Читать онлайн Невеста из Калькутты, автора - Грейс Сьюзен, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.28 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейс Сьюзен

Невеста из Калькутты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

– В этих бриллиантах ты выглядишь словно королева, – сказал Джеймс, проходя под руку с Рэнди по залу, омываемому волнами вальса. – «Слезу Аллаха», которую подарила тебе Нана, будут сегодня обсуждать весь вечер.
Рэнди покосилась на брошь, приколотую к поясу ее белого платья, и вздохнула:
– Хотя я и без того походила на витрину ювелирного магазина, Нана все-таки настояла на том, чтобы я надела весь гарнитур. Впрочем, может быть, так оно и лучше, по крайней мере, за блеском бриллиантов не каждый рассмотрит, что я нервничаю.
Джеймс прижал к себе ее локоть и с гордостью произнес:
– Зато все заметят, какая ты у меня красавица. А теперь успокойся и расслабься, моя дорогая, а все заботы предоставь мне.
– Джеймс, я хочу сказать тебе что-то очень важное, – сказала Рэнди и качнула головой так, что волна завитых золотистых локонов поднялась, а затем вновь опустилась на ее обнаженные плечи. – Мне нужно сделать это прямо сейчас, пока бал не начался, но я никак не могу выкроить свободную минуту – гости прибывают один за другим.
Джеймс с удовольствием поправил локон на плече Рэнди и быстро поцеловал жену в лоб.
– Прости, милая, но тебе придется подождать. Появился твой дядя, и мы должны встретить его. – Джеймс предложил ей руку, и они вместе направились к дверям, в которых уже стоял герцог Мейдстоун.
Ричард Уэнворт выглядел джентльменом во всем – в одежде, походке, манере поворачивать голову, во взгляде, и Рэнди подумала о том, что ее дядя остался бы аристократом, даже если его переодеть в нищенские лохмотья. Помимо обаяния, в герцоге чувствовалась властная сила.
«Как жаль, что столько хороших качеств досталось такому негодяю, как мой дядя», – вздохнула про себя Рэнди.
Тем временем Ричард шагнул им навстречу и с отцовской заботливостью заключил Рэнди в свои объятия.
– Добрый вечер, моя дорогая, – сказал он, целуя племянницу в щеку. – Сегодня ты чудесно выглядишь.
– Что… ах да… благодарю вас, дядя Ричард, – ответила Рэнди, пристально всматриваясь в улыбающееся лицо герцога, пытаясь отыскать в нем признаки фальши. – Я рада, что вы решили посетить наш бал.
– Я член вашей семьи, и потому мое место рядом с вами, дорогая. Очень жаль, что до этого дня не дожили ваши родители, они были бы счастливы. – Здесь Ричард повернулся к Джеймсу и протянул ему руку: – Буду весьма признателен, если вы простите мне тот прискорбный случай в опере. Я вел себя ужасно, и моим единственным оправданием может служить лишь отвратительное самочувствие.
– Разумеется, ваша светлость, – ответил Джеймс, пожимая руку Ричарда. – Считайте, что все забыто.
Рэнди вспомнила, как Абу упрекал ее за то, что она совсем перестала пользоваться своим умением читать чужие чувства, и решила немедленно проверить, не лжет ли дядя, говоря о своем недомогании.
– Вы не сочтете за назойливость, если я подробнее расспрошу вас о вашей болезни, дядя Ричард? – Рэнди взяла обеими руками руку герцога. – У меня есть слуга, Абу, который обучался у лучших докторов Востока. Он наверняка знает лекарство, которое поможет вам.
Ричард легонько потрепал руку Рэнди своей свободной рукой и ответил:
– Тронут вашей заботой, дорогая, но, честно говоря, за много лет я уже привык к своей язве. Что же касается лечения, то я и без вашего Абу знаю, что оно заключается в соблюдении трех правил: есть простую пищу, избегать спиртного и не волноваться. Соблюсти первые два правила несложно, что же касается третьего, то…
Рэнди молила бога о том, чтобы выражение лица не выдало ее. За считаные секунды ей удалось узнать всю правду о самочувствии своего дяди, и оно действительно оставляло желать лучшего. В желудке Ричарда Рэнди распознала не один, а целых три очага язвы и, несмотря на свое отношение к герцогу, не могла не отдать должное его выдержке. Далеко не каждый смог бы улыбаться и оставаться учтивым, испытывая такие боли.
– Так, так, мой любимый приемный сын удостоил нас чести своим посещением, – раздался знакомый голос, и Нана, приблизившись, оказалась лицом к лицу с Ричардом. – А я уж и не надеялась увидеть тебя. Ведь после всего, что было сказано при нашей прошлой встрече, я поняла, что ты не одобряешь замужества племянницы.
Герцог поклонился своей мачехе и весьма учтиво ответил:
– Как же я мог не оказаться здесь, мадам? Да, предстоящий брак мне кажется слишком скоропалительным и необдуманным, однако, не будучи больше опекуном Рэнди, я не могу повлиять на происходящее. Будем считать завтрашнее событие триумфом любви – так, кажется, принято писать в модных романах?
– Триумф любви. Пожалуй, так оно и есть, – ответила герцогиня, приблизилась к Ричарду вплотную и тихо продолжила: – Я слышала, что ты сильно расстроился, когда узнал о том, что опека над Рэнди передана мне. Именно потеря возможности распоряжаться ее состоянием и стала причиной той вспышки гнева, ваша светлость?
– Как вы смеете так говорить? – гневно сверкнул глазами Ричард.
– Значит, слухи о твоем банкротстве оказались ложными? – улыбнулась герцогиня.
Ричард ненадолго отвел глаза в сторону, стараясь взять себя в руки. Когда он заговорил вновь, его голос, приглушенный до шепота, звенел от ярости:
– Мои финансовые дела не имеют к замужеству Рэнди ни малейшего отношения, Миранда. Что же касается вашего обращения к королю с просьбой назначить себя опекуншей племянницы, то оно нанесло сильный удар по моей репутации. Позволю напомнить вам, что я – глава семьи, а вы при этом действовали у меня за спиной, исподтишка, и тем самым выставили меня на смех перед всеми моими знакомыми. Что дальше? Будете искать способ окончательно вышвырнуть меня за рамки своей семьи?
Джеймс вклинился между мачехой и пасынком, схватил герцога за руку.
– Напрасный и не ко времени затеянный спор, – сказал он. – Уже завтра утром Рэнди станет моей женой и так или иначе перестанет принадлежать семье Уэнворт. Право распоряжаться всем ее состоянием, включая недвижимость и наследство, перейдет ко мне, так о чем же теперь говорить?
– Вы ведете себя по-хамски, молодой человек, – вспылил Ричард, освобождая свою руку. – Я не нуждаюсь ни в ваших напоминаниях, ни в ваших советах. Как я понимаю, своей цели вы достигли, теперь не суйте нос в мои дела.
Не дожидаясь ответа, герцог круто развернулся на каблуках и поспешил прочь.
– Не ожидал получить такую мощную поддержку с вашей стороны, – одобрительно заметил Джеймс, улыбаясь герцогине.
Леди Миранда с треском раскрыла свой веер и принялась обмахиваться им.
– Я долго ходила вокруг да около и наконец решила, что хорошая оплеуха, полученная им от меня, пойдет на пользу общему делу. – Она промокнула вспотевший от напряжения лоб батистовым платочком. – Господи, какая здесь духота!
После разговора с Ричардом у меня все горло пересохло. Надеюсь, что лимонад окажется холодным.
– Да, мне тоже кажется, что здесь слишком жарко, Нана, – откликнулась Рэнди и продолжила, стремясь успокоить герцогиню и отвлечь ее от объяснения с Ричардом: – Я предлагаю пойти и посидеть с кем-нибудь из твоих знакомых, бабушка, а Джеймс тем временем сходит за лимонадом для нас обеих.
Она с улыбкой кивнула Джеймсу, подхватила под руку герцогиню и направилась с нею к расставленным вдоль стены креслам. Джеймс проводил их взглядом и направился в другую сторону.
Спустя несколько минут перед Рэнди возник слуга, одетый в синюю ливрею Фоксвудов. На голове у него был пудреный белый парик, в руках – поднос с двумя стаканами лимонада.
– Лорд Райленд распорядился подать это вам, миледи.
Рэнди отвела взгляд от Нана, оживленно беседующей о чем-то со своими знакомыми, и посмотрела на стоящего перед ней слугу. Он оказался высоким, крепким молодым человеком с густой черной бородой.
«Интересно, кто он на самом деле – новый слуга или переодетый охранник?» – подумала Рэнди.
Лицо стоящего перед нею человека казалось Рэнди смутно знакомым, но она не могла припомнить, где и когда видела его.
– Благодарю вас, – сказала Рэнди. – Простите… не знаю вашего имени.
– Хет, миледи, – низко поклонился слуга. – Граф распорядился, чтобы я прислуживал сегодня вам и исполнял все наши приказания. Если вам что-нибудь потребуется, сразу же подзывайте меня.
То, что Майлз Грейсон позаботился о том, чтобы приставить к ней своего человека, отчасти сняло нервное напряжение, в котором Рэнди пребывала весь вечер.
– Благодарю вас, Хет. Скажите, вы не знаете, где сейчас виконт Райленд?
– Минуту тому назад я видел его у входа. Он встречал гостей, – слуга посмотрел через плечо Рэнди и кивнул. – Он и сейчас стоит там и беседует с леди в сиреневом платье.
Рэнди резко, едва не выбив поднос из рук Хета, вскочила, обернулась и увидела Джеймса, разговаривающего с Кэролайн Векслер. В следующий миг он взял миниатюрную блондинку под руку и вместе с ней покинул бальный зал.
– Миледи, что с вами? – воскликнул Хет, заметив побледневшее лицо Рэнди.
– Ничего страшного, Хет, – через силу улыбнулась она. – Отнесите лимонад герцогине Уэнворт, а я тем временем должна ненадолго отлучиться.
Рэнди поспешила к выходу, надеясь перехватить Джеймса и Кэролайн, но внезапно ее саму перехватила пара крепких мужских рук.
– Не узнаешь меня, Рэнди? – послышался знакомый голос, после чего последовал поцелуй в щеку.
– Стивен? Это ты? Очень рада видеть тебя. Джеймс ждал тебя еще позавчера. – Рэнди нетерпеливо оглянулась через плечо. – Если хочешь перехватить его, он сейчас…
– Я только что виделся с ним, он шел… – Стивен оборвал себя на полуслове и остановил проходившего мимо слугу с подносом, уставленным налитыми бокалами. – Выпьешь со мной, Рэнди?
Она отрицательно покачала головой, а Стивен взял бокал, сделал из него большой глоток, удовлетворенно вздохнул и зажмурился.
– Прекрасно! Особенно после долгого заточения в деревне, где мне приходилось пить всякую дрянь – ведь ключи от винного погреба остались у Джеймса.
– Так куда он направился, Стивен?
– В отцовский кабинет. – Стивен виновато посмотрел на Рэнди, схватил ее за руки и добавил: – Но прежде чем ты отправишься на поиски Джеймса, я… хотел кое-что тебе сказать.
Рэнди прекрасно понимала причину замешательства Стивена, но решила, что не станет приходить ему на помощь.
– Поговорим позже, Стивен, – ответила она. – Я хочу видеть Джеймса, и причем немедленно.
– Прошу тебя, Рэнди, не надо. Джеймс убьет меня за то, что я сказал тебе, где он.
– Успокойся, Стивен, – с этими словами Рэнди выскользнула из рук Стивена. – Я знаю не только где Джеймс, но и с кем он. С Кэролайн Векслер. Нана рассказала мне обо всем, что эта ведьма с ним сделала. Не понимаю только одного: зачем ему понадобилось приглашать ее на сегодняшний бал.
– Не нужно ревновать к Кэролайн. Джеймс любит тебя. Так любит, что угрохал целое состояние, чтобы сделать у себя и поместье для Зидры такое…
Услышав имя своей любимицы, Рэнди не могла не заинтересоваться.
– Джеймс построил для Зидры клетку?
– Не совсем так. Там много растений, и стеклянный потолок, и даже бассейн с водой.
– Что ж, значит, это очень большая, красивая клетка. Но все равно клетка.
– Дорогая, – протянул Стивен, встревоженный унылым тоном Рэнди, – это вовсе не клетка. Ты просто не понимаешь.
– Там есть четыре стены, крыша и дверь с запором? – спросила Рэнди.
– Да, но…
– Значит, клетка, – отрезала Рэнди и продолжила, похлопав Стивена по руке: – А теперь прости, мне хотелось бы Намного побыть одной.
Стивен не пошел следом за ней, и Рэнди была благодарна ему за это. То, что Джеймс построил для Зидры клетку и даже не посоветовался при этом, казалось Рэнди предательством. Ей хотелось пережить его в себе, но побыть одной Рэнди не удалось. Сделав всего несколько шагов, она буквально вонзилась в Кэтрин Грейсон.
– Что с тобой, Рэнди? – спросила графиня. – Ты такая бледная.
Сегодня на Кэтрин было палевое шелковое платье, украшенное роскошным золотым кружевом. Светлые волосы графини были тщательно уложены наподобие короны и скреплены алмазными шпильками. Одним словом, перед Рэнди стояло само воплощение женственности.
– Увидев сразу столько незнакомых, новых лиц, услышав резкое объяснение между Джеймсом и моим дядей, я слегка растерялась, – объяснила Рэнди и заставила себя улыбнуться.
– Скоро все это кончится, – ответила Кэтрин, ласково обнимая Рэнди за плечи. – Я думаю, что твой дядя долго сегодня у нас не задержится, а с его отъездом можно будет и дух перевести. В любом случае завтра утром вас с Джеймсом обвенчают в церкви, и я с нетерпением жду этой минуты. И не только я, Нана тоже.
Кэтрин попыталась сделать шаг назад, но брошь, приколотая к поясу Рэнди, – та самая, со «Слезой Аллаха», – глубоко застряла в кружевном платье графини. Обе женщины рассмеялись и принялись вытаскивать заколку, близко склонив при этом головы. Больше всего их заботило золотое кружево, которое так не хотелось порвать.
– Ну вот и все, – облегченно вздохнула Рэнди спустя несколько минут. – Я так рада, что кружево не пострадало.
– Нужно будет показать эту брошь ювелиру, пусть починит застежку, она либо ослабла, либо разболталась, – ответила Кэтрин и в ту же секунду с удивлением обнаружила двоих слуг, одетых в ливреи и стоящих у дверей кабинета ее мужа. – А эти бездельники что тут делают? Их приставили охранять Джеймса, а не стенки подпирать!
– Я полагаю, что именно Джеймса они сейчас и охраняют, – напряженным тоном заметила Рэнди. – Стивен сказал, что он прошел в кабинет.
– В зале собралась толпа гостей, наш план приведен в действие, а мой сынок решил отдохнуть в кабинете! – нахмурилась Кэтрин. – Сейчас я его оттуда выставлю!
Она решительно отодвинула в сторону охранников, распахнула дверь и увидела, как Кэролайн целует Джеймса, стоя имеете с ним посередине комнаты.
– Что здесь происходит, черт побери? – сердито крикнула Кэтрин. – Отойдите от моего сына, бесстыдница, или и прикажу немедленно вышвырнуть вас вон из своего дома!
Джеймс прикрыл собой Кэролайн и оказался лицом к лицу с матерью.
– Успокойся, мама. Это вовсе не то, что ты думаешь…
– Мне ни к чему думать, Джейми. С меня достаточно и того, что я видела собственными глазами. Если эта дрянь снова затевает свои штучки, то я этого не потерплю! Кстати говоря, как она оказалась здесь? Кто ее пригласил?
– Я ее пригласил, мама, но…
– Ты с ума сошел? – ахнула Кэтрин и продолжила, тыча при каждом слове в грудь Джеймса указательным пальцем: – Увлечение этой женщиной едва не стоило тебе жизни. Как ты смел совершить такую глупость – пригласить ее на бал, который устроен в честь твоей свадьбы? Если Рэнди… – Кэтрин внезапно побледнела как мел и чуть слышно закончила: – О боже…
Странный взгляд, который бросила мать на дверь кабинета, встревожил Джеймсд не меньше, чем ее бледность, и он спросил, беря Кэтрин за руки:
– Что случилось, мама?
– Это моя вина. О господи, что же я наделала!
– О чем ты, мама? – легонько потряс ее за плечо Джеймс.
Зеленые глаза Кэтрин наполнились слезами.
– Когда я открывала дверь, за моей спиной стояла Рэнди. Она не могла не увидеть того, как ты целуешься с Кэролайн.
Джеймс бросил короткий сердитый взгляд на женщину, съежившуюся возле камина.
– Мы не целовались. Это Кэролайн поцеловала меня в благодарность за то, что я согласился ей помочь в одном деле.
– Объясняйся с Рэнди сам, Джейми, – всхлипнула Кэтрин, огибая письменный стол. – Иди разыщи ее, постарайся успокоить и моли бога, чтобы она оказалась не такой вспыльчивой, как твоя мать. Будь я на твоем месте, бросилась бы перед ней на колени и стояла так до тех пор, пока не упросила бы ее поверить в твои сказки.
– Это не сказки, мама. Клянусь, я сказал тебе все, как было.
Кэтрин нашла глазами Кэролайн, прищурилась и сказала:
– Я знаю, Джейми. Иди ищи свою жену, объясняйся с ней, а я останусь здесь, с этой распутницей, и присмотрю за ней, пока ты не вернешься вместе с Рэнди.
– Джеймс, – дрожащим голосом взмолилась Кэролайн, – прошу тебя, не оставляй меня одну со своей матерью. Я боюсь ее.
– И правильно делаешь, милочка, – подтвердила Кэтрин и холодно улыбнулась: – Если будет нужно, я расправлюсь с тобой, и на этот раз меня никто не удержит.
* * *
А Рэнди тем временем отрешенно пробиралась сквозь толпу гостей, не обращая внимания на их удивленные взгляды. Последнего удара она уже не смогла выдержать: вид Джеймса, целующегося с Кэролайн, полностью уничтожил ее. Оставаться в одиночестве, с разбитым сердцем, среди скопища незнакомых лиц становилось для нее невыносимым. Она пыталась найти избавление от этого кошмара, и оно пришло – совершенно неожиданно.
Перед нею возник Хет с запотевшим бокалом лимонада на подносе, поклонился и сказал – словно бы для одной Рэнди, но на самом деле так, чтобы его было слышно в зале:
– Прошу прощения за то, что так надолго исчез с ваших глаз, миледи, но я ходил за бокалом свежего лимонада для вас. Как ваша мигрень, не отпустила?
Рэнди взяла с подноса бокал и ответила так же довольно громко:
– Не стоит извинений. Благодарю вас, Хет. А что касается мигрени, то она не только не прошла, но иногда даже заставляет меня забыть о том, где я нахожусь, и что происходит вокруг.
– Я не заслужил вашей благодарности, миледи, – с небольшой хрипотцой в голосе сказал Хет. – Как я уже говорил, на сегодняшний вечер я приставлен персонально к вам. У вас бледный и потрясенный вид. Не знаю, что с вами произошло, но думаю, что для вас было бы лучше побыть немного одной.
Рэнди взглянула на заросшее густой бородой лицо Хета и грустно улыбнулась:
– Боюсь, что это невозможно. Весь дом набит гостями сверху донизу.
Хет указал затянутой в белую перчатку рукой на застекленную дверь, выходящую в сад.
– А что вы скажете о том, чтобы немного подышать свежим воздухом, миледи? Вечер сегодня теплый, тихий. А я послежу за тем, чтобы вам никто не помешал.
– Знаете, Хет, от такого предложения я просто не в силах отказаться, благодарю вас. – Рэнди отпила немного из бокале и заметила: – Сахара переложили.
– Кухарке показалось, что лимоны, которые сегодня купили, немного горчат, вот она и добавила больше сахара, чем обычно. Если вам не нравится этот лимонад, миледи, я охотно принесу что-нибудь другое. Быть может, бокал вина?
– Нет, я допью лимонад, – покачала головой Рэнди. – А мутить мозги алкоголем мне бы сейчас не хотелось.
Она подняла бокал с лимонадом, словно салютуя Хету, и добавила:
– Спасибо за помощь, Хет. Посижу немного в саду и вскоре вернусь.
Вечерний воздух приятно освежал разгоряченную кожу Рэнди. Здесь, в саду, она была одна – если не считать, конечно, сверкающие как алмазы звезды, щедро рассыпанные по черному бархату неба. Рэнди устроилась на каменной скамье в дальнем углу террасы и, прихлебывая понемногу лимонад, принялась размышлять над тем, что же ей делать дальше.
Мысли путались в голове Рэнди – мысли о Джеймсе и Кэролайн, о том, что ее брак оказался недействительным, о будущем ребенке и, конечно, о ее любви. Наконец Рэнди стало казаться, что она не вправе выходить замуж за Джеймса, если есть женщина, которую он любит по-настоящему.
«В конце концов, во всем виновата только я сама, – размышляла Рэнди. – Останься я в Индии, и ничего этого не случилось бы».
Она поставила пустой бокал на землю и поднялась на ноги.
Мысль об Индии напомнила Рэнди о переезде в Англию вместе со слугами, животными и о той болезни, которая настигла ее в пути.
«Наверное, Абу и остальные смогут привыкнуть к здешнему климату, – подумала она, – но только люди, не животные. Этим повезло гораздо меньше. Та же бедная Зидра – неужели ей придется доживать свой век в клетке? Впрочем, если я вернусь в Индию, все сразу станет на место. Зидра получит свободу, Джеймс получит свою ненаглядную Кэролайн, а я… у меня останется ребенок, частичка Джеймса, которая всегда будет со мной».
И она невольно приложила руку к животу, словно защищая его крошечного обитателя.
Неожиданно накатила волна слабости. Рэнди хотела вновь опуститься на скамью, но в тот же миг ее обхватили сильные мужские руки. Тотчас во рту Рэнди оказался кляп, а затем ей на голову накинули шершавый, пахнущий пылью мешок. Рэнди отчаянно сопротивлялась – так, что от ее движений трещали швы на платье, – но силы были неравны, и вскоре Рэнди скрутили и потащили прочь. Последнее, что она услышала перед тем, как потерять сознание, были слова, сказанные ей прямо в ухо свистящим шепотом:
– На этот раз ты никуда от меня не денешься. Найти тебя стоило мне трудов и времени, но зато теперь я позабавлюсь от души.
* * *
– Это невозможно! Ведь Рэнди совершенно не знает Лондона! – Джеймс нервно прошелся по кабинету, ероша пальцами волосы. – Даже если она была страшно рассержена на меня, не представляю, как она сумела выйти из дома и куда могла направиться.
Майлз Грейсон, сидевший за столом, покачал головой и ответил со своего места:
– Никто не видел, чтобы она выходила из дома, и с конюшни не пропала ни одна лошадь, Джейми. Так что если Рэнди и уехала, то только с кем-то из гостей.
– Я опросил всех слуг, но никто ничего не видел, милорд, – добавил Фентон, стоя возле двери.
– Я должен сам отправиться на ее поиски, вместо того чтобы метаться здесь, как дикий зверь в клетке! – нетерпеливо воскликнул Джеймс. – Или хотя бы быть рядом с Абу.
– Абу отослал тебя назад, потому что ты ему мешал, – пожал плечами Майлз. – Как он объяснил, твое возбужденное состояние мешало ему сосредоточиться. Скоро он закончит опрашивать слуг и охрану и вернется сюда.
В этот самый момент в кабинет ворвалась герцогиня и запричитала, заламывая руки:
– Весь дом перерыли сверху донизу, но не нашли ни единого следа. Моя дорогая внучка словно в воздухе растаяла. А что там в саду, Джеймс? Удалось что-нибудь обнаружить?
– Пока что нет, Нана, – ответил Джеймс, обнимая пожилую женщину за плечи и ведя ее к креслу, стоящему возле камина. – Присядьте, отдохните немного и обогрейтесь, – сказал он. – И давайте вместе ждать новостей. И постарайтесь успокоиться. Истерикой Рэнди не поможешь.
– Я не представляю, что будет, если мы не найдем Рэнди, – вздохнула герцогиня и добавила, внимательно взглянув в лицо Джеймсу: – Да ты и сам нервничаешь, Джеймс. Не знаешь, что могло заставить Рэнди сбежать из дома?
Джеймс виновато опустил глаза и тихо ответил:
– Знаю, Нана. Как это ни прискорбно, я полагаю, что если Рэнди сбежала, то по моей вине. Ах, если бы мне хватило времени на то, чтобы объяснить ей, ничего не случилось бы!
– Что ж, договаривайте до конца, молодой человек, – требовательно нахмурила брови герцогиня. – Что вы натворили?
– Джеймс ничего не натворил, – неожиданно раздался из темного угла мелодичный женский голос, и вслед за этим на свет вышла сама Кэролайн, больше похожая сейчас на испуганную девочку, чем на коварную обольстительницу. – Во всем, что случилось, виновата я одна.
– Что делает здесь эта женщина, Джеймс? Разве не достаточно того, что один раз ты уже едва не погиб из-за нее, и…
– Не напоминай мне об этом, Нана, прошу тебя, – поморщился Джеймс. – Все это, причем слово в слово, я уже выслушал два часа тому назад от собственной матери.
– Слово в слово? – переспросила герцогиня. – Не верится. Твоя мать всегда была слишком деликатной женщиной. Ну а теперь рассказывай, что здесь произошло, и почему моя внучка могла покинуть после этого дом.
– Я подумал, что Кэролайн могла быть частью плана Ричарда, который тот разработал для того, чтобы получить возможность распоряжаться наследством Рэнди, и решил сегодня же поговорить с ней. Правда, я ни с кем, кроме отца, не поделился своими подозрениями, – Джеймс нервно переступал с ноги на ногу, словно школьник, которого отчитывает строгий учитель. – Когда Рэнди увидела нас с Кэролайн вместе в кабинете, она могла подумать все, что угодно.
– Если она и видела, как вы разговариваете, это не могло заставить ее бросить все и бежать из дома, – возразила герцогиня. – Моя внучка не такая истеричка, чтобы сделать это. Мне кажется, что ты чего-то недоговариваешь.
– Я просила Джеймса помочь мне, – вступила в разговор Кэролайн, – и когда он ответил согласием, я поцеловала его. Поверьте, ваша светлость, это был знак благодарности, а не любви.
Увидев, как побледнела герцогиня, Джеймс бросился успокаивать ее:
– Кэролайн говорит правду, Нана. Мы должны были все объяснить Рэнди, но я так и не смог отыскать ее. Не понимаю, как мог этот невинный поцелуй настолько выбить ее из седла. Мне остается лишь предполагать, что кто-то рассказал Рэнди о том, что случилось между мной и Кэролайн много лет тому назад. Не понимаю только, кто мог это сделать?
Герцогиня опустила взгляд на свои переплетенные пальцы и ответила:
– Рэнди действительно все известно. Однажды она пришла ко мне очень расстроенная тем, как странно ты вел себя, вручая ей обручальное кольцо, и я, желая ее успокоить, рассказала о неприятных воспоминаниях, связанных у тебя с этим кольцом, о женщине, которой ты когда-то дарил его, и обо всем, что за этим последовало.
– Все равно не понимаю, – покачал головой Джеймс, – отчего, увидев, как меня целует Кэролайн, она настолько расстроилась.
– Возможно, моя внучка считает, что ты до сих пор питаешь нежные чувства к своей бывшей возлюбленной.
– Что за глупости, – возразил Джеймс. – Единственная женщина, которая нужна мне, – это Рэнди. Я люблю ее всем сердцем.
– Тогда почему ты никогда не говорил этого моей внучке? – вскинула глаза герцогиня. – Ведь Рэнди до сих пор полагает, что ты женился на ней не по любви, а по необходимости и что этот брак тебе в тягость.
– Скорее это Рэнди вышла за меня по необходимости, – печально заметил Джеймс. – Мне пришлось долго уговаривать ее, обещать, что наш брак будет пустой формальностью, и только после этого она дала свое согласие. Но я обманывал ее. Я с самого начала знал, что никогда не расстанусь с ней. Когда мы разыщем мою жену, я непременно…
– Моя госпожа не является вашей женой, господин.
Джеймс резко обернулся, чтобы отыскать взглядом Абу, неслышно возникшего на пороге кабинета.
– Рэнди – моя жена, Абу. Мы поженились с ней, и наш брак зарегистрирован в британском консульстве в Калькутте.
– Это так, господин, – качнул своим тюрбаном старый индус, – но мировой судья, регистрировавший ваш брак, не имел права этого делать. К тому времени он уже находился в отставке. Сегодня утром приходил адвокат ее светлости и рассказал об этом моей госпоже. Она была очень огорчена его известием.
– При чем здесь адвокат Нана? Какое он имеет отношение ко всему этому?
– Несколько недель тому назад моя госпожа отправила ему свое брачное свидетельство. Это было сделано по просьбе герцогини, которая хотела сделать поправки к своему завещанию и внести в него ваше имя. Проверяя свидетельство, адвокат выяснил, что оно подписано чиновником, отстраненным от службы, и, следовательно, не имеет юридической силы.
– Значит, Брэндон Спенсер знал о том, что наш брак будет недействителен, – вскипел от ярости Джеймс. – Что ж, если мне когда-нибудь удастся добраться до этого мерзавца, он не раз пожалеет о том, что родился на свет!
– Гнев – плохой советчик, господин, – вздохнул Абу. – Оставьте мысли о Спенсере и подумайте лучше о том, как поскорее найти мою госпожу. Тем более что она не сбегала из дома, и сейчас, в ее нынешнем состоянии, ей как никогда нужна ваша помощь.
– Рэнди не сбегала из дома? – переспросил Джеймс. – Откуда тебе это известно? И что ты имеешь в виду, говоря о ее состоянии? Она вновь заболела?
– Начнем с того, что моя госпожа никогда не покидает поля боя и сражается до конца, – ответил Абу.
– Да, согласен, это так, – кивнул Джеймс. – Я помню, как она не желала покидать Индию, несмотря даже на то, что там ей грозила смертельная опасность. О своих людях и животных она беспокоилась больше, чем о собственной жизни. Ну а дальше, Абу? Что с Рэнди? Она больна?
Лицо Абу оставалось непроницаемым, лишь слегка дрогнули уголки опущенных губ.
– Нет, она не больна, господин. Поверьте, я никогда не стал бы первым открывать вам глаза, но обстоятельства вынуждают меня к этому. Вы должны знать, что моя госпожа носит под сердцем ребенка. Вашего ребенка, господин.
– Рэнди ничего мне об этом не говорила, – ответил Джеймс, пораженный этой новостью. – Ни о ребенке, ни о брачном свидетельстве, ни о чем. Почему она все скрывала от меня?
– Моя госпожа узнала обо всем этом только сегодня, господин, и заверила меня, что поговорит с вами еще до начала праздника.
Джеймс мучительно застонал и потер кулаками заслезившиеся вдруг глаза.
– Так вот о чем она так стремилась поговорить со мной, а я не дал ей возможности сделать это! – воскликнул он. – Сказал, что сейчас не время для разговоров, поскольку в дом приехал Ричард и нужно все внимание уделить ему. Какой же я глупец!
– Ты не глупец, Джейми, ты просто несчастный человек, жену которого сначала отравили, а затем похитили, – раздался голос Кэтрин, и та вошла в комнату с пустым бокалом в руках. Передавая его Абу, она продолжила: – Это обнаружили охранники, которым вы приказали осмотреть террасу. Судя по запаху, сохранившемуся в бокале, туда был подсыпан лауданум. Это сильное снотворное, которое делают из опийного мака. Однажды во время болезни мне давали лауданум, и я запомнила его запах на всю жизнь.
– Но, мама, почему ты считаешь, что именно Рэнди пила из этого бокала?
– Потому, что рядом с ним было найдено еще вот это, – ответила Кэтрин, оборачиваясь к сыну. Она раскрыла ладонь, и на ней сверкнула своими острыми гранями «Слеза Аллаха». – Застежка на этой броши сильно погнута и сломана. Это значит, что она упала в то время, когда Рэнди боролась с человеком, напавшим на нее.
– О боже! – ахнула герцогиня. – Мою внучку похитили. Немедленно позовите полицейских, я прикажу им арестовать моего пасынка, он наверняка имеет отношение к этому преступлению.
– Нет! – воскликнула Кэролайн. – Ричард здесь совершенно ни при чем!
– Что вы можете знать о моем пасынке, мерзкая потаскуха! Быть может, Джеймс был прав – и вы заодно с Ричардом. Знайте, если с головы моей внучки упадет хоть один волос, я добьюсь того, чтобы вас повесили как соучастницу.
– Мы ни в чем не виноваты! – взвизгнула Кэролайн, бросилась к Джеймсу и вцепилась ему в рукав. – Прошу тебя, Джеймс! Умоляю! Скажи им, что они ошибаются. Покажи им доказательство, которое я передала тебе сегодня вечером. Не хватало еще, чтобы Ричарда судили за преступление, которого он не совершал.
– О чем щебечет эта девка? – грозно спросила герцогиня. – И что еще за секреты у тебя с ней, Джеймс? А ну-ка, давай выкладывай все как есть.
– Джейми, мы с отцом тоже требуем объяснений, – присоединилась к ней Кэтрин. – В конце концов, не каждый день у меня похищают невесток.
– Пожалуйста, Джеймс, – повторила Кэролайн, – ты же обещал помочь мне.
Джеймс вскинул вверх руки, призывая всех замолчать.
– Довольно. Я все расскажу, но сначала дождемся Стивена. Он вот-вот должен появиться вместе с герцогом. Что же касается меня, то в данную минуту я думаю только о том, что моя жена, – он подчеркнул последнее слово и добавил, обернувшись к Абу: – Да, да, Рэнди моя жена, что бы там ни говорили эти чертовы крючкотворы. Так вот, моя жена похищена, и я должен вернуть ее домой – живой и невредимой.
– Конечно, конечно, Джейми, – потрепал его по руке Майлз. – Мы все этим озабочены.
Граф нашел взглядом дворецкого и кивнул ему.
– Фентон, пошлите Томаса за констеблем и соберите всех слуг, полиция должна будет их опросить. Кэтрин, любимая, я хочу, чтобы вы вместе с Абу проверили, все ли слуги на месте. Не забудьте про охранников, приглашенных специально на сегодняшний вечер. – Затем Майлз повернулся к герцогине: – А вас, Миранда, я попрошу принести список гостей, а потом вы вместе с Кэролайн отметите всех, кто был у нас сегодня вечером. Мы с Джеймсом будем думать над тем, что нам делать дальше.
Оставшись наедине с отцом, Джеймс упал в кресло и бросил на стол сломанную брошь.
– Как глупо я чувствую себя, сидя здесь, вместо того чтобы рыскать по городу в поисках Рэнди, – пробурчал он.
Майлз уселся за стол напротив сына и мягко заметил:
– И с чего бы ты начал, Джейми? Лондон – огромный город, и спрятать человека в нем можно где угодно. Нет, наше место здесь. Для начала нам нужно установить, кто похитил твою жену и как это было сделано. По крайней мере, у нас появится отправная точка.
– Знаешь, отец, во всем виноват только я. Мне казалось, что мой план великолепен, считал, что если на кого-то из нас нападут, то этим человеком буду я, а не Рэнди. Самонадеянный болван, вот кто я такой! Никогда не прощу себе своей ошибки. Ну как, скажите, я мог так сильно ошибаться относительно герцога Мейдстоуна?
– Кэролайн сказала, что у тебя есть доказательство его невиновности. Что она имела в виду?
Джеймс открыл верхний ящик стола и вытащил из него сложенный лист бумаги.
– Кэролайн передала мне это письмо, которое отдал ей на сохранение герцог. По всей видимости, после смерти мужа Кэролайн у них с герцогом установились доверительные и близкие отношения. И меня она просила как раз о том, чтобы помочь ему восстановить свою репутацию.
– Чего же именно ей нужно от тебя и что заставило тебя поверить ее словам? – удивился Майлз. – Ведь Кэролайн, видит бог, всегда была лгуньей.
– Прочитай письмо, отец, и ты все поймешь.
Майлз скептически поджал губы, но все же взял письмо из рук сына. Когда же он увидел надпись на конверте, весь его скептицизм испарился.
– Боже мой, ведь это письмо послано Ричарду твоим дедом, Джеффри Карлайлом! – потрясение воскликнул он. – Я знаю, помню его почерк, он неоднократно писал мне, когда жил в нашем поместье, в Четэме.
После того как отец прочитал письмо, Джеймс снова заговорил:
– Теперь ты видишь, что дед советует Ричарду добиваться развода с Амелией. А для того, чтобы добиться такого разрешения в парламенте, он должен был заручиться поддержкой его членов. – Джеймс быстро просмотрел письмо и нашел нужное место. – А вот здесь он прямо говорит о том, что Амелия опасна, и, если до нее дойдет слух о предстоящем разводе, она может пойти на все, вплоть до убийства.
– Амелия Уэнворт, – печально покачал головой Майлз. – Такая хрупкая темноволосая женщина с васильковыми глазами. Мне помнится, она еще немного косит. По правде сказать, я видел ее всего несколько раз, но никак не мог подумать, что она способна на убийство.
– Я понимаю, отец, но у деда явно были все основания утверждать, что это именно так. Я люблю деда и знаю, что, не имея доказательств, он не стал бы писать такое. Если он считает Амелию убийцей, я не могу не принять это к сведению.
Граф сложил письмо и вернул его сыну.
– Быть может, я несколько забегаю вперед, но скажи, как ты думаешь, Амелия может быть причастна к похищению Рэнди?
– Сомневаюсь. Мне кажется, что Амелия начинает догадываться о том, что задумал ее муж, и потому решила скрыться из города, чтобы разработать свой собственный план. Нет, Рэнди скорее всего похитили ради выкупа, ведь сейчас она – одна из самых богатых женщин во всей Англии. Одни ее бриллианты сколько стоят! – Он сцепил руки, положил на них подбородок и задумчиво добавил: – Правда, есть и другой вариант.
– Твой враг, о котором я пока не знаю, сынок?
В голосе отца было столько тревоги и заботы, что Джеймс благодарно улыбнулся в ответ:
– Нет, это враг не мой, а Рэнди. Насколько мне известно, в Индии на Рэнди за последний год ее жизни там четырежды покушались, и это только те случаи, что достоверно известны. Очень может быть, что этот неутомимый преследователь переехал вслед за нами в Англию.
– Почему ты считаешь, что это был один и тот же человек, а не разные люди?
Джеймс потрогал горящую красным огнем брошь.
– Не могу объяснить. Просто знаю, что это один и тот же человек. Одна за другой его попытки проваливались, но он вновь возобновлял их. Вопрос только в том, достаточно ли веские у него причины желать смерти Рэнди, чтобы ради этого обогнуть на судне почти половину земного шара?
Открылась дверь, и в кабинет вошел Ричард Уэнворт. Он отдал Фентону свой плащ и произнес повелительным тоном:
– Заберите его и идите. Я уже послал за полицией, и, как только она прибудет, немедленно сообщите нам сюда.
Затем он прошел к столу и обратился к Джеймсу:
– Итак, молодой человек, у вас украли мою племянницу. Что мы будем делать для того, чтобы вернуть ее?
Услышав это «мы», которое герцог намеренно выделил, Джеймс удивленно вскинул голову и ответил, глядя в глаза герцогу:
– Все, что только в наших силах, сэр.
– Отлично, – коротко кивнул Ричард. – Можете целиком и полностью рассчитывать на меня. С тех пор как пришло требование о выкупе…
– Требование о выкупе? – вскочил на ноги Джеймс. Ричард бросил взгляд через плечо Джеймса на входную дверь.
– Оно у Стивена, – сказал он. – Его принесли как раз в то время, когда я одевался, чтобы ехать сюда, а Стивен ожидал меня. Едва я прочитал послание, ваш резвый приятель выхватил его у меня из рук и ни в какую не соглашался вернуть. Ага, а вот и он сам.
В кабинет с шумом влетел Стивен и сразу же передал Джеймсу холщовый мешочек, в котором лежал смятый конверт, а затем совершил нечто невообразимое для такого утонченного джентльмена: вытер вспотевший лоб концом своего растрепавшегося галстука.
– Твою жену похитил какой-то сумасшедший, – заговорил Стивен, с трудом переводя дыхание. – Он требует пятьдесят тысяч фунтов. Инструкцию о том, как передать ему деньги, он пришлет через три дня вместе с доказательствами того, что Рэнди жива.
Джеймс быстро прочитал письмо и сказал, передавая его отцу:
– Кто его доставил? Вы рассмотрели того, кто принес письмо?
– Обыкновенный уличный рассыльный. Грязный, оборванный, с гнилыми зубами. Я хотел задержать его, но он обругал меня последними словами, ударил… впрочем, это неважно, и сбежал. – Стивен подошел к креслу и осторожно уселся на него, морщась от боли. Затем он порылся в кармане и что-то вытащил из него. – Чуть не забыл. Это было спрятано в складках мешочка. Просто удивительно, что тот мерзавец-посыльный не выудил его по дороге.
Джеймс с помертвевшим лицом принял из рук Стивена обручальное кольцо Райлендов, а его приятель заметил при этом:
– Дурак же этот похититель, если решился расстаться с такой драгоценностью. Здесь один изумруд не меньше десяти каратов.
– Если вспомнить о том, сколько и каких бриллиантов было надето в тот вечер на Рэнди, это кольцо – не слишком большая потеря, – возразил Майлз. – Просто это подтверждает, что Рэнди действительно в руках у негодяя.
Джеймс вернулся к столу, сел в кресло и заговорил, задумчиво крутя в пальцах обручальное кольцо:
– Сегодня вечером дом был заполнен гостями. В такой толпе легко мог затеряться кто угодно. Вопрос в другом: как этому человеку удалось незаметно вынести Рэнди на улицу?
Майлз, Ричард и Стивен принялись оживленно обсуждать этот вопрос, а Джеймс тем временем закрыл глаза и воззвал к небесам о помощи. Он вспоминал тот день, когда сумел услышать призыв Рэнди, долетевший до него из охваченной огнем конюшни. Тогда ему удалось спасти ее, и странная мысленная связь, о которой говорил Абу, не подвела. Как-то будет на этот раз?
Постепенно душа Джеймса наполнялась надеждой. Вспомнив советы старого индуса, он постарался отрешиться от всего, сосредоточил все внимание только на Рэнди и принялся мысленно призывать ее: «Рэнди, любимая, где ты? Отзовись!»
* * *
Когда затуманенное лауданумом сознание Рэнди начало проясняться, она обнаружила себя сидящей в темноте со связанными руками и ногами, причем ноги ее были притянуты к груди. Со всех сторон, не давая повернуться, ее окружало что-то твердое, похожее на деревянные стены. Здесь отвратительно пахло рыбой, и при каждом вдохе желудок Рэнди был готов вывернуться наизнанку. То и дело раздавались толчки, и Рэнди поняла, что ее тюрьма – на колесах. Пошевелив связанными руками, она сумела вытащить кляп и глубоко вдохнула, пытаясь одновременно сглотнуть накопившуюся во рту желчь.
Рэнди переполняли два чувства, всегда неразрывно связанные друг с другом, – боль и отчаяние. Суставы ее затекли и болели, а пальцы на руках и ногах онемели и казались чужими. Лишенная возможности двигаться, погруженная в темноту, Рэнди могла только одно – плакать. И она заплакала.
«Рэнди, любимая, где ты? Отзовись!»
Слова в голове Рэнди звучали четко, ясно, но она никак не могла понять, где это происходит с нею – наяву или во сне, отравленном ядом. Затем призыв прозвучал вновь, и теперь Рэнди знала уже наверняка, что это ей не снится.
«Рэнди, любимая, где ты?»
«Джеймс, это ты?»
«Да, любовь моя, это я. Где ты?»
«Не знаю… здесь холодно и темно. Качает. И еще отвратительный запах».
«Ты не ранена, Рэнди?»
«Нет. Только слабость… кружится голова».
«Ты видела того, кто это сделал?»
«Нет. Знаю только, что это мужчина… очень злой и сильный. Отыщи меня, Джеймс. Джеймс… я должна сказать тебе… я люблю».
Сознание снова начало ускользать от Рэнди, и она провалилась в черное тревожное забытье.
* * *
«Знаю только, что это мужчина… очень злой и сильный. Отыщи меня, Джеймс. Джеймс… я должна сказать тебе… я люблю».
Джеймс чувствовал слабость Рэнди, что, впрочем, было неудивительно – так обычно и ведет себя мозг, отравленный лауданумом. Джеймс еще раз проанализировал весь мысленный диалог с Рэнди, открыл глаза и громко крикнул дворецкому, не обращая внимания на удивленные взгляды Майлза, Стивена и Ричарда:
– Фентон, приведите сюда повариху. Немедленно.
Спустя минуту дворецкий вернулся в сопровождении домашнего повара – миловидной женщины средних лет по имени Бетси Виггинз.
– Миссис Виггинз, – обратился к ней Джеймс. – Я знаю, что вы были очень заняты приготовлением ужина, но, может быть, вы видели, не приходил ли поздно вечером какой-нибудь разносчик? Например, от булочника или мясника?
– Нет, милорд, – ответила она, склоняя голову в белом кружевном чепце. – Все было заказано и доставлено заранее, я сама за этим проследила. Ужин был готов к прибытию первого гостя.
– Значит, за весь вечер на кухню не заходил ни один посторонний? – вновь задал вопрос Джеймс, уже не надеясь услышать в ответ что-нибудь важное.
Миссис Виггинз покачала головой и нахмурилась.
– Право же, нет, милорд. Пожалуй, если не считать старого Дэна Мак-Джи, торговца рыбой. Он приехал затем, чтобы забрать пустые бочки из-под устриц и трески. Я была рада поскорее от них избавиться – они так скверно пахли. Бочки были тяжелые, но, по счастью, как раз в это время на кухне случился один из слуг, он-то и помог Дэну вынести их наружу.
– О ком из слуг вы говорите, миссис Виггинз?
Повариха ненадолго задумалась, прежде чем ответить.
– Один из новеньких, милорд. Хет его зовут. Высокий, темноволосый, с густой бородой. Очень вежливый. Жаль, что у него лицо изуродовано.
– Как это изуродовано? – спросил Джеймс.
– Левая сторона вся в шрамах. Для того он и носит бороду, чтобы скрыть их. Но один шрам все-таки виден, возле глаза. Это, можно сказать, ему еще повезло, мог бы и совсем глаз лишиться. А они у него красивые, серо-голубые. – Миссис Виггинз вздохнула и продолжила: – Судя по всему, этот Хет побывал в большой переделке. Бедняжка! Ведь у него и на руке одного пальца не хватает.
– Что? – возбужденно переспросил Джеймс. – Какого именно пальца?
– Мизинца, – ответила миссис Виггинз и для наглядности показала собственный мизинец. – Вот этого, на правой руке, милорд. Я бы ни за что этого не заметила, но, когда нужно было помочь Дэну вынести бочки, Хет снял свои белые перчатки, и я увидела, что у него нет мизинца. А когда он помог Дэну и вернулся на кухню, то был уже в перчатках. Поставил на поднос несколько бокалов с лимонадом и ушел. Могу я еще чем-то служить вам, милорд?
Джеймс задумчиво промолчал, и тогда Майлз сам отпустил повариху, а когда за ней закрылась дверь, спросил сына, кладя руку ему на плечо:
– Это тебе что-то говорит? Ты знаешь, кто этот человек?
– Я не знаю его имени, но зато знаю, на что он способен. Это он убил Джонатана Коллинза и покушался на жизнь Рэнди. Но будь я проклят, если позволю этому сатанинскому отродью довести до конца то, что он задумал! Я не отдам ему женщину, которую люблю. – С этими словами Джеймс поднялся, бросил на стол обручальное кольцо Райлендов и направился к двери.
– Джеймс, куда ты? – окликнул сына Майлз. – Ты должен остаться и поговорить с полицейскими, когда те явятся в дом.
Джеймс отворил дверь, оглянулся на отца с порога и ответил:
– С полицией вы и без меня разберетесь, сэр, а мы с Абу отправляемся на поиски моей жены.
– Не думаете же вы, Джеймс… – начал Ричард, вставая с кресла.
– Я и так слишком много времени потерял на раздумье, ваша светлость, – перебил его Джеймс. – Абу как-то сказал, что мы с Рэнди связаны особой ниточкой, которая всегда поможет, когда один из нас окажется в беде. Однажды я уже услышал голос сердца, и это помогло мне спасти жизнь Рэнди. Надеюсь, что не поздно будет сделать это и на этот раз.
– Но, Джейми, – вступил Стивен, – ведь похититель обещал предоставить доказательства того, что Рэнди жива. Это должно случиться через три дня, когда он сообщит, каким образом нужно будет передать ему выкуп.
– Этот сумасшедший не собирается сохранять ей жизнь, Стивен. Он уже несколько раз пытался убить Рэнди и каждый раз терпел неудачу. Теперь он захочет довести дело до конца, я уверен в этом.
– Тогда возьми меня с собой, я смогу тебе пригодиться.
– Нет, Стивен, – покачал головой Джеймс. – Ты останешься здесь и будешь помогать отцу, герцогу и Нана. Создайте видимость того, что приняли условия этого мерзавца и готовите для него выкуп. Это будет полезно на тот случай, если за домом следят. А мы с Абу тем временем постараемся сами выследить негодяя.
– Подожди, сынок, – прервал его Майлз. – А что ты будешь делать, если та… особая связь, о которой ты говорил, подведет?
– Такая же связь, даже еще более крепкая, соединяет Рэнди еще с одним существом, – холодно улыбнулся Джеймс, – и если я не смогу найти свою любимую, это сделает ее подруга по имени Зидра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен



Великолепный роман! Жаль, что нет комментов к такому интересному роману!Читала и даже перечитывала многочисленное количество раз! Книгу подарил мне брат лет десять тому назад за что ему большое спасибо! Она одна из моих любимых! Прочитайте обязательно она произведет на вас впечатление. Хотя кто знает.... может и нет, о вкусах не спорят.Опять меня понесло..... Просто очень хочется ,чтобы книгу оценили по достоинству!
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенЯна81
16.11.2012, 22.11





Мне понравился роман.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТатьяна
4.02.2013, 17.34





Прекрасная книга! Настолько интересно, что я оторватся не могла пока не дочитала! Жаль что нет продолжения))))
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзеноля
8.02.2013, 19.52





Да, прочитала, а в душе так хорошо стало,за чтением книги ощущение того что ты смотришь увлекательный,захватывающий, интересный,жизненный, худ.фильм да я сильно впечетлилась ну так все очень здесь красиво, насыщенно,достойный роман 10/10 самый лучший!!!...
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенВселенная
10.06.2013, 8.49





Очень интересный, увлекательный, красочный роман. С удовольствием прочла. Замечательные герои, интрига держалась до конца, никогда не догадалась бы, кто злодей.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТаня Д
11.09.2015, 21.11





Не понимаю почему такой низкий рейтинг?!? Прекрасный роман, мне очень понравился, рекомендую. 10 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзенмэри
13.09.2015, 13.11





Интересный роман - сказка. Тут тебе и детектив и телепатия и экстрасенсорика и любовь с первого взгляда. Читается легко, злодеи повержены и хэппи энд для полного счастья - 8 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенНюша
14.09.2015, 2.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100