Читать онлайн Невеста из Калькутты, автора - Грейс Сьюзен, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.28 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейс Сьюзен

Невеста из Калькутты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Спальня Рэнди оказалась светлой, уютной, с лакированной белой мебелью и розовыми стенами. Даже полог над кроватью был сшит из розового шелка и украшен на концах белоснежной кружевной пеной. Маленький диванчик и кресло, стоявшие возле сложенного из белого мрамора камина, также были обиты розовой тканью с цветочным узором, повторявшим узор оконных драпировок. На столе и каминной полке расставлены статуэтки – розы и пионы, сделанные из тонкого фарфора. Единственным предметом, нарушавшим бело-розовую гамму спальни, оказались зеркала. Они поблескивали своими позолоченными рамами – одно с туалетного столика, а второе из угла комнаты.
Но Рэнди, казалось, не замечала ничего вокруг себя.
Она сидела у камина на толстом абиссинском ковре и смотрела на пляшущие язычки пламени. Уйдя мыслями в воспоминания о событиях минувшего дня, Рэнди засиделась у огня почти до полуночи.
Долгожданная встреча с Нана оказалась совсем не такой, какой представлялась Рэнди в ее мечтах, да и сама Нана была не похожа на ту женщину, о которой так много рассказывал ей Джеймс. Она беспомощно лежала в постели – маленькая, уставшая женщина со слабой улыбкой, которая промелькнула на ее губах при виде Рэнди. Одна лишь слабая улыбка – и все. А затем Нана просто закрыла глаза – те самые, о которых Джеймс говорил с таким восторгом, но на деле оказавшиеся не изумрудно-зелеными, а тусклыми и пустыми.
Рэнди так была поглощена своими мыслями, что не услышала, как открылась дверь ее спальни, и вздрогнула, придя в себя, лишь когда рядом с ней на ковер опустился Джеймс. Он улыбнулся, потянулся, чтобы поцеловать Рэнди, и она нежно улыбнулась ему в ответ.
– Как я рада, что ты пришел, Джеймс, – вздохнула она спустя несколько минут, когда они с Джеймсом уже лежали раздетыми под одеялом. – Мне уже стало казаться, что я тебя сегодня не увижу.
Джеймс ответил, ласково погружая пальцы в густые локоны Рэнди:
– Держать наш брак в тайне и не заниматься с тобой любовью – само по себе тяжелое испытание, но отказаться еще и от того, чтобы спать с тобой в одной постели, – это было бы слишком жестоко.
– Мне тоже жаль, что мы не можем заниматься любовью, Джеймс. Но я в самом деле боюсь, что нас могут услышать. Ведь прямо напротив – спальня Амелии, за стенкой – комната Нана, а по коридору круглые сутки снуют слуги. Но ты не горюй: как только Нана станет лучше, и мы обо всем ей расскажем, у нас будет возможность наверстать упущенное.
– Я не стану горевать, но и ты не волнуйся. Я же дал обещание не приставать к тебе в постели до тех пор, пока все не уладится. И дверь за собой я запер только для того, чтобы сюда случаем не заглянул кто-нибудь, например, Амелия, решившая пожелать тебе доброй ночи. – Он наклонил голову и поцеловал Рэнди в лоб. – Знаешь, я думаю, что Амелия права относительно Нана. Теперь, узнав, что ты жива и невредима и живешь в ее доме, она скоро пойдет на поправку.
– Не уверена, – покачала головой Рэнди. – Когда ты отдавал распоряжения Абу и Джарите, меня предложил проводить в мою спальню Персиваль. Так вот, по дороге мы с ним поговорили о болезни Нана, и у меня сложилось впечатление, что мое появление едва ли поможет.
– Что тебе сказал Персиваль?
– По его словам, три недели тому назад Нана еще была в полном здравии. Она была полна энергии, строила на будущее смелые планы, связанные с моим возвращением. Она покупала для меня подарки, составляла меню праздничных обедов и списки приглашенных гостей, заставляла слуг снова и снова наводить блеск в доме, а сама тем временем писала длинные, подробные письма своим адвокатам. И вдруг в один вечер она почувствовала слабость, слегла в постель, и доктор, которого пригласили к ней наутро, объявил, что у Нана грипп. Он прописал ей лекарства, но они не помогли. Нана побледнела, ослабла, у нее пропал аппетит. Сейчас она питается только чаем, бульоном да хрустящим миндальным печеньем, которое печет для нее Ида. Хотелось бы мне знать, чем на самом деле вызвана болезнь моей бабушки.
– А ты не могла бы использовать для этого свой необычный талант? – спросил Джеймс, обнимая Рэнди за плечи.
Она была благодарна ему за эти слова, за его готовность принять странный дар, полученный ею с небес.
– После того как мы расстались с Персивалем, именно за этим я и направилась в бабушкину спальню. Нана спала, а Ида вязала, сидя у изголовья ее кровати. Я взяла руку Нана и попыталась услышать ее боль, но ровным счетом ничего не почувствовала. Ощутила только слабость и сонливость, охватившую ее. Если не считать некоторого истощения, связанного с потерей аппетита, ее можно было бы назвать совершенно здоровой.
– Быть может, у нее какое-то нервное расстройство или даже помешательство? – предположил Джеймс.
– Не знаю, – повела плечами Рэнди. – Я попросила Абу, чтобы завтра он навестил Нана. Абу учился у лучших врачей Мисора и наверняка сумеет правильно поставить диагноз.
– Ты что, в самом деле считаешь, что Амелия или Ида позволят зайти в спальню Нана такому странному человеку, как Абу? – с сомнением спросил Джеймс. – Ну, положим, со своей тетушкой ты еще могла бы договориться, но с этой мегерой Идой? Не думаю. Когда она впервые увидела его, с ней случился столбняк. Правда, не знаю, что ее потрясло больше – странные одежды Абу, цвет его кожи или золотые кольца в ушах.
– И в тот же вечер она сказала Персивалю, что я должна отправить своих слуг-дикарей обратно в Индию, где они снова смогут лазить по деревьям. Интересно, что с ней стало бы при виде Ксавьера.
– Думаю, что эта старая ведьма сошла бы с ума, увидев твоего двухметрового красавца, – громко рассмеялся Джеймс. – Ну а теперь давай спать, моя милая. Завтра подумаем над тем, как помочь Абу попасть в спальню Нана.
Лежа в темноте рядом с мужем, Рэнди вдруг вспомнила, о чем еще успел рассказать ей старый дворецкий, и поняла, что они с Джеймсом должны предпринять.
– Джеймс, я знаю, как это сделать. Персиваль упомянул о том, что Ида каждый день спускается на кухню, чтобы испечь для Нана новую порцию миндального печенья. Происходит это сразу после завтрака. Как только Ида уйдет, я попрошу Амелию показать тебе дом, а сама останусь посидеть за нее возле Нана.
– Отлично, отлично. Я сделаю все, что ты скажешь, – зевая, ответил Джеймс. – А теперь давай спать. Не забывай, мне до рассвета еще нужно успеть вернуться в свою спальню.
– Спасибо тебе за все, Джеймс, – шепнула Рэнди и поцеловала мужа в щеку. – Спокойной ночи.
– Какая уж тут, к черту, спокойная ночь! – неожиданно взорвался Джеймс. – Еще раз прижмешься ко мне своей грудью, моя милая, и мне станет наплевать и на твою тетю, и на бабушку, и на слуг. Я так займусь тобой, что на улице будет слышно.
Порыв Джеймса одновременно порадовал Рэнди и слегка напугал.
– Сегодня утром, когда мы сидели с тобой в гостиной, ты сказал, что нам нужно соблюдать осторожность, – напомнила она. – Тем более что я в этот момент обычно громко кричу.
– Спасибо, что напомнила, – хмуро откликнулся Джеймс. – Придется заткнуть тебе рот подушкой.
– Ты не посмеешь! – ахнула Рэнди.
Джеймс криво усмехнулся и ответил, приподнимаясь на локте:
– Конечно, нет, глупенькая! Насчет подушки я просто пошутил. Кроме того, мне не хочется лишать себя удовольствия слышать твои крики и стоны, они для меня звучат слаще любой музыки. – Он ласково потрепал жену по плечу и добавил, снова укладываясь на подушку: – А теперь хватит болтать, давай лучше спать, милая.
– Ну, погоди, Джеймс Грейсон, – прошептала Рэнди, пристраиваясь удобнее у него на плече, – вот закончим все дела, и я заставлю тебя самого, мой дорогой муженек, кричать так, что даже на конюшне будет слышно.
Вскоре Джеймс уснул, а вслед за ним уснула и Рэнди.
* * *
Привести свой план в исполнение Рэнди смогла только поздним утром. Джарита присматривала за Идой на кухне, Джеймс отвлекал Амелию в библиотеке, а Рэнди тем временем провела Абу в комнату своей бабушки.
– Посмотри, Абу, она снова спит, – негромко заметила Рэнди. – А если верить Персивалю, до болезни Нана спала совсем немного, не более четырех часов, и никогда при этом не прикладывалась днем.
Абу подошел к постели, взял руку спящей герцогини, пощупал пульс, провел большим пальцем по ее ногтям, затем осторожно опустил ее на одеяло, приподнял веки Нана и внимательно заглянул ей в глаза.
– По словам Амелии, доктор полагает, что это грипп, – пояснила Рэнди, – но мне кажется, что это не так.
– А почему тебе так кажется, дитя мое? – спросил Абу, глядя при этом не на Рэнди, а на лоб герцогини, где уже покоилась его рука. – Ты обнаружила ошибку доктора-англеза с помощью своего дара?
– Сказать честно, я вообще ничего не обнаружила, Абу, – со вздохом ответила Рэнди. – Это было больше похоже на то, что я сама… что это со мной. Знаю, что это звучит нелепо, но у меня такое чувство, что причина болезни Нана заключена не внутри ее, а снаружи.
– Примите мои поздравления, миледи, вы оказались гораздо ближе к истине, чем тот образованный доктор, что навещал вашу бабушку.
– Ты считаешь, что я права?
– Да, – кивнул Абу, – я сам придерживаюсь того же мнения и убежден, что Нана отравили. Знаю даже, что это был за яд – мышьяк. Ты обратила внимание на то, что кожа Нана сильно пахнет миндалем?
– Этот запах появился от миндального печенья, которое каждый день печет для бабушки Ида, – пояснила Рэнди. – С того времени, как Нана заболела, она почти ничего не ест, кроме этого печенья.
– Такой запах не может появиться просто оттого, что человек ест миндальное печенье, – покачал головой старый индус. – Горьким миндалем пахнет не только кожа, но и дыхание герцогини, и из этого я делаю вывод о том, что ее отравили именно мышьяком. Кроме того, на это указывает и синева у нее под ногтями, и пожелтевшие белки глаз. У нее небольшая простуда и очень сильная слабость. Между прочим, мышьяк может вызывать также тошноту, из-за которой прием пищи становится мучительным.
– Безумие какое-то, – тряхнула головой Рэнди. – Кому и зачем понадобилось убивать Нана?
– Этого я не знаю, но убийство было тщательно продумано. Если давать человеку мышьяк понемногу и на протяжении длительного времени, его смерть будет выглядеть вполне естественной. Вот послушай, какой случай был у нас в Мисоре. Одна из жен махараджи решила убить соперницу, новую молодую наложницу, появившуюся в гареме. Она решила отравить ее с помощью засахаренных миндальных орехов, в глазировку которых добавляла мышьяк. Но доктор махараджи Найраджана сумел распознать симптомы отравления и спас молодой женщине жизнь. А жене-отравительнице отрубили голову.
Рэнди присела возле постели Нана, взяла ее за руки.
– Можно ли спасти ее, Абу? Нет ли у тебя средства, которое поставит бабушку на ноги?
– Я могу заварить травы, которые снимут небольшое воспаление, которое я обнаружил, но лучшим лекарством для организма герцогини могут быть соки, бульоны и вода – в очень больших количествах, чтобы вымыть мышьяк. Лучшего средства против этого яда пока не придумано, – ответил Абу, кладя ладонь на плечо Рэнди. – Посиди немного здесь, а я тем временем разыщу господина Джеймса. Он должен знать, как ему обнаружить шакала, задумавшего это гнусное убийство.
Абу вышел из спальни герцогини, а Рэнди склонилась над больной, с тревогой и любовью всматриваясь в ее бледное лицо.
– Не волнуйся, Нана, все будет хорошо, я обещаю, – прошептала она, целуя ее в щеку.
Знакомый запах миндаля напомнил Рэнди о том, что убийца до сих пор может оставаться под крышей этого дома.
«Кто-нибудь из слуг? – подумала Рэнди. – Но нет, вряд ли. Они служат здесь по многу лет, едва ли среди них есть предатель. Значит, остаются Амелия и Ида».
Но Амелия была старинной и близкой подругой Нана. По словам того же Персиваля, она не раз уезжала в Мираж, невзирая на запреты своего мужа, которому эти визиты были совсем не по нраву. В прошлом году Ричард Уэнворт даже побывал здесь, чтобы забрать жену, а когда Амелия отказалась уезжать, ударил ее по лицу, скрутил, силой усадил в карету и велел кучеру погонять что есть сил.
– Я уверена, это Ида Броуди. Амелия говорила, что она предана Ричарду. К тому же именно она каждый день печет миндальное печенье, которым травит тебя, Нана. Отдать такой приказ ей мог только Ричард, но зачем? Это для меня по-прежнему загадка, – вздохнула Рэнди.
– Ричард – злобный ублюдок.
Рэнди едва не свалилась со стула, услышав неожиданный ответ, слетевший с губ бабушки.
– Прости, Нана, я не хотела будить тебя, – сказала Рэнди. – Как ты себя чувствуешь? Не нужно ли тебе чего-нибудь?
Миранда Уэнворт устало посмотрела на нее и ответила:
– Разве что глоток воды.
Рэнди принесла воды, напоила бабушку, поправила подушки, и герцогиня неожиданно попросила, потрепав ее по руке:
– А теперь объясни мне, о чем ты говорила, когда я проснулась. Что-то про Иду и этого подлеца, моего пасынка.
Рэнди коротко рассказала герцогине о диагнозе, который поставил Абу, и о своих собственных подозрениях в причастности Иды и Ричарда к этому злодейству.
– Очень может быть, – вздохнула Миранда Уэнворт. – Ричард оказался сейчас на грани банкротства и ради денег готов на все, в том числе и на то, чтобы убрать меня с дороги.
– Но как твоя смерть может сказаться на его финансовом благополучии? – спросила Рэнди. – Ты же говорила Джеймсу, что я и мой покойный отец были твоими единственными наследниками.
– Ричард охотится не за моими деньгами, дитя мое, – покачала головой герцогиня, – а за твоими. С теми деньгами, что оставил тебе твой отец, и поместьем, которое ты должна унаследовать после меня, ты становишься очень богатой юней леди. А если Ричард будет назначен твоим опекуном, он получит право распоряжаться всем этим богатством.
Слова бабушки привели Рэнди в замешательство.
– Как понять «если будет назначен моим опекуном»? – спросила она. – Разве может суд решить иначе, если Ричард является самым старшим из моих родственников-мужчин?
– Может, если представить суду письмо твоего отца, в котором он просит в случае своей смерти именно меня взять на себя заботу о тебе, и приложить к нему мою просьбу о назначении твоей опекуншей, которая подписана самим королем Вильямом.
– Папа писал тебе? Когда? Он ничего не говорил мне об этом.
– Это было давно, почти сразу после того, как в лучший мир отошла моя бедная Ленора, – ответила герцогиня, и по ее щеке сбежала слезинка. – Твой отец не доверял моему пасынку и в случае чего хотел уберечь тебя от него. Получив известие о гибели Джонатана, я поручила своим адвокатам оформить все необходимые бумаги, и спустя несколько дней ты была объявлена моей подопечной.
– И ты в самом деле обращалась за помощью к самому королю? – недоверчиво спросила Рэнди.
– Разумеется. Его величество ничуть не смутила моя просьба, тем более что мы с ним в некотором смысле родственники – ведь я прихожусь крестной матерью его племяннице, принцессе Виктории. – Герцогиня зевнула, прикрыв рот ладонью, и снова закрыла глаза. – Бедная Амелия. Узнав о яде, она будет сильно огорчена. Впрочем, особенно удивляться ей тоже не следует. За эти годы она не раз могла убедиться в жестокости Ричарда. Теперь же, если удастся доказать вину его и Иды, она сможет избавиться от них обоих.
– Мы с Джеймсом не позволим им уйти от ответа, Нана, – твердо сказала Рэнди.
– Отлично, дитя мое. Все отлично, если не считать того, что я буду тосковать по миндальному печенью, – вздохнула герцогиня. – Всегда обожала миндаль. Его привозит с Востока на своих судах брат Амелии. Ида жарит эти орехи, а потом печет с ними свое замечательное хрустящее печенье. Очень часто они присылают мне его в подарок, поэтому я ничего и не заподозрила, когда четыре недели тому назад пришла очередная порция печенья.
– Моя кухарка, Кайра, прекрасно печет миндальное печенье. Надеюсь, оно тебе понравится, – успокоила бабушку Рэнди.
– Нет, – слегка передернулась герцогиня. – Боюсь, что теперь мне до самой смерти не захочется больше миндального печенья.
– Хорошо понимаю тебя, Нана. А теперь, может быть, ты поспишь немного? А когда ты проснешься, я напою тебя травяным отваром, который приготовит Абу, и мы начнем очищать твой организм от яда.
Нана слабо кивнула и закрыла глаза.
– Я знала, что Ричард ненавидит меня, – чуть слышно прошептала она, – но и представить себе не могла, что он дойдет до такой низости. И все из-за денег. Вот если бы мне удалось выдать тебя замуж прежде, чем я умру, все планы этого прохвоста пошли бы прахом.
– Ты не умрешь, Нана, – ответила Рэнди, накрывая ладонью сложенные на груди руки бабушки. – Я не допущу этого. И, между прочим, планы Ричарда и так уже рухнули. Мы с Джеймсом обвенчались, и наш брак зарегистрирован в Индии британским мировым судьей. Таким образом, даже если со мной или с тобой что-то случится, твой пасынок и ломаного гроша не получит. Надеюсь, ты простишь, что я не сразу рассказала тебе о своем замужестве, Нана?
Ответ герцогини оказался неожиданным: она громко захрапела.
* * *
Вскоре Рэнди покинула спальню герцогини и отправилась на поиски Джеймса. Она обнаружила его в библиотеке, причем не одного – перед ним, чинно сложив на коленях руки, сидела женщина в синем платье и белоснежном фартуке – Ида Броуди. Она сидела неподвижно, с холодным и напряженным лицом.
Увидев входящую Рэнди, Джеймс сильно ударил ладонью по столу и воскликнул:
– Поражаюсь смелости, с которой действовала эта женщина. Мы не только обнаружили при ней мышьяк, но и сумели доказать, что яд добавлен в печенье. Мы отнесли печенье на конюшню, бросили крысе, та съела его и спустя несколько минут сдохла. И после всего этого злодейка еще смеет утверждать, что она невиновна!
– Я в самом деле ни в чем не виновата, – быстро вставила Ида. – Понятия не имела, что миндаль в банке отравлен мышьяком. Поищите лучше злоумышленника среди здешней прислуги. Порядок в доме настолько запущен, что подсыпать яд мог буквально любой.
Рэнди обогнула стул, на котором сидел Джеймс, остановилась сзади и положила руку на плечо мужа.
– Среди людей, которые служат в доме моей бабушки, нет ни одного предателя, мисс Броуди. А единственный человек, которому может быть выгодна ее смерть, это ваш хозяин, герцог Мейдстоун.
– На что вы намекаете? – надменно спросила Ида.
– На вашу преданность моему дяде Ричарду, которую вы проявляете на протяжении уже пятнадцати лет. Я уверена в том, что вы без раздумий выполните любой его приказ.
– Все эти годы я была в услужении у герцогини и не сделала ничего, что нужно было бы скрывать от нее или от герцога.
– Вы говорите, что не делали ничего предосудительного? – переспросила Рэнди. – А как тогда назвать ваши регулярные доклады моему дяде, в которых вы рассказывали ему о каждом поступке и каждом слове его жены? Неужели будете утверждать, что не шпионили за герцогиней? Или скажете, что в этом поступке тоже нет ничего предосудительного?
Джеймс чуть наклонился вперед и грозно уставился на Иду.
– Мне хотелось бы понять, зачем Ричарду Уэнворту нужно знать о каждом слове, произнесенном его женой, если сам он не стремится быть рядом с ней и не видится с Амелией месяцами, – сказал он. – А может быть, его интересовала вовсе не жена, а мачеха? Какие распоряжения, связанные с Мирандой Уэнворт, вы получили от него?
Ида вспыхнула и возмущенно ответила:
– Я не намерена обсуждать его светлость ни с кем, и в первую очередь с вами, милорд. Могу лишь сказать, что всегда была верной служанкой герцога Мейдстоуна и делала для него все, что было в моих силах. А что именно входило в мои обязанности, вас не касается.
Лицо Иды снова застыло. Поднимаясь со стула, она сказала:
– Если вы хотите обвинить меня в отравлении, я настаиваю, чтобы вы обратились к местным властям. Уверена, что ни один честный полицейский не найдет доказательств моей вины.
– Вы вообще очень уверены в себе, мисс Броуди, – заметил Джеймс. – Или надеетесь на то, что в случае чего его светлость вступится за вас?
– Никакого «случая» не будет. Ваши обвинения смехотворны. Доказательств того, что именно я подсыпала яд в миндаль, нет и быть не может, – с этими словами Ида повернулась и пошла к двери. – Прибытия констебля я буду ожидать в своей комнате.
Джеймс сердито вскочил на ноги, собираясь силой задержать Иду, но Рэнди остановила его.
– Пусть идет в свою комнату, – сказала она. – На улице сильная метель, и я сомневаюсь в том, что она рискнет бежать в такую погоду.
Джеймс ухватился за шнур колокольчика, свисавший вдоль стены.
– Я не хочу, чтобы эта женщина свободно перемещалась по дому. Нужно будет попросить Персиваля, чтобы он выставил возле ее двери охрану. Пусть сторожат Иду до прибытия констебля.
В эту секунду на пороге библиотеки появилась Амелия – бледная, испуганная, со слезами на глазах.
– Прошу вас, скажите, что это неправда! – воскликнула она. – Неужели Ида в самом деле отравила ее светлость? Неужели я навсегда потеряю свою самую близкую и единственную подругу?
– Насчет Иды все правда, тетушка Амелия, – ответила Рэнди, осторожно усаживая Амелию на стул, – но что касается Нана, то она должна поправиться.
– Про отравление мне рассказала Джарита, когда я зашла в спальню Миранды, – сказала Амелия, вытирая глаза носовым платком. – Мышьяк – очень опасный яд, Рэнди. Твоей бабушке нужен врач, причем немедленно. Правда, боюсь, что в такую погоду привезти сюда доктора будет просто невозможно.
– Абу хорошо знаком с ядами и знает, как лечить от них, – успокоила ее Рэнди. – Он поможет вывести мышьяк, которым почти четыре недели травили бабушку. Очевидно, ее болезнь началась в тот день, когда в прошлом месяце от Иды пришла посылка с миндальным печеньем.
– Значит, у бедной Миранды и в помине не было никакого гриппа, а знак внимания со стороны моей служанки оказался прелюдией к убийству! Не сомневаюсь, что отравить печенье приказал ей мой муж, – Амелия передернула плечами и заплакала, причитая сквозь слезы: – О боже, ведь значит, что и я сама виновата. Если бы я нашла в себе силы не видеться со своей единственной подругой, Ричард ничего не мог бы против нее сделать!
Джеймс взял стоящий на столе хрустальный графин, налил из него в бокал большую порцию бренди и протянул герцогине:
– Выпейте, миледи, это должно вас немного успокоить.
Он дождался, пока Амелия начала мелкими глотками пить из бокала, а затем молча кивнул Рэнди, приглашая ее последовать за собой.
Выйдя из библиотеки и прикрыв за собой дверь, Джеймс схватил Рэнди за плечо и горячо зашептал:
– Амелия вот-вот сломается. Присмотри за ней, а я тем временем займусь Идой.
– Джеймс, я должна сказать тебе о том, что Нана…
– Можешь не волноваться, – перебил ее Джеймс. – Как только установится погода, я вышвырну отсюда эту негодяйку Иду, а возможно, и свяжусь также с полицейским управлением на Боу-стрит, чтобы они приставили к Ричарду хорошего сыщика. Пусть понаблюдает за ним. Быть может, удастся выявить мотивы, по которым Ричард задумал это преступление.
– Не стоит, – ответила Рэнди, высвобождая плечо из-под руки Джеймса. – Я и без этого знаю их.
И она коротко рассказала Джеймсу обо всем, что услышала от своей бабушки. На лице Джеймса появилась торжествующая улыбка, и он воскликнул, быстро поцеловав Рэнди в губы:
– Вот видишь, как разумно ты поступила, милая, выйдя за меня замуж. И Нана не будет против этого возражать, и для Ричарда ты станешь недосягаема.
– Но мой дядя об этом еще не знает, и до тех пор, пока он не получит известие о моем замужестве, жизнь Нана будет по-прежнему в опасности.
– Значит, нужно будет дать во все лондонские газеты объявления о нашей свадьбе. А для того, чтобы быть уверенным в том, что они не прошли мимо Ричарда, я разошлю экземпляры газет и в его городской дом, и во все клубы, где он бывает. – Он снова прильнул на мгновение к губам Рэнди и продолжил: – Почему ты нахмурилась, милая? Я думал, что освобождение от дяди обрадует тебя.
– Конечно, это радует меня, Джеймс, просто я не хочу дать Ричарду выйти сухим из воды после всего, что он сделал с Нана. А для того чтобы моего дядю осудили, необходимо признание Иды Броуди в том, что она выполняла его приказ.
– Боюсь, что даже этого может оказаться мало для того, чтобы предъявить Ричарду обвинение, – сердито пробурчал Джеймс. – Ведь Ида всего лишь служанка, а герцог Мейдстоун – знатный дворянин. Ричарду достаточно будет заявить, что Ида решила опорочить его, и ни один британский суд ничего с ним не сделает.
– Тогда нам лучше скрыть наш брак и попытаться заманить Ричарда в ловушку.
– Если ты думаешь, что я позволю тебе рисковать своей жизнью, ты сильно ошибаешься, Рэнди.
Увидев приближающегося к ним по коридору Персиваля, она быстро поцеловала Джеймса в щеку и сказала:
– Перестань хмуриться, Джеймс. Я обо всем расскажу тебе сегодня после ужина. А теперь иди и займись Идой. Даже если ее показания не позволят обвинить Ричарда, они помогут нам лучше понять этого человека и приготовиться к встрече с ним.
И Рэнди, не слушая возражений Джеймса, проскользнула назад в библиотеку и закрыла дверь перед самым его носом.
– Прошу прощения за то, что так долго заставил вас ждать, милорд, – с поклоном сказал Персиваль, приблизившись к Джеймсу. – Я с помощью слуг проверял, не осталось ли мышьяка еще где-нибудь на кухне, и с радостью могу сообщить, что его не обнаружилось. Вы выглядите озабоченным. Что-то случилось, милорд?
Джеймс посмотрел на закрытую дверь библиотеки, вздохнул и сказал:
– Воистину, женская логика – вещь непостижимая.
– О чем вы, милорд?
– Не обращайте внимания, Персиваль, – улыбнулся Джеймс, покачивая головой. – До того как я встречусь с этой упрямой и непредсказуемой юной леди, нам предстоит еще немало дел.
* * *
Просто сказать, что Рэнди была счастлива, увидев около полуночи входящего в ее бело-розовую спальню Джеймса, означало бы не сказать ничего. Не успел Джеймс перешагнуть через порог, как Рэнди оказалась в его объятиях.
– Я так соскучилась по тебе, – воскликнула она, прижимаясь головой к груди мужа, – и так устала! Сначала мне пришлось утешать бедняжку Амелию, затем я сидела с Нана и теперь чувствую себя совершенно опустошенной. Просто необходимо, чтобы кто-то теперь утешил меня. Нет, не так, не кто-нибудь, а только ты.
– Знаю, милая, – нежно поцеловал жену Джеймс, – затем я и пришел сюда.
Рэнди без предупреждения резко отпрянула назад и потрясла лацканом промокшего пальто, надетого на Джеймсе.
– Где ты был? Персиваль сказал, что не видел тебя с полудня. Когда ты не появился к обеду, я начала беспокоиться. Что, интересно, это за дело, столь срочное и неотложное, ради которого ты решился покинуть дом в такую метель? Ты же мог сбиться с пути, замерзнуть и умереть!
Слушая, как бранится Рэнди, Джеймс невольно улыбнулся. Мысль о том, что она в самом деле беспокоилась о нем все это время, согрела его лучше всякого камина. Джеймс скинул свое промокшее пальто на пол и вновь заключил Рэнди в свои объятия.
– Если хочешь знать, я был в поместье моих родителей – проверял, как там Ксавьер, Кайра, животные. Мне хотелось убедиться, что с ними все в порядке, и так оно оказалось на самом деле. Все живы и здоровы. Зидра немного нервничает, а в остальном все хорошо. Амбар там большой и теплый, никто из животных не мерзнет.
– Ради меня ты проделал такой путь, а я напустилась на тебя, словно ведьма. Прости, Джеймс.
– Никакая ты не ведьма, наоборот, очень заботливая жена, – ответил Джеймс, целуя кончик ее носа. – Ну а если тебя все еще гложет совесть, тогда помоги мне раздеться. Я промок до нитки.
– Конечно, Джеймс, – охотно откликнулась Рэнди, – а потом я согрею тебя в своей большой, уютной, мягкой постели. Хорошо я придумала?
Отдав Рэнди мокрую рубашку, Джеймс расстегнул брюки и присел на стул возле камина, чтобы расшнуровать башмаки.
– Придумано замечательно, милая, но не пытайся сбить меня с толку. До тех пор, пока мы не обсудим с тобой, как нам загнать в ловушку Ричарда Уэнворта, я сам в постель не лягу и тебе не позволю. Итак, что ты придумала?
Рэнди нахмурилась, приблизилась к стулу, на котором сидел Джеймс, и сказала, качнув копной своих золотистых распущенных волос:
– Ты гораздо умнее меня, Джеймс Грейсон. Зачем я буду отнимать у тебя время на то, чтобы делиться своими планами, которые ты заранее считаешь глупыми и неправильными?
Джеймс обхватил руками талию Рэнди, усадил жену к себе на колени и сказал:
– Если бы это было так, я бы уже лежал вместе с тобой под теплым одеялом. И любил бы тебя – так, чтобы твои «арии» наверняка услышали все желающие, а наш брак перестал быть тайной для кого бы то ни было. А теперь рассказывай.
– Ну, если ты так настаиваешь, – ответила Рэнди, склоняясь к плечу мужа, и заговорила, то наматывая на палец прядь своих волос, то снова распуская ее: – Мне понравилось твое предложение поместить в газетах официальное сообщение для того, чтобы Ричард узнал, что мы с тобой в Англии. Это можно будет сделать, как только прекратится метель и можно будет проехать. В тот же день мы отправим в Лондон известие о нашей помолвке.
– О помолвке? Не о том, что мы с тобой женаты?
– В том-то и дело, – Рэнди пощекотала кончиком пряди обнаженную грудь Джеймса. – Если Ричард узнает о том, что я вышла за тебя замуж, он оставит дальнейшие попытки убрать Нана, и тогда нам его не на чем будет ловить. А вот если он будет думать, что мы обручены, но еще не женаты, он начнет действовать и первым делом выйдет на тебя.
– На меня? Зачем? – удивился Джеймс.
– Как это зачем? Чтобы успеть устранить тебя до нашей свадьбы. Кстати, именно для того, чтобы не оставлять Ричарду времени на раздумья, день нашей свадьбы нужно назначить на ближайшее время. Он начнет торопиться, а значит, будет допускать ошибки.
Та легкость, с которой Рэнди готова была превратить его в приманку, начала раздражать Джеймса, и он сказал:
– Неужели ты думаешь, что я буду сидеть сложа руки и спокойно ждать, пока Ричард нанесет мне удар – сам или еще через одного наемного убийцу?
– Нет, конечно, – покачала головой Рэнди. – Мы первыми должны перейти к наступлению. Как только Нана немного поправится, мы с тобой отправимся в Лондон, чтобы встретиться с Ричардом лицом к лицу.
Джеймс качнулся вперед, да так резко, что едва не скинул с колен Рэнди, затем схватил ее за плечи и развернул лицом к себе.
– Я не позволю рисковать собой ни тебе, ни твоей бабушке. Не смейте приближаться к этому негодяю. А если по его вине с твоей головы упадет хотя бы волосок, никакой суд Ричарду Уэнворту не поможет – я придушу его своими руками.
Рэнди крепко обняла Джеймса за шею.
– Я знаю, Джеймс, – прошептала она, – и очень благодарна тебе за это. Однако встретиться с Ричардом мне все равно придется, причем при большом стечении народа. Я думаю, лучше всего сделать это на балу или в опере. Там, на глазах у своих знакомых, он ничего не посмеет сделать. Подобная ситуация не сможет не привести Ричарда в ярость, на чем и строится мой расчет.
Нежный запах волос Рэнди, ее упругая грудь, обтянутая тонким бархатом и то и дело прикасающаяся к обнаженной коже Джеймса, вызвали в нем острое желание. Оно еще больше усиливалось от каждого мягкого покачивания Рэнди на его коленях. После быстро промелькнувших недель на борту «Дианы», где они могли заниматься любовью свободно и без оглядки, последние два дня показались Джеймсу вечностью.
Сейчас он прикусил губу, слегка отодвинулся от Рэнди и сильно тряхнул головой, пытаясь прогнать назойливые мысли о близости с женой и призывая на помощь ускользающую от него логику.
– Повтори еще раз, что ты сказала об ошибке Ричарда?
– Если нам удастся вывести Ричарда из себя, то он начнет метаться, словно дикий зверь, круша все на своем пути и забыв о предосторожности. Но сделать что-нибудь с любым из нас ему не удастся, ведь мы будем готовы встретить гнев Ричарда во всеоружии. Ну как, хорошо я придумала? – улыбнулась Рэнди, чуть подпрыгнув на коленях мужа.
Джеймс взял ее за талию, останавливая невинные, но слишком возбуждающие движения жены.
– Твой… э-э… план действительно неплох, дорогая, хотя и требует… некоторых уточнений.
– Каких, например? – спросила Рэнди, внимательно глядя Джеймсу прямо в глаза.
Тот зачарованно посмотрел на то, как она медленно облизывает свою нижнюю губу, с трудом заставил себя отвести взгляд в сторону и сдавленно ответил:
– Н-например, нужно решить, как нам поступить с Идой. Если мы передадим ее в руки констеблей, начнется расследование, и в этом случае, даже если против Ричарда не будут выдвинуты обвинения, он будет обо всем уведомлен хотя бы как хозяин Иды. Нужно ли нам это?
– Тогда не станем передавать ее в полицию, во всяком случае, до тех пор, пока не разберемся с Ричардом. Можно держать Иду здесь, под замком… нет, есть другой выход! Отправим ее в амбар, к моим животным. От Зидры и Ксавьера она никуда не денется.
Джеймс вздрогнул, почувствовав, как Рэнди осторожно прикоснулась к щеке.
– Ты нормально чувствуешь себя, Джеймс? У тебя щеки пылают, и дышишь ты очень тяжело. Надеюсь, ты не простудился?
– Нет, просто устал немного.
– Тогда пойдем в постель, а разговор продолжим утром.
Зная, что он не сможет, поднявшись на ноги, скрыть от жены свое возбуждение, Джеймс открыл глаза и сказал, помогая Рэнди подняться со своих колен:
– Иди ложись, милая, а я немного посижу здесь и тоже приду. Мне нужно еще немного подумать.
– Ты правда хочешь, чтобы я легла одна?
– Да, Рэнди, – сдавленно ответил Джеймс. – Иди в постель, а я вскоре к тебе присоединюсь.
Рэнди потрогала нижний край своего тонкого бархатного халата и со вздохом заметила:
– Весь промок сзади, пока я сидела у тебя на коленях. У тебя и нижнее белье все мокрое насквозь.
– М-м, да… возможно. Я разберусь с этим, как только… э-э… найду в себе силы, чтобы подняться на ноги.
– Никуда я не пойду, пока не сниму их, – заявила Рэнди, опускаясь перед Джеймсом на колени и берясь рукой за пояс его кальсон. – Приподнимись немного, и я стяну их… О боже! Мне кажется, что за разговорами мы совершенно забыли кое о ком!
Рэнди проворно стянула с Джеймса нижнее белье, а он смутился и прикрылся ладонями.
– Не хотел, чтобы ты увидела меня… таким, – пробормотал он. – Дай мне пару минут, и все пройдет.
– Но почему это должно проходить? Может быть, нам лучше…
– Ты же знаешь, черт побери, что я дал клятву не трогать тебя, пока напротив у нас Амелия, а за стенкой – Нана, – вспыхнул Джеймс.
– Это верно, – ответила Рэнди, и на губах у нее появилась колдовская улыбка, – но на этот раз я сама хотела бы заняться любовью с тобой. Доставь мне такое удовольствие. Недаром же я весь вечер старалась соблазнить тебя!
– Так, значит, все твои прижимания, касания… качания были не просто так?
Рэнди притворно вздохнула и ответила, опустив глаза:
– Разумеется. А теперь позволь мне довести то, что я начала, до самого конца.
Джеймс с трудом проглотил застрявший в глотке комок.
– Леди жена, должен признаться, что вам под силу очаровать и соблазнить целый мужской монастырь.
– Мне монахи ни к чему, – ответила Рэнди, – я тебя хочу.
Она провела пальцами по тонким складкам кожи в паху Джеймса, отчего его бедра непроизвольно раздвинулись, и продолжила:
– Расслабься, и я постараюсь, чтобы тебе было хорошо.
Только теперь догадавшись о ее намерениях, Джеймс сделал слабую попытку остановить Рэнди:
– Не нужно. Я вполне могу потерпеть еще несколько дней.
– Это нужно мне самой, Джеймс. Ты столько раз занимался со мной любовью, а я так давно мечтала заняться с тобой сама. Нет, свой шанс я не упущу.
Губы Рэнди коснулись мужской плоти Джеймса. Еще секунда, и он потерял голову, и его жена, кажется, тоже, потому что все-дальнейшее происходило у них как во сне. Язык Рэнди снова и снова скользил по всей длине напряженной плоти Джеймса, приближая бурную развязку. Бедра его ходили ходуном, а когда Рэнди припала к его плоти губами, вбирая ее в себя, Джеймс судорожно вцепился пальцами в волосы жены, а спустя еще несколько секунд закричал, уносясь вместе с волной, хлынувшей из потаенных глубин его существа.
* * *
Отблески каминного пламени освещали темную спальню своим золотистым мерцающим светом. Джеймс лежал под одеялом рядом с Рэнди и внимательно слушал ее рассказ о том, что произошло прошлым вечером между ней и Амелией.
– У тетушки Амелии доброе сердце, – говорила Рэнди. – Несмотря ни на что, она не спешит обвинять во всем Иду. Считает, что Ричард мог надавить на нее, заставить силой или угрозами сделать то, что она сделала. Одному богу известно, как это ему удалось.
– Если мы будем действовать по твоему плану, можем мы рассчитывать на то, что Амелия не расскажет мужу о провале Иды?
– Думаю, что с этим никаких трудностей не возникнет. Мне кажется, что Ричард станет последним, кому она хоть что-нибудь расскажет. Из разговора с Амелией я поняла, что она очень боится мужа. – Рэнди зевнула и повернулась лицом к камину. – Давай спать. Джарита нас завтра рано разбудит.
После всего, что случилось сегодня, Джеймсу было трудно поверить в то, что Рэнди может быть такой скромницей. Впрочем, с того момента, как они оказались в постели, она избегала смотреть мужу в глаза.
«Может быть, она и впрямь смущается? – подумал Джеймс. – Как бы тогда убедить ее в том, что ей нечего стесняться?»
– Рэнди, милая, – осторожно начал он. – Не нужно отворачиваться от меня. После того, что было между нами сегодня… ну, ты помнишь, там, у камина… нам с тобой нужно поговорить.
В ответ Рэнди молча повела плечами.
– Ну, хорошо. Тогда я буду говорить один, а ты слушай. То, что случилось, не должно как-то смущать тебя. В любви дозволено все, и то, чем занимаются супруги в постели… правда, это была не совсем постель… одним словом, это их личное дело. Ты понимаешь, что я хочу сказать?
Джеймс сумел рассмотреть в полумраке утвердительный кивок Рэнди и продолжил:
– Твоя безмерная… щедрость тронула меня до глубины… э-э… души, дорогая. И у меня никогда в жизни не было такого… такой… развязки. Она буквально… потрясла меня.
Рэнди уткнулась лицом в подушку, и Джеймс услышал ее рыдания. Он протянул руку, осторожно положил ее на плечо жены и почувствовал, как сотрясается ее тело.
– Не нужно плакать, Мира. Слезы вовсе ни к чему. Поверь, сегодня благодаря тебе я был счастливейшим из смертных.
– И одним из самых громких, – добавила Рэнди, поднимая с подушки голову и поворачиваясь лицом к Джеймсу.
Она и не думала плакать, напротив, на ее лице сияла улыбка.
– О господи! – вырвалось у Джеймса. – Я тут разливаюсь перед ней соловьем, а она лежит и хохочет надо мной!
– Не сердись, Джеймс, – сказала Рэнди, проводя рукой по щеке мужа. – Я смеялась совсем не над тобой. Наверное, это было что-то нервное. Понимаешь, мне кое-что нужно тебе сказать, но я не знаю, как к этому подступиться.
– Говори, как есть, – вздохнул Джеймс.
– Дело в том, что когда я занималась любовью с тобой, то обнаружилось, что ты кричишь и стонешь еще громче, чем я.
– Ты шутишь!
– О нет, – покачала головой Рэнди. – Честное слово, твои крики наверняка были слышны даже на конюшне и в винном погребе.
Джеймс откинул в сторону одеяло, посмотрел на тело жены, освещенное золотистыми отблесками огня. Затем опустил голову и приник губами к соскам, венчающим нежную грудь Рэнди, скользя рукой к темному треугольнику волос, притаившемуся между ее сомкнутых бедер. Рэнди ахнула от неожиданности.
– Что ты делаешь, Джеймс?
Он на мгновение приподнял голову и усмехнулся:
– Неужели не понятно, дорогая? Разумеется, занимаюсь любовью с собственной женой.
– Н-но так можно рассекретить наш брак, который мы должны сохранять в тайне. Разве ты не боишься, что нас могут услышать?
– Поздно нам с тобой бояться, Мира. Те, кому было интересно, послушали меня, теперь пускай и тебя послушают. Впрочем, если это тебя смущает, можешь прикусить подушку. А лично мне уже наплевать, услышат нас или нет, и нет такой силы, которая помешала бы мне заняться с тобой любовью – прямо здесь и сейчас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзен



Великолепный роман! Жаль, что нет комментов к такому интересному роману!Читала и даже перечитывала многочисленное количество раз! Книгу подарил мне брат лет десять тому назад за что ему большое спасибо! Она одна из моих любимых! Прочитайте обязательно она произведет на вас впечатление. Хотя кто знает.... может и нет, о вкусах не спорят.Опять меня понесло..... Просто очень хочется ,чтобы книгу оценили по достоинству!
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенЯна81
16.11.2012, 22.11





Мне понравился роман.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТатьяна
4.02.2013, 17.34





Прекрасная книга! Настолько интересно, что я оторватся не могла пока не дочитала! Жаль что нет продолжения))))
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзеноля
8.02.2013, 19.52





Да, прочитала, а в душе так хорошо стало,за чтением книги ощущение того что ты смотришь увлекательный,захватывающий, интересный,жизненный, худ.фильм да я сильно впечетлилась ну так все очень здесь красиво, насыщенно,достойный роман 10/10 самый лучший!!!...
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенВселенная
10.06.2013, 8.49





Очень интересный, увлекательный, красочный роман. С удовольствием прочла. Замечательные герои, интрига держалась до конца, никогда не догадалась бы, кто злодей.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенТаня Д
11.09.2015, 21.11





Не понимаю почему такой низкий рейтинг?!? Прекрасный роман, мне очень понравился, рекомендую. 10 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс Сьюзенмэри
13.09.2015, 13.11





Интересный роман - сказка. Тут тебе и детектив и телепатия и экстрасенсорика и любовь с первого взгляда. Читается легко, злодеи повержены и хэппи энд для полного счастья - 8 баллов.
Невеста из Калькутты - Грейс СьюзенНюша
14.09.2015, 2.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100