Читать онлайн Спасенная репутация, автора - Грейси Анна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Спасенная репутация - Грейси Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Спасенная репутация - Грейси Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Спасенная репутация - Грейси Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейси Анна

Спасенная репутация

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Величайшее счастье – обращать чувство в действие.
Мадам де Сталь
Они пришли на пристань рука об руку в слабом сером свете, который предшествует рассвету. Стивенс шел следом, неся нехитрый багаж Фейт и тихо разговаривая с Мортоном Блэком. Мак и Эстреллита замыкали шествие, идя рядышком, но не прикасаясь друг к другу. Даже пес Беовульф пришел проводить Фейт. Возможно, чтобы убедиться, что она действительно уехала, в расстройстве подумала Фейт.
Дул легкий бриз, и утреннее небо выглядело ясным и спокойным. Прекрасный день для морского путешествия.
Фейт отчаянно не хотела ехать. Она из последних сил держалась, чтобы не расплакаться.
– Почему я не могу остаться в Бильбао? Ты можешь ехать и делать то, что должен, а...
Ник обхватил ее лицо ладонями и мягко сказал:
– Не надо, любимая. Мы уже говорили об этом дюжину раз. Это просто невозможно. Твое присутствие здесь будет отвлекать меня. Ты должна ехать в Англию, к своим родным. Ты же говорила, что хочешь увидеть их, не так ли? Ты говорила, что скучаешь по сестрам...
– Да, конечно, но это не главное. Я могу подождать тебя, и мы поедем домой вме...
Николас резко отпустил ее и прошел оставшиеся несколько шагов до пристани один. Он встал спиной к ней, устремив взгляд на море. Ветерок усилился, паруса и снасти захлопали и нетерпеливо застучали, моряки что-то кричали и готовили корабль к отплытию. Фейт и мистер Блэк были единственными пассажирами, и капитан ждал их прибытия. Ему не терпелось поскорее отчалить.
Мортон Блэк взял сумки и поднялся по сходням.
Стивенс вышел вперед и дотронулся до руки Фейт.
– Не делайте расставание еще тяжелее, мисс. Это разрывает ему сердце.
Ее лицо сморщилось, она отчаянно боролась со слезами.
– Я знаю. Мне очень жаль. Просто... невыносимо оставлять его... теперь... когда мы знаем, как сильно любим друг друга. Он любит меня, Стивенс. Он так сказал.
На мудром, в шрамах, лице собрались морщины.
– Я знаю, дорогая. Все время знал. Но вы не можете остаться. Если любите его, то должны уехать.
Фейт вытерла слезы с лица.
– Видимо, в этом и заключается то, что называется «быть женой солдата».
– Да, девочка, – раздался голос Мака у ее плеча. – А теперь сделай так, чтобы он гордился тобой. Пойди и попрощайся с ним с храброй и милой улыбкой и нежным поцелуем.
Фейт понимала, что они правы. Николас должен исполнить свой долг, а ее долг – улыбаться, провожая его, а потом ждать, когда он вернется домой, как ждут те жены моряков в песне. Только это она уплывает в море...
Она вытерла лицо платком, стирая остатки слез, и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.
– Я нормально выгляжу? – спросила она у друзей.
– Узнаю нашу храбрую девочку, – одобрительно сказал Стивенс.
– Да, теперь ты молодчина.
Ее лицо на мгновение сморщилось, когда она посмотрела на них, на этих двух мужчин, которые еще совсем недавно были для нее совсем чужими. Стивенс так многому научил ее, он был для нее почти как отец, которого ей так не хватало, когда она росла. И Мак, трудно даже представить, как сильно она теперь к нему привязалась. Она обняла их обоих и поцеловала в щеки, потом обнялась с Эстреллитой.
– До свидания, сестра дороги, – прошептала ей на ухо цыганка. – Я никогда не забуду тебя, Фейт.
Фейт кивнула и еще раз обняла ее. Она не могла говорить.
Собравшись с духом, она сократила разрыв между собой и Ником, неподвижно и одиноко стоящим на пристани.
Она тронула его за руку, он застыл и повернулся к ней. У него было офицерское лицо: спокойное, отчужденное, сдержанное.
Ее любимый.
Для него это так же тяжело, как и для нее, внезапно осознала она. И это знание укрепило ее решимость, как не сумели никакие доводы.
– До свидания, любимый мой. Я буду ждать тебя.
Слезы застилали ей глаза, но это не имело значения, потому что он обнимал ее, прижимая так крепко, что она не могла дышать. Он горячо поцеловал ее один раз, второй, потом отпустил, глядя на нее опустошенным взглядом, затем схватил ее снова для последнего, полного муки поцелуя.
– Ты – лучшее, что было в моей жизни, – сказал он надтреснутым голосом. – Я буду любить тебя до самой смерти. И после нее. Помни это всегда.
Она оцепенело кивнула:
– Береги себя, любимый, береги себя. Увидимся в Англии.
Он приник к ней в еще одном, последнем, жадном поцелуе, затем повернулся и зашагал прочь.
– Идемте, дорогая. – Мортон Блэк взял ее за локоть. Фейт позволила ему провести себя по сходням на палубу; она ничего не видела от слез.
Она стояла у поручней, почти не замечая суеты вокруг, матросы поднимали паруса и закрепляли снасти отчаливающего судна.
Она ухватилась за поручень побелевшими пальцами, когда узкая серебристая полоска воды стала шире. Корабль медленно разворачивался, и Фейт пошла вдоль палубы, как сомнамбула, не сводя глаз с неподвижной фигуры на берегу.
А потом солнце выплеснулось из-за гор и ослепило ее, Николас затерялся в золотистой дымке. Она пыталась прикрыть паза и прищуриться, но, несмотря на все старания, больше не видела его, только горящие лучи восходящего солнца.
– Я пойду и приведу его, – спустя некоторое время сказал Мак Стивенсу.
Они упаковали вещи, готовясь приступить к последнему этапу своего путешествия и дав Нику возможность побыть на причале одному. Корабль уплыл уже довольно далеко и был размером с детскую игрушку.
– Он согласится сделать небольшой крюк, чтобы завезти Эстреллиту к ее бабушке, как ты думаешь?
Стивенс пожал плечами:
– Смотря где это. Девчонка-то помалкивает, ничего не говорит об этом.
Мак покачал головой:
– Да, она вбила в свою упрямую головенку, что капитан собирается причинить зло ее прабабке. Но я ее образумлю. – И немного смущенно добавил: – Мы с ней теперь лучше понимаем друг друга.
Стивенс вскинул брови.
– Да уж, надеюсь, после того, как она провела ночь в твоей комнате!
Мак покраснел.
– Это не то, что ты думаешь. В любом случае я собираюсь жениться на девчонке, так что выбрось из головы все неуважительные мысли о ней!
Стивенс расплылся в улыбке.
– Поздравляю. Из нее выйдет хорошая женушка.
Мак выглядел угрюмым.
– Вообще-то она пока еще не сказала «да». Говорю же, она упрямая штучка.
Стивенс кивнул:
– Ну, давай иди и приведи капитана. Лучше нам отправиться в путь не мешкая, нехорошо позволять ему предаваться печали.
Ник молча сел на лошадь. Он выглядел таким уставшим и угнетенным, каким Стивенс никогда его не видел.
– Капитан, не возражаете, если мы сделаем небольшой крюк, чтобы завезти Эстреллиту к ее бабушке, а?
Николас безразлично пожал плечами:
– Конечно, нет. Где это?
– Я спрошу ее. Теперь ей придется сказать нам Эстреллита! – крикнул Мак – Где же эта чертовка? – Он пошел назад, в гостиницу, но ее там не было и в помине. – Стивенс, ты не видел Эстреллиту?
– Нет, после того как она попрощалась с... – Он взглянул на Ника. – После того как она ушла с причала. Она вернулась сюда до того, как корабль отчалил.
Они поискали, но вскоре стало ясно: девчонка сбежала.
– Куда, дьявол побери, она подевалась? – Мак никак не мог поверить, что она ушла, он был уверен, что она просто выскользнула куда-то на минутку, как это часто делают женщины, и вот-вот вернется.
– А что это у Беовульфа на шее? – спросил Стивенс Мак свистнул, и собака подбежала. По-прежнему с красными ленточками, которые Эстреллита вплела ему в шерсть, но вокруг шеи у Беовульфа было что-то голубое с оборочками.
Мак ощутил внезапную пустоту внутри. Он стащил вещицу с собачьей шеи и тупо сказал:
– Это подвязка – голубые атласные ленты и кружево. – Он уставился на клочок яркой ткани. – Это Эстреллита. Она не умеет писать, но это… – Он стиснул тряпку в руке свирепым, гневным жестом. – Это ее прощальное послание. – Он сунул подвязку в карман и зашагал к своей лошади. – Нет смысла ждать. И не надо делать крюк, мы можем направляться прямиком в Витторию и искать могилу твоего Элджи.
– Мне очень жаль, Мак, – пробормотал Стивенс.
Мак пожал плечами:
– Женщины! Мне следовало знать. Я им никогда не нравился.
– Эстреллита другая.
Мак долго молчал, потом мягко сказал:
– Да, она другая. – Он вытащил подвязку из кармана сюртука, погладил ее большим пальцем и сунул в нагрудный карман рубашки. Спустя некоторое время он добавил: – В любом случае она слишком полна жизни, чтобы участвовать в таком путешествии, как это, переезжать с одного поля сражения к другому, навещая мертвых. И ждать, когда он... – Мак кивнул на безмолвную фигуру Ника, едущего впереди, – ну, ты знаешь.
– Он прекрасный человек, леди Блэклок, – сказал Мортон Блэк, когда слезы Фейт высохли. – Вот, выпейте, вы почувствуете себя лучше.
Фейт сделала глоток. Шерри. Оно не обожгло горло, как тот глоток бренди Николаса в первую ночь. Казалось, целая жизнь прошла с тех пор, как он подал ей фляжку и велел выпить, чтобы успокоить нервы. Она вернула фляжку и поблагодарила Мортона Блэка. И только потом до нее дошло, как он назвал ее.
– Леди Блэклок? Разве не так называют мать Николаса?
– Да, и вас тоже. Ваш муж – сэр Николас Блэклок, разве вы не знали?
Она покачала головой:
– Нет, он никогда не упоминал об этом. Вы уверены?
– А, ну, может, он предпочитает не привлекать к себе внимания во время путешествия, но сомнений никаких нет. Блэклоки – старое, известное семейство.
Фейт подумала о том, что рассказал ей Николас ночью. Он до сих пор зол на своего отца... Возможно, поэтому он отвергает титул?
Они смотрели на удаляющийся берег, и, хотя солнце больше не ослепляло ее, Бильбао был теперь всего лишь скоплением домов, и Фейт больше не видела высокой, темной фигуры, стоящей на пристани. Она почувствовала пустоту внутри. Это глупо, твердо сказала она себе. Она просто переживает то, что переживает любая жена военного, и хотя она не знает, в чем заключается миссия Николаса, ей следует больше верить ему. Он был солдатом с шестнадцати лет, и, должно быть, хорошим солдатом, если пережил столько сражений.
– Вы снова вступите в брак, полагаю.
Фейт удивленно взглянула на него.
– Снова вступим в брак? Зачем? Разве нам нужно? Я думала, что брак во Франции считается законным в Англии. Нас поженили не только в городской мэрии, но и в церкви, хоть и в католической. Не думаю, что дяде Освальду это придется по душе.
– Нет-нет, вы меня неправильно поняли. Этот брак вполне законный. – Он неуклюже потрепал ее по руке. – Впрочем, вряд ли вам сейчас хочется говорить о таких вещах. Но если вы не в курсе, он оставил вам хорошее содержание. Его кузен унаследует титул, разумеется, если только вы не... э-э... – Он слегка дотронулся до своего живота и вопросительно поднял брови.
Она смотрела на него невидящим взглядом, обдумывая вопрос.
– Понятия не имею. – Она сосредоточилась на настоящем. Что-то в этом разговоре не давало ей покоя. Что-то было не так. – А почему вы говорите о том, кто унаследует титул? Вы же только что сказали, что он принадлежит Николасу. Определенно еще рано говорить о том, кто будет сэром Блэклоком после него.
Мортон Блэк прокашлялся и отвел взгляд.
– Я имею в виду... конечно. Прошу прощения, не слишком деликатно с моей стороны строить предположения до того, как...
Фейт нахмурилась:
– Пожалуйста, не говорите так обреченно. Я этого не потерплю! Вы не можете знать, насколько опасна его миссия. Он пережил целый ряд ужасных сражений и получил лишь несколько несерьезных ранений, и лично я уверена, что ему удастся выжить и на этот... – Она осеклась. – Что такое? Почему вы на меня так смотрите?
Челюсть Мортона Блэка отвисла от удивления.
– Вы не!.. – Он замолчал и чертыхнулся себе под нос. Когда он снова посмотрел на нее, лицо его было глубоко опечаленным. – Видя, как горько вы плачете, я был уверен, что вы знаете.
– Что знаю?
Он замялся, неловко переминаясь с ноги на ногу, и отвел глаза.
– Что знаю? – встревоженно повторила она, затем стиснула его руку. – Мистер Блэк, если это касается моего мужа, вы должны мне сказать!
Лицо Мортона Блэка озабоченно сморщилось. Он заколебался, прокашлялся.
– Не так-то легко это сказать, мисс Фейт, поэтому я скажу прямо. Он умирает.
– Умирает? – прошептала она, не в состоянии постичь этого. – Как он может?.. – Она подумала о том случае, когда он долго не просыпался. Но он же просто был без сознания и потом полностью оправился. – Нет! Он не может умереть!
Мортон Блэк неуклюже потрепал ее по плечу и проговорил печальным голосом:
– Боюсь, это правда. Какое-то заболевание мозга – врачи не знают, что его вызвало.
Фейт уставилась на него, потрясенная до глубины души.
– Но это же просто мигрени.
Он с грустью покачал головой:
– Нет. Мне очень жаль, моя дорогая, но надежды нет.
– Откуда вы знаете? Надежда есть всегда.
Он ничего не сказал.
– Как вы об этом узнали?
– Мистер Рейн и ваша сестра попросили меня разузнать все о мистере Блэклоке. Миссис Рейн беспокоилась, она хотела выяснить, что это за человек. Я и выяснил.
– И что же вы выяснили?
Мортон Блэклок огляделся. Порт Бильбао был теперь лишь маленьким пятном в отдалении, ветер крепчал, и их корабль покачивайся на волнах. Он взял Фейт под руку.
– Идемте, мисс, спустимся вниз, мы сможем поговорить в удобной обстановке.
Она нетерпеливо стряхнула его руку.
– Нет, расскажите мне здесь, расскажите немедленно!
– Очень хорошо, леди Блэклок...
– Не называйте меня так! Он никогда не называл меня так. Он всегда называл... называет меня миссис Блэклок. – Ее голос надломился. – Расскажите мне, что вы узнали.
– Вы говорите, что у него бывают головные боли. Эти боли усиливаются? Становятся более частыми?
Она оцепенело кивнула.
– Я говорил с его матерью и его врачом. Врач сказал, что это только вопрос времени, что головные боли станут чаще и сильнее и что в конце концов скорее всего дойдет до... – он резко осекся и прокашлялся, – что в конце концов он умрет, мисс Фейт.
– Это не то, что вы хотели сказать.
Он снова прокашлялся, лицо его стало непроницаемым.
– Наиболее вероятно, перед смертью его ожидает...
– Что его ожидает? Ну же, говорите! – Затем догадалась. – Его ожидает... безумие?
Какой-то проблеск волнения промелькнул на лице мистера Блэка, и Фейт резко вдохнула.
– Безумие!
– От боли, полагаю. Но это не точно.
Она вцепилась в поручень побелевшими пальцами и невидящими глазами уставилась на удаляющийся берег.
– Значит... это не военная миссия?
– Нет, насколько я знаю. Тог парень, Стивенс, мы с ним вчера вечером поболтали, и он сказал, что они собираются побывать на некоторых полях сражений, где воевал мистер Блэклок. Множество его друзей погибли и похоронены в разных частях Испании и Португалии. И сын самого Стивенса – один из них. Это что-то вроде паломничества, полагаю.
Она крепче сжат поручень и медленно кивнула:
– Итак, нет никакой военной миссии, и мой муж умирает от страшной и мучительной неизвестной болезни, которая под конец может свести его с ума от боли.
Мортон Блэк заморгал, услышав от нес такое прямое и резкое резюме.
– Да, так сказал его доктор. Несколько других докторов подтвердили его мнение, хотя они не единодушны по вопросу безу... – Он неуклюже замолчал.
– И Николас уехал из дома, из своей страны и от всех, кто его любит, чтобы умереть в одиночестве в какой-нибудь малоизвестной чужеземной деревне. – Она почувствовала, как всхлипы поднимаются в груди, и усилием воли подавила их. Сейчас не время поддаваться эмоциям. Она должна подумать.
– Очевидно, так. Не хочет суеты, полагаю.
Теперь Фейт поняла, зачем Николас рассказал ей прошлой ночью о своем отце, зачем рассказал, как мать вынуждена была страдать вместе со своим мужем. Его мать действительно любила своего мужа и хотела быть с ним.
Фейт проговорила отчужденным голосом, ибо ей необходимо было все прояснить в своем сознании:
– И отослал меня прочь, ни о чем не ведающую, чтобы не подвергать меня никаким неприятностям.
– Да, должен сказать, что это весьма тактично, весьма заботливо с...
– Тактично? Заботливо? – Она повернулась, глаза ее были мокрыми от слез и сверкали от злости. – Как он посмел?
Он сделал шаг назад.
– Прошу прощения?
Она смахнула слезы со щек.
– Как посмел Николас решать, что я могу и чего не могу вынести! Как посмел держать меня в неведении!
– Это очень благородный поступок, мисс Фейт.
– Пфф! – Она щелкнула пальцами. – Плевать я хотела на благородство. Если моему мужу суждено страдать и умереть, черта с два он будет делать это один! – Ее лицо сморщилось. – У него будет всяческое утешение и поддержка, которые я только смогу ему дать.
– Моя дорогая, я знаю, это тяжело, но вы должны посмотреть правде в...
Она оборвала его:
– Разворачивайте корабль! Я возвращаюсь!
– Ну-ну, мисс Фейт, вы же знаете, что я не могу этого сделать...
– Почему не можете? Мы единственные пассажиры, и мы всего лишь в нескольких милях от берега. Пожалуйста, сообщите капитану, что я желаю вернуться в Бильбао немедленно!
– Но...
– Я не оставлю своего мужа страдать в одиночестве.
– С ним его люди...
– Но я люблю его, мистер Блэк, по-настоящему люблю! – Ее голос дрожал от волнения. – Если Николас должен выдержать худшее, значит, я выдержу это вместе с ним. И я приложу все свои силы к тому, чтобы сделать каждый день его жизни, который ему остался, настолько полным и радостным, насколько это возможно. – Теперь наконец она поняла, почему Николас хотел жить только настоящим, почему отказывался думать о будущем. Потому что у него нет будущего. Каждое мгновение на счету. Эта мысль укрепила ее решимость. – И поэтому вы должны велеть капитану повернуть корабль назад.
– Но...
Она видела, что он собирается увещевать ее.
– И побыстрее, пожалуйста, мистер Блэк. – Не зря же она наблюдала, как Николас отдает приказы.
Мортон Блэк открыл рот, чтобы возразить, затем, очевидно, передумал и отправился к капитану. Капитан взглянул на нее, затем покачал головой. Мортон Блэк сказал что-то еще. Капитан еще энергичнее замотал головой и замахал руками, что-то объясняя.
Блэк вернулся.
– Он сказал, что не может, время хорошо рассчитано, и он не желает больше никаких задержек.
– Предложите ему денег! – резко заявила Фейт. – Я возвращаюсь!
Мортон Блэк заморгал.
– А вы изменились, мисс Фейт.
– Да, изменилась, даже больше, чем вы думаете. И с этой минуты, будьте добры, называйте меня миссис Блэклок, а не мисс Фейт. Как подчеркнул вчера мой муж, мы женаты. – Она решительно взглянула на него. – Пока смерть не разлучит нас. Только смерть разлучит меня с моим мужем, а не твердолобые, сердобольные англичане, шотландцы или упрямые испанские капитаны! Теперь предложите ему денег, и пусть разворачивает корабль.
Блэк снова пошел и попытался подкупить капитана, но вернулся ни с чем. Фейт сглотнула.
– Я поговорю с ним. – Она видела для себя только два возможных пути. И очень надеялась, что капитан согласится на первый.
Она осторожно пробралась между канатами к штурвалу, где стоял капитан. Она представилась и обнаружила, что ее руку целует пиратского вида парень с поблескивающим золотым зубом и серьгой в ухе. Он выглядел точно так, как, по ее представлениям, должен выглядеть пират Бискайского залива, только повязки на глазу не хватало. Он был баском, но говорил по-испански, по-португальски и немного по-английски.
– Капитан, полагаю, мистер Блэк сообщил вам о моей настоятельной потребности вернуться в Бильбао, – сказала она, постаравшись придать голосу необходимую твердость и решимость.
Капитан покачал головой с грустью, которая была явно неискренней.
– Невозможно, прекрасная леди. Ветер свежий и хорошо надувает паруса. Плохая примета – возвращаться в порт.
– А если я предложу вам деньги? – Она назвала сумму, которая была достаточно большой, чтобы заставить Мортона Блэка резко втянуть воздух от ее неразумности, но Фейт было наплевать.
Сумма была вполне приличной, чтобы капитан задумался, но он все-таки покачал головой и повторил чепуху про плохую примету и неудачу. Он просто упрямится.
– Тогда, возможно, я смогу помочь вам передумать.
Капитан повернулся к Фейт с улыбкой, полной озорного обаяния.
– Возможно, прекрасная леди. Что у вас на уме?
– Это, – сказала Фейт, вытащила свой пистолет и нацелила на него. Позади послышался сдавленный стон мистера Блэка.
Улыбка капитана застыла.
– А теперь, пожалуйста, поворачивайте корабль, – приказала она дрожащим голосом. Ей еще никогда не приходилось целиться в человека.
Капитан заметил ее дрожащий голос и оценивающе оглядел пистолет.
– Думаю, он не заряжен.
– Он заряжен, уверяю вас.
– Но ваша рука слишком дрожит, чтобы представлять опасность для меня или кого-то из команды.
Она взяла пистолет обеими руками.
Он улыбнулся, хотя глаза его были резкими и жесткими.
– Красавица, вы слишком нежное и милое создание, чтобы пристрелить бедного парня...
– Я пристрелю любого, кто встанет между мной и моим мужем, и в данный момент это вы, капитан. А теперь или вы разворачиваете корабль, или... – Она взвела курок.
Он посмотрел ей прямо в глаза.
– Сомневаюсь, что вы способны кого-нибудь убить.
Фейт сглотнула.
– Мне уже приходилось убивать, – сказала она и, подумав о зайце, непроизвольно содрогнулась. – Это было... – Она снова вздрогнула и облизала сухие губы. – Это было ужасно, и меня потом долго мучили кошмары. Но... – Она открыто посмотрела ему в лицо, чтобы он мог видеть ее твердую решимость. – Я должна вернуться в Бильбао и найти своего мужа. Это самое важное для меня, и если мне придется убить, чтобы достигнуть этого, я убью. – Это был отчаянный блеф.
Он смотрел на нее бесконечно долго, оглядывая ее трясущиеся руки, дрожащие губы и решительные глаза. Потом сдвинул шляпу на затылок и задумчиво почесал голову. Затем пожал плечами:
– Ну хорошо, сеньора, я поверну корабль.
У Фейт от облегчения подкосились ноги. Она отчаянно пыталась не показать этого и проговорила так холодно и сдержанно, как только смогла:
– Спасибо, капитан. Я знала, что вы человек благоразумный. – Краем глаза она увидела, как Мортон Блэк вытащил большой носовой платок и вытер лицо.
Вскоре они вернулись в Бильбао. Когда матросы спустили сходни и поспешили за ее багажом, капитан подал ей руку, чтобы помочь сойти на берег.
– Думаю, вы бы не выстрелили в меня.
Фейт закусила губу.
– Не знаю, – призналась она. – Возможно, нет.
– А раньше кого вы убили?
Фейт шагнула на пристань, прежде чем ответить.
– Это был заяц, – призналась она.
У капитана отвисла челюсть.
– Но вы же дрожали, когда говорили мне это! – Он откинул назад голову и расхохотался. – Лицо ангела, сердце львицы и хитрость лисы! Вы сумасшедшая, красавица.
– Нет. – Фейт спрятала пистолет в сумочку. – Просто отчаявшаяся.
– Я думаю, вашему мужу повезло.
Фейт закусила губу и покачала головой:
– Хотела бы я, чтоб это было правдой.
– Это правда! Господь с вами, красавица.
Дорога до Виттории была лишь узкой тропой, которая зигзагами поднималась в горы. Спешить было некуда.
Чем выше поднимались трое друзей, тем подавленнее становился Николас. Все было сделано правильно, но, о Боже, ему тогда и голову не могло прийти, что она так истолкует его слова. Он вспомнил, как старательно она училась всему, что должна уметь жена солдата: готовить еду, ухаживать за лошадью, разбивать лагерь. Она подстрелила того треклятого зайца! Она даже заставила себя оставаться рядом, пока Стивенс зашивал порез на его ноге. Она упрямо терпела это, сидя с бледным, позеленевшим лицом, на грани обморока.
В то время он не понимал, но теперь понял: она зарабатывала свое право остаться, право, которого не существовало. В любом случае он намеревался отправить ее домой. Это был просто вопрос времени.
Теперь он понимал, что был непреднамеренно жесток. Его уклончивость в точном объяснении того, для чего на самом деле он приехал в Испанию, больно ударила по тому человеку, которого он больше всего старался защитить.
Eго лошадь тащилась вперед, обходя ужасающие расщелины. Николас ничего не замечал.
Боже, как он будет скучать по ней! Но так лучше. Она была бы вынуждена справляться с его болезнью. Его златоволосая, веселая, чувственная Фейт превратилась бы в бледное, печальное подобие женщины, изнуренная видом его страданий, – такой перспективы Николас не мог вынести. Пусть лучше она думает, что он выполняет какую-то миссию, и неожиданно узнает о его смерти. Рано или поздно она, конечно же, узнает правду, но вспомнит, как он рассказывал ей о матери, и поймет, почему он так поступил.
Впереди ехал Мак, сгорбившись в седле, мрачный и угрюмый. Наверное, надо было попробовать отыскать цыганку. Сам Мак никогда не поедет за ней. Он не верит в то, что способен удержать женщину. Он настроен пессимистично. Но девчонка тщательно скрывала место проживания своей прабабки от всех них. Бог знает, с чего она взяла, что Ник собирается причинить старухе зло.
В любом случае эта часть путешествия была важна для Стивенса. И для Ника. Он соорудил пирамиду из камней над могилой Элджи. Он был уверен, что сможет отыскать ее. Она на возвышении, на краю поля сражения. Он сам отнес туда тело Элджи, не желая, чтобы он был похоронен в общей могиле. Только не Элджи, его дорогой друг.
Впереди клубился туман, сгущаясь, окутывая их влажным холодом.
– Капитан, если туман станет еще гуще, мы заплутаем. Думаю, нам надо поискать ночлег в ближайшей деревне! – крикнул Стивенс.
Ник безразлично пожал плечами.
– Вы уверены, что они поехали именно сюда? – в третий раз спросила Фейт, направляя свою лошадь туда, где дорога делала кругой поворот. Фейт отвела глаза от пропасти слева от нее.
– Я не знаю, – ответил Мортон Блэк с усталым терпением, – но тот парень, Стивенс, говорил, что они собираются в Витторию. Там похоронен его сын.
– Да. Но они могли изменить маршрут, чтобы завезти Эстреллиту к ее бабушке.
– Могли, конечно. Но я умею находить людей, поэтому говорю, что мы поедем в Витторию и подождем.
– Да-да, наверное, вы правы. – Покинув корабль таким драматическим способом, Фейт воображала, что сможет догнать Николаса на лошади через какой-нибудь час-другой, как сделала это в прошлый раз. Но прошел целый день, и она чувствовала себя усталой и подавленной. Казалось, потребуется вечность, чтобы перебраться через эти горы, а Фейт вымокла, замерзла и ужасно боялась, что они взяли неверное направление, что она потеряла Николаса навсегда.
Туман сгустился и стал тяжелее, а когда день начал клониться к вечеру, полил непрекращающийся, противный дождь. Фейт натянула шляпу пониже на лоб и тащилась вперед, слепо доверяя лошади отыскивать дорогу.
Через некоторое время Мортон Блэк поравнялся с ней. Она удивленно подняла глаза. Узкая тропа переходила в широкую естественную террасу, с которой открывался вид на обширную долину. Фейт немного воспрянула духом. В долине должна быть деревня, а значит, убежище.
Мортон Блэк наклонился и прошептал ей на ухо:
– Тише, я слышу голоса впереди.
Фейт ничего не видела и не слышала.
– Николас! – воскликнула она, но прежде чем успела пришпорить лошадь, Мортон Блэк схватил ее поводья и повел обеих лошадей с дороги за кусты.
– Не глупите! В этих горах полно бандитов. Я проверю. Ждите здесь, за этими кустами, не выезжайте на дорогу. Держите пистолет наготове, но под плащом, чтобы не промок. – Не дожидаясь ее ответа, он слез с лошади, что делал поразительно ловко для человека с деревянной ногой, подал ей поводья и пошел вперед.
Фейт ждала и ждала, нервно сжимая пистолет. На этот раз ей, возможно, действительно придется стрелять в человека.
После, казалось, бесконечного ожидания она услышала крик. Фейт крепче стиснула пистолет и собралась с духом.
Закричали снова, и на этот раз она разобрала слова:
– Фейт? Фейт? Где ты? – Это был Николас, ее Николас. С радостно колотящимся сердцем она выехала на дорогу и через несколько секунд Николас уже стащил ее с лошади, заключил в объятия и крепко поцеловал.
– Я страшно зол на тебя! – прорычал он и снова поцеловал. – Посмотри на себя – ты же насквозь промокла! И замерзла, черт побери! – Он расстегнул плащ и привлек ее к своему большому теплому телу. – Наверное, мне бы следовало поколотить тебя на непослушание, миссис Блэклок, – сказал он, снова крепко целуя ее. – Но сначала я найду для тебя какое-нибудь укрытие.
Фейт не отвечала. Она смеялась и вытирала слезы и дождь с глаз. Им еще предстоит все выяснить между собой, но не сейчас.
Фейт сидела в седле впереди него, завернутая в его плащ и прижатая к сердцу. Мортон Блэк ехал следом, ведя лошадь Фейт. Они нашли остальных и не мешкая пустились в путь – группа промокших, грязных путешественников. Даже Беовульф выглядел замерзшим, мокрым и несчастным. Некогда яркие красные ленточки намокли, загрязнились и порвались.
И вдруг Беовульф, бегущий впереди, понюхал землю и залаял.
– Тише, Вульф! Мы уже почти приехали. Давай вперед, глупый зверь! – прикрикнул на него Мак, но пес продолжал лаять, неистово махая хвостом. Не обращая внимания на крики хозяина, он пробежал небольшое расстояние вдоль узкой, почти невидимой тропы направо, затем вернулся, лая и подпрыгивая от возбуждения. – Пошли, Вульф! – Мак направился дальше по дороге, но собака встала перед его лошадью, зарычала и залаяла. Неудивительно, что лошадь отказалась идти дальше.
– Что случилось с чертовым псом? – чертыхнулся Николас. – Убери его с дороги, Мак! Я хочу поскорее отвезти жену в укрытие!
Мак озадаченно покачал головой:
– Никогда не видел, чтобы он так вел себя, капитан. Он не хочет, чтобы мы ехали по дороге. Он хочет, чтобы мы поехали по этой тропинке. – Он с сомнением взглянул на Николаса. – Может, главная дорога опасна – обвал или еще что. Может, зверь чует это.
Николас снова чертыхнулся.
– Ну хорошо, давай попробуем поехать по этой тропе, но предупреждаю, Мак, если она ведет в никуда, я придушу этого чертова пса! – Он еще крепче прижал к себе Фейт. Она знала, что он никогда не обидит собаку. Это все пустые угрозы, просто он беспокоится о жене.
Они ехали за Беовульфом еще минут десять или около того, пока тропинка не уперлась в ветхий каменный коттедж, пристроенный к пещере в скате горы. Слабый свет пробивался сквозь деревянные ставни.
Николаса это ничуть не обрадовало. Он резко оборвал извинения Мака, рявкнув:
– Ну давай, слезай и узнай, не смогут ли они приютить нас здесь на ночь. В крайнем случае в этой пещере хватит места и для нас, и для животных!
Мак спешился и постучал в дверь коттеджа.
Одна из ставень распахнулась, и маленькое хорошенькое личико подозрительно выглянуло наружу. Подозрение обернулось потрясением, затем радостью, затем снова подозрением.
– Вулфи? Тавиш? – Это была Эстреллита, и выражение ее лица было отнюдь не радушным. – Немедленно прекрати шуметь, Вулфи! – Пес тут же замолчал и энергично завилял хвостом.
Эстреллита подозрительно огляделась.
– А где капитан Ник?
– Я здесь, – отозвался Ник. – Впусти нас, Эстреллита. Моя жена насквозь промокла и замерзла.
Эстреллита покачала головой:
– Затем вы поехали за мной? Уезжай, капитан Ник. Ты не причинишь зла бабушке!
– Мы не ехали за тобой. Это собака привела нас сюда, – прорычал Мак. – Больше мне делать нечего, только гоняться за беглянками!
– Черт побери, – выругался Ник, – да не сделаю я ничего плохого твоей бабке, глупая ты девчонка! Сколько раз я должен тебе это повторять? А теперь впусти нас. Фейт промокла до нитки!
– А ты не ори на меня! – закричала Эстреллита. – Фейт может остаться, а вы, остальные, убирайтесь!
Вся эта сцена грозила перерасти в фарс: Эстреллита кричала из окна, Ник и Мак тоже кричали, а пес снова принялся лаять, но посреди этого бедлама дверь приоткрылась, и крошечная древняя старушка в серой одежде, шаркая ногами, вышла наружу.
Последовало внезапное, потрясенное молчание. Даже собака перестала лаять.
Она была маленькой и хрупкой, лицо все сплошь в морщинах.
– Добро пожаловать в мой дом, – сказала она по-испански. – Вас ждали. – Она отступила назад, явно приглашая их войти.
Они спешились. Стивенс взял поводья всех лошадей, и они с Мортоном Блэком повели их в пещеру, сказав, что позаботятся о животных, пока остальные разберутся, что к чему.
Эстреллита подбежала к двери и стала спорить со старой леди на каком-то непонятном языке. Она увидела Фейт и торопливо сказала:
– Извини, но я не хочу, чтобы твой муж был здесь. Входи – ты вся мокрая! Ты можешь войти, но мужчины – нет!
Старуха бросила что-то резкое и жестом велела ей отойти. Эстреллита насупилась, но подчинилась. Старая женщина посмотрела на Фейт.
– Ты промокла, дитя. Входи. Здесь тепло и сухо. – Она протянула руку. Фейт почувствовала странное покалывание и, вздрогнув, посмотрела в лицо старушки. Ее черные глаза, казалось, излучали тепло и доброту.
Она взглянула на ожидающих мужчин и сказала:
– Вы тоже входите. Замолчи, Эстреллита! – Она снова повернулась к ним. – Мой дом – ваш дом. Входите.
Мак вошел первым. Старуха подняла голову и проницательно вгляделась в него, затем без улыбки протянула ему руку.
– Я слышала о тебе. – Это прозвучало не как комплимент.
Мак взял маленькую, морщинистую ладошку в свою большую лапу и осторожно пожал ее, словно боясь сломать. Старуха долгое мгновение удерживала его руку, затем удовлетворенно кивнула. Мак пригнул голову и вошел в маленький коттедж, потирая руку с задумчивым выражением лица.
Ник, войдя вслед за Маком, протянул руку, но старая женщина отшатнулась, отказываясь прикоснуться к нему. Вспомнив нелепые страхи Эстреллиты, Ник решил не обижаться. Он просто кивнул и вошел.
Коттедж состоял всею из одной комнаты, и в нем восхитительно пахло травами, супом и теплом. В одном углу стояла кровать, посередине – стол. А лавка и полки располагались вдоль стен. Пестрые самодельные коврики густо устилали пол. И они явно не были лишними, подумала Фейт, поскольку пол был каменным и наверняка холодным.
Это было странное жилище, ничего подобного Фейт никогда раньше не видела. Стены его были кривыми, все тут было построено таким образом, чтобы соответствовать очертаниями пещеры. Только стена с дверью и окно со ставнями были ровными.
Ее младшей сестре Грейс это бы понравилось, неожиданно подумала Фейт. Этот домик был в точности таким, в каком могли бы жить гномы.
В очаге горел огонь, и над ним висел котелок с супом. Запах был восхитительным. Старая цыганка распорядилась повесить перед огнем одеяло, Фейт разделась, вытерлась насухо и под присмотром старухи переоделась в одежду, принесенную из комода. Она явно была предназначена для каких-то торжественных случаев, потому что была жесткой и тяжелой от вышивки. Фейт не хотела надевать ее, но старая цыганка настояла.
Мак обернулся одеялом, как шотландским пледом, закрепив его на поясе кожаным ремнем, остальные последовали его примеру. Вскоре маленькая комната наполнилась запахом мокрой шерсти: Эстреллита настояла, чтобы Вулфи тоже впустили в дом. Не столько потому, что хотела, чтобы он был рядом, сколько потому, что боялась за бабушкиных кур.
В комнате повисла напряженная тишина.
Николас посмотрел на Фейт в ее пестрой крестьянской одежде, но сказал только:
– Не соблаговолите ли выйти, мадам? Нам есть что обсудить.
Она встретилась с его взглядом и вызывающе вздернула подбородок.
– Разумеется сэр. Нам действительно есть что обсудить.
На улице все еще шел дождь, но дверь открывалась под навес пещеры, поэтому они не намокли. Однако вынуждены были разговаривать в пещере в компании нескольких коз, лошадей и дюжины кур. Ник прошагал в центр пещеры. Завернутый в полосатое бело-голубое одеяло, край которого был переброшен через плечо и закреплен ремнем, Ник походил на нечто среднее между шотландским горцем и римским сенатором.
– Почему, черт побери, вы последовали за мной, мадам?
– Оставь эти свои «мадам», Николас. Ты солгал мне!
– Чепу...
– Да, солгал. Ты сказал, что выполняешь какое-то военное задание!
Он неловко отвел глаза.
– Я такого не говорил. Ты сама так истолковала мои слова.
– А тебе это и было нужно.
Он замялся.
– Я думал, так будет лучше.
Вся обида и гнев Фейт испарились в мгновение ока при виде муки в его глазах.
– Я знаю, – мягко сказала она. – Но ничего из этого не вышло. Я хочу быть с гобой, Николас.
– Нет! Ты не знаешь, что...
– Знаю. Мортон Блэк рассказал мне. Он говорил с твоим врачом.
Николас тихо чертыхнулся.
– Он не имел права болтать!
– Я твоя жена. Я имею право знать.
– Ты не должна...
Она вновь не дала ему договорить.
– Ты беспокоишься, что я буду страдать, как твоя мать, да, возможно, буду. Но я буду страдать еще больше, если ты отошлешь меня, нежеланную и ненужную.
– Нет, это не так, – выдавил он.
– Да, нежеланную и ненужную. Именно такой я и чувствовала себя, когда ты отсылал меня прочь.
Он покачал головой, но она продолжила, решительно вознамерившись заставить его понять:
– А как, по-твоему, я бы чувствовала себя потом, узнав, что ты... умер один, без меня? Я вышла за тебя замуж, чтобы быть с тобой в радости и в горе, Николас, дорогой мой, и... и.. – Она закусила губу, не в состоянии произнести слова. – И никто, даже ты не сможешь заставить меня нарушить это обещание. Это мое право, Николас.
Он по-прежнему ничего не говорил, поэтому она тихо продолжила:
– Если бы умирала я, ты бы бросил меня одну, на произвол судьбы?
Он резко вскинул голову. Нет, не бросил бы, увидела она и дала ему время, чтобы молча осознать и переварить это. В конце концов он сказал.
– Я предупреждаю тебя, это не очень приятно!
Она уставилась на него, не веря своим ушам.
– Приятно? – прошептала она. – Приятно? Ты, чертов глупец! Как будто меня это волнует. Я справлюсь с чем угодно, выдержу что угодно ради тебя. Я бы умерла за тебя, если б могла. Я люблю тебя. Мне наплевать на все остальное. – Лицо ее сморщилось, она подбежала и ударила его по руке. – И если ты должен умереть, упрямец ты несчастный, то, черт побери, умрешь у меня на руках!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Спасенная репутация - Грейси Анна



интересная история чудесный роман большая сила любви которая помогла главным героям преодолеть все а испытаний было не мало у каждого из героев этого прекрасного романа
Спасенная репутация - Грейси Аннанаталия
17.01.2012, 17.13





Кажется, четвёртый роман из серии о сёстрах Мерридью написан вовсе не в салонном ключе. Не очень романтичное начало истории как бы предвещает предсказуемое продолжение, но писательница действительно настраивает нас на чувственное, моментами неожиданное развитие событий с нежной романтической развязкой
Спасенная репутация - Грейси АннаItis
2.08.2013, 12.50





Это 3 роман из серии "сестры Меридью" который я прочитала. Если история про Пруденс была полна юмора и динамики, то тут все иначе! Начало интригующее, а дальше одна романтика и чувства. Еще немного наивно описана сцена с старой цыганкой...Оценка-5
Спасенная репутация - Грейси АннаОльга)
7.06.2014, 15.19





мне понравился, интересный!
Спасенная репутация - Грейси АннаОльга П.
22.09.2014, 19.06





Мне понравился роман
Спасенная репутация - Грейси Аннамари
21.04.2015, 0.27





Чушь какая то. Убегала от любовника, наткнулась на берегу на незнакоца, на следущий день поженились. Он хочет отправить ее домой к родственникам, но зачемже? Ведь путешествовать с незнакомцами лучше.я так и не дочитала.
Спасенная репутация - Грейси Аннанаташа
22.04.2015, 16.53





По сравнению с предыдущими романами о сестрах слабее,но в целом неплохо.Даже всплакнула местами.
Спасенная репутация - Грейси АннаНа-та-лья
21.06.2015, 18.21





По сравнению с предыдущими романами о сестрах слабее,но в целом неплохо.Даже всплакнула местами.
Спасенная репутация - Грейси АннаНа-та-лья
21.06.2015, 18.21





Может не по существу, но всё же скажу, ужасно достает реклама, раньше часто посещала этот сайт теперь просто невозможно.
Спасенная репутация - Грейси АннаЛика
4.08.2015, 22.07





Может не по существу, но всё же скажу, ужасно достает реклама, раньше часто посещала этот сайт теперь просто невозможно.
Спасенная репутация - Грейси АннаЛика
4.08.2015, 22.07





Можно почитать.
Спасенная репутация - Грейси АннаКэт
17.08.2015, 9.36





Увлекательный, интересный роман. Приятно удивила Фейт, тихая девушка превратилась в целеустремленную женщину, борющуюся за свою любовь. Гл. герой старался сдерживать чувства думая, что обречен, но его выдержки надолго не хватило. Любовь победила!
Спасенная репутация - Грейси АннаТаня Д
17.09.2015, 19.20





Про последнюю сестру историю тоже можно почитать, но почему то в этом списке этого романа нет.
Спасенная репутация - Грейси АннаВ
2.01.2016, 9.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100