Читать онлайн Похищенная принцесса, автора - Грейси Анна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Похищенная принцесса - Грейси Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Похищенная принцесса - Грейси Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Похищенная принцесса - Грейси Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейси Анна

Похищенная принцесса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Знаешь, когда мы впервые обсуждали этот прием, я не поняла, почему ты так развеселился, услышав слова своей тетушки, что это будет небольшое скромное мероприятие, – шепотом сказала Калли Гэйбу. Вместе с леди Госфорт они стояли у подножия лестницы и уже почти час приветствовали гостей, которые нескончаемым потоком лились через парадный вход. К счастью, Калли привыкла к этому – государственные приемы в Зиндарии не слишком отличались от английских.
– Но, моя дорогая, это определенно ничтожное мероприятие, – возразил Гэйб, подражая мелодичному голосу своей тетушки.
Калли хихикнула. То, что леди Госфорт описала как «легкий ланч в кругу самых близких», вылилось в ужин на сорок персон. А под «небольшим частным приёмом, безусловно, скромным мероприятием» подразумевался бал, на который оказалось приглашено столько представителей высшего общества, сколько можно было впихнуть в большой дом на Маунт-стрит.
Калли была в превосходном настроении. Гэйб флиртовал с ней весь вечер, и она чувствовала себя легкомысленной, взволнованной и задыхалась от восторга. Она не могла дождаться окончания вечера и того момента, когда они наконец останутся одни. Мысленно она уже представляла это...
– Принцесса Каролина, – аляповато одетый пожилой джентльмен низко склонился над ее рукой, напомнив, что она должна сосредоточиться на происходящем. Она с трудом вспомнила его имя. Он присутствовал на их свадьбе – сэр Освальд Мэрри-что-то-там.
– Как поживаете, сэр Освальд? – поинтересовалась Калли.
– Хорошо, спасибо, моя дорогая, – его лицо расплылось в широкой отеческой улыбке, – нет необходимости спрашивать застенчивую невесту, как поживает она. Вы цветете, моя дорогая, определенно цветете. Вы счастливчик, Ренфру!
– Благодарю, сэр Освальд, и спасибо, что пришли, – ответил Гэйб. Когда Калли пообещала пожилому господину танец, он направился дальше.
Еще через полчаса поток гостей превратился в тихий ручеёк, и леди Госфорт отпустила молодоженов.
– Развлекайтесь, мои милые. Идите танцевать.
В бальном зале играл небольшой струнный оркестр, и как только Калли и Гэйб вошли в комнату, музыканты, словно по сигналу, заиграли вальс.
– Потанцуем, дорогая? – спросил Гэйб и, не дожидаясь ответа, увлек жену на середину зала. Гости, отступив и освободив место для новобрачных, наблюдали за их танцем.
Гэйб кружил и кружил Калли в объятиях. Окружающее превратилось в одно нечеткое цветное движущееся пятно, и Калли видела только мужа. Положив одну руку на его плечо, другую – на его большую теплую ладонь, глядя в ярко-голубые глаза, она танцевала, и ее ножки, обутые в алые туфельки, порхали по паркету.
«Наш первый вальс», – подумала она.
– Но не последний, – заметил Гэйб, будто прочитав ее мысли.
Молодая женщина не хотела думать о будущем. Прямо сейчас она чувствовала себя счастливой. Она никогда не думала, что такое возможно.


* * *


– Итак, вы та самая маленькая вдова-иностранка, ухитрившаяся притащить Гэбриэла Ренфру к алтарю, – раздался за спиной Калли чувственный голос.
Калли обернулась. Ей не слишком понравилось, что ее назвали маленькой вдовой-иностранкой. Позади, глядя на нее сверху вниз, стояла статная блондинка, чье платье из золотистого атласа казалось второй кожей, так плотно оно облегало тело. Женщина была очень красива.
– Прошу прощения? – спросила Калли. – Мы знакомы?
Блондинка протянула три вялых пальчика:
– Леди Антея Соффингтон-Грин, – она внимательно оглядела принцессу со слегка презрительным удивлением. Калли начала сердиться.
– Женитьба Гэбриэла повергла в скорбь всех светских дам, – леди Антея манерно растягивала слова, – меня, впрочем, нет.
Посмотрев на платье Калли, она самодовольно улыбнулась и провела руками по бедрам, затянутым в золотистый атлас. Вырез ее платья был чрезвычайно низок, большие полные груди казались почти полностью обнаженными и походили на две большие головки сыра с голубыми венами, подумала Калли. Леди Антея напомнила ей ту самую Валькирию.
– Такая мелочь, как поспешная женитьба, – продолжила блондинка, – не изменит того, что есть между мной и Гэбриэлом, – ее губы изогнулись в многозначительной улыбке.
Затянутые в кружевные перчатки руки Калли сжались в кулаки. Ей страстно хотелось выцарапать этой женщине глаза.
– Мой муж занят, – свирепо сказала она, глядя леди Антее в глаза, – однако его братья свободны, – она посмотрела в другой конец комнаты, где стоял окруженный женщинами и бесстыдно с ними флиртующий высокий привлекательный Гарри. Она заметила, что он не танцевал, возможно, потому, что смущался своей хромоты.
Рядом с Гарри не было незамужних девушек, с удивлением осознала Калли, только молодые привлекательные замужние дамы. И охотиться за Гарри они могли только с одной целью.
Леди Антея хихикнула.
– Вы говорите о Гарри, Хромом Ублюдке?
Калли застыла.
– Если вы имеете в виду моего шурина мистера Гарри Моранта, то как вы смеете называть его хромым в моем присутствии! И должна сообщить вам, что он рожден в законном браке!
Приподняв бровь, леди Антея заметила с многозначительным тоном:
– Так вот, значит, откуда ветер дует, не правда ли? Гарри красавчик, согласна, но, с моей точки зрения, Гэбриэл куда более лакомый кусочек. Об этом можно судить по его большим пальцам.
Калли пришла в ярость. Пальцы Гэйба принадлежали ей!
– Мой муж не значится в вашем меню, леди Антея! А если вам нужно, чтобы вас обслужили, предлагаю вам обратиться к мистеру Моранту. Я знаю, он добр с животными - он может даже сжалиться над раздетой сучкой в течке!
Леди Антея, засверкав глазами от ярости и зашипев, выпрямилась. Калли напряглась, готовая к битве, но в этот момент за ее спиной вырос Гэбриэл и обнял ее за талию.
– Леди Антея, не так ли? – вежливо поприветствовал он блондинку. – Как поживаете? Вы должны извинить нас, но мою жену ожидают в другом месте, – и прежде чем Калли смогла выговорить хоть слово, решительно увлек ее прочь.
– Гэбриэл, ты знаешь эту женщину? – требовательно спросила Калли.
– Да, я знаю ее, но не в библейском смысле, любовь моя, – ответил он, выводя жену на террасу. Весь лучась весельем, он повернул ее лицом к себе: – Мне только что пришлось протискиваться через толпу самым невоспитанным образом, потому что я думал - ты можешь нуждаться в защите от одной из самых ядовитых гарпий в свете.
Сердито нахмурившись, Калли окинула мужа подозрительным взглядом.
– Ты думаешь, что она ядовитая гарпия?
– Она такая и есть.
Его слова доставили ей удовольствие, но Калли еще не закончила.
– Она достаточно красива.
Гэйб кивнул.
– Да, очень красива. Для раздетой сучки в течке, – его глаза смеялись, а вот глаза Калли сузились. Он не должен был добавлять это «очень»!
– Она говорила о твоих больших пальцах! – обвинила Калли мужа.
Улыбнувшись, Гэбриэл прижал ладонь к щеке жены.
– Она могла видеть мои большие пальцы, но, клянусь тебе, она не видела никаких других частей моего тела. Я бы не прикоснулся к этой женщине и багром, не говоря уже о… э-э-э… чем-то другом.
– Никогда?
– Никогда в прошлом и определенно не в будущем. Кроме того, мое тело целиком и полностью принадлежит тебе. Или ты забыла клятвы, которые я недавно принес в церкви?
Успокоившись, Калли расслабилась. Обняв ее за талию, Гэйб переместил вторую руку с ее щеки на затылок и принялся поглаживать длинным сильным пальцем шею, вызывая восхитительную дрожь в ее теле.
– Она говорила ужасные вещи о Гарри, – пожаловалась молодая женщина.
Лицо Гэйба потемнело.
– Я не удивлен. Она порочное создание. Однажды Гарри был безнадежно… – он замолчал, – но это в прошлом. К тому же эту историю должен рассказать Гарри, если пожелает. Ты не хотела бы перекусить?
– Через минуту, – Калли еще не совсем закончила, – леди Антея сказала мне, что все женщины скорбят из-за твоего брака.
Гэйб самодовольно ухмыльнулся.
– Разумеется, они скорбят. Я очень обаятельный парень. И, как мне говорили, достаточно симпатичный.
– Не такой симпатичный, как твои братья, – охладила его жена.
– Да, но сейчас все они жалеют меня. Ведь они знают, что я полностью под каблуком одной ведьмы.
– Ведьмы? – возмущенно воскликнула Калли.
– Да, ведьмы, но очень красивой, которая к тому же так истощает меня, что я становлюсь совершенно бесполезным с точки зрения других женщин.
Удивительно, но его слова доставили ей удовольствие, и она поцеловала мужа.
Через некоторое время, проведенное чрезвычайно приятным образом, Гэйб прошептал:
– Кроме того, она очень ревнива и другие женщины просто побоятся переходить ей дорогу.
– Ревнива? Я не ревнива! – молодая женщина пораженно уставилась на него. – И меня никто никогда не боялся.
– Скажи это леди Антее, – возразил Гэйб и снова поцеловал ее.
После этого Калли порхала по воздуху не только во время танца, но и когда просто ходила. Никогда раньше бал не доставлял ей такого наслаждения! Гэбриэл не находился рядом с ней постоянно, но и не отходил от нее дальше нескольких шагов, и на протяжении всего вечера Калли чувствовала, что он наблюдает за ней.
Раньше Руперт тоже наблюдал за ней, ожидая, что она или совершит какую-нибудь оплошность, или уронит что-нибудь, или скажет то, чего не следует. Под его взглядом она всегда чувствовала себя неуютно. Но сейчас всё было по-другому.
Гэбриэл смотрел на нее, чтобы убедиться, что она хорошо проводит время. Когда ее бокал пустел, он тотчас появлялся с полным. Если она находилась между группами людей и не знала, с кем ей общаться, он появлялся, чтобы представить ее следующему гостю. А если она смертельно скучала, подходил и спасал ее.
Нэш, Люк и Рейф приглашали ее танцевать. Гарри и все остальные были очень внимательны и следили, чтобы у нее было все, чего ей только хотелось, и чтобы она не скучала и не чувствовала себя одинокой в этой толпе незнакомых людей. Это было восхитительное ощущение – когда за тобой присматривают такие высокие привлекательные мужчины. Никогда раньше на светских мероприятиях ее не окружали такой заботой. Сейчас она не проходила какое-либо испытание, а просто получала удовольствие.
Улыбаясь, она кивала самому скучному из недавно представленных ей джентльменов, страстному любителю охоты, чье имя она забыла. На протяжении уже десяти минут он разглагольствовал о радостях охоты, о разных лошадях, принадлежащих ему, и обо всех их недостатках, которые он считал невероятно интересными. Калли никак не удавалось сбежать. Этот господин не воспринимал ни намеков, ни отговорок. Увидев Гэйба, направляющегося к ним, она мысленно воскликнула: «Наконец-то!». Спасение было близко.
– Но постойте, – продолжил лорд Сумасшедший Охотник, – я всё говорю и говорю о собственных лошадях, хотя на самом деле хотел бы послушать о ваших, принцесса. Мне говорили, что зиндарийские лошади совершенно особенные, – он дружелюбно кивнул головой в знак приветствия подошедшему Гэбриэлу: – Здравствуйте, Ренфру. Принцесса как раз собиралась рассказать мне о своей любимой лошади.
Гэйб, хотя его глаза смеялись, вежливо поинтересовался:
– Действительно? И правда, принцесса, расскажите нам.
Калли, посмотрев ему прямо в глаза, ответила:
– Разумеется, я часто езжу верхом и нахожу это занятие чрезвычайно возбуждающим. Но я не езжу на лошадях. И никогда не ездила, – и, сладко улыбнувшись мужу, она направилась прочь, оставив Гэйба откашливаться после того, как он чуть не захлебнулся шампанским.
– Не на лошадях? – услышала она требовательный голос лорда Сумасшедшего Охотника. – Тогда на ком, черт подери, катается девочка?
Калли остановилась, чтобы услышать ответ мужа. Ведь она прекрасно знала, что единственным существом, на котором она когда-либо ездила верхом, был он сам.
– Верблюды, – придя в себя, ответил Гэбриэл, – она просто обожает ездить на верблюдах.
Обернувшись, лорд Сумасшедший Охотник изумленно уставился на Калли.
Верблюды? Ну, Господь всемогущий, это чертовски необычно!
Калли все еще смеялась, когда Гэйб догнал ее.
– Дерзкая девчонка, – сказал он, – думаю, победа над леди Антеей ударила тебе в голову.
«Нет, – подумала Калли, – это Гэйб Ренфру ударил мне в голову». Всё в ней бурлило от радости, словно у нее в крови играло шампанское.
Притворившись, что изучает его, Калли оглядела мужа с ног до головы.
– Ты и правда похож на верблюда, – начала было говорить она, но замолчала и застыла, когда какое-то движение за его спиной привлекло ее внимание. Она впилась ногтями в руку Гэбриэла.
– Граф Антон!
Граф тоже заметил ее. Он элегантно поклонился, наслаждаясь ее растерянностью.
Калли стиснула кулаки.
– Как он осмелился прийти на бал в честь нашего венчания!
– Боюсь, это моя вина, – сказал подошедший к ним Нэш, – сразу же после венчания я сообщил в Министерство иностранных дел и посольство Зиндарии о вашей свадьбе. Я должен был догадаться, что каким-то образом граф найдет способ попасть сюда.
– Я не хочу, чтобы он находился здесь. Не можем ли мы каким-то образом выставить его вон? – спросила Калли Гэйба.
– Нет, если не хотим устроить сцену и огорчить тетушку Мод, – быстро ответил Нэш, поняв по выражению лица Гэйба, что тот хотел бы сделать именно это, – граф – гость австрийского посла, и на этом балу он сопровождает его жену, принцессу Эстерхази, которая обладает очень большим влиянием в свете – она одна из патронесс Ольмака. Если вы вышвырнете графа, то смертельно оскорбите ее, и она отыграется на тетушке Мод.
Калли нахмурилась.
– Тогда я очень вежливо велю ему уйти. И не волнуйтесь так, Нэш, я сама вежливость.
– Леди Антея это подтвердит, – пробормотал Гэйб.
Калли злобно посмотрела на него, ее глаза метали молнии.
– Граф Антон – не предмет для шуток!
– Да, знаю, – мягко произнес Гэйб, – только помни, что он ничего не может тебе сделать. Мы заставили его прекратить свои попытки получить официальную опеку над Ники. Здесь его окружают одни из самых влиятельных людей в Англии. Здесь нахожусь я, Гарри, Рейф, Люк,  Итен, и Нэш, – жестом он указал туда, где Гарри и Рейф встали по сторонам от графа – не явно, но с очевидным намерением защитить Калли. Итен, она точно знала это, был наверху вместе с Тибби и мальчиками.
Гэйб обнял ее за талию.
– Мы не позволим ему коснуться тебя даже пальцем, так что не нужно бояться.
– Я не боюсь эту змею, – заявила Калли и неожиданно поняла, что имеет в виду именно это. Она больше не боялась его. Не боялась с того самого момента, когда Гэйб вручил ей шпагу-трость, а затем предложил убить графа Антона ради нее. Она глубоко вздохнула и с достоинством продолжила: – Я просто не хочу, чтобы вечер в мою честь был испорчен его мерзким присутствием.
Калли уверенным шагом направилась к графу.
Неожиданно перед ней оказался Гарри.
– Время ужинать, не правда ли? Я буду сопровождать вас, – шурин предложил ей руку.
Калли изумленно моргнула.
– Нет, Гарри, спасибо, я уже ела, – ответила она и сделала шаг в сторону, чтобы обойти его.
Гарри сделал шаг в ту же сторону, снова преграждая ей дорогу.
– Тогда потанцуйте со мной.
Калли уставилась на него.
– Но за весь вечер вы ни разу не танцевали!
– Да, а сейчас мне хочется танцевать, – спокойно ответил он, – один танец с моей прелестной невесткой. В честь вашего с Гэйбом венчания. Вы не можете отказать мне в этом. 
– Гарри, возможно, вы пытаетесь не дать мне поговорить с графом?
Он посмотрел на нее непонимающими глазами.
– Зачем бы мне делать это?
– Не знаю. О, смотрите, сюда идет леди Госфорт с молодой леди, с которой вы могли бы потанцевать, – Гарри поспешно повернулся, чтобы взглянуть на якобы приближающихся дам, и Калли, воспользовавшись его секундным замешательством, проскользнула мимо и направилась прямо к своему врагу.
– Принзесса Каролина, – промурлыкал граф Антон, когда она подошла к нему. Отвешенный им поклон казался идеально правильным, но граф все равно каким-то образом ухитрился сделать его оскорбительным. – Мне сообщили, что вы насли человека, готового на вас шениться. Младший сын, насколько я знаю, с мизерным состоянием, – он улыбнулся.
Калли знала, что за ее спиной стоит Гэйб. Равно как и Гарри, Рейф, Люк и Нэш. Она была глубоко тронута их мгновенной и безоговорочной поддержкой.
Холодно посмотрев на графа, Калли просто сказала:
– Всё верно, вы можете пожелать мне счастья до того, как покинете нас.
Граф недоверчиво изогнул бровь, словно был изумлен тем, что она осмелилась так говорить с ним.
– Поздравить? Думаю, это так называемое счастье есё только предстоит увидеть.
– В чем вы сомневаетесь? В моем семейном блаженстве или в том, что вы уходите? Нет никаких сомнений ни в первом, ни во втором, – безмятежно ответила Калли. Сейчас она не испытывала ни малейшего сомнения в своем счастье. Взглянув на него еще раз, она четко произнесла: – Прощайте.
Граф Антон залился легким румянцем. Он понимал, что люди вокруг вытягивают шеи, стараясь расслышать, о чем они говорят. Судя по враждебному отношению стоящей перед графом принцессы Каролины, было очевидно, что происходит нечто важное. Не говоря уже о пятерых мужчинах, которые расположились за спиной молодой женщины, защищая ее.
Граф скривил губы.
– Взгляните на нее! Вырядилась, щеголяет в этой глупой тиаре с фальсивыми камнями! Шалкое зрелище! Что бы сказали ваши элегантные друзья, если бы узнали, что это шалкий кусок…
Ее руки взметнулись к голове.
– Откуда вы… – Калли замолчала.
– Узнал? – презрительно усмехнулся он. – От Руперта, разумеется. Он всегда смеялся над этим. Мы все смеялись.
Гэбриэл шагнул вперед.
– Тогда он был глупцом. Все вы были глупцами. Ибо эта тиара, как и женщина, которая ее носит, неповторима и бесценна.
– Бесценна, – издевательски повторил граф.
– Неужели вы думаете, что младший сын с мизерным состоянием не проверил бы такую вещь, прежде чем жениться на ее владелице? – спросил Гэйб резким голосом.
Калли потрясенно посмотрела на мужа.
Улыбка сползла с лица графа. Его взгляд переместился с Гэбриэла на тиару, затем на Калли и снова на Ренфру.
Гэйб положил руки на плечи Калли:
– Она может рассказывать людям, что бриллианты фальшивые и тиара ничего не стоит, но меня так легко не обманешь. Можете поверить, эта тиара бесценна.
Граф Антон с ненавистью уставился на Гэбриэла.
– Ну, а теперь, – мягко сказал Гэйб, – моя жена попросила вас уйти. Прощайте.
Граф потерпел поражение, и сейчас, когда множество глаз смотрело на него, у него не осталось другого выхода, кроме как уйти с достоинством, какое только было возможно в этой ситуации. Презрительно ухмыльнувшись, он бросил:
– Я уйду, раз вы так грубо себя ведете, но совсем скоро вы узнаете, что графа Антона так легко не победить.
Калли, Гэйб и остальные смотрели, как он уходит.
– Мне не нравится его улыбка, – проговорил Гэбриэл.
– Мне вообще ничего в нем не нравится, – поддержал его Гарри, – маленький расфуфыренный хорек, – и они рассмеялись.
Граф Антон услышал смех и, обернувшись, кинул на них полный злобы взгляд.


* * *


Позже вечером, когда они на короткое время остались одни, Калли сказала Гэйбу:
– Я не лгала тебе насчет тиары, камни на самом деле фальшивые.
– Я знаю, – ответил он.
– Но… тогда почему ты сказал, что она бесценна?
– Потому что тиара твоей матери для тебя бесценна. И если она такова для тебя, то и для меня тоже. Ну, а теперь, не хочешь ли чего-нибудь выпить? Вечер получился достаточно насыщенным событиями. Думаю, время для очередного бокала шампанского.
Калли пристально посмотрела на мужа. Он не имел ни малейшего понятия, как много его слова значили для нее. И как много значил тот факт, что он искренне считал само собой разумеющимся постоянно поддерживать свою жену в любой ситуации.
– Гэбриэл, – позвала его Калли, когда он уже был готов пойти ей за бокалом.
– Да?
Она поцеловала его.
– Не могу дождаться, когда этот прием, наконец, закончится.
Он удивился.
– Разве тебе не весело?
– О нет, весело. Всё чудесно. Просто я предвкушаю…м-м-м… – Калли покраснела, а в глазах Гэйба заплясали смешинки.
– Игру в шахматы? – нежно спросил он.
– Да, – и свое признание в любви.


* * *


Нельзя было сказать, что оставшуюся часть вечера Калли скучала, но она испытала радость, когда гости стали уезжать. Было очень поздно. Бал имел огромный успех. Вместе с леди Госфорт они благодарили гостей и прощались с ними; Калли без остановки улыбалась и мечтала, чтобы все они ушли.
Наконец прием был окончен.
– Я только поднимусь наверх и проверю Ники, – сказала она Гэйбу, – это не займет много времени.
Ренфру кивнул. Он уже успел привыкнуть к этому ритуалу. Каждый вечер последнее, что делала его жена, прежде чем покинуть дом леди Госфорт, это проверяла сына.
Молодая женщина быстро поднялась на третий этаж и на цыпочках вошла в комнату мальчиков, она не хотела разбудить их.
Комната была пуста. Калли смотрела на две пустые кровати, на откинутые с них одеяла, на открытое окно и не верила своим глазам. Ее сын пропал. Она прикоснулась к простыням. Холодные.
Калли ворвалась в смежные комнаты – сначала в спальню Гарри, затем Итена. Ни следа Ники. Она побежала в комнату Тибби, расположенную напротив. Ее бывшая гувернантка и Итен были там, они внимательно изучали какую-то книгу.
– Где Ники? – Калли с трудом могла говорить.
– В кровати, спит, – ответила Тибби, – а что?
– Его там нет. Ни его, ни Джима. А их постели холодные.
– Но они должны быть там, – шокировано проговорила Тибби, – я проведала мальчиков около одиннадцати часов. Они крепко спали.
Калли взглянула на часы: больше двух часов ночи. Она побежала обратно в комнату мальчиков и, высунувшись в окно, громко позвала:
- Ник-и-и-и!
Но ответом ей была тишина. Ее сын исчез.


* * *


Услышав крик жены, Гэйб бегом бросился наверх, перепрыгивая через две ступеньки. Гарри и остальные бежали следом.
– Что случилось? – но остывшие пустые кровати и охваченная горем Калли говорили сами за себя. Выглянув в открытое настежь окно, Ренфру увидел болтавшуюся веревку, которая свисала с крыши.
Стоявший рядом со шкафом Гарри вдруг услышал легкий шум. Он отпер дверцу, и из шкафа выпал тюк. Это был Джим – связанный, с кляпом во рту, завернутый в одеяло. Гарри быстро освободил его.
– Они забрали Ники! – выдохнул Джим, как только выплюнул кляп. – Мы дрыхли, а когда я проснулся, то уже не мог выговорить ни словечка, – его угловатое лицо сморщилось, когда он посмотрел на Калли: – Простите, мэм, правда, простите. Я подвел вас…
Калли покачала головой. Она не могла говорить, Гэйб видел это.
– Кто это был, Джим? Ты видел их?
– Двое мужчин. Иностранцы. Они связали нас, затем один из них передал Ники второму через окно, а меня запихнул в шкаф.
Гэйб посмотрел на веревку.
– Должно быть, они унесли его по крышам. Но зачем?
Калли застонала от ужаса, и муж схватил ее за плечи.
– Послушай! Если они взяли Ники с собой, значит, сохранят ему жизнь!
Женщина беспомощно смотрела на него.
– Почему?
– Не знаю, гораздо проще было просто перерезать горло обоим мальчишкам, пока те спали. Они этого не сделали, значит, Ники нужен им живым.
К щекам Калли понемногу возвращалась краска.
Гэйб чертовски сильно надеялся, что не ошибся в своих предположениях. Он повернулся к Джиму:
– Как давно это было?
Джим покачал головой, его лицо страдальчески сморщилось.
– Понятия не имею, сэр.
– Тибби проверяла мальчиков около одиннадцати, – сказал Итен, – получается, Ники похитили в течение последующих трех часов.
– Я отвела собаку вниз, чтобы она справила нужду, – призналась Тибби, почти рыдая, – а затем появился Итен, он искал меня, и я оставила собаку в саду. Если бы я только…
– Не важно, – прервал ее Гэйб, – Нэш, где остановился граф?
– Не знаю точно. Думаю, у Эстерхази.
– Отлично, оттуда мы и начнем. Итен, прикажи седлать лошадей. Гарри, одолжи мне пару своих сапог, – мужчины выскочили из комнаты, чтобы выполнить его распоряжения. Гэйб уже было последовал за ними, но, взглянув на Калли, остановился. Съёжившись, она стояла у стены, с застывшим страданием на лице.
Гэйб не мог вынести этого. Она вышла за него замуж по одной единственной причине – он поклялся, что защитит ее сына. И он подвел ее.
Гэбриэл схватил ее за руки.
– Я сожалею, – торопливо проговорил он, – но я найду его, обещаю.
Она посмотрела на него испуганным взглядом.
– Я обещаю, – сказав это, он в отчаянном порыве крепко поцеловал ее и побежал в комнату Гарри, на ходу стягивая с себя фрак и брюки.
Калли шла следом.
– Что ты делаешь?
– Переодеваюсь в свои лосины для верховой езды. А точнее, в лосины Гарри. Я не могу ехать верхом в вечерней одежде, она стесняет движения, а посылать за моей одеждой – слишком долго, – Гэйб натянул сапоги, протянутые Гарри, – хорошо, что у нас один размер, – сказав это, он вылетел из комнаты и сбежал по лестнице, крича на ходу Спроттону:
– Лошади уже здесь, черт подери?
– Сейчас будут, сэр, – дворецкий щелкнул пальцами, и один из лакеев выбежал на улицу, проверяя, не привели ли лошадей.
Калли заметила, что Итен, Рейф, Нэш и Гарри тоже переоделись.
– Что вы все собираетесь делать?
– Поскачем за ними, разумеется.
– Я поеду с вами.
– Ты не можешь, – резко возразил Гэйб, – ты будешь нас тормозить.
Калли смотрела на мужа, понимая, что он прав. Но как ей вынести ожидание, в полном неведении и беспомощности?
– Я поеду с ней, – предложил Гарри, – мы возьмем коляску.
Посмотрев на него с благодарностью, Калли перевела взгляд на мужа.
– Пожалуйста. Иначе я сойду с ума.
Гэйб вздохнул.
– Хорошо. Спроттон, передай на конюшни, чтобы срочно подготовили коляску. Пускай запрягут серых, – дворецкий щелкнул пальцами, и другой лакей выбежал исполнить его поручение.
– В коляске будет холодно, вы должны взять мою накидку, – проговорила леди Госфорт, – Спроттон, принесите ту, меховую.
– Сию минуту, миледи, – ответил дворецкий, и одна из горничных побежала наверх за накидкой. 
Повернувшись к Гарри, Гэйб обратился к нему низким взволнованным голосом:
– Хорошенько присматривай за ней, брат. Она – вся моя жизнь.
Гарри кивнул.
– Я знаю.
Калли моргнула. Он сказал «жена» или «жизнь»? Но Гэйба уже не было. Он, Итен, Рейф, Нэш и Люк мчались галопом по улице.
Хотя Калли была совершенно выбита из колеи случившимся, она смогла собраться с мыслями. Она отвела леди Госфорт в сторонку.
– У вас не найдется пистолета, который я могла бы взять на время? Я собираюсь убить этого человека.
– Кого, моего племянника? – воскликнула шокированная пожилая женщина.
– Нет, разумеется, не его! Я же люблю вашего племянника. Я собираюсь убить графа Антона.
Лицо леди Госфорт просветлело.
– Ну, клянусь Юпитером, в таком случае у меня есть пистолет. Спроттон, принесите его. И убедитесь, что он заряжен.
– Сейчас же, миледи, – ответил Спроттон, и один из лакеев побежал наверх.
Лакей и две горничные вернулись одновременно; в его руках был футляр с небольшим кремниевым дамским пистолетом, одна из горничных несла огромную соболью мантию, другая – небольшой саквояжик.
– Всего лишь сменная одежда и ещё кое-какие необходимые вещи, – сообщила она Калли и передала саквояж лакею, чтобы тот положил его в коляску.
– Правильно мыслит эта девчонка! – одобрительно воскликнула леди Госфорт.
Наконец, запряженная коляска подъехала к дверям. Поцеловав тетушку Гэйба, Калли сказала:
– Позаботьтесь о Тибби и Джиме ради меня. И спасибо вам за всё.
Гарри помог ей сесть в коляску, через несколько мгновений они тронулись в путь и последовали за Гэйбом к резиденции принца Эстерхази.


* * *


Гэйб мчался во весь опор, следом скакали друзья. Лицо Гэбриэла было угрюмо. Он злился на самого себя. Ему следовало быть более осторожным, следовало подумать, что похитители могут добраться до комнаты мальчиков, передвигаясь ночью по крышам. Он был так занят, стараясь соблазнить мать, что совсем забыл о том, что весь этот брак устроили только ради ее сына.
Она просила его об одной единственной вещи – защитить ее мальчика.
Он подвел Калли. Подвел Ники. Подвел самого себя.
Не осталось ни одного шанса, что жена когда-нибудь полюбит его. И он не мог винить ее за это.
Гэйб подумал о Ники, который сейчас находился в руках ухмыляющегося дьявола. Его переполнила ледяная ярость – как на графа Антона, так и на самого себя. Ники был таким воспитанным маленьким мальчиком, таким веселым и храбрым, что Гэбриэлу становилось плохо при одной мысли о том, что в данный момент он в полной власти графа.
Куда этот негодяй везет его? И с какой целью?
Он смог придумать, по крайней мере, одну причину, почему они сохранили Ники жизнь. Если нет тела, невозможно доказать, что было совершено убийство.
Но в том случае, если нет тела, граф не сможет взойти на престол в течение семи лет. Гэйб продолжал повторять это про себя.
Добравшись до австрийского посольства, они принялись колотить в дверь, пока им не открыли. Гэйб ворвался внутрь.
– Где граф Антон? – потребовал он ответа.
Появились слуги, прибежавшие, чтобы выдворить незваных гостей. Но, столкнувшись с пятью высокими рассерженными мужчинами благородного происхождения, они заколебались.
– Граф Антон – где он? – загрохотал Гэйб.
– Что означает это вторжение? – по лестнице в сопровождении охраны спускался посол, сам принц Эстерхази, одетый в украшенный яркой вышивкой парадный костюм. Узнав Гэйба, он нахмурился и взмахом руки отослал охрану прочь.
– По какому праву вы врываетесь в мой дом, кричите и буяните здесь, Ренфру? – он окинулхолодным взглядом остальных мужчин. Увидев Нэша, посол удивился еще больше.
– Дело величайшей важности. Где граф Антон? – требовательно спросил Гэйб.
Эстерхази сердито посмотрел на него.
– Хоть это и не ваше дело, но он уехал. Его неожиданно вызвали. Но…
– Вызвали. Куда?
– В Зиндарию.  Но…
– На свою яхту? – спросил Нэш и повернулся к Гэйбу. – Мы наблюдаем за ней. Она бросила якорь в дуврской гавани два дня назад, – он снова повернулся к послу, – так он отправился на свою яхту?
– Думаю, да, – нетерпеливо ответил Эстерхази, – я направлю жалобу вашему правительству об этом вторжении…
– Направляйте, – бросил Гэйб, идя к входной двери, – а затем объясните, почему ваш гость похитил семилетнего мальчика – наследного принца Зиндарии! – из его постели прямо посреди ночи!
– О чем вы говорите? Похитил ребенка? Он не мог… – начал было говорить принц, но Гэйб не стал задерживаться, чтобы дослушать его. К тому моменту, когда посол закончил свою фразу, Гэйб уже мчался прочь. Он несся так, будто за ним гнался сам дьявол.
Но на самом деле дьявол был впереди. И семилетний мальчик находился в его власти.


* * *


Коляска остановилась перед резиденцией принца Эстерхази. Спрыгнув на землю, Гарри принялся в свете газовой лампы что-то рассматривать на мостовой. Закончив, он взобрался обратно и щелкнул поводьями.
– Куда мы едем теперь? – спросила Калли.
– В Дувр.
– Как вы узнали, что они едут именно туда?
Гарри мотнул головой в сторону мостовой.
– Рейф написал об этом мелом. Когда мы были в армии, он всегда так делал. Это не срабатывает только тогда, когда идет дождь, – он коротко ухмыльнулся, – хорошо, что погода исправилась, верно?
Калли кивнула.
– Вы думаете, Ники погибнет, да?
– Нет! – Гарри выглядел шокированным. – Проклятье, почему вы думаете об этом! Прекратите сейчас же! Гэйб вернет его.
– Вы действительно в это верите?
– Да, – ответил Гарри просто, – стоит Гэйбу принять решение, и его ничто не остановит.
На большой скорости они завернули за угол, едва вписавшись в поворот, и Гарри обнял ее за талию, помогая удержаться.
– Будет лучше, если вы станете держаться за мою руку, – сказал он, – Иначе вылетите из коляски, если мы вдруг наедем на кочку. Я намерен гнать во весь опор.
Калли ухватилась за его руку и вцепилась в рукав. Близость его теплого крепкого тела успокаивала.
– Вы действительно имели в виду это, верно? – спросил Гарри через некоторое время.
– Имела в виду что?
– То, что вы сказали тетушке Мод. Что любите моего брата.
– Разумеется, я имела в виду именно это!
– Несмотря на то, что он не защитил Ники?
Калли потрясённо уставилась на него.
– Это не его вина. Это я виновата. Именно я разозлила графа Антона…
– Чепуха, – резко оборвал ее Гарри, – похищение было отлично подготовлено. Граф придумал этот план задолго до того, как вы заговорили с ним. В этом нет вашей вины. Но это была работа Гэйба – защищать Ники, – и он с ней не справился. Тем не менее вы всё-равно любите его?
Его упрощенный взгляд на вещи поразил Калли.
– Вы считаете, что Гэбриэл именно так и подумает? Что, если он подвел меня, я разлюблю его?
– Разумеется.
– Что ж, этого не будет! Что это за любовь, если она воспринимает всё как проверку, как испытание? Если он… если он потерпит поражение, я буду нуждаться в нем больше… – ее голос пресекся.
Гарри накрыл ее руку ладонью и успокаивающе похлопал.
– Не беспокойтесь, – грубовато сказал он, – Гэйб вернет вам Ники.
– Да-да, я знаю, что вернет, – согласилась она, стараясь не терять веры.
Калли вглядывалась в темноту ночи и молилась за сына и любимого мужчину. Молилась, чтобы они вернулись к ней целыми и невредимыми. Ей было жизненно необходимо обнять их и знать, что они в безопасности. Оба.


* * *


Огни Лондона остались далеко позади. Перед Гэйбом расстилалась печально известная Черная Пустошь. Разбойники, грабители и бандиты всех сортов скрывались на этой покрытой вереском земле, поджидая экипажи и одиноких путников.
Благодаря скорости, выносливости и здоровому сердцу Трояна Гэйб обогнал своих друзей на несколько миль. Им пришлось довольствоваться теми лошадьми, которые нашлись в конюшнях леди Госфорт.
Но даже Троян начал уставать. Скоро ему понадобится свежая лошадь. Возможно, ее удастся раздобыть в Рочестере, на той стороне пустоши. Насколько он помнил, там была платная конюшня.
Гэйб пришпорил жеребца. Он должен догнать их до того, как граф доберется до яхты. Если они покинут берега Англии, можно будет только гадать, куда этот мерзавец повезет Ники. Гэбриэл не мог поверить, что Антон пошел на все эти ухищрения и сложности для того, чтобы вернуть Ники в Зиндарию. Перед глазами у него пронеслись все возможные варианты развития событий. Мальчика можно продать в рабство, отдать на галеры, выбросить за борт…
Но для вступления на престол графу понадобится тело. Что бы он ни задумал, всё должно будет выглядеть естественно. Заключается ли его план в том, чтобы вернуть Ники в Зиндарию, показать нескольким людям, а затем… очередная порция отравленного молока? Какой бы ужасной ни казалась эта мысль, она немного успокаивала. Это дает ему дополнительное время, чтобы догнать графа и Ники.
Гэйб достиг Черной Пустоши, но не стал сбавлять ход. Была ясная ночь, ярко светила луна, и дорога впереди хорошо просматривалась. Места, покрытые низкорослым кустарником, представляли собой опасность, но его пистолеты были заряжены и наготове. Если там его поджидали разбойники, то он готов встретиться с ними.
Троян уже тяжело дышал, и Гэйб, замедлив его бег, перешел на рысь, и тут впереди он заметил движение. Прищурившись, он попытался рассмотреть, что это было, но именно в этот момент луна решила скрыться за облаками. Гэйб вытащил пистолет и продолжил ехать вперед, настороженно следя за дорогой.
Он услышал ее прежде, чем увидел – лошадь, быстро скачущую прямо ему навстречу. Гэбриэл направил Трояна к краю дороги, взвел курок и стал ждать.
Лошадь приближалась. Гэйб нахмурился. Он едва различал всадника. Должно быть, тот прижался к шее животного. Хитрые ублюдки, эти грабители.
Лошадь почти поравнялась с ним. Гэйб поднял пистолет в тот момент, когда луна вновь вышла из-за облаков. Лунный свет блеснул на стволе пистолета.
– Мистер Ренфру, не стреляйте! – вскричал тонкий высокий голос. – Это я, Ники. Я сбежал!






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Похищенная принцесса - Грейси Анна



Книга немного затянута ,но прочитать стоит.
Похищенная принцесса - Грейси АннаАлена
30.11.2011, 12.39





Оригинальный сюжет. Принцесса сбегает с сыном из своей страны и красивый, романтичный Гэйб спасает их. Мне понравилось. Прочесть стоит.
Похищенная принцесса - Грейси АннаНадежда
15.05.2014, 22.17





Klasssss
Похищенная принцесса - Грейси АннаAnya
17.04.2016, 11.54





Что то понравилось , а что то нет . В целом не плохо . Можно почитать .
Похищенная принцесса - Грейси АннаMarina
18.04.2016, 10.06





Хорошо
Похищенная принцесса - Грейси АннаАня
23.04.2016, 11.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100