Читать онлайн Леди-судьба, автора - Грейс Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-судьба - Грейс Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-судьба - Грейс Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-судьба - Грейс Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейс Сьюзен

Леди-судьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 24

Полдень следующего дня застал Кэтрин в полном замешательстве.
– Я ничего не понимаю, Майлс, – призналась она. – Что бы я ни говорила Эдварду, ничем не могу расшевелить его. Вчера он постоянно пытался подловить меня, очевидно, хотел проверить, кто я – Виктория или ее двойник. А сегодня он вдруг стал вежливым, спокойным и… непробиваемым.
– Для того чтобы перейти в открытую атаку, ему пришлось бы признаться в том, что он причастен к исчезновению Виктории, но на это он, разумеется, не пойдет… – задумчиво произнес Майлс, но Кэтрин перебила его:
– А может быть, мое сходство оказалось настолько полным, что он поверил в то, что я и есть Виктория? – Она прошла к дивану и присела на него. – Скажи, мы не можем ошибаться? А вдруг Эдвард непричастен к исчезновению Виктории?
– Нет, он приложил к этому руку, не сомневайся. Подтверждением тому служит не только новое завещание Джеффри, но и те сведения, которые нам удалось найти в последнее время.
Майлс подсел к Кэтрин и рассказал ей о странном завещании Лорелеи, в котором она фактически вычеркивала своего мужа из числа наследников.
– Кроме того, представь удивление и гнев Эдварда, когда тот узнал о том, что Седвик Мэнор заложен. Для того, чтобы выкупить его, у Эдварда есть всего год и ни гроша за душой. В этой ситуации от него можно ожидать всего, чего угодно.
– Почему она столь жестоко поступила со своим мужем?
– По всей видимости, их брак на самом деле был вовсе не таким, каким казался. С одной стороны, Эдвард всегда распинался в своей любви к Лорелее, с другой стороны – всем было известно, что она постоянно меняет любовников. Джейми сумел переговорить с одним таким молодым человеком, и тот признался, что Лорелея давала ему деньги. Очевидно, она содержала своих любовников – точно так же, как многие джентльмены содержат своих любовниц.
– Не мог ли убить Лорелею один из них? – спросила Кэтрин.
– Как знать. Во всяком случае, от властей моим агентам не удалось добиться никакой информации. Придется съездить в Лондон и повидаться кое с кем из правительства, чтобы получить доступ к обстоятельствам того убийства.
– До чего же подлой женщиной оказалась эта Лорелея, – вздохнула Кэтрин, прислоняясь к плечу Майлса. – Бедный Эдвард.
– Да уж, действительно, бедный Эдвард! – фыркнул Майлс. – Я уверен в том, что он все прекрасно знал, когда решил жениться на Лорелее восемнадцать лет тому назад. Моим людям удалось раздобыть копию их брачного контракта. Эдвард получил титул покойного мужа Лорелеи, поместье и тридцать тысяч фунтов стерлингов в придачу.
– Возможно, Лорелея таким образом расплатилась за то, чтобы получить мужа – молодого, красивого и умного.
– Позволь мне напомнить тебе, какими словами описывает дядю в своем последнем письме Виктория: лживый, жестокий и бесчестный. Не обманывайся его внешним видом, любовь моя, под этой овечьей шкурой прячется кровожадный волк. Помни: Эдвард Демьен – очень опасный человек.
– Да, – согласилась Кэтрин, вспоминая ту минуту, когда она впервые увидела Эдварда. – С первого взгляда он показался мне именно таким.
– Первое впечатление всегда самое правильное, – заметил Майлс. – Так что никогда не забывай об осторожности.
Кэтрин сердито покосилась на него, и Майлс рассмеялся:
– Да, я знаю, что ты можешь постоять за себя, но не станешь же ты расхаживать по дому, прицепив шпагу к поясу модного шелкового платья!
– Как же ты плохо знаешь меня, англичанин! Мое оружие всегда при мне. – Она поднялась с дивана и задрала юбки, показав Майлсу кинжал, привязанный к ноге. – Я хорошо владею не только шпагой.
Майлс взял кинжал за украшенную драгоценными камнями рукоятку и вытащил его из ножен. Лезвие показалось ему очень коротким, не более пятнадцати сантиметров, и он спросил, с сомнением покачав головой:
– И этой игрушкой ты хотела проткнуть меня, когда заподозрила, что я собираюсь остричь тебе волосы? Кстати, откуда у тебя этот перочинный ножичек – еще один подарок Гаррета?
– Этот, как ты сказал, перочинный ножичек подарил мне Рори, и было это несколько лет тому назад. Брат сказал тогда, что этот кинжал напоминает ему меня – такой же маленький, красивый и смертельно опасный. И в самом деле, он уже трижды спасал мне жизнь.
– Но постой, как же тебе удалось его пронести с собой? Твоя шпага осталась на борту «Фоксфайра», а другого оружия я у тебя тогда не нашел.
Кэтрин вернула кинжал в ножны, поправила юбки и улыбнулась:
– Когда ты в следующий раз поймаешь пиратку, англичанин, не забудь заглянуть за голенище ее сапога. Тебя настолько заворожили мои бриджи, что про все остальное ты и думать забыл.
Майлс потянул Кэтрин за руки, усадил себе на колени и сказал:
– А разве может что-нибудь оторвать взгляд нормального мужчины от таких бриджей, что были на тебе? – Он легонько прикусил мочку ее уха. – Правда, еще в одно место я тогда заглянул и знаю, что под рубахой у тебя не было ничего, кроме…
Кэтрин откинулась назад и легонько, шутя, ударила Майлса по щеке.
– Так, значит, ты тогда подсматривал! – воскликнула она с улыбкой. – Вот уж никогда не думала, что за тобой такие грешки водятся.
– Но должен же я был осмотреть пойманную мной преступницу, тем более ирландку, – заметил Майлс, нежно целуя Кэтрин. Спустя несколько минут он оторвался от ее губ и закончил со вздохом: – Не мог же я тогда знать, что ты поразишь меня другим, самым сильным на свете оружием – любовью!


Ближе к вечеру гости начали покидать Четэм-Холл, и Кэтрин решила в последний раз попытаться спровоцировать Эдварда. Он уже вышел за порог и поджидал свою карету, когда Кэтрин подошла и заговорила с ним: – Миссис Оливер сказала, что вы возвращаетесь в Лондон, а я надеялась, что вы пробудете у нас еще несколько дней. Папа будет огорчен тем, что вы так и не повидались с ним.
Кэтрин внутренне содрогнулась, когда Эдвард обнял ее за плечи.
– Прости, дорогая. Я собирался это сделать, но у меня в Лондоне появились совершенно неотложные дела. Передай Джеффри мои извинения и скажи, что вскоре я непременно вернусь, чтобы повидаться с ним.
Она осторожно высвободилась из объятий Эдварда и сказала, глядя ему прямо в глаза:
– Если это связано с делами компании, я буду рада вам помочь.
– О, нет, нет, благодарю. Это совершенно личное.
– Хорошо. А как вы посмотрите на то, чтобы я вернулась к работе в «Карлайл Энтерпрайсез»? Не подумайте, что я сомневаюсь в ваших способностях, дядя Эдвард, просто папе стало лучше, и мое постоянное присутствие ему уже не требуется. А без работы я не могу.
– Конечно, возвращайся в компанию, – улыбнулся Эдвард. – Разве можно закапывать в глуши такой талант, как у тебя.
В это время к крыльцу подкатила его карета, выскочивший слуга раскрыл перед Эдвардом дверцу, и тот, быстро и неожиданно поцеловав Кэтрин в губы, забрался внутрь.
– Adieu, моя дорогая, – сказал он, высовываясь из окошка. – Мы скоро увидимся.
Он улыбнулся на прощанье, и лошади тронулись с места.
Кэтрин провожала карету Эдварда долгим взглядом и стояла возле крыльца до тех пор, пока подошедший Майлс не обнял ее за талию.
– Что случилось, Кэт? Чем сумел расстроить тебя на прощание Эдвард?
– Я надеялась вывести его из себя своим заявлением о том, что собираюсь вернуться к работе в компании, но ничего не вышло. Он просто сказал, что будет рад этому, – вздохнула Кэтрин. – Что нам делать дальше, Майлс? Сидеть сложа руки и ждать, что теперь предпримет Эдвард?
– Нет, разумеется. Джейми и Гаррет возвращаются в Лондон. Мои люди будут неотрывно следить за Эдвардом, его домом и за Карлайл-Хаус. Мы должны пока оставаться здесь.
Кэтрин прислонилась к плечу Майлса, и они в обнимку пошли к дому.
– Пора рассказать герцогу всю правду, – сказала она. – Я не могу ему больше лгать.
– Я надеялся за это время хоть что-то узнать о Виктории, но, к сожалению, ничего. А ведь я нанял лучших сыщиков. Конечно, Джеффри должен узнать о том, что случилось с его дочерью.
Голос его звучал так печально, что Кэтрин остановилась и поцеловала Майлса в щеку.
– Тогда давай поднимемся к герцогу прямо сейчас, я по нему соскучилась. А заодно дадим передохнуть Люси.


Всю следующую неделю Майлс ежедневно получал из Лондона отчеты от своих людей. Как правило, в них не было ничего особенного, но вот однажды в руках Майлса оказалось сообщение, которое заставило его отложить в сторону остальные бумаги и задуматься.
Тереза, горничная из Карлайл-Хаус, навестила Седвик Мэнор. Приехала на лошади днем, а покинула дом Эдварда только на следующее утро. По возвращении все заметили на лице Терезы синяки и ссадины.
Джейми поговорил с Коусгровом, и тот рассказал, что Тереза регулярно отлучается, чтобы навестить своих родственников, и почти всегда возвращается назад побитая. Он предполагал, что синяки и ссадины – дело рук отца Терезы, который, по всей видимости, был пьяницей.
Коусгров не знал о том, что Тереза была круглой сиротой и воспитывалась в приюте.
У нее не было ни пьяницы-отца, ни семьи, ни своего дома. В таком случае кого она могла навещать в Седвик Мэноре? Майлс знал наперечет всех обитателей дома, где жил Эдвард. Дворецкий Батлер и его жена Сэди, работавшая в Седвик Мэноре экономкой? Отпадает. Кучер и слуга? Они оба уже в годах, а значит, отпадают тоже, тем более что оба они проработали в доме много лет. В таком случае остается только сам Эдвард.
Но зачем ему было нужно избивать Терезу? Или издеваться над женщинами – свойство его характера?
Неожиданная догадка молнией промелькнула в голове Майлса, и он выронил послание на стол.
– Если Эдвард любит мучить женщин, это может стать ключом к тайне, связанной с убийством его жены, – негромко заговорил он сам с собой. – В таком случае расправа с Лорелеей только доставила бы ему удовольствие, тем более если он предполагал, что ее смерть принесет ему большую выгоду.
Он быстро перечитал все, что ему удалось собрать о гибели Лорелеи. Увы, в его распоряжении был только полицейский отчет об осмотре места происшествия, и ничего больше. Все попытки Джейми и Гаррета разговорить Найджела Бредфорда ни к чему не привели. Инспектор хранил молчание.
– Но со мной ему придется разговориться, – негромко сказал Майлс. – А это значит, что нужно ехать в Лондон.
* * *
Войдя в спальню герцога, Майлс застал Джеффри и Кэтрин играющими в шахматы. Очевидно, партия только что закончилась, потому что герцог с довольным видом откинулся на спинку своего кресла на колесиках и улыбнулся, увидев Майлса, а сидевшая спиной к двери Кэтрин продолжала сокрушаться:
– Ну вот, ты снова выиграл, папа! Так нечестно! В следующий раз ты должен дать мне фору – хотя бы две пешки. В конце концов, мы, женщины, – слабый пол.
Герцог посмотрел на Кэтрин и рассмеялся.
– Папа, ты смеешься! – радостно воскликнула Кэтрин, бросаясь Джеффри на грудь. – Господи, до чего же это приятно!
– Что за шум? – спросила Люси, заглядывая в дверь.
– Джеффри рассмеялся, когда Виктория назвала себя слабой женщиной, – пояснил Майлс.
– Ничего смешного, – надулась Люси и тут же перебила саму себя: – Как вы сказали? Его светлость засмеялись?
Она бросилась к креслу Джеффри и опустилась на колени рядом с герцогом.
– Я знала, что вы теперь быстро поправитесь. Ничего, скоро вы не только будете смеяться, но еще и запоете и запляшете! Вот увидите!
Майлс сделал Кэтрин знак и вместе с нею вышел за дверь, а Люси, оставшись наедине с Джеффри, продолжала восторженно приговаривать:
– Сколько раз я пыталась развеселить вас, но вы ни разу даже не улыбнулись. Попробуем теперь еще разок. Так вот, послушайте…
Придя вместе с Кэтрин в маленькую гостиную, Майлс рассказал о полученном сегодня известии.
– Теперь ты видишь, что мне нужно не откладывая ехать в Лондон. Если мои подозрения подтвердятся, Эдвард окажется замешанным еще в одном преступлении – убийстве собственной жены. Если мне удастся доказать это, властям не останется ничего иного, как возобновить поиски Виктории.
– Конечно, ты должен ехать, – согласилась Кэтрин. – И чем скорее, тем лучше. Я останусь здесь, с Джеффри.
– Но все мои люди вернулись в Лондон, – нахмурился Майлс. – Случись что, и вас с герцогом некому будет защитить. Нет, это слишком рискованно. Пожалуй, мне лучше подождать, пока Гаррет не вернет в Четэм часть своих матросов.
– Англичанин, ты что, забыл, с кем имеешь дело? – шутливо ткнула его под ребра Кэтрин. – За всю жизнь меня смог одолеть только один-единственный мужчина, некий Трелен по прозвищу Лис. Но и у него во второй раз ничего не вышло бы.
Майлс не улыбнулся ее шутке, но взял Кэтрин за подбородок и заглянул ей в глаза.
– Все это очень серьезно, Кэт. Если Эдварду станет известно, что вы с Джеффри остались здесь в одиночестве, он может пойти на что угодно.
– Ты напрасно так волнуешься, – покачала головой Кэтрин. – За несколько дней с нами ничего не случится. Ты успеешь прислать сюда охрану. Ну а если Эдвард появится раньше, я сама сумею с ним справиться. Я сумею превратить наш дом в неприступную крепость.
– А ты не забыла про миссис Оливер? Виктория писала о том, что ее экономка в сговоре с Эдвардом.
– О, боже, неужели ты думаешь, что я испугаюсь какой-то миссис Оливер? Один неверный шаг, и я вздерну ее на перекладине!
Майлс немного подумал, вздохнул и принял окончательное решение.
– Хорошо, Кэт, пусть будет по-твоему. В оружейной есть пистолеты. Кроме того, принеси в спальню Джеффри шпагу и обещай ни под каким предлогом не покидать дом в мое отсутствие.
– О, господи, – вздохнула Кэтрин, закатывая глаза. – Ты говоришь так, словно мы с тобой на войне.
– Хуже. На войне ты всегда знаешь, кто твой друг и кто твой враг. Здесь же не знаешь, кому и верить-то. – Он поцеловал Кэтрин и добавил: – Будь осторожна, любимая.
– Обещаю сделать все, как ты сказал, любимый.
Через час Майлс был уже на пути к Лондону.


В тот же вечер Кэтрин сказала Люси, что останется с Джеффри на всю ночь, и отослала ее отдыхать. Со шпагой, висящей возле запертой двери, и с тремя заряженными пистолетами на полке Кэтрин чувствовала себя в полной безопасности и готова была дать отпор любому безумцу, который захотел бы проникнуть в комнаты герцога.
После ужина она уселась в кресле напротив Джеффри и принялась ему читать из шекспировского «Сна в летнюю ночь». Когда она стала говорить за героев пьесы разными голосами, Джеффри развеселился и долго смеялся. Кэтрин, закончив второй акт, стала прохаживаться по комнате.
– Но еще больше мне нравится у Шекспира «Комедия ошибок», – сказала Кэтрин. – Это история о мальчиках-близнецах, которых разлучили в детстве. Если хочешь, я почитаю ее тебе завтра, папа.
Джеффри покачал головой и поморщился.
– А, понимаю, – улыбнулась Кэтрин. – Две комедии подряд – это действительно неправильно. Хорошо, тогда попробуем «Юлия Цезаря», но мне будет чертовски трудно говорить на разные лады мужскими голосами.
Герцог счастливо улыбнулся.
Послышался стук в дверь – это оказалась Люси.
– Виктория, если ты решила остаться на всю ночь возле отца, почему бы тебе не лечь в гостиной? – сказала она. – Ты можешь постелить себе на диване и оставить дверь открытой. Вот ключ. Туда никто не заходил с тех пор, как ты уехала из дома – тогда, в ноябре.
Люси протянула Кэтрин ключ и улыбнулась Джеффри:
– Доброй ночи, ваша светлость. Доброй ночи, Виктория.
Она помахала рукой и скрылась.
Кэтрин заперла дверь на ключ и посмотрела на дверь, ведущую из спальни в примыкающую к ней гостиную. Затем пожала плечами и снова села напротив Джеффри. Взяла в правую руку томик Шекспира, продолжая держать в левой ключ, который дала ей Люси.
– Папа, – сказала она, – ты не мог бы положить куда-нибудь к себе этот ключ? У меня на платье нет карманов.
И она протянула герцогу раскрытую левую руку с лежащим на ней ключом.
Джеффри взял ключ и увидел шрам на ладони Кэтрин. Пристально всмотревшись, он поднял взгляд к лицу Кэтрин. Глаза его наполнились слезами, и Кэтрин увидела, как складываются губы Джеффри, пытаясь произнести какое-то слово. Затем послышался его низкий надтреснутый голос:
– Кэт-трин.
Ей показалось, что она ослышалась.
– Что ты сказал? – переспросила Кэтрин.
Джеффри повторил, на этот раз уже более уверенно и ровно:
– Кэтрин.
– Кто тебе сказал, что меня зовут Кэтрин? – настороженно спросила она.
Джеффри повторил, не сводя глаз со шрама на ее ладони:
– Кэтрин. Моя Кэтрин.
– Твоя Кэтрин? – недоуменно переспросила она. – Не понимаю, что ты этим хочешь сказать.
Джеффри протянул ей ключ и указал на дверь, ведущую в гостиную
– Гостиная? Ты хочешь, чтобы я прошла в гостиную? – спросила Кэтрин. Он потряс головой, указал на Кэтрин, на себя и на дверь. – А, ты хочешь, чтобы я пошла туда вместе с тобой.
– Д-да, – кивнул Джеффри.
– Ничего не понимаю, но если тебе так хочется…
Кэтрин вручила Джеффри зажженный канделябр и покатила его кресло к двери гостиной. Когда она отперла и открыла дверь гостиной, из нее дохнуло холодом нежилого помещения.
– Как бы нам здесь не замерзнуть, – сказала Кэтрин. – Может быть, вернемся назад?
Взгляд Джеффри стал таким умоляющим, что Кэтрин сдалась и вкатила кресло в темную комнату. Она взяла из рук Джеффри канделябр и от него зажгла все свечи.
Она подкатила кресло к дивану, и вдруг раздался голос Джеффри:
– Т-там. С-смотри там, – он указал рукой на большую, прикрытую холстом картину, прислоненную к стене.
Кэтрин взяла в руку канделябр, откинула холст и присела, чтобы лучше рассмотреть картину. На ней была изображена молодая женщина с двумя девочками-близнецами на руках.
– Если бы ее глаза были не голубыми, а зелеными, мы были бы похожи с ней как две капли воды. Это твоя жена, Евангелина?
Джеффри кивнул, поднял руку, указывая на картину, и сказал:
– Моя Кэтрин.
Она поднесла канделябр ближе к холсту и принялась рассматривать прелестных зеленоглазых девочек с льняными волосами. Потом Кэтрин увидела нарисованные на их тонких шейках золотые цепочки с золотым кулоном-сердечком и едва не выронила канделябр.
– У меня есть точно такой же кулон, – сказала она, обращаясь к Джеффри, а затем присмотрелась к буквам, видневшимся на кулонах, и на одном из них увидела К, а на втором В и спросила: – Это Виктория?
– Да, – ответил Джеффри.
Кэтрин поставила канделябр на пол, обернулась к Джеффри и беспомощно сказала сквозь застилавшие глаза слезы:
– Я ничего не понимаю.
– Моя Кэтрин, – снова повторил Джеффри, притрагиваясь пальцами к ее щеке. – Ты – моя Кэтрин.
– Папа? – напряженным шепотом спросила она. – Ты – мой папа?
Джеффри кивнул, и слезы хлынули по его лицу. Она припала головой к его груди и тоже разрыдалась.
Внезапно Кэтрин поняла, что все происходящее – правда, и что Джеффри – ее настоящий отец, и что сама она после долгих лет скитаний наконец оказалась в родном доме.
Кэтрин поцеловала Джеффри и сказала:
– Я люблю тебя, папа.
– И я люблю тебя, – более уверенным, чем прежде, голосом сказал Джеффри, целуя Кэтрин в лоб. – Добро пожаловать домой, моя девочка.


После того как схлынула первая волна возбуждения и высохли первые слезы, Кэтрин спросила, не сводя глаз с улыбающегося лица Джеффри:
– Но если я – твоя дочь, то почему я оказалась в Ирландии?
Джеффри взял со стола, возле которого стояло его кресло, изящную деревянную шкатулку и протянул ее Кэтрин.
– Это мне, папа? – спросила она, приподняв крышку и увидев под ней сложенный лист бумаги.
– Да, – кивнул он. – От м-мамы.
Кэтрин осторожно развернула дрожащими пальцами хрупкий бумажный лист и прочитала верхнюю строчку – «Дорогая Кэтрин…».
Джеффри прижал ее к себе и не отпускал до тех пор, пока она вслух не дочитала письмо матери до самого конца. Потом они оба надолго замолчали, и наконец Кэтрин заговорила:
– Я всегда чувствовала, что в моей жизни что-то потеряно, что-то не так. Вокруг меня были любящие, заботливые люди, но мне все равно чего-то не хватало. Я искала утешение в учебе и тренировках, но мир в моей душе так и не воцарился. Теперь я знаю, чего не хватало мне все эти годы – мамы, Виктории и тебя, папа. – Джеффри внимательно слушал и все гладил ее по волосам. – С самого раннего детства я видела странные сны. В них я жила в большом красивом доме, и у меня были изумительные платья и великолепный жеребец… Скажи, папа, Виктория никогда не падала с огромного черного жеребца и не ломала себе ногу?
Джеффри утвердительно кивнул, и Кэтрин пришла в восторг.
– Папа, все это я видела во сне! Я словно сама была Викторией! А наутро я не могла ступить на ту ногу, которую повредила во сне. Она сильно болела, все прошло только через пару недель. И позже я часто видела сны про свою сестру. Потому-то мне все так знакомо в этом доме, особенно комната Виктории. Ведь все эти годы у нас с Викторией сохранялась таинственная связь друг с другом, несмотря на то что мы жили врозь. Скажи, Виктория знает что-нибудь обо мне?
Лицо Джеффри сделалось печальным, и Кэтрин с пониманием кивнула головой.
– Ты никогда не говорил ей обо мне, папа. Очевидно, вы с мамой решили, что для нее будет слишком сильным ударом, если она узнает о том, что у нее была сестра-близнец, которая потеряна навсегда. Я угадала, папа?
– Да, – вздохнул Джеффри. – Это очень больно.
– Вы никогда не говорили Виктории обо мне, но она нашла эту картину и сумела сделать собственные выводы. Вот почему она закрыла дверь гостиной на ключ и уехала в ту же ночь из дома.
Тогда Джеффри задал вопрос, которого Кэтрин боялась больше всего:
– Где Виктория?
– Не знаю, папа. Майлс полагает, что ее похитил Эдвард. Он боялся, что Виктория узнала нечто такое, что способно уничтожить его самого. В последнем письме, которое Майлс получил от Виктории, она писала, что продолжает собирать улики против своего дяди.
Кэтрин заметила, что Джеффри не сводит глаз с письма, зажатого в ее руке.
– Эдвард знает о мамином письме? – догадалась Кэтрин. – И вы именно из-за него и поссорились в тот злополучный день?
Она прочитала боль в глазах отца и сказала:
– Ты ни в чем не виноват, папа. Эдвард – жестокая, злобная бестия. Он уничтожает всех, кто встречается ему на пути: и правых, и виноватых, и тех, кто его ненавидит, и тех, кто любит его. Но я не дам ему убить тебя, папа.
– А ч-что, если Виктория м-мертва? – с усилием проговорил Джеффри.
– Сыщики, которых нанял Майлс, не смогли разыскать никаких ее следов и вот уже несколько месяцев считают ее умершей. Однако, исходя из того, что я узнала о Виктории сегодняшним вечером, я полагаю, что они ошибаются.
– Ты думаешь, что Виктория жива?
– Да, – кивнула Кэтрин. – Она исчезла в начале ноября, верно? В таком случае с этого времени должны были прекратиться и мои сны. Однако они мне снились, и хотя видения были нечеткими, я хорошо помню ощущения холода, боли и голода. Самым сильным было именно ощущение голода. Это было послание от Виктории, а значит, тогда она была жива. Ну а после того, как Майлс захватил меня в плен…
– Что? – ахнул Джеффри. – Майлс захватил тебя в плен?
Кэтрин прикусила нижнюю губу и осторожно сказала:
– Э-э… Знаешь, папа, это я объясню тебе немного позже, а пока давай лучше про Викторию. В начале декабря я перестала видеть сны про Викторию, но буквально два дня тому назад у меня опять промелькнуло видение. Оно было коротким, всего несколько мгновений, но я успела рассмотреть, что Виктория не одна. Рядом с ней был какой-то мужчина. Я не рассмотрела его лица, но поняла, что с ним она чувствует себя в полной безопасности и они любят друг друга.
– А вдруг это был твой сон, а не ее? – вздохнул Джеффри.
– Я никогда не вижу своих снов, как все люди, – пояснила Кэтрин. – Только чужие. И теперь я знаю, что это всегда были сны Виктории.
Часы в коридоре пробили два раза.
– Боже мой, папа, уже два часа ночи! – спохватилась Кэтрин. – Пора ложиться.
Джеффри с поразившей Кэтрин силой прижал ее к себе, не желая отпускать, и сказал:
– Нет. Я слишком долго ждал тебя, Кэтрин, и не успокоюсь, пока не узнаю о твоей жизни все, до мельчайших подробностей. Рассказывай.
– Но так мы можем проговорить с тобой до самого утра, – попыталась возразить Кэтрин.
– Отлично, – ответил Джеффри. – Будем говорить до утра. Я готов. А теперь расскажи мне о моей Кэтрин.
– Ну, если ты так настаиваешь, – сдалась Кэтрин. – Правда, я боюсь, что кое-что в моем рассказе может показаться тебе неправдоподобным, особенно когда речь пойдет о Леди Кошке.
– О Леди Кошке, этой знаменитой пиратке? Ты что, знаешь ее?
– Да, я знаю ее, – вздохнула Кэтрин. – И ты тоже, папа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-судьба - Грейс Сьюзен



Супер!
Леди-судьба - Грейс СьюзенDiana
9.04.2012, 8.44





Интересно! Прям "Зита и гита" :)
Леди-судьба - Грейс СьюзенЮлия
11.07.2012, 20.11





супер роман!!!!!!!!!!!!!!!Читала на одном дыхании
Леди-судьба - Грейс СьюзенНаталия
8.10.2012, 9.39





Книга, которая достойна экранизации.
Леди-судьба - Грейс СьюзенДАлийя САхра
18.06.2015, 14.41





Столько много романов прочитано, что удивить меня сложно, но это произведение настоящая находка. Очень интересно и живо написано. Просто фильм посмотрела. 10 баллов.
Леди-судьба - Грейс СьюзенЮля
12.09.2015, 0.32





Очень интересный сюжет. Много приключений. Люблю истории про двойняшек!
Леди-судьба - Грейс СьюзенОльга
13.09.2015, 12.23





Не понравилось
Леди-судьба - Грейс СьюзенФАЙЗУЛА
24.10.2015, 22.28





Еле домучала... Редкостный бред в стиле бразильских сериалов. Ужасно легковесно и поверхностно. Герои абсолютно шаблонно - картонные. Сюжет перегружен и не интересен... Жаль потраченного времени.
Леди-судьба - Грейс СьюзенPalmira
24.11.2016, 16.10





Еле домучала... Редкостный бред в стиле бразильских сериалов. Ужасно легковесно и поверхностно. Герои абсолютно шаблонно - картонные. Сюжет перегружен и не интересен... Жаль потраченного времени.
Леди-судьба - Грейс СьюзенPalmira
24.11.2016, 16.10





Сюжет вроде бы и ничего , но диалоги настолько тупы , что вызывают раздражение .То ли герои уж совсем такие тупые . Больше на сказку похоже . Не понравилось !
Леди-судьба - Грейс СьюзенMarina
25.11.2016, 6.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100