Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Эмили мчалась по тротуару, обгоняя Джексона, когда их отпустили из детского сада, но он все же первым успел добежать до Трейси и на секунду прижался к ней.
– Мой папа жив? – серьезно спросил Джексон. – Он не умер? – Мальчик тревожно смотрел на мать.
– Конечно, нет, – утомленно ответила она. – Доктор говорит, что с ним все будет просто прекрасно. – Она провела их обоих к машине, открыла дверцу. – Я приготовлю ужин, а потом отвезу вас повидать его. Но вы должны вести себя тихо. Он еще не совсем хорошо себя чувствует.
– Мама, что с тобой? – Джексон пристегнул себя и Эмили к заднему сиденью. – Ты такая раздраженная. Ты хочешь спать?
«Устами младенцев…» – подумала она.
– Я устала и хочу спать, поэтому и ворчу. Не обращайте внимания. Мы все должны улыбаться вашему папе, что бы ни случилось.
– Это мой папа так тебя разозлил? – с любопытством спросила Эмили.
– Конечно, нет, – соврала Трейси. Противоречивые чувства терзали ее, и она радовалась, что дети развлекали друг друга, загадывая загадки. Остин действительно разозлил ее. Фактически его разговор с воображаемой Кристал привел ее в полнейшую ярость, хоть она и знала, что после операции он не в себе и не понимает, что говорит.
Но зато он прекрасно владел собой, когда заявил и сестре в приемном покое, и доктору Эпперсону, что она – его невеста. А теперь новость об этом разнеслась по всему городку, и все дружно поздравляли ее. От одной мысли об этом Трейси начинало подташнивать. Как он осмелился!
Но может быть, он так сказал, только чтобы она могла оставаться с ним в приемном покое? Довольно логично. Трейси старалась убедить себя, что это не имеет значения и поэтому не стоит обращать внимание на его слова.
«Да, но ты обращаешь внимания, – сказал ей внутренний голос, – потому что хочешь его. Ты позволяла ему целовать себя еще и еще. Ты сходишь с ума, когда слышишь имя его бывшей жены. И все еще ревнуешь, после стольких лет… Ты хочешь его больше, чем раньше».
«Нет, не хочу», – сказала она себе, но слишком уж поспешно. Нежный голосок Эмили прервал ее размышления:
– Я слышала, как моя учительница сказала своей помощнице, что вы с моим папой молвлены. Что это значит – молвлены?
Трейси вздохнула:
– Это значит, что ты должна спросить об этом папу. Она отвезла детей домой, накормила их, стараясь не засыпать на ходу и быть приветливой. Ровно в шесть она отвезла их в госпиталь. Какое-то мгновение, находясь в лифте, она ощутила такое сильное желание удрать, что с трудом заставила себя дойти до дверей палаты.
Когда она вошла, Остин уже проснулся и сидел в кровати. Она была необыкновенно красива даже в футболке и линялых джинсах. Дети с ошарашенным видом озирались в незнакомой больничной обстановке.
– Хэлло, хэлло, – просиял он, идя навстречу им. – Идите сюда, вы двое, и не бойтесь. Доктор говорит, что через пару дней я уже смогу вернуться домой. – Он протянул руку и прикоснулся к ним обоим.
– Тебе больно? – Джексон схватил его за руку и не выпускал. – Зачем здесь висит эта бутылка? Ты возьмешь ее с собой домой? Почему на тебе такая смешная пижама?
– Папа, мужчины не спят в ночных рубашках. – Эмили задрала кончик носа.
Он хмыкнул, потом застонал.
– Не заставляй меня смеяться. Тогда действительно болит, – медленно протянул он. – Да, конечно, болит, – сказал он испуганным детям. – Но скоро это пройдет и никогда больше болеть не будет. Бутылка эта называется – «капельница». Она позволяет лекарству медленно капать прямо в руку. – Он поднял руку и показал им, как пластырь удерживает иглу. – Нет, я не возьму капельницу домой. Сестра снимет ее, перед тем как я уйду. Трейси, они хорошо себя вели сегодня? – Он взглянул на нее снизу вверх, ожидая увидеть в ее глазах то тепло, что согрело его накануне ночью, когда его везли в операционную. Но вместо этого почувствовал такой холод, от которого чуть не остановилось его сердце.
Великий Боже, что он такого сделал? – Дети вели себя прекрасно, – невыразительно сказала она. – Мы ели на обед спагетти, а после посещения вернемся домой и немножко поиграем перед сном. Не о чем рассказывать.
– Что случилось? – Улыбка сбежала с его лица.
– Решительно ничего. – Она покачала головой.
– О'кей. – Он, как обычно, протянул коротенькое слово, но его взгляд сказал ей, что они обсудят это позднее.
– Папа, догадайся, что я скажу? Наша учительница говорит, что она знает, что ты и Трейси молвлены и что если вы поженитесь, то тогда ты станешь Джексону настоящим папой. Что это значит – молвлены?
Внезапно Остин понял, что терзало Трейси. Он вспомнил, как сказал сестре-вампирше, что Трейси – его невеста. И доктору тоже. Он хотел, чтобы она оставалась рядом, и соврал. Теперь же он отдал бы все на свете, только бы это оказалось правдой.
– Помолвлены – значит… – начал он отвечать, но тут Джексон прервал его:
– Эмили, иди сюда. – Мальчик смотрел сквозь жалюзи на машины внизу. – Смотри, какие люди маленькие.
– Ой, как высоко! – завизжала Эмили. – Возвращайся, Джексон. Вдруг окно вылетит, и мы с тобой полетим в самый низ?
– Не будь глупышкой. – Джексон отпустил планку и отвернулся от окна. – Знаешь что, папа? Тебе надо быстрее поправляться. Мой день рождения будет уже через пять дней, а мы не можем праздновать его в госпитале.
– Чертовски правильно, сынок, – улыбнулся Остин, обрадовавшись, что не надо объяснять Эмили, что значит «помолвлены». А судя по сверкающему взгляду Трейси, ему придется много чего объяснять еще и ей. Он взъерошил волосы сына и обнял его. – Я собираюсь выйти отсюда, как только смогу. Я надеюсь, вы оба еще не довели вашу маму – я имею в виду Трейси, – поправился он ради Эмили, – до сумасшедшего дома.
– Нет, они вели себя просто замечательно, – быстро отозвалась Трейси. – По стандартам детсадовских маньяков, конечно. – Она похлопала обоих детей по плечам. – Ну, хорошо, мы пробыли здесь уже довольно долго. Пора уходить. По пути домой можем заехать за мороженым.
Дети помчались впереди нее к двери, ведущей в холл, но сама она оказалась недостаточно проворной. Остин протянул руку и поймал ее, хотя это усилие заставило его вздрогнуть и на миг задохнуться.
– Минуточку, – ровно проговорил он. – В чем дело? Я еще никогда не видел, чтобы ты держалась так холодно. Это сильно отличается от любовной заботы прошлой ночью.
Трейси взглянула на него с прохладцей.
– Все думают, что мы помолвлены, Остин.
– Какая разница, что думают другие? – пожал он плечами. – Я так сказал только потому, что хотел, чтобы ты осталась со мной в приемном покое. Думал, они заставят тебя уйти, если выяснится, что ты не родственница.
– Даже если это и так, – начала она, раздраженная больше, чем сама ожидала, – ты все еще не понял одного, правда, Остин?
– Не понял чего?
– Ты рассказал всем, кому мог, что мы собираемся пожениться. Но ни разу не спросил меня. Ты пришел и занял свое место в жизни Джексона. Но ни разу не поинтересовался, чтобы узнать, хочу ли этого я. – Она остановилась перевести дух. – Я допускаю, Джексон вне себя от счастья. У него наконец появился папа. Надеюсь, ты хорошо будешь с ним обращаться. Но это не значит, что ты можешь начать целовать меня, пока я не потеряю голову, а после этого начать мной командовать, Остин Миллер. Я слишком долго была сама себе хозяйкой, и мне это нравится!
Трейси с грохотом захлопнула за собой дверь и, не оглядываясь, поспешила за детьми. А Остин с широкой улыбкой откинулся на подушки.
К тому времени, когда надо было ложиться в постель, дети уже так устали, что заснули, как только их маленькие головки коснулись подушек. Трейси бродила по квартире, мечтая о близком друге, с которым можно было бы поговорить по душам. Воспоминания прошлого, казалось, роились вокруг нее, затуманивая память и делая еще более несчастной. Она размышляла, любил ли Остин когда-нибудь Кристал. Должно быть, любил, судя по тому, как и что он говорил в наркотическом полубреду в госпитале. Мысль о времени, когда он был вместе с Кристал, доводила ее почти до безумия, хоть это и было так давно.
Ей как-то придется примириться с прошлым, приспособиться к нему. Это будет непросто. Трейси прикоснулась воспаленным лбом к прохладному стеклу, посмотрела на темные окна его квартиры. Она знала, что они жили слишком близко, чтобы она могла сохранять хотя бы внешнюю невозмутимость.
Трейси взяла книгу, которую читала, перелистала несколько страниц и со вздохом отвращения швырнула ее обратно на кушетку. Она была явно в неподходящем настроении для сентиментальных романов, выдуманных или настоящих. И к герою она тоже утратила всякий интерес.
Подушки, бесспорно, нуждались в том, чтобы их поправили, и она старательно взбила их и уложила ровно вдоль спинки кушетки. Потом уселась с намерением серьезно подумать. Об Остине, о женщине, на которой он предпочел жениться, и больше всего о себе самой.
Следующий день был изнурительным. Трейси собрала детей в рекордно короткий срок, но ей пришлось потратить немало времени, чтобы убедить Эмили не надевать одно и то же платье второй день подряд. И чтобы уверить волнующегося Джексона, что его отец не умер за прошедшую ночь и также не собирается делать это в обозримом будущем. Наконец она высадила их у детского сада. Она прочла положенные лекции, проверила контрольные работы, провела две студенческие конференции, пока не пришло время забирать детей и начинать вечернюю смену – готовить ужин, следить за приготовлением заданий, стирать. И хотя дети и помогали ей складывать вещи, все же стирку она до сих пор не любила. Интересно, подумала она, когда-нибудь это вообще случится?
Трейси опустила голову на стопку футболок Остина, ощущая себя полностью подавленной. Она должна поговорить с ним, невзирая ни на что.
Утреннее посещение разрешалось с десяти часов, и она намеревалась не пропустить его.
Трейси направлялась по коридору к палате Остина. Ее шаги сопровождались гулким эхом от стука высоких каблуков. Она пропустила утреннее совещание, созванное по поводу учебного плана, на котором ей обязательно полагалось присутствовать, чтобы навестить Остина и наконец прямо обсудить некоторые аспекты их отношений.
Номер один. Если он хочет на ней жениться, то должен сделать ей предложение, как и пристало джентльмену, и тогда она сможет наотрез отказать ему. Потом заставит его рассказать всем в Дюранте, что она ему не невеста и что он это выдумал для того, чтобы она могла остаться с ним в приемном покое, потому что сам он, как маленький, не мог справиться с болезнью.
Номер два. Он должен понять, что между ними не может быть никаких отношений, кроме как быть родителями Джексона. Прошлой ночью она поняла, что, как бы сильно они ни любили друг друга когда-то давно, она уже никогда не сможет доверять ему после того, что произошло с Кристал, сколько бы времени ни прошло с тех пор. Тогда она была лишена роскоши излить на него свой гнев, а теперь стала слишком взрослой для этого.
Хотя простое упоминание имени этой женщины приводило ее в ярость.
А раз она наконец это поняла, то было бы нечестным по отношению к Эмили и Джексону даже намекать па то, что они с Остином в один прекрасный день могут быть вместе. Так что она намеревалась заставить его прекратить внушать детям такие мысли.
Номер три. Больше никаких любовных сцен. Остин слишком хорош. Она прекрасно помнила, как нежно он целовал и любил ее, и строго приказала себе никогда больше ни за что не вспоминать об этом снова. Она теряла разум, когда Остин оказывался так близко от нее…
Трейси остановилась у двери его палаты и заглянула внутрь.
– Трейси! – Он выглядел сегодня немного лучше и сидел на стуле. – Заходи. Присаживайся.
Она отодвинула стул с другой стороны кровати и уселась, положив ногу на ногу и открыв его обозрению неплохой участок своего красивого тела.
– Как ты себя чувствуешь?
Тон ее голоса был живым и энергичным. Она казалась крайне деловой, за исключением того, что на ней было надето. Боже, она была просто шикарна в этом джинсовом платье, и ему особенно нравился разрез вдоль бедра и часть ноги, видневшаяся там. Она что, пытается свести его с ума? Не очень-то подходящее обращение с больным мужчиной, но он решил не жаловаться. Он знал, почему она здесь.
– Поговори со мной, Трейс. Я знаю, ты злишься на меня. Ну, я сказал некоторым людям, что ты моя невеста. Ну и что? Чем больше я об этом думаю, тем больше мне нравится эта идея.
– А мне – нет.
– Почему? Что тебе терять?
– Кроме рассудка, хочешь сказать? Позволь, я объясню. – Трейси набрала полную грудь воздуха, чтобы приступить к списку, составленному и отрепетированному ею по дороге сюда.
И тут дверь распахнулась. Трейси вздохнула. Не самое подходящее время выбрала медсестра, чтобы измерить больному давление. Она только надеялась, что это не та вампирша со странноватыми синими глазами. Трейси подняла глаза и увидела молодую женщину, которую никак не ожидала здесь встретить.
– Хэлло, Кристал, – сказал Остин. Голос его был совершенно безжизненным. – Какого черта ты здесь делаешь?
Кристал лишь пожала плечами.
Трейси оглядела ее с ног до головы, изумляясь, что она могла думать об этой женщине как о сопернице тогда или сейчас, хоть одну секунду. Ее короткие ярко-рыжие волосы, обильно смазанные гелем, торчали вверх, а то, что Трейси приняла было за родинку, оказалось маленьким камнем, которым Кристал украсила левую ноздрю.
Тугие джинсы и ярко-оранжевый топ обнаруживали фигуру, когда-то очень неплохую, но было видно, что женщина вела непростую жизнь, и это заметно сказалось на ней. Ее звенящие браслеты и крупные кольца в ушах выглядели такими же потускневшими, как и она сама.
Но Трейси понимала также и то, что когда-то она была хорошенькой. Давно, очень давно. Кристал почесала голову, и Трейси заметила тату – розу на длинном стебле, начинающемся от огромного золотого перстня-черепа на безымянном пальце. Когда Кристал повернулась и уставилась на нее, Трейси вдруг поняла, что это обручальное кольцо.
Светло-голубые холодные глаза Кристал не сулили ничего хорошего. Она указала на Трейси большим пальцем и заговорила с Остином:
– Кто она такая?… – Это моя невеста, Трейси Миллер.
– О-о, – протянула Кристал и осмотрела Трейси с головы до ног, даже обошла ее кругом.
Трейси чуть подвинулась, инстинктивно избегая агрессивного осмотра.
Наконец Кристал заговорила:
– Ты уверен, что понимаешь, что делаешь, Остин? Не представляю тебя с такой фифой.
– Это не твое дело, Кристал. – Голос Остина звенел от ярости, но Трейси знала, что он еще слишком слаб, чтобы бороться. – Почему ты здесь?
Кристал потянулась.
– Мы с Бубой проезжали мимо. Подружка в Том-Бине сказала, ты сильно болен. Кто-то еще сказал, что ты чуть ли не умер. Просто остановилась взглянуть, жив ли ты.
– Я жив. Что ты хочешь?
– У тебя нет причин так грубить. – Кристал подошла к тумбочке, взяла часы, посмотрела на них без всякого интереса и подхватила фотографию Эмили, которую Трейси принесла Остину из его квартиры. Потом равнодушно бросила рамку обратно.
– Оставь мои вещи в покое. Уходи.
– Через минуту. – Кристал прошлась по комнате. Ей испортили все удовольствие, хотя ей так хотелось поскандалить. Она снова оглядела Трейси, с еще большим любопытством. – Ты действительно собираешься жениться на этой бабе? Ты ненормальный, Остин, псих. И всегда был таким.
Улыбка мелькнула в уголке губ Трейси. Она представила себе, как изумительно было бы швырнуть Кристал на пол и прокатить на заднице по сияющему больничному коридору, как мяч для боулинга. Она не осмеливалась что-нибудь сделать, но глаза ее сверкали от бешенства. «Не выходи из себя, – приказала она себе. – Ради Остина».
– Женится Остин на мне или нет не твое дело, – абсолютно ледяным тоном проговорила Трейси.
– Так ли? – Кристал уперла руки в бедра. – Если он на тебе женится, ты будешь все время рядом с моей дочерью, а это, полагаю, мое дело.
– Эмили не твоя дочь, – выговорил Остин сквозь стиснутые зубы. Он попытался встать, но накатившая боль не позволила ему сделать этого. – Ты отреклась от нее при рождении и ни разу с тех пор не интересовалась ею.
Кристал показала ему палец:
– Не боись. Мне плевать на девчонку. Она была не нужна мне с самого начала. И ты это знаешь. Я просто не хотела тут с ней завязнуть, если ты не можешь больше о ней заботиться, умираешь или чего там… Я бы отдала ее на усыновление, потому что Бубба никогда не будет растить чужого щенка. Ты и эта сучка, вы можете оставить ее себе, если хотите.
– Ну ты, проваливай, – не выдержала наконец Трейси.
– Ты мне не указывай. Тебе не с чего задирать нос. – Лицо Кристал угрожающе приблизилось к Трейси, пока их не разделил всего дюйм. – Не думай, что Остин принадлежит тебе, – злобно добавила она.
Трейси готова была вскипеть, но голос ее оставался мягким. Опасно мягким, как хорошо знал Остин.
– Если хочешь драться, Кристал, лучше подточи когти, потому что он совершенно точно не принадлежит тебе.
Женщины уставились друг на друга, и Остин почти мог поклясться, что слышал, как одна из них зашипела. Он приподнялся со стула, чтобы вмешаться, но Кристал повернулась и с силой толкнула его обратно.
Остин застонал от боли и согнулся пополам, держась за живот.
Трейси наконец окончательно вышла из себя. Она подняла руку и ударила Кристал по лицу с такой силой, что та закачалась и чуть не свалилась на койку. Вскочив на ноги, как бойцовый петушок, она попыталась ударить в ответ, но Трейси схватила ее за руки.
– Забудь об Эмили! – закричала она. – Я ни за что не дам тебе прикоснуться к ребенку! Ты не заслуживала даже того, чтобы иметь ее! Отправляйся обратно к своему грузовику, проваливай из города и держись подальше от нас! – Она вытолкала Кристал в холл и закрыла за ней дверь. – Остин, Остин, ты в порядке?
Остин слабо кивнул и выдавил кривую улыбку. – Вот вы с Кристал и встретились наконец. Боже мой! Ну и сцена!
– Жуткая женщина, Остин. Слава Богу, ты единственный опекун дочери.
Он кивнул в знак согласия.
– Благодарение Господу, Эмили не видела ее.
Трейси разгладила платье, которое, к величайшему восхищению Остина, задралось во время потасовки. Она нахмурилась.
– На что это ты смотришь?
– Ни на что, – солгал он, ухмыляясь. – Я правильно расслышал, ты велела Кристал держаться подальше от «нас»?
– Да. Нас. Тебя и меня, и Джексона, и Эмили.
– Хм-м. Звучит так, будто мы – одна семья. Трейси бросила на него предупреждающий взгляд.
– Остин… – Она остановилась, вспомнив, зачем сегодня пришла сюда, – обсудить некоторые аспекты их отношений. Но ее собственное мнение о многих из них изменилось после встречи с Кристал. Если можно назвать встречей эту жуткую сцену.
Она наклонилась к нему и поцеловала в лоб. Остин никогда не узнает, как хорошо, что ей удалось дать выход ревности и гневу, которые она подавляла в себе много лет. Однажды Кристал украла у нее Остина и покинула его дочь, а теперь осмелилась угрожать ему, когда он так слаб и болен, что не может даже ходить.
Не то чтобы Трейси хотела, чтобы Эмили когда-нибудь узнала, как она дала пощечину Кристал. Но дочь Остина заслуживала, чтобы в один прекрасный день у нее появилась настоящая мать, а сегодня Трейси окончательно уверилась в том, что Кристал ею никогда не интересовалась.
– Ты собиралась что-то сказать?
Трейси ласково погладила его волосы. Наконец-то она сможет вернуть ему хоть долю той нежности, что он выказал ей, без всякой боязни. Ее безымянный страх, ее сомнения – все они скрылись за дверью вместе с Кристал.
– Да. – Она поколебалась. – Думаю, я люблю тебя. Остин недоверчиво смотрел на нее.
– Ты думаешь, что любишь меня… Что ж, полагаю, это хорошая новость. Встреча с Кристал помогла тебе прийти к такому выводу?
Она, казалось, уже была готова отречься от своих слов. Он приготовился к дурным новостям.
– Кристал не имеет к этому никакого отношения, – соврала она. – Но я не хочу, чтобы меня торопили, манипулировали мной или обольщали, чтобы заставить изменить мнение по любому поводу. Это ясно? – Она перевела дух.
Остин поднял бровь.
– Превосходно. Я соглашаюсь на эти условия, но с одной оговоркой.
– Какой это? – Голос ее был осторожным, она встала и начала прохаживаться по комнате.
Остин ухватил ее за талию, заставив сесть на подлокотник его стула. Нетерпеливая рука скользнула вверх по ее ноге до деликатного кружевного края трусиков.
– Ты заберешь назад условие по поводу обольщения.
– Остин!
Она ударила его по руке, снова обозлившись, и встала на безопасном от него расстоянии, около двери.
– Неужели тебя ничто не может остановить? Возвращайся в постель.
– Нет. Трейси, я так люблю тебя, что это причиняет боль.
– Это твои швы причиняют тебе боль. Не любовь.
Он жалобно застонал и приподнялся. Трейси чопорно отвела взгляд. Даже в больничном одеянии его загорелое тело было слишком искушающим. Она мельком заметила голые мускулистые ноги, когда он натягивал на себя простыню, прежде чем повалиться на подушки, и вспомнила, каково это было, когда они сплетались с ее ногами тогда, давно.
– Ты не подашь мне стакан воды, пока не ушла? Но Трейси не попалась на эту уловку.
– Попросишь медсестру, ты, осьминог.
Остин вздохнул и потянулся к кнопке вызова персонала. Дверь немедленно открылась, но это была не медсестра. Самый большой и толстый из когда-либо виденных Трейси мужчин вошел в палату. Он был в джинсах, сидящих совсем низко на его толстых бедрах, и серой рубахе с напечатанным на ней мультяшным волком верхом на «харлей-дэвидсоне». Тяжелая длиннющая цепь одним концом была пристегнута к поясу, а вторым – к огромному бумажнику, засунутому в набедренный карман. Его грязные светлые волосы были стянуты в конский хвост, а густая борода окаймляла его квадратное лицо. Он, безусловно, мог быть только Буббой.
– Слышал, ты оскорбила мою жену, – прорычал он. Трейси пересекла комнату и остановилась, лишь когда ее нос был всего в нескольких дюймах от его. Он казался достаточно сильным, чтобы переломить ее пополам одним ударом руки, но накаленная докрасна ярость заставила ее забыть об осторожности.
– Да, оскорбила, – сказала она смертельно опасным ангельским голоском, и Остин выскользнул из постели, собираясь по меньшей мере встать между ними, прежде чем начнется побоище. Бубба, конечно, выиграет, но, судя по бешеному взгляду Трейси, он получит немало боевых ран, прежде чем битва закончится.
Но Бубба остановился как вкопанный, изумившись сверкавшей в ее глазах отваге. Он никогда раньше не встречал женщины такой смелой или такой глупой, чтобы решиться противостоять ему. Боже, он готов побиться об заклад, эта девчонка будет бороться с лесным пожаром с одной лишь чашкой воды в руках. Он внезапно пожалел, что не видел, как она поставила его Кристи на место. Он усмехнулся.
Глаза Трейси угрожающе сузились, и она шагнула вперед.
Бубба нервозно хихикнул и сделал два шага назад.
– Просто хотел сказать спасибо. – Он вышел и плотно закрыл за собой дверь.
Трейси повернулась и увидела, что Остин оперся на кровать, отчаянно гримасничая.
– Остин!
– Думал, придется спасать тебя. Но это как-то всегда оказывается ненужным. Ты просто оживший священный ужас.
Она помогла ему снова лечь.
– Хватит болтать глупости. Ложись в постель и больше не вставай.
Он подчинился не без труда.
– Слушай, что все это значило?
– Думаю, Кристал наконец встретила достойного противника, а он пришел, чтобы в этом убедиться, – сказала она.
Остин рассмеялся, но это не прошло ему даром. Он устало посмотрел на нее, а она погладила его волосы. Ее нежное прикосновение заставило отступить боль в животе, и он осторожно вытянулся под тонкими одеялами.
– Разве часы посещения еще не закончились? Я больше такого не перенесу.
– Я скажу сестре, чтобы этих двоих сюда не пускали.
– Спасибо. Скажи мне кое-что, Трейс. Теперь, когда ты видела Кристал…
– Надеюсь, что больше никогда ее не увижу… – пылко прервала его она.
– Успокойся на минутку. Я просто хочу знать: ты до сих пор боишься конкуренции?
– Нет. Больше нет.
Он взял ее за руку:
– Ты прощаешь меня?
– Да.
– И ты думаешь, что любишь меня?
– Да.
– Что ж, думаю, пока я должен удовольствоваться этим. Трейси поцеловала его в лоб и улыбнулась. Она знала, что где-то в будущем их двоих ожидала длинная счастливая жизнь. Может, ей еще придется побороться за это, но любовь и счастье заслуживали того, чтобы бороться за них.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100