Читать онлайн Невеста из Калькутты, автора - Грейс Сьюзен, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.28 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейс Сьюзен

Невеста из Калькутты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

– Просыпайтесь, миледи, прошу вас. Опасность у порога, и нам нельзя терять ни минуты.
Рэнди слабо пошевелилась, стараясь сбросить с себя тяжелый, липкий сон. Разлепив глаза, она увидела свет горящей свечи, и он показался ей таким болезненно-ярким, что она вновь опустила веки. Голова у нее кружилась, во рту пересохло, язык казался шершавым, словно терка.
– Воды, – прошептала она. – Ради всего святого, воды.
– Сию минуту, миледи, – отозвался женский голос. – Позвольте только старой Эдит помочь вам сесть, иначе вы обольетесь.
Вода была тепловатой, но тем не менее показалась Рэнди божественным нектаром. Жадно напившись, она облизнула пересохшие губы и спросила:
– Что со мной было, Эдит?
– Это все проклятый бульон. Амелия забрала у меня кружку и что-то в нее подсыпала. Вы не помните, как я пыталась выбить ее у вас из рук?
Рэнди вяло порылась в своем затуманенном мозгу и наконец вспомнила:
– Да, конечно. Вы пытались выбить у меня кружку, а Амелия замахнулась и назвала вас растяпой. Она больно ударила вас, Эдит?
– Пустяки! От одной пощечины мне ничего не сделается. Если бы в комнате не было Найджела с пистолетом наготове, я бы сумела ответить Амелии, но увы… – Эдит принялась развязывать веревки, стягивавшие руки Рэнди, то и дело оглядываясь при этом на дверь. – Амелия спит в другой комнате, а Найджел в гостиной, на диване. Я должна вывести вас отсюда, пока они не проснулись.
– Но где мы вообще находимся, Эдит? – спросила Рэнди, потирая виски чуть дрожащими пальцами. – Ведь я даже этого до сих пор не знаю.
– Мы в Фавершеме, миледи. В домике, который завещал мне барон Рейнольдс за долгую верную службу его семье.
Несмотря на сильную головную боль, Рэнди смогла припомнить свой разговор с бабушкой – как давно это было! – и сказала:
– Барон Рейнольдс. Это тот самый дядя, который взял на воспитание Амелию и Найджела после смерти их родителей?
– Он самый, – поморщилась Эдит. – Настоящий мерзавец, а не джентльмен, если позволите мне так сказать. Жестокий, злой, словно сам дьявол. И племянников воспитал такими же отродьями сатаны.
– Вот как, – заметила Рэнди.
– Да. – Эдит вздохнула, и ее глаза наполнились слезами. – Он ненавидел своего младшего брата за то, что тот сбежал из дома с актрисой, вместо того чтобы жениться на богатой невесте, которую барон подыскал ему. А когда брат с женой погибли в дорожной катастрофе, барону пришлось взять к себе племянников, он был не слишком этому рад.
Она вытерла фартуком мокрые глаза и продолжила:
– Барон сильно пил и совсем не занимался детьми. А потом, когда Амелия начала подрастать и превращаться в хорошенькую девушку, он положил на нее свой поганый глаз. Все время ходил за ней, пытался потрогать. Я это заметила и не раз говорила Амелии, чтобы та была начеку, но напрасно. Когда ей было всего одиннадцать, барон совершил чудовищную вещь – силой затащил ее в свою постель. Я искала способ прекратить это беззаконие и пошла к местному викарию. Тот выслушал меня и ответил, что барон – знатный джентльмен, герой войны, а то, что я говорю, всего лишь ложь и клевета, и запретил мне рассказывать об этом кому бы то ни было. И то сказать, кто будет брать во внимание слова какой-то служанки? – она бессильно повела плечами. – А однажды маленький Найджел нечаянно заглянул в спальню барона и увидел, как тот насилует его сестру. Мальчик бросился на дядю, но тот, разумеется, оказался сильнее. Он скрутил Найджела, выпорол плетью и запер в подвале.
Рэнди почувствовала тошноту не столько от лауданума, сколько от того, что услышала. Потянувшись к Эдит, она взяла ее за руку и тут же ощутила всю глубину отчаяния и боли, разрывавших сердце бедной женщины.
– Барон действительно был чудовищем, – сказала она, – а вы, Эдит, ни в чем не виноваты. Не нужно так сокрушаться.
– Я все понимаю, миледи, – вздохнула Эдит и ласково погладила Рэнди по руке. – Простите старуху, я, наверное, не должна была все это рассказывать.
Она отошла к шкафу и принялась рыться в нем, приговаривая:
– Теперь нужно найти для вас какую-нибудь одежду. Если мы поторопимся, то к утру уже будем в городке и разыщем там местного констебля.
Рэнди попыталась спустить ноги с кровати, и острая боль тут же напомнила ей о кандалах.
– Одежда не главное, Эдит. Я не смогу двигаться с цепями на ногах.
– О господи, о них-то я совсем забыла! – огорченно воскликнула старая женщина.
– Почему бы вам одной не сбежать и не позвать на помощь, Эдит?
– Я не могу бросить вас, миледи, – покачала она головой. – Мне удалось подслушать то, о чем говорили за ужином те двое. Найджел боится и не хочет дожидаться выкупа. Считает, что если убить вас, то на них с Амелией никто никогда не подумает. Правда, его сестра намерена дождаться выкупа, но, боюсь, Найджел ее не послушает и все сделает по-своему.
– А вы не боитесь, что Найджел и вас может убить? – спросила Рэнди.
Эдит поправила седую прядь и со вздохом ответила:
– Мне часто кажется, что жить с таким камнем на душе, как у меня, гораздо страшнее, чем умереть. То, что сотворил со своими племянниками барон, было ужасно, но еще ужаснее то, что они сделали со своим дядей.
– Что же они с ним сделали?
– Убили его, – ответила Эдит, присаживаясь на край кровати рядом с Рэнди. – Вы можете сказать, что такой человек, как барон, заслуживал смерти, и я охотно соглашусь с вами, но они убили его не для того, чтобы отомстить за все, что он с ними сделал, а лишь затем, чтобы завладеть его состоянием. Сколько раз за те годы я уговаривала их бросить все и бежать со мной в Шотландию, но каждый раз Амелия отвечала мне отказом. Им с братом важнее всего было овладеть деньгами барона и его поместьем, хотя я и подумать не могла о том, что это закончится убийством. Наверное, мне до самой смерти будет видеться, как барон лежит мертвым под лестницей – со свернутой шеей и остекленевшими глазами.
Эдит опустила на грудь голову, погрузившись в свои грустные мысли, и Рэнди, желая вернуть ее к действительности, ласково погладила сухую старческую руку.
– Но почему вы решили, что это было убийство, а не несчастный случай?
– Прежде всего, Амелия сама описала ту ночь в своем дневнике. Ей было тогда девятнадцать, и барон решил выдать ее за герцога Мейдстоуна, а Амелии этого ужасно не хотелось. И вот однажды поздним вечером она подмешала в вино дяди настой, возбуждающий мужское желание, а затем, почти обнаженная, заглянула к нему в спальню и тут же вышла. Барон, распаленный страстью, бросился за ней. Когда он подбежал к лестнице, на него из темного угла набросился Найджел. Они вдвоем с Амелией столкнули барона вниз, и он сломал себе шею.
– Вы прочитали об этом в дневнике Амелии?
– Не только. Увы, все это я видела собственными глазами. В ту ночь я уже легла в постель, как и все остальные слуги, но мне не спалось, и тогда я решила отправиться в кабинет за книгой – почитать на ночь, – и тут на лестнице послышалась возня. Все произошло так быстро, что барон даже вскрикнуть не успел, но когда я осторожно приоткрыла дверь кабинета, то увидела Амелию и Найджела. Они радовались, целовались и поздравляли друг друга с победой. Сатанинское зрелище. Правда, радость их оказалась недолгой.
– А почему? – спросила Рэнди.
– Потому что не Найджел оказался наследником барона. Титул и состояние перешли к сыну второго брата барона, служившему в колониях. Таким образом, Амелии не оставалось ничего другого, как только выйти замуж за герцога Мейдстоуна. С его помощью, точнее, с помощью его денег, она решила устроить будущее Найджела. Но мне кажется, что герцог раскусил ее, потому что он согласился лишь на то, чтобы устроить Найджелу офицерский чин и отослать его подальше. – Теперь слезы текли по лицу Эдит потоком. – Герцог всегда был так добр ко мне. Вскоре после того, как он женился на Амелии, его светлость отпустил меня на покой и назначил мне хорошую пенсию.
– И вы позволили ему жениться на этой ведьме Амелии? Не раскрыли ему глаза? – сердито спросила Рэнди.
– Что я могла ему сказать? Ведь в том, что Амелия стала такой, есть большая доля и моей вины, – всхлипнула Эдит. – Конечно, если бы я нарушила запрет викария и рассказала обо всем герцогу, все было бы совсем иначе, но я боялась, а помочь мне было некому.
Рэнди обняла вздрагивающие плечи Эдит, понимая, что если и можно кого-то винить в случившемся, так только общество с царящими в нем законами, а не эту слабую старую женщину. По большому счету, Эдит сама оказалась жертвой.
– Не сердитесь на меня, Эдит. И не надо плакать.
– Но я попыталась искупить свою вину, миледи, – прошептала Эдит, вытирая фартуком мокрое лицо. – В прошлом, году я написала герцогу письмо, в котором рассказала обо всем, что мне известно. Я полагаю, что после этого он сумел прочитать дневник Амелии и нашел в нем подтверждение моим словам.
– Он нашел ее дневник, вы в этом уверены?
– Да, – ответила Эдит. – Перед Рождеством герцог ответил мне и написал, что нашел дневник, но одних только записей в нем будет недостаточно для того, чтобы доказать вину Амелии и Найджела. Он умолял меня приехать в Лондон и подтвердить в суде все, что я видела и слышала той ночью. Я ответила согласием, но решила дожидаться суда не в Лондоне, где я могла случайно столкнуться с Амелией, а здесь, в Фавершеме. Теперь представьте мои чувства, когда в один прекрасный день я увидела на пороге Амелию собственной персоной! Она приехала в полночь и застала меня в таком виде, что решила, будто я слегка не в себе. Ну а я решила, что будет лучше не переубеждать ее. Иногда прикинуться слабоумной бывает только на пользу.
Эдит поднялась с кровати и снова отошла к шкафу.
– Не будем больше терять время, – сказала она. – Пары подходящих туфель для вас я не подберу, а те, в которых вас привезли, потерялись. Дам-ка я вам толстые шерстяные носки. Здесь недалеко, не успеете замерзнуть.
– Можешь не искать их, Эдит, – раздался от двери мужской голос. – Наша гостья никуда не уезжает, и ты тоже. Закрой шкаф и пересядь на стул.
– Но, Найджел, мальчик мой, ты не понимаешь…
Найджел вошел в комнату с двумя пистолетами в руках и направил один из них на Эдит.
– Я понимаю, что ты больше не заслуживаешь доверия, Эдит. Как ты могла пойти на такое предательство? – Он подошел вплотную к старой служанке и приставил пистолет к ее щеке. Лицо Найджела было перекошено от гнева. – Из-за тебя мы с Амелией могли лишиться всего, и за это ты заслуживаешь только одного – смерти.
Рэнди понимала, что со скованными ногами, с головой, затуманенной лауданумом, ей никогда не справиться с Найджелом, но не прийти на помощь Эдит она не могла. И она решила отвлечь его внимание на себя.
– Постыдитесь, лейтенант Рейнольдс, – сказала она, выпрямляясь на кровати. – Вы, молодой сильный мужчина, угрожаете оружием беззащитной старой женщине. Это позор для британского офицера. Неужели вы не можете найти для себя более подходящего соперника?
– Ну, давай, тронься с места, и я пущу пулю тебе в лоб, – сказал Найджел, отпуская Эдит и оборачиваясь к Рэнди. – Или, быть может, ты рассчитываешь на какие-нибудь фокусы, которым обучилась в своей проклятой Индии? Вставай, и я пристрелю тебя, а Амелии скажу, что ты пыталась бежать.
Рэнди закинула на кровать свои скованные кандалами ноги, улеглась и сложила на груди руки.
– Что ж, стреляй, Найджел, и пусть твоя сестра увидит, что ты убил меня вопреки ее приказу.
– Я не из тех, кому можно приказывать! – яростно прохрипел Найджел. – Мы с Амелией – равноправные партнеры в этом деле, и, если я решу, что лучше будет пристрелить вас с Эдит, я это сделаю.
В эту секунду в комнату вошла Амелия – полностью одетая, с зажженной лампой в руке.
– Какого черта ты здесь делаешь, Найджел? – недовольно спросила она. – Я же сказала, чтобы ты не трогал эту девку, по крайней мере до утра.
– Скажи спасибо, что я нарушил твой запрет, сестрица; – поджал свои тонкие губы Найджел. – Наша гостья собиралась бежать, а Эдит ей в этом помогала. Теперь-то ты не будешь возражать, если я докончу с ними обеими?
* * *
Трое всадников, ведомые тигрицей, пробирались по заснеженной, освещенной светом полной луны дороге. За время долгого бега Зидра заметно устала, но тем не менее продолжала все так же упорно стремиться вперед.
– Где мы сейчас находимся, господин? – спросил Абу.
– На окраине Фавершема, – ответил Джеймс. – Если я не ошибаюсь, где-то здесь расположено фамильное поместье Амелии. Может быть, они держат Рэнди именно там.
Зидра внезапно сменила направление и потянула всех к ближайшему лесу. Здесь, за деревьями, Джеймс заметил в снегу разбитую, обгоревшую повозку. Передав поводок Зидры Ксавьеру, он спешился и пошел вперед, пробираясь через сугробы.
Подойдя к повозке, Джеймс опустился перед оторванной доской, на которой сохранились буквы, и воскликнул:
– Взгляни, что здесь написано, Абу, – «Рыбная лавка Мак-Джи». В этой повозке вывозили из дома пустые бочки. Теперь я не сомневаюсь, что Рэнди была спрятана именно в одной из них, – он выпрямился и осмотрелся вокруг. – А где же сами бочки?
– Вон они, – указал рукой Абу на торчащие из-под снега доски.
Они бросились к разбитым бочкам и в первой же из них обнаружили мертвое тело. Это был пожилой мужчина, задушенный белым шарфом, оставшимся у него на шее.
– Это сделал тот же человек, который убил Джонатана Коллинза, – уверенно заявил Абу, внимательно осмотрев шарф. – И теперь мы знаем его имя – лейтенант Рейнольдс, человек, о котором поведала вам моя госпожа во время вашей мысленной связи. Тот грех тоже на его душе.
Вторая бочка оказалась расколотой буквально на щепки. Джеймс покопался в обломках и наконец нашел белую атласную туфельку Рэнди.
– Ай да Зидра! – восторженно произнес он. – Вот это нюх! Рядом с ней все охотничьи собаки ничего не стоят.
– Это не только нюх, господин, это еще и зов сердца, – заметил Абу.
– Я знаю, – кивнул Джеймс, убирая в карман туфельку. – Теперь я это знаю.
Они пошли назад, к ожидавшим их лошадям, и Джеймс добавил на ходу:
– Теперь нужно держать Зидру на коротком поводке. Я чувствую, что мы подобрались совсем близко к тому месту, где держат Рэнди, и нельзя допустить, чтобы тигрица попала под случайный выстрел. Рэнди никогда не простит мне, если с Зидрой что-нибудь случится.
– Моя госпожа простит вам все, господин, – возразил Абу. – Ведь она вас любит.
Джеймс улыбнулся и ответил, забираясь в седло:
– Надеюсь, что ты прав, дружище. Ведь я тоже люблю ее и надеюсь, что она когда-нибудь поймет это.
* * *
Узнав о предательстве Эдит, Амелия буквально взорвалась.
– Ты всегда уверяла, что любишь меня, Эдит! – крикнула она. – А что получается на деле? Мой муж ищет способ избавиться от меня, а ты помогаешь ему в этом, и тебе, очевидно, совершенно безразлично, что со мной будет! Ты погубила мою жизнь, старая дура! Ну, что теперь прикажешь с тобой делать?
Найджел положил на стол один из пистолетов и обнял свободной рукой сестру за плечи.
– Не все еще потеряно, Эми. Конечно, тот дневник, который Ричард выкрал из твоей спальни, содержит много страшных тайн, но это всего лишь дневник, и одних записей будет недостаточно, чтобы доказать твою вину. А вот если Эдит явится в суд и даст свои показания – дело другое, тогда тебе не отвертеться. Но раз Мейдстоун до сих пор ничего не предпринял, значит, этих показаний она еще не давала.
– Полагаю, что ты прав, Найджел, – ответила Амелия, потирая виски. – Как бы ни хотел Ричард избавиться от меня, чтобы жениться на своей белобрысой курице, ничего у него не получится. Теперь надо подумать о том, что нам делать дальше.
– Да что ж тут раздумывать, Эми? Сейчас я убью этих двоих, затем мы подожжем дом и скроемся подальше, пока нас никто не видел.
– А выкуп? – возразила Амелия, топнув ножкой. – Мне нужны эти деньги.
Найджел схватил сестру за руку, повернул лицом к себе и горячо заговорил:
– Эми, будь же благоразумна. Что тебе дороже – жизнь или выкуп? Я узнал, что Эдит поддерживает связь с Ричардом, ты понимаешь, чем это грозит? Он знает о том, что она здесь, и дожидается дня, на который будет назначен суд. Мейдстоун может явиться сюда в любую минуту, ты слышишь?
– Не пойму, чем ты сейчас озабочен больше – моей судьбой или своей собственной? – криво усмехнулась Амелия.
– Как ты можешь так говорить, Эми? – укоризненно покачал головой Найджел, обнимая сестру. – Тогда, в детстве, я был слишком слаб, чтобы защитить тебя, но сейчас готов ради тебя пожертвовать жизнью, и ты это знаешь.
Рэнди молча наблюдала со своего места за братом и сестрой, и они с каждой секундой казались ей все более жалкими, несмотря на всю кровь, что была у них на руках. А еще у Рэнди родилось подозрение, что эту пару связывают не только родственные отношения, но и нечто большее. Они были красивой парой – если, конечно, забыть при этом, что перед Рэнди стояли преступники с холодными и пустыми сердцами.
«И если их не остановить, я стану их следующей жертвой», – напомнила самой себе Рэнди.
– Прости мою нерешительность, Найджел, – сказала Амелия и вновь потерла свои виски дрожащими пальцами. – Я знаю, как ты любишь меня.
– Конечно, Эми. Потому и говорю: бог с ним, с выкупом, и давай кончать с этими двумя. У нас и без того достаточно денег, чтобы перебраться во Францию. За те драгоценности, что были на Миранде, нам в Париже отвалят целое состояние.
Упоминание о Рэнди заставило Амелию перенести свое внимание на пленницу, лежащую на постели. Схватив со стола пистолет, она с перекошенным от ярости лицом двинулась к кровати.
– Ты слишком дорого обошлась мне, негодная девка, – прошипела Амелия, – и мне радостно представлять, как твой труп будет корчиться в пламени, а я, как всегда, выйду сухой из воды.
– Жаль огорчать вас, Амелия, но вы опоздали, – ответила Рэнди, садясь в постели. – Джеймсу уже все известно и о вас, и о Найджеле. Даже если вы убьете меня, вам придется всю оставшуюся жизнь провести в страхе, ожидая минуты, когда придет возмездие. А оно будет страшным, предупреждаю вас обоих.
– Ты лжешь! – зарычал Найджел. – Когда я увозил тебя из дома, Грейсон был в кабинете. Он даже не видел меня, а тебя хватились не сразу.
– Все это так, – пожала плечами Рэнди, – но Джеймс знает о том, кто это сделал. Несколько часов тому назад я сообщила ему об этом.
– Но Эдит не выходила из дома, – ответил Найджел, косясь на всхлипывающую в углу старую служанку.
– Эдит здесь ни при чем, – оборвала его Рэнди. – Я сама связалась с Джеймсом.
Найджел громко рассмеялся, запрокинув назад голову и сверкая безукоризненными зубами.
– Конечно! Нашептала Грейсону прямо на ушко!
– Не совсем так, но похоже. Просто я слышала мысли Джеймса, а он слышал мои. Я сообщила о том, кто меня похитил, и Джеймс обещал прийти на помощь.
Услышав это, Найджел засмеялся еще громче прежнего.
– Голоса слышала, да? Наверное, я дал тебе слишком много лауданума.
– Наркотик не имеет к этому никакого отношения, – терпеливо вздохнула Рэв. – У меня есть дар ощущать чужую боль, а кроме того, я способна слышать мысли некоторых людей, и Джеймс – из их числа.
– Рассказывайте сказки кому-нибудь другому, миледи, а я не такой идиот, чтобы поверить в эти бредни.
– Подожди, Найджел, – перебила его Амелия, с интересом глядя на Рэнди. – Я где-то слышала о подобных вещах. А что, если она говорит правду?
– Ты слишком суеверна, Эми, – покачал головой Найджел. – Веришь во всяких фокусников, факиров, бродячих цыган и прочую чушь. Говорить они могут что угодно, но где доказательства того, что они не лгут?
– А что, если я представлю вам такие доказательства, лейтенант? – спросила Рэнди.
– Хочешь сказать, что можешь прочитать мои мысли?
– Нет, – покачала головой Рэнди. – Как я уже сказала, я могу прочитать мысли только некоторых людей. Но распознать, что болит, я могу у любого. – Она перевела взгляд на Амелию, растирающую ладонью свой затылок. – Позвольте мне прикоснуться к вашей сестре, и я точно скажу, что ее беспокоит.
– Позволь ей, Найджел, – попросила Амелия. – Мне любопытно посмотреть, что из этого получится.
– Хорошо, – согласился Найджел и добавил, пристально глядя на Рэнди: – Только предупреждаю: если ты попробуешь выкинуть какой-нибудь индийский фокус, у тебя это не пройдет. Я не задумываясь вышибу у тебя мозги.
– Не волнуйтесь, Найджел, я всего лишь возьму вашу сестру за руку.
Амелия подошла ближе к кровати, так, чтобы Рэнди могла дотянуться до нее.
– У вас очень болит голова, – заговорила Рэнди, прикрыв глаза и держа в руке руку Амелии. – Вы чувствуете тяжесть, которая тянется ото лба к шее, и вам кажется, будто голова охвачена тугим стальным обручем. Кроме того, у вас расстроен желудок и вы то и дело чувствуете озноб.
Амелия отпрянула от кровати, сложила на груди руки и с ужасом спросила:
– Как ты все это узнала?
– С помощью своего дара, – просто ответила Рэнди. – Им я постоянно пользовалась в Калькутте, когда ходила в госпиталь для бедняков. Если Найджел следил за мной, он подтвердит, что я там бывала по нескольку раз в неделю.
– Ну а чем я могу унять свою боль? Есть для этого какие-нибудь лекарства? – снова спросила Амелия.
Рэнди сделала глубокий вдох, борясь с подступившей к горлу тошнотой. Ей не хотелось говорить Амелии все, что она узнала о ее здоровье, и потому Рэнди ответила достаточно осторожно и уклончиво:
– Причина всему – огромное нервное напряжение, миледи. Именно поэтому у вас так сильно болит голова. Ваш мозг устал, и ему нужен отдых – так же, впрочем, как и телу. У вас болят глаза – носите все время пенсне, это должно вам помочь.
Найджел опять хохотнул и сказал, энергично тряся головой:
– Аплодисменты исполнителю, однако должен огорчить тебя, Рэнди, твой трюк не произвел на меня ни малейшего впечатления. Разумеется, у Амелии болит голова, и, конечно же, она испытывает напряжение, а ее голове нужен отдых. Как же может быть иначе, если моя сестра замешана в преступлении, за которое ей грозит если не виселица, то уж пожизненное заключение – наверняка.
– Погоди, Найджел, – перебила брата Амелия. – Она описала все симптомы моей болезни с невероятной точностью, словно побывала в моем теле.
Найджел обнял сестру и сказал, целуя ее в лоб:
– Не слишком-то доверяйся ей, моя дорогая. Наша юная Миранда хитра не по годам. И давай не будем больше тратить понапрасну время. Ступай вниз и собери вещи, а я пока что закончу здесь. Мы должны уйти отсюда еще до рассвета.
* * *
Когда они оказались на вершине холма, Джеймс придержал лошадь и крикнул, указывая рукой на раскинувшуюся внизу долину:
– Смотри, Абу, там несколько домов, но только один из них выглядит обитаемым. В нем виден свет, а из трубы идет дымок, значит, внутри разожжен камин. Обрати внимание, рядом с этим домом есть сарай, причем достаточно большой, чтобы спрятать в нем несколько лошадей. Готов спорить на что угодно, что Рэнди держат именно в этом доме.
Зидра, разделявшая нетерпение Джеймса, тихо зашипела и потащила за собой Ксавьера, державшего ее поводок.
– По-моему, Зидра согласна с вами, господин, – улыбнулся Абу. – Смотрите, как уверенно она направляется к тому дому. Если спустить ее с поводка, она, я думаю, полетит туда, как стрела из лука. И тогда уже никто и ничто ее не остановит.
– Этого нельзя допустить, Абу, – ответил Джеймс. – Передай Ксавьеру, чтобы тот придержал Зидру, пока мы будем осматривать дом снаружи.
Луна ненадолго скрылась за облаками, сделав почти невидимыми фигуры всадников, двинувшихся к дому, в котором светились два окна. Возле сарая Абу и Джеймс спешились, привязали к коновязи своих лошадей и осторожно вошли внутрь. Как и предполагал Джеймс, в сарае обнаружилось несколько лошадей. Кроме того, здесь же стояла небольшая черная карета. На ее дверцах не было гербов, но и так было ясно, что такой элегантный экипаж не может принадлежать кому-нибудь из жителей сонного, бедного и безнадежно провинциального Фавершема.
Выйдя из сарая, Джеймс и Абу подкрались к дому. Здесь они рассмотрели, что одно из окон забито досками, и в ту же секунду услышали изнутри знакомый женский голос.
* * *
– Какой же вы храбрец, когда стоите с пистолетом перед безоружной женщиной, лейтенант! Знаете, кто вы на самом деле? Трус! Подлый и жалкий трус!
В ту же секунду какая-то неведомая сила вдруг заставила вздрогнуть ее сердце, и Рэнди поняла, что Джеймс где-то рядом. Где-то совсем близко. Значит, она должна тянуть время, бороться за каждую лишнюю секунду.
– Что ж, вы столько раз стреляли в меня, мистер Неудачник, что можете не промазать, только стреляя в упор. Наверное, у вас тоже со зрением неважно, так попросите у сестры ее пенсне, может быть, поможет.
– В свое время я был лучшим стрелком во всем гарнизоне, но потом эта тварь, твоя тигрица, изувечила мне руку, а вместе с ней и всю мою жизнь, – мрачно сказал Найджел и для наглядности потряс своей беспалой рукой. – И эти ужасные шрамы на моем лице тоже она оставила. После той ночи я едва не отдал богу душу, особенно когда начала загнивать рана на руке.
Рэнди изо всех сил цеплялась пальцами за изголовье кровати, пытаясь хотя бы таким образом справиться со своей слабостью и постоянно подступающей к горлу тошнотой.
– Не нужно ругать мою тигрицу, она только защищала меня. Если бы вы не были убийцей, Зидра бы вас не тронула. Так что во всех своих бедах вините только себя самого и свою драгоценную сестрицу Амелию.
– Не трогай мою сестру! – прикрикнул Найджел, поднимая руку с пистолетом. – Ты не знаешь, через какие страдания ей выпало пройти в жизни! Эми – ангел, которого совратил этот дьявол, наш дядюшка. Я пытался отвадить его от сестры, а он едва не убил меня за это и продолжал ублажать свою похоть, затем сделал Эми ребенка и бросил ее. Повитуха, которая помогала Эми избавиться от ребенка, занесла ей инфекцию, и она едва не умерла, а поправившись, осталась бесплодной.
– Но вы с Амелией убили барона.
– Это было не убийство, – затряс головой Найджел. – Скорее самооборона. Этому дьяволу, как всегда, понадобились деньги, и потому он решил выдать Эми за герцога Мейдстоуна, которого она терпеть не могла. Кроме того, моя сестра уже тогда предчувствовала, что в первую же брачную ночь ей придется пережить большой скандал, когда обнаружится, что она давным-давно не девственница. Я не хотел скандала, не хотел, чтобы у Эми были неприятности, и согласился помочь ей избавиться от дяди.
– Однако это не помогло.
– He помогло. Мы с Эми не получили по завещанию дяди ровным счетом ничего, и ей не оставалось ничего другого, как только выйти замуж за герцога. А затем настала брачная ночь, и действительно разразился скандал, – серо-голубые глаза Найджела превратились в льдинки. – Ричард Уэнворт выскочил из постели, кричал на Эми, называл ее потаскухой и… впрочем, неважно, как он ее еще называл. Она пыталась рассказать Ричарду о бароне, но он ничего не желал слушать. Бедная Эми впала в отчаяние. После первой же ночи муж ни разу не притронулся к ней, и поэтому мне пришлось самому утешать свою сестру. Спустя несколько месяцев Ричард застал нас с Эми в постели, после чего быстро оформил мне офицерский чин и добился, чтобы меня услали подальше, в Индию, так, чтобы ноги моей больше не было на английской земле.
* * *
Для того чтобы проникнуть в дом, им потребовалось немного больше времени, чем предполагал Джеймс. Дверной замок оказался старым, хотя и смазанным, и Абу пришлось поколдовать над ним с кинжалом несколько минут, прежде чем тот поддался.
Неяркая лампа, стоящая на полке, освещала небольшую гостиную – почти не обставленную, с нелепым креслом-качалкой, придвинутым к камину, в котором негромко потрескивал слабый огонь. На столе валялись объедки, стояли тарелки и стаканы. Гостиная оказалась пуста, и Джеймс с Абу пошли на голоса, которые привели их к маленькой спальне в дальнем конце дома.
Увидев в дверную щель Рэнди – живую и невредимую, – Джеймс испытал огромное облегчение, несмотря на то, что лицо ее было пепельно-серым, а перед кроватью, на которой она сидела, стоял спиной к Джеймсу незнакомый темноволосый мужчина, державший в руке пистолет. Джеймс отдал Абу свою куртку, прижался к стене и стал выжидать подходящий миг для того, чтобы напасть на незнакомца и обезоружить его прежде, чем тот успеет спустить курок.
– И вот, чувствуя вину перед сестрой и, желая помочь ей, вы начали направо и налево убивать ни в чем не повинных людей. Так, лейтенант?
– Это не чувство вины, это любовь, – пылко возразил Найджел. – Да, я люблю Амелию, и, чтобы помочь ей, я готов на все, даже на то, чтобы расправиться со всей вашей многочисленной семейкой.
– Любовь не оправдывает убийство, Найджел. Сами-то вы как можете жить с таким грузом на душе?
Лицо Найджела вдруг сделалось надменным, и он сказал, взводя курок пистолета:
– Благодаря той жизни, которую меня вынудили вести, убивать с каждым разом становится все легче и легче. Все, хватит разговоров. Прощай, Рэнди.
И в ту же секунду все в комнате пришло в движение. Рэнди резко откинулась назад, ударившись затылком об изголовье кровати, а сзади на Найджела набросился Джеймс и свалил его с ног. Двое мужчин покатились по полу, вцепившись друг в друга, а Абу тем временем поспешил к своей госпоже. Эдит пронзительно закричала, вскочила со своего места и принялась яростно пинать Найджела.
– Подлец! Мерзавец! Чтоб ты сдох! – кричала она.
– Абу, – бросил через плечо Джеймс, – отведи в сторону эту почтенную леди, пока она не отбила себе ноги!
Индус поспешил на помощь, но не смог опередить Найджела, который успел одним ударом свалить Эдит на пол. Между тем Джеймс продолжал обрабатывать своего соперника кулаками и пытался вырвать из его руки пистолет. Абу присоединился к драке, и спустя мгновение оружие с глухим стуком упало на ковер и откатилось к двери.
Джеймс поднялся на ноги, крепко держа побитого, расцарапанного Найджела за заломленные назад руки.
– Негодяй! Я поквитаюсь с тобой и с твоей сестрой за все, что вы сделали с Рэнди! Абу, подай мне пистолет!
– Не выйдет, – раздался у него за спиной холодный женский голос.
Джеймс обернулся и увидел Амелию. Одетая в темное дорожное платье, она стояла возле кровати, и в ее поднятой руке тускло блестел пистолет, приставленный к голове Рэнди.
– Отпусти моего брата, или я пристрелю твою девку, – сказала Амелия. – Пристрелю, не задумываясь, я и так слишком долго терпела.
Джеймс покосился на Абу, стоящего в углу вместе с поднятой им с пола Эдит, и понял всю безысходность своего положения. Пистолет Найджела лежал далеко на полу, его собственный остался в кармане плаща, и Джеймсу ничего не оставалось, как выпустить Найджела на свободу.
– Это ты, Джеймс? – спросила Рэнди, приходя в себя после удара об изголовье.
– Да, это он, твой отважный муженек, – усмехнулся Найджел, стирая кровь с рассеченной губы. Затем он взял из руки Амелии оружие и занял ее место возле кровати. Свободной рукой он обхватил Рэнди за шею и притянул к себе. – А теперь, Грейсон, отойди в угол и замри, если не хочешь, чтобы я размозжил твоей жене голову. Одно неосторожное движение, и я сделаю это, можешь не сомневаться.
– А ты не думаешь, что возле дома вас с Амелией могут поджидать мои люди? – спросил Джеймс, стараясь не смотреть при этом на страдальческое, перекошенное от боли лицо Рэнди.
– Нет, – ухмыльнулся Найджел. – Я знаю таких людей, как ты, Грейсон. Надменные, самонадеянные аристократы, вы уверены в том, что всего можете добиться в одиночку, – с этими словами он стащил Рэнди с кровати и поволок за собой к двери. – Если бы с тобой были люди, вы попытались бы взять дом штурмом. Но ты, слава богу, оказался в дураках, Грейсон. Амелия, подбери с пола второй пистолет, мы уходим.
Но едва Амелия сделала несколько шагов, из кухни раздался грозный, леденящий кровь тигриный рев. Найджел резко вскинул пистолет, и на лице его отразился ужас. В то же мгновение Рэнди резко ударила связанными руками по запястью Найджела, и тот от неожиданности выронил пистолет. Он нагнулся, чтобы поднять его, а Джеймс рванулся вперед и вырвал из его объятий жену. А затем в комнату ворвался яростно рычащий оранжево-черный вихрь. Зидра одним прыжком настигла Найджела и повалила его с ног. Тот пытался закрыться руками, но тигрица, сердито рыча, разрывала в клочья тело поверженного врага, неуклонно стремясь к его горлу.
– Остановись! – крикнула Рэнди, но Зидра впервые в жизни не послушалась ее.
– Уберите тигрицу! – истошно взвизгнула Амелия. – Она убьет его!
Никто не пошевелился, никто не захотел прийти на помощь Найджелу, и тогда Амелия сама подняла с пола оброненный братом пистолет. Сощурив свои близорукие глаза, она прицелилась в голову Зидре. Прогремел выстрел, но за секунду до него тигрица отскочила от безжизненного тела, и пуля попала в Найджела.
Голубые, застывшие глаза Найджела уставились в потолок, а под ним расплывалась лужа крови.
Амелия упала на колени возле тела брата, прижалась головой к его груди.
– Бедный, милый Найджел! Что они с тобой сделали, любимый мой! – запричитала она. – Но я заставлю заплатить их за все, за все! Я клянусь тебе, Найджел…


Ксавьер завернул в ковер изуродованный труп Найджела и вынес его во двор, а Эдит тем временем рылась по всему дому в поисках ключей от кандалов. Абу связал за спиной руки Амелии и вывел из комнаты обезумевшую от горя, рассыпавшую проклятия женщину.
Джеймс сидел на кровати рядом с Рэнди, заботливо и нежно обнимая жену за плечи.
– Она готова винить в смерти брата кого угодно, но только не себя, – заметила Рэнди, провожая Амелию тяжелым взглядом. – А ведь это она была кукловодом и руководила Найджелом, дергая его за ниточки. Он же слепо исполнял все, что она ему приказывала.
– С Амелией покончено, любимая, – откликнулся Джеймс. – Не знаю, пошлют ли ее на виселицу, но в том, что остаток жизни она проведет в сумасшедшем доме, можно не сомневаться. Двадцать лет, тридцать лет…
– Гораздо меньше, – покачала головой Рэнди. – Жить Амелии осталось недолго, всего несколько месяцев. Когда я пыталась убедить Найджела в том, что у меня есть особый дар, я взяла Амелию за руку и обнаружила большую, растущую опухоль у нее в мозгу. Пока эта опухоль мешает ей видеть, но очень скоро разрастется и убьет Амелию окончательно. Быть может, она и помешалась отчасти из-за этой опухоли, а не только от переживаний, которые выпали ей в детстве.
– Бог с ней, с Амелией, – сказал Джеймс и погладил Рэнди по щеке. – Главное, чтобы с тобой все было в порядке. Ты даже представить себе не можешь, как я переживал за тебя.
– Ты действительно переживал?
– Еще бы! Когда я обнаружил, что женщину, которую я так люблю, похитили…
– Ты любишь меня?
Рэнди посмотрела на него с такой надеждой, что Джеймс невольно вздохнул:
– Конечно, я очень люблю тебя. Или ты думаешь, что я женился бы на нелюбимой женщине?
Он потянулся, чтобы поцеловать ее, но Рэнди неожиданно выбросила вперед руки и придержала Джеймса.
– Я должна кое-что сказать тебе.
Он улыбнулся, дотянулся губами до кончика ее носа и ответил:
– Я знаю, о чем ты хочешь сказать, любимая. О том, что тоже любишь меня, правда?
– Нет, о другом, – покраснела Рэнди.
– Значит, ты не любишь меня?
Она сначала кивнула, затем потрясла головой.
– Конечно, люблю. Но я хотела поговорить о другом…
– О чем же?
– Ну… понимаешь, – замялась Рэнди, – как бы тебе сказать… ведь мы с тобой женаты не по-настоящему…
Джеймс приложил палец к ее губам.
– Если ты хочешь сказать, что мы с тобой не женаты по вине того пьяницы судьи из Калькутты, то я готов упасть перед тобой на колени и просить прощения. Да, я не проверил тогда, дурака свалял. – Видя смущение Рэнди, он погладил ее по щеке и продолжил: – Но как бы то ни было, ты, Миранда Джулия Грейсон, – моя жена, владычица моего сердца, данная судьбой моя половинка. И никакая неправильно оформленная бумажка не отменит этого.
– И все же официально наш брак считается недействительным, – настойчиво повторила Рэнди. – А это значит, что ты не обязан оставаться со мной, Джеймс. Я обо всем уже подумала. Если ты хочешь вернуться к своей первой возлюбленной – Кэролайн, я не стану тебя удерживать. Тем более теперь она вдова, и…
Она нахмурилась, услышав громкий, безудержный хохот Джеймса.
– Прекрати, Джеймс, – толкнула она его в бок. – Ты что, надо мной смеешься?
Рэнди снова хотела поддеть его под ребра, но на этот раз Джеймс перехватил ее руку.
– Я не над тобой смеюсь, моя милая, не над тобой. Не знаю, почему тебе в голову пришла эта дикая мысль, будто я все еще влюблен в Кэролайн. Сказать по правде, я никогда и не любил ее по-настоящему. Да, был очарован Кэролайн, наверное, даже влюблен в нее, но все это кончилось много лет тому назад, раз и навсегда. А люблю я только одну женщину на свете – тебя, моя Мира.
– Однако я видела, как ты волновался, когда говорил с Кэролайн, – удивленно ответила Рэнди. – А как ты пристально, не отрываясь, смотрел на нее в театре? Я подумала тогда, что ты все еще влюблен в эту женщину.
– Ты просто неправильно поняла мои чувства к Кэролайн, дорогая. То, что ты принимала за любовь и обожание, было на самом деле омерзением и жаждой мести. Я возненавидел Кэролайн, особенно после того, как встретил и полюбил тебя.
– Так ты уверен, что не хочешь жениться на Кэролайн?
– Совершенно уверен, – энергично потряс головой Джеймс. – Кроме того, у Кэролайн уже есть жених. Это твой дядя Ричард. Это он собирается жениться на Кэролайн сразу же, как только добьется развода с Амелией. Ричард впервые встретился с Кэролайн в прошлом году, на похоронах Векслера, и сразу же потерял от нее голову.
– Но я видела, как ты целовал Кэролайн – тогда, в кабинете, – не отступалась Рэнди. – Или это она целовала тебя?
Джеймс нежно поцеловал набежавшую на лоб Рэнди морщинку.
– Ну как, скажи, я могу доказать, что ты – единственная женщина, которую я люблю?
Свернувшаяся клубком на полу Зидра негромко зашипела, желая привлечь к себе внимание. Она медленно поднялась на лапы, потянулась, подошла к кровати, потерлась мордой о ногу Рэнди, а затем положила голову на колени Джеймса и зажмурила глаза, когда тот начал почесывать ей за ухом.
– Смотри, дорогая, Зидра меня признала, – прошептал Джеймс. – Неужели и после этого ты не хочешь быть моей женой?
Рэнди счастливо улыбнулась и обвила руками шею Джеймса.
– Я всегда мечтала быть твоей женой, Джеймс Грейсон, просто я не хотела насильно держать возле себя человека, которого заманила в ловушку.
– Нельзя заманить в ловушку того, кто сам желает быть пойманным, – возразил Джеймс. – А я желал оказаться в твоей ловушке больше всего на свете.
Он лукаво улыбнулся и спросил:
– Ну, и долго мне еще ждать, пока ты скажешь мне заветные слова?
– Это будет зависеть от того, как долго нам придется ждать. Ведь из-за Амелии мы пропустили собственное венчание, а Нана говорила, что церемонии во всех лондонских храмах расписаны до самого лета.
– Не беда. Вернемся в Лондон, и я договорюсь с епископом, чтобы он венчал нас дома, в нашей часовне. Так или иначе, но я намерен сделать наш с тобой брак законным как можно скорее.
Рэнди обхватила лицо Джеймса ладонями и серьезно сказала, глядя прямо ему в глаза:
– Я люблю тебя, Джеймс Грейсон. Люблю всем сердцем, всей душой и буду любить тебя до самой смерти. Эти слова ты так хотел услышать от меня?
Джеймс почувствовал себя словно узник, выпущенный на свободу. Слова Рэнди стали тем ключом, который отомкнул его сердце, впустил в него солнечный свет и навсегда изгнал воспоминания о прошлом. Джеймс легко расправил плечи и улыбнулся:
– Да, Мира, именно этих слов я и ждал.
А потом все слова были забыты, и остались только губы, прижатые к губам, и Джеймсу стало совсем безразлично, что это: та самая судьба, о которой так много говорил ему Абу, удачное сватовство, проделанное бабушкой-герцогиней, или просто счастливый случай – тот случай, что выпадает человеку всего один раз за всю жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен



Великолепный роман! Жаль, что нет комментов к такому интересному роману!Читала и даже перечитывала многочисленное количество раз! Книгу подарил мне брат лет десять тому назад за что ему большое спасибо! Она одна из моих любимых! Прочитайте обязательно она произведет на вас впечатление. Хотя кто знает.... может и нет, о вкусах не спорят.Опять меня понесло..... Просто очень хочется ,чтобы книгу оценили по достоинству!
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенЯна81
16.11.2012, 22.11





Мне понравился роман.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТатьяна
4.02.2013, 17.34





Прекрасная книга! Настолько интересно, что я оторватся не могла пока не дочитала! Жаль что нет продолжения))))
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзеноля
8.02.2013, 19.52





Да, прочитала, а в душе так хорошо стало,за чтением книги ощущение того что ты смотришь увлекательный,захватывающий, интересный,жизненный, худ.фильм да я сильно впечетлилась ну так все очень здесь красиво, насыщенно,достойный роман 10/10 самый лучший!!!...
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенВселенная
10.06.2013, 8.49





Очень интересный, увлекательный, красочный роман. С удовольствием прочла. Замечательные герои, интрига держалась до конца, никогда не догадалась бы, кто злодей.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТаня Д
11.09.2015, 21.11





Не понимаю почему такой низкий рейтинг?!? Прекрасный роман, мне очень понравился, рекомендую. 10 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзенмэри
13.09.2015, 13.11





Интересный роман - сказка. Тут тебе и детектив и телепатия и экстрасенсорика и любовь с первого взгляда. Читается легко, злодеи повержены и хэппи энд для полного счастья - 8 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенНюша
14.09.2015, 2.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100