Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Тот победит, кто верит в свои силы.
Джон Драйден
– Как себя чувствует ваш отец, мисс Петтифер? – обратился Доминик к Мелли, когда та вышла из комнаты своего отца.
Девушка вздрогнула и посмотрела на него так, будто собиралась расплакаться.
– О-он отдыхает, – проговорила она с запинкой.
– Хорошо, тогда у нас с вами есть немного времени поболтать.
Мелли испугалась.
– Я собиралась выпить чашку чаю.
– Это не займет много времени, а я бы предпочел поговорить без свидетелей, – сказал он, ловко подхватил ее под руку и провел по коридору в небольшую гостиную. Он сорвал покрывала с кресла и предложил ей присесть. Мелли примостилась на краешке кресла, в любой момент готовая сорваться с места.
Доминик улыбнулся, чтобы успокоить ее. Она же ухватилась за подлокотники побелевшими от напряжения пальцами.
– Я разговаривал с вашей компаньонкой. Мелли побледнела еще больше.
– П-правда? – Ее голос сорвался.
– Она сказала, что вы любите жеребят. Мисс Петтифер разинула рот.
– Нет, я боюсь лошадей. Пожалуйста, не говорите, что я должна научиться ез…
– Нет. Возможно, я неправильно ее понял – наверное, она хотела сказать, что вы любите юные создания. – Она непонимающе посмотрела на него, и ему пришлось пояснить: – Малышей. Она сказала, что вы любите малышей.
– А, вот вы о чем… то есть я хочу сказать, я люблю малышей. Очень. – Внезапно она подалась вперед. – А что, вы передумали насчет…
– Нет! – поспешно сказал Доминик.
– А! – Она отпрянула.
Повисла небольшая пауза. Доминику хотелось выяснить, о чем она думает. Проблема была в том, что она его до ужаса боялась. И если он сделает ошибку, то может непоправимо все испортить.
– Мне кажется, вы были очень молоды, когда наши отцы подписали это соглашение.
Мелли кивнула:
– Мне было всего девять лет.
– И вы все это время знали о нем?
– О нет, я узнала совсем недавно.
– И вам оно не нравится?
Мелли покраснела и опустила взгляд. Наконец она взглянула на него, в ее глазах светилось отчаяние.
– Думаю, большинство девушек предпочли бы сами выбрать себе мужа, – прошептала она.
– Значит, вы не хотите выходить за меня замуж? Девушка была в ужасе, и на мгновение Доминику даже показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Он нахмурился. У него не получилось задать этот вопрос так непринужденно, как он намеревался.
– Вы можете быть со мной совершенно откровенны. Я не обижусь.
Мелли открыла рот, закрыла его, с тоской взглянула на дверь, посмотрела на Доминика взглядом загнанной жертвы, затем вытащила носовой платок и стала завязывать на нем узлы. Он ждал, пока она закончит этот странный ритуал, но тишина затягивалась.
– Ну?
Она подпрыгнула, как будто он накинулся на нее из-за дивана.
– А Грейс… Грейсток вам сказала?
– Что?
– Что, что, что…
Он пожалел ее и сказал с интонацией, которую приберегал для нервных лошадей:
– Грейсток не сказала мне ничего за исключением того, что вы любите детей и что я должен поговорить с вами об этом.
Она покачала головой. Легче ему от этого не стало. Терпению Доминика пришел конец.
– Мисс Петтифер, вы сказали своему отцу, что не хотите выходить за меня замуж?
Ее лицо дернулось, и он приготовился стать свидетелем извержения фонтана слез.
– Конечно, я ему сказала, но он непреклонен в своем решении. Видите ли, мы очень бедны. А теперь он так болен и думает, что устроил мое будущее… – Мелли была на грани истерики.
Доминик встал. Его-то угрызения совести не мучили. Ключом ко всему был именно сэр Джон. Если удастся убедить старика, что свадьба с Домиником сделает его дочь несчастной…
– Я пойду и поговорю с ним. Посмотрим, может быть, мне удастся заставить его передумать.
Мелли вскочила, прижимая руки к груди.
– Что, сейчас? Вы ведь не собираетесь его расстраивать, правда?
– Разумеется, нет, – солгал Доминик.
Сэр Джон лежал в кровати, откинувшись на подушки. Выглядел он больным и ослабленным, но темные глаза были живые и энергичные.
– Приведите священника!
– Тут поблизости нет священников. Прежний ушел на покой, а новый еще не прибыл. Вы чувствуете себя хуже?
Старик раздраженно махнул рукой.
– Хуже, лучше – какая разница, когда я лежу здесь, не в состоянии ничего сделать.
– Хотите, вас отнесут вниз? Сейчас очень тепло, и вы могли бы посидеть на солнце на кушетке?
Он фыркнул.
– Как будто мне от этого станет легче!
Прелюдия была окончена, и Доминик перешел к делу:
– Вы знаете, что ваша дочь испытывает столь же ничтожное желание выйти за меня замуж, как и я жениться на ней.
Сэр Джон тихо рассмеялся.
– Дорогой мой, я никогда не желал жениться на матери Мелли, а она меня просто ненавидела, но в браке все как-то само собой образуется. И эта женщина стала любовью всей моей жизни.
Доминик моргнул. Это было совсем не то, что он ожидал услышать.
– Возможно, но это не меняет того факта, что я… Сэр Джон махнул рукой, отметая все еще невысказанные оправдания.
– Мелли очень милая и очаровательная девушка. Вы полюбите ее, д'Акр, уж я-то знаю. И ничего не сможете с этим поделать. Готов поспорить, что она самая ласковая и добрая девушка во всей Англии.
– Уж я-то смогу сделать с этим кое-что! Я…
– Эта девушка – самое большое достижение моей жизни. За исключением женитьбы на ее матери.
– Сэр Джон…
– Я был на пути к гибели. Без корней и без путеводной звезды в жизни. Ее дорогая мать спасла…
Доминик прервал его разглагольствования.
– Я так понимаю, что основная причина, по которой вы желаете, чтобы данный брак состоялся, – это финансовое благополучие вашей дочери. Я готов заплатить значительную сумму денег, чтобы вы освободили меня от этого обязательства.
Сэр Джон улыбнулся:
– Для ее финансового благосостояния лучше всего будет, если она выйдет за вас замуж. Кроме того, она будет под вашей защитой. Ей нужен мужчина, который позаботится о ней. Она невинное нежное создание. Одна она совершенно беспомощна.
– Я не собираюсь о ней заботиться. Я оставлю ее на пороге церкви! – сказал Доминик.
Сэр Доминик смерил его проницательным взглядом. – Нет, не оставите.
– А вот и оставлю.
Сэр Джон покачал головой.
– Я видел вашу собаку. Мелли приводила ее сегодня утром. Я люблю собак.
Доминик нахмурился, озадаченный таким неожиданным поворотом разговора.
– Какое отношение моя собака имеет ко всему этому? Сэр Джон улыбнулся и устало закрыл глаза.
– Полукровка, не правда ли? Мать чистокровный английский ретривер, отец какая-то дворняга. Ее должны были утопить сразу после рождения. Неподходящая собака для джентльмена. – Он открыл один глаз. – Наверняка, она еще и выстрелов боится. – По выражению лица Доминика он понял, что прав, и самодовольно улыбнулся. – Вот видите. Вы не оставите мою беспомощную девочку одну.
Ругаясь про себя на эту хитрую лису, Доминик собрался с мыслями.
– Если она выйдет за меня, у нее не будет ребенка. Мне сказали, что она обожает детей. Неужели вы готовы обречь свою любимую дочь на одинокую тоскливую жизнь?
– Нет. – Сэр Джон снова закрыл глаза, и Доминик терпеливо ждал, когда же он продолжит. Наконец в полной тишине сэр Джон сказал: – Моя Мелли очень хорошенькое маленькое создание. Вы скоро влюбитесь в нее. Любой влюбился бы в нее. Наступает время, когда мужчина устает бегать за каждой юбкой и женщина, которую он до этого принимал как должное, становится ему дорога. – Он вздохнул. – У нее будут дети, попомните мои слова.
Доминик сжал кулаки. Старик был упрям как осел. Он был уверен, что его любимая дочка сирена, обладающая неземной красотой. Если бы он не был в таком плохом состоянии, Доминик попытался бы вбить в него хоть немного понимания. В этой же ситуации он ничего не мог сделать. Он уже собирался уходить, как вдруг ему в голову пришла одна мысль.
Он откинулся на стуле, положил ногу на ногу и сменил тему:
– А вот эта компаньонка мисс Петтифер, что вы можете о ней рассказать?
Сэр Джон открыл один глаз.
– А что вы хотите знать? Она же не доставляет вам никаких неприятностей? Милая девочка, хотя, мне кажется, ей не помешало бы немного муштры. Не давайте ей лентяйничать, вот в чем секрет. Заставьте ее убираться или еще что-нибудь. Это место в ужасном состоянии.
– Боюсь, что одной маленькой компаньонке не привести его в порядок.
Старик кивнул:
– Да, наверное. Какие распоряжения вы сделали по поводу ремонта замка? Вы же не думаете, что Мелли будет этим заниматься? Замок разрушается. Если не предпринять решительных мер в ближайшее время, он начнет разваливаться сам по себе.
Доминик улыбнулся:
– Он может развалиться и по моей воле. От удивления сэр Джон разинул рот.
– Но, черт возьми, д'Акр, это же Вульфстон!
– Мне об этом известно.
– Это дом ваших предков! Он принадлежал им более шестисот лет.
– И это мне тоже известно. – Так вот каков план старика, подумал Доминик. Он хотел, чтобы его дочь стала хозяйкой Вульфстона. Ну, этому он сможет помешать. – Я продаю поместье.
– Боже мой, вы не можете его продать! Здесь родились все Вульфы, линия, которая, не прерываясь, восходит к Хью Лупусу и даже дальше. Здесь жили все, носившие титул лорда д'Акра, с тех самых пор, как этот титул появился.
– Только не я, – спокойно сказал Доминик. – Я родился в Италии.
Сэр Джон в изумлении воззрился на него.
– Никогда еще не приходилось мне видеть человека, который бы столь мало уважал свою семью.
– Да, я знаю. Это еще одна причина, по которой мне не следует жениться на вашей дочери. Теперь насчет мисс Грейсток, – напомнил Доминик.
– Э… Кого?
– Компаньонки вашей дочери.
– А она-то тут при чем? – Очевидно, сэр Джон все еще не мог забыть предыдущую часть разговора.
– Просто любопытно. Это какая-нибудь дальняя родственница?
Сэр Джон фыркнул.
– Вряд ли. Она найденыш или какая-то сиротка. Одна из сироток Гасси.
– Сироток Гасси?
Сэр Джон небрежно отмахнулся.
– Гасси Маннингем. Сейчас она замужем за сэром Освальдом Мерридью. – Он фыркнул еще раз. – Только не она. Она не может быть родственницей Гасси.
– Тогда почему вы вообще заговорили об этой Гасси? – терпеливо допытывался Доминик. – Я спрашивал про мисс Грейсток.
– Гасси покровительница какого-то сиротского приюта для девочек. Она обучает это отродье и делает из них слуг для высшего общества. Некоторые из них становятся неплохими слугами. – Сэр Джон закашлялся, отпил немного сердечного средства и продолжил объяснять: – Почти в каждом доме работает по крайней мере одна из ее сироток. У нас – Грейсток. Она грубовата, но мы занимаемся ее воспитанием.
Он подозрительно взглянул на Доминика.
– С чего это вы так интересуетесь Грейсток? Я не позволю вам бесчестить Мелли, путаясь с ее компаньонкой.
Доминик хотел было с негодованием отмести это обвинение, но остановился и понял, что старик прав. И если он рассердит сэра Джона, то тем самым просто подольет масло в огонь.
Доминик внимательно посмотрел на свои ногти и сказал скучным голосом:
– Симпатичная девочка. Я хотел узнать, откуда она. Мне она кажется не совсем подходящей на должность компаньонки.
– Вот именно. – Сэр Джон пригвоздил его взглядом к месту. – Я запрещаю вам приближаться к этой девчонке. Вы, черт возьми, помолвлены с моей дочерью.
– Значит, вашей дочери лучше с этим примириться? – сурово поинтересовался Доминик. – Что вы там говорили о мужчинах, которые бегают за юбками, вместо того чтобы замечать ту, что все время рядом? Если вы будете настаивать на этом браке, такова будет судьба вашей дочери. Задумайтесь над этим, сэр Джон. – Доминик поклонился и вышел из комнаты.
Доминик медленно спускался по старинной каменной лестнице. С тех пор как Грейсток указала ему на углубления в камне, он каждый раз замечал их. Одно дело знать, что его предки жили в Вульфстоне несколько сотен лет. Совершенно другое – ступать по тем самым ступеням, где когда-то поднимались и спускались они. Он чувствовал… связь, черт ее побери!
– Было бы лучше, если бы он вообще никогда сюда не приезжал.
– Эй, Генри, ты можешь нам помочь? – послышался снизу мужской голос. За ним последовал пронзительный женский вопль. Доминик поспешил вниз, перескакивая через две ступеньки, и резко остановился, увидев, что там происходит. Холл был полон народу. Один мужчина стоял на лестнице, сметая паутину.
– Смотри, на кого сметаешь пауков, Джем Дэвис! – возмущенно воскликнула женщина. Теперь понятно, кто кричал, подумал Доминик.
Кроме охотника за пауками и его жертвы, в холле находились еще две женщины, подметавшие дальний угол. Из комнаты на противоположной стороне холла доносились крики и стук.
– Простите, милорд.
Доминик вжался в каменную балюстраду, пропуская двух мужчин, выносивших из дома большой пыльный трехногий шкаф. Затем он нырнул вниз, чтобы мальчишка, спешивший за ними с охапкой карнизов и четвертой ножкой шкафа, не задел его.
– Поосторожнее с палками, Билли! – крикнула одна из женщин, но было слишком поздно. Парень подошел к двери, и тут один из карнизов задел небольшой столик у стены, на котором стояла огромная ваза, заполненная розами. Ваза разбилась на мелкие кусочки, и вода и розы разлетелись повсюду.
Доминик уставился на розы. Даже отсюда он мог чувствовать их аромат. Этот аромат напомнил ему о чем-то, произошедшем давным-давно. Ему тогда было семь лет, и он жил в Неаполе…
– Ах ты неуклюжий… – начала было одна из женщин, но мальчик подхватил упавший карниз и бросился наутек прежде, чем наказание могло быть приведено в исполнение.
Доминик угрюмо спустился по лестнице. Ему казалось, что он довольно ясно дал понять, что они должны лишь прибрать дом, чтобы в нем могли существовать понаехавшие незваные гости. Возможно, он и хотел навести в поместье какое-либо подобие порядка, но он не желал восстанавливать дом!
Когда он спустился, вся работа в холле остановилась. Женщины поднялись с пола и повернулись к нему, спрятав тряпки и щетки за спиной. Мужчина на лестнице снял шляпу и так и стоял наверху, не шевелясь.
– Где я могу найти мисс Грейсток? – спросил Доминик, обращаясь ко всем присутствующим.
Одна из женщин присела в реверансе.
– Не знаю точно, сэр. Возможно, она на кухне.
– Или, может быть, наверху, на чердаке. Она разбирала там вещи.
– Неужели? – Доминик пошел по направлению к комнате, откуда доносился сильный шум.
Одна из сестер Тикел крикнула ему вслед:
– Пожалуйста, скажите ей, что мама послала еще лимонов, и они не должны на этот раз попасть к миссис Стоукс. Они для мисс. Лично!
Доминик прошел мимо, не обратив ни малейшего внимания. Он не передавал сообщений слуг и крестьян.
К тому моменту, как он нашел Грейсток, Доминик побывал почти в каждой комнате этого огромного запутанного старого дома, комнатах, в которые он никогда не собирался заходить, и был по-настоящему взбешен. Повсюду он видел свидетельства того, как она извратила его приказания.
Он нашел ее на третьем этаже. Она шла с охапкой простыней в сопровождении двух сестер Тикел, Билли Финна и еще троих здоровяков, каждый из которых нес по предмету мебели. Ни у кого из них не возникло ни малейших сложностей с тем, чтобы найти ее, подумалось ему. Эти чертовы слуги сговорились, чтобы укрыть ее от его гнева.
Он объявил о своем присутствии голосом холодным, как сама Арктика:
– Мисс Грейсток!
Она повернулась к нему и радостно сказала:
– Да, лорд д'Акр. Что я могу для вас сделать? – Кончик ее носа был в пыли. Ее волосы были в беспорядке, там даже был обрывок паутины. Ее платье покрывал старомодный фартук, который был для нее велик. Глаза горели от возбуждения, а улыбка, которую она ему подарила, была просто ослепительной.
– Мне нужно поговорить с тобой, – сказал он сухим холодным тоном.
– Хорошо, одну минутку. – И, к огромному раздражению Доминика, она повернулась к мужчинам и сказала: – Думаю, мы можем использовать все эти стулья. Возьмите в первую очередь те, которые не нуждаются в починке. Снесите их все вниз. Тилли и Тесса, там вы их почистите, и затем, когда Джейк их починит, я хочу, чтобы их натерли пчелиным воском. Ничто не придает дому такой уют и атмосферу, как запах пчелиного воска. – Она проводила взглядом троих мужчин и сестер Тикел, выносивших из комнаты разношерстное собрание стульев, а затем повернулась к Доминику: – А теперь, что вы хотели мне сказать?
– Если ты вспомнишь наш разговор… – начал Доминик. Но она уже вновь отвернулась.
– О, Билли, я совсем забыла о тебе. – Грейс ласково улыбнулась мальчику, не замечая молчаливого недовольства Доминика. Очевидно, она забыла, кому принадлежит этот дом. И кто был незваным гостем и платной компаньонкой в придачу. – Я бы хотела, чтобы ты собрал все эти занавески и отнес их вниз… Хм, кого бы попросить постирать их? – задумалась она.
– Моя мама может, – робко сказал Билли. – Она берет стирку на дом.
– Великолепно! – воскликнула Грейс. – Отнеси их тогда своей матери и, как только они будут готовы, принесешь их обратно.
Мальчик подхватил кипу сложенной ткани и вышел. Наконец они остались одни.
Она улыбнулась ему яркой и несколько игривой улыбкой.
– Прошу прощения, что вела себя несколько невежливо, но если мы собираемся ссориться, то лучше делать это без свидетелей.
– Ссориться? – Доминику это слово совсем не понравилось. Ссорятся дети.
– Да. Разве я ошиблась? Вы выглядите так, будто пришли сюда именно ссориться.
– Я никогда не ссорюсь, – заметил Доминик высокомерно.
Девушка облегченно вздохнула.
– Хорошо. Я-то боялась, что вы рассердились из-за чего-то. Так что же вы хотели обсудить?
Она подарила ему еще одну из своих ослепительных улыбок, и через мгновение Доминик услышал собственный голос:
– Одна из сестер Тикел сказала, что ее мать послала тебе лимоны. Но дело не в этом…
– Нет, разумеется, я никого не просила о лимонах. Интересно, почему они все время их мне приносят? Но спасибо, что сказали.
Она пошла по коридору. Доминик сжал кулаки. Разговор шел совсем не так, как он его планировал.
– Лимоны меня не волнуют.
Она еще раз улыбнулась ему через плечо.
– Меня тоже. Хотя они помогают при воспаленном горле, если только есть мед, а у нас он есть. Так что если вы собираетесь на меня кричать, приятно знать, что у нас достаточно меда и лимонов под рукой.
Доминик налетел на нее, меча громы и молнии.
– Не смей уходить, когда я с тобой разговариваю! И я… – Он понизил голос и закончил предложение с тихим достоинством: – Я на тебя не кричу.
Она еще раз мило улыбнулась:
– Разумеется, нет. Вы просто сами не подозреваете о силе своих голосовых связок. У вас великолепный голос. Вдруг вам вздумается выступать на сцене, хотя я сильно сомневаюсь, что вы это сделаете. Лорды обычно этого не делают, правда? – В ее глазах плясали огоньки.
Он молча смотрел на нее. Как получилось, что разговор вышел у него из-под контроля?
Она сочувственно улыбнулась ему.
– Не будьте таким угрюмым. Я знаю, что сейчас тут очень шумно, но нам предстоит переделать кучу работы, и, заверяю вас, все будет просто замечательно…
Доминик нахмурился:
– Что ты хочешь этим сказать – «переделать кучу работы»? Я не хочу, чтобы тут хоть что-либо делали, за исключением самого необходимого.
Она остановилась, рот ее округлился от удивления.
– Нет, лорд д'Акр, вы не можете говорить серьезно. – Она завернула за угол и исчезла в маленькой комнате, уставленной полками и стопками белья.
Он последовал за ней.
– Нет, я абсолютно серьезен. Я хотел сказать именно…
– Вот, возьмите этот конец и делайте точь-в-точь как я, пока мы обсуждаем это. Одной мне не справиться. – Грейс сунула ему в руку один конец простыни, показав, как ее следует складывать. Доминик с удивлением заметил, что его руки сжимают углы. Он оглянулся вокруг. Не следовало ей заводить его в служебное помещение.
Девушка продолжала:
– Вы же видите, что нужно еще столько всего вычистить и убрать. Я знаю, что обычно такие вещи мужчин не сильно интересуют, но уверяю вас… да, правильно, теперь сложите сначала вот так… а потом вот так. Замечательно. – Она ободряюще улыбнулась ему, словно он был ребенком.
Доминик зло посмотрел на нее, но она лишь как ни в чем не бывало взмахнула ресницами.
– Уверяю вас, мы со всем очень быстро покончим, и дом станет милым и уютным.
Ее уверенность была поразительной, но он предпочитал видеть ее… взволнованной.
– Я не хочу, чтобы дом стал милым и уютным! – прорычал он. – С меня хватит и чистоты. – Уюта он просто не перенесет.
Она взяла у него из рук сложенную простыню, положила ее на полку и улыбнулась ему улыбкой, которая должна была заманить его в его собственную ловушку. Вместо этого он лишь лучше ощутил их близость. Комната была маленькая, уютная и пахла лавандой и чистым бельем. Постельным бельем.
– Вы хотите поговорить о Мел… мисс Петтифер? – спросила Грейс. – Если так, то почему бы вам не сесть и не поговорить с ней? Поверьте, ей и самой все это совсем не нравится. – Она передала ему конец второй простыни. – Если вы хотите, чтобы мисс Петтифер было здесь комфортно, то это место нужно сделать больше похожим на дом.
Он нашел углы и резко встряхнул простыню.
– Мне все равно, комфортно здесь мисс Петтифер или нет. Вульфстон не дом. Это не ее дом и не мой дом. Он никогда не был домом, и я не хочу, чтобы он походил на дом. Это ничей дом и никогда им не станет.
Он смерил ее взглядом и сложил простыню с военной аккуратностью. Сладкий запах чистого белья напомнил ему о неотразимости спальни. Спальни и близости с Грейсток…
На этот раз, когда они складывали простыню, он не стал отпускать свои концы и подошел к ней поближе. Один шаг, два. Затем быстрым движением он прижал ее к стене, их разделяла только сложенная простыня.
От удивления девушка открыла рот, она выглядела взволнованной. Вот такой она нравилась ему намного больше.
– Знаешь, не следует тебе делать это, – сказал он как бы между прочим.
– Делать чего?
– Смотреть на меня с открытым ртом своими большими глазами. – И прежде чем она поняла, к чему он клонит, он приблизил свой рот к ее губам.
В тот самый момент, когда их губы соприкоснулись, она открылась навстречу ему. Он целовал ее медленно, наслаждаясь ее вкусом со все возрастающим голодом, который, он чувствовал, тоже просыпался в ней.
Доминик усеял поцелуями ее подбородок, а оттуда направился вниз. По нежно-кремовой шелковистой шее. Грейс закинула голову назад, закрыла глаза. Он поцеловал ее ресницы и одной рукой обхватил грудь девушки.
Она была небольшая, упругая, с набухшим соском. Доминик нежно помял ее, и Грейс задрожала и прижалась к нему. Он был возбужден и голоден, и хотел ее, желал ее.
Комната была маленькая и уединенная. Она могли… ой! Он ударился локтем о полку и тут же вспомнил, где находится и чем занимается. Он отпустил ее и отступил назад, тяжело дыша, будто только что пробежал марафон. Девушка покраснела и была необычайно красива. Ему хотелось взять ее здесь и сейчас.
Нет, не здесь и не сейчас.
Все должно быть идеально, когда он наконец возьмет Грейсток в свою постель. Он сложил руки на груди, чтобы они больше не тянулись к ней, и сухо сказал:
– Тебе что, не нужно руководить работой слуг? Еще не забудь получить лимоны.
Было видно, что мисс Грейсток пытается собраться с мыслями.
Доминик нахмурился:
– Кстати, для чего они? Лимоны. Она сказала, что они лично для тебя.
– Не ваше дело. – Грейс гордо вздернула подбородок и осторожно прошла мимо него. – И пока я занимаюсь здесь организацией слуг, я буду делать все, что считаю нужным. Поскольку если вам и наплевать на удобства мисс Петтифер, то в мои обязанности входит заботиться о ней.
Она остановилась на пороге и оглянулась на него с игривым выражением на лице.
– Спасибо за помощь с простынями. Это занятие никогда не было таким… интересным, когда я складывала белье со своими сестрами.
Чертовка. Доминик проводил ее взглядом по коридору, любуясь мягким покачиванием ее бедер. Итак, чем он собирался заняться, когда его отвлекли? Ах да, поехать в Ладлоу.
Повсюду работали люди, которые имели раздражающую привычку замолкать при его появлении и пялиться на него, так что он решил выйти через западную дверь. Западное крыло было в худшем состоянии, так что большая часть работ велась в другом конце дома.
Выскользнув из боковой двери, он обнаружил там пятерых мужчин. Трое ритмично махали косами, превращая высокую траву в некое подобие лужайки. Еще двое выбирали сорняки и мусор из шарообразной кучи, в которой, как оказалось, росли розы. По крайней мере один из них работал, а второй, пожилой Таскер, наблюдал за ним в удобном положении дремоты. Доминик тихо прошел мимо, стараясь не привлечь ничьего внимания.
– Эй! Ваше сиятельство!
Если поразмыслить, то молчаливые взгляды не так уж и плохи. Он притворился, что ничего не слышал, и проследовал дальше.
– Ваше сиятельство! – Мужчина орал так, будто Доминик находился на расстоянии не меньше мили.
Доминик остановился.
– Да? – Но мужчина не заметил его недовольства.
– Что мне с этим делать? – Он указал на обломок мрамора, судя по всему, некогда изображавшему купидона. – Починить? Это несложно, если взять немного цемента или чего-то вроде этого.
– Мне все равно.
Но и его безразличия тот тоже не заметил.
– А что с розами, милорд? Обрезать их еще рано, но вот придать форму не помешало бы. Сделать это?
– Мне все равно, – повторил Доминик, – Делай, что тебе угодно. Или спроси мисс Грейсток.
– Я бы предпочел не слушаться указаний женщины, сэр, если вы не возражаете.
Доминик холодно посмотрел на него.
– Тогда вам лучше привыкнуть к этому, поскольку без мисс Грейсток у вас не было бы этой работы.
Он двинулся дальше, но его остановил голос старика:
– Ваша мать посадила эти розы, ваше сиятельство. Своими собственными руками, да.
Доминик резко развернулся.
Дедушка Таскер проснулся и хитро смотрел на него.
– Это был ее особый уголок сада. Она сама его спланировала.
– Откуда вы знаете? Старик рассмеялся.
– Я помогал ей, откуда же еще! Я здесь все перекапывал, да. Выкладывал камнями. Она сказала мне, как хочет, чтобы все выглядело, и даже показала свои рисунки, она была настоящая художница.
Это было правдой. Его мать любила рисовать и писать красками.
– Я выполнял всю тяжелую работу, но когда дело дошло до роз, ваша матушка посадила каждую из них в землю своими собственными руками. Он их любила, да. Приходила сюда каждый день и сидела на этом самом месте. – Он указал на сломанную каменную скамью. И нежно добавил: – Одинокая женщина, ваша матушка. Эти розы были ее друзьями, думаю.
Доминик ничего не сказал. У него в горле застрял комок. Он мог себе это представить.
– Некогда это было очень красивое место, – продолжал старик. – А когда ваша мама убежала, ваш папаша разрушил его. Он много всего порушил. У него был огненный темперамент, да. Разбил статуи и скамейку на кусочки, да. Сровнял розы с землей. – Лицо старика осветила беззубая улыбка. – Но убить их ему не удалось. Розы, возможно, выглядят хрупкими, но это сильные и мощные растения. Цветы вашей матушки вернулись, с небольшой помощью. – Он подмигнул. – С тех пор они цветут каждое лето, да.
Доминик не знал о розовом кусте. Его мать всегда любила розы. Когда он был маленьким мальчиком и отчаянно пытался сделать что-нибудь, чтобы на ее лице засияла улыбка, он срывал где-нибудь розу и приносил ей. Иногда она радостно улыбалась ему, и тогда он чувствовал себя рыцарем древних времен. Но иногда она, лишь кинув один взгляд на цветок, начинала безутешно плакать. Ему казалось, что это его вина, что он принес розы не того сорта…
– Было бы замечательно вернуть садику вашей матушки прежний вид, ваше сиятельство.
– Как угодно, – сказал наконец Доминик. – Мне все равно. – Но голос его сорвался.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100