Гриффит Рослин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100