Читать онлайн Леди-судьба, автора - Грейс Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-судьба - Грейс Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-судьба - Грейс Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-судьба - Грейс Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейс Сьюзен

Леди-судьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Давно перевалило за полночь, а Кэтрин все стояла в одиночестве на балконе своей спальни, снова и снова перебирая в памяти день, который должен был стать ее триумфом.
Как хорошо все начиналось! После того, как Кэтрин выступила со своей речью, не осталось никаких сомнений в том, что для всех она – настоящая, подлинная Виктория Карлайл. Какой счастливой чувствовала себя Кэтрин в те минуты! А потом все пошло вкривь и вкось, и началось это с того момента, когда Эдвард Демьен заговорил с ней по-французски. Кэтрин слушала его и с ужасом сознавала, что понимает каждое его слово. Более того, она с легкостью принялась отвечать ему на этом, совершенно неизвестном ей языке. Как это могло получиться, какая тайна стоит за ее неожиданно открывшимся даром? Кэтрин подумала о том, что Майлс сможет если не объяснить это чудо, то, по крайней мере, успокоить ее смятенные чувства, и она бросилась в гостиную.
Майлс не дал сказать ей ни слова и сразу же потащил ее за собой в библиотеку. Запер дверь и, схватив Кэтрин за плечи, прижал ее спиной к стене.
– Я был уверен в том, что ты не знаешь французского, – сказал он.
– Я его в самом деле не знаю.
– Тогда объясни мне, пожалуйста, почему ты говорила с Эдвардом, словно настоящая парижанка. Как это понимать?
– Я сама не знаю, как это понимать, Майлс, – покачала головой Кэтрин. – Сначала я не понимала ни слова из того, что мне начал говорить Эдвард. А потом я вдруг неожиданно заговорила на чужом языке – так, словно кто-то говорил за меня. С этой секунды я начала отлично понимать то, что он говорит мне, и то, что я ему отвечаю. Не знаю, как это случилось. Прошу тебя, Майлс, поверь мне.
Он пристально посмотрел ей в глаза.
– Это я уже сделал. Поверил в то, что ты действительно хочешь помочь мне отомстить за гибель Виктории. Поверил в твои чувства к Джеффри. И что самое обидное – поверил в то, что ты в самом деле любишь меня.
– Я в самом деле люблю тебя, – она протянула руку к Майлсу, но тот уклонился в сторону. – Майлс, прошу, выслушай меня. Я в самом деле не знаю ни слова по-французски, и я в самом деле люблю тебя.
– Не стану упрекать тебя во лжи, – холодно ответил Майлс, – ведь все, что ты делала, было подчинено только одной цели – спастись самой и спасти жизнь брата. Увы, я оказался слишком доверчивым. Скажите, Леди Кэт, а что бы вы стали делать, если бы вам не удалось одурачить меня? Соблазнили бы Гаррета, чтобы расчистить себе путь к свободе? Ведь вы с самого первого дня проявляли к нему повышенный интерес, разве не так?
Кэтрин побледнела и влепила Майлсу пощечину.
– Как ты смеешь так говорить, Майлс? Я полюбила тебя, но моя любовь, как видно, тебе наскучила, и теперь ты ищешь повод, чтобы сбежать. Понимаю, это слишком большой риск для вашей светлости – взять в жены преступницу-ирландку, и потому вы решили от меня избавиться. Я больше не задерживаю тебя. Ты свободен, англичанин. Прощай.
Кэтрин повернула в замке ключ и собиралась отворить дверь, когда Майлс окликнул ее:
– А вы не забыли о Рори, леди Кэт? Если вы посмеете выйти из игры, вам больше не видать своего брата, я немедленно отправлю его в тюрьму. Вместе с вами.
Кэтрин медленно обернулась, посмотрела в ледяные глаза Майлса.
– А если я помогу вам разоблачить Эдварда, вы сдержите свое слово, виконт, или снова возьмете его обратно?
– Я – джентльмен и человек чести.
– Отлично. Значит, наш договор остается в силе. – Она сглотнула комок, подкативший к горлу, и постаралась скрыть боль за деланой улыбкой. – Для меня безразлично, верите вы мне или нет, хотя я никогда не лгала вам, Майлс. Я в самом деле не понимаю, что произошло во время моего разговора с Эдвардом. Есть и другие вещи, которых я не могу ни понять, ни объяснить, – например, почему я чувствую такую близость к Джеффри или почему все в этом доме мне кажется знакомым и привычным. У меня такое ощущение, словно моими мыслями, чувствами и поступками руководит кто-то извне.
– Тайны, чудеса, привидения – хватит этих сказок. Простите, Кэт, но я, очевидно, недостаточно ирландец, чтобы верить во всю эту чепуху.
Кэтрин открыла дверь и сказала, выходя:
– Tha gaol agam ort. Попробуйте для начала поверить хотя бы в это, Майлс Грейсон.
На лестнице она столкнулась с Гарретом, и тот побежал следом за Кэтрин, добежал до самой ее спальни и успел протиснуться внутрь, прежде чем захлопнулась дверь.
– Что за дьявол за тобой гонится, Кэт? Ты бежала словно сумасшедшая. Кэтрин, ответь мне!
Она промолчала, и тогда Гаррет насильно приподнял ее голову за подбородок.
– Боже праведный, ты плачешь! Клянусь, я убью того, кто тебя обидел, кем бы он ни был.
– Я не позволю тебе убить этого человека, – покачала головой Кэтрин. – Дай слово, что не станешь вмешиваться в это дело.
– Слово я дам, но только после того, как услышу правду, – нахмурился Гаррет. – Пойдем присядем, и ты все мне расскажешь.
Кэтрин промокнула глаза носовым платочком и села на диван рядом с Гарретом. Она рассказала ему все о своей ссоре с Майлсом, умолчав только об одном – о том, что тот подозревает ее в намерении соблазнить его друга.
Гаррет внимательно выслушал рассказ Кэтрин, затем ласково обнял ее за плечи и сказал:
– Все утрясется. Ведь ты любишь Майлса, а он – тебя.
– Майлс меня больше не любит. Он считает меня лгуньей и предательницей.
– Вы просто не поняли друг друга. Майлс опомнится, и вы с ним снова будете вместе.
– Ты так говоришь, потому что не видел его, – покачала головой Кэтрин. – Майлс вне себя от ярости, а глаза у него стали холоднее льда. Он обвинил меня в том, что я сыграла на его чувствах. Он даже обвинил меня в том, что я…
Она замолчала и опустила голову.
– В чем еще он обвинил тебя, Кэтрин? Говори!
– Майлс сказал, что я, вероятно, соблазнила бы и тебя, если бы мне это понадобилось, – прошептала Кэтрин, и слезы снова хлынули у нее из глаз. – Сказал, что я с самого первого дня присматривалась к тебе. О, господи, ведь я люблю Майлса всем сердцем, как он может так плохо думать обо мне?
– Да-а-а, – поморщился Гаррет. – Таких дураков, как мой друг, по всей земле поискать. Придется мне поговорить с Майлсом по-мужски, может быть, тогда у него мозги встанут на место.
– Напрасный труд, Гаррет. Наша с Майлсом любовь была обречена с самого начала. Мы с ним – люди из разных миров, и миры наши не пересекаются. Такое бывает только в сказках, но в них Майлс не верит. И возможно, что он прав.
Гаррет помог Кэтрин подняться, обнял за плечи и повел к выходу. Открыв дверь, они увидели на пороге Майлса с поднятой рукой – очевидно, он только что собирался постучать.
– Простите, если помешал вашей беседе, – язвительно проговорил он, – но мне хотелось напомнить мисс О'Бэньон о том, что в восемь часов я должен сопровождать ее к обеду. Да, кстати, Гаррет, хочу предупредить тебя, что играть с кошками опасно. У них острые когти.
– Ну, ты, поганый… – Гаррет, не договорив, ударил Майлса в челюсть, и тот свалился на пол. – Таких ослов, как ты, я еще не встречал. Если бы ты не был таким тупицей, я бы научил тебя понимать, что означает слово «верить». Как я понимаю, в твоем словаре оно отсутствует.
Он отвернулся от Майлса, потиравшего челюсть, сидя на полу в коридоре, и сказал, обращаясь к Кэтрин:
– До вечера, миледи.
Затем вежливо поклонился и вышел.
Кэтрин закрыла за Гарретом дверь, чтобы не видеть Майлса – хотя бы до восьми часов вечера.
Настроение, в котором пребывал Майлс за обедом, было под стать его костюму: черному, строгому и очень официальному. Весь вечер он старательно разыгрывал роль гостеприимного хозяина и пытался вести вежливые разговоры со своими гостями, однако улыбка его оставалась при этом натянутой, а взгляд – холодным и безразличным. Во время концерта Майлс сел рядом с Кэтрин, но ни разу не взглянул в ее сторону – словно там никого не было.
Впрочем, и сама Кэтрин была настолько погружена в свои мрачные мысли, что не замечала никого вокруг, и очнулась только тогда, когда послышался голос Эдварда:
– Многие из вас уже бывали в этом доме и имели счастье слышать пение моей прелестной племянницы Виктории. Я полагаю, господа, что, если мы ее хорошенько попросим, она не откажется спеть для нас и сегодня.
Он первым начал аплодировать, и все собравшиеся последовали его примеру.
Кэтрин подняла голову и увидела, что взгляды всего зала обращены на нее. «Нет, дядя Эдвард, у тебя и на сей раз ничего не выйдет», – подумала Кэтрин и улыбнулась графу:
– Разве я могу отказать вам в этом удовольствии, дорогой дядюшка!
Майлс удивленно наблюдал за тем, как Кэтрин подходит к музыкантам, берет у них лютню и начинает ее подстраивать. Потом она поднялась на подмостки, села на стул, взяла несколько аккордов и запела старинную песню «Зеленые рукава».:
Увы, ты оставил, любимый, меняИ бросил в пучину отчаяния,А я так любила тебя,Так счастлива рядом с тобою была.
В зале воцарилась напряженная тишина. В исполнении Кэтрин эта простая народная песня становилась подлинным гимном любви – несчастной и бессмертной, и никому было невдомек, что это сама душа певицы рвется и вибрирует в каждом звуке.
Когда отзвенел последний печальный аккорд, все как один вскочили со своих мест и принялись аплодировать, но перед этим был тот самый момент мертвой тишины между исполнением и овацией, который, собственно, и есть высочайшая награда для любого артиста.
Кэтрин с надеждой посмотрела в ту сторону, где сидел Майлс.
Его кресло было пустым.


Около одиннадцати часов Кэтрин пожелала гостям доброй ночи и отправилась в спальню. Отпустила Дарси и облегченно вздохнула, когда та вышла за дверь, оставив Кэтрин в полном одиночестве. Затем, зная, что сегодня ей все равно не уснуть, она открыла балконную дверь, вышла наружу, облокотилась на перила и стала вспоминать прошедший день во всех подробностях.
Она простояла так довольно долго, больше часа, не замечая ночной прохлады. Лицо ее пылало, и слезы, обильно лившиеся из глаз, высыхали на горящих щеках прежде, чем успевали скатиться на землю. Обессилев от своих горьких мыслей, она подняла глаза к ночному небу, усыпанному крупными звездами и подсвеченному серебристым диском полной луны.
– Если хочешь загадать на звездах желание, загадай одно и для меня.
Услышав звучный голос Майлса, Кэтрин решила, что он ей просто почудился, и зажмурила глаза.
«Пусть это окажется правдой», – мысленно взмолилась она, и в это время ее талию обвили знакомые сильные руки.
– Кэтрин, любимая, прости меня. Я оказался таким дураком! Гаррет ударил меня поделом, я заслужил это. Боюсь, что за все, что я натворил сегодня, мне придется гореть в аду до скончания века. – Майлс осторожно поцеловал растрепавшиеся на ночном ветру локоны Кэтрин и крепче прижал ее к себе. – Умоляю, прости.
Ей хотелось простить его сию же секунду, но память цепко хранила все слова, которые сказал Майлс за сегодняшний день, и потому Кэтрин не торопилась с ответом.
Тогда Майлс заговорил сам:
– Когда ты пела сегодня вечером, мое сердце готово было разорваться от горя и тоски. Мне хотелось взбежать на подмостки и броситься перед тобой на колени. Увы, я не мог позволить себе этого. Обидев тебя так жестоко, мог ли я просить о прощении? И тогда я сбежал в сад и побрел по дорожкам, размышляя о том, что мне делать дальше. А за ближайшим поворотом я наткнулся на Джейми и Гаррета. Я рассказал им все. Признался в том, какого свалял дурака. Гаррет рассказал мне о твоих снах, о том, какой неожиданно знакомой оказалась для тебя спальня Виктории, и прочих странных событиях в твоей жизни. А еще он сказал, что перестанет подавать мне руку, если только я не упаду перед тобой на колени и не попрошу у тебя прощения. – Губы Майлса нежно коснулись шеи Кэтрин. – То же самое сказал мне и Джейми, добавив, что лишь немногим на свете выпадает такая удача – найти настоящую любовь. Он сказал, что я осел, слабак и недостоин тебя. И вот я перед тобой, Кэтрин, и мое сердце лежит на протянутой ладони. Прошу, возьми его, оно принадлежит тебе. Прости меня, если можешь.
Кэтрин медленно повернулась к Майлсу. В лунном свете его глаза казались бездонными и печальными.
– Если ты в самом деле любишь меня, Майлс, тогда ты должен верить мне, – заговорила Кэтрин. – Без веры нет любви. Жизнь – это не только розы, но и шипы, колючки, царапины, удары судьбы, наконец. Жизнь – это подъемы и падения. Я не приму твоей любви, если ты не будешь верить мне.
Майлс осторожно поправил локон, упавший на лоб Кэтрин, и сказал:
– Недостаток уверенности в себе самом – вот что заставило меня сомневаться в тебе, Кэт. Я всегда восхищался твоей отвагой, твоими способностями, твоей любовью к жизни. Восхищался и в то же время часто думал о том, что моей любви может оказаться недостаточно для того, чтобы удержать тебя. Потому я и подумал, что ты обманываешь меня. Прости, я был не прав. Я люблю тебя всем сердцем и не хочу, не могу потерять тебя.
Он припал к губам Кэтрин и нетерпеливо, страстно поцеловал их. Нежно провел руками по ее телу, но неожиданно прервал поцелуй и откинулся назад.
– Бог мой, Кэтрин, ты же совсем замерзла! Сколько времени ты здесь простояла?
Он подхватил ее на руки и внес в спальню. Прикрыв ногой балконную дверь, он уложил Кэтрин на кровать и осторожно присел рядом, на краешек. Потом медленно расстегнул ночную рубашку Кэтрин и принялся нежно растирать ее плечи. Когда его руки опустились ниже, к груди, Кэтрин перехватила их и сказала:
– Майлс, я знаю другой способ согреться. Он будет гораздо приятнее для нас обоих.
Она расстегнула рубашку Майлса и обняла его за шею. Нежно поцеловала в губы и потянула к себе.
Майлс застонал от наслаждения и ответил ей жадным поцелуем. Его обнаженной груди коснулась обнаженная грудь Кэтрин с тугими, напрягшимися от холода и страстного желания сосками. Майлс нежно обхватил ее грудь ладонями, склонил голову и припал к соскам Кэтрин, словно изголодавшийся младенец.
Руки Майлса заскользили ниже, снимая ночную рубашку, обнажая прекрасное тело Кэтрин. Губы Майлса опускались вместе с руками, задержавшись на нежном, покрытом золотистым пухом бугорке. Его язык искал и наконец нашел ту волшебную точку, от прикосновения к которой все тело Кэтрин содрогнулось, словно от удара электрическим током.
Она попыталась сжать бедра, но Майлс, напротив, развел еще шире и сказал, посмотрев Кэтрин в лицо:
– Не прогоняй меня, любимая. Позволь мне любить тебя так, как мне хочется. Дай мне ощутить твой вкус, твой запах. Я голоден – накорми меня собой.
– Но, Майлс… Разве так можно?
– А почему нет, любовь моя? – улыбнулся Майлс. – В любви не бывает ничего запретного. – Он провел языком между ног Кэтрин и зажмурился от наслаждения. – Ты здесь такая теплая, такая нежная, такая сладкая. Я люблю тебя, Кэтрин, и на вкус – тоже. Не лишай меня этой радости.
Он взял подушку и подложил под поясницу Кэтрин. Ее бедра медленно разошлись, открывая взгляду Майлса все сокровенные уголки. Он снова припал губами к бугорку, самой природой предназначенному для наслаждений, а затем, когда дыхание Кэтрин стало тяжелым и глубоким, погрузил язык в глубину ее узкого лона.
Кэтрин выгнула спину, шире раскрываясь навстречу его губам. Вскоре голова ее закружилась, и Кэтрин взлетела на волне страсти к самой сверкающей вершине.
Майлс замер, стараясь не помешать ее восторгу, и оставался неподвижным до тех пор, пока ее тело не содрогнулось в последний раз перед тем, как расслабиться.
Когда Кэтрин пришла в себя и открыла глаза, она встретила восхищенный взгляд Майлса. Майлс медленно накрыл собой тело Кэтрин и со стоном погрузил в ее лоно свое мужское естество. Тугая, влажная, горячая плоть Кэтрин обхватила его, и Майлс погружался все глубже, достигая самого дна, потом почти выскальзывал и снова – все глубже, все чаще.
Кэтрин энергично отвечала на каждое движение Майлса, подгоняя его, делая его желание нестерпимым, неудержимым. Схватив Кэтрин за плечи, Майлс двигался все быстрее, все сильнее и, услышав стон наслаждения, слетевший с ее губ, едва не потерял сознание, когда горячая струя излилась из него в лоно Кэтрин.
Придя в себя и немного отдышавшись, Майлс перевернулся на спину и спросил, обнимая Кэтрин за плечи:
– Кэт, ты еще не решила, прощать тебе меня или нет?
– Мне кажется, ты уже получил прощение, – хрипло ответила она. – Жаль только, что так и не сумел согреть мне ноги.
И она провела своей холодной пяткой по ноге Майлса. Тот вздрогнул, и оба они весело расхохотались.
– Ну а если серьезно, Кэтрин? Мне нужно знать, что ты по-прежнему веришь в меня. Поверь, я искренне раскаиваюсь во всем, что…
Она прикрыла ему рот ладонью.
– Майлс Грейсон, по-моему, сейчас не время для таких разговоров, – Кэтрин нежно поцеловала Майлса. – Ну, хорошо, я скажу, чтобы ты смог успокоиться. Да, я люблю тебя и хочу стать твоей женой. Да, я верю тебе и знаю, что ты веришь в меня.
Вскоре они уснули в объятиях друг друга, и им не страшен был холодный ветер, всю ночь завывавший за окном.


Но не всем спокойно спалось в Четэм-Холле в ту ветреную ночь. Эдвард ходил по своей спальне почти до утра, снова и снова думая о том, как ему завладеть всем достоянием своего брата, а заодно и прелестной юной женщиной, претендующей на роль Виктории.
Свою роль она вела превосходно, практически без ошибок, и все же Эдвард знал, что это – не Виктория. Да, эта женщина была похожа на нее и лицом, и голосом, и поведением, но Эдвард постоянно чувствовал напряжение и внутренний жар, исходивший от нее. Казалось, она постоянно должна сдерживать свои чувства, не давая им излиться наружу.
«Интересно будет посмотреть, какова она окажется в постели», – подумал Эдвард и плотоядно ухмыльнулся.
После смерти Евангелины он не любил никого. Разумеется, у него были женщины, и немало, но он лишь пользовался их телами, не затрачивая ни чувств, ни душевных сил, и забывал очередную любовницу, прежде чем та успевала выйти из его спальни. Но эта женщина – двойник Виктории… О, здесь совсем другое дело. С одной стороны, она неотличимо похожа на Евангелину, с другой же – она чужая, и, овладев ею, он не совершит кровосмешения, как было бы в том случае, если бы он уложил в свою постель настоящую Викторию.
Это просто замечательно – не состоять в родстве с прелестной юной женщиной, двойником Евангелины и Виктории.
«Я обязательно добьюсь ее, – подумал Эдвард, – но при этом постараюсь избежать тех ошибок, которые совершал в прошлом. На этот раз все должно быть сделано чисто, чтобы комар носа не подточил».
Эдвард прилег, не раздеваясь, на постель и продолжал негромко говорить с собой вслух:
– Я не знаю ее настоящего имени. Как же мне назвать ее – для самого себя? Эти шелковые волосы, эти яркие зеленые глаза… Пожалуй, она напоминает мне ласковую кошечку. Решено, – улыбнулся он, – она будет для меня Золотой Кошечкой. Так я и стану ее называть до тех пор, пока не узнаю ее настоящего имени.
Он прикрыл глаза и предался мечтам, в которых Золотая Кошечка уже принадлежала ему. Он видел ее прирученной, покорной, навсегда лишившейся острых когтей. Да, приручить такую кошечку будет нелегко. Это займет немало времени, но на сей раз он не станет спешить, ведь главный приз в этой игре стоит того, не так ли?
Завтра он начнет свою игру. Разумеется, он никому не скажет о том, что эта женщина – самозванка. Нет, он вернется в Лондон и потихоньку начнет готовить капкан для кошечки. А потом, поймав, приручив и сделав ее своей союзницей, он приступит к последнему акту драмы, которая должна завершиться полным его триумфом. Тогда-то он и сведет окончательные счеты с Джеффри.
Эдвард Демьен уснул на заре со счастливой улыбкой на губах, предвкушая наслаждения, которые ожидают его в самом скором будущем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-судьба - Грейс Сьюзен



Супер!
Леди-судьба - Грейс СьюзенDiana
9.04.2012, 8.44





Интересно! Прям "Зита и гита" :)
Леди-судьба - Грейс СьюзенЮлия
11.07.2012, 20.11





супер роман!!!!!!!!!!!!!!!Читала на одном дыхании
Леди-судьба - Грейс СьюзенНаталия
8.10.2012, 9.39





Книга, которая достойна экранизации.
Леди-судьба - Грейс СьюзенДАлийя САхра
18.06.2015, 14.41





Столько много романов прочитано, что удивить меня сложно, но это произведение настоящая находка. Очень интересно и живо написано. Просто фильм посмотрела. 10 баллов.
Леди-судьба - Грейс СьюзенЮля
12.09.2015, 0.32





Очень интересный сюжет. Много приключений. Люблю истории про двойняшек!
Леди-судьба - Грейс СьюзенОльга
13.09.2015, 12.23





Не понравилось
Леди-судьба - Грейс СьюзенФАЙЗУЛА
24.10.2015, 22.28





Еле домучала... Редкостный бред в стиле бразильских сериалов. Ужасно легковесно и поверхностно. Герои абсолютно шаблонно - картонные. Сюжет перегружен и не интересен... Жаль потраченного времени.
Леди-судьба - Грейс СьюзенPalmira
24.11.2016, 16.10





Еле домучала... Редкостный бред в стиле бразильских сериалов. Ужасно легковесно и поверхностно. Герои абсолютно шаблонно - картонные. Сюжет перегружен и не интересен... Жаль потраченного времени.
Леди-судьба - Грейс СьюзенPalmira
24.11.2016, 16.10





Сюжет вроде бы и ничего , но диалоги настолько тупы , что вызывают раздражение .То ли герои уж совсем такие тупые . Больше на сказку похоже . Не понравилось !
Леди-судьба - Грейс СьюзенMarina
25.11.2016, 6.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100