Читать онлайн Волшебство гор, автора - Грей Сюзанна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебство гор - Грей Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебство гор - Грей Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебство гор - Грей Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грей Сюзанна

Волшебство гор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Неделя прошла с того дня, когда Элизабет извинилась перед Логаном, и хотя она благодарила Бога за то, что не видит больше на его лице насмешку и неудовольствие, ей было крайне досадно, что он по-прежнему избегает ее. Теперь Бет понимала, что получив письмо из Чикаго, в котором она сообщала о дате своего прибытия, Виндфилды оказались настолько деликатными, что не написали ей, что приезжать еще рано. Бабушка Джо и дети делали все возможное, чтобы учительнице было хорошо в их доме, несмотря на неприязнь Логана и проделки Сета. Элизабет же считала своим долгом работой оправдать пребывание здесь.
Она настояла на том, чтобы самой стирать и гладить белье, штопать одежду. Дела эти были порядком запущены, потому что бабушка Джо давно уже страдала приступами ревматизма, да и хлопот на кухне у нее было предостаточно, хотя Бет всячески старалась и здесь ей помочь и вместе со старой леди готовила еду. Салли Мэ и Руфь обычно занимались уборкой комнат и мытьем посуды, но сегодня вечером, после ужина, желая избавиться от неясного чувства беспокойства, Элизабет отправила девочек погулять и сама стала мыть грязные тарелки. Работа помогала отвлечься, не оставляла времени думать о неловкости ее положения, об отношениях с Логаном Виндфилдом.
Но, как она ни старалась, мысли все время возвращались к тому дню, когда он случайно ударил ее топором. Бет дотронулась до плеча, на котором остался лишь слабый след от ушиба. Слишком хорошо она помнила прикосновение его пальцев к своей коже и восхитительное, захватывающее дух ощущение, которое она при этом испытала. Припомнив, как Логан резко отдернул руку после ее слов, Бет подумала, что, возможно, и он почувствовал нечто подобное.
Внезапно совсем уж странная мысль пришла ей в голову: что случилось бы, если бы она не заговорила? Поцеловал бы он ее? Поразившись дикости подобных мыслей, Бет схватила очередную тарелку и стала яростно тереть ее.
Она мыла, споласкивала, вытирала, а мысли двигались своим чередом. Ее никогда не целовали. После истории с Тэсс, Элизабет с недоверием и страхом относилась к сильной половине человечества. И сама она уже дважды пострадала, потеряв работу, именно из-за мужчин.
Но Логан Виндфилд не приставал к ней. Скорей уж наоборот, едва терпел ее присутствие, в лучшем случае был просто вежлив. Он, конечно же, не был джентльменом, и манеры его были такими же грубыми, как мозолистые руки. А то, что можно разглядеть в его лице, кроме бороды, едва ли назовешь привлекательным. И весь он такой огромный… Пожалуй, она еще действительно неопытна и плохо разбирается в людях, и ей совершенно непонятно, почему одно присутствие этого человека повергает ее в состояние полного замешательства.
И опять перед ее мысленным взором отчетливо встал его образ: сильные мускулистые руки, могучий торс, густая шевелюра, золотом переливающаяся на солнце. Таким она увидела Логана там, на поляне. Но было в нем и еще что-то особенное, что затрагивало ее самые сокровенные чувства, пробуждало в ней желание утешить этого мужчину, словно спрятавшегося за своей густой бородой. Что же это было: может быть, печальные тени в его голубовато-стальных глазах? Или таинственная сдержанность в ее присутствии, особенно теперь, после их последнего разговора? Или его нарочитый цинизм, причины которого после рассказа Салли Мэ ей стали ясны? Да, конечно, то, что рассказала девочка, многое объясняло в характере и поведении Логана, но было и нечто еще, что она не могла пока себе объяснить. Как бы Бет хотела знать – что?
Девушка поставила последнее чистое блюдо на полку и прикрыла полотенцем. Сняв фартук, Элизабет присоединилась к остальным. Закончив свои дневные дела, набегавшись на свежем воздухе, все, кроме Логана, собрались у камина. Удобно устроившись в качалке напротив бабушки Джо, Бет улыбнулась маленькому Джозефу, который тут же вскарабкался ей на колени, чтобы сидеть так до тех пор, пока не отправят спать.
Нат и Сет были заняты вырезанием из дерева перепелки, Руфь, примостившаяся на коврике слева от Бет, смеясь, баловалась с распущенными волосами Салли Мэ, придумывая все новые варианты причесок. Бабушка Джо, слегка покачиваясь в кресле, наблюдала за детьми и напевала тихонько какую-то мелодию.
Глядя на эту мирную картину, Элизабет почувствовала духовную близость с этими простыми людьми и с острым сожалением поняла, как много она потеряла, выросши без семьи.
Когда она осторожным движением убрала прядь темных волос Джозефа, упавших малышу на глаза, Бет подумала о Тедди, о том, что Ханна обещала ей проводить с ним как можно больше времени. Элизабет написала уже целую стопку писем в Чикаго, но к ее великому сожалению, Виндфилды никогда не ездили в поселок и оттуда тоже никто не приезжал, и скорее всего раньше начала учебного года навряд ли ей удастся отправить свои письма.
Наскучив игрой в парикмахера, Руфь перебралась поближе к огню и, глядя на бабушку Джо веселыми ласковыми глазами, попросила:
– Расскажи нам что-нибудь про старину.
Старушка улыбнулась:
– Боже милостивый! Дитя, неужели ты не устала еще слушать эти старые истории?
– Я никогда не устаю, – девочка посмотрела на Бет, – а кроме того, твои рассказы нравятся Элизабет тоже.
– Пожалуйста, бабушка Джо, мне так нравится вас слушать, – девушка наклонилась вперед и легко коснулась старческой руки.
Она в самом деле была очарована воспоминаниями бабушки о ее замужестве, о том времени, когда юная Джозефина Виндфилд приехала сюда, в горы, со своим мужем Джошуа. Элизабет слушала, зачарованная голосом старой леди, который становился мягким и тоскующим, когда та вспоминала события тех давних дней, и сама словно становилась участницей всего происходившего тогда в округе.
Закончив очередной рассказ, бабушка Джо несколько минут сидела молча, будто не в силах расстаться так быстро с тем далеким временем. Наконец, она подняла голову и увидела, что взгляды всех устремлены на нее.
– Ну, все, хватит на сегодня вспоминать дела давно минувших дней, – заявила достопочтенная старушка, утирая повлажневшие глаза, и хлопнула в ладоши: – А почему бы нам немного не повеселиться? У меня так появилось настроение сыграть для вас что-нибудь хорошенькое. Салли Мэ, подай, пожалуйста, мою цитру.
Этот музыкальный инструмент, свадебный подарок мужа, был для старой леди источником большого удовольствия, она хранила его, как единственную память о прошлой счастливой жизни, и обращалась с ним очень любовно и бережно.
Салли Мэ осторожно поставила цитру на колени бабушке, и та нежно коснулась ее струн своими узловатыми пальцами, и они отозвались тихим мелодичным звоном.
Для Бет цитра звучала, как маленькая арфа. Она внимательно смотрела, как бабушка Джо искусно перебирает струны, наигрывая старинную танцевальную мелодию.
Сыграв еще несколько песенок и доставив всем большое удовольствие, старушка перестала играть и жестом приказала младшему внуку слезть с колен Элизабет. Когда Джозеф устроился у ее ног, у камина, она передала плоский, похожий на ящик инструмент учительнице:
– Лизбет, а теперь попробуй ты.
– Я? – Бет покачала головой. – Но я же не умею.
– А я тебе покажу, тут нет ничего сложного.
Элизабет, обладавшая хорошим музыкальным слухом и умевшая все схватывать на лету, пальцами обеих рук стала перебирать струны так, как учила бабушка Джо, и спустя некоторое время ей удалось сыграть мелодию «Анни-Лори». Дети одобрительно захлопали, а Бет, наслаждаясь покоем и радостью, царившими в комнате этого затерянного в горах дома, ставшего ей таким родным, сказала:
– А теперь пусть и другие покажут свое искусство.
Нат аккуратно положил цитру в футляр и засунул его подальше на верхнюю полку. Взяв свою гитару, висевшую в углу, он придвинул стул поближе к Салли Мэ и настроив инструмент на нужный лад, обратился к сестре:
– Твоя очередь.
Под аккомпанемент брата девочка исполнила старые горные баллады чистым, красивым голосом, становившимся особенно эмоциональным, когда она пела о неразделенной любви. Но вот Салли Мэ и Нат закончили свой репертуар. Юноша продолжал играть, и все, даже маленький Джозеф, стали петь гимны, в поэтической форме повествующие об истории их родины, и церковные хоралы.
Элизабет сначала робко, а потом все уверенней присоединилась к поющим, вплетая в их слаженный хор свой высокий голос. Необыкновенное чувство охватило ее: вот сейчас, сидя перед пылающим камином и вместе со всеми исполняя песни, освященные веками, она по-настоящему осознала, что такое семейный очаг и преисполнилась восхищением перед всеми, кто так бережно хранит свою историю и передает ее в рассказах и песнях из поколения в поколение. Виндфилды открыли для нее новый мир, и она была им так благодарна за возникшую между ними близость, за подаренные надежды. Ведь и у нее с Тедди может когда-нибудь быть такая же дружная семья, даже если ее воспоминания и не будут столь счастливыми.
Затихли последние звуки «Уайлвудской церкви», светлая тишина опустилась на комнату. Руфь, вздохнув, посмотрела на дверь:
– Как жаль, что Логан в последнее время не приходит петь вместе с нами. У него такой красивый голос.
Девочка сказала это без всякой задней мысли, но Бет почувствовала угрызения совести, зная, что он не приходит только из-за нее.
Музыкальная часть вечера закончилась, и Элизабет стала читать Даниэля Буна, историю горца. Джозеф, прикорнув у ног бабушки Джо, стал клевать носом и скоро задремал, и Нат, притушив лампу, унес малыша в постель. Девушка снова погрузилась в свои размышления и не заметила, как остальные тихо покинули комнату.
В кресле, перед потрескивающим камином было тепло и уютно. Бет слегка покачивалась, голова ее постепенно клонилась к плечу, глаза, завороженные язычками красно-оранжевого пламени, затуманились, и, наконец, усталость взяла свое, ресницы сомкнулись, и сон окутал маленькую фигурку у затухающего огня.
– Логан! – Руфь радостно вскрикнула.
– Привет всем! Вот, думаю, дай-ка зайду для разнообразия к вам на веселье, – мужчина прошелся по комнате, двигаясь между лампой и камином, и отбрасывая на стену длинную колеблющуюся тень.
Элизабет, испытывая странное чувство неловкости в его присутствии, поежилась в кресле, словно пытаясь стать совсем незаметной. Сердце девушки забилось быстрее и дыхание участилось, когда он уселся на отрезок бревна, служивший подставкой для ее ног, и прислонился спиной к каминной трубе.
Она старалась не смотреть на него, но приятно-горьковатый аромат туалетного мыла, смешанный с крепким запахом чистого здорового мужского тела, дразнил и манил ее. И не удержавшись, глянув на Логана украдкой, Бет глазам своим не поверила: на нее в упор смотрел самый красивый мужчина, какого она когда-либо встречала.
– Хэлло, учительница, – вот и все, что он произнес, но богатый разнообразными оттенками тембр его голоса, проник ей в самую душу, затронув ее чувства, как рука мастера трогает тонкий инструмент.
– Хэлло, – едва переводя дыхание, тихо ответила она.
В отблесках пламени очага его волосы, аккуратно постриженные и причесанные, блестели, как полированное золото. Темные длинные ресницы выразительно оттеняли сияющие дымчато-голубые глаза. Блики света играли на лице Логана, подчеркивая то ямочки на чисто выбритых щеках, то сильные, выступающие вперед челюсти, то прямой, словно из камня высеченный нос. Над массивным упрямым подбородком полные губы большого чувственного рта изогнулись в широкой улыбке, открывая ровные белые зубы:
– Я что, прохожу специальный осмотр? – растягивая гласные, пробасил он.
– Простите, – пролепетала Бет, опустив голову. Внезапно ей стало жарко, и она догадалась, что покраснела от кончиков пальцев на ногах, до корней волос на голове.
Логан только усмехнулся.
– Элизабет, ты разве не собираешься дочитывать рассказ до конца, – словно откуда-то издалека донесся до нее голосок Руфи.
– Да-да, конечно, если хочешь, – в замешательстве девушка перелистывала страницы, надеясь вспомнить место, на котором прервала чтение.
«Господи, что он должен думать обо мне, если я так глупо уставилась на него?» – лихорадочно металось тем временем у нее в голове.
Найдя нужную страницу, Бет продолжила чтение, совершенно не вникая в смысл прочитанного. Даже не поднимая глаз, она чувствовала пристальный взгляд Логана. Но вот повествование подошло к концу.
– Все, – чуть слышно промолвила Элизабет.
Не нарушаемое никем молчание заставило ее поднять голову. Почему все смотрят на нее так странно?
В глазах бабушки Джо мелькнули живые лукавые огоньки, она поднялась с кресла:
– Салли Мэ, Руфь, вам пора спать.
Хихикая и переглядываясь, девочки пожелали всем спокойной ночи и вышли из комнаты вслед за бабушкой, бросившей напоследок выразительный взгляд на мальчиков.
– Спокойной ночи вам, – неторопливо проговорил Нат, уловив ее намек. – Пошли на боковую, юнец, – сказал он младшему брату, выпроваживая того в коридор.
В дверях Сет остановился и сверкнул в сторону Бет возмущенным взглядом:
– Я что-то никогда не слышал, чтобы Даниэль Бун поцеловал сорок индейцев.
Элизабет широко распахнула глаза: целовать индейцев? Уткнувшись в книгу, она быстро перелистала страницы назад, наконец нашла абзац, в котором Бун утверждал, что ОН УБИЛ СОРОК ИНДЕЙЦЕВ ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ОНИ СДАЛИСЬ. Бет подняла голову и с ужасом посмотрела на Логана:
– Неужели я прочитала «поцеловал»?
Улыбаясь, он утвердительно кивнул.
– Силы небесные! – В страхе она уставилась на книгу так, как будто та могла укусить ее. – Что теперь все обо мне подумают?
– Не тревожьтесь понапрасну, учительница, – медленно проговорил Виндфилд. – Так нередко бывает с каждым, чьи мысли витают где-то. На этот раз ваши думы оказались на территории гораздо более интересной, чем у большинства.
Вне себя от смущения, Бет живо вскочила на ноги:
– Уже поздно, мне лучше уйти, – она положила книгу на камин и быстро повернулась, намереваясь выбежать в дверь.
Логан схватил ее за руку:
– А я еще не собираюсь уходить, – сказал он тихо.
Элизабет чувствовала его теплое дыхание, ощущала аромат здорового мужского тела и слегка дрожала от этого.
– У девочек могут появиться разные вопросы. Надо бы дать им немного времени, чтобы уснули, – все так же тихо предложил Логан.
Ощущение мужчины, находящегося слишком близко, было для нее пока слишком непривычным, волновало и пугало одновременно. Бет резко отбросила его руку. Вдруг ей показалось, что воротник ее строгого черного платья стал слишком тугим и буквально не дает дышать, и она даже вынуждена была слегка оттянуть его:
– Здесь очень жарко, – словно оправдываясь, промолвила она.
– Точно так и я думаю, – откликнулся Логан, – А почему бы нам не прогуляться? Пойдем, я хочу тебе что-то показать.
И прежде, чем Элизабет успела возразить, он укутал ее в шаль и как ребенка повел из дома за руку.
Тишину безветренной ночи нарушало лишь уханье филина. Полный месяц ярко освещал ландшафт, светло было почти как днем.
Страшась стать жертвой волшебных чар природы, Бет глубоко вдохнула бодрящий холодный воздух, надеясь, что это прояснит ее разум, но наоборот, еще острее почувствовала мужчину, идущего рядом. Внезапно осознав, что он все еще держит ее за руку, она попыталась вырвать свою ладонь. Логан и не думал отпускать ее.
– Пойдем, пойдем, это не очень далеко.
– А что ты мне хочешь показать? Ночью? – удивилась Бет, спотыкаясь на незнакомой тропе.
– Это самое лучшее время. Только смотри под ноги, дорога здесь местами неровная, – и он повел девушку по крутой тропинке, кончавшейся у террасы, поверхность которой была покрыта щебенкой. Там, под свисавшими ветками деревьев, стояла в своеобразной нише каменная скамейка размером как раз для двоих. Логан провел Бет мимо этого романтического уголка, крепко обнял за плечи и повернул лицом к долине.
– Ну, что скажешь? Разве не стоило ради такого сюда подниматься?
– Ах, – вскрикнула она в восторге.
Свет луны посеребрил иней на деревьях и скалах, придав всему вокруг сказочный, мистический облик. Горный поток мелодично рокотал где-то поблизости.
– Как чудесно! – Элизабет в восхищении захлопала в ладоши. Звук повторился снова и снова, разносясь по всему каньону.
– Слышишь эхо? – спросил Логан. – Дети здесь часто забавляются таким образом, чтобы услышать свои голоса как бы со стороны. Мой дедушка соорудил это место специально для бабушки Джо, когда она стала его женой и приехала сюда. Это ее любимое место.
Он чувствовал на своей щеке теплое, ароматное дыхание молодой женщины. Не в силах преодолеть искушение, все крепче прижимая ее к себе одной рукой, другой он проник за кружевной воротничок платья и стал ласково гладить бархатистую кожу нежной шейки.
Напряженность Бет словно растворялась под легкими прикосновениями его пальцев, уходила прочь, казалось, навсегда. Вздохнув, она прижалась к его плечу и замерла. Мгновения пролетали над ними как вечность… Но вдруг, словно пробудившись от сладкого сна, вернувшись к действительности, Элизабет резко отшатнулась и вся словно напружинились:
– Мистер Виндфилд!
Она вырвалась из его объятий и шагнула в сторону. Послышался громкий крик птицы, и что-то огромное, шурша крыльями, пролетело прямо над головой Бет. В страхе она отпрянула к краю пропасти, невольно вскрикнув.
Сильные руки Логана подхватили ее.
– Все в порядке, не бойся, – мягко проговорил он и снова притянул ее к себе. Вся дрожа от ужаса, Бет прильнула к нему, руки ее охватили его стойкое, сильное тело, голова припала к мощной груди, так что она слышала стук его сердца, громкий, как звук барабана.
– Теперь ты в безопасности, – сказал Логан, осторожно убирая локон, упавший ей на лицо.
Тон его голоса затронул что-то, спрятанное в ее душе глубоко-глубоко и пока еще закрытое на замок. Она посмотрела вверх, ему в лицо. Ее взгляд встретился с его глазами, такими же серебряными и завораживающими, как и природа вокруг них.
Он провел рукой по щеке Бет и снял ее очки.
– Они тебе совсем не нужны, – и аккуратно сложив, спрятал их в карман своей куртки. Затем наклонился, приблизив свое лицо к ее лицу, губы его, холодные и твердые, прижались к полураскрытым губам девушки. У нее остановилось дыхание.
Пытаясь прийти в себя, совершенно обескураженная его поведением, она вздохнула, и словно ускользая от его губ, ласкающих уголок ее рта, спросила:
– Этот внезапный крик и шум крыльев у меня над головой, что это было?
Он на несколько мгновений оторвался от ее мягких губ, пробормотал:
– Огромный филин. Они становятся очень пугливыми и раздражительными в брачный период. – И снова он овладел ее ртом.
Ей казалось, это длится бесконечно.
– Господи, какой он громадный, – произнесла Бет, как только получила возможность говорить. Ведь надо же было сказать хоть что-то, потому что мысли путались, сбивались, и думать о чем-либо тогда, когда он ее так страстно целовал, было невозможно.
Целовал? Логан ее целовал? Она словно только в этот момент осознала, что происходит, и ужаснулась.
– Мистер Виндфилд… – Бет хотела громко и резко одернуть его, но вместо слов у нее вырвался едва различимый вздох.
– Гм-м-м? – он продолжал прикасаться горячими губами к ее шее, нежно перебирая легкие завитки выбившихся из прически волос.
Стараясь не обращать внимания на приятную дрожь, пробегавшую по спине, она попробовала оттолкнуть его.
Логан, все еще мечтательно улыбаясь, отстранился.
– Думается мне, таким маленьким девочкам, как ты, давно пора идти в кроватку, – сказал он хрипло и, приподняв ее, поставил на ноги.
– Да-да, – едва не задохнувшись, согласилась Бет и вдруг, почти не сознавая, что делает, вскинула руки и обвила его крепкую шею. Пальцы ее путались в его густых волосах, она притянула голову мужчины к своему лицу, вздохнула и прижалась жаркими губами к его большому рту в долгом, сладком поцелуе.
– Мисс Истгейт!
Элизабет заморгала, с трудом приходя в себя, с недоумением глядя на бородатое лицо, которое было так близко. Руки ее опустились, глаза широко открылись, когда оглядевшись вокруг, она обнаружила себя опять в доме, все в той же знакомой кухне, у потухшего камина.
– Силы небесные! Как мы сюда вернулись?
В замешательстве она пристально всмотрелась в стоящего рядом мужчину, и губы ее застыли в виде маленькой буквы «О». Бет подняла руку и потрогала его бороду. Она была все такая же большая, мягкая и шелковистая на ощупь.
– Не может быть, – невольно вырвалось у нее.
– В чем дело? – Логан Виндфилд нахмурился.
– Ты же ее сбрил. – Она потрясла головой, пытаясь собраться с мыслями. – Ничего не понимаю. Мы же были в том чудном месте, на горе. Этот волшебный лунный свет… Филин, так меня напугавший… Ты целовал меня…
– Да? Странно… Неужели? – он вопросительно изогнул брови.
Растирая занемевшие шейные мускулы, Бет смотрела на него подозрительно и вместе с тем жалобно:
– Так значит, ничего не было, и мы не целовались?
– Не думаю, – он погладил рукой свою окладистую бороду, а на губах его заиграла слегка ироническая усмешка. – Когда я зашел сюда помыться, ты крепко спала в кресле.
– Спала? – глаза в ужасе расширились. – И мы не… И ты не…
В глазах Логана затанцевали веселые чертики, он медленно отрицательно покачал головой.
– О, Боже! – и чувствуя себя опозоренной, униженной, саму себя поставившей в нелепейшее положение, Элизабет инстинктивно зажала рот рукой и попятилась от Виндфилда, как будто тот был воплощением самого дьявола.
Спасаясь от его веселого хохота, она выбежала из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебство гор - Грей Сюзанна



Прекрасно,восхитительно!!! Понравился очень!Читать
Волшебство гор - Грей Сюзаннасвет лана
19.06.2013, 12.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа