Читать онлайн Идеальный вальс, автора - Грейси Анна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный вальс - Грейси Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный вальс - Грейси Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный вальс - Грейси Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейси Анна

Идеальный вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

«А позвольте спросить, – рождаются ли у вас эти милые свидетельства внимания в результате мгновенного проблеска мысли или вы их придумываете заблаговременно?»
Джейн Остин. «Гордость и предубеждение». Перевод И.Маршака

– Если бы она только знала, что к подбору гардероба моя матушка подходила исключительно с научной точки зрения, – леди Элинор, мгновенно забыв о плохом самочувствии, вернулась к своему упрямому тону. – Одежда столь ярких оттенков пробуждает в мужчинах самые низменные инстинкты. Наша обязанность оберегать девочек от чего-либо подобного.
Джайлс уставился на нее:
– Не можете же вы всерьез воспринимать эту чепуху!
Карета остановилась напротив дома леди Элинор.
– Это не чепуха, а сущая правда! Моя мать лично занималась исследованием данного вопроса. Яркие цвета возбуждают мужчин.
Он вышел из кареты и повернулся, чтобы помочь леди спуститься.
– Так именно поэтому вы носите ужасные серые лохмотья?
Она недовольно посмотрела на него, но помощь все же приняла.
– Мои платья – вовсе не лохмотья. Они сшиты из самых высококачественных материалов: шелка, бархата и мериносовой шерсти.
– Но все они настолько серые, что вы сами становитесь похожи на мериносовую овцу.
Леди Элинор поднялась по лестнице, ключом отворила входную дверь и, резко обернувшись, с негодованием ответила:
– Я ношу теплые и удобные вещи, для чего, собственно, и предназначена одежда.
Он последовал за ней, лениво сузив глаза.
– А так же для того, чтобы скрыть любое проявление вашей женской сущности и не позволить мужчине желать вас.
Она фыркнула в знак неодобрения подобного прямого утверждения и попыталась стянуть с себя пальто. Джайлс подошел и с легкостью снял его с ее плеч. Держа пальто в руках на весу, он спросил:
– Куда это повесить?
– Сюда. Я сама.
Леди Элинор открыла дверцу шкафа и повесила пальто на крючок. Затем она отступила на шаг назад, выглядя при этом немного смущенной. Она разгладила складки на своем сером платье.
Джайлс уставился на ее бесформенный балахон, волосы, стянутые в тугой пучок и уродливый серый чепчик, затем посмотрел Элинор в лицо.
– Вы и понятия не имеете, ведь так?
Она выгнула брови и послала ему взгляд, полный презрения:
– Не имею понятия о чем?
– Об этом.
Он резко открыл шкаф, втолкнул ее внутрь и закрыл за собой дверцу. Темнота окутала их со всех сторон.
Она набросилась на него, колотя кулачками по его груди.
– Да как вы смеете?!
Он остановил ее, поймав ее руки своими.
– Вы же не боитесь темноты?
– Конечно же нет!
Его голос казался более глубоким чем обычно, когда он произнес:
– Я никогда не причиню тебе боли. И ты прекрасно это знаешь, Элинор.
Он замолчал.
– Я... я не давала вам разрешения называть меня по имени.
– Ты же знаешь, что я распутник, Элинор. Такие, как я не спрашивают разрешения. Мы сразу берем... – он придвинулся к ней, их тела соприкоснулись, – то, что хотим.
Она резко выдохнула и попыталась отстраниться, но пространство было слишком мало. Она запуталась среди множества висевших пальто.
– Ч-что вы, черт возьми, себе позволяете?
Ее ладони задрожали, находясь в его руках. Он ласково и нежно потер их своими большими пальцами, пытаясь успокоить ее. Леди Элинор сделала попытку освободиться, но напрасно.
– Я провожу эксперимент... с цветом.
– Что?
– Я испытываю теорию вашей матушки. О цвете. Проверяю, могут ли мои мужские потребности быть подавлены недостатком ярких цветов в одежде. Созерцая все эти женские тела, облаченные в буйные яркие расцветки, мне просто необходимо успокоиться. Поэтому я и искал тебя, – его большие пальцы не прекращали ласкать ее нежную кожу.
Она не произнесла ни слова. Тогда он добавил:
– Чтобы достичь умиротворения, мне понадобится каких-то несколько минут, вы же не должны сердиться. Ведь все ради... науки.
Молчание. Он чувствовал ее дыхание и то, как участился пульс под его пальцами.
– Что ж, пока эксперимент не закончится, о чем мы с вами будем беседовать? О, я придумал. Вы знаете, мне кажется, мой друг Себастьян Рейн ухаживает за вами.
Она поколебалась с ответом:
– Да.
– А вы в курсе, что он не испытывает к вам никаких чувств?
Казалось, молчание длилось вечность прежде, чем она ответила:
– Да. И я не возражаю.
Джайлс сжал ее сильнее. Ему захотелось хорошенько встряхнуть Элинор, но он заставил себя произнести очень мягко:
– А должны были бы. Каждая женщина заслуживает того, чтобы ее любили.
Он замолчал, и когда она ничего не ответила, спросил:
– Вы любите его?
– Нет, – прошептала она в отчаянии. – Любить – это так не... Рационально.
– Бог мой! Конечно, нерационально!
Он снова замолчал. Молчала и она.
– Так значит... вы ничего не имеете против того, что единственная причина, по которой Себастьян намерен жениться – это долг перед своими сестрами?
– Долг для большинства людей – это тяжелый труд. И я восхищаюсь его преданностью своим обязанностям. Вот это как раз Рационально.
– Неужели? Могу поспорить, что в вас полно Рациональных качеств. Я прав?
– Я стараюсь.
– Я так же готов поспорить, что за всю свою жизнь вы никогда не совершали необдуманных поступков, так?
– Не могу припомнить ничего подобного. Я уже сказала, что меня восхищает приверженность своему долгу, – сказала она холодным и сдержанным тоном. Но в голосе слышалась легкая дрожь.
– Себастьян – это человек, который посвятил всю свою жизнь исполнению своего долга.
– Тогда мы должны подойти друг другу, разве нет?
– Это отвратительно – заниматься любовью из чувства долга!
Она напряглась.
– Вам обязательно надо быть таким грубым?
– Да. Я же распутник, вы забыли? А мы верим, что долг – плохая замена любви.
– Долг выдерживает испытание временем. Любовь – нет.
– Возможно. Но я в этом сомневаюсь, хотя данное обстоятельство и опровергает мою репутацию распутника, – он прижал ее руки к своей груди. – Вы забыли, какое наслаждение приносит любовь. Ах, наслаждение... Даже если любовь не выдерживает испытания временем, она того стоит. Ради нескольких мгновений наслаждения, – тихо произнес он.
– Несомненно. – Ее попытка казаться неприступной потерпела неудачу. Теперь она казалась задумчивой и неуверенной. И все же она перешла в наступление: – Подобное мимолетное чувство станет непрочным фундаментом для долгой совместной жизни.
– Вы никогда не любили, не так ли, Элинор?
– Конечно нет!
Ее тон его позабавил и он улыбнулся.
– Нет. Любовь – это ведь так нерационально, вы же всегда совершаете только Рациональные поступки, да?
– Безусловно.
– В таком случае находиться здесь, в темном шкафу, со мной наедине для вас не очень-то Рационально?
В помещении опять повисло молчание. Из темноты послышался ее дрожащий голос:
– Полагаю, вы просто хотите проверить теорию моей матушки относительно цвета одежды.
– Вы уверены?
Тишина сгустилась до почти осязаемой. Джайлс нагнул голову и, касаясь дыханием ее нежного ушка, прошептал:
– Вы, конечно, знаете, что никогда в своей жизни я не совершал достойных поступков.
– Как вам не стыдно в этом признаваться.
– Мы же с вами уже пришли к общему мнению, что я привык... скажем так, соблазнять порядочных леди.
– Назовем вас обычным грешником и закончим этот разговор, – едко заметила она.
Он тихо рассмеялся.
– Очень хорошо. Грешник, но, надеюсь, не обычный... Знаете, мы с вами представляем довольно интересную пару: леди, которая никогда не вела себя распутным образом, и джентльмен, – ну ладно – распутник, который никогда не поступал так, как того требует долг.
– Вы еще можете искупить свою вину.
– Могу, в самом деле? Искупление и долг – такие интересные понятия. Их смысл полностью зависит от ваших убеждений.
Она зябко поежилась, неосознанно касаясь его тела своим. Она замерзла.
В темноте послышался его шепот:
– Так вы считаете, Элинор, что я должен как можно чаще поступать согласно своим обязанностям.
– Д-да, считаю.
– В таком случае, мне кажется, что мой долг, как друга, требует от меня пойти и отговорить моего замечательного товарища Себастьяна Рейна от ужаснейшей ошибки в его жизни.
Тоненьким голоском она пропищала:
– И этой ошибкой будет...
– Женитьба на вас.
Элионор холодно отреагировала:
– Я понимаю, что я не из тех женщин, на которых обычно предпочитают жениться мужчины, но...
– Нет никаких «тех женщин». Я так же считаю своим долгом научить вас тому, что значит жить, а не тому, что значит быть Рациональной.
Он скользнул ладонями вдоль ее рук и обвил ее талию. Другой рукой он надавил на основание ее шеи сзади и притянул Элинор к себе. Она стала вырываться.
– С меня довольно! Немедленно отпустите меня! Эксперимент окончен!
– Но во мне только что проснулись мои неуправляемые мужские потребности, – сказал он. – Чувствуете?
Он заставил ее положить ладонь на переднюю часть своих брюк.
– Ч-что это?
– Веское доказательство мужского желания, не поддающегося контролю, – протараторил он на одном дыхании и тут же задумался, понимает ли она, что все еще не убрала свою руку. Чувствуя его эрекцию, она слегка сдавила ладонь. Ее пальцы изучающее двигались вверх и вниз. Джайлс закрыл глаза и изо всех сил пытался не застонать, ощущая сквозь тонкую материю брюк легкое поглаживание любопытных женских пальчиков.
– О, это же!.. – выдохнула она.
Голосом мужчины, держащим ситуацию под контролем, Джайлс произнес:
– Да, это то, о чем ты подумала. Так что ты собираешься с этим делать, Элинор?
Ее рука резко поднялась выше и оказалась на его груди.
– Н-ничего. Т-только посмейте! – она задрожала. – Предупреждаю вас – я... я вооружена!
Он ощущал ее дыхание на своей коже.
– О, вы опасны! Ну же, давайте, воткните в меня свою шляпную булавку, – съязвил Джайлс. Некоторое время он молчал, но никаких булавок не было пущено в ход. Леди Элинор ждала, в полной темноте, затаив дыхание, дрожа от напряжения и неизвестности, словно струны маленькой арфы. Он приблизил свои губы к ее.

***

– Любовь? – Себастьян остановился, услышав вопрос. – Я не знаю, люблю ли я мисс Мэрридью или нет. – Несколько минут он обдумывал эту возможность. – Не уверен, что вообще могу любить кого-либо.
– Ты думаешь нет? – Джайлс скептически приподнял бровь. – Ты же любишь своих сестер.
Себастьян остановился, в течении некоторого времени обдумывая этот вариант, затем отмел его в сторону.
– Это другое. С семьей все не так. Они – дети, и я обязан обеспечить им защиту и опеку.
– Так почему бы тебе просто не заплатить кому-нибудь, чтобы он присматривал за ними и оберегал их? – Джайлс пожал плечами. – Это решило бы все твои проблемы.
– Нет, не решило бы! – огрызнулся Себастьян. – Кроме того, я должен своими глазами видеть, что они в безопасности и что о них заботятся. Им необходимо расти, понимая, что это делают не потому, что кому-то за это платят или заставляют силой, но потому что кто-то искренне этого желает и является их семьей. Девочки должны знать, как много для меня значат они сами и их счастье.
– То есть, если будет необходимо, ты отдашь за них свою жизнь? – мягко спросил Джайлс.
Себастьяна слегка смутило подобное предположение. Он пожал плечами.
– Я отдам все что угодно ради их счастья и безопасности. И да, свою жизнь тоже.
– Вот это, мой друг, и есть любовь.
– В таком случае, это совсем не то, что я испытываю по отношению к мисс Мерридью. – Хотя это было не совсем правдой. Себастьян ощущал непреодолимое стремление осчастливить, защитить ее и позаботиться о ней. И он без колебаний отдал бы за нее свою жизнь.
В то же время он безумно хотел затащить ее в постель и заниматься с ней любовью до тех пор, пока ни один из них не будет в состоянии пошевелиться. Даже одна мысль об этом заставляла его плоть твердеть от желания.
– Проклятие! Я не знаю, что делать, Джайлс! Со мной прежде не случалось ничего подобного!
Джайлс усмехнулся:
– Это свойственно всем людям, мой друг. Добро пожаловать в наши ряды.
Себастьян застонал.
– На днях она сказала: «Если можно совмещать приятное с полезным, то зачем отказываться от личного счастья, когда есть такая возможность?» Не могу выбросить это из головы. Несомненно, для девочек она стала бы неплохим вариантом.
Джайлс молча ждал, но его друг больше не произнес ни слова. Тогда Джайлс сам продолжил его мысль:
– И она стала бы неплохим вариантом для тебя, Бас.
Он застонал и спрятал лицо в ладонях.
– Знаю. Никого прежде я не хотел так сильно, как ее. Но ведь и леди Элинор тоже мне подходит.
Джайлс пожал плечами. Он разлил бренди в два стакана и задумчиво произнес:
– Ты же еще не сделал предложение леди Элинор, ведь так?
Себастьян уселся в кресло.
– Нет, но я так основательно ухаживал за ней, что просто обязан его сделать. – Он снова застонал и погрузил руку в волосы. – Ты предупреждал меня, что не стоит ухаживать за ней так усердно, что надо действовать более тонко и незаметно. Так почему же, дьявол тебя подери, ты не стукнул меня кирпичом по голове, чтобы вовремя остановить?
Его друг выглядел очень огорченным.
– Кирпичом, мой дорогой Бас? Ни за что не поступил бы с тобой так грубо!
Себастьян продолжил:
– У женщин подобного типа – ты сам мне это говорил – практически не осталось надежды. А я заставил ее поверить, выставил на всеобщее обозрение...
Джайлс изогнул бровь.
– В каком смысле?
– Я знаю, какие ходят слухи. Нахальный тип с сомнительным прошлым преследует старую деву, наследницу, представительницу аристократической фамилии. Но, должен отдать ей должное, она никогда не смотрела на меня свысока или как на человека более низкого происхождения. По совести говоря, я не могу бросить ее теперь ради погони за общепризнанной красавицей мисс Мерридью. В этом случае леди Элинор станет всеобщим посмешищем.
– Возможно. – Джайлс передал ему стакан бренди.
– Ни одной женщине я не пожелал бы подобной участи. – Себастьян механически взял протянутый стакан. – Кроме того, мне нравится леди Элинор. Возможно, она немного скучна, слишком начитана и невзрачна, но у нее есть сердце. Она искренне проявляет заботу об обездоленных девочках.
– Да, действительно, – согласился с другом Джайлс. – Прошлым вечером она в течение нескольких часов рассказывала мне об этом.
– Что случилось после того, как ты проводил ее домой? – поинтересовался Себастьян. – Кстати, спасибо тебе за это! В тот вечер я был сам не свой.
Оглушенный словами мисс Мерридью и теми возможностями, которые они открывают.
– Хм-м-м? Ну, мы обсуждали здравомыслие и научные теории ее матери, – он ухмыльнулся. – У нас состоялся довольно интересный разговор.
– По мне, так ее мать была чудачкой, – заметил Себастьян. – Конечно, ее дочь не настолько странная, но все же...
– Она совсем не похожа на свою мать! – возразил Джайлс. – Леди Элинор пришлось многое пережить, и она заслуживает гораздо большего уважения, чем ей оказывается обществом.
Себастьян уныло посмотрел на Джайлса.
– Ты прав. Полагаю, мой долг перед нею стал особенно ясен. – Он осушил стакан одним большим глотком. – Еще ни разу в жизни я не уклонялся от выполнения своих обязательств.
– Да. На мой взгляд, это безумно неудобно. – Джайлс нагнулся и снова наполнил стакан Себастьяна. – Напомни-ка мне, о выполнении какого долга мы с тобой сейчас говорим?
– Конечно же, жениться на ней!
– На леди Элинор? Но ты ведь сам только что сказал, что не любишь ее. Разве по отношению к ней это справедливо? А по отношению к вам обоим?
– Я также сказал, что ничего не знаю о любви. Но, если бы я женился на ней, готов поклясться, стал бы ей прекрасным мужем. Я хорошо бы к ней относился и был бы ей верен – по крайней мере, это больше, чем большинство мужей в наше время могут предложить своим женам.
– Тею ты тоже не любил, – заметил Джайлс. – И хотя ты был хорошим и верным мужем, у меня едва ли создалось впечатление, что ваш брак можно было назвать счастливым.
Сидя в кресле, Себастьян неловко поежился.
– Тогда все было по-другому. Я был молод и глуп, мало что понимал в жизни. Я думал, Тея сама хотела меня... но оказалось, все спланировал ее отец. Ради будущего фабрики. – Он пожал плечами. – Тея хотела больше, чем я мог ей дать.
Он отдал Тее все, что сумел – свое тело, преданность, внимание и заботу. Себастьян работал на износ, стремясь поставить на ноги свой бизнес и обеспечить свою жену всем, в чем она так нуждалась. Но и этого оказалось недостаточно.
– Верно. Кроме того, когда ты женился на Тее, на тот момент ты больше никого не любил.
Джайлс повертел в руке стакан с бренди, поднес его к пламени свечи и стал задумчиво рассматривать янтарную жидкость.
– Ты действительно считаешь, что вы с леди Элинор будете счастливы, находясь в фиктивном браке? Эта женщина так и молит о том, чтобы быть... э-э, хм, кх-кх!
Себастьян пристально всмотрелся в своего друга.
– Что ты сказал?
Джайлс внезапно закашлялся и проглотил остатки бренди. Затем пояснил:
– Она так и молит о том, чтобы быть удушенной. Тебе придется признать, что с женщиной, которая так упорно скрывает свою женскую сущность и подавляет любое проявление нежных чувств, чертовски сложно ужиться. Поверь мне, Бастиан, леди Элинор не удастся сделать примерной нетребовательной женой. Вся твоя жизнь разом станет настолько Рациональной, что повергнет тебя в ужас.
Он ненадолго замолчал, затем небрежно добавил:
– Да, она кажется одиноким крошечным созданием. Нуждающимся. Уязвимым. А что, если она, как и Тея, потребует от тебя больше, чем ты сможешь дать?
– О Боже! Не думаю, что смогу выдержать это снова.
Себастьян застонал и обеими руками схватился за голову.
Джайлс поставил стакан и встал.
– Что ж, тогда все решено. Ты не можешь жениться на леди Элинор, и так как ты не давал ей никакого обещания, то ничем ей не обязан. Но ты прав: будет не очень хорошо, если ты бросишь ее, словно груду изношенной одежды, на что собственно и похож ее гардероб. Ты пробудил в ней надежду. И ты должен очень аккуратно развеять ее. И я, твой самый старый и мудрый – в отношении женской натуры – друг, помогу тебе в этом.
– Ты? – с сомнением переспросил Себастьян.
– Я, – настойчиво подтвердил Джайлс. – И начнем мы с оперы. Полагаю, ты предложил леди Элинор заехать за ней? Я буду вас сопровождать, пригласим еще кого-нибудь – скажем, близняшки Вирту, леди Элинор, ты и я. И нам, конечно, стоит позвать моего друга Берти Глоссингтона, чтобы всем дамам досталась пара. Правда, Берти слишком ветренный, он, несомненно, оскорбит чуткие натуры леди откровенным разглядыванием балерин.
Себастьян всегда знал, когда встречал людей, любящих производить впечатление, болтающих на отвлеченные темы, обо всем и ни о чем, вот и Берти Глоссингтон всегда пытался запудрить всем мозги.
– Зачем, ради всего святого, тебе понадобилось собирать целую компанию, состоящую из меня, леди Элинор, тебя и близняшек Мерридью? Мне это кажется просто горючей смесью! Если мне нужно реже видеться с леди Элинор, тогда...
– Ты не можешь отклонить приглашение, которое сам же сделал, и к тому же леди Элинор очень нравится опера, ты же не хочешь ее расстраивать, верно? Нет, ты просто обязан пойти. Так же, как и мисс Хоуп. Поверь мне, Бастиан. Нужно всего лишь продумать весь план до мельчайших деталей. Мы должны вдвоем приглашать этих двух леди как можно чаще, подтолкнув их к дружбе – женщины стараются держаться ближе друг к другу при любых обстоятельствах. Один бог знает, каким советам может последовать леди Элинор после разговоров с сестрами Мерридью относительно моды и благосклонности к противоположному полу. – Джайлс задумчиво фыркнул.
– И что с того? – поинтересовался Себастьян, возвращая друга к реальности.
– А то, что таким образом мы осуществим наш план, выезжая в свет все вместе – ты, леди Элинор, я и мисс Мерридью. Ты сможешь постепенно переключить свое внимание с одной леди на другую.
– Бросить леди Элинор, выставив ее при этом последней дурой? – резким тоном спросил Себастьян. – Мне это совсем не нравится!
– Эх, это потому, что ты не до конца понял всю гениальность моего блестящего плана, – сообщил ему Джайлс. – В это время я начну оказывать знаки внимания леди Элинор и тем самым отвлеку ее от твоей персоны.
Себастьян фыркнул в ответ, затем язвительно заметил:
– О, да. Ей станет куда легче оттого, что сразу двое мужчин бросят ее, словно груду изношенной одежды.
– Нет, – терпеливо ответил Джайлс. – У нее будут два настойчивых молодых человека, стремящихся завоевать ее благосклонность, – Себастьян недовольно посмотрел на друга, и Джайлс исправился: – Ну, хорошо – один настойчивый молодой человек и ты, такой милый и спокойный, мы оба будем стремиться оказаться в ее обществе, и тогда леди Элинор начнет приобретать определенную известность. Сначала она привлекла тебя, непомерно богатого и угрюмого, словно медведь, затем – меня, мастера по очаровыванию дамских сердец. Она, несомненно, привлечет внимание общества. Остальные мужчины решат, что эта женщина намного интереснее, чем кажется на первый взгляд, и станут искать с ней встреч.
– А что, если не станут?
– Поверь, мой друг, еще как станут. Я знаю, это заявление может показаться тебе нескромным, но куда бы ни пошел Бемертон, остальные следуют за ним.
– Звучит довольно легкомысленно. Не могу представить себе ни одного денди из высшего общества, ухлестывающим за невзрачной серой мышкой. Кроме того, в твоем плане зияет огромная прореха. Ты не нравишься леди Элинор.
Джайлс выглядел оскорбленным.
– Я? Не нравлюсь? Что за вздор! Конечно же, я ей нравлюсь! Я нравлюсь всем!
Себастьян усмехнулся.
– Ах, да. Я и забыл, что эта женщина себе на уме. Кажется, я вспомнил, как она однажды танцевала с тобой – с тобой! И, следуя твоему собственному выводу, она ясно дала понять, что считает тебя невыносимым! А позже она даже не узнала тебя – тебя!
Джайлс махнул рукой.
– Тьфу ты! Да узнала она меня. Просто решила воспользоваться хитрыми женскими уловками.
– Мне так не показалось. Она не похожа на тот тип женщин, которым нравится хитрить. Это ведь так Нерационально.
Джайлс фыркнул и со значением произнес:
– Поверь мне, Бас, все женщины прибегают к хитрым уловкам. Все – от трехлетней девочки до столетней старухи. Попомни мои слова.
– Ты снова становишься циником. Это так на тебя не похоже, – напомнил ему Себастьян. – На днях ты казался недовольным, отпуская комментарии в сиротском учреждении. И, по меньшей мере, трижды получил щелчок по носу.
– Не может быть! Потребовалось бы нечто большее, чем это маленькое создание, чтобы нанести увечье Носу Бемертона. – Потирая нос, ответил Джайлс с усмешкой.
– Непомерная заносчивость, – пробормотал Себастьян.
Джайлс надменным тоном заявил:
– Ты можешь смеяться, но ревность – признак мелочного и скупого духа, Рейн. Бемертоны всегда достигают своей цели – это девиз нашей семьи. Возможно, я не буду конкурентом в коммерческих делах, но, что касается дел сердечных, я, именно я, понимаю их так, как никто другой.
Брови Себастьяна поползли вверх.
– Последнюю фразу я уже слышал.
– Ба! Ну, ты и скептик! Теперь иди же, очаруй мисс Мерридью и заставь ее влюбиться в тебя. А леди Элинор предоставь мне.

***

– Не волнуйтесь, мистер Рейн, мы не опаздываем, – убеждала его леди Элинор с тех пор, как спустилась по лестнице в сером бархатном плаще. – Никто не приезжает в оперу вовремя.
Почему? На его взгляд, это было очень глупо, ведь аренда театральной ложи отнюдь не дешевое удовольствие. Если ты платишь за спектакль, то почему бы не посмотреть его целиком? Этот высший свет был выше его понимания.
– На самом деле, мы приедем слишком рано.
Она натянула пару длинных серых перчаток.
– Но я совсем не против, поскольку ненавижу пропускать начало истории, а вы?
Себастьян кивнул, почувствовав, что его настроение несколько улучшилось. Если опера, помимо пения, содержит еще и какую-то историю, то ему должно понравиться.
Уже в карете леди Элинор сообщила:
– Моя дорогая матушка не одобряла походы в оперу. Она считала страсть, порождаемую искусством, вульгарной. И это, безусловно, так и есть, но я нахожу, что музыка весьма обогащает нас духовно. А «Кози»
l:href="#n47" type="note">[47]
просто восхитительна. Вы так не считаете, мистер Рейн?
Не имея понятия, кто такая Кози, Себастьян предпочел сразу же сказать об этом.
– Боюсь, я совершенно ничего не знаю об опере, леди Элинор. Сегодня я побываю там впервые.
Признание стало ошибкой. Его невежество, очевидно, взволновало ее. И всю дорогу леди Элинор рассказывала ему историю искусств, обозвав это «кратким экскурсом».
Когда они, наконец, оказались в театральной ложе, оркестровая яма уже погрузилась в темноту, а рампы ярко освещали сцену. Занавес поднялся, едва они успели занять свои места.
Себастьян с интересом огляделся вокруг. Он посещал спектакли в театрах Манчестера, но атмосфера там не отличалась такой изысканностью, как нынешняя. Вокруг располагалось бесчисленное множество театральных лож, большинство из которых пустовали.
Оркестр заиграл, певцы начали петь. Музыка Себастьяну понравилась, но слова разобрать оказалось почти невозможно.
Он взглянул на леди Элинор. Похоже, она полностью поглощена представлением. Тень улыбки засияла на ее лице.
Себастьян наклонился вперед, чтобы рассмотреть актеров на сцене. Они всё пели и пели, и как бы он ни старался, черт бы их побрал, понять, о чем они поют и в чем заключался сюжет, он не мог.
На сцене находились две женщины и двое мужчин. Себастьян предположил, что это любовные парочки. Затем появился еще один парень...
Он снова посмотрел на леди Элинор. Она покачивала головой в такт музыке, очевидно, полностью захваченная мелодией.
В конце концов, он сдался и решил занять себя, разглядывая остальных зрителей.
Пустующие раньше ложи начали постепенно заполняться. Несколько человек Себастьян узнал, ему приходилось встречать их на балах и раутах. Лорд и леди Торн вместе со своими друзьями заняли ложу прямо напротив них. Там же Себастьян заметил графа Римавски в небрежно наброшенном на плечи черном меховом пальто с подкладкой из алого шелка.
Мало кто из зрителей, занявших свои места в ложах, следил за действием на сцене. Они махали своим друзьям, осматривали толпу, приставив к глазам лорнеты, смеялись и довольно громко разговаривали. Большинство леди, одетые в роскошные наряды, садились как можно ближе к краю лож, чтобы все присутствующие смогли восхититься их туалетами, драгоценностями и прическами.
Леди Элинор тоже заняла место впереди, но совершенно по другой причине – она хотела лучше видеть то, что происходило на сцене, а вовсе не для того, чтобы кто-то рассматривал ее мешковатое серое шелковое платье, лишенное всяких украшений, и волосы, стянутые в тугой пучок на затылке. Себастьян восхищался тем, как настойчиво она следовала своим принципам. Было что-то интригующее в таком последовательном отказе леди Элинор подчиняться устоям, диктуемым обществом, решил он. Себастьян всегда восхищался людьми, сильными духом.
С другой стороны, это могло быть продиктовано всего лишь несгибаемым упрямством. Где заканчивается одно и начинается другое? Он затруднялся ответить.
– Вот вы где, – Джайлс просунул голову в дверной проем, ведущий в их театральную ложу. – Должно быть, вы приехали сюда чертовски рано, – заявил он, не считая нужным понизить при этом голос.
– Тссс! – зашипела леди Элинор.
Джайлс только усмехнулся, его голова исчезла.
– Только после вас, леди.
– Добрый вечер, мистер Рейн, – шепотом произнесла мисс Фейт Мерридью. – Мы пропустили начало?
Она поспешила пройти вперед и уселась недалеко от леди Элинор, оставив между ними одно пустое кресло, затем пристально уставилась на сцену.
– Мистер Рейн, – выступила вперед компаньонка и с презрением предложила два нежных пальчика для легкого рукопожатия. После чего она взяла небесно-голубой плащ мисс Фейт, который та небрежно бросила на пустое кресло, и повесила его, а также свой собственный, на крючки в задней части театральной ложи. На ее лице застыло обычное кислое выражение.
Себастьян сглотнул. Он знал, кто войдет следом за ними.
Мисс Мерридью вошла, одетая в соблазнительный бархатный плащ цвета красного вина. Глубокий насыщенный цвет усиливал очарование золотистых волос, окутывавших ее, словно драгоценность. Она послала ему обаятельную улыбку и прошептала:
– Добрый вечер, мистер Рейн.
Себастьян едва выдавил из себя хриплым голосом:
– Могу я взять ваш плащ, мисс Мерридью?
Она склонила голову, повернулась и медленно повела плечами, позволив роскошному темно-красному материалу соскользнуть с ее мягких оголенных плеч прямо в его ждущие руки.
Себастьян снова сглотнул. Во рту вдруг пересохло. Ее платье было сшито из зеленого шелка, с темно-красными ажурными оборками и атласными вставками, с высокой талией и глубоким декольте. Оно нежно обволакивало ее изящные изгибы.
Кожа мисс Мерридью, мягкая, словно шелк, казалась сливочно-белой на фоне ее ярко-зеленого платья. Блестящие золотистые завитки были убраны в высокую прическу, так что ее нежная шея сзади казалась уязвимой и бесконечно соблазнительной. Стоило только немного наклонить голову, и он мог бы поцеловать ее прямо туда. Слабый аромат ее духов пробуждал в нем страсть. Ему безумно хотелось прижаться губами к прекрасному изгибу, зарыться лицом в нежную сливочную ложбинку, попробовать на вкус ее кожу, узнать ее...
Он вновь сглотнул.
– О! Ну что же вы там застыли! Вы помнете плащ, а он ведь совсем новый! – голос компаньонки стремительно ворвался в его сознание. Она выдернула плащ из его обессилевших рук и прошла мимо него к вешалкам.
Джайлс нахально усмехнулся из-за белоснежного плеча мисс Мерридью.
– Я так и знал, что тебе понравится опера, Бас. – Он прошел вперед и стал пристально разглядывать зрителей. – Ну как идут дела? Многие уже прибыли? Есть кто-то интересный?
– Тсс! – снова зашипела леди Элинор. – Вообще-то, некоторые пришли сюда послушать музыку! – сказав это, она слегка повернулась и кивнула вновь прибывшим, при этом ясно давая понять, что заводить беседу до тех пор, пока не наступит перерыв, она не собирается. Мисс Фейт, казалось, одобряла это.
Джайлс подмигнул Себастьяну и, не снижая тона, проговорил:
– Полагаю, леди хотела сказать, что приглашает нас присесть и насладиться представлением. Бастиан, чего бы это ему ни стоило, нашел-таки нам свободное место. Куда вы желаете присесть, мисс Мерридью? Миссис Дженнер?
Леди Элинор повернулась и впилась в него взглядом:
– Мистер Бемертон! – раздраженно прошипела она.
– Добрый вечер, леди Элинор. Честное слово, этот цвет так вам идет! Пожалуй, вам стоит носить одежду этого оттенка как можно чаще. – Заявил неугомонный друг Себастьяна. – Дорогая, не волнуйтесь, мы найдем, где присесть. Здесь всем хватит места.
Леди Элинор снова уставилась на сцену, презрительно фыркнув, что можно было бы назвать нетерпением, будь на ее месте менее серьезная леди.
Компаньонка, миссис Дженнер, села рядом с мисс Фейт. Она окинула Себастьяна презрительным взглядом и, указав на пустое место между леди Элинор и мисс Фейт, убедительным голосом произнесла:
– Хоуп, иди сюда, дорогая.
Было ясно, что мисс Хоуп придется занять место как можно дальше от Себастьяна.
Хоуп послала Себастьяну незаметный насмешливый взгляд сожаления и только было собралась пройти вперед и сесть там, где ей указали, как вдруг Джайлс воскликнул:
– О боже! Это же мой старый друг Берти Глоссингтон! Эй, Берти, Берти! – он подошел к краю ложи, нагнулся и помахал носовым платком. Затем вдруг застыл и произнес: – Нет, это совсем не Глоссингтон. Жаль.
– Мистер Бемертон! – сердито воскликнула леди Элинор. – Сядьте же наконец и замолчите!
– Буду рад услужить вам, моя госпожа, – насмешливо ответил Джайлс и плюхнулся на свободный стул рядом с леди Элинор, затем добавил громким хриплым шепотом: – досадно, что не пришел Глоссингтон. Вам бы он понравился, леди Элинор. Берти – замечательный парень. Ходячий бочонок веселья.
Леди Элинор вздохнула и приклеилась взглядом к сцене, воинственно приподняв подбородок и давая понять, что следующая реплика даром ему не сойдет. Усмехнувшись, Джайлс откинулся назад, потом обернулся и подмигнул Себастьяну.
Возможно, Себастьян и посмеялся бы над подобной наглостью, вот только сейчас его занимало совершенно другое. Он занял единственное свободное место – слева от мисс Хоуп Мерридью.
Себастьян ощущал запах ее духов, переполнявший его чувства. Он совсем не был к этому готов. Он не имел ни малейшего понятия, как действовать дальше. Он не мог придумать ни одной темы для разговора.
При свете, исходившем от сцены, плечи мисс Мерридью казались соблазнительно гладкими, цвета сливок, а платье словно состояло из соблазнительных изумрудных равнин и возвышенностей.
Завести беседу? Разве мужчина может думать об этом, находясь так близко к мисс Хоуп? Себастьян ни на чем не мог сконцентрироваться. Ни на музыке, ни на затейливом сюжете, ни даже на попытках миссис Дженнер поменяться местами с мисс Хоуп. Хоуп ответила решительным отказом, сославшись на то, что они помешают леди Элинор.
Низкий вырез платья мисс Хоуп придавал ее груди очень соблазнительную форму. Себастьян с трудом мог отвести от нее свой взгляд. Он на глазах превращался в распутника. Мисс Хоуп Мерридью гостья в его театральной ложе. Он обязан исполнять роль хозяина вечера. Он не должен даже мельком смотреть на ее грудь, не говоря уже о том, чтобы представлять себе, как его ладони смыкаются на... а затем его губы...
Себастьян закрыл глаза, стараясь не поддаваться искушению.
Это было ошибкой. В темноте, совсем рядом, он слышал ее нежное дыхание. Как ему удавалось различать такой тихий звук на фоне грохота оперной музыки – оставалось загадкой, но он слышал каждый ее вдох, ощущал каждое движение ее тела, будь то простое перемещение руки или изменение позы на стуле. Тонкий аромат этой женщины заполнил его сознание, в темноте его воображение заработало с новой силой...
Себастьян открыл глаза и выпрямился.
«Сконцентрируйся на опере», – приказал он себе. – «Посмотри на людей вокруг. Уставься вон на того треклятого венгра. Думай о чем угодно, только не о мисс Мерридью!»
Вдруг она повернула голову и тепло ему улыбнулась.
Его тело отреагировало мгновенно. Случилась та самая вещь, с которой Себастьян боролся все предыдущие минуты. Он пытался не застонать. Он сидел рядом с мисс Хоуп Мерридью, на глазах у всего светского общества, почти полностью возбужденный. Он надеялся, что тусклое освещение замаскирует его состояние. Себастьян пожалел, что снял плащ.
Он уставился на толпу зрителей и попытался взять себя в руки, желая, чтобы его проблема разрешилась по его команде.
Этого оказалось недостаточно. Похоже, стоило ему дать себе разрешение ухаживать за Хоуп Мерридью, как его тело решило, что это самое ухаживание за ней уже давно закончилось, и начался их медовый месяц.
А ведь все должно было выглядеть так, будто Себастьян очень постепенно переключил свое внимание с леди Элинор на мисс Хоуп. Он отчаянно пытался угомонить свое взбунтовавшееся тело, желавшее сгрести ее в охапку, вынести из этой чертовой оперы и увезти в ночь. Однако тело упрямо игнорировало приказы разума.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Идеальный вальс - Грейси Анна

Разделы:
Анна грейсиПролог Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4
***


***


***

– леди элинор упомянула, что посетит музыкальный вечер в доме леди торн сегодня вечером, – небрежно заметил джайлс в то время, как они с себастьяном ужинали в клубе джайлса. – если я достану приглашение, мне интересно, пойдешь ли ты. продолжить ухаживание и все такое.Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Эпилог Внимание!Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. после ознакомления с содержанием данной книги вам следует незамедлительно ее удалить. сохраняя данный текст вы несете ответственность в соответствии с законодательством. любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Ваши комментарии
к роману Идеальный вальс - Грейси Анна



люблю книги этого автора
Идеальный вальс - Грейси Аннамиколашка
11.03.2012, 19.48





Конечно, главный герой симпатичен читателю, но есть червоточинка. Весьма расчетливый субьект. ПО СМЕРТИ ПЕРВОЙ ЖЕНЫ получил ее миллионное состояние без всяких угрызений совести ( а ведь были и другие ее родственники наверняка).Да и вторую жену хочет получить по расчету.
Идеальный вальс - Грейси АннаВ.З.,65л.
10.04.2013, 12.56





Интересная задумка,но...слишком растянуто
Идеальный вальс - Грейси АннаНИКА*
31.07.2013, 19.03





Очень понравились романы серии "Сестры Мередью". Особенно Идеальный вальс. Перечитывала три раза. Не оставляет ровнодушным.
Идеальный вальс - Грейси АннаТелицына Ольга
20.02.2014, 17.50





Начала читать этот роман после прочтенного "Беспечный повеса" из серии "Сестры Меридью". Хочу сказать, что начало затянуто и совсем не так интригующе как в первом романе... Пока желания читать дальше нет:(
Идеальный вальс - Грейси АннаОльга)
4.05.2014, 22.57





Роман очень романтичный и нежный. Нет никаких острых поворотов сюжета.Подходит для спокойного прочтения) В сравнении с "Беспечным повесой" очень уступает именно своей "правильностью".Главный герой совсем не в моем вкусе (правильный, неразговорчивый и скучный).Оценка-7
Идеальный вальс - Грейси АннаОльга)
31.05.2014, 19.38





А еще мне очень понтравилась линия Эленор-Джайлс (больше чем история ГГ-ев). Хотелось читать именно о них.
Идеальный вальс - Грейси АннаОльга)
31.05.2014, 19.47





Очень понравился роман. Может гл. герои не совсем идеальны, у каждого в голове свои тараканы, но они подкупают своей преданностью, добротой, любовью по отношению к сестрам и семье. Читать было интересно.
Идеальный вальс - Грейси АннаТаня Д
16.09.2015, 13.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Анна грейсиПролог Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4
***


***


***

– леди элинор упомянула, что посетит музыкальный вечер в доме леди торн сегодня вечером, – небрежно заметил джайлс в то время, как они с себастьяном ужинали в клубе джайлса. – если я достану приглашение, мне интересно, пойдешь ли ты. продолжить ухаживание и все такое.Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Эпилог Внимание!Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. после ознакомления с содержанием данной книги вам следует незамедлительно ее удалить. сохраняя данный текст вы несете ответственность в соответствии с законодательством. любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Rambler's Top100