Читать онлайн , автора - , Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Новый стремительный порыв ветра, налетевшего на пляж, заставил Джесс укрыться за песчаной дюной. Хорошо бы съемочная группа перестала шататься по округе и занялась наконец делом, подумала замерзшая Джесс, чувствуя себя несчастной и никому не нужной. Ей хотелось быть полностью загруженной делами и не оставаться одной во власти своих мыслей, от которых становилось еще хуже.
Поглощая ее целиком и отнимая все силы, именно долгие часы работы становились ее спасением, убежищем, в котором можно было спрятаться от сложностей мира, где она больше не чувствовала себя в безопасности. Иногда, правда, случалось, что даже работа не помогала забыться. Это бывало, когда ее охватывала тоска по дому, она тосковала по мягкому юмору матери, по шумному соседству малолетнего Джонни, своего сводного брата, и, возможно, больше всего – по долгим, наполненным разговорами прогулками с отчимом, которые происходили до тех пор, пока ее журналистские амбиции не воздвигли между ними невидимый барьер. Чарльзу бы здесь понравилось, тоскливо подумала Джесс, с грустью глядя на пляж. Глаза ее затуманились от обиды, когда ее взгляд остановился на высокой стройной фигуре, стоявшей отдельно от остальных. Луиджи тоже становится на работе другим человеком, подумала она, недовольно отметив, что ей приходится прилагать сознательное усилие, чтобы не задерживать на нем свой взгляд. Иногда он забывал, что в его распоряжении пока нет совершенной и непогрешимой Лидии, но Джесс это не обижало. Именно тогда, когда он по ошибке называл ее Лидией, она чувствовала себя с ним наиболее свободно. Однако за пределами безопасных рамок работы Луиджи часто приводил ее в замешательство.
Джесс с горечью чувствовала, что он просто-напросто использует ее в своих целях, хотя совершенно не могла понять, почему это так ее оскорбляет. И почему-то у нее было неприятное ощущение, что Моника тоже ее использует. Она никогда не чувствовала себя непринужденно с ней, но почему-то эта красавица постоянно искала ее общества.
Девушка с содроганием вспомнила, какие чувства нахлынули на нее в тот самый день, когда Луиджи ушел от нее на встречу с ирландскими актерами. Откликнувшись на стук в дверь, она обнаружила за дверью Монику. В безумные мгновения, проведенные в обжигающих страстью объятиях Луиджи, она ни разу не вспомнила об этой итальянке, но, наверное, даже застигнутая врасплох нарушительница супружеской верности не почувствовала бы себя более виноватой, чем она, открыв тогда дверь.
Пожалуй, единственное, что их объединяло, это то, что они были единственными женщинами, жившими в этом отеле, подумала Джесс. Когда бы она ни думала о Луиджи, обязательно рядом оказывалась Моника, постоянно молчаливо давая понять, что Луиджи принадлежит ей, и только ей, даже если внешне все выглядит по-другому. А действительно, как это выглядит внешне? Она не имела понятия об этом, сокрушенно признала Джесс. Она бросила встревоженный взгляд на пляж, молясь, чтобы они начали наконец работу, в которую она могла бы включиться.
Только крайне самоуверенная женщина могла бы с таким спокойным безразличием, как Моника, вести себя в неприятных ситуациях, когда Луиджи откровенно флиртовал с единственной в съемочной группе, не считая самой Моники, женщиной. Он запросто мог бы выбрать одну из горничных отеля, так нет же, он выбрал ее! Даже Пьетро это заметил – хотя Джесс ни слова не знает по-итальянски, она инстинктивно поняла, что именно по этому поводу Пьетро увещевал режиссера прошлой ночью в баре. Но, в отличие от нее, Пьетро отчетливо представляет истинные взаимоотношения Луиджи и Моники – и то, что в этих отношениях делает другую женщину невольной заложницей. Именно так ее и используют, с негодованием сказала она себе, удивляясь, как сразу не почувствовала таинственные токи напряжения, пульсирующие между почти равнодушной спокойной итальянкой и слишком погруженным в свои мысли, часто меняющим настроение режиссером.
Если бы это был киносценарий, Луиджи и Моника были бы звездами, а она… разве что малоизвестной бедной актрисой, нанятой для использования в массовке.
– Джесс, – прогремел над ухом голос Луиджи, – встаньте около скалы с желтой меткой, пусть Пьетро сориентируется по вашему силуэту!
Как человек, получивший отсрочку приговора, Джесс вскочила и помчалась к скалам, роясь на бегу в карманах в поисках блокнота.
– Это действительно очень просто, – сказал Луиджи в один из редких случаев, когда вспомнил о своем обещании ввести ее в курс дела. – Некоторые режиссеры используют маркеры, чтобы направлять каждый шаг в каждой сцене, но я считаю, что это мешает естественному передвижению актеров. Однако сейчас мы работаем с тремя новичками, не имеющими опыта в кино, и, поскольку у нас нет времени на репетиции, боюсь, что придется поступить почти как в хореографии… В студии каждому актеру будет присвоен свой цвет, и затем монтажники разметят мелом соответствующих цветов их маршруты. На мокром песке мел, ясное дело, не годится, поэтому нам придется использовать для ориентиров что-то другое.
Одеревеневшими от холода руками Джесс листала свой блокнот, пока не нашла то, что нужно. Используя свои заметки как подсказку, куда именно она положила кусочки пластилина, который приходилось использовать вместо мела, они окинула взором скалы. У нее тревожно защемило сердце, когда поблизости ничего не оказалось. Она снова взглянула в блокнот. В этой сцене должны быть задействованы только три маркера: желтый – для отца, красный и голубой – для сыновей; они даже не должны двигаться, а просто неподвижно всматриваться в море.
Джесс охватила паника. Кажется, все так просто, но Луиджи и Пьетро потребовались долгие, казавшиеся бесконечными часы мучений, чтобы точно определить, кто где должен находиться.
– Джесс!
– Подождите минутку! – крикнула она, пытаясь успокоиться. Она снова лихорадочно осмотрела скалы в поисках голубого маркера, красного… хоть какого-нибудь!
– Ради бога, просто встаньте перед большой скалой, что слева от вас! – прорычал Луиджи, когда она заколебалась.
Теперь уже совершенно взвинченная, Джессика споткнулась о камень и, чуть не упав, бросилась исполнять приказы, которые быстро и яростно отдавал рассвирепевший режиссер.
В последние дни мысли о статье отошли в ее сознании на задний план, но однажды она все-таки напишет все, что думает об этом тиране, мстительно поклялась она себе. Джесс вздрагивала от ледяного ветра, не смея шевельнуться, пока Луиджи и Пьетро суетились вокруг, быстро тараторя что-то по-итальянски. В своей обычной привередливой манере они подбирали правильный угол для одного, идеальный ракурс для другого… Может быть, она преувеличивает, раздраженно подумала Джесс, но со стороны можно вообразить, что сейчас будет сниматься главная сцена всего фильма, никому и в голову бы не пришло, что обсуждаются всего лишь разные варианты завтрашних съемок!
– Все, на сегодня хватит! – крикнул ей Луиджи спустя некоторое время, показавшееся ей часами. Накрапывал мелкий дождик, и ее одежда стала намокать.
– Я буду через минуту, – откликнулась Джесс, только сейчас заметив, что съемочная группа и большая часть оборудования уже исчезли с пляжа. – Мне еще нужно кое-что проверить.
– Что, черт возьми, вы собираетесь проверять? – прозвучало у нее за спиной через несколько мгновений.
Джесс сделала вид, что не расслышала, продолжая копаться в своих теперь промокших от дождя записях.
– Кажется, я предлагал использовать для маркеров краску! – Глаза Луиджи раздраженно сузились, когда он окинул взглядом неразмеченную линию скал.
Джесс удержалась от возмущенного ответа. Он предлагал сразу многое, но ей тогда показалось, что окончательное решение оставлено все же за ней.
– Я думала, вы не захотите, чтобы нас обвиняли, что мы портим такое красивое место, а это обязательно произойдет, если мы размалюем скалы краской, – заявила Джесс как можно спокойнее. – Поэтому я воспользовалась пластилином.
– Ну, и где же вам пластилин? – продолжал Луиджи, как бы демонстрируя своим видом олицетворенное терпение.
– Не знаю… – пробормотала Джесс. Она повернулась к нему с намерением извиниться, но увидела на его лице выражение, которое нельзя было назвать иначе, чем насмешкой, и вспыхнула от злости: – Вы прекрасно знаете где! Он исчез!
– Да, исчез, – язвительно согласился Луиджи. – Здесь не Средиземноморье, если вы успели это заметить! Скалы скрываются под водой каждый раз, когда наступает прилив… Уверен, что даже вы не будете надеяться, что пластилин способен его выдержать!
– Но я настолько глупа, что именно так и поступила! – взорвалась Джесс. – Уходите отсюда и дайте мне спокойно разобраться, куда я поставила свои метки!.. – добавила она уже тихо, снова уткнувшись носом в блокнот.
Джесс даже не попыталась сопротивляться, когда почувствовала, что блокнот выхватывают из ее замерзших рук. Девушка молча стояла, пока Луиджи неторопливо перелистывал ее записи, и думала, сумеет ли она превратить то немногое, что ей удалось узнать за последние несколько дней, в статью, которую напечатал бы Джек Симпсон. Потому что вряд ли ей светит перспектива дальнейшей работы с Луиджи Моро…
– Пошли! – Он протянул ей блокнот. – Давайте вернемся в отель, пока нас обоих не захлестнул прилив. – Он тряхнул головой и усмехнулся, когда его лицо окатило брызгами от особенно высокой волны, разбившейся о скалу.
– А как же маркеры? – пролепетала Джесс, не в силах поверить, что ее не уволили.
– А что – маркеры? – пожал плечами Луиджи. – Что бы мы ни попытались сейчас сделать, к утру все будет смыто. Никакая, даже быстросохнущая краска не сможет выстоять в такую погоду. Оставим все как есть до утра и завтра все заново пометим пластилином.
Видя ошеломленное недоверие в глазах Джесс, он затрясся от смеха:
– Джесси, дорогая, неужели вы… О черт! – простонал он, когда над ними вдруг разверзлись небеса. – Быстрее, в старый лодочный сарай, – приказал он, хватая девушку за руку и поднимаясь с ней по песку к полуразрушенному входу в какое-то заброшенное строение. – В этом сарае наши техники собирались хранить аппаратуру, но при одном взгляде на его ветхий вид отказались от подобной мысли!
Помещение представляло собой гигантскую пещеру, гладкие стены которой были вырублены в скале в давние времена. Когда-то вход преграждали массивные деревянные ворота, окованные железом, со временем превратившиеся в полуразвалившиеся переплетения бревен, и ржавые обломки металла, мешавшие безопасному входу внутрь.
– По крайней мере, здесь мы будет укрыты от дождя! – заявил Луиджи, ловко пролезая в щель и усаживаясь на одну из балок.
Джесс промолчала, стоя у выхода так близко, насколько это было возможно, чтобы до нее не долетали струи дождя. Дрожа от холода, она думала, что несколько лишних капель ничего уже не изменят – ее спортивный костюм защищал только от ветра, но не от дождя, а ноги все равно уже промокли.
– Вы не присоединитесь ко мне?
– Мне и здесь хорошо, – откликнулась Джесс, молясь, чтобы ливень кончился так же внезапно, как начался, и мучительно думая, какой вопрос, связанный с работой, задать ему. Если уж должна остаться с ним наедине, то пусть это будет перегруженный работой режиссер, а не мужчина, который ее одновременно притягивал и отталкивал.
– Хорошо, тогда я сам присоединюсь к вам.
Джесс тревожно оглянулась, но он уже стоял рядом с ней.
– Вы промокли! – Он окинул взглядом ее нахохлившуюся фигурку. – Наверное, я должен одолжить вам один из своих костюмов, они для здешнего климата просто идеальны, – добавил он с усмешкой, указывая на свой лыжный костюм. – Хотя, боюсь, что в любую из моих вещей влезут сразу две такие птички, как вы, – пробормотал он, еще раз неторопливо оглядев ее фигурку с головы до ног.
Почувствовав себя под этим взглядом очень неуютно, Джесс, не говоря ни слова, отвернулась и стала смотреть на дождь.
– Дорогая, похоже, я у вас на плохом счету, – усмехнулся Луиджи. – Ну же, давайте дружить! – С этими словами он протянул ей руку, но Джесс спрятала свою за спину, крепко сжав кулак. На его лице отразилось немалое удивление. – Ого, что случилось с девочкой, которая еще несколько дней назад не сводила с меня восхищенных глаз? – ухмыльнулся он. – Я – перед вами, давайте попытаемся стать друзьями.
– Вы – последний из тех, кого бы я хотела видеть среди своих друзей! – выпалила Джесс.
– А в качестве кого вы хотели бы меня видеть? – произнес он, медленно растягивая слова. – В качестве любовника?
– Кем вы, черт возьми, себя считаете! – вскипела Джесс. – Вы считаете себя…
– Терпеть не могу людей, которые считают, что я чего-то не понимаю, и пытаются думать за меня, – оборвал ее Луиджи ледяным тоном. – Это раздражает меня почти так же сильно, как если женщина, которую я никогда прежде не встречал и которая меня нисколько не интересует, начинает вести себя так, будто она никогда в жизни не видела мужчину! Подобные женщины не должны удивляться, когда им отвечают тем же и их глупость обращается против них самих.
– Отвечают тем же? – выдавила из себя Джесс, пораженная злобным тоном его слов. – Вы не в себе!
– Возможно, – протянул он, – но вряд ли вы имеете право меня осуждать.
– Я не имею права? – поразилась Джесс. – Неужели вы думаете, что я настолько глупа, что не понимаю, что меня используют? Вы уже начали взимать с меня плату за то, что я имела безрассудство посмотреть на вас таким взглядом, каким, по мнению мужчин, имеют право смотреть только они сами. Но в какую бы игру ни играли вы с Моникой, никто не дает права втягивать в нее меня!
– Игру? – жестко спросил он. – Вы считаете, что Моника и я ведем какую-то игру?
– С меня достаточно! Такие люди, как вы, выше моего понимания!
Джесс стремительно выскочила под дождь, подставляя лицо его ледяным струям.
– Что значит «такие, как я», Джесси?
Она не замедлила шага, хотя его голос прозвучал почти у нее над ухом.
– Ладно, если вы не хотите ответить на этот вопрос, то, возможно, ответите на другой, – настаивал Луиджи. Обогнав Джесси, он повернулся к ней лицом и, улыбаясь, пошел впереди нее. – Почему вы так боитесь остаться со мной наедине, дорогая?
Джесс пришлось остановиться, чтобы не врезаться в него. Она смерила его презрительным взглядом:
– Удовлетворяйте свой сексуальный аппетит с кем-нибудь другим, только оставьте меня в покое!
– Бедная Джесс, это все еще вас терзает? А вы уверены, что действительно хотите, чтобы я оставил вас в покое? – Ухмыльнувшись, он в стремительном броске подхватил ее на руки и закружил.
Джесс стала сопротивляться, и ему пришлось поставить ее на ноги. Слезы, смешанные с дождем, струились по ее лицу, когда она мчалась к тропинке. Спотыкаясь и скользя по размокшей от дождя поверхности, она устремилась к спасительному убежищу отеля.
Она была просто обязана бороться с собой, с горечью оправдывалась Джесс. Ведь как она ни промокла и ни промерзла, стоило его рукам сомкнуться вокруг нее, ее охватило пламя желания. Стоило ему лишь дотронуться до нее, и она уже готова была отдать ему всю себя.
Входя в спасительное тепло гостиничного холла, девушка едва не налетела на Монику.
– Джессика!
– О, привет, Моника! Боюсь, что я слегка промокла, – запыхавшись, пробормотала она.
– Бедняжка, ты насквозь мокрая. Мне обязательно нужно поговорить с Луи, в каких ужасных условиях ты…
– Моника, извини, я побегу и приму горячую ванну. Увидимся позже!.. – Она проскочила мимо молодой женщины и помчалась по лестнице.
Ее всегда коробило, когда Моника называла Луиджи Моро уменьшительным именем. Об этом она подумала, когда вошла в ванную комнату и открыла горячую воду. К сожалению, Луиджи тоже столкнется в фойе с Моникой, и она постарается уврачевать его раны, которые, хочется верить, я все же нанесла ему, думала Джесс, осторожно разгибая пальцы застывшей от холода правой руки.
Приняв ванну и высушив волосы, Джесс поняла, что настроение ее еще больше ухудшилось, если это вообще было возможно. Как же она беспомощна, когда дело доходит до спора! Нужные слова приходят обычно уже после того, как все кончилось. Боже праведный, ведь все, в чем она провинилась, это бросила на этого самодовольного типа несколько… ладно, допустим, слишком внимательных, слишком изучающих взглядов. Но ведь это же были только взгляды! А он «завелся» так, что можно подумать, будто она забралась к нему на колени и пыталась его раздеть! Если даже это его так задело, страшно подумать, как он отреагирует на статью, которую она собирается написать о нем… И напишет, горячо поклялась она, и предложит ее любой газете в любой стране мира, если Джеку Симпсону она не придется по вкусу!
Джесс собиралась уже достать папку с набросками будущей статьи, как вдруг стук в дверь возвестил о прибытии Моники, а вместе с ней – официантки, несущей поднос с чаем.
– Дорогая, ты была такой промокшей и несчастной, что я заказала для тебя чай, – объявила Моника. Она распорядилась поставить поднос на прикроватную тумбочку, а сама устроилась в кресле. – Ты располагайся на кровати, а я пока разолью чай. Думаю, нам найдется, о чем поговорить…
Луиджи Моро – не единственная в мире тема для беседы, напомнила себе Джесс, силясь успокоить неистовое биение сердца. Она села в кровати, подложив под спину подушки.
– Вы должны простить Луи за его поведение, – вздохнула Моника, разрушая последнюю надежду, которая еще оставалась у Джессики. – Я не перестаю твердить ему, что если ему необходимо выплеснуть на кого-то свой гнев, то пусть лучше это буду я, а не невинный свидетель вроде вас, – добавила она, передавая Джесс чашку. – Но мой бедный друг всегда становится излишне щепетильным, когда дело касается меня, и… – Она пожала своими узкими плечами. – Не важно, хочет того Луиджи или нет, но я чувствую, что должна вам все объяснить.
Неужели, думала Джесс, украдкой разглядывая элегантную женщину, сидевшую возле ее кровати. Моника была одета, как всегда, великолепно, что называется, сногсшибательно, а в этот раз на ней было трикотажное шелковое платье кораллового цвета, удачно дополнившее ее смуглую красоту.
– Мне нелегко говорить об этом, – вздохнула Моника. – Я чувствую себя так, будто обманываю доверие человека, которого люблю. О да, – проворковала она снежной улыбкой, перехватив удивленный взгляд Джесс. – Человека, которого я люблю и который, верите или нет, тоже любит меня…
Не так уж и трудно поверить, думала Джесс, пытаясь не обращать внимания на внезапно появившуюся ноющую боль в груди.
– Когда Луи и я впервые встретились… между нами сразу проскочила какая-то искра, но, несмотря на это, мы бы предпочли, чтобы тот день никогда не наступал!
Она откинулась на спинку кресла, как бы находясь в трансе. Джесс почувствовала себя несколько неуютно, хотя, положа руку на сердце, когда ей бывало уютно рядом с Моникой?
– Я прожила несколько лет в Штатах и в первый день после моего возвращения в Италию хотела только одного – навестить моего дорогого брата Валерио, поэтому и поехала на съемки, где он тогда работал. Вы уже знаете о несчастном случае с моим братом, это произошло в тот самый день, и я была свидетельницей всего кошмара.
– Представляю, как это было тяжело для вас! – воскликнула Джесс с неподдельным сочувствием.
– Когда рухнули леса, в ловушке оказался один лишь Валерио. Вокруг было множество людей. Удивительно, что больше никто не пострадал. Чудом было и то, что Луи не убило, когда он полез спасать моего брата. Там повсюду были оголенные высоковольтные провода…
– И насколько сильно пострадал ваш бедный брат?
– Ему сильно придавило ноги. Позже Луи рассказывал мне, что у него было предчувствие, что если он не предпримет что-нибудь немедленно, то Валерио останется вообще без ног.
– Какой ужас! А как он себя чувствует сейчас?
– Одно время боялся, что он действительно потеряет ноги, но сейчас доктора говорят, что он сможет ходить и работать.
– Должно быть, Луиджи очень любит Валерио, если рисковал жизнью, чтобы его спасти, – тихо произнесла Джесс.
– О да, – откликнулась Моника, – но именно мое присутствие придавало ему силы совершить то, что он совершил. – Она улыбнулась. – Можете мне не поверить, но в какой-то момент мне казалось, что моему бедному возлюбленному станет дурно. Мой большой, храбрый Луи, – вздохнула она, – напоминал маленького мальчика, когда, смущаясь, признавался мне, что ему всегда бывает дурно при виде крови!
Джесс отхлебнула из чашки, чувствуя некоторое смущение от интимных интонаций в голосе Моники. К тому же она начинала недоумевать, спрашивая себя, к чему клонится весь этот разговор.
Моника будто почувствовала замешательство и смущение девушки.
– Именно тогда начались все наши трудности. Знаете, Джесс, Луи винит себя в произошедшем, может быть, потому, что это случилось на съемках именно его фильма. И он стал излишне, почти суеверно защищать и опекать нас обоих – Валерио и меня, – и это продолжается по сей день.
Джесс опять почувствовала укол совести.
– Он будто решил наказать себя, – продолжала Моника, – лишая того утешения, которое могла бы принести ему наша любовь. Как можно обуздать любовь?! – воскликнула Моника, драматически заломив руки. – Именно это он пытается сделать! Луиджи не позволяет себе никаких открытых проявлений нашей любви, пока Валерио не поправится… Он, кажется, убедил себя, что наша любовь неразрывно связана с выздоровлением моего брата и что любое отклонение от глупого правила, которое он сам для себя установил, может подвергнуть опасности жизнь Валерио.
Вспомнив недавно прочитанную статью, Джесс не смогла удержаться от вопроса:
– Разве Луиджи не был еще совсем недавно с кем-то обручен?
– А, с Рэчел, – отмахнулась Моника. – Да, он обручился с ней вскоре после нашей с ним встречи, но, конечно, она скоро поняла, какие чувства Луи питает ко мне!
– Но ради всего святого, с какой стати ему вообще тогда понадобилось делать ей предложение? – воскликнула Джесс, не в силах скрыть своего заинтересованного удивления.
– Возможно, для того, чтобы пресса не могла ничего заподозрить о наших с ним отношениях, хотя можете себе представить, как я обижалась, пока не поняла, в чем дело. Вы, наверное, уже поняли: Луиджи преследует навязчивая идея, что пресса следит за каждым его шагом и, узнав о нашей с ним любви, начнет трепать мое доброе имя…
– Я уверена, что здешнему персоналу можно доверять, – сказала Джесс.
– Молюсь, чтобы вы оказались правы.
– Впрочем, если вы так боитесь прессы, то я удивляюсь, зачем вы приехали сюда, – пробормотала Джесс и поспешно добавила: – Я имею в виду панический страх Луиджи перед возможной оглаской…
– Знаю, что это было глупо с моей стороны, – вздохнула Моника, – но когда я услышала, что Лидия заболела, то бросила все дела и, не задумываясь, примчалась сюда, чувствуя, что ему нужна поддержка.
– Вы умеете стенографировать и печатать? – Джесс не сумела скрыть своего удивления.
– Нет, но мы бы нашли выход, ведь я умею предугадывать все его желания… Если бы только он позволил мне помогать ему, вместо того чтобы нанимать вас, то у нас было бы готово для прессы прекрасное оправдание моего присутствия! – взволнованно воскликнула она. – Но он очень боится, что не сможет скрыть своих истинных чувств в присутствии съемочной группы, хотя, я уверена, многие уже догадываются, как мы относимся друг к другу! – Она умоляюще взглянула на Джесс: – Скажите, что вы прощаете его ужасное поведение, Джесси, прошу вас. Это всего лишь его способ защитить нашу любовь. – Она погладила Джесс по руке и поднялась. – Боюсь, что мне нужно идти, я жду звонка от одного из врачей моего брата.
Когда Джесс услышала, как за Моникой закрылась дверь, она осталась неподвижной, не считая того, что закрыла глаза. Луиджи был совершенно не похож на влюбленного, что бы ни говорила эта красавица.
Девушка просто не знала, что и думать! Не то чтобы она совершенно не поверила Монике, – каждое ее слово звучало довольно убедительно. Объективности ради надо признать, что ее, Джесси, сильно влечет к этому мужчине, но она явно не смотрит на него сквозь розовые очки… Поэтому почти все, что наговорила ей Моника, слишком противоречит тому, что она сама знает о нем!
У Джесс голова пошла кругом. Каким бы ни было ее инстинктивное предубеждение к излияниям Моники, даже если половина из них – правда, то Луиджи – еще более беспринципный мерзавец, чем она могла себе представить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100