Читать онлайн Колдунья, автора - Гриффит Рослин, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдунья - Гриффит Рослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.81 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдунья - Гриффит Рослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдунья - Гриффит Рослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гриффит Рослин

Колдунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Чувство гордости за сына-победителя буквально вырывалось наружу у Армандо де Аргуэлло, и он бросился догонять Чако.
— Дон Армандо, куда вы? — кричала вслед ему жена. — Супруг, постойте!
Ее вопли раздражали Армандо. Конечно, это и понятно, для женщины смерть — зрелище не из приятных.
— Подожди меня в фойе гостиницы, — приказал он. — Я скоро вернусь.
Он торопился догнать сына, который уже скрылся из вида. Его старое сердце так сильно колотилось, когда он спешил за ним по улице, затем по площади, где прогуливались люди. Заметив Чако, Армандо побежал что было сил, боясь, что Чако может окончательно исчезнуть в толпе. Догнав его, Армандо сказал:
— Я горжусь тобой, сын.
Сначала он даже подумал, что Чако не слышит его или делает вид, что не слышит. Затем сын повернулся к нему. Выражение его лица было очень сердитым. Его серые прозрачные глаза пронзили Армандо.
— Если вы гордитесь тем, что я убил человека, тогда вы действительно больной человек.
Однако Армандо проигнорировал сарказм Чако и ответил:
— Я горжусь не тем, что ты убил, а тем, что ты выстоял гордо и бесстрашно.
Чако как будто опалил его взглядом. Он не любил комплиментов. Тем более ему не хотелось выслушивать их от человека, бросившего его…
— Что вы хотите, старый человек?
— Тебя. Земля, которая…
— Я не продаюсь.
— А я и не собираюсь покупать тебя. Я хочу наделить тебя правом первородства, — говорил Армандо, стараясь не обращать внимания на то, что Чако даже рассмеялся, услышав эти слова. — Я хочу, чтобы род де Аргуэлло продолжался.
Чако перестал смеяться, и его глаза опять стали холодными и неживыми. Армандо даже пот прошиб.
— Извините, но моя фамилия Джоунс. Рубен Джо-унс был лучшим из отцов, о котором может мечтать любой ребенок, — сказал он уверенным и непреклонным тоном. — И я не стану пятнать его память, отказавшись от его фамилии, которую он дал мне с честью.
Армандо, осознав свою ошибку, начал лгать, желая исправить положение:
— Нет, нет, я вовсе не это имел в виду. Я могу сделать такой документ, где ты признавался бы моим сыном, поэтому, когда я умру…
— Вы больны?
Сострадание несколько смягчило холодное отношение Чако к отцу. Когда апачи собирались нападать на имение, Чако пришел ему на помощь. И Аргуэлло решил использовать эту черту его характера. До самой смерти матери Чако заботился о ней, как верный сын. Если поступать с умом, размышлял Армандо, то можно внушить Чако мысль о необходимости быть рядом с больным отцом.
— Я уже давно чувствую себя плохо, ужасные боли в желудке. Боюсь, что у меня осталось совсем немного времени, чтобы мы могли лучше узнать друг друга, — сказал де Аргуэлло. Он, конечно, надеялся еще немного протянуть, но его слова явно не были преувеличением. — Жизнь ведь такая хрупкая.
Армандо замолчал, наблюдая за ответной реакцией сына. Несмотря на то что строгие черты лица Чако, унаследованные от Онейды, придавали ему вид хладнокровного человека, все же Аргуэлло заметил что-то такое, что вселяло в него надежду.
Наконец Чако произнес:
— Значит, лучше узнать друг друга? И что вы предлагаете?
Даже несмотря на враждебность в голосе молодого человека, Армандо знал, что победил, и всячески старался подавить улыбку, чтобы не выдать себя.
* * *
— Это работа сатаны! — кричала Минна Такер, когда двое мужчин укладывали тело Мартинеса в фургон. — До каких же пор порядочные люди Санта-Фе будут все это терпеть, спрашиваю я вас?
Несколько голосов поддакивали ей.
Фрэнсис, шокированная увиденным и криками людей, повернулась и направилась в гостиницу, но вдруг Такер, грубо схватив ее за руку, встала на ее пути.
— Простите, — ответила Фрэнсис на эту грубость.
— У Бога проси прощения, — произнесла нараспев Минна, напомнив Фрэнсис ее собственного отца.
— А за что я должна просить прощение?
— За то, что вы заманиваете в порочный дом молодых мужчин, в этот притон разврата. Вы прячете там сатану! — обличающим тоном говорила Минна.
— Вздор! — перебила ее Фрэнсис.
Она с усилием выдернула руку, так что даже рукав затрещал по шву, однако Фрэнсис не обратила на это внимание. Ей хотелось скорее уйти отсюда.
Она прошла через казино и салун и собралась уже подняться наверх, чтобы выплакаться у себя, когда заметила Инес де Аргуэлло, прохаживающуюся взад и вперед в фойе.
Задержав Фрэнсис, Инес спросила:
— Дон Армандо, где он, вы не видели его?
— Боюсь, что нет. Такая неразбериха была.
— О да, эта перестрелка, убийство! — Инес прикрыла глаза, и казалось, что ей стало совсем плохо.
Фрэнсис почувствовала, что Инес вот-вот упадет в обморок. Она подбежала и подхватила ее:
— Я думаю, вам лучше присесть. — Фрэнсис, поддерживая Инес, посадила ее. — Я уверена, что дон Армандо скоро вернется.
Наверное, у Инес была такая манера — как-то искоса смотреть на людей, но именно так она посмотрела на Фрэнсис, садясь на диван. Какой-то хитрый был у нее взгляд. Фрэнсис вспомнила их недавнюю встречу и опять подумала, что эта женщина была двуличной.
— Скажите, а Чако говорил вам о Доне Армандо? — спросила Инес.
— Что ваш муж его отец?
Что-то неприятное мелькнуло в темных глазах Инес.
— И как он намерен поступить?
Инес явно старалась выведать информацию о Чако.
— Насколько мне известно, он ничего не собирался делать, — правдиво сказала Фрэнсис, не желая далее продолжать разговор о мужчине, в котором она разочаровалась так же, как и в Нэйтс.
— Не желаете чая?
— Было бы любезно с вашей стороны. Так редко у меня появляется возможность поговорить с женщиной с такими утонченными манерами.
— Извините, но я не смогу составить вам компанию, у меня дела.
С этими словами Фрэнсис оставила Инес, попросив Розу приготовить чай. Она быстро поднялась наверх, но там ее ждал еще один сюрприз.
В своей комнате она обнаружила Бэлл, которая сидела на ее смятой кровати. У нее было плохое настроение. Неужели она узнала об отношениях между Фрэнсис и Чако, или она была расстроена из-за Эвандеры, сбежавшей со своим пастухом?
— Бэлл, что ты здесь делаешь?
Бэлл посмотрела на нее широко открытыми темными глазами.
— Фрэнки, милая, мне так надо поговорить с тобой, черт побери эту мою Луизу! Она становится невозможной.
— Ну, она же так молода и, конечно, импульсивна.
Как могла Бэлл так переживать из-за домашних проблем, в то время когда один из ее служащих убил посетителя? Если бы она не знала об этом… Почему же она не вышла на улицу? И что она делает в комнате Фрэнсис?
— Луиза становится необузданной, у нее тайные поездки в экипажах, а сейчас она такое наговорила, хуже всего остального.
Лицо Бэлл было белым как полотно, ее рыжие волосы растрепались. Она выглядела очень возбужденной. У Фрэнсис и так испортилось настроение из-за Инес, а тут еще Бэлл со своими проблемами, но все же она была ее деловым партнером и подругой.
— Может быть, ей надо дать время и немного постараться понять ее.
Но казалось, что Бэлл ничего не слышит и не воспринимает того, что говорит Фрэнсис. Она продолжала:
— Луиза не стала бы обещать мне, что прекратит эти свои поездки на лошадях, поэтому я вынуждена была запретить ей ездить верхом и спрятать их подальше от нее. Теперь моя дочь не разговаривает со мной.
Бэлл разревелась. Фрэнсис тоже захотелось поплакать, тем более, это как-то поддерживало подругу.
— Для чего я все это делаю? — жаловалась она Фрэнсис и плакала, уткнувшись ей в плечо. — Я ведь хотела быть ей хорошей матерью, помочь ей не совершить той ошибки, какую совершила сама, чтоб ее миновала моя участь. Но, желая только добра своему ребенку, я не смогла понять ее и далеко не всегда поступала правильно. Теперь она ненавидит меня.
— Луиза — хорошая девочка, она очень любит тебя. Я помню, как она была рада, что возвратилась домой.
— Потому что она любит Нью-Мексико и этих скакунов.
— И тебя. Она говорила мне, как она скучала без тебя.
Фрэнсис долго убеждала Бэлл и наконец-то уговорила быть более терпимой к Луизе. Бэлл пообещала завтра же поговорить с дочерью «по душам» и попытаться найти компромиссное решение.
Когда Фрэнсис перешла на другую тему и рассказала о смерти Мартинеса, эта новость неприятно поразила Бэлл. Пожав плечами, она заключила, что таковы порядки на этом Диком Западе и ничего с этим не сделаешь. Затем Бэлл пошла к своим девушкам. Фрэнсис решила, что новость об Эвандере Бэлл лучше узнать от одной из девушек.
Фрэнсис ужасно хотелось лечь сейчас в постель, забраться под одеяло и хорошо выспаться. Но ее ждали дела. Она вынуждена была сегодня вечером вместо Чако пойти в казино и присматривать там за порядком.
Она посмотрелась в зеркало и с трудом узнала себя. Прошло лишь несколько недель, а она так изменилась. Изменилась не только ее прическа, одежда, но и внутренне она стала другой — и чисто внешне, и внутренне. Она привела в порядок волосы. Впервые в жизни она не обязана была следовать кем-то придуманным правилам и установленным порядкам. Она вольна была поступать так, как считала нужным.
Она начинала думать, что именно здесь се место.
Глядя в зеркало и поправляя волосы, она заметила, что оборка на правом рукаве криво пришита.
— Прекрасно, вот и опять работа для Руби.
Подумав, что она могла бы попросить Руби выправить оборку, она уже собиралась идти вниз. Однако потом она обнаружила, что потеряла бант с этого рукава. Где же он мог быть? Она вспомнила, как схватила ее за рукав Такер, и поспешила на улицу поискать бант там. Люди уже разошлись, и ей никто не мешал. Но она все же не нашла его. Возвратившись в гостиницу, она подошла к тому месту, где оставила Инес, но и там банта не оказалось.
В конце концов она смирилась с этой потерей. Да и стоило ли нервничать из-за каких-то бантов на рукавах!
* * *
При мысли, что она в очередной раз потерпела неудачу, у нее опять подступило к горлу. Неужели кто-то более сильный преследовал ее? На этот раз она далее не попыталась использовать свои особые «подарки», которые, правда, поисгпощились после очень аппетитной встречи с братьями Виларде.
Кроме того, деньги, которые она заплатила, к се огорчению, также не сработали.
Бандит был мертв.
Сквозь кромешную тьму в бешенстве танцевали языки пламени. Почувствовал, как холод пробежал по ней, она вся сжалась, глядя на потрескивавшие в костре ветки можжевельника. Она так пристально смотрела па огонь, как будто пыталась увидеть в нем все свои ошибки. Она искала причину, по которой ей так долго не удается одолеть Чако Джоунса.
На протяжении многих лет, с тех пор как она обнаружила в себе колдовскую силу, она сделала многое.
Когда она была еще ребенком, ее детский мир иллюзий был разрушен, она узнала суровую правду жизни, которая все еще преследовала се. С ней обошлись так жестоко, бесчувственно, как могут поступить лишь с животным.
А потом она стала убивать, чтобы защитить себя.
Все эти годы она убивала, когда считала это необходимым. Особое наслаждение она получала, убивая наиболее извращенным способом, что наводило ужас на людей. И с годами ее кровожадность все усиливалась.
Она смогла бы убить даже женщину, если захотела бы.
— Фрэнсис Ганнон.
Она так громко произнесла ее имя, что сидевший рядом какой-то ночной зверек убежал в кусты.
Ее недавнее убийство слишком плохо подействовало на нее. Ее силы уменьшились, и ей требовалось несколько дней, чтобы восстановить их.
Если даже не убить эту женщину, то хотя бы попугать се, чтобы она убралась отсюда на Восток, туда, откуда приехала. Фрэнсис Ганнон была для псе серьезной угрозой. Хорошо, что эта глупая женщина была так доверчива. Она держала бант Фрэнсис над огнем.
Отпив зелья, которое специально приготовила, она сжимала кусок ткани в кулаке и выжидала. Почувствовав прилив силы в конечностях, она прижала этот кусок атласа ко лбу и громко произнесла заклинание:
— Освободи меня, о всемогущий, от этого земного существа. Сделай так, чтобы мой дух пронесся сквозь ночь, как ноле. Дай мне силы. Сделай так, чтобы ветер не отбрасывал тени…
* * *
Фрэнсис повсюду мерещились тени. Она ощущала опасность. У нее было дурное предчувствие.
Круглая луна освещала пустынные улицы и дома Санте-Фе. Была середина ночи. Крутом стояла такая тишина, что ей стало не по себе. Она с трудом дышала.
Она увидела колею, недавно оставленную повозкой. Какое-то назойливое чувство, которое невозможно было объяснить, заставляло се идти все дальше и дальше. Поднявшийся ветер завывал протяжно и как-то особенно печально, будто оплакивал кого-то. Направляясь к своему дому, она смотрела по сторонам. Несмотря на то что она быстро двигалась и очень давно шла, «Блю Скай Палас» был все еще не виден.
Она куда-то повернула, затем еще раз. Эти места были незнакомы ей. Ее охватила паника, когда она поняла, что идет не в том направлении. Затем она увидела впереди склады рядом с железнодорожными путями. Фрэнсис вспомнила, что в этом месте тело Нэйта погрузили в похоронный фургон.
Она остановилась, с трудом воскрешая в памяти его образ, когда вдруг услышала какой-то звук, похожий на хрюканье. Кто-то шел за ней? Она прислушалась. Какое-то животное, хрюкающее, рычащее, приближалось к ней. От страха у нее волосы встали дыбом.
Она была уверена, что звук раздавался со стороны узкой улицы. Фрэнсис отступила назад и почувствовала, как ее нога задела дощатый настил под порталом. Она отвлеклась, но вскоре услышала, как кто-то сильно пыхтит, почти задыхаясь. Такие звуки могло издавать только животное.
Затем она увидела глаза, которые неестественно светились. Смотря на них, она застыла, как будто загипнотизированная ими. Она чувствовала, что попала в ловушку.
Кто-то пыхтел все громче и громче, так, что этот звук эхом отражался от стоявших рядом зданий. В горле у Фрэнсис все пересохло. Она не могла дышать.
Какое-то существо неумолимо приближалось к пей. Вскоре она увидела, что оно переходит через улицу, и свет луны осветил его. Фрэнсис была в ужасе. Это был волк. Пасть волка была открыта, глаза горели. Фрэнсис почувствовала, что он хочет наброситься на нее.
Это был оборотень.
Устремившись через дощатый настил, Фрэнсис готова была бежать куда угодно, лишь бы не оставаться здесь.
Она быстро вошла в открытую дверь, захлопнув ее перед волчьей мордой. Ее сердце сильно стучало, она задыхалась и заглатывала пыльный воздух, пятясь назад, подальше от этого царапанья и неприятного звука, доносившегося с другой стороны. Она пыталась убежать, чтобы не слышать эти звуки и гортанное урчание.
Стараясь не выдать себя, Фрэнсис на цыпочках прошла в помещение, где было темно, и только через единственное окно падал лунный свет, дававший возможность что-либо разглядеть. Она заметила лестницу, и лишь подошла к ней, как услышала донесшийся до нее звук разбиваемого стекла.
Она не знала, что ей делать, куда бежать. Зверь скоро проберется внутрь. Ей стало жутко при мысли, что она станет его добычей, если не сумеет спастись.
В конце длинной комнаты Фрэнсис заметила дверь в небольшую кладовую, располагавшуюся под лестницей. Она вошла туда и закрыла за собой дверь, однако скоро услышала, как дверь в дом открылась, видимо, зверь сумел пробраться сюда, и он стал скрести когтями по двери в кладовую, где была Фрэнсис. Она сидела молча в темноте, ее сердце сильно билось. Она молилась, прося прощения за все прегрешения, что совершила в своей жизни. Вера для нее стала последним лучиком надежды. И если она останется в живых, она будет всегда помнить об этом. Она поняла, что прощение — это дар, который можно и нужно как получать, так и давать.
Волк-оборотень рвался к ней, царапая в дверь.
Фрэнсис приготовилась умереть.
Она закрыла глаза, и несколько слезинок скатилось по ее лицу. Одна мысль сейчас была у нее в голове: она никогда больше не увидит Чако. Она никогда не сможет сказать ему, что любит его. Она осудила его, и он отвернулся от нее и ушел.
— Чако, вспоминай обо мне, — шептала она, видя, как дрогнула дверь и зверь вломился через нее.
Почувствовав терпкий запах смерти, обрушившийся на нее, Фрэнсис закричала и бросилась вперед, вцепившись в волчью шею. Они вылетели с волком в пустую комнату. Фрэнсис засунула кулак в волчью пасть так быстро, что зверь не успел даже укусить ее, и удерживала кулаком пасть зверя открытой.
Она сражалась с волком, который старался ухватить ее когтями. Вдруг эти когти стали превращаться в ногти. Она видела, как это происходило, так как луч света проник в комнату.
И прогремел выстрел.
Издав страшный звук, существо отскочило в темноту, где и исчезло.
Фрэнсис произнесла:
— Кто здесь?
Она увидела силуэт человека, и голос произнес:
— Ты звала меня, Фрэнки.
— Чако?
Свет луны позволил ей увидеть, что он держал в руке ружье, еще немного дымившее от выстрела. Из этого ружья он недавно убил человека, а сейчас спас ей жизнь.
Она бросилась к нему в объятия, он стал целовать ее, но ноги ее подкашивались, и она могла вот-вот упасть. Но она знала, что спасена…
Она была одна, в постели, вся в поту, ее трясло. Это был сон, кошмарный сон. Лишь сейчас она осознала, что никто не гонится за ней. Видимо, события последних дней очень потрясли ее. Разговор об оборотне, страх за Чако, ее разочарование в нем, когда он застрелил Мартинеса.
Внезапно появившись здесь, в казино, он стал работать в нем, как будто это было заранее намечено, хотя первая стычка с ним была не очень приятной. Но потом он опять вернулся к прежнему — застрелил человека и вновь внезапно исчез, так же внезапно, как во сне исчез оборотень.
Интересно, где сейчас Чако? Спит? Или, может быть, бродит по пустынным улицам Санте-Фе? Но по всей видимости, он цел и невредим, думала Фрэнсис.
Помня, что во сне она молила Бога о прощении, Фрэнсис понимала, что обязательно простит Чако и они непременно поговорят обо всем. Ей необходимо было услышать его объяснение — почему он убил человека, хотя она и так не сомневалась, что именно он ей скажет. Она несправедливо отвернулась от него.
Фрэнсис лежала на подушках, затем, решив поправить одеяло, почувствовала боль, пронзившую ее левую руку так, что она сморщилась. Что же случилось с рукой, пока она спала?
Она не стала зажигать лампу, встала и подошла к окну. И тут она увидела кровоподтеки и ссадины на костяшках пальцев и тыльной стороне руки. Мурашки пробежали у нее по спине, она чуть не задохнулась. Именно эту руку она держала в пасти оборотня во сне.
Она посмотрела через окно, увидев крыши домов, стоявших на пустынных улицах Санте-Фе.
Что же был ее сон? Был ли он вызван ее внутренними переживаниями, мучившими ее проблемами… или он был послан этой опасной женщиной, ведьмой, которая может перевоплощаться в волка?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колдунья - Гриффит Рослин



Очень удивлена что у этой книжки такой низкий рейтинг. Она отличная! Видимо оценки выставляли девушки, разочарованные в своих ожиданиях. Дело в том, что это скорее обычный любовный роман, только с некоторым "налётом" мистики - никто из ГГ-ев не является оборотнем. Оборотень - лишь второстепенный герой. Вот и всё. А именно как обычный ЛР - книга очень даже хорошая.
Колдунья - Гриффит РослинМарина
23.11.2012, 1.23





Не смотря на нечисть, книга очень хорошая.Читала с удовольствием в каждую свободную минуту.
Колдунья - Гриффит РослинВалентина
21.05.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100