Читать онлайн Идеальный вальс, автора - Грейси Анна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный вальс - Грейси Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный вальс - Грейси Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный вальс - Грейси Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейси Анна

Идеальный вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Я видел сон... не все в нем было сном...
Лорд Байрон. «Тьма», перевод Ивана Сергеевича Тургенева
Страх исчезнувших теней...
Лорд Байрон. «Сон»

Хоуп вертелась и извивалась, пытаясь вырваться. Темнота. Только тонкий лучик света. Она потянулась к нему, к ручке двери. Но не смогла сдвинуться с места. Боль. Она попыталась еще раз.
– Рука Дьявола.
Веревка врезалась в запястье.
– Я запрещаю тебе использовать ее.
Она боролась за дыхание. Сердце глухими ударами отдавалось у нее в ушах. Она умирала. Он запер ее здесь, чтобы она умерла. Фейт, где Фейт? Где ее близняшка?
Темнота. Ужасная темнота.
Она не могла пошевелить рукой.
– Я научу тебя пользоваться этой рукой.
Она неуклюже протянула другую руку, пытаясь нащупать щель, через которую просачивался свет. Дверь наверняка можно отпереть изнутри. Пробуй, пробуй!
Не может! Слишком неловкая!
– Испорченная.
Она не может использовать свою правую руку так, как это делают все остальные. Не может выбраться. Не может дышать!
Гроб. Она попыталась постучать в крышку. Рука не двигалась. Хорошая рука. Плохая рука. Веревка впивается в ее тело, глубоко. Достаточно глубоко, чтобы невозможно было пошевелить телом, ее плохой рукой.
– Порочная. Испорченная.
Она попыталась дышать.
– Фейт, – позвала она снова. – Фейт! Сестренка!
Хоуп! Хоуп, дорогая, я здесь. Проснись, дорогая.
Свет. Благословенный свет. Он ослепляет ее, но, о, спасибо тебе, Господи! Сестра. Близняшка. Фейт, ее вторая половинка. В длинной ночной рубашке.
Она спасена. Она страстно хочет дышать.
– Дыши глубже, Хоуп, дорогая. Ты в безопасности. Это всего лишь один из твоих дурных снов.
Слова наконец дошли до нее. Сон? Она не вернулась в прошлое? Слава Богу. Слава Богу.
– Это всего лишь ночной кошмар, милая. Ты в безопасности, в своей постели, вне дедушкиной досягаемости. – Фейт пригладила спутанные волосы Хоуп, убрав их с ее влажного лба.
Хоуп, все еще частично находившаяся во власти своего кошмара, ошеломленно моргала. Ее сестра потянулась к ней, взяла за левую руку и показала ее Хоуп.
– Видишь? Нет никаких веревок. Никаких следов. Теперь все это позади. – Она обняла ее.
Хоуп сделала несколько глубоких, дрожащих вдохов и потерла свое левое запястье, словно шрамы от веревки все еще были там.
– Прости меня, сестренка, – хрипло извинилась она.
– Ничего, – почти бодро ответила ее добрая близняшка. – Ты думаешь, я не знаю, о чем эти сны? Как часто ты получала наказание, предназначенное мне? – В ее глазах стояли слезы. – Мне только жаль, что я не могу забрать у тебя твои ночные кошмары.
Хоуп слабо улыбнулась и обняла Фейт.
– Не волнуйся, сестренка. У тебя имеются свои собственные кошмары, я знаю. Они есть у нас всех. Таково наследство дедушки.
Ей припомнилась другая ночь и слова, что сестра произнесла тогда:
Пройдет лет пятьдесят и кого ты в нем увидишь? Дедушку!
Так вот что породило ночной кошмар? Неужели, действительно в глубине души он напоминает ей дедушку? Был ли кошмар предупреждением?
Она думала об этом. Себастьян Рейн не похож на дедушку, он не такой. Она уверена, что он не такой.
Почти.

***

Уставший, Себастьян свернул на дорогу, ведущую к его дому. В окнах был виден свет. Он промок насквозь, перепачкался и совершенно обессилел. Он скакал почти без остановок в течение последних двадцати двух часов. Он потерял счет лошадям, которых пришлось сменить в пути. Он спешился, потрясающе быстро для его сведенных судорогами мускул.
Парадная дверь резко открылась прежде, чем он успел сделать пару шагов. Дворецкий поспешил навстречу Себастьяну:
– Все в порядке, сэр, девочки нашлись!
Себастьян споткнулся на ходу.
– Мистер Блэк, он нашел их, целыми и невредимыми!
Себастьян уставился на дворецкого, почти неспособный взять в толк его слова. Он посмотрел вверх. Там, в дверях, позади дворецкого, стоял Мортон Блэк, а за ним виднелась Касси, одновременно воинственная и смущенная, одной рукой она обнимала Дори. Дори же выглядела как обычно: наивной, настороженной и замкнутой.
На Себастьяна нахлынуло облегчение.
– Слава Богу! – Он быстро подбежал к девочкам и заключил их в объятия. Они вздрогнули и отстранились. Себастьян замер. От облегчения, видя их дома, он совершенно забылся.
Страдая и сердясь на себя за то, что переступил границу, установленную девочками, он провел изуродованной рукой по небритому подбородку.
– Простите. Я забыл, что я совершенно мокрый и грязный. Должно быть, я сейчас похож на медведя.
Они ничего не ответили.
Сняв свое мокрое пальто, шляпу и перчатки, он вытер руки о полотенце, поданное дворецким, и протянул руку Мортону Блэку.
– Еще раз большое спасибо за оказанную помощь, Блэк. Я чрезвычайно благодарен. А теперь, не пройти ли нам всем в гостиную? Я хотел бы понять, что произошло. И, Трис, – он повернулся к дворецкому, – я голоден, и уверен, мистер Блэк и девочки тоже не откажутся немного подкрепить силы.
Он провел обеих девочек в гостиную и сел на твердый, деревянный стул.
– Итак, Блэк, вам далеко пришлось проехать, чтобы найти их?
Мортон Блэк покачал головой.
– Не особенно далеко, сэр. Не дальше вашего чердака.
Себастьян нахмурился.
– Моего чердака?
Блэк кивнул.
– Я уже собирался начать обыскивать улицы, но тут вдруг обнаружил, что они не надели свои пальто и уличные ботинки, и я задумался. Неразумно, видите ли, а эти девочки не... глупые. Безрассудные, возможно, но не глупые. – Он бросил на них умеренно строгий взгляд. Касси в ответ подняла подбородок в безмолвном вызове. Дори сидела молча и неподвижно.
Блэк продолжил:
– После чего я подслушал повара, обвиняющего посудомойку в краже еды с кухни, и объединил эти факты. Я приказал обыскать дом сверху донизу. – Он удовлетворенно кивнул. – И их нашли на чердаке. Мисс Дори крепко спала в старом кресле, а мисс Касси сидела на крыше и осматривала окрестности. Мне следовало догадаться.
Себастьян почувствовал облегчение. Должно быть, у них не было никакого намерения сбегать от него.
Но, во-первых, это не объясняло, почему девочки спрятались. Не в их характере было поднимать беспричинный переполох или устраивать розыгрыши. На самом деле, он был бы намного более счастлив за них, если бы они действительно проявляли такие нормальные ребяческие черты. Себастьян решил добраться до сути произошедшего.
– Да, но все же, почему они спрятались? Здесь они в полной безопасности.
Блэк пожал плечами.
– Я рассказал вам все, что знал, сэр. Девочки мне ничего не сказали.
– Касси? – Себастьян повернулся к ней. – Почему ты и Дори спрятались?
Последовало долгое молчание.
– Это была шутка? Вам показалось, что это может быть забавным, кого-то разыграть таким образом?
В ответ Касси презрительно на него посмотрела. Конечно, она не стала бы прятаться ради забавы, говорил ее взгляд.
– Тогда, почему, Касси?
Она пожала плечами, ее лицо оставалось угрюмым и замкнутым.
Себастьян в расстройстве сжал кулак, но голос остался спокойным:
– Что ж, тогда я вынужден буду отреагировать, Касси. Если у вас имелась веская причина на то, что вы сделали, никто не станет вас ругать. В противном случае вы будете наказаны.
Вгляд Дори метнулся к кулаку Себастьяна, затем к ее сестре. Ее маленькое личико побелело, на нем отразилось страдание, и вместо своего обычного выражения, которое по сути ничего не выражало, она выглядела взволнованной.
Все это словно безжалостной рукой сжало сердце Себастьяна. Его голос смягчился.
– Все в порядке, Дори, никто не причинит боли ни одной из вас. Касси, это было что-то, относящееся к Дори?
Касси посмотрела на сестру, затем пожала плечами, словно ей было безразлично:
– А если и было?
Себастьян устало вздохнул.
– Касси, расскажи мне. Я устал, сердит и несколько успокоен в одно и то же время. Я скакал безостановочно день и ночь, молясь, чтобы с вами не произошло ничего ужасного.
Глаза Касси скептически сузились, похоже, она ему не верила.
Себастьян не сдавался:
– Да, я жутко переволновался! – Он покачал головой, озадаченный ее отношением. – Так и было! Вы – мои сестры! Почему еще, как вы думаете, я бросил все в Лондоне и примчался домой, чтобы искать вас?
Касси хмурилась.
Он продолжал говорить:
– И я был не один. Трис, миссис Эллиот, мистер Блэк, мистер Кук и все остальные в доме тоже переживали за вас, ища по всему дому. Подозреваю, что ни один из нас не спал как положено в течение последних дней.
Она посмотрела на Блэка, тот кивнул, подтверждая его слова.
Трис только что вошел, принеся чай, бутылку бренди и бутерброды. Касси посмотрела на него, и он тоже кивнул:
– Он прав, мисс Касси. Мы все так волновались за вас и малышку. Миссис Трис не сомкнула глаз от тревоги, совершенно не сомкнула.
Себастьян, видя, что Касси искренне озадачена степенью их обеспокоенности, объяснил:
– Все мы представляли вас уже мертвыми, в канаве, или еще того хуже! Потому самое меньшее, что вы можете сделать, это объяснить, почему так со всеми нами обошлись.
После молчаливого раздумья Касси медленно заговорила:
– Это не была проказа. Я сожалею, что мы так вас всех расстроили. – Она поглядела на свою маленькую сестренку, и между ними, похоже, состоялся молчаливый разговор.
– Дори была напугана. Ей показалось, что она видела ... кого-то.
– Кого?
Касси покачала головой.
– Она тебе сказала? Она может говорить?
Касси нетерпеливо произнесла:
– Вы же знаете, что Дори не говорит.
– Тогда, как ты... – Он не договорил. – Очень хорошо, я признаю, что Дори была напугана, и меня здесь не было, чтобы защитить вас от чего-то, что ей привиделось. Но почему вы ничего не сказали Трис или миссис Эллиот? Почему вместо этого вы спрятались?
Она бросила на него хмурый взгляд, и он понял, что это не пришло ей в голову. Она ни от кого не ждала защиты. Вот почему она носила свой нож, привязанный к бедру.
Он мягко произнес:
– Пока я в отъезде, в доме находится больше двадцати человек, Касси, и их единственная задача состоит в том, чтобы обеспечивать ваше с Дори благополучие. Это их единственная задача.
Касси неловко пожала плечами, слегка выбитая из колеи, но полная решимости претворяться безразличной.
– Ты можешь рассказать что-нибудь еще по поводу того, кто или что напугало Дори?
Она снова посмотрела на него своим непреклонным взглядом, и Себастьян понял, что большего он от нее добиться не сможет.
– Что ж, уже поздно. Миссис Эллиот проводит вас до спальни. Утром я решу, что необходимо предпринять. Поспав хоть немного, я смогу думать более ясно. Доброй ночи, Касси. Доброй ночи, Дори.
– Доброй ночи, сэр, – пробормотала Касси и взяла Дори за руку. Это была еще одна глубоко ранящая его привычка Касси. Она наотрез отказалась обращаться к нему по имени – Себастьян, когда он попросил ее. Она обращалась к нему, словно была прислугой, сэр, ясно давая понять, что он для нее ничего не значит.
Себастьян смотрел, как они уходят. И, когда они были уже у двери, он произнес низким голосом:
– Девочки, я знаю, что выгляжу сердитым, но вы представить себе не можете, насколько я рад, что вы обе целы и невредимы.
Девочки остановились на пороге и поглядели друг на друга. Медленно, неохотно, Касси обернулась.
– Простите, что мы причинили вам столько беспокойства, – пробормотала она, обращаясь к комнате вообще, а не к Себастьяну в частности.
Это уже была победа, хоть и не полная.
– Хороших снов, малышки, – сказал он, чувствуя себя невыразимо уставшим.
Невозможно представить, как бы они наказали его, если бы сбежали от него, если бы он потерял их.

***

– Поэтому я привез их с собой в Лондон, – говорил Себастьян Джайлсу десять дней спустя. Он дернул головой, указывая наверх. – Сейчас они спят. Поездка их утомила, бедные малышки. – Он прибыл в Лондон к вечеру и сразу послал записку Джайлсу, сообщая об этом.
Джайлс приподнял бровь.
– Наличие на руках двух девочек существенно усложнит твою общественную жизнь, как ты понимаешь.
– Я знаю, но что еще мне было делать? Очевидно, что я не мог оставить их дома. Теперь, еще более чем когда-либо, я должен ускорить женитьбу, чем дольше я оттягиваю это, тем быстрее растут мои трудности.
– Какие трудности? Девочками становится все труднее управлять?
Себастьян покачал головой.
– Нет, не совсем, хотя должен сказать, что их последняя выходка нанесла мне сильный удар. Но у меня еще имеются заводы. И они требуют моего пристального внимании, к тому же в последнее время вокруг них происходили беспорядки. Мне удалось предотвратить волнения непосредственно на моих заводах, рабочие которых обеспечены лучше других, и они это знают, но, тем не менее, несколько горячих голов могут... – Он заметил, что глаза Джайлса остекленели, и закончил: – Вижу, что становлюсь скучен для тебя. Достаточно сказать, что мне необходимо ускорить это ухаживание, проведя его в возможно короткие сроки, и возвратиться к нормальному образу жизни. Час назад я послал записку леди Элинор.
– Значит, ты не передумал ухаживать за леди Элинор?
– Нет. И почему бы я передумал? – Себастьян твердо решил изгнать золотоволосую мисс Мерридью из своей головы. – Это происшествие с девочками подтвердило более чем когда-либо, что мне необходима жена, способная понять их чрезвычайные обстоятельства.
– Значит так и запишем, что твои собственные желания роли не играют...
– Мы будем держать мои желания, независимо от того, что ты под ними понимаешь, в узде, Джайлс, спасибо.
Джайлс скептически улыбнулся.
– Очень хорошо. Твои собственные желания значения не имеют, и только леди Элинор сможет понять твоих сестер. А больше никто? Мисс Мерридью, например?
Себастьян нахмурился. Его друг походил на кота, который кажется равнодушным, пока не выпустит свои коготки. Пришлось ему доходчиво объяснить:
– Мисс Мерридью – чудесная девушка, но она вела привилегированную жизнь без всяких забот. Леди Элинор вышла из того же самого привилегированного класса, но она потратила большую часть своей взрослой жизни, работая с бедными и трудными девочками-сиротами. – По выражению глаз Джайлса было видно, что он не сдался, поэтому Себастьян сменил тему: – Между прочим, спасибо, что уладил с нею некоторые проблемы. Она была сильно недовольна, что я не появился на прогулке?
– Нет, не очень.
– Хорошо. Ты объяснил, почему?
– Да, объяснил.
– Хорошо. В своей записке я пригласил леди Элинор проехаться в карете по парку со мной и девочками завтра утром.
Джайлс выгнул бровь.
– Понятно! И она приняла приглашение?
Себастьян покачал головой.
– Нет еще. Я послал записку всего лишь час назад. Но она согласится, я уверен.
Джайлс промолчал, задумчиво потягивая свой портвейн.

***

– Это – Гайд-парк, – объяснил Себастьян, как только открытая карета въехала в ворота. – Все, кто прогуливается здесь днем, составляют высший свет. Очаровательные леди и важные джентльмены.
– Они выглядят вовсе не очаровательно, а по-дурацки. – Касси, сгорбившись, сидела в углу кареты, пиная ногами противоположные кожаные сиденья и хмурясь на прогуливающихся.
– Сейчас не подходящий час для прогулок. Поэтому в данный момент здесь мы видим всего несколько человек. Днем же это место будет переполнено самыми модными людьми мира.
– Я ненавижу толпу. – Касси определенно была настроена ничему не радоваться. Она не хотела ехать в Лондон. Она не хотела выходить к карете сегодня утром. Она уже насмотрелась достаточно на этот город.
Как правило, подобное поведение Себастьян не стал бы терпеть ни от кого, но в настоящий момент он решил проигнорировать ее грубость. Постепенно он учился понимать Касси лучше. Это была показная грубость. Он подозревал, что под ее враждебностью скрывалось облегчение от того, что он взял их под свою опеку, от того, что она могла разделить бремя молчания Дори и ее неясных страхов. Не то, чтобы он был уверен в этом, но он это чувствовал.
Однако Касси все еще отстаивала некоторую свою независимость. Гордое маленькое создание, она никогда не пропускала возможности напомнить ему, что она сама без его помощи управляет всей своей жизнью. Нож, все еще привязанный к ее ноге, которой она пинала обивку, был невидимым символом этой независимости.
Мимо них изящно пронесся высокий фаэтон, запряженный парой одинаковой серой масти. Очень похожий конный экипаж принадлежал Джайлсу. Себастьян вытянул шею, но со своего места не смог точно разобрать, кто же сидел в фаэтоне, он заметил только мужчину в бобровой шапке с высокой тульей и леди в серой шляпке.
Он покачал головой. Что он должен думать? Джайлс никогда не поднимался до полудня.
Бух. Бух.
– Прекрати пинать сиденье, Касси, – решительно приказал Себастьян.
Она вызывающе вскинула голову, но удары ногой прекратились. Ее враждебность была тоньше бумаги. Вчера, как только они въехали в столицу, Касси заворчала, что она не желает жить в Лондоне даже в течение месяца, но не могла не вытягивать шею, чтобы рассмотреть некоторые достопримечательности, а ее глаза сияли от волнения. И теперь, в парке, она вглядывалась в каждую деталь костюмов леди, которых сама же назвала выглядящими по-дурацки.
Она была небольшим сгустком энергии, и Себастьян был благодарен за это. Он не возражал против трудностей. А Касси походила на него – человека, эти трудности преодолевающего. Ее жизненный опыт не сломил ее.
А вот Дори, она волновала его больше всего. Он не знал, как с нею обращаться. Она казалась такой хрупкой.
В карете она сидела как тонкая, изящная небольшая кукла. Ее кожа имела фарфоровую бедность и была прекрасна, ее глаза, большие и темные, казались слишком огромными для ее измученного, такого маленького личика. Судя по ее фигуре, сказать, что эта малышка регулярно крадет еду, было нельзя. Жаль, что он никак не мог найти способ до нее достучаться.
Та гувернантка была неправа. Дори не была слабоумной. Она просто не разговаривала. Она понимала все, что говорили, и Себастьян полагал, что она умеет читать, но от книг, которые он им купил, она, казалось, получала очень мало удовольствия. Она наотрез отказывалась писать, кроме как копировать текст. Кроме этих случаев все остальное время она была довольно смышленной и невероятно послушной. Что было так противоестественно для ребенка, которому только что исполнилось двенадцать.
Его постоянно терзала тревога за нее. Однажды он попытался показать ее доктору, чтобы узнать, было ли ее молчание вызвано повреждением горла, но она активно этому сопротивлялась, и вид ребенка с белым лицом, молча отбивающегося от доктора своими энергичными небольшими кулачками, разрывал ему сердце. И он отослал доктора.
В течение следующих нескольких недель ее большие, серые глаза смотрели на него с упреком.
А сейчас она аккуратно сидела на своем месте, покорно осматривая достопримечательности Гайд-парка. Он понятия не имел, что творилось в ее головке. Но он должен продолжать свои попытки.
Уже дюжину раз он пожалел, что с ними не было леди Элинор. Она знала бы, что делать, как говорить с ними. Но она прислала свои извинения, утверждая, что уже приняла другое предложение на это утро. Себастьян понял причину, почему она отказала ему. Леди Элинор, должно быть, обиделась на то, что он умчался в Манчестер, попросив своего друга передать его извинения. По крайней мере, он должен был найти хотя бы одну минуту, чтобы написать ей записку. И отдать распоряжение своему дворецкому послать ей цветы.
– А сейчас мы подъезжаем к пруду, – сказал он. – Дори, ты хочешь покормить уток?
Она поглядела на пруд, но не ответила. Он приказал кучеру остановиться.
– Почему мы остановились? – возмутилась Касси.
– Чтобы покормить уток.
– Чем?
Себастьян достал большой пакет черствого хлеба.
– Вперед. Прыгайте.
– Я не хочу кормить этих глупых уток, – проворчала Касси. – Я ненавижу уток.
– Не важно. Я хочу, чтобы вы их покормили, и свежий воздух вам полезен.
– Свежего воздуха в Лондоне не существует!
– Да, никак не сравнить с чистой, сладкой атмосферой Манчестера, – с иронией согласился Себастьян. Затем весело добавил: – А сейчас выйди из кареты, Касси, или я и тебя скормлю уткам. Хотя с таким угрюмым видом ты наверняка устроила бы этим бедным созданиям несварение желудка.
Надувшись, Касси неторопливо спустилась вниз, за ней следом – Себастьян, который повернулся, чтобы помочь выйти из кареты Дори. Она немедленно отступила, и он проклял себя за свою забывчивость. Касси отпихнула его и протянула руку сестре. Дори взяла ее и осторожно по ступенькам спустилась вниз. Она выглядела так, словно любой порыв ветра может унести ее прочь.
Они подошли к пруду, и Себастьян, разломив хлеб, дал его девочкам, чтобы те бросали его уткам. Птицы, с кряканьем, толпой подплыли к берегу, образовав шумную крикливую массу. На пару минут Касси забыла, что ненавидит уток и бросила им немного хлеба, при этом она смеялась, поскольку те боролись за каждую крошку и ругались друг с другом за кражу лакомого куска.
Это был заметный успех.
Дори тщательно отламывала от своей части хлеба крошечные кусочки и бросала их один за другим, выискивая самых маленьких уток, раненых и нерешительных. Она делала это очень серьезно и неспеша, как будто данное занятие требовало огромных усилий.
Ей понравилось кормить уток, подумал Себастьян. Им следует приехать сюда еще раз. Каждый, даже крошечный, положительный случай был еще одним шагом вперед.
Когда он решил взять их с собой в Лондон, он исходил из того, что Дори, так или иначе, но успокоилась, увидев его, вернувшегося домой. Конечно, она не выказала этого ни словом, ни делом, но у него сложилось такое впечатление, которое подтвердила и его экономка, миссис Эллиот, утверждавшая, что ребенок слегка расслабился при его появлении в доме. И хотя она все еще продолжала сохранять между ними дистанцию, она все же казалась менее обеспокоенной, когда он находился рядом; как человек, который боится собак, однако успокаивается в присутствии большого, свирепого сторожевого пса.
Итак, они слегка продвинулись вперед, благодаря кормлению уток.
– Ах, я вижу, что утки также обучают и вас, мистер Рейн, – раздался голос позади него. – Они требовательные создания, не так ли?
Это была мисс Мерридью и смотрелась она восхитительно в зеленом муслиновом платье и зеленом с белым пальто, отделанным галуном на русский манер в модном военном стиле. Но на ней оно менее всего походило на военное. На ее кудрявой головке очаровательно сидела небольшая шляпка, отделанная все тем же золотым галуном с красным пером. Она улыбнулась ему с искренней теплотой, от чего у него сразу же перехватило дыхание.
Он стоял и смотрел на нее, внезапно онемев, в горле пересохло от желания.
– Как дела, мистер Рейн, – с прохладцей произнес другой голос, выведя его из транса. Внезапно он понял, что перед ним стоят обе мисс Мерридью в сопровождении красивого ребенка с волосами красного золота, а лакей-грум держит тростниковую корзинку.
Он разрывался между противоречивыми эмоциями. Прошло одиннадцать дней с тех пор, как он видел мисс Мерридью на концерте. Одиннадцать драматичных дней сплошного беспокойства, и все же, несмотря на это, он скучал по ней.
Но он вовсе не хотел, чтобы его сестры встречались с какими-либо людьми, особенно с людьми из общества, кроме Джайлса, который знал о них, и леди Элинор. По очевидным причинам. Касси и Дори не были готовы к общению с другими людьми. Им необходимо было время, чтобы почувствовать себя в безопасности, чтобы узнать, как вести себя в компании.
Мисс Хоуп одной рукой обняла за плечи красивую девочку и слегка выдвинула ее вперед.
– Мистер Рейн, это – наша сестра Грейс. Грейс, это – мистер Рейн.
Маленькая девочка сделала реверанс и застенчиво спросила:
– Как дела, сэр?
Ей приблизительно одиннадцать или двенадцать лет, подумал он, когда приветствовал ее. Она с радостным ожиданием посмотрела на его сестер.
Проклятье, проклятье, проклятье! Он понятия не имел, знали ли его сестры, как вести себя с другими детьми. Именно поэтому он приехал в парк в такой неурочный час и остановился в самом отдаленном уголке у пруда. Теперь три женщины из высшего общества, окружив их, улыбались его сестрам, и не было никакой возможности спастись, поскольку мисс Хоуп заговорила:
– А эти две молодые особы?..
Себастьян не знал, что сказать. Если бы он представил их, то Касси наверняка бы нагрубила, а Дори выглядела бы как чудачка, которая не желает разговаривать. Спустя несколько дней все высшее общество узнало бы об этом, а Себастьян не мог этого допустить. Его сестры – не фураж для завода сплетен! Он хотел защитить их, подхватить их и бежать с ними назад в безопасность кареты; вот только, если он схватит Дори, она будет сопротивляться, а значит Касси, без всякого сомнения, наставит на него свой нож, и затем, черт возьми, все выйдет из-под контроля. Он, нахмурившись, смотрел на мисс Хоуп, желая, чтобы она вместе со своей свитой немедленно исчезла.
Но прежде, чем он смог произнести хоть слово, маленький локоть толкнул его в бедро, и Касси выскочила вперед.
– Мой брат, кажется проглотил язык. Я – Кассандра, а это – моя сестра Эудора, только мы называем ее Дори. Она не говорит. – Она произнесла это с вызовом, но мисс Хоуп Мерридью только улыбнулась.
– Привет, Кассандра, и ты тоже, Дори. – Она взяла руку, предложенную Касси, и, любезно улыбаясь, протянула руку Дори.
Дори невозмутимо рассматривала ее, достаточно долго, и Себастьян весь напрягся, но затем девочка, шагнув вперед, обменялась с Хоуп рукопожатием, и он облегченно вздохнул.
Мисс Хоуп продолжила:
– Мы так счастливы встретить вас обеих... ведь правда, Грейс?.. У Грейс в Лондоне нет знакомых ее возраста, и ей до смерти надоело посещать магазины и заниматься другими делами, которыми мы леди постарше наслаждаемся с большим удовольствием.
Грейс кивнула, соглашаясь, и, глядя на Касси, серьезно спросила:
– Вы уже были в лондонском Тауэре?
Касси покачала головой.
– Это место, где людям отрубали головы... даже королям, – с удовольствием сообщила ей Грейс. Она повернулась к своей сестре. – Мы ведь можем сходить туда еще раз? Возьмем Кассандру и Дори?
Ее сестра кивнула.
– Конечно, если разрешит мистер Рейн.
Касси посмотрела на Себастьяна с воинственным выражением: только посмей отказать.
– Это было бы замечательно, спасибо, – сказала Касси, – и вы можете называть меня Касси.
Себастьян моргал и пытался удержаться от улыбки. Кто бы мог подумать, что его вздорная маленькая сестренка, носящая повсюду свой нож, может похвастаться такими хорошими манерами! Даже ее акцент казался почти незаметным.
Она была хорошим имитатором, внезапно понял он. Она ответила леди на их собственном чистом английском. Как интересно.
– У вас закончился хлеб? – спросила вторая двойняшка, Фейт. Она взяла корзинку у лакея. – Мы принесли много. Повар собирает ее для нас. Вот. – Она вручила несколько больших кусков хлеба каждой девочке, и те заспешили назад к воде и начали бросать хлеб подобно трем совершенно обычным маленьким девочкам.
Мисс Фейт пошла вслед за ними.
Себастьян понял, что затаил дыхание. Подобно трем совершенно обычным маленьким девочкам. Он вздохнул.
– Ну, надо же, это выглядит так мило, – сказала Хоуп.
Он издал неопределенный звук, подтверждая ее высказывание, и, задумавшись на мгновение, хрипло произнес:
– Прекрасная погода, не так ли?
Хоуп отнеслась к этому философски. Когда они только подошли, он выглядел так, будто, увидев ее, был одновременно и рад и напуган, но как только дети убежали, он расслабился. Она предположила, что большинство мужчин очень неуклюжи в обращении с детьми. Не все были столь же свободны и естественны, как ее шурин Гидеон.
Она просунула свою руку в изгиб его руки и сказала:
– Это в самом деле прекрасно. Просто восхитительно. Может, мы немного прогуляемся, пока продолжается утиный банкет? – Он замер от ее прикосновения, а она добавила: – Фейт и Джеймс присмотрят за ними.
Глядя перед собой, он натянуто ответил:
– Что ж, давайте прогуляемся. – И довольно быстро пошел вперед.
Она вынуждена была подпрыгивать, чтобы не отставать. Через минуту он заметил это и резко замедлил шаг. Повисла неловкая тишина.
Он взглянул на парк со слабым вздохом отчаяния и произнес:
– Вот те деревья – вязы? Вязы – очень полезные деревья. Тенистые. Особенно при солнечной погоде. – Он на мгновение умолк, очевидно, размышляя, затем добавил: – Да, это прекрасно. Много ли солнечных дней выдалось в последнее время?
Хоуп улыбнулась ему. И это подействовало на него точно так же, как ее прикосновение чуть раньше. Он одновременно замер и стал, казалось, совершенно неловким, растерявшим весь свой словарный запас, обращаясь к ней со всем очарованием общественной публичной речи, но в то же самое время его большая, теплая рука немедленно накрыла ее руку, прижимая к своей жестом собственника. Она была уверена, что он не осознавал, что делал. Контрасты, проявлявшиеся в нем, были совершенно неотразимы.
Он оглянулся на девочек, швырявших куски хлеба в шумных уток.
– Полагаю, что утки предпочли бы дождь.
Хоуп почувствовала, что, если она не возьмет беседу под свой контроль, они закончат тем, что обсудят всю растительность в парке, уток и, возможно, шанс попасть под ливень.
Легко и нежно нажав на его руку, она сказала:
– Не осмотреть ли нам те ивы?
С легким сопротивлением он отправился к ивам. Он был загадкой, но он притягивал ее как магнит. Она была настроена узнать его получше.
– Ваши сестры прибыли в Лондон недавно?
Он бросил на нее настороженный взгляд.
– Да.
– Вы очень отважны.
Он бросил на нее еще более настороженный взгляд.
– Почему вы так считаете?
Она тихо рассмеялась.
– Большинство мужчин вашего возраста не захотело бы обременять себя парой молоденьких сестер, особенно когда вы только начинаете входить в высшее общество.
– Нет, я очень рад, что они со мной.
Это была не просто вежливая фраза, поняла Хоуп. Он это чувствовал. Она внимательно на него посмотрела.
– Но разве это не хлопотно, брать их с собой на пикники и устраивать им развлечения? Большинство людей, которых я знаю, возложило бы это на гувернантку.
Он ответил ей сухим взглядом и сказал:
– Мы пытались нанять гувернанток, но ни одна не представляла себе, что ей с ними делать. С Касси хлопот не оберешься.
Ее глаза сверкнули.
– Вы всегда могли отослать их в школу, – сказала она беспечно.
– Я никогда не отослал бы их, никогда! – Он произнес это так страстно, что удивил их обоих.
Они тихо прогуливались в течение некоторого времени, но его страстность словно повисла в воздухе между ними. Он продолжал оглядываться, чтобы контролировать своих сестер.
Она сделала ему небольшой выговор:
– Моя сестра очень ответственная, а Джеймса мы знаем всю свою жизнь. Я знаю, что вы не одобряете его навыков грума, но уверяю вас, что он сильный и сумеет защитить их в случае чего.
От ее слов он подскочил, словно его застали за какой-то неприятной мыслью.
– Простите. Я не хотел быть невежливым. – Сказал он, затем неловко добавил: – Видите ли, однажды я их уже потерял.
– Потеряли их?
– Да. Я оставил их с женщиной, заплатил ей, чтобы она заботилась о них. Но она увезла их, и я их потерял. – Его рука стала жесткой под ее рукой, а рука, накрывавшая ее руку, держала очень крепко. Она была уверена, что он не осознавал этого.
– Как долго вы ничего о них не знали?
Последовала длинная пауза прежде, чем были произнесены два горьких слова.
– Слишком долго.
Ей захотелось узнать, что это значит – слишком долго, но он произнес это с таким мучительным самообвинением, что она передумала спрашивать. Вместо этого она произнесла:
– Я уверена, что вы к себе слишком строги. Конечно, это ваши родители должны нести главную ответственность и заботиться о ваших сестрах.
Он покачал головой.
– Мои родители умерли. Это была моя ошибка. – Он бросил пристальный взгляд на серую поверхность воды.
Он выглядел настолько одиноким, что ей захотелось обнять его. Она сочувственно сжала его руку.
– Я уверена, что это была не совсем ваша ошибка, мистер Рейн. И, очевидно, что вы нашли их снова, целыми и невредимыми. Так что, не пора ли простить себя?
Он посмотрел вниз на ее руку, опирающуюся на его, и нахмурился, поскольку понял, как он держал ее. Он отдернул руку и неловко произнес:
– Не знаю, почему я рассказал вам это. Я... я не имел в виду...
– Я не предам ваше доверие, – заверила она его. – Как вы повредили свою руку?
И он немедленно засунул эту руку в карман.
– Извините, – повторился он. – Я знаю, она отвратительна. Я не ожидал...
– Она нисколько не отвратительна! – яростно прервала Хоуп. – Это просто рука с двумя поврежденными пальцами. И если вы хотите знать правду, мне понравилось, как вы накрыли мою руку своей. Это было... приятно. Тепло. Сильно.
Зная, что она зашла слишком далеко, она покраснела и отвела взгляд.
– Извините, я не должна была этого говорить. Пожалуйста, забудьте все. – Она попыталась выдернуть свою руку из его руки, но он не отпускал, а лишь теснее прижал ее к себе.
– Остановитесь, дорогая, – прозвучала команда, в которой послышался слабый намек на ирландский акцент.
Она уставилась на него. Он в ответ впился в нее взглядом, прижав ее руку к себе, словно имел на это право. Она чувствовала глухие удары его сердца. Его глаза, казалось, пожирали ее. Медленно, медленно его рука поднялась, пока не коснулась ее щеки, так легко и нежно, что, если бы от него не исходил жар, она совсем ничего не почувствовала бы. Она ничего не могла с собой поделать; ее щека, словно по своему собственному желанию, прижалась к его ладони. Глаза Себастьяна сверкали, и она подняла к нему лицо в немом приглашении. Он обхватил его ладонями и уставился на нее долгим, долгим взглядом, а затем медленно приблизил свои губы к ее. Хоуп подалась вперед и обняла его... и тут раздался всплеск, а за ним – крики.
– Девочки! – Он резко отпустил ее и побежал назад той же дорогой, которой они сюда пришли.
Хоуп осталась стоять, дрожа, балансируя на краю... ничего. Он собирался поцеловать ее, вот тут среди ветвей ивы. И ей было стыдно, поскольку она знала, что случись это, она бы ему позволила. Фактически, она поцеловала бы его в ответ. Бесстыжая.
Собрав свое утраченное остроумие, она поспешила за ним. Завернув за поворот тропинки, она увидела целое представление. Касси упала в пруд, где плавали утки. Она барахталась в темной воде, брызгаясь и визжа, наполовину смеясь, наполовину чуть не плача, пытаясь подняться на скользкий берег и снова падая. Утки давно улетели.
В считанные секунды ее брат добрался до пруда, без колебаний бросился в воду и вытащил Касси на берег. Она тут же умолкла и упала в изнеможении. Все следы смеха пропали с ее лица.
Он отнес ее к скамейке и осторожно усадил.
– Касси, все в порядке? Как это случилось? Тебе холодно? Вот, возьми. – Он снял с себя пальто и обернул им девочку.
Касси терпела все его действия с замкнутым выражением лица. Хоуп видела, что она была смущена, но в тоже время сердита. Возможно, она сердится на себя, подумала Хоуп, поскольку привлекла слишком много внимания брата.
– Я в порядке, – нелюбезно пробормотала Касси, как только он достал из своего кармана носовой платок и начал вытирать ей лицо. Она выхватила платок из его рук и вытерла лицо сама. Она посмотрела на свои волосы: они повисли влажными крысиными хвостами; а ее синее муслиновое платье все покрылось водорослями и илом и облепило ее тело, как вторая кожа.
– Во всяком случае, утки замечательно поели, – сказала Грейс, сглаживая неловкое молчание.
– Я уверена, что так оно и есть, жадные создания, – произнесла Хоуп сердечным голосом. – К счастью, они, вероятно, слишком наелись, чтобы скушать еще и Касси. – Она усмехалась ей, и угрюмое выражение рта девочки смягчилось.
И тут Хоуп заметила это. Под прилипшей к телу синей тканью проступало нечто, похожее на ножны с ножом, которые были привязаны к бедру Касси.
Хоуп посмотрела на Фейт, чтобы понять, заметила ли та. Да, она увидела. Глаза ее сестры выражали беспокойство. Грейс тоже заметила.
– Это но... – начала она, но Фейт вовремя ее остановила легким касанием руки.
– Нам необходимо доставить эту девочку домой, в ванну, – сказал мистер Рейн, очевидно не подозревая о том, что происходило вокруг. – Мисс Хоуп, мисс Фейт, мисс Грейс, до свидания. Касси, Дори, пойдемте. Карета ждет.
В то время как Фейт и Грейс скармливали уткам последний хлеб, Хоуп пошла к карете вместе с Себастьяном и его сестрами. Девочки торопливо шли впереди, словно подчеркивая, что брат не имеет к ним никакого отношения.
Себастьян не смотрел на Хоуп, начиная с их почти-поцелуя. Почему нет? Касси же была в полном в порядке, только мокрая, грязная и сердитая.
Девочки забрались в карету. Хоуп и мистер Рейн не дошли до нее нескольких ярдов, когда Хоуп произнесла:
– Мистер Рейн? – Она сама удивилась, что ее голос звучал достаточно ровно. – Я действительно получила наслаждение от нашей прогулки. И нашего разговора. – И мне жаль, что вы меня не поцеловали. Невысказанные слова повисли в воздухе между ними.
Мгновение он молчал, затем обернулся. Слабый румянец заливал его скулы.
– Я должен принести извинения, мисс Мерридью. Я не имел никакого права... – Он прервался, откашлялся и сказал твердым голосом: – Это было ошибкой. Я приехал в Лондон с определенным намерением ухаживать за леди Элинор Вайтлоу.
Это походило на пощечину.
Он продолжил:
– Я сожалею, если ввел вас в заблуждение...
Униженная, Хоуп прервала его, заговорив нарочито радостным голосом:
– Сожалеете, мистер Рейн? О чем? В конце концов, ничего же не случилось. Прогулка в общественном парке с моими и вашими сестрами. Я уверена, что никто против этого ничего возразить не может.
Ей было жаль, что земля не разверзлась и не поглотила ее. Ей было жаль, что она не может повернуть время вспять, чтобы не вставать этим утром и не приезжать в парк. По его поведению было ясно, что он о ней думает – она из тех, кто ставит перед собой цель и идет к ней напролом, сама делая первый шаг, а не сидя и не ожидая у моря погоды. Вероятно даже, что он и не думал целовать ее, если бы она сама не поощрила его.
Ей пришло в голову, что поскольку в обществе их с сестрой все считали красавицами, то из-за этого предполагалось, что они менее приспособлены к нормальной жизни, чем большинство обычных женщин. Никогда прежде Хоуп не отвергал молодой человек. Не имело значения, что никогда прежде она никому себя и не предлагала, даже не стремилась к этому. И вот она предложила себя этому мужчине: поцелуй в общественном парке – это не шутка, а он открыто отверг ее. Предпочтя ей откровенно странную и явно более старую женщину.
Она почувствовала, как щеки вновь запылали и, отвернувшись, сказала:
– Думаю, что собирается дождь. Мы должны поспешить домой. До свидания, мистер Рейн. – Она оживленно пожала его руку, пытаясь не вспоминать, как та же самая рука нежно касалась ее щеки всего за какие-то минуты до этого. Она помахала девочкам. – До свидания, Касси, Дори, я надеюсь, что как-нибудь мы еще встретимся.
– О, конечно, – ответила Касси. – Мисс Фейт и Грейс пригласили нас пойти с вами в Грин-парк завтра утром.
Хоуп моргнула.
– Если, конечно, мистер Рейн разрешит, Касси, – мягко напомнила ей Фейт, она как раз подошла и встала позади Хоуп.
Касси ничего не сказала, только сердито посмотрела на брата.
Хоуп переплела пальцы, внушая ему отказаться от приглашения. Он мог отвести своих сестер в Грин-парк и сам. Она не хотела проводить время с семьей Рейна, если этого можно было избежать. Уголком глаза она наблюдала за ним.
Он колебался. Посмотрев на Дори, глаза которой уставились на него в молчаливой просьбе, он кивнул.
– Конечно. Во сколько девочки должны быть готовы, мисс Мерридью?
Хоуп ничего не сказала. Фейт договорилась, что заберет девочек утром, а затем все они разошлись по своим делам.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Идеальный вальс - Грейси Анна

Разделы:
Анна грейсиПролог Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4
***


***


***

– леди элинор упомянула, что посетит музыкальный вечер в доме леди торн сегодня вечером, – небрежно заметил джайлс в то время, как они с себастьяном ужинали в клубе джайлса. – если я достану приглашение, мне интересно, пойдешь ли ты. продолжить ухаживание и все такое.Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Эпилог Внимание!Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. после ознакомления с содержанием данной книги вам следует незамедлительно ее удалить. сохраняя данный текст вы несете ответственность в соответствии с законодательством. любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Ваши комментарии
к роману Идеальный вальс - Грейси Анна



люблю книги этого автора
Идеальный вальс - Грейси Аннамиколашка
11.03.2012, 19.48





Конечно, главный герой симпатичен читателю, но есть червоточинка. Весьма расчетливый субьект. ПО СМЕРТИ ПЕРВОЙ ЖЕНЫ получил ее миллионное состояние без всяких угрызений совести ( а ведь были и другие ее родственники наверняка).Да и вторую жену хочет получить по расчету.
Идеальный вальс - Грейси АннаВ.З.,65л.
10.04.2013, 12.56





Интересная задумка,но...слишком растянуто
Идеальный вальс - Грейси АннаНИКА*
31.07.2013, 19.03





Очень понравились романы серии "Сестры Мередью". Особенно Идеальный вальс. Перечитывала три раза. Не оставляет ровнодушным.
Идеальный вальс - Грейси АннаТелицына Ольга
20.02.2014, 17.50





Начала читать этот роман после прочтенного "Беспечный повеса" из серии "Сестры Меридью". Хочу сказать, что начало затянуто и совсем не так интригующе как в первом романе... Пока желания читать дальше нет:(
Идеальный вальс - Грейси АннаОльга)
4.05.2014, 22.57





Роман очень романтичный и нежный. Нет никаких острых поворотов сюжета.Подходит для спокойного прочтения) В сравнении с "Беспечным повесой" очень уступает именно своей "правильностью".Главный герой совсем не в моем вкусе (правильный, неразговорчивый и скучный).Оценка-7
Идеальный вальс - Грейси АннаОльга)
31.05.2014, 19.38





А еще мне очень понтравилась линия Эленор-Джайлс (больше чем история ГГ-ев). Хотелось читать именно о них.
Идеальный вальс - Грейси АннаОльга)
31.05.2014, 19.47





Очень понравился роман. Может гл. герои не совсем идеальны, у каждого в голове свои тараканы, но они подкупают своей преданностью, добротой, любовью по отношению к сестрам и семье. Читать было интересно.
Идеальный вальс - Грейси АннаТаня Д
16.09.2015, 13.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Анна грейсиПролог Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4
***


***


***

– леди элинор упомянула, что посетит музыкальный вечер в доме леди торн сегодня вечером, – небрежно заметил джайлс в то время, как они с себастьяном ужинали в клубе джайлса. – если я достану приглашение, мне интересно, пойдешь ли ты. продолжить ухаживание и все такое.Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Эпилог Внимание!Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. после ознакомления с содержанием данной книги вам следует незамедлительно ее удалить. сохраняя данный текст вы несете ответственность в соответствии с законодательством. любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Rambler's Top100