Читать онлайн Похищенная принцесса, автора - Грейси Анна, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Похищенная принцесса - Грейси Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Похищенная принцесса - Грейси Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Похищенная принцесса - Грейси Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейси Анна

Похищенная принцесса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Дорсет, Англия, 1816


– Лучше не ехать горной тропой, капитан Ренфру. Надвигается гроза,  в темноте дорога опасна.
Гэбриэл Ренфру, последний из четырнадцатого полка лёгких драгун, бросил беглый взгляд на темнеющее небо и пожал плечами:
– У меня достаточно времени до того, как начнется гроза. Всего хорошего, хозяин, – он вышел из маленькой уютной таверны и отправился на конюшню.
Пышногрудая блондинка-горничная вышла вслед за ним и по-свойски взяла за руку.
– Зачем подвергать себя опасности на горной тропе, капитан, когда у меня наверху тёплая и уютная постель?
Гэйб улыбнулся:
– Благодарю, Салли. Щедрое предложение, но я должен ехать.
Должно быть, я старею, решил Гэйб, уезжая прочь. Предпочесть скачку в холодной темноте, на пути в свой пустой дом, скачке на соблазнительной блондинке в уютном тепле её спальни…  
И хотя он жаждал отрешения, бездумное совокупление его не привлекало. А когда тоска охватывала его так, как сегодня, не спасали ни выпивка, ни женщины.
Лишь темнота, скорость  и опасность могли очистить его сердце и разум.
Сегодня тоска овладела им как никогда прежде. Разговор в таверне свёлся к мужчинам, не вернувшимся домой, к семьям, вынужденным жить без них; ровесники Гэйба, мальчишки, с которыми он вырос, мальчишки, которые ушли за ним и Гарри на войну. «Я позабочусь о них», – сказал он так беспечно, когда они уходили.
Но он не смог.
Почему изо всех вернулся именно он? Остальных парней оплакивали, по ним горевали и отчаянно тосковали. Они были нужны своим семьям.
Но не Гэйб.
Он мчался всё быстрее сквозь лёгкие тени. Узкая, залитая светом тропка исчезла, когда сгустившиеся облака заслонили полную луну. Волны внизу бились о скалы. Солёная морось жалила кожу, и Гэбриэл скакал по тонкой грани между  жизнью и смертью, как он делал это прежде, давая судьбе возможность передумать.
Снова доказывая самому себе, что, несмотря ни на что, он всё ещё жив. Даже если не знает, почему.


* * *


Ла-Манш


– Нет! Так не пойдёт! – Калли, беглая принцесса Зиндарии, пыталась ровно держать кружившуюся голову. – Я заплатила, чтобы меня доставили в Лалворт, – она сжала пальцы на фальшборте
l:href="#n1" type="note">[1]
 раскачивающегося на волнах корабля и отчаянно всматривалась в ночь. Облака заслонили свет луны, и всё, что она видела, – это белые вершины и виднеющиеся вдали тёмные скалы. Никаких признаков жизни: ни строений, ни жителей.
Это вообще – Англия? Она не имела ни малейшего понятия. Была полночь, и её грубо разбудили от неглубокого сна. Семь часов до этого её жестоко выворачивало.
– Вы с мальчиком сойдёте на берег здесь, мэм. Приказ капитана, – сказал ей матрос.
– Ники! – Где же Ники? Он был здесь всего минуту назад. – Где мой сын?
– Я здесь, мам. Я только доставал шляпную картонку, – её семилетний сын вышел из-за бухты каната и поспешил к ней.
Калли опустила руку ему на плечо. Ники – самое важное, что есть в её жизни, главная причина, по которой она оказалась здесь.
– Я заплатила, чтобы меня доставили не сюда, – заявила она матросу, как сама надеялась, достаточно твёрдо. – Лалворт – маленький город в удобной бухте…
– Так, парни…
Неожиданно Калли схватили два дюжих моряка.
– Что?.. Да как вы смеете!..
Что происходит? Они же ведь не хотят бросить её за борт? Ники… В ужасе, отчаянно пытаясь добраться до Ники, она дралась, как дикая кошка, пинаясь, крича, задыхаясь от ужаса.
– Сначала мальчишку, – прокричал кто-то. – Тогда она не станет сопротивляться.
Она неистово извернулась, как раз вовремя, чтобы увидеть, как моряк легко подхватил Ники, будто тот ничего не весил. Он потащил мальчика к планширу
l:href="#n2" type="note">[2]
 , поднял и бросил за борт.
Ники!
Дух борьбы покинул Калли. Она не сопротивлялась, когда мужчины перебросили и её через фальшборт. Ники.
Она бросилась в объятия моря. Утонуть… милый Боже, только не говори, что я увезла Ники так далеко, чтобы он вот так погиб…
Матросы отпустили её, и она упала. И с глухим стуком приземлилась в маленькую, яростно раскачивающуюся на волнах шлюпку. Матрос поддержал её.
Ники сидел, согнувшись; лицо его было измученным, бледным, ему было страшно – но он был жив.
– Ники! Слава богу! – Калли бросилась к нему.
Лодчонка опасно накренилась.
– Сядьте, мисс! Вы нас всех утопите! – матрос схватил её за руку и дёрнул, чтобы усадить на корму.
Калли была разгневана, напугана, но понимала, что выбора нет. Она села, ни на секунду не сводя глаз с Ники.  Волны становились всё больше, шлюпку качало и бросало. Калли немного умела плавать. Ники не умел.
Что с ними будет? Она отчаянно всматривалась в далёкий берег. В голове лихорадочно кружились мысли о белых работорговцах, контрабандистах и вещах похуже. Она знала, что опасно платить неизвестному капитану убогого судёнышка, чтобы он перевёз их через канал. Однако ещё опаснее было сесть на регулярный паром в Кале, ибо тогда их, конечно же, обнаружили бы. И вернули назад.
– Я требую, чтобы нас сию же минуту доставили обратно на корабль! – запинаясь, произнесла Калли, отчаянно пытаясь заставить голос звучать твёрдо. – Это не Лалворт, и я…
Сверху раздался окрик, и её шляпную картонку сбросили вниз. Матрос поймал её и передал Ники. Секундой позже в руки матросу швырнули её чемодан.
Вид собственных пожитков слегка успокоил Калли. Возможно, её и Ники всё-таки не убьют, чтобы поживиться их вещами. Но что это за место, этот тёмный неизвестный берег?
Матрос взялся за вёсла и принялся грести.
– Куда вы нас везёте?
– Приказ капитана доставить вас на берег здесь, мэм. Надвигается шторм.
– Но Лалворт - безопасная бухта. Там можно переждать шторм.
– В бухте Лалворта действуют таможенные пошлины, мэм. Капитан ненавидит пошлины.
– Пошлины? – Калли была в таком замешательстве, что соображала с трудом. – Но…
– Приказ, мэм, – безразлично ответил матрос и налёг на вёсла.
Калли замолчала. Спорить не имело смысла. Матрос не слушал. Он сосредоточился только на гребле, а у неё все силы уходили на то, чтобы держаться. Лодчонку мотало на волнах, как пробку. Под ногами у Калли лежал её чемодан. У Ники – шляпная картонка, но им приходилось удерживать вещи обеими руками.
– Здесь рифы, мэм, – произнёс матрос через несколько минут. Шлюпку качало все неистовее. – Я не осмеливаюсь везти вас дальше. Отсюда вам придётся добираться вброд.
– Нет. Здесь слишком глубоко, а мой сын…
Прежде чем Калли смогла остановить его, матрос схватил Ники и опустил в море.
– Он не умеет плавать! – вскричала Калли. Не дожидаясь ответа, она плюхнулась в воду вслед за Ники, подтягиваясь вдоль борта лодки до тех пор, пока не добралась до сына. Холодная вода была ей по грудь.
– Крепче держись за меня, Ники! Положи ноги мне на пояс, а руки… да, вот так.
Ники вцепился в неё, обвив её тело руками и ногами, как обезьянка. Он весь дрожал.
– Х-холодно, мама.
– Ваши вещи, мэм, – матрос  передал ей картонку. Как будто Калли было до неё дело, когда её сын находился в море. Но Ники отвечал за шляпную картонку во время путешествия, поэтому он уже протягивал за ней руки. Кроме того, там находились важные документы и его сухая одежда.
– Накинь шнурок на запястье, Ники, – сказала Калли сыну. – Она сама поплывет, а непромокаемая ткань сохранит вещи сухими.
Шлюпка подошла поближе. Возможно, у матроса оказалось больше совести, чем  у капитана – лодка действительно могла перевернуться, но он, кажется, был твёрдо намерен убедиться, что их багаж с ними. Он подождал пока Ники возьмет картонку.
– Возьмите, мэм, – матрос передал ей чемодан. Калли зашаталась под ударом волны. Она взяла чемодан одной рукой, другой прижимая к себе Ники.
– Бог в помощь, мэм, – шлюпка быстро исчезла в ночи.
– Но где мы? – крикнула она вслед.
– Ступайте вверх по горной тропе и поверните на запад к Лалворту, – донёсся голос.
– Я даже не знаю, в какой стороне запад! – закричала Калли. Но ветер заглушил её слова. В темноте она уже не видела шлюпку, не говоря уже о корабле, на котором они покинули Францию.
– Запад – это там, где солнце садится, мам, – сказал Ники.
Калли едва не рассмеялась: солнце село давным-давно. Но волны толкали их к берегу. Она сжала Ники и пошла к пляжу. Ветер с каждой минутой становился всё сильнее, проникая через мокрую одежду. Если она совершенно окоченела, то Ники должно быть ещё холоднее.
Но он был жив, а это важнее всего. И она в Англии. И, несмотря на то, что она промокла, и замёрзла, и не имела ни малейшего понятия, где находится, настроение немного поднялось. У неё получилось.
Наконец, она выбралась на мелководье и поставила Ники на ноги. Спотыкаясь и дрожа, они вышли из воды. Пляж был усеян камнями и осколками раковин, и в темноте идти было трудно. Туфли Калли потеряла в море, и несколько раз она больно ударилась кончиками пальцев. Ей было всё равно. Пляж… Суша… Англия.
– Пойдём, милый, – от облегчения у неё кружилась голова. – Давай переоденем тебя в сухое, а потом найдём ту дорогу. Если повезёт, к завтраку будем у Тибби.
– А сосиски будут, мам? – с надеждой спросил мальчик, стуча зубами. – Английские сосиски?
Калли рассмеялась.
– Возможно, – ответила она. – Теперь поспешим!
У подножия скалы она открыла картонку. Всё внутри было сухое, спасибо водонепроницаемой ткани.  Она достала смену одежды для Ники, кашемировую шаль и запасную пару туфель.
Калли быстро раздела Ники, вытерла шалью и одела в чистую сухую одежду. Он был болезненным ребёнком, и она не хотела, чтобы он простудился. Она отжала юбки, насколько это было возможно, вытерла ноги и надела туфли.
Она взглянула вверх на скалу. Ей не удастся подняться по крутой тропке в волочащихся и путающихся в ногах юбках. Калли запросто сняла бы и верхнюю юбку, и нижнюю и влезла бы в панталонах, да только нижняя юбка с потайными карманами в настоящий момент была самой ценной для неё вещью.
Калли подоткнула юбки повыше, как обычно делают рыбачки. Ледяной ветер жалил влажную кожу.
– Ну, теперь полезли, – сказала она и взяла чемодан.
Ники запрокинул голову и  уставился на скалы.
– Нам действительно придется лезть на самый верх?
Неудивительно, что его страшила такая перспектива. Калли едва могла различить вершину по тому, как она слегка выделялась в темноте – смена структуры, а не цвета.
– Да, но тот человек сказал, что есть тропа, помнишь? – женщина постаралась изгнать ярость из голоса. Скалы были огромными и очень крутыми – выбросить их с корабля здесь, было не просто жестоко, это настоящее преступление, особенно, принимая во внимание ногу Ники!
Они начали карабкаться вверх, Ники впереди, чтобы Калли могла подхватить его, если он споткнётся. Порывы ветра стегали их, а от тяжести чемодана вскоре начали гореть руки.
– Не подходи к краю! – предостерегала она Ники каждые несколько минут. Местами тропинка была страшно узкой: в темноте это ужасало.
– Я вижу вершину, мама! – воскликнул Ники, казалось, целую вечность спустя.
Калли перевела дух, охлаждая горящие ладони о мокрую юбку, и посмотрела вверх. Почти на месте. Слава богу! Она испустила долгий вздох облегчения. Если повезет, до Лалворта будет недалеко.


* * *


Гэбриэл Ренфру галопом обогнул обрыв. Узкую тропку едва можно было разглядеть, но он не сбавлял скорость. Один неверный шаг мог убить обоих, но и всадник, и конь хорошо знали тропу. Они скакали здесь почти каждую ночь на протяжении последних нескольких недель.
Холодный солёный воздух врывался в лёгкие. Быстро надвигался шторм.
Неожиданно Троян сбился с шага. Гэйб поднял глаза.
– Какого дьявола…
Прямо на тропе стоял ребёнок, в ужасе таращась на него. Конь и всадник были почти над ним. Не было времени остановиться, места, чтобы совершить манёвр. С одной стороны среди чахлых кустиков крутые скалы поднимались вверх, с другой – они обрывались вниз, в бездну, ведя к неминуемой гибели на камнях.
– Убирайся с дороги! – закричал Гэбриэл. Он натянул поводья, почувствовал, как мускулы Трояна напрягаются в попытке замедлить шаг настолько, чтобы остановиться прежде, чем он затопчет ребёнка.
Мальчонка не пошевелился, страх парализовал его. Не было времени думать, только действовать.
– Ложись! – крикнул Гэйб, приготовившись перепрыгнуть через мальчика.
Но как только Троян взвился в высоком прыжке, слепо повинуясь приказу хозяйских рук,  из ниоткуда возникла женщина и с криком бросилась к ребёнку. Слишком поздно – конь был уже в воздухе, перепрыгивая – Гэбриэл на это надеялся – и через женщину, и через ребёнка. Действительно ли он почувствовал удар? Все случилось так быстро, что он не был уверен.
Гэйб на скаку спрыгнул с коня и побежал назад. Он услышал, как что-то сорвалось со скалы, увлекая вниз камни и булыжники. Он воззвал к господу, чтобы это оказалась не женщина. Ребёнок точно отскочил в другую сторону, подальше от края.
В темноте он различил лишь съёжившуюся женскую фигурку, лежащую на самом краю скалы. Хвала небесам, он слышал не её падение. Но если она сдвинется хоть на дюйм…
Гэбриэл был в трёх шагах от неё, когда женщина пошевелилась. Прежде чем он смог приблизиться, она двинулась, попыталась встать и скользнула к краю.
Гэйб бросился вперед, схватил в горсть мокрую одежду и оттащил женщину от обрыва. Мокрая одежда?
– Стойте спокойно! – рявкнул он. – Не двигайтесь.
– Где?.. – она сбросила его руки и поднялась на ноги, лихорадочно озираясь по сторонам. – Ники! Ники! – закричала она.
– Не двигайтесь! – резко приказал Гэйб. – Вы прямо на самом краю скалы.
Женщина в ужасе уставилась на край.
– Ники! – выдохнула она и качнулась вперед, вглядываясь вниз.
– Он не упал, – твёрдо сказал Гэйб, осторожно потянув её назад. – Если Ники – это маленький мальчик, то с ним всё в порядке.
– Откуда вы знаете? – запинаясь, выговорила она.
– Видел, как он убежал туда,  – Гэйб махнул рукой в сторону тропинки.
– Убежал? Боже, он, должно быть, был в ужасе. А если он сорвётся в темноте! – она внимательно вгляделась в том направлении, куда указывал Гэйб. – Нииики!
– С ним все в порядке, я уверен, – начал Гэйб спокойно.
Нииики! – снова закричала женщина.
– Я здесь, мама, – раздался голос из темноты. – Коробка упала. Мне пришлось её искать.
– О, Ники! Я так волновалась, – женщина оттолкнула Гэйба и заключила ребёнка во влажные объятия.
– Мама, ты вся мокрая! – сказал мальчик, и она отступила назад со смешком, подозрительно похожим на рыдание. Женщина ласково взъерошила волосы мальчика.
– Ты в порядке, милый? Эта ужасная лошадь ведь не ударила тебя, правда?
– Нет, она перепрыгнула прямо через меня – как будто перелетела, как Пегас. Но ты толкнула меня, мама, и тогда я уронил её, – он поднял коробку. – Она укатилась и почти что упала вниз, но я её поймал.
– Какой ты умненький, – с дрожью сказала она, постепенно приходя в себя от страха. – Не думаю, что ты видел и мою туфлю, правда? Я где-то уронила её.
Гэйб видел, что её трясет. От холода, или от пережитого, или от всего сразу.
– Я же сказал вам, что с мальчишкой всё в порядке, – сказал он.
Женщина в ярости повернулась к нему.
– Замолчите! Если бы с его головы упал хоть один волос из-за вашего преступно безответственного поведения, то я бы… я бы… – голос надломился, и она судорожно обняла мальчика.
Судорожно вздохнув, она спросила дрожащим голосом:
– Вы пьяны? Полагаю, что так оно и есть – перепрыгивать через ребёнка на коне! В том, что мой сын цел и невредим, нет ни вашей заслуги, ни заслуги того создания.
– Я не пьян. Если б я был пьян, то не смог бы среагировать за долю секунды…
Гэйб с силой втянул в себя воздух и постарался обуздать свой гнев. Он заговорил намеренно спокойным голосом:
– Слушайте, ребёнок в абсолютной безопасности и…
– В безопасности? Да вы его чуть не убили!
– Мадам, я рисковал собой и своим конём, чтобы не причинить ему вреда, – ответил он несколько резко. – Обычно я не использую детей и женщин, чтобы тренироваться в прыжках. Он неожиданно появился из ниоткуда и встал, как вкопанный, прямо у меня на дороге…
– Увидев, как на него несётся этот ужасный огромный зверь, он, возможно, был слишком испуган, чтобы пошевелиться!
– Разумнее всего было бы…
Разумнее? Вы полагаете, что ребёнок может ясно мыслить, когда прямо на него скачет конь? Он всего лишь маленький мальчик! – она снова обняла сына.
– Я не скакал на него! Он стоял посреди тропы – и это в то время, когда маленьким мальчикам полагается быть в постели. Времени остановиться не было…
– Потому что вы мчались, как сам дьявол!
– Допустим, но по своей земле.
– Ясно, – она сделала глубокий вдох, прилагая видимые усилия, чтобы успокоиться. – Мне… всё ясно. Очевидно, мы нарушили границу ваших владений. В таком случае я не смею вас больше беспокоить. Всего доброго.
Гэбриэл нахмурился. Луна была всё ещё скрыта облаками, но он достаточно ясно видел, что женщина потирает плечо.
– Вы ранены.
– Небольшой синяк, – призналась она.
– Вы уверены, что не хуже?
– Да, ничего серьезного. Плечо и до этого болело из-за чемодана.
Гэбриэл осмотрелся.
– Какого чемодана?
– Он… он должен быть где-то здесь. Я тащила этот несчастный чемодан от самого пляжа. Он такой тяжёлый, будто свинцовый.
Они посмотрели повсюду, но нигде не было и следа чемодана.
– Он должен быть здесь, – сказала женщина. – Он же не мог укатиться, как шляпная картонка.
– А, – вздохнул Гэбриэл. У него было очень нехорошее ощущение относительно того, где мог оказаться чемодан. – Думаю, он скатился вниз, когда вы… ээ… упали.
– О, нет! – воскликнула женщина. – Возможно, он упала недалеко, – она бросилась вперед, но Гэбриэл удержал её.
– Я посмотрю, – сказал он. – У меня больше нервы не выдерживают наблюдать, как вы балансируете на краю пропасти, – он шагнул вперёд и вгляделся в темноту.
– Возможно, он там, дальше, – подсказала она.
Гэйб двинулся вперёд, и его сапог соприкоснулся с чем-то маленьким. Предмет упал вниз, увлекая за собой россыпь мелких камней.
– Думаю, я нашёл вашу туфлю, – сказал он женщине.
– Благодарю. Передайте её мне, пожалуйста.
– Я… эээ… только что уронил её вниз.
Она вздохнула:
– Ну, разумеется.
– Я найду ваш чемодан утром, – упрямо сказал Гэйб. – Туфлю искать будет сложнее.
– Умоляю, не беспокойтесь, – устало ответила она. – Туфля всё равно, возможно, пришла в негодность, и я пошлю кого-нибудь, чтобы принесли чемодан утром.
– Пошлёте откуда? – спросил Гэбриэл. На мили вокруг не было ничего, кроме его дома.
Последовала короткое молчание.
– Оттуда, где мы остановимся, – осторожно ответила она.
– И где это?
– Это уж моё дело, – отрезала она. – Благодарю за беспокойство. Всего хорошего.
Гэбриэла восхитил её характер. Она отбрила его, как маленькая герцогиня, и это на его же земле.
– Без вас я никуда не уйду, – объявил он. Они были в отчаянном положении, и не в его правилах оставлять женщину и ребёнка на милость судьбы.
Она попятилась от него, прижимая к себе ребёнка.
– Не будьте смешным. Вы даже не знаете нас. А мы не знаем вас.
Она сделал ещё шаг назад… И ещё один…
Он бросился вперёд и схватил её, когда она стала падать. Прежде чем женщина успела понять, что он задумал, Гэйб обхватил её обеими руками за талию и поднял.
– Отпусти… о, – она запнулась, когда он отпустил её. Взглянула назад – и увидела.  – О… спасибо.
– Не за что. Гэбриэл Ренфру, к вашим услугам, – он поклонился. – А вы…?
Она выпрямилась, отчаянно пытаясь сохранить достоинство.
– Признательна вам за… помощь. Но со мной и сыном теперь всё в порядке, благодарю. Всего доброго.
– Это мои владения, – мягко напомнил ей Гэйб.
– Да. Разумеется. Мы уйдём. Пошли, Ники.  
Она взяла ребёнка за руку и сделала три неуклюжих шага прочь. Затем она заколебалась и спросила, предприняв ещё одну душераздирающую попытку обрести достоинство:
– Эта тропа ведет в Лалворт, не так ли?
– Так и есть, но сегодня вы не пойдёте в Лалворт.
– Разумеется, пойдём, – ответила она настолько уверенно, насколько может женщина, чьи зубы стучат, как испанские кастаньеты.
Гэйб проигнорировал её слова.  Он подобрал поводья Трояна и связал лёгким узлом на шее коня. Вытащил из седельной сумки плащ и взял у мальчика коробку.
– Что вы делаете? Это моя коробка, – воскликнула женщина. – Отдайте немедленно!
Гэйб привязал коробку к седлу, надел плащ и протянул ей руку:
– Смелее.
Она прижалась к скалам на краю тропки.
– Нет!
Женщина бросила панический взгляд на лошадь и сказала изменившимся голосом:
– Я не могу.
Он пожал плечами и поставил мальчика на выступ над тропинкой.
– Отпустите его! – в отчаянии она замахнулась на Гэйба кулаком, но он легко перехватил его.
Калли предприняла ещё одну попытку ударить его, но Гэйб поймал её руку в свою. В этот самый момент луна вышла из-за облаков, заливая вершину скалы – и лицо женщины – ясным, серебристым светом.
Из Гэбриэла вышибали дух дюжину раз. Каждый раз он думал, что умирает.
Однажды его в голову лягнула лошадь. Это на некоторое время спутало его мысли.
И пару раз в жизни он так напивался, что терял чувство времени и пространства.
Её лицо в лунном свете было похоже на все эти события разом. И даже больше. Гэйб перестал дышать. Он забыл, как говорить. Он не мог думать. Он мог только смотреть. Смотреть. И смотреть.
У неё было прекраснейшее лицо, которое он видел в жизни, круглое, милое, грустное и… правильное, обрамленное облаком тёмных вьющихся волос. Ангел, сошедший на землю. С самыми соблазнительными в мире губами.
Он сглотнул, упиваясь её видом, как испытывающий жажду человек, увидев водопад.
Она смотрела на него. Он подумал, что глаза её прекрасны, глаза, в которых любой мужчина мог бы с радостью утонуть. Ему было интересно, какого они цвета.
– Отпустите меня немедленно! – резко произнёс ангел, и Гэбриэл со свистом втянул воздух, вернув себе способность дышать. Ангел был очень, очень земной. И очень, очень испуганный.
Он поднял её сжатый кулак вверх, почти на уровень глаз.
– Это, – Гэйб встряхнул её правый кулак, – причинило бы больше боли вам, чем вы смогли бы причинить  мне.
Он повернул кулак пальцами вверх и объяснил:
– Видите, как вы загнули большой палец? Если б вы ударили меня по голове, то заработали бы страшный синяк, если не перелом. У меня очень прочная голова.
Она недоверчиво нахмурилась. Его поведение смущало её. Чего он и добивался. Напряжение всё ещё вибрировало в маленьком округлом теле, но, по крайней мере, она слушала.
– В следующий раз, когда соберетесь ударить кого-нибудь – любого – какого-нибудь беднягу, который перепрыгнет через вас на лошади в темноте и будет спасать вас от падения со скалы, между прочим, – держите руку вот так.
Он показал, заново сложив её пальцы.
– И бейте основанием ладони – не костяшками – в нос и вверх, – он взглянул на неё сверху вниз. – Или в подбородок, если не можете дотянуться до носа.
Её глаза сузились:
– Я могу дотянуться!
– Ну, разумеется, – мрачно заметил он.
– И всё же лучше, – он наклонился, подобрал камень и вложил ей в ладонь. – Если вы ударите человека вот этим, то камень усилит удар. Убедитесь, что камень достаточно большой, чтобы уместиться в ладони, и вы сможете его крепко сжать, но не такой маленький, чтобы ладонь полностью обхватывала его. Бейте человека камнем, а не рукой. Когда в следующий раз будете опасаться за свою жизнь, помните о камне, – он выпустил её руки и отступил.
Она крепко сжала камень, с подозрением уставившись на Гэйба.
Он подавил улыбку. Выражение её лица было бесценной наградой. Неожиданные ходы были его сильной стороной.
– Я не собираюсь причинять вред ни вам, ни мальчику. Поэтому будьте благоразумной и садитесь на коня.
– Я… я не люблю лошадей. Предпочитаю ходить пешком.
– Не будьте смешной. Идти пять миль, и надвигается шторм.
– Мне всё равно. Я ходила и гораздо дальше, чем на пять миль.
– Не в темноте, не в шторм и не в одной туфле, – напомнил он. – Давайте, мадам. Я вас подсажу.
Она оттолкнула его рукой.
– Нет, нет, я не могу!
Гэйб видел, что она по-настоящему напугана.
– Всё в порядке. Троян очень спокойный конь. Не надо бояться…
– Я не боюсь!
– Конечно, нет, – согласился Гэбриэл. На самом деле она в ужасе. – Не волнуйтесь. Я подержу вас, и вы будете в полной безопасности. Я только подниму вас…
– Вы не сделаете ничего подобного!
– Это ваше последнее слово?
Она упрямо кивнула:
– Да.
– Превосходно, – произнес Гэбриэл, и прежде, чем она поняла, в чём дело, он поднял её за талию и усадил боком на коня. Троян, благослови его бог, стоял надежно, как скала. Почти сразу же Гэйб вскочил в седло позади женщины и крепко обхватил её одной рукой за талию, прежде чем она смогла бы спрыгнуть. Она сдавленно вскрикнула.
В руке она по-прежнему сжимала камень, который он ей дал. Она подняла руку и нерешительно взмахнула им. Гэйб ждал.
Троян ударил копытами и беспокойно задвигался.
Женщина вздохнула и уронила камень. Свободной рукой она искала, за что ухватиться, дотронулась до гривы Трояна, отдернула руку и попыталась нащупать, за что можно держаться. Рука наткнулась на бедро Гэйба и сжала его.
Он протянул руку мальчику, который сидел на выступе скалы и печально глядел перед собой.
– Давай, Ники, возьми меня за руку.
Ребёнок колебался. Гэйб видел, что оба непреодолимо боятся Трояна.
– Обещаю, ты не упадёшь. Просто возьми меня за руку, и я подниму тебя вверх, себе за спину.
Ребёнок снова покачал головой.
– Ники не умеет ездить верхом, – процедила женщина сквозь сжатые зубы.
– Я и не прошу его, – терпеливо заметил Гэйб. – Я буду ехать верхом. Всё, что ему надо сделать – это сесть позади меня и держаться.
– Я тоже не умею, – её рука крепче ухватилась за него.
– Знаю. Я вас держу, видите? – он осторожно сжал её талию. Она была так напряжена, что он мог бы переломить её пополам. – Я буду держать и его.
– Если вы будете держать одной рукой меня, а другой Ники, кто будет править лошадью? – спросила она дрожащим голосом.
– Я. Бёдрами.
Чем? – слабое возмущение пробилось сквозь ужас.
Он улыбнулся про себя. Очевидно, она и понятия не имела, что именно его бедро она сжимает изо всех сил.
– У меня сильные бёдра, а конь очень послушный.  А теперь давай, Ники, дождь вот-вот начнётся. Залезай.
Пока он говорил, несколько крупных капель дождя упали на землю.
– Давай, Ники, – повторила женщина.
С явным недоверием ребёнок нерешительно протянул руку и ухватился за руку Гэйба.
– Хороший малыш. Теперь поставь левую ногу на мой сапог, и когда я скажу, прыгай и перебрось правую ногу позади меня. Ты в полной безопасности. Я не дам тебе упасть.
Мальчик послушался, закрывая глаза и слепо совершая решительный шаг. Через мгновение он уже сидел на спине Трояна позади Гэйба.
– Накинь мой плащ, чтобы не промокнуть, когда пойдет дождь. Можешь держать за мой пояс или обхвати за талию, как хочешь, – сказал ему Гэйб. Он почувствовал, что его плащ приподнимают, а затем талию судорожно обхватили маленькие ручки.
Гэйб тронул коня, и Троян двинулся вперед. Начался дождь.  Женщина и мальчик вцепились в Гэйба изо всех сил.
Ледяные иглы дождя швыряло Гэйбу в лицо, и они стекали ему за шиворот. Он замёрз, и промок, и должен бы чувствовать себя хуже некуда.
Вместо этого он широко ухмылялся, внезапно воодушевившись. Ещё час назад его жизнь простиралась перед ним бесконечно бессмысленная и праздная. Пожизненный приговор покоем.
Теперь же, неожиданно – блаженно! – у него появилась проблема, трудность, беспокойство. И она сидела прямо и неподвижно в его руках, как небольшой мокрый кусочек дерева, с плотно зажмуренными глазами, сжимая его бедро так, словно никогда не собиралась отпускать; его собственная маленькая проблема.
Гэйба это полностью устраивало.


* * *


Калли закрыла глаза и вцепилась покрепче, стараясь вынести поездку. Если бы она подумала, что мужчина хоть каким-то образом угрожает её сыну, то бы боролась с ним, но она признавала, что он был добр к ней и к Ники. Кроме всего прочего, у неё не осталось сил бороться. Она не знала, куда он везёт её, но это всё равно не могло быть хуже, чем тащиться по тёмной вершине скалы под ледяным дождём, не имея ни малейшего представления о том, где находишься.
Хуже всего была лошадь. 
Она ненавидела лошадей. Она не сидела ни на одной с тех пор, как ей было шесть, и мама… она вздрогнула, мысленно увидев всю картину так ясно, будто это было вчера: лошадиное копыто бьет маму по голове. И кровь… 
Даже Руперт не смог подвести её близко к лошади.
Но если лошадь означала, что Ники быстрее окажется в тепле и безопасности, что ж, Калли могла смириться с чем угодно.
– Ники, ты в порядке? – позвала она.
– Да, мама, – она почувствовала прикосновение маленьких пальцев к талии и благодарно сжала руку сына. Смысл всей её жизни.
– На плаще несколько пелерин, – сказал Гэбриэл Ренфру, обдавая тёплым дыханием её ухо. – Ники тепло и сухо, так что перестаньте волноваться за него. Вы же, напротив, замёрзли. Откиньтесь на меня, и я застегну плащ. Так нам всем будет теплее.
Но Калли не могла заставить себя пошевелиться. Если она пошевелится, то точно упадет.
– Не беспокойтесь. Вы в безопасности со мной, – снова сказал он. Глубокий тембр его голоса успокаивал, но всё же она не смогла ни на йоту изменить позу. Она сидела с такой прямой спиной, что едва касалась его, глаза плотно закрыты, ладонь сжимает пальчики Ники.
Он вздохнул и притянул её к груди.
– Теперь откиньтесь на меня, пока мы не пребудем на место.
Калли на секунду открыла глаза и тут же снова зажмурилась. Он застегивал плащ. Обеими руками. Никто не держал поводья. Она не могла на это смотреть.
– Вообще-то вы можете дышать, – пробормотал он ей на ухо. – Вот, так лучше. Вам удобно?
Удобно? На лошади? Она вздрогнула.
– Вам мешает лука седла, да?
Он пересадил её так, чтобы она сидела у него на коленях, крепко держа её, обхватив рукой и прижимая к своей широкой тёплой груди, устроив её под плащом, как в коконе.
– Это похищение, – пробормотала она.
– Знаю, абсолютно бесчестное. Но что мне оставалось? Вы промокли и замёрзли.
– Как и вы теперь, – заметила она.
– Да, но поделись несчастьем с ближним, и станет легче. Хотя я не чувствую себя несчастным, – добавил он.
И Калли тоже. Ей было тепло и, как ни странно, почти спокойно – если не считать того, что она сидела на лошади. И вынуждена сидеть в интимной позе с незнакомым мужчиной.
Это было самым… неловким обстоятельством. Ощущать под собой его бедро, двигающееся в такт движениям коня, твёрдое и мускулистое. Твёрдость и жар его груди у её… груди. И руки, обхватившие её  тело так тесно, сильно, интимно.
Но его большое сильное тело излучало тепло, которого жаждало её тело, а ей было холодно, так холодно. Постепенно, почти против своей воли, она прижалась к нему, жадно впитывая его жар и силу.
Щекой она прижалась к тонкому полотну его рубашки. От него пахло лошадьми, одеколоном, кожей, дымом… и мужчиной…
Ей показалось, что она слышит биение его сердца, ровное, успокаивающее: тук, тук, тук.
Странно, подумала она, от Руперта тоже пахло лошадьми, одеколоном и кожей, но совершенно по-другому.
Прекрати! приказала она себе. Это глупое воображение, глупое желание получить то, что не можешь иметь, причинило ей достаточно бед в прошлом. Теперь она старше и мудрее. Она сама выстроит своё счастье, не завися в этом ни от кого – в том числе и не от мужчин.
Она в Англии, а скоро будет в безопасности у Тибби. Эта… слабость вызванна тем, что она промокла, замёрзла и устала. И потому, что он большой, тёплый и сильный.
Вот в чём беда. Только потому, что он больше и сильнее, он поступает по-своему. Как и все мужчины. Мужчины никогда не слушают. Калли была сыта этим по горло. Как только она окажется у Тибби, она больше никогда не станет подчиняться мужским приказам.
– Теперь вам теплее? – спросил он. У него был глубокий голос, и он рокотал в его груди, прямо у её щеки.
– Да, – ответила она, и совесть побудила её добавить: – Спасибо вам.
– Ники, – громче позвал он, – мы поедем быстрее, поэтому крепче держись.
Калли услышала приглушенное согласие Ники. В голосе его не было беспокойства. Но затем конь перешёл на более длинный шаг, и она закрыла глаза и ухватилась покрепче, стараясь не думать о сверкающих копытах, сосредоточившись на мужчине, который держал её так надежно, даже несмотря на то, что весь мир скакал вверх и вниз.
– Мы на месте, –  прозвучал через некоторое время глубокий голос. – Вы проснулись?
Калли открыла глаза и уставилась на него.
– Проснулась? – недоверчиво переспросила она. – Разумеется, я проснулась.
– Правда? – она увидела, как в усмешке сверкнули белые зубы. И обернулась, чтобы посмотреть, где это «на месте».
Это оказался солидный каменный трёхэтажный дом с мансардными окнами под шиферной крышей. Одинокое облачко дыма лениво поднималось над одной из множества труб.
Они въехали через декоративную каменную арку на вымощенный двор. Большая чёрная собака с лаем выбежала навстречу, но лай сменился молчаливым вилянием хвоста, когда собака узнала хозяина.
– Где мы? – застыв, спросила она. – Я думала… это ведь не Лалворт.
– Я не говорил, что отвезу вас в Лалворт. Ехать слишком далеко в такую ночь, как эта, и даже выносливости Трояна есть предел.
– Тогда где…
– Добро пожаловать в мой дом, – ответил он.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Похищенная принцесса - Грейси Анна



Книга немного затянута ,но прочитать стоит.
Похищенная принцесса - Грейси АннаАлена
30.11.2011, 12.39





Оригинальный сюжет. Принцесса сбегает с сыном из своей страны и красивый, романтичный Гэйб спасает их. Мне понравилось. Прочесть стоит.
Похищенная принцесса - Грейси АннаНадежда
15.05.2014, 22.17





Klasssss
Похищенная принцесса - Грейси АннаAnya
17.04.2016, 11.54





Что то понравилось , а что то нет . В целом не плохо . Можно почитать .
Похищенная принцесса - Грейси АннаMarina
18.04.2016, 10.06





Хорошо
Похищенная принцесса - Грейси АннаАня
23.04.2016, 11.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100