Читать онлайн Невеста из Калькутты, автора - Грейс Сьюзен, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.28 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейс Сьюзен

Невеста из Калькутты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Джарита, еще немного – и ты так стянешь мне волосы, что я не смогу закрыть глаза, – проворчала Рэнди. – И осторожнее со шпильками, ты поранишь мне кожу.
Джарита закончила прикреплять шиньон к волосам Рэнди и покачала головой.
– Девочка моя, сегодня ты нервничаешь, словно мышь, затесавшаяся в слоновье стадо, – сказала она. – Скажи лучше, чем ты так сегодня озабочена. Что-нибудь случилось вчера на приеме?
– Ничего, если не считать небольшой стычки с майором Спенсером. А так это был чудесный вечер, – ответила Рэнди, а Джарита тем временем наносила на ее кожу легкий коричневый грим, который должен был сделать из мисс Коллинз настоящую индианку. – Во всяком случае, никто ничего не заметил. Правда, теперь Спенсер вынужден зализывать душевные раны, а я чувствую себя хотя и беззащитной женщиной, но, по крайней мере, настоящей леди.
Джарита обвела углем глаза Рэнди и сказала:
– Но если все так, как ты говоришь, то почему ты так нервничаешь? Боишься, что майор снова начнет приставать к тебе?
Прежде чем ответить, Рэнди придирчиво рассмотрела свое отражение в зеркале и принялась одеваться. Сегодня она выбрала длинную желтую юбку и короткую блузку – ноли.
– Майор давно меня не интересует, – сказала она, прикрепляя к ушам большие золотые серьги-кольца. – А если сунется еще раз, я сумею поставить его на место. Гораздо больше меня волнует капитан Грейсон.
– А что тебе сделал господин капитан?
– Ничего он мне не сделал, Джарита. Капитан Грейсон – настоящий джентльмен.
– Тогда в чем же дело?
– Дело только во мне, наверное, – рассмеялась Рэнди. – Я знаю, что он скоро уедет, и стараюсь сохранить между нами дистанцию, но с каждым днем это становится все труднее. Он такой внимательный. Вот настоял на том, чтобы поехать сегодня в госпиталь вместе со мной. И ничто его не остановило, даже необходимость переодеться для этого индусом.
– А, так вот зачем Абу с самого утра торчит в спальне у капитана! – воскликнула Джарита. – Помогает твоему мужчине одеться.
– Он не мой мужчина, запомни это, Джарита, – надулась Рэнди, надевая на запястья золотые браслеты. – Джеймс мой гость и близкий друг моей бабушки. А теперь помоги мне надеть сари, я опаздываю.
Сари было оранжевым, с золотой вышивкой. Джарита ловко обернула его вокруг талии Рэнди и закрепила свободный конец у нее на плече. Теперь осталось лишь надеть расшитую золотом вуаль.
* * *
Джеймс нервно переминался с ноги на ногу, привыкая к новой одежде. Она не стесняла движений, была легкой и удобной, но все же оставалась слишком непривычной. Лицо, уши, шею и руки Джеймса покрывал слой коричневого грима, который должен был сделать его похожим на индуса. Густые волосы скрывал широкий тюрбан, повязанный на голове.
Джеймс поправил широкий пояс, туго обхвативший его талию, большой медальон, свисавший на грудь, и постучал в спальню Рэнди. Ему открыла она сама – прекрасная, словно ожившая принцесса из восточной сказки.
– Вы невероятно хороши в этом наряде, – проговорил Джеймс. – А как я вам кажусь?
Рэнди окинула его с ног до головы внимательным взглядом и просияла:
– Принц. Настоящий кашмирский принц, высокий и красивый. Стивен видел вас в этом наряде?
– Слава богу, нет. Он уехал с самого утра, за что я ему премного благодарен. Могу представить, сколько шуток мне пришлось бы выслушать. – Джеймс поднял свою руку и спросил, поворачивая ее к свету: – А что, все это в самом деле так уж необходимо?
– Да, если вы хотите пойти вместе со мной. Больные в госпитале – это простые бедные люди, и они боятся иностранцев. Зачем же зря волновать их, проще нанести на себя немного краски и переодеться.
Госпиталь располагался на окраине Калькутты, среди трущоб. Джеймс и Ксавьер поехали туда верхом, держась возле паланкина, в котором сидела Рэнди. Шестеро мускулистых индусов, которые несли паланкин, были не простыми носильщиками, а лучшими охранниками, которых прислал принц Акбар. Сквозь прозрачную легкую занавеску Рэнди могла не только видеть дорогу, но и рассказывать Джеймсу о достопримечательностях, попадавшихся им на пути.
Возле госпиталя толпились люди, и Джеймса поразила та сердечность, с которой они встретили Рэнди, вышедшую из паланкина. Все они называли ее тем именем, что дал ей когда-то старый махараджа. Рэнди улыбалась, называла всех по именам и о чем-то говорила с ними, – разумеется, на хинди, так что Джеймс не понимал ни единого слова.
«Она и впрямь похожа на золотое пламя», – подумал он.
Все утро он наблюдал за тем, как Рэнди общается с больными. Слова были не нужны, он и без этого понимал все, что происходит, видел, как тянутся к Рэнди пожилые индусы и как затихают на ее руках больные дети. Казалось, одно ее прикосновение прогоняет боль и дает им облегчение. Проведя несколько минут с одним больным, она немедленно спешила к следующему.
Дольше всего она задерживалась у постели тяжело больных, не способных говорить. Она брала их за руки, закрывала глаза, словно прислушиваясь к чему-то, а затем обменивалась несколькими короткими фразами с сопровождавшим ее врачом-монахом.
Было уже за полдень, когда к Рэнди подошел один из одетых в коричневую рясу монахов. Он прошептал несколько слов, и Джеймс увидел, каким печальным сделалось лицо Рэнди, заметил слезы, навернувшиеся ей на глаза. Он не знал, что именно случилось в госпитале, но понял, что пришла беда.
– Что случилось, Рэнди? – негромко спросил Джеймс.
– Тот новорожденный мальчик и его мать. Они оба при смерти, и брат Каспер просит меня пройти к ним.
– Но что ты можешь для них сделать? Ты же не врач, – возразил Джеймс, незаметно для себя переходя на «ты».
– Нет, но могу подсказать доктору, в чем причина болезни. Быть может, нам удастся спасти хотя бы ребенка, – покачала головой Рэнди.
И Рэнди заспешила по коридору вслед за низеньким коренастым братом Каспером. Джеймс последовал за ними и вскоре оказался б небольшой комнате, где лежала умирающая.
Рэнди говорила тогда, что мать очень молода, но сейчас Джеймс увидел на постели юную индианку, совсем девочку, с длинными темными волосами и карими глазами, лихорадочно блестевшими от жара. Взгляд больной был неподвижным, обращенным куда-то далеко ввысь – быть может, к тем вершинам, куда собиралась отлететь ее душа. Умирающая уже не реагировала ни на что, даже на собственного ребенка, жалобно плачущего рядом с ней.
Рэнди присела на постель возле индианки, взяла ее за руку, прикрыла глаза, и Джеймсу показалось, что она молится. Затем Рэнди начала говорить:
– Тяжело дышать… жар… все горит внутри… какая боль… и какая слабость… я ухожу… малыш… мой бедный малыш…
Внезапно она перестала говорить, резко отодвинулась в сторону, и даже Джеймс, который был несведущ в медицине, понял, что юная индианка умерла. Монах подошел к постели, чтобы прикрыть покойную простыней, а Рэнди тем временем взяла на руки ребенка и сказала:
– Бедный малыш. Твоя мать умерла с мыслями о тебе. Не плачь, мой хороший, мы не оставим тебя одного.
Еще никогда в жизни Джеймс не чувствовал себя таким беспомощным и бесполезным. Он не переставая продолжал думать о том, что только что увидел и услышал, а Рэнди тем временем хлопотала над малышом. Затем Джеймс посмотрел на брата Каспера, увидел, как тот сокрушенно покачал головой, и понял, что минуты ребенка тоже сочтены.
Но Рэнди еще не сдалась. Она искупала младенца, влила ему в рот несколько ложечек отвара, а затем долго баюкала его на руках, но ничто не могло погасить жар, сжигавший крохотное тельце. Дыхание ребенка становилось все слабее, он замолчал и больше не шевелился.
– Посмотри, Джеймс, он, кажется, уснул. Быть может, травяной отвар помог ему, – с надеждой прошептала Рэнди. – Как ты думаешь, ему стало лучше?
– Нет, не стало, – ответил Джеймс, опускаясь рядом с ней на колени. – Боюсь, что бедный малыш умирает.
– Нет, Джеймс, я не верю, не хочу в это верить, – яростно тряхнула головой Рэнди. – Смотри, жар у него начал спадать.
– Прости, любовь моя, но ты видишь то, что тебе хочется увидеть.
– Нет, Джеймс, ты просто не понимаешь, – продолжала сопротивляться Рэнди. – И мне вовсе не нужны глаза для того, чтобы видеть. Я чувствую.
– Хоть глазами смотри, хоть сердцем чувствуй, но он умирает.
– Он не должен умереть. Я не допущу этого, – она обхватила ребенка и принялась раскачиваться из стороны в сторону. – Ну, давай, мой хороший, давай.
Внезапно Рэнди остановилась, затем разложила безжизненное тельце на коленях и приникла ртом к его крошечным губам, вдувая воздух в легкие младенца.
– Дыши, малыш, дыши, – приговаривала она между каждым новым вдохом. – Ты должен дышать.
Прошло еще немало времени, прежде чем Джеймсу с братом Каспером удалось отобрать у нее похолодевшее тельце. Затем Джеймс обнял Рэнди за плечи, и та разрыдалась у него на груди.
– Это я виновата в том, что он умер, – причитала она сквозь слезы.
– Глупости. Мать и ребенок были больны. Что ты могла для них сделать?
Рэнди оттолкнула Джеймса, вытащила из рукава своей чоли носовой платок и принялась утирать глаза.
– Нет, это моя вина, Джеймс. Если бы я была здесь вчера, я могла бы предупредить врачей.
– Не кори себя понапрасну, Рэнди. Как ты могла спасти мать, ведь она еще сама была девочкой. Разве можно ей было иметь ребенка?
– Они нуждались в моей помощи, а я вчера занималась собой и бросила их. Это станет для меня жестоким уроком, и впредь я не повторю своей ошибки.
– Рэнди, о чем ты толкуешь? – спросил Джеймс, когда Рэнди повернулась и пошла к двери. – Прошу тебя, объясни. Я ничего не понимаю.
Она обернулась. Глаза у нее стали сухими, губы поджаты.
– Благодарю вас за ваше участие, капитан Грейсон, но я вынуждена отклонить ваше предложение и не уеду в Англию. Я решила остаться здесь.
– Нет, только не это, Рэнди. Где-то рядом ходит человек, который охотится за вами.
– Да, я знаю, но все его три попытки убить меня провалились, и я не желаю подстраивать свою жизнь под этого негодяя.
– Рэнди, будьте благоразумны. Ведь следующая его попытка может оказаться более успешной, чем предыдущие.
Рэнди повела плечами и ответила с холодной улыбкой:
– Чему быть, того не миновать, капитан. Я – смертная женщина, и рано или поздно мне все равно придется умереть. Но пока я жива, я останусь здесь и буду помогать другим выжить на этом свете. Я нужна этим людям, и одна моя жизнь – ничто по сравнению со многими.
Джеймс был поражен решимостью, с которой прозвучали эти слова. Прежде чем он нашелся что сказать, Рэнди повернулась и вышла за дверь. Джеймс видел, как она говорила о чем-то с братьями монахами, и не мог больше сдержать клокотавший в нем гнев.
– Будь все проклято! – воскликнул он. – Если ей хочется стать жертвенным ягненком – пускай, но я умываю руки! Дальнейшее меня больше не касается.
Джеймс и сам не верил в то, что говорил. Гнев его был искренним, но вот безразличие к судьбе Рэнди – наигранным и фальшивым. Слишком многое значила для него эта девушка, чтобы он мог оставить ее одну. Оставалось лишь найти способ доказать ей свою правоту.


Рэнди провела бессонную ночь в тишине своей спальни. Вернувшись из госпиталя, она приняла ванну, сказала, что будет ужинать у себя, и попросила оставить ее одну. Ее обуревали тяжелые мысли, и развеять их не мог никто, даже любящая и верная Джарита.
Она сказала Джеймсу, что решила остаться в Индии.
Однако даже если забыть о человеке, который охотится за ней, были вещи, делавшие жизнь Рэнди запутанной и сложной.
– Конечно, я могу забрать с собой Абу и остальных и уехать в северные провинции, – рассуждала Рэнди, подперев подбородок сложенными кулаками. – Дождаться там своего совершеннолетия. Но что тогда будет с Нана? Разве она не расстроится, узнав о моем бегстве? И разве сможет она понять меня?
Несмотря на то, что они с Нана никогда не виделись, Рэнди испытывала совершенно особое чувство к женщине, в честь которой получила свое имя. Из рассказов покойной матери и из писем самой вдовы-герцогини она знала, что Нана – храбрая, сильная женщина, которая не боится ударов судьбы и готова принять любой вызов.
– Может быть, вернуться в Англию и в самом деле будет правильным решением? – вздохнула Рэнди. – Нана поможет мне справиться с. Ричардом, да и Джеймс будет рядом, и я смогу… Впрочем, еще неизвестно, как повел бы себя Джеймс, узнай он о моих загадочных способностях.
Она прикусила губу и попыталась изменить ход своих мыслей.
– Но если бы Джеймс полюбил меня – по-настоящему, – возможно, он и смирился бы с тем, что я такая странная. Сегодня он весь день провел со мной в госпитале, но не задал мне ни одного вопроса. Вел себя так спокойно, тихо, проявлял столько заботы ко мне и моим больным. Старался утешить меня, когда умер тот несчастный малыш и я начала плакать.
Рэнди неожиданно рассмеялась, распахнула дверь, ведущую в сад, и выглянула наружу.
– Если Джеймс полюбит меня? Какая странная, глупая мысль! После того как я вела себя с ним накануне, он, наверное, решил, что я сумасшедшая. Кроме того, у него в Англии могла остаться женщина, которая ждет его. Возможно, та самая Диана, о которой он столько говорил. И при этом говорил с такой любовью… Да, наверное, это и есть дама его сердца.
Рэнди зевнула и потянулась. Пора отложить все вопросы до утра и лечь спать. Она вернулась к кровати и только сейчас вспомнила о том, что в комнате нет Зидры. С тех пор как в их доме появились Джеймс и Стивен, тигрица каждую ночь проводила на ее кровати, свернувшись клубком в ногах, словно домашняя кошка. Входить в дом и выходить из него Зидра могла совершенно свободно – стражникам было приказано беспрепятственно пропускать ее. Но где же она сейчас?
Забыв про сон, Рэнди задумалась над тем, где же может пропадать ее красавица. Затем накинула на плечи тонкий халат и отправилась на поиски Зидры.
Горизонт уже заалел от первых лучей солнца. Рэнди позвала Зидру, но та не откликалась. Дважды обойдя весь сад, Рэнди вдруг остановилась, хлопнула себя ладонью по лбу и воскликнула:
– Черт! Я же сама виновата! Настолько погрузилась в свои мысли, что забыла оставить открытой свою дверь. Наверняка Зидра приходила, не сумела войти и теперь спит в конюшне на сеновале.
Подбежав к конюшне, Рэнди обнаружила, что тяжелые створки двери слегка приоткрыты.
– Все в порядке, Зидра, выходи, – сказала она, входя внутрь. – Я знаю, ты сердишься на меня, но впредь я не стану запирать дверь, обещаю.
Рэнди стала подниматься по деревянной лесенке, ведущей на сеновал, но в ту же секунду услышала за своей спиной шорох. Она не успела даже обернуться: сильный удар по голове оглушил ее, и, теряя сознание, Рэнди упала на пол конюшни.
* * *
Джеймс застонал и сел в постели. Голова у него раскалывалась.
– Весело начинается утро, ничего не скажешь, – проворчал он, потирая ладонью затылок. – Нет, все, больше ни капли бренди в рот не возьму, никогда. Перехожу на вино. А еще лучше – на воду. На вкус, конечно, противно, зато не будех никакого похмелья.
Он сделал попытку снова улечься, но от этого голову прихватило еще сильней. Опасаясь, как бы его череп в самом деле не разлетелся на части, Джеймс сделал усилие и поднялся на ноги. Постояв немного, он собрался с силами, умылся холодной водой и оделся, но побриться так и не сумел.
«Выпить бы теперь пару чашек крепкого кофе, – с тоской подумал он, – может быть, хоть тогда полегчает».
И он решил отправиться на поиски слуг.
Выглянув в окно, Джеймс понял, что для кофе, пожалуй, еще слишком рано – солнце едва начинало подниматься над землей, освещая сад своими первыми косыми лучами. Наверняка огонь на кухне еще не развели, да и слуги еще спят.
– Тогда хоть свежим воздухом подышу, – сказал Джеймс, прощаясь со своей мечтой о чашке горячего крепкого кофе. – Может быть, хоть после этого голова немного пройдет.
Он вышел на веранду через дверь своей спальни, уселся на камышовую садовую скамейку и прикрыл глаза. Воздух был удивительно свежим и еще по-утреннему прохладным.


Рэнди разлепила веки, но ничего не увидела – ее окружала темнота. Она лежала, уткнувшись лицом в пол, руки и ноги у нее были крепко связаны. Сухая солома неприятно колола щеки. Рэнди потянула ноздрями воздух и ощутила странный, тревожный запах. Керосин! И еще густой, едкий запах дыма. Рэнди судорожно рванулась и беззвучно позвала сквозь кляп, которым был заткнут ее рот:
– Джеймс… спаси… меня.


Джеймс подскочил от неожиданности, не веря тому, что он только что услышал. Да, этот голос совершенно определенно принадлежал Рэнди. Но где она? Ведь Джеймс был уверен в том, что Рэнди еще спит.
Но голос прозвучал так ясно. Он готов был поклясться, что это Рэнди и она звала его на помощь. На помощь…
По спине у него пробежал холодок. Подчиняясь скорее инстинкту, чем разуму, Джеймс бросился бежать к конюшне, и, прежде чем увидел густой дым над ее крышей, он уже знал, что Рэнди там, внутри.
За своей спиной он услышал торопливые шаги и нисколько не удивился, обнаружив, что это Абу.
– Я уже послал за помощью, господин, – сказал тот на бегу. – Ксавьер вместе с другими будут сбивать пламя и выводить лошадей, а мы с вами должны найти мисс Коллинз и вынести ее оттуда.
Джеймс на секунду поразился тому, что старый слуга, как и он сам, не сомневается в том, что Рэнди находится в охваченной огнем конюшне, но сейчас было не до праздных вопросов. Когда они подбежали к горящему строению, пламя уже лизало его стены. Изнутри доносились тревожное ржание и глухие удары копыт.
Дверь конюшни была подперта двумя массивными деревянными балками. Джеймс отбросил их в сторону, и из распахнувшейся двери выкатились плотные клубы едкого дыма. Джеймс сорвал с себя сюртук, быстро намочил его в ведре с водой, стоявшем возле двери, накинул на голову и нырнул внутрь. Абу сорвал с головы свой тюрбан, тоже намочил его и последовал за Джеймсом. Теперь они оба оказались в дыму, сквозь который пробивались багровые языки пламени.
– Проклятие! – задыхаясь, воскликнул Джеймс. – Я знаю, что Рэнди где-то здесь, но как ее найти? В этом дыму ни черта не видно! Даже если она откликнется, я не услышу за этим гулом и ржанием.
– Попробуйте другой способ, господин, – ответил Абу. – Забудьте про глаза и уши. Откройте свое сердце, и оно приведет вас к ней.
Совет старого индуса прозвучал очень странно, но в этом аду Джеймсу было не до того, чтобы размышлять. Он склонился ниже к полу и принялся обыскивать конюшню.
В это время прибыла подмога. Ксавьер вместе с конюхами начали выводить наружу лошадей, остальные вступили в борьбу с пожаром.
Джеймс попытался последовать совету Абу и полностью сосредоточил свои мысли на Рэнди. Он брел сквозь дым от стойла к стойлу, но по-прежнему ничего не видел и не слышал – ни глазами, ни ушами, ни… сердцем.
– Быть может, мы ошиблись, Абу, и Рэнди здесь нет, – сказал он.
– Она здесь, господин. Я это чувствую, но не обладаю вашей способностью услышать ее. Зовите, и она откликнется!
Джеймс прикрыл глаза и старался думать о Рэнди – только о ней, и ни о чем больше. Он забыл даже про страх, про объятые пламенем балки, грозившие в любую секунду размозжить ему голову.
«Отзовись, Рэнди, отзовись! – мысленно умолял он. – Где ты? Как тебя найти? Откликнись! Прошу тебя, любимая!»
И вдруг он услышал:
«Джеймс, помоги. Я здесь».
Как и тогда, в саду, он услышал не ушами. Слова словно сами собой прозвучали у него в голове. И теперь он точно знал, что это ему не почудилось.
«Рэнди, я не могу найти тебя. Не знаю, где ты, – подумал Джеймс. – Подскажи, что ты видишь вокруг себя».
«Темно. Здесь очень темно, Джеймс. Я ничего не вижу. Но рядом с собой я чувствую лошадь. Она испугалась пламени и бьется копытами в стену».
К этому времени в конюшне оставались лишь две лошади – в самых дальних стойлах. Животные, казалось, обезумели от дыма и треска пламени, приближавшегося к ним. Джеймс метнулся к этим стойлам, заглянул в первое из них и поднял перекладину, запиравшую выход. Лошадь метнулась мимо него, едва не сбив Джеймса с ног, и рванулась к выходу. Кроме нее, в опустевшем стойле не оказалось никого.
Осталось последнее стойло, и даже сквозь густой дым Джеймс сразу же узнал его обитателя. Это был золотой жеребец, Гаруда, и, когда Джеймс и Абу подбежали к его стойлу, он резко поднялся на задние ноги. В глазах животного мерцали отблески огня, а у его ног лежала маленькая фигурка, завернутая в одеяло. Гаруда нервно заржал, словно запрещая им подходить ближе, но Джеймс не обращал больше внимания на жеребца – он уже знал, что ему наконец удалось найти Рэнди.
– Назир, возьми вот это, – приказал Джеймс, отдавая в руки Абу свой сюртук. – Я возьму Гаруду под уздцы, а ты набрось ему сюртук на голову. Тогда тебе удастся увести его, а я возьму Рэнди.
Вдвоем им быстро удалось справиться с жеребцом, и Абу быстро повел Гаруду к выходу. Джеймс подхватил на руки легкое тело Рэнди и поспешил следом. Едва они успели выбежать, как за их спиной начали с грохотом рушиться горящие балки и в небо взмыли фонтаны огненных искр.
Когда Джеймс оказался снаружи, Абу тотчас накинул ему на плечи мокрое одеяло, сбивая язычки пламени, охватившие его спину. Отбежав на безопасное расстояние, Джеймс осторожно положил Рэнди на траву и приподнял одеяло, в которое та была завернута.
Рэнди вскрикнула от яркого света, внезапно ударившего ей в глаза, и поспешила опустить веки. Лицо ее было перепачкано грязью, волосы слиплись и слегка обгорели, но она была жива и еще никогда не казалась Джеймсу такой прекрасной, как в эту минуту. Заметив кляп во рту девушки, Джеймс поспешил вытащить его, то и дело приговаривая:
– Слава богу, ты жива, Рэнди. Слава богу. А я уж думал, что не найду тебя.
Затем он опустил голову и нежно поцеловал Рэнди в губы. Сначала она отвечала ему, но потом вдруг напряглась и принялась вырываться.
– Мои животные! – воскликнула она, порываясь вскочить на ноги, чтобы броситься к догорающей конюшне. – Я должна вернуться к ним… за ними!
– Абу с остальными уже позаботились о них, моя дорогая.
– Ты не понял, – яростно тряхнула головой Рэнди. – Если она там, то не выйдет ни с кем, кроме меня.
– Я никуда не пущу тебя, Рэнди, – сказал Джеймс, прижимая ее к своей груди. – Прости, но я не позволю тебе рисковать жизнью ради твоих зверюшек.
– Она наверняка спряталась на сеновале. Такой смерти и животному не пожелаешь. – Рэнди откинула в сторону одеяло и попыталась выскользнуть из рук Джеймса. – Отпусти, прошу тебя. Я должна вернуться за ней.
– Не говори глупостей. Если кто-то из твоих зверей остался в конюшне, он должен был выбежать сам. – Джеймс обхватил Рэнди обеими руками. – Вспомни, ведь ты сама была на волосок от гибели этим утром. Какой-то мерзавец пытался сгубить тебя в этом пламени.
Он посмотрел на грязную, разорванную одежду Рэнди и добавил, покачав головой:
– Теперь мне ясно, что этот негодяй знал о том, как ты любишь своих животных, и устроил из этого ловушку для тебя. Как ты могла быть такой беспечной?
– Прекрати! – вспыхнула Рэнди, отталкивая Джеймса. – Лучше помоги мне распутать веревки на ногах. Я хочу посмотреть, что сделал этот сумасшедший с моей конюшней.
Джеймс промолчал, сжав челюсти так, что заиграли желваки на щеках. Затем неохотно снял с ног Рэнди путы. При этом мокрое одеяло упало у него с плеч, и, увидев его спину, Рэнди невольно ахнула:
– Твоя рубашка вся в дырах! О, Джеймс, тебе же, наверное, очень больно!
Эти слова и нежное прикосновение руки, которую Рэнди положила на его плечо, угасили гнев Джеймса, и он спокойно ответил, скосив глаза себе за спину:
– Я в порядке, Рэнди. Рубашка пропала, да и черт с ней! Честно сказать, я был настолько занят, что и не заметил этого.
Рэнди отлепила обгоревшую ткань от спины Джеймса, посмотрела на волдыри, покрывшие его кожу, и тихо сказала:
– Мокрое одеяло помогло, но все равно ожоги довольно сильные. Впрочем, у моей кухарки, Кайры, есть мазь, которая поможет тебе…
Внезапно у Рэнди закружилась голова, и девушка покачнулась. Джеймс подхватил ее и помог удержаться на ногах.
– Что с тобой, Рэнди? Тебе плохо?
Она прикрыла глаза, опустила голову и потрогала ладонью свой затылок.
– Он ударил меня по голове. Теперь она немного кружится.
Джеймс подхватил девушку на руки и сказал:
– Я отнесу тебя в постель и пошлю за доктором из британской миссии.
– Опусти меня на землю, – приказала Рэнди, толкнув Джеймса в грудь сжатой в кулак рукой. – Это не смертельно. Кроме того, я не доверила бы доктору-англичанину лечить даже свою собаку, не только себя. Знаю я этого доктора из британской миссии. Он с утра накачивается джином так, что к обеду уже не видит пациента. Со мной все в порядке, опусти меня!
– Вот упрямая, – проворчал Джеймс, но тем не менее опустил Рэнди на землю. – Пойми, удар по голове – это не шутки. Это может быть очень опасно. Ну, хорошо, если ты так не доверяешь доктору из миссии, я пошлю за братом Каспером.
– Нет, – затрясла головой Рэнди. – Брату Касперу и без меня хватает забот. Если уж на то пошло, нужно будет позвать Калида Джовара. Это доктор Акбара из Опал-Корта.
– Слава Аллаху, вы живы, мисс Коллинз! – раздался голос Абу. Он только что подбежал к ним и сейчас с улыбкой смотрел на свою госпожу, безуспешно пытаясь пригладить рассыпавшиеся по плечам волосы. – Как я рад, что все обошлось!
– Все не так просто, Назир, – откликнулся Джеймс. – Рэнди получила сильный удар по голове, и я хочу послать за доктором.
Рэнди посмотрела на Джеймса, а затем перевела взгляд на помрачневшее лицо Абу.
– Я же сказала, что это не смертельно, капитан, – сказала она. – Сейчас меня гораздо больше волнуют мой дом и мои животные.
– Все они в безопасности, мисс Коллинз, – поспешил успокоить ее Абу. – Кое-кто из них наглотался дыма, но все они живы. Правда, сама конюшня сгорела дотла, с этим мы ничего не смогли поделать. Пламя оказалось слишком сильным, чтобы можно было что-то спасти.
Рэнди повернулась спиной к Джеймсу и пошла к дымящимся руинам рука об руку с Абу.
– Пока мы можем сделать временные загоны для лошадей, – сказала она, – и держать их там. А если приступить к работе немедленно, то можно будет не позже чем через месяц отстроить новую конюшню. Сразу после завтрака я займусь чертежами и расчетами.
Джеймс почувствовал себя ненужным, лишним, оскорбленным и с обидой сказал, догоняя Рэнди и хватая ее за руку:
– Ты что, с ума сошла, Рэнди? Какой-то маньяк только что пытался тебя убить, а ты думаешь о постройке новой конюшни? Лучше приказала бы паковать свои вещи. Тебе надо уехать из Индии как можно скорей, пока этот мерзавец снова до тебя не добрался!
Рэнди резко выдернула руку, остановилась, подбоченилась и сердито ответила:
– Я совершила сегодня утром ошибку – дала заманить себя в конюшню, но этого больше не повторится. Я усилю охрану и сама впредь буду вести себя осторожнее. А что касается моего отъезда в Англию, то я сама решу, ехать мне или нет. И не нужно объяснять мне, что я должна делать, а чего не должна. У меня своя голова на плечах.
С этими словами она отвернулась от Джеймса и направилась к остаткам конюшни, окутанным едким сизым дымом.
Джеймс обратил внимание на то, с каким вниманием всматривается Абу в джунгли, подступавшие прямо к сгоревшей конюшне, и спросил:
– Что-то не так, Назир? Ты что-то там заметил?
Абу еще раз обвел глазами густые заросли и ответил, покачав головой:
– Нет, господин. Я ничего не вижу, но что-то подсказывает мне, что мисс Коллинз было бы лучше вернуться домой.
Рэнди услышала его слова и заметила, нахмурив брови:
– Абу, мне кажется, что ты сейчас пугаешься тени. Поверь, тот человек сейчас уже далеко отсюда. Если хочешь, пошли людей прочесать джунгли, но я уверена, что это ни к чему. Я же не успокоюсь, пока своими глазами не увижу, что Гаруда и Ратри живы и здоровы.
Она сделала еще пару шагов, и в это мгновение Абу внезапно бросился вперед, прикрывая Рэнди своим телом. В тишине прогремел пистолетный выстрел, и Джеймс увидел, как на спине Абу расплывается кровавое пятно. Старый слуга нелепо взмахнул руками и тяжело повалился на садовую дорожку, усыпанную гравием.
Рэнди вскрикнула, опустилась на колени рядом с Абу и закричала:
– Абу, прости меня, мой верный старый друг! Если бы я послушалась тебя, этого не случилось бы! Прости!
Джеймс принялся отдавать приказания слугам, а Абу тем временем прохрипел:
– Вы… ни в чем не виноваты, миледи. Шакал… этот шакал… я не мог позволить ему убить вас. Не плачьте, Сона Аг… ведь защищать вас – это… мой долг…
Глаза Абу закатились, и он безжизненно вытянулся на земле.
Джеймс опустился на колени рядом с Рэнди и задрал тунику Абу, чтобы осмотреть его рану. Увидев ее, он оторвал полосу ткани, скатал ее в комок и прижал к груди старого слуги.
– Пуля прошла под левой лопаткой, – сказал он. – По тому, как он дышит, можно предположить, что у Абу пробито легкое. И только одному богу известно, не задето ли у него сердце. Прости, любимая, но я не уверен в том, что Абу сумеет выкарабкаться.
Рэнди прикрыла мокрые от слез глаза и коснулась груди Абу дрожащими пальцами. Поможет ли ей сейчас дар, полученный ею с небес? Она осторожно провела рукой, прислушалась и поняла, что сердце верного слуги не задето. Лучик надежды блеснул для нее, и Рэнди сказала:
– Джеймс, пожалуйста, пошли немедленно кого-нибудь из слуг в Опал-Корт за доктором Калидом Джоваром. Только он сможет помочь Абу. И пусть попросят его поторопиться, дорога каждая минута.
Джеймс посмотрел на свои руки, на которых осталась кровь Абу, и с сомнением покачал головой. Честно говоря, ему не верилось, что старого слугу можно еще спасти, каким бы волшебником ни оказался этот загадочный Калид Джовар. Затем посмотрел в глаза Рэнди и прочитал в них надежду и веру.
Он немедленно послал за доктором к принцу Акбару, поднял на руки тяжелое, безжизненное тело Абу и вместе с Рэнди понес его к дому.
* * *
Вечером того же дня они сидели в гостиной и ждали вестей от Калида Джовара. Тот занимался своим пациентом уже несколько часов кряду, и в спальню, где это происходило, не был допущен никто, кроме Джариты. Рэнди уже успела умыться, переодеться в европейское платье и сейчас нервно ходила из угла в угол, снова и снова переживая трагические события минувшего дня.
– Ах, если бы только я прислушалась к словам Абу, – то и дело повторяла она. – Если бы только прислушалась! Тогда ничего этого не случилось бы. Так нет, мне просто загорелось пойти посмотреть на остатки конюшни! Это моя вина, только моя! – Рэнди остановилась и посмотрела на Джеймса, молча сидевшего на краю дивана. – Ну, а почему ты ни в чем не винишь меня?
– Почему я должен в чем-то тебя винить? – пожал плечами Джеймс, поморщившись при этом от боли в обожженной спине. – Ты поступила так, как считала нужным. Что же касается ошибок, то главную из них ты совершила задолго до сегодняшнего утра.
– Что ты имеешь в виду? – спросила Рэнди, пристально глядя на Джеймса.
– Если бы ты раньше послушалась Абу и всех нас, если бы ты раньше согласилась уехать в Англию, ничего этого не произошло бы. И твоя конюшня стояла бы на месте, и Абу был бы жив и невредим.
– Ты думаешь, я сама этого не знаю? – уныло вздохнула Рэнди, присаживаясь рядом с Джеймсом. – Но только отъезд в Англию не решит моих проблем.
– Ты имеешь в виду свою свободу и свои отношения с дядей, так это нужно понимать?
– Это тоже, – кивнула она. – Но, кроме этого, есть еще масса вещей, которых ты просто не понимаешь.
Эти слова Рэнди сказала с такой тоской, с таким отчаянием, что Джеймс не сдержался и погладил ее по бледной щеке раскрытой ладонью.
– Расскажи мне о своих проблемах, Рэнди, – попросил он. – Помоги мне понять, что тебя так волнует.
Рэнди нервно сглотнула и осторожно ответила:
– Некоторые люди рождаются художниками или музыкантами. Каждому из нас дан какой-то талант или дар, как хочешь это назови. Одни обладают ангельским голосом, другие умеют сочинять стихи, которые западают в сердце и тревожат душу. Третьим дано лечить, – например, Джовару или брату Касперу. А у меня свой дар – странный и непонятный.
– Я знаю, что ты обладаешь даром целительства, Рэнди, – склонил голову Джеймс. – Я видел, как ты общалась с больными в госпитале. Ты накладывала на них свои руки, и им становилось от этого легче.
Рэнди раскрыла ладони, посмотрела на них и ответила:
– Мой дар нельзя назвать целительством, Джеймс. Просто, когда я касаюсь человека руками, я начинаю чувствовать его боль как свою собственную. И тогда я могу сказать врачам, что, где и как болит у этого человека, а дальше они сами решают, чем ему помочь.
– Вот, значит, каким образом ты поняла сегодня утром, что сердце у Абу не задето пулей! – ахнул Джеймс. – Я помню, ты коснулась его груди и сказала, что пуля только пробила легкое. Боже, какой необычный дар ты получила от бога!
Он говорил с таким благоговением, что Рэнди невольно улыбнулась.
– Видишь, как тебя поразил мой талант, Джеймс. А теперь пойми – это здесь, в Индии, его считают даром небес, но как отнесутся к нему в Европе? Примут меня за ведьму?
– Вопрос не по адресу, Рэнди. Я сам не совсем типичный европеец. У моей матери есть сестра-близнец, и между ними все время сохраняется телепатическая связь. Если одна из них заболеет, другая чувствует такую же боль. А однажды, когда мою мать похитили и обманом увезли из дома, сестра увидела во сне, где ее искать. Так что, хотя сам я подобным даром и не обладаю, но то, что такие вещи существуют, знаю не понаслышке.
– Неправда, ты тоже обладаешь подобным даром, Джеймс, – радостно улыбнулась Рэнди. – Иначе чем ты объяснишь то, что тебе удалось найти меня в охваченной пламенем конюшне?
– Глупости, Рэнди. Просто я позвал тебя, и ты откликнулась, вот и все. Ничего сверхъестественного.
– Мой рот был заткнут кляпом, и я не могла произнести ни слова, и ты это знаешь, Джеймс. Ты слышал меня не ушами. Ты слышал меня сердцем.
Джеймс невольно отодвинулся в сторону.
– Я слышал тебя, и покончим с этим. Услышал и вытащил из этой проклятой конюшни, это главное. Скажи лучше, почему ты думаешь, что твое умение чувствовать чужую боль создаст тебе проблемы в Англии?
Выражение лица Джеймса подсказало Рэнди, что тот не готов принять смысл мистического события, которое произошло утром, и говорить об этом дальше не имеет смысла. По крайней мере, сейчас.
– Мой дар не ограничен тем, что мне дано чувствовать чужую боль. То же самое распространяется на животных и птиц. За эти годы я подобрала многих раненых или больных зверей, вылечила их, и теперь они живут в моем доме. Именно с помощью своего дара я обнаружила, что у Гаруды повреждено копыто. Но если люди в твоей цивилизованной Европе узнают о моем даре, они начнут использовать меня или, еще хуже, начнут преследовать меня как ведьму.
– Европа – это не только моя родина, Рэнди, – возразил Джеймс. – Ведь, несмотря на то, что ты родилась в Индии, ты такая же англичанка, как и я сам.
– Не путай разные вещи, Джеймс. Пусть я и англичанка, но мои корни здесь, и я не уверена в том, что меня примут на родине как свою. – Рэнди старалась говорить спокойно, но в ее голосе все равно прорывалось отчаяние. – Да, я умею подать чай, принять гостей, вести себя как настоящая английская леди. Но это все только маска! И я не смогу долго скрывать под ней себя настоящую, ту, какая я есть на самом деле!
– Рэнди, милая, ты должна выслушать меня.
Она отвернулась в сторону и покачала головой:
– Там меня никто не поймет: Я только потеряю свободу и вместе с ней возможность помогать другим. Долго скрываться я не смогу – ведь племянница герцогини Мейдстоун должна всегда быть у всех на виду, вот я и попадусь. И тогда бабушка откажется от меня, и я окажусь в руках у дяди Ричарда.
– Поверь мне, Нана никогда этого не допустит, – заверил Джеймс, кладя руку на плечо Рэнди. – Она добьется в суде того, чтобы ее признали твоей опекуншей. А позже, когда будет найден убийца твоего отца, никто и ничто не помешает тебе вернуться в Индию, если ты сама этого захочешь.
Слезы, которые она так долго сдерживала, заблестели на глазах Рэнди, и, когда она заговорила вновь, голос ее дрожал:
– На это я не могу рассчитывать. Даже несмотря на все возможности, которыми обладает Нана, у дяди Ричарда есть все преимущества, а поскольку он ненавидит ее, то постарается сделать так, чтобы насолить ей с моей помощью. Я же знаю законы, Джеймс. Ричард будет иметь право продать мой дом в Калькутте, и он его продаст. Выбросит Абу вместе с остальными на улицу, а саму меня выдаст замуж за какого-нибудь старикашку. И Нана ничего не сможет с этим поделать. Поверь, я боюсь не за себя, но за тех, за кого я отвечаю. Мне больно думать, что кто-то из моих людей будет страдать из-за меня. Ах, Джеймс, что же мне делать?
– Не тревожься, Мира, – сказал Джеймс, беря руки девушки в свои ладони. – Мы найдем способ справиться со всем этим, поверь.
Он наклонил голову и нежно поцеловал Рэнди в щеку.
Этот поцелуй и то, что Джеймс назвал ее Мирой, напомнили ей покойного отца. Рэнди на минуту снова почувствовала себя маленькой девочкой, и ей так захотелось, чтобы ее утешали. Теперь она знала, что может верить Джеймсу. В считанные дни он стал важной частью ее жизни! И вера в этого человека сложилась и окрепла у нее еще до того, как он спас ее из пламени.
Джеймс неуверенно погладил ее по спине. Рэнди поняла, что он ищет способ утешить ее, и от этого у нее стало легче на душе.
Своей отвагой Джеймс живо напомнил ей отца, но далеко не только отвага привлекала ее в этом сильном, красивом, умном мужчине. Вопреки рассудку, она влюбилась в него, хотя и понимала, что эта любовь не может быть счастливой. Вскоре Джеймс вернется в Англию, она останется в Индии – что дальше? Есть ли у них хоть какая-то надежда, хоть какой-то шанс на будущее?
Уткнувшись лицом в плечо Джеймса, Рэнди думала сейчас о том, сможет ли она пережить неизбежную разлуку с ним, и молила бога помочь ей в этом.
А затем Джеймс, к великому огорчению Рэнди, внезапно отступил назад.
Он взял в ладони ее лицо и тихо сказал, глядя ей прямо в глаза:
– Выходи за меня замуж, Рэнди.
– Замуж? За тебя? – ошеломленно повторила она, чувствуя, как забилось ее сердце.
– Да. По-моему, это самое лучшее решение всех проблем, – кивнул он. – Завтра я получу специальное разрешение на брак, и мы с тобой немедленно обвенчаемся.
Рэнди не могла поверить своим ушам. Каждая девушка ждет, что ей сделают предложение, но часто ли оно оказывается таким неожиданным? Ведь Джеймс ни разу не сказал о том, что любит ее, не признался в своих чувствах, не спросил, нравится ли он ей. Да и сейчас глаза Джеймса остаются спокойными, а взгляд прямым и внимательным.
Рэнди повела плечами для того, чтобы скрыть свое смущение.
– Ты хочешь, чтобы мы обвенчались немедленно?
Джеймс снова кивнул и ответил, выпрямляясь:
– Совершенно верно. В Англию мы должны прибыть уже мужем и женой. Тогда никаких проблем с твоим дядей не возникнет.
– С дядей? При чем здесь мой дядя?
Джеймс не ответил. Погруженный в свои мысли, он принялся расхаживать по комнате, заложив руки за спину, затем сказал:
– Если Абу сможет перенести путешествие, нужно будет погрузить все твои вещи на судно к пятнице. Утром мы отплываем.
– В пятницу? – ахнула Рэнди. – Но это же всего… через три дня!
– Да, я знаю. Но с помощью Стивена и Акбара это вполне возможно. Слуги могут начать упаковывать твои вещи прямо сейчас.
У Рэнди вновь закружилась голова, но на этот раз не от удара, полученного сегодняшним утром, а от того, что предстало перед ее воображением.
– Это слишком неожиданно, – слабо возразила она. – Собраться, упаковаться и быть готовой к отплытию – и все это за каких-то три дня? – Рэнди опустилась на диван и покачала головой. – Да еще и свадьба? Нет, это невозможно!
– Возможно, – спокойно возразил Джеймс. – Тем более что венчание пройдет тихо и быстро, безо всяких церемоний и торжественных приемов.
– Но, Джеймс, я всегда думала, что… – Рэнди прикрыла глаза и болезненно поморщилась. – Нет, мне кажется, что такой брак ничего не решит.
Джеймс присел рядом с ней на диван.
– Этот брак – самый лучший выход для тебя, Рэнди, – спокойно пояснил он. – Если ты вернешься в Англию, будучи моей женой, Ричард Уэнворт не будет иметь над тобой никакой власти.
– Значит, ты предлагаешь мне выйти за тебя только ради того, чтобы насолить моему дяде? – спросила Рэнди, широко распахивая глаза.
– Разумеется, – кивнул Джеймс. – Быть может, я и не такой знатный человек, как он, но у меня будет достаточно оснований, чтобы заставить герцога Мейдстоуна держаться от тебя подальше, если ты станешь моей женой. Видит бог, я не искал себе жену, но в данном случае это самый простой способ защитить тебя.
– Защитить меня? – переспросила Рэнди, чувствуя, как запылали ее щеки и перехватило дыхание. – Это очень благородно с твоей стороны, Джеймс, но я не могу позволить тебе пойти на такие жертвы. Поверь, я сумею найти другой способ справиться со своими проблемами.
Джеймс беззаботно откинулся на спинку дивана и пожал плечами.
– Это не такая уж большая жертва с моей стороны, Рэнди, – сказал он. – Как только будет схвачен убийца твоего отца, мы сможем расторгнуть наш брак, и ты вернешься в свою любимую Индию. Все это займет меньше года.
– Расторгнуть брак? Но на каком основании? – Она надеялась на то, что ее спокойный тон сумеет скрыть чувства, бушевавшие в ее сердце.
– Наш брак будет фиктивным, только на бумаге, – пояснил Джеймс. – После развода я верну тебе все твое приданое и ты вернешься сюда. Получишь долгожданную свободу и будешь жить, как тебе хочется.
Рэнди сжала кулаки с такой силой, что ногти впились в ее ладони.
– Ваша доброта не знает границ, капитан, но я вынуждена отклонить и это ваше предложение, – сказала она. – Должно найтись какое-то другое решение.
Джеймс напрягся, услышав металлические нотки в ее голосе.
– Ты не понимаешь, Рэнди. Другого решения нет. Человек, убивший твоего отца, все ближе подбирается к тебе. Это просто чудо, что тебе удалось спастись сегодня утром. И не забудь, что за твою беспечность Абу едва не поплатился своей жизнью. Чьей жизнью ты готова рискнуть, когда убийца снова подойдет вплотную к тебе?
Рэнди отшатнулась так, словно получила пощечину, и на глазах у нее вновь заблестели слезы.
– Как ты смеешь так говорить? Ты же знаешь, что я меньше всего желаю, чтобы кто-то пострадал из-за меня.
Джеймс ответил ей ободряющей улыбкой и взял руки Рэнди в свои ладони.
– Я это знаю, милая. Не сердись, я просто хочу, чтобы ты поняла, что другого выхода у тебя нет. Иначе тебя просто убьют, Мира. Брак, который я тебе предлагаю, – лишь способ защитить тебя, – по крайней мере, до тех пор, пока все не закончится.
Рэнди опустила голову и дала волю слезам. Они текли по ее щекам, а сама она думала над тем, что ей довелось услышать. Безусловно, в словах Джеймса был здравый смысл, и, более того, Рэнди понимала, что у нее просто нет выбора.
Она вздохнула и ответила:
– Хорошо, Джеймс, я выйду за тебя замуж и вернусь в Англию – но всего лишь на время. Однако прошу тебя помнить о том, что я не могу оставить своих животных и слуг. Я тебе об этом уже говорила. Я не могу уехать без них.
Джеймс ответил, нежно обнимая ее:
– Конечно, Мира, дорогая. Пускай нам придется потесниться, но для твоих людей и животных я найду место. Кстати, ты Зидру тоже возьмешь с собой?
– Ну, конечно, – Рэнди вдруг нахмурилась и отодвинулась от Джеймса. – Постой, а кто тебе сказал про Зидру?
– Абу. Он говорил, что Зидра спасла тебе жизнь в ту ночь, когда в твою спальню проник убийца. Знаешь, я очень хотел бы познакомиться с этой отважной женщиной. Она твоя служанка?
Рэнди замялась, пожевала губами и невнятно забормотала в ответ:
– Зидра… она… да, она служит мне уже несколько лет, но… понимаешь, она…
– Девочка моя! – воскликнула Джарита, врываясь в гостиную. – Боги услышали наши молитвы! Абу останется жив. Доктор Калид совершил настоящее чудо! Пойдем, козочка моя, Абу хочет видеть тебя.
Рэнди сорвалась с места и исчезла вместе со своей служанкой. Джеймс проводил их взглядом, и на губах его появилась торжествующая улыбка.
– Наш брак никогда не будет расторгнут, Рэнди, – негромко сказал он, роняя слова в тишину опустевшей комнаты. – Рано или поздно ты полюбишь меня, и я сумею убедить тебя в том, что твой родной дом – это наша старая добрая Англия.
В эту минуту в гостиной появился Стивен в запыленном сюртуке и распущенном галстуке.
– Не знаю, что хуже в этой стране – ужасные дороги или эта проклятая жара, – пробурчал он. – Знаю только одно – никогда больше не стану проклинать наши лондонские дожди и туманы, клянусь!
Не дожидаясь ответных слов Джеймса, он уселся на диван рядом с ним и продолжил, прикрывая глаза:
– Привратник уже доложил мне, что жизнь Назира вне опасности. Уверен, что Рэнди будет рада этому. А как твоя спина, Джеймс? Помогла тебе индийская мазь?
– Да, помогла, но я хотел сказать тебе, что…
Стивен замахал руками и перебил его:
– Не понимаю, как я мог проспать весь пожар? Наверное, это все жара виновата. От нее всю ночь ворочаешься, зато под утро засыпаешь как убитый.
– Жара? – насмешливо переспросил Джеймс. – А может быть, слишком обильная еда и бесконечное число бокалов с бренди за ужином? Поверь, пьянство еще никого до добра не доводило.
– Пьянство? – переспросил Стивен. – Ну нет, это здесь ни при чем. Проклятая жара, и только!
– Ну ладно, – ответил Джеймс. – Как бы то ни было, в пятницу мы отплываем в Англию.
– В пятницу? Всего через десять дней? Ну что ж, можно успеть…
– Не в следующую пятницу, – перебил его Джеймс, – а в эту. Через три дня. С утренним приливом.
Стивен откинулся на спинку дивана и удивленно уставился на друга:
– Через три дня? Но это же невозможно!
– Возможно. Разумеется, если вы с Акбаром поможете мне, – ответил Джеймс, вставая с дивана. – Я иду в библиотеку составлять список дел, которые нужно, закончить до отплытия.
Стивен недоуменно покачал головой и спросил:
– Но к чему такая спешка, Джеймс? Мы же только-только начали заключать сделки с местными купцами. Ты что, хочешь вернуться в Англию с пустыми трюмами?
Джеймс остановился в дверях, оглянулся на друга и ответил с улыбкой:
– Мы поплывем не с пустыми трюмами, Стивен. Боюсь, что, когда мы возьмем на борт слуг Рэнди и ее животных, у нас едва хватит места, чтобы разместиться самим. Между прочим, по пути домой тебе придется делить каюту с Эмметом, а твою каюту мы отдадим Абу. Что же касается моей каюты, то в ней поселится Рэнди.
– Значит, ты все же уговорил ее вернуться в Англию? Отличная новость! – понимающе кивнул Стивен и улыбнулся. – Ну что ж, после всего, что случилось нынче утром, я понимаю причину твоей спешки. Кстати, ты не боишься, что она может опять передумать?
– Рэнди не передумает, – серьезно ответил Джеймс. – Она знает, что так будет лучше.
Он широко улыбнулся, привалился спиной к косяку и добавил:
– Между прочим, старина, учти, что я смогу заплатить тебе твой выигрыш за пари не раньше, чем мы вернемся домой. Сейчас эти деньги мне понадобятся для того, чтобы заплатить майору Спенсеру.
Стивен непонимающе заморгал глазами:
– Какое пари, какие деньги? И почему ты должен что-то платить этому поганцу Спенсеру?
Джеймс ответил, разводя руки в стороны:
– Без этого, я думаю, Спенсер не подпишет мне разрешение на брак. Но тысячи фунтов плюс моего обещания не губить его карьеру будет, мне кажется, достаточно. Ведь как ни крути, но он пока что здесь губернатор.
– Разрешение на брак? Ты… ты и Рэнди? – Лицо Стивена расплылось в улыбке. – Я же говорил, что вы с ней созданы друг для друга! Ну, признавайся, кто из вас сдался первым?
– Никто. Леди думает, что я женюсь на ней только для того, чтобы защитить ее от козней дяди. Я заверил ее, что наш брак может быть расторгнут, как только найдут и схватят убийцу ее отца, после чего она будет вновь свободна и сможет вернуться в Индию. Сказал, что все это займет не больше года.
– Ты сделал ей такое сумасшедшее предложение? – переспросил Стивен, не веря собственным ушам.
– Да, – с гордостью ответил Джеймс. – Я сам до этого додумался.
– Да, много я видел идиотов в своей жизни, – задумчиво протянул Стивен, – но таких, как ты…
Он подошел к Джеймсу, взял приятеля за плечо и доверительно продолжил:
– Но Рэнди такая прекрасная, желанная женщина. Не представляю, как ты сможешь продержаться целый год, чтобы не притронуться к ней.
Слабая улыбка в ответ – это было все, на что хватило Джеймса. Он страдальчески закатил глаза, а Стивен сказал, рассмеявшись от всего сердца:
– Ах ты, собака! Уговорил Рэнди выйти за тебя замуж, утверждая, что хочешь тем самым защитить ее! А сам думаешь только о том, как бы тебе соблазнить собственную жену?
Джеймс посерьезнел и ответил, кивнув головой:
– Да, это так. Но учти, я не хочу принуждать ее к чему-либо. Просто надеюсь, что настанет время, когда она сама этого захочет. И только после этого Рэнди станет моей женой – в полном смысле этого слова.
– Думаю, что долго ждать этого не придется. Я ведь тоже не слепой. Конечно, для того, чтобы уговорить ее бросить свою Индию, потребовалось немало усилий, но при всем при том она же любит тебя! Думаю, что у вас с ней не будет проблем.
Джеймс отвернулся и покачал головой:
– Это все так, но после того, что сделала со мной в свое время Кэролайн Сатклифф, я уже не уверен в самом себе. Впрочем, выбора у меня все равно нет. Ведь каждый новый день, проведенный здесь, грозит Рэнди новой бедой. Когда я едва не потерял ее во время пожара, я понял, как много она значит для меня, и поклялся сделать все для ее безопасности. Ради этого я готов даже пойти с ней под венец – хочет она того или нет. Боюсь, правда, как бы она не возненавидела меня за это. Впрочем, надеюсь, она в конце концов поймет, что поступить иначе я просто не мог.
– Поймет, поймет, – хмыкнул Стивен. – Ведь ты действуешь из самых чистых побуждений, Джейми-бой, не так ли? Скажу больше – ты любишь ее. И мне кажется, что Рэнди это знает.
Он дружески потрепал Джеймса по спине и добавил:
– Ну, а теперь за работу. Если мы отплываем уже в эту пятницу, то мне, как я понимаю, сидеть без дела не придется.
Джеймс направился в библиотеку, сопровождаемый Стивеном, и по дороге сказал своему другу:
– Пока я не взял в руки перо и бумагу, тебе не поздно еще отказаться.
– Разве я могу отказаться помочь тебе, Джейми? Если бы я отказался, ты перестал бы считать меня своим другом. А ведь я – твой лучший друг, не так ли? – ответил Стивен, беря Джеймса за руку.
– Конечно, Стивен. Я в этом никогда не сомневался.
– Тогда у меня к тебе одна просьба. Скажи, это обязательно нужно, чтобы я на всем обратном пути делил каюту с Эмметом? Он так ужасно храпит. Удивляюсь, как еще у меня дверь с петель не слетела от его храпа.
Джеймс открыл дверь, ведущую в библиотеку, и ответил, пропуская Стивена вперед:
– Рад, что ты остался при этом жив, старина, но ничем не могу тебе помочь. Придется тебе потерпеть. Впрочем, ты сам во всем виноват со своими предсказаниями.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен



Великолепный роман! Жаль, что нет комментов к такому интересному роману!Читала и даже перечитывала многочисленное количество раз! Книгу подарил мне брат лет десять тому назад за что ему большое спасибо! Она одна из моих любимых! Прочитайте обязательно она произведет на вас впечатление. Хотя кто знает.... может и нет, о вкусах не спорят.Опять меня понесло..... Просто очень хочется ,чтобы книгу оценили по достоинству!
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенЯна81
16.11.2012, 22.11





Мне понравился роман.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТатьяна
4.02.2013, 17.34





Прекрасная книга! Настолько интересно, что я оторватся не могла пока не дочитала! Жаль что нет продолжения))))
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзеноля
8.02.2013, 19.52





Да, прочитала, а в душе так хорошо стало,за чтением книги ощущение того что ты смотришь увлекательный,захватывающий, интересный,жизненный, худ.фильм да я сильно впечетлилась ну так все очень здесь красиво, насыщенно,достойный роман 10/10 самый лучший!!!...
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенВселенная
10.06.2013, 8.49





Очень интересный, увлекательный, красочный роман. С удовольствием прочла. Замечательные герои, интрига держалась до конца, никогда не догадалась бы, кто злодей.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТаня Д
11.09.2015, 21.11





Не понимаю почему такой низкий рейтинг?!? Прекрасный роман, мне очень понравился, рекомендую. 10 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзенмэри
13.09.2015, 13.11





Интересный роман - сказка. Тут тебе и детектив и телепатия и экстрасенсорика и любовь с первого взгляда. Читается легко, злодеи повержены и хэппи энд для полного счастья - 8 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенНюша
14.09.2015, 2.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100