Читать онлайн , автора - , Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– Боюсь, что я уже немного расплескал.…
Джесс открыла глаза, отбросила одеяло и села в кровати. Сонно потянувшись, она удивленно вздохнула, ощутив ноющую, но сладкую боль во всем теле. Ее память была полна тем, что произошло накануне. Она находилась в его комнате, в его постели!
– Беда в том, что я забыл оставить место для молока, – продолжал Луиджи, нахмурившись. Его взгляд был устремлен на до краев наполненную чашку, которую он медленно нес к столику возле кровати.
Боясь полностью выдать свои чувства, Джесс с трудом оторвала взгляд от его привлекательного слегка небритого лица и перевела его на забинтованную руку своего возлюбленного. Повязка была вся в коричневых разводах.
– Луиджи, что случилось с рукой?
– Я же сказал, – усмехнулся он, ставя чашку на столик и присаживаясь на край кровати, – я налил слишком много чая.
– Чая? – эхом повторила Джесс, пытаясь не замечать странные черные хлопья, плавающие на поверхности.
– Я знаю, что по утрам ты предпочитаешь чай. – Он взял ее руку и прижался губами к ладони. – Доброе утро, соня, надеюсь, ты хорошо спала?
Не в силах произнести ни слова от переполнявшего ее счастья, Джесс потянулась вперед и прижалась щекой к его темным шелковистым волосам, ласково теребя их свободной рукой. То, что он встал, чтобы приготовить чай, было почти как объяснение в любви и тронуло ее даже больше, чем нежные поцелуи, которыми он покрывал ее ладонь.
– Давай я сменю тебе повязку, – прошептала она ему в ухо, – а потом мы должны найти врача, чтобы он осмотрел рану.
– Позже, – пробормотал Луиджи, еще раз прижимаясь губами к ее руке и глядя на часы. – Боюсь, я должен наведаться в гостиницу миссис О’Брайен – примерно минут через десять мне туда позвонят.… – Он с улыбкой отстранил ее от себя, но в его глазах остался голодный огонек.
– О, – только и ответила Джесс, чувствуя, что млеет от этой улыбки, обещающей счастье.
– Да, – печально усмехнулся Луиджи. – Наверное, это мой кузен Джакомо, – он способен разыскать даже отшельника в пустыне Калахари. Миссис О’Брайен прислала Робина с сообщением, что мне кто-то звонил и позвонит еще раз попозже. – Он протянул здоровую руку и нежно убрал с ее лица прядь волос. – Пожалуй, я пойду. Не думаю, что миссис О’Брайен будет рада исполнять обязанности телефонистки.
– Конечно, не будет, но для тебя она наверняка сделает исключение, – прошептала Джесс, обнимая его за шею.
– О нет, – мягко запротестовал Луиджи, – у меня как раз кончается выдержка. – Он запечатлел у нее на лбу целомудренный поцелуй и двинулся к двери.
– Луиджи, не забудь спросить у миссис О’Брайен про врача. Мне будет спокойнее, если он осмотрит рану! – крикнула ему вслед Джесс.
– Твоя воля для меня – закон. – Смеясь, он послал ей воздушный поцелуй и закрыл за собой дверь.


Проходили часы, и воображение Джесс рисовало ей картины одну ужаснее другой: то ей мерещилось, что он попал под машину, хотя она видела на острове только один автомобиль, да и тому было место скорее в музее; то, что из-за раны внезапно произошло смертельно опасное заражение крови… На протяжении этих нескольких часов она постепенно спускалась на землю с облаков иллюзий, в которых с таким блаженством витала. Если бы Луиджи ее любил, он не должен был заставлять ее так страдать час за часом – ужасные часы… он бы нашел способ как-то ей сообщить о том, что происходит.
Джесс вывел из состояния оцепенения, в котором она пребывала, звук открывающейся входной двери. Она затаилась, едва дыша, ожидая, что сейчас перед ней появится наконец Луиджи. Но после бесконечного ожидания она услышала только журчание воды, наливаемой в чайник, донесшееся из кухни, а потом загремела посуда, которую доставали из шкафа.
Она подалась вперед, ее тонкие пальцы выделялись голубоватой бледностью на фоне темного дерева камина, в который она вцепилась, почувствовав приступ слабости. Конечно, он знал наверняка, что она дома, и все же даже не зашел, даже не окликнул ее. Ну и что? – горько усмехнулась она про себя. Она должна была знать, с какого рода мужчиной имеет дело, к тому же он никогда не делал секрета из того, что именно ему от нее нужно… Но эта блаженная ночь и нежное утро!.. Она буквально разрывалась между злостью и волнением… А что, если он получил плохие новости из дома? В любом случае нельзя заставлять другого человека переживать столь ужасные часы!
Когда Джесс вошла в кухню, Луиджи сидел за столом, мрачно уставившись на стоявшую перед ним чашку с кофе. Небритое лицо придавало ему еще более мрачный облик.
– Ничего себе телефонный разговорчик! – Голос Джесс странно звенел оттого, что она боролась с почти непреодолимым желанием накинуться на него с обвинениями. – Кажется, он продлился добрых шесть часов?
– Ты права, это был тот еще звонок! – неприязненно бросил Луиджи, потом поднял с кресла пачку газет и швырнул их на стол. – Почтовый катер привез английские газеты, думаю, они тебя заинтересуют.
Джесс посмотрела на него как на сумасшедшего – может быть, он и вправду сошел с ума, подумала она с тревогой. Однако, когда она отвернулась от Луиджи и занялась приготовлением чая, в ней пробудились всевозможные страхи и опасения.
– Кстати, – протянул он холодным, безразличным тоном, – сосед миссис О’Брайен – врач на пенсии, он осмотрел мою руку и наложил несколько швов.
Джесс, которая как раз наполняла чайник, заколебалась. Этого не может быть, ошеломленно думала она, это происходит не с ней! Нет, со мной, одернула она себя, когда наконец внутри нее что-то сломалось, и она, бросив чайник, повернулась лицом к нему с возмущенным возгласом:
– В какую игру ты играешь, как ты думаешь, Луиджи?! – ее голос дрожал от злости.
– Почему же ты не хочешь прочитать это? – ответил он, швырнув ей одну из газет. – Прочти, а потом скажи, в какую игру играешь ты!
Вне себя от ярости Джесс схватила со стола две оставшиеся газеты и бросила их ему в лицо.
– Нет, ты прочтешь! – процедил Луиджи сквозь зубы. Шагнув к ней, он схватил ее за плечи и силой усадил в кресло. – Ты прочтешь, даже если для этого мне понадобится привязать тебя к креслу!
– Ты сошел с ума! – взвизгнула Джесс, чувствуя, что он не на шутку взбешен, и испугавшись силы его ненависти к ней.
– Читай эту дрянь! – приказал он. Его и без того жесткая хватка на мгновение сделалась еще жестче, когда он наклонился, чтобы поднять с пола газету и вместе с двумя другими положить их ей на колени.
– А что ты сделаешь, если я откажусь? Убьешь меня? – язвительно поинтересовалась Джесс.
– Возможно. Открывай!
Его хватка немного ослабла, когда Джесс, убедившись, что у нее нет другого выхода, решила подчиниться и взяла первую газету.
– Ну и что здесь надо читать? – устало произнесла она, хотя здравый смысл подсказывал, что, судя по его безумному поведению, в тексте должно быть нечто особенное.
– Не думаю, что тебе будет трудно узнать свою работу, когда ты на нее наткнешься! – огрызнулся, внезапно отпустив ее.
Вяло перелистнув несколько страниц, Джесс подумала, что она чувствует себя такой необыкновенно опустошенной из-за шока, но то потрясение, которое она испытывала, перевернув следующую страницу, окончательно лишило ее сил. Со страницы на нее смотрела фотография ее мучителя, а ниже под ней – Моники Росси, безмятежно улыбающейся прямо в объектив.
– Теперь открывай остальные, – приказал Луиджи ледяным тоном, когда газета выпала из ее ослабевших рук. – Читай, что они сообщают!
Прекрасно понимая, что спорить бесполезно, Джесс собрала все три газеты и пробежала глазами сопроводительные статьи. Каждая, с массой многозначительных недомолвок и заезженных штампов, строила догадки по поводу того, почему Моника приехала к знаменитому режиссеру на съемки в Ирландию. Во всех трех статьях случай с Валерио Росси и недавно расторгнутая недолгая помолвка обросли нелепыми измышлениями и подробностями.
Джесс откинулась в кресле и закрыла глаза, пытаясь привести в порядок жуткую сумятицу, царившую у нее в голове. Кажется, бешеная реакция Луиджи на огласку в прессе только подтверждает сказанное Моникой… особенно о том, что Луиджи любит ее, только ее!
– Ну? – поинтересовался он обманчиво мягким голосом, в котором скрывалась угроза.
Джесс распрямилась. В ней начинал закипать такой гнев, какого она никогда еще не испытывала.
– Что я, по-твоему, должна сказать? Уверена, тебе уже известно, что подобные вещи – цена, которую платят за славу люди вроде тебя.
– А какую цену ты, Джесс, запросишь за предательство? – прорычал он с уже нескрываемой угрозой в голосе.
Джесс, чья злость, казалось, уже готова была выплеснуться наружу, сжала кулаки. Подумать только, она еще когда-то сомневалась в других мужчинах, к которым ее влекло! Да они были просто ангелами по сравнению с этим чудовищем, которому она в конце концов отдала свою любовь! Луиджи был просто беспринципным развратником, которому хотелось и съесть свой пирог, и сохранить его одновременно, и который… внезапно поток ее гневных мыслей остановился.
– Луиджи! Моника знает, что я здесь с тобой? – спросила она, стараясь казаться равнодушной.
– Если и не знала, то сейчас знает, – бросил он. Его прищуренные глаза смотрели на нее с нескрываемым подозрением. – Твое имя несколько раз всплывало в нашем утреннем разговоре… хотя, смею утверждать, она все равно бы так или иначе узнала об этом из прессы в ближайшее время.
Джесс вскочила, кипя от гнева.
– И ты имеешь наглость спрашивать меня о цене предательства? Меня еще очень удивляло, что у тебя сохранились остатки совести, но теперь, когда поднялся весь этот шум, не пытайся свалить свою вину на меня! Достаточно, что мне придется жить с сознанием того, что я была настолько глупа, чтобы позволить себе попасться на удочку лживому донжуану. Так что и пытаться не смей втянуть меня в решение своих проклятых проблем, неважно, в чем они заключаются, связаны ли с нежелательной для тебя и твоей несчастной подруги оглаской, или с тем, что она может обнаружить, на что ты способен за ее спиной!
– Ты все сказала? – протянул он, буравя ее взглядом. Как ни странно, в его глазах промелькнула некоторая растерянность.
– Почти! Осталось только напомнить, что тебе нечего злорадствовать по поводу победы надо мной, я уже говорила, что меня тянет к негодяям, а ты, Луиджи, как раз самый худший из негодяев, которого женщина может иметь несчастье встретить!
Когда Джесс начала на него кричать, Луиджи схватил ее и стал трясти, пока она не была вынуждена остановиться.
– Должно быть, эти твои «негодяи» были большими дураками, если тебе удавалось привлечь их подобными трюками…
– Трюками? Что ты хочешь этим сказать?! – крикнула она и начала яростно сопротивляться, пытаясь освободить руки.
– Сначала наговорила кучу чепухи, а теперь думаешь, что сможешь величественно удалиться до того, как бедняга сообразит, что ты не произнесла ни одной сколько-нибудь вразумительной фразы, – вот что я хочу сказать! – прорычал он, сверкнув глазами и ловко отражая пинок, нацеленный ему в голень. – Впрочем, что еще можно было ожидать от маленькой подлой сучки, способной воспользоваться кем-то вроде Моники, а потом скормить кучу лжи своим закадычным друзьям из желтой прессы!
– Я?.. Что ты сказал?.. – запинаясь, пролепетала Джесс. Ее сознание отчаянно отказывалось принять единственное возможное объяснение, которое она могла дать его словам.
– Бог мой! Да встреча с Моникой должна была показаться тебе таким праздником, как Рождество и день рождения одновременно, – бросил он с отвращением. – Еще бы, такой источник информации!
– А потом подвернулась еще дополнительная награда в виде тебя, Луиджи! – прошипела Джесс. Потом ноги перестали ее держать, и она чуть ли не рухнула в кресло. Так он считает ее ответственной за эти газетные статьи! Все поплыло у нее перед глазами, когда живо нахлынули воспоминания минувшей ночи. То, что было для нее всем, для него ровно ничего не значило, подумала Джесс с отчаянием.
Джессика поднялась и свирепо посмотрела на него:
– Не смей больше прикасаться ко мне даже пальцем!
Луиджи в ответ только фыркнул пренебрежительно:
– С чего ты взяла, что я собираюсь до тебя дотрагиваться.
– Повторяю, не смей больше распускать руки, – пригрозила Джесс. Только ее отчаянная гордость помогала голосу звучать спокойно. – И вообще, вряд ли я могла бы говорить с тобой о чем-то, хотя бы отдаленно связанном с сексом, – тем более сейчас, когда ты уже получил от меня все, что тебе было нужно!
Лицо Луиджи исказила гримаса отвращения.
– Если ты способна додуматься до такого, то стоит ли удивляться, что ты кормишь баснями прессу?
Джесс стоило большого труда удержаться, чтобы не запустить чем-нибудь ему в голову. Она взорвалась:
– Скажи, Луиджи, если твоя драгоценная Моника заявит, что я для собственного развлечения грабила старушек, ты ей без труда поверишь?
– О чем ты?
– Подумай сам, – устало ответила Джесс. – У меня есть занятия поважнее.
– Например?
– Например, довести до конца работу, которую я делала для тебя, чтобы получить возможность вернуться на материк с завтрашним почтовым катером.
– С чего ты взяла, что завтра прибудет почтовый катер? – вежливо поинтересовался Луиджи.
Джесс бросила на него изумленный взгляд.
– Но ведь он приходит каждое утро? – неуверенно произнесла она.
– Только не в восьмибалльный шторм. – Он явно насмехался над ней. – Я вообще удивляюсь, как ты можешь даже подумать о том, чтобы плыть в такую погоду. Вспомни, какую колоссальную суматоху ты устроила из-за небольшого волнения на море, когда мы добирались сюда.
Джессика смутно припомнила, что действительно несколько часов назад ветер принялся завывать с жуткой силой, но тогда она так волновалась, что, наверное, не очень бы переживала, даже если бы даже крыша грозила рухнуть ей на голову. Так и не найдя что ответить, она пробормотала:
– Ладно, в любом случае мне нужно заняться работой!
– Не позволяй мне удерживать тебя от этого занятия, дорогая, – промурлыкал Луиджи, откровенно издеваясь над ней.
– Не собираюсь! – Джесс никак не могла понять, какой же именно изъян в ее характере, какой врожденный порок позволил ей полюбить мужчину, заслуживающего одного лишь презрения. – Я не могу оставить своих голубей голодными! – С этими словами она развернулась и пошла к двери.
Луиджи крикнул ей вдогонку:
– Боюсь, моя радость, что я незнаком с этой английской поговоркой!..
– Это не поговорка, дорогой, – прошипела Джесс, стоя в дверях. – В коттедже нет телефона, а я бы определенно не хотела, чтобы миссис О’Брайен подслушивала, как я разговариваю со своими закадычными друзьями из желтой прессы, – значит, само собой разумеется, что в моем распоряжении должна быть стая почтовых голубей!
Удовлетворение Джесс от того, что последнее слово осталось за ней, растаяло еще до того, как она добралась до гостиной. Ей вдруг показалась безумно нелепой сама идея, что она могла считать себя способной зарабатывать на жизнь словесными упражнениями. Она никогда не была искусной в обращении со словом. Ей очень часто не хватало слов, чтобы выразить свои мысли. То, что хоть однажды у нее все же нашлись нужные слова, – только исключение, которое подтверждает правило.
Джесс рухнула на диван, с ужасом осознавая, как близка она была к тому, чтобы сорваться. Она не пыталась обуздать свой гнев, только он ее и поддерживал, однако она уже не была уверена, насколько глубок источник этого гнева. Она обнаружила, что ее мысли постоянно возвращаются к опасным воспоминаниям, которых ей следовало избегать любой ценой. Джесс почувствовала, как что-то внутри нее сжалось от отчаяния. Надо же, Луиджи не подумал в чем-нибудь усомниться, когда предъявлял свои ужасные обвинения!
Подумать только, ведь она действительно испытывала угрызения совести от того, что у нее не было ни малейшей возможности признаться в своих наивных планах написать о нем «подпольную» статью! С болью вспомнила Джесс, как еще сегодня утром находилась во власти иллюзий и на самом деле собиралась признаться во всем, как только Луиджи вернется. Случившееся только что было похоже на роковое возмездие, воистину роковое, думала она. Ее предполагаемое стремление к журналистике было скорее по-детски наивным средством досадить отчиму, нежели истинным желанием писать, однако, по иронии судьбы, сейчас ее обвинили в принадлежности к такой разновидности журналистки, к которой она не чувствовала ничего, кроме отвращения.
Послышался стук входной двери. Джесс испугалась, но потом решила, что это, должно быть, пришла жена Робина с ужином. Однако через несколько минут ее снова охватила тревога, когда доносившиеся из холла голоса вдруг потонули в усиливающемся вое ветра, победоносно трубящего над домом, островом, морем, над всем миром… Ветер был хозяином здесь и нес с собой лютый холод.
– Это приходила миссис Робин с нашим ужином! – крикнул Луиджи с порога и не спеша прошел к камину, встал перед огнем спиной к Джесс. – Кажется, все на острове попрятались от бури… Бог знает, сколько она еще продлится, поэтому Робин принес нам столько еды, что мы спокойно сможем выдержать осаду.
Ощущение, что она оказалась в ловушке, заставило Джесс похолодеть. Ее единственной мыслью было спрятаться в спасительном убежище своей комнаты, она поднялась с дивана и побрела к двери.
– Нет, Джесс, подожди, – окликнул ее Луиджи, повернувшись.
– Подождать? Чего?! – Когда Джесс обернулась, в ее глазах стояли слезы. – Новых обвинений или новой порции твоих блестящих комментариев по поводу погоды?
– Проклятье, Джесси, если ты не имеешь отношения к этим статьям, то почему бы тебе так прямо и не сказать?! – взорвался Луиджи.
– Так и сказать? Чего стоит мое слово против слова твоей драгоценной Моники? Не хочу бросать слов на ветер!
– Перестань называть ее моей драгоценной! – проскрежетал Луиджи. – В любом случае, она не хотела верить, что это была ты… О боже! – простонал он, яростно замотав головой и бормоча что-то себе под нос по-итальянски.
Джесс развернулась и бросилась бежать. Рвущие сердце воспоминания о тех мгновениях, когда он в последний раз говорил по-итальянски, о хрипловатом дразнящем смехе, прозвучавшем тогда в его голосе, заставили ее невольно всхлипнуть.
Луиджи поймал ее в холле, зайдя вперед нее и преградив ей дорогу.
– Джесси, пожалуйста… ты просто не поняла! – стал уговаривать ее он, прижав к груди. – Я очень хотел тебе поверить… я не собирался обидеть тебя!
– Ты и не обидел! – в запальчивости солгала она, вырываясь. – Меня довела до такого состояния не обида, а… а полнейшее отвращение к тебе!
– Отвращение? – потрясенно переспросил он. – Джесси, надеюсь, это не связано с тем, что было между нами этой ночью?..
– А почему бы и нет? – задохнулась она, замотав головой, как будто этим могла уничтожить свои слова.
– Потому что для тебя это было в первый раз, и…
– Нет! Не первый! – закричала она. Эта новая ложь вырвалась у нее только потому, что она хотела заставить Луиджи замолчать. Но заметив растерянность, мелькнувшую на его лице, она поняла, что ей уже удалось заронить в его душу зерно неуверенности, и это придало ей сил упорствовать в своей лжи. – Не знаю, что натолкнуло тебя на эту нелепую мысль, – добавила она почти злорадно. – В любом случае, моя неприязнь направлена лично на тебя! Ты был готов отрицать свою любовь к Монике, когда хотел затащить меня в свою постель, а теперь другое – получив от меня все, ты стал перекладывать на меня свою вину!
– Бог мой, Джесси…
– А ведь на самом деле ты не веришь, что я причастна к этим статьям, не так ли, Луиджи? – безжалостно продолжала она, подстегиваемая собственной гордостью. – Просто это был для тебя удобный способ… – Она закричала, когда Луиджи схватил ее за плечи и прямо-таки втащил в кухню. – Думаешь, ты можешь…
– Замолчи и слушай внимательно! – прорычал Луиджи, не обращая внимания на ее протесты. – Я тебе уже говорил, что совершенно не влюблен в Монику. Если бы я был в нее влюблен, то прежде всего я бы не оказался здесь с тобой, не говоря уже о том, чтобы заниматься с тобой любовью! Я ясно выразился?
Джесс недоверчиво взглянула в его горящие глаза, ненавидя себя за неотразимое воздействие, которое на нее оказали его слова.
Он резко отпустил ее.
– Кажется, у меня появляются некоторые догадки по поводу того, кто может быть виновником этих статей, – вздохнул он. – Но, думаю, сам факт их появления в какой-то степени даст тебе понять, почему я с таким трудом доверяю людям.
– Я понимаю это даже слишком хорошо! – с горечью воскликнула Джесс, когда ее сердце наконец прислушалось к предупреждениям разума. – Ты был готов спать со мной, но не готов доверять мне!
– Джесс! Я совсем не это имею в виду! – простонал Луиджи. – Прости, я, наверное, слишком многого требую, но надеюсь, что ты поймешь…
– Ты хочешь сказать, что недостаточно доверяешь мне, чтобы объяснить, – тихо сказала Джесс. В ее сознании опять, как злые призраки, возникли воспоминания о непрошеной откровенности Моники. Она уже почти поверила ему, что он не любит Монику, потому что всегда, кроме сегодняшнего ужасного момента, она инстинктивно чувствовала, что он не любит ее, не может любить! Но все-таки между этими двумя людьми было что-то такое, чего она не могла понять и что он не был готов ей объяснить… По этой причине, несмотря на то что ее любовь к нему не уменьшилась, она может доверять ему не больше, чем он ей.
– Может быть, это не так просто, как тебе кажется, – спокойно отметил Луиджи. – Однако, когда я говорил, что попытаюсь измениться, я честно пытался это сделать.
– Я знаю, – вздохнула Джесс. Их разговор стал напоминать какой-то обмен зашифрованными символами, и это не могло снять ощущения страшной усталости, навалившейся вдруг на девушку.
– Видишь ли, любая попытка доверия должна быть взаимной, а мне кажется, что есть нечто, что ты считаешь нужным от меня скрывать! – тихо произнес он.
Конечно, мне есть что от него скрывать, устало думала Джесс, и сейчас – больше, чем когда бы то ни было. Меньше всего ей хотелось, чтобы он понял, какую она сделала глупость, безоглядно влюбившись в него. Даже если он и не рассмеется ей в лицо при одной мысли об этом, нельзя утверждать, что Моника вновь не возьмется за телефон и не заставит его плясать под ту музыку, какую она выберет. Ведь именно так оно и было, горько вздохнула она: Моника дула в дудку, а Луиджи, пусть недолго, но плясал под нее.
– О, милая, – прошептал Луиджи, в свою очередь испуская театральный вздох. Он вновь опустил руки ей на плечи. – А я-то надеялся, что ты убедишь меня, что мои инстинкты меня подводят!
Его руки вдруг стали страстно поглаживать ее плечи, коснулись груди.
– Джесси! Дорогая!..
– Нет! – закричала она, уворачиваясь от его прикосновений. Она была в ужасе от мгновенно вспыхнувшего в ней жгучего желания. – Луиджи, как ты смеешь! Всего лишь минуту назад ты швырял в меня обвинениями и оскорблениями!
– Джесс, мне очень жаль, – простонал он, отступая на шаг. – У меня плохо с отсчетом времени… Как только я прикоснулся к тебе… – Он умолк, пожав плечами, потом схватился за голову… – Прости меня, дорогая Джесси, за то, что я наговорил тебе. Мне правда жаль! – Он опустился перед ней на колени, пристально глядя ей в лицо обеспокоенным, тревожным взглядом.
– Это просто потрясающе! – прошипела Джесси. Она была совершенно выбита из колеи тем возбуждающим воздействием, которое оказывала на нее его близость. – Ты сожалеешь, значит, предполагается, что теперь я сразу же упаду в твои объятия? Ты принимаешь меня за какую-нибудь дурочку?
– Я не принимаю тебя ни за какую дурочку… Я надеюсь, что, несмотря на твою обиду, ты все еще хочешь меня так же, как я – тебя.
Джесс села на стул, а Луиджи положил ей на колени свою забинтованную руку.
– Джесси, ну пожалуйста… Я готов принять тебя такой, какая ты есть, почему ты не можешь относиться ко мне так же?
Джесс опустила глаза на повязку, выделяющуюся своей белизной на его смуглой руке, поймав себя на том, что всерьез задумалась над его словами. Что же такое было в его натуре, почему его так беспокоил факт, что она скрывает от него какую-то тайну? И еще: что делало его таким слепым, что он не замечает, какую именно тайну она скрывает от него. Наверняка ее поведение сегодня ночью объяснило ему гораздо больше, чем могли сказать любые слова!
– Сколько швов наложил врач? – спросила Джесс. Ее совершенно не заботило, что он может заметить, как явно она уклонилась от ответа на его вопрос.
– Ладно, если ты хочешь сменить тему – мы ее сменим, – печально пробормотал Луиджи. – Не имею понятия.
– Он очень аккуратно забинтовал руку.
Джесс робко погладила пальцем повязку, дрожа от желания броситься к нему в объятия, обнять его, успокоить…
– Мне больше нравится, как это делаешь ты. – Приглушенно-хрипловатый голос Луиджи заставил ее быстро отдернуть руку. – Не беспокойся, Джесси, – невесело улыбнулся он, – я не собираюсь тебя соблазнять… по крайней мере, сейчас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100