Читать онлайн Любовная атака, автора - Грей Ронда, Раздел -
1
Лайза Нортон дослушала сигналы, затем стала считать гудки в телефонном аппарате: один, два, три, четыре… Считая, она ждала ставшего уже привычным сообщения с магнитофона Джека Харриса и лениво размышляла, какую глупость выдумает тот на сей раз.
в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовная атака - Грей Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовная атака - Грей Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовная атака - Грей Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грей Ронда

Любовная атака

Читать онлайн

Аннотация

Отец Лайзы Нортон много лет назад привез из деловой поездки два деревянных бревна очень ценной хуонской сосны. Он мечтал стать скульптором, даже учился этому искусству, но скоро понял, что ему никогда не хватит таланта и мастерства, чтобы работать с таким уникальным материалом. И вот перед его семидесятипятилетним юбилеем Лайза решает заказать известному скульптору Джеку Харрису бюст отца из этого замечательного дерева. Но Джек делает Лайзе неожиданное предложение…


1
Лайза Нортон дослушала сигналы, затем стала считать гудки в телефонном аппарате: один, два, три, четыре… Считая, она ждала ставшего уже привычным сообщения с магнитофона Джека Харриса и лениво размышляла, какую глупость выдумает тот на сей раз.
Кроме того, Лайза задавала себе вопрос, причем не впервые, существует ли Джек Харрис на самом деле, и если да, то в своем ли он уме. Дурацкая мысль: если этот человек не существует, то самый известный художник по дереву – просто вымысел. И потом, кому-то же должен принадлежать этот удивительный голос, оставлявший на ее магнитофоне сообщения в ответ на те, что Лайза оставляла ему.
Впрочем, если его способ пользования телефоном, к которому он приделал магнитофон, о чем-то говорит, то вопрос о состоянии рассудка этого художника явно остается открытым. Даже голос, как уже начинало казаться Лайзе, был каким-то ненатуральным. Человеческое горло неспособно издавать такие звуки: скрипучий тембр и необыкновенная глубина наводили на мысль о том, что здесь тоже не обошлось без механики.
– С вами говорит магнитофон Джека Харриса, – начал замогильный голос. – Его человеческое воплощение в настоящий момент неспособно к общению и, как водится, свалило все на меня. Если желаете оставить сообщение, я с радостью передам его в нужное время. Если же вам необходим диалог реальных людей или общение с машиной выше ваших слабых человеческих силенок, предлагаю включить ваш собственный магнитофон после звукового сигнала.
– Черт бы его побрал!
Кажется, она звонит господину Харрису уже в четвертый – нет, в пятый раз, и хотя сообщения всегда были разными, их сущность неизменно сводилась к одному: его нет дома, он перезвонит.
И перезвонит, уж это-то Лайзе было известно. Джек Харрис звонил после каждого ее сообщения. Беда была в том, что время его звонков никак не совпадало с ее пребыванием дома. В первый раз Лайза пыталась связаться с ним почти неделю назад, но единственное, чего ей пока удалось добиться, – это довольно невразумительного диалога с магнитофоном.
Лайза подошла к трюмо и тяжело вздохнула.
Из зеркала на нее смотрела невысокая девушка лет под тридцать с буйной гривой длинных волос, цвет которых колебался от темно-каштанового до темно-медового с проблесками оттенка меди. Ярко-синие глаза, прямой нос, широкий подвижный рот, хорошие зубы, глубокие ямочки на щеках. Фигура, надо отдать должное, недурна: ноги очень хороши, во всяком случае, так говорили.
Однако у Лайзы всегда было ощущение, что она слишком мала ростом и масса густых волос грозит совсем поглотить ее миниатюрную фигурку. Привлекательна? Возможно, но не красавица, это уж точно.
Ну хватит! На этот раз довольно! – сердито подумала девушка. Она успела подготовиться как раз к тому моменту, когда прозвучал звуковой сигнал.
– Приветствую тебя, магнитофон! – нараспев произнесла Лайза. – Я магнитофон мисс Нортон. Я снова повторяю: мой индивидуум желает пообщаться с твоим человеческим воплощением – и по-человечески. – С трудом удерживаясь от смеха, девушка продолжала: – То есть лицом к лицу и таким образом, как принято между людьми. Я, конечно, понимаю, что по нашим с тобой стандартам такое общение несовершенно, однако таково желание моего индивидуума, и я буду тебе крайне признательна, если ты доведешь его до сведения твоего человеческого воплощения, если оно вообще существует, а не является плодом твоего механического воображения… – На мгновение Лайза замолчала, а потом выплеснула новую порцию своего раздражения на бездушную пленку Джека Харриса. – Пит… мы ведь уже достаточно хорошо знакомы, чтобы называть друг друга по имени. Можно, я буду называть тебя так? – заговорила Лайза страстным голосом, просто-таки источавшим соблазн. – Дело в том, что мой индивидуум желает обсудить с твоим нечто более сложное, чем просто бизнес. Она желает обсуждать искусство, Пит, понимаешь, – искусство! А для этого, Пит, необходим личный человеческий контакт, ибо каждому известно и то, что у машин души нет, не так ли, Пит, у нас ведь нет души?
Лайза набрала побольше воздуха в легкие и снова заговорила голосом этакого механического секс-символа.
– Ах, мой дорогой Пит, – вздохнула она, – ну вот, я снова устроила себе короткое замыкание. Прости меня, пожалуйста, но ты же знаешь, как это бывает, – эти люди такие разные, так раздражают и… ну, в общем, ты понимаешь.
И Лайза, дав волю воображению, пустилась во все тяжкие, обещая магнитофону Джека Харриса самые чувственные из механических наслаждений, если тот снизойдет до того, чтобы дать ей указания, «разумеется, когда тебе будет удобно, – я знаю, как ты занят, обеспечивая жизнеспособность и творческую деятельность своего индивидуума», чтобы ее индивидуум мог добраться до того места в Тасмании, где на Лиффи-Ривер обосновался Джек Харрис.
– Я, конечно, позабочусь, чтобы она взяла меня с собой, – продолжала Лайза. – Мы им, несомненно, понадобимся, хотя бы для перевода, не так ли? А потом, Пит… напряги свое воображение, если оно у тебя вообще имеется, в чем я сильно сомневаюсь, – добавила девушка, затем оставила номер своего телефона и повесила трубку.
Лайза расхохоталась. Если бы не раздражение и тот факт, что времени оставалось все меньше и меньше, она бы вволю наслаждалась общением с магнитофоном Харриса. Но время бежало почти так же быстро, как иссякало терпение девушки.
В первый раз, когда Лайза сделала попытку связаться с Джеком Харрисом, магнитофон сообщил ей, что тот отослан спать без обеда и в настоящее время всякие контакты с человеческими существами ему запрещены. Девушка рассмеялась, дождалась звукового сигнала и попросила господина Харриса перезвонить, когда срок наказания истечет.
Ответ последовал довольно скоро и в такой час, когда Лайза не просто дремала, а предавалась столь необходимому ночному сну. По ноткам усталости, звучавшим в низком голосе, она заключила, что такой отдых не помешал бы и самому Джеку Харрису. Он был немногословен: назвался, извинился за поздний звонок и повесил трубку.
С этого времени их общение развивалось по сценарию, напоминавшему Лайзе комедию в стиле черного юмора: сплошные несовпадения по времени и всяческие осложнения.
Она вышла из ванной и застала последний телефонный звонок. Лайза не успела поднять трубку, чтобы поговорить с ним самим. Девушка тут же перезвонила, и ей сообщили, что Харрис сидит в ванной со своим резиновым утенком и его нельзя беспокоить.
Ванну он принимал очень долго, Лайза уже забеспокоилась, не утонул ли. Она прождала полчаса, а потом ей пришлось уйти по делам, так и не дождавшись ответа. В дальнейшем Лайза поочередно урезонивала себя, смеялась и испытывала непреодолимое желание вырвать катушку с его магнитофона. В награду она получила телефонную лекцию о правилах хорошего тона, однако долгожданный разговор так и не состоялся.
А теперь это! Лайза сидела, глядя на телефон и мечтая, чтобы Джек Харрис сразу откликнулся на ее звонок. Она знала, что некоторые нарочно держат магнитофон включенным, чтобы прослушивать сообщения и таким образом избегать общения с ненужными людьми, однако, учитывая то, что Харрис всегда в конце концов перезванивал, вряд ли он так уж стремился уйти от разговора с ней. Или все же не хотел разговаривать?
Лайза решила, что, в общем, это возможно, но маловероятно. У Джека Харриса была двусмысленная репутация: он считался одновременно отшельником и любимцем женщин. Лично Лайзе эти крайности казались несовместимыми и противоречащими друг другу.
Возможно, будучи отшельником, Харрис стремился избегать ее звонков, но как тогда объяснить тот факт, что он всегда перезванивал? С его репутацией соблазнителя Лайза себя не связывала: ее интерес к Харрису был совсем другого рода. Девушку интересовал только его талант скульптора, а не внешность, соблазнительность и мужественность.
– Хотя, должна признаться, ваше чувство юмора мне по душе… отчасти, – вслух произнесла она, по-прежнему глядя на телефон. – И голос недурен, хотя я все равно считаю, что он неестественный.
Ответ на свою сентенцию Лайза получила, сняв трубку на прозвучавший звонок.
– Пит.
Только обращение – ни «здравствуйте», ни даже «привет» – ничего, чтобы она могла собраться с мыслями. Однако и этого слова, произнесенного скрипучим низким голосом, было достаточно. И, как ни странно, Лайза мигом сообразила, что он имеет в виду.
– Разумеется, – отозвалась она. – Разве не все магнитофоны зовутся Питами?
– Моего, – ответил голос, – зовут Ганс. Могу прибавить, что вы его очень обидели. Кстати, вашу машину тоже наверняка зовут не Пит. И как же – Марта? Или Эвелина?
– Для моей сойдет и Лайза, – коротко отозвалась девушка. – Хотя я не понимаю, почему бы ей и не зваться Питом, разве что вы страдаете некой боязнью сексуальной привлекательности магнитофонов?
– Я страдаю боязнью сексуальной привлекательности, это точно, – последовал ответ, и Лайзе показалось, что голос прозвучал глубже обычного. Однако, подумала она, уже ясно, что никаких механических изменений в нем нет. Или все же есть? Какое-нибудь искажающее устройство. Вот только зачем?
– У вас голос всегда такой?.. – Лайза не смогла подыскать подходящего слова, чтобы закончить вопрос. И какими словами можно описать этот особый тембр – ощущение было таким, словно в глубине пещеры на морском берегу мощное течение вздымает со дна гальку.
– Какой?
И тут Лайза уловила намек на смех – низкий, затаенный, дьявольский смешок.
– Ну, он у вас довольно необычный, – запинаясь, ответила девушка. – Такой… э-э… низкий и резонирующий.
– Вам не нравится?
Я бы могла слушать его часами, подумала Лайза, но вслух этого не произнесла – не осмелилась.
– Я… ну… просто нахожу его интересным, вот и все, – выговорила наконец она. И тут же об этом пожалела. Меньше всего на свете она хотела показать, что этот человек ее привлекает.
Было бы гораздо лучше, если бы она ему понравилась.
– Очень мило, – отозвался Джек Харрис, теперь его голос звучал совершенно непринужденно. – А вот меня сейчас интересует, как выглядит машина по имени Лайза. Как она говорит, я уже знаю, но вот нарисовать мысленный портрет мне трудно. Может, поможете?
– Все магнитофоны похожи друг на друга, – уклончиво отозвалась Лайза. Но, обернувшись к зеркальной стене на другом конце мастерской, необходимой ей для работы, девушка отчетливо увидела, как выглядит она сама. Проблема заключалась в том, как дать точное описание Джеку Харрису. Если, конечно, она станет это делать, подумала Лайза. А она не станет.
– Как скажете, – раздался наконец ответ на ее краткое замечание, однако перед этим была пауза, которая, похоже, содержала в себе нечто гораздо большее. – Ганс, конечно, предпочел бы более подробное описание, но он не так часто получает приглашения на свидания, будь то вслепую или нет, – так что, полагаю, разочарование он как-нибудь переживет.
Лайза не была уверена в том, что значили его последние слова, но, пока у нее в уме формировался вопрос, Джек Харрис продолжал:
– И имейте в виду, что, если бы он стал направо и налево раздавать указания, как ко мне добраться, без моего разрешения, ему пришлось бы туго: он мог бы лишиться каких-либо жизненно важных частей.
– Указания мне были нужны только для того, чтобы иметь возможность хоть как-то встретиться с вами лично, – заявила Лайза. – И вам незачем говорить об этом так… угрожающе.
– Я сам решу, угрожающе я говорю или нет, после того как вы сообщите мне, что вам от меня надо, – последовал ответ. А потом, громким шепотом, чтобы Лайза услышала, Харрис произнес: – Ничего, Ганс, все твои важнейшие органы целы – пока, во всяком случае.
– Ну, это уж слишком! – взорвалась Лайза. – Что это за отношение к верному слуге!
– Он не верный слуга. Это спесивое чудовище, готовое загнать меня в гроб, дай я ему только повод. Ну ладно, шутки в сторону, Лайза… Нортон. Как насчет того, чтобы рассказать мне, зачем я вам понадобился, и обсудить это?
Лайза неожиданно оказалась застигнутой врасплох. Она точно представляла, чего хочет от Джека Харриса, однако вдруг поняла, что облечь свои мысли в простые слова, не показав при этом, что ей нужно, не так-то просто. Она все-таки попыталась, но получилось довольно сбивчиво.
– Давайте попроще, – последовал сухой ответ, и Лайза почувствовала холодок в его голосе. Она представила, как Харрис пожимает плечами.
– Правда, было бы гораздо лучше, если бы я могла приехать и показать вам… – начала девушка, но ее тут же прервали.
– Попытайтесь все же на словах, – перебил ее Харрис. И Лайза почувствовала, что ему все уже стало надоедать.
– Хорошо, – поспешно согласилась она. – Но объяснять придется долго, и, поскольку мы тратим ваши деньги, возможно, вы предпочли бы, чтобы я перезвонила.
– А вот это, – объявил Харрис, – простота, какую мне редко приходится встречать, и я это ценю. Вы правы, давайте так и сделаем.
И он без лишних слов повесил трубку.
Лайза сначала развеселилась, потом разозлилась, однако быстро взяла себя в руки и поспешно набрала номер Джека Харриса. С него станется, подумала она, включить свою адскую машину и уйти из дома, так что ей лучше поторопиться.
– Ганс, – пробормотала Лайза, тряхнув кудрями и скорчив гримаску своему отражению в зеркале.
Однако после первого же звонка откликнулся сам Харрис. Впрочем, его отношение к делу не изменилось.
– Ну хорошо. Попроще, как договорились? – произнес он, не потрудившись даже сказать «алло».
На мгновение Лайза замешкалась – ее поразила его абсолютная уверенность в том, что это звонит именно она. Однако, спохватившись, девушка принялась объяснять суть дела:
– Попросту говоря, у меня есть для вас заказ, – начала Лайза, однако ее тут же прервали.
– Я не работаю по заказу.
– Но… тут все не так просто, – настойчиво произнесла девушка. – Если вы только разрешите мне объяснить или лучше показать, что я имею в виду.
– Я не работаю по заказу.
Тупой, упрямый, взбеситься можно!
– Это же не обычный заказ! – воскликнула Лайза. – Ох, ну хоть выслушайте, а еще лучше расскажите, как к вам добраться, я приеду и все покажу.
– Не представляю, что такое вы мне покажете, что могло бы изменить тот факт, что я не беру заказов, – отрезал Харрис.
Так, подумала Лайза, пора переходить к более решительным действиям.
– У меня, – вкрадчиво, почти шепотом, сказала она, пытаясь заставить художника слушать, – есть два огромных бревна хуонской сосны.
Уж это должно его пронять. Хуонская сосна, редчайшее тасманийское дерево, очень ценилось художниками, и достать его было трудно. На какое-то мгновение Лайзе показалось, что победа за ней. И тут…
– Что значит «огромных»?
– Давайте, я приеду и покажу…
– Давайте, вы сделаете то, о чем вас просят. Опишите.
Черт бы тебя побрал! Так можно целый день ходить вокруг да около.
– Больших, как… э-э… размером с…
– Ну же – со слона, с лошадь, с маленькую собачку? Размером с вас? Или вы просто выдумываете на ходу?
– Ничего я не выдумываю! То есть я хочу сказать… С какой стати мне сочинять на ходу, когда я пытаюсь найти способ вам все объяснить?
– Откуда мне знать? – И снова Лайза явственно ощутила, как он пожимает плечами. – Вы заказываете музыку. Так что не мне знать правила игры.
– Да не в правилах дело! – опять сделала попытку объясниться Лайза. – Просто я не могу придумать ничего подходящего, чтобы дать вам представление о размерах дерева. Сами же и виноваты, кстати. Если бы не стали предлагать свои варианты, я бы без труда что-нибудь сообразила.
Смех Джека Харриса был таким же скрипучим и хриплым, как его голос. В телефонной трубке он отдавался раскатами грома. А потом он внезапно замолчал, и Лайзе пришлось тут же начать что-то говорить – из страха, что Джек бросит трубку.
– Они… около полутора ярдов в длину и… примерно ярд в диаметре, ну, может, чуть поменьше, – нашлась наконец девушка. При этом ей пришлось зажать трубку между плечом и ухом, проделывая руками эти весьма сомнительные измерения.
Снова наступило молчание – на сей раз краткое. А затем последовал короткий смешок.
– Если, по-вашему, это «огромные», то вы сами явно не отличаетесь большими габаритами, – заметил Харрис. – Послушайте, а вы вообще взрослая девочка? А то, может, мне поговорить с вашей мамой?..
– Я вполне взрослая, благодарю покорно. Впрочем, должна признаться, что я вовсе не великанша. А это имеет какое-то значение?
– Только для перспективы, но это мы пока оставим. Как я понимаю, у вас есть уже некое подобие плана насчет того, что я должен делать с этими вашими бревнами. Вы хотите заказать что-то конкретное. Я правильно понял?
– Только одну вещь, – отозвалась Лайза. – Насчет второго бревна я еще не решила. Я и по поводу первого еще ничего не знаю, пока не покажу его вам и не услышу ваше мнение.
– Мое мнение таково, что мы оба теряем время, – упрямо заявил Харрис. – Я уже сказал, что не беру заказов, и ради двух здоровенных зубочисток из хуонской сосны не собираюсь рисковать своим уединением – уж простите за резкость. Впрочем, если вам так уж не терпится от них избавиться, дайте ваш адрес, и я как-нибудь заеду посмотреть. Если они на что-то годятся, могу забрать их у вас. Однако должен предупредить, что предпочитаю лично выбирать дерево для своих изваяний – у меня очень специфические запросы.
Лайза сдержала гнев. Ну ничем его не проймешь! И тут ей пришло в голову, что если Харрис заедет посмотреть дерево, то ей, может быть, по крайней мере удастся обговорить с ним свои планы. Более того, у нее будет шанс обсудить их с ним лично. Вот только время…
Если она не сумеет заинтересовать этого человека, причем быстро, он может не успеть осуществить ее замыслы.
– Я все же предпочла бы привезти дерево вам, – объявила девушка. – Причем как можно скорее. Если вы все же согласитесь взять этот заказ, мне придется настаивать, чтобы вы закончили работу к…
– Я уже сказал, что не беру заказов, – оборвал Харрис. – У меня хватит работы до тех пор, пока я не решу совсем покончить со своим ремеслом, чего, я надеюсь, никогда не случится. И потом, – добавил он, как показалось Лайзе, с ядовитым смешком, – я не делаю работу к какому-то определенному сроку – сроки я устанавливаю себе сам. В этом мире только один человек имеет право на чем-то настаивать, мисс Нортон, и этот человек – я.
Лайза сделала медленный глубокий вдох, чтобы не потерять самообладания. Затем заставила себя спокойно произнести:
– Я все-таки не вижу причины, мистер Харрис, почему бы вам хотя бы не взглянуть на дерево и не выслушать, что у меня на уме. Возможно, вы даже решитесь уступить моей просьбе. Мне кажется, это может стать для вас серьезным испытанием. Кроме того, – после некоторой паузы продолжала девушка, – есть извечный вопрос – деньги. Я готова очень хорошо заплатить вам, ибо знаю, что вы единственный человек, способный сделать то, что я хочу, и сделать это хорошо.
– А вот это, – ответствовал Харрис с новым ядовитым смешком, – ясно и без слов. И вопрос не в том, смогу ли я сделать работу хорошо, а в том, возьмусь ли я за нее вообще. И деньги здесь ни при чем.
– Даже мастерам с мировым именем надо что-то есть, – парировала Лайза. – Может, передумаете и все-таки выслушаете меня?
– Как правило, я питаюсь очень прилично. Достаточно прилично, чтобы быть разборчивым и самому выбирать себе работу. И просто для справки – мне больше нравится считать себя художником.
– Я думаю, что вы заняли крайне недальновидную позицию, – отозвалась Лайза. – Только кретин может колебаться, когда подворачивается такая возможность. Откуда вы знаете, может, это будет самый важный проект в вашей жизни, а вы даже не хотите взглянуть!
– Дорогая мисс Нортон, – в высшей степени снисходительно отозвался Харрис, – у нас с вами нет никакого проекта. У вас есть два куска дерева, а у меня – руки. Причем мои собственные. Если хотите, чтобы я посмотрел вашу сосну, давайте адрес, и рано или поздно я заеду посмотреть. А нет…
– Но когда? Когда? Да, я хочу, чтобы вы взглянули на дерево, и хочу, чтобы хотя бы подумали о скульптуре, которую, как я надеялась, могли бы для меня сделать. Но время имеет для меня решающее значение: приближается семидесятипятилетний юбилей моего отца, а скульптуру я хотела подарить ему…
– Когда?
Вопрос словно бритвой срезал волну гнева и разочарования, которую Лайза собиралась облечь в слова.
– Когда что?
– Когда день рождения вашего отца? – Голос звучал медленно и терпеливо, словно он разговаривал с ребенком. – Тот день рождения, по случаю которого вы хотели преподнести подарок?
Лайза назвала дату. Последовало краткое молчание, затем Харрис заговорил:
– Так это еще через пять месяцев. Вы считаете, что ваш… э-э… заказ займет так много времени?
– Нет, но, как вы сами сказали, вы художник, – объяснила Лайза. – Может, это и наивно, но мне показалось, что чем больше у вас будет времени, тем лучше.
– Хмм.
– Это значит, что вы подумаете? – после новой продолжительной паузы спросила девушка.
– Это значит «хмм», и все, – сердито буркнул Харрис.
И снова наступило молчание. В этот раз Лайза решила больше не прибегать к уловкам: если Джек Харрис желает сохранить лицо человека, которому никто не указ, – ради Бога.
Впрочем, неплохо было бы знать, о чем он сейчас думает. Подозрительно просто, если окажется, что она сумела заставить художника изменить свое мнение, всего лишь отведя ему на выполнение заказа много времени, и все же…
– Хорошо, – неожиданно объявил Харрис. – Карандаш под рукой? – И, не дожидаясь ответа, стал диктовать длинный список дорожных примет, начиная от пивной в Брэкнеле.


– Не знаю, надо ли тебе было соглашаться, старина, – пробормотал себе под нос Харрис, кладя трубку. – Тебе придется иметь дело с женщиной, хорошо умеющей убеждать, и, судя по ее чувству юмора, она сама может выглядеть еще более убедительно.
Он лениво протянул руку, чтобы почесать за ухом большого золотисто-рыжего пса, и был вознагражден признательным сопением.
– А как ты считаешь, дружок? – спросил Харрис у собаки. – Я правильно поступил или попался на крючок из хуонской сосны? Если это, конечно, хуонская сосна. Начать с того, что я не знаю, как она сумела распознать породу дерева и тем более как у нее оказалось такое его количество. Однако взглянуть стоит.
Взглянуть стоило, это он знал точно. Хуонская сосна высокого качества, особенно такого размера, как описала эта Лайза Нортон, была огромной редкостью. Хотя Харрис, имея хорошие источники снабжения, предпочитал для своих работ более впечатляющий материал. Как, например, черный сассафрас, в котором он сейчас искал образ сирены, морской нимфы-соблазнительницы из древних мифов, заманивавшей моряков навстречу гибели. Она была там, в дереве: он знал это, почти видел ее лицо, уже нашел ее волосы в изгибах древесины.
– Но заказов мы не берем, правда, дружок? – сообщил Харрис рыжему псу. – Не брали и брать не собираемся.
Один-единственный раз за свою долгую карьеру он согласился создать образ конкретного человека в дереве, и, хотя успех работы был бесспорным, последствия этого поступка навсегда отбили у него охоту браться за заказы. При мысли о Марион, позировавшей ему для скульптуры, сильные пальцы Харриса крепче сомкнулись на загривке пса. Марион была устрашающе хороша собой и еще более страшная в безумии, исковеркавшем ее душу.
Ей требовалось от Харриса нечто гораздо большее, чем мастерство скульптора, и он отказал ей – так мягко, как смог, но, оказалось, недостаточно твердо. И когда его талант раскрыл сущность Марион – проявился его тогда еще неосознанный дар воплощать истинный характер человека в редких породах тасманийских деревьев, – она обрушилась на него со всей мстительностью поврежденного рассудка.
– Семь лет назад, – пробормотал художник. – И только теперь все уладилось – по крайней мере, насколько это возможно.
Джек Харрис отправился в студию и уселся, молча созерцая начатую сирену, чье лицо еще было скрыто от него в сердце черного сассафраса. Со временем он его увидит. Он это знал. И чувствовал, что это лицо будет прекрасно.
А пока…
– Нет, – сказал он и вышел, чтобы заняться чем-нибудь другим.
Вся эта возня с телефоном и Лайзой Нортон заинтриговала Харриса, и он был достаточно честен, чтобы признаться себе в этом.
Поразительное чувство юмора – причудливое, может, даже чересчур, подумал Джек. И расхохотался – над самим собой. Она ведь всего-навсего отреагировала на его подход к современной технологии. Харрис признавал преимущества магнитофона, однако в глубине души ему это не нравилось. Слишком безлико, слишком отстраненно – вот он и придал записи некую индивидуальность в кощунственной попытке сделать ответ на звонки хоть чуть-чуть человечнее.
– А ведь мисс тонко все уловила, – пробормотал он. – Или она прирожденный коммерсант, это тоже не исключено. И имя какое-то знакомое – Нортон.
Харрис порылся в памяти – безуспешно. Но он знал, что со временем вспомнит. Когда она приедет, основным предметом переговоров будет не ее имя и даже не чувство юмора.
– Никаких заказов, – повторил он сидевшему рядом рыжему псу. – Напоминай мне об этом постоянно, малыш Задира. Заказов не берем.
2
– Пропади все пропадом! – снова и снова повторяла Лайза, мчась по дороге вдоль залива на запад, по направлению к Лиффи, в отчаянной попытке следовать указаниям Джека Харриса. Сама по себе дорога была нетрудной, но Лайза была ошарашена быстротой развития событий, а точные – миля за милей – указания Харриса только усложняли дело.
– Вы должны уложиться меньше чем в час, – заявил скульптор, отметая протесты Лайзы, что не может же она вот так все бросить и мчаться к нему из Лонсестона сию минуту. – Еще как можете! Просто швыряйте свои огромные бревна в машину, прыгайте в нее сами и двигайте в Каррик, а оттуда – в Брэкнел, а там тщательно следуйте моим указаниям и доберетесь как раз вовремя. Что может быть проще?
– Действительно, что? Не считая обеда, который мне придется отменить, и двух встреч после обеда, и того несущественного факта, что я тоже работаю, – пробурчала Лайза себе под нос, поскольку Харрис без лишних слов повесил трубку.
Сейчас девушка сосредоточила все свое внимание на дорожных разметках и указателях, размышляя, не нарочно ли ее отправили «на деревню к дедушке». Вокруг не было никаких признаков жилья… и вдруг – вот он, знак!
Впрочем, это был не знак как таковой, а всего лишь грунтовая и явно редко используемая дорога, совершенно не подходящая для низкой спортивной машины Лайзы. Здесь не было ни почтового ящика, ни вывески, ни ворот, ни линии электропередачи, казалось, дорога просто ответвлялась от основного шоссе и исчезала за холмом.
Лайза остановилась, некоторое время смотрела на дорогу, затем решила, что, видимо, все же где-то ошиблась. По-прежнему краем глаза следя за спидометром, Лайза проехала еще полмили, затем еще столько же, прежде чем нашла место для разворота.
Все больше убеждаясь в том, что ее намеренно ввели в заблуждение, девушка свернула на грунтовую дорогу и остановилась. Затем выбралась из машины и пошла пешком, на ходу кляня на чем свет стоит Джека Харриса. К ее изумлению, едва она одолела небольшой подъем, дорога как по волшебству изменилась, превратившись в аккуратную небольшую ровную аллею. Со своего наблюдательного пункта Лайза смогла разглядеть верхушку крыши дома, выглядывавшую из-за деревьев.
Лайза вернулась в машину и поехала по дороге. Спортивная машина подпрыгивала и буксовала на гравии. Дом оказался полным сюрпризом для Лайзы. Казалось, его никто не строил, он просто вырос на том месте, где стоял: строение выглядело таким же естественным, как и окружавшая его природа.
Лайза затормозила перед домом, заглушила двигатель и услышала, как где-то в глубине дома отчаянно, словно в агонии, воет какой-то мотор. Девушка вышла из машины и стала огибать дом, как вдруг остановилась и попятилась, оказавшись лицом к лицу с огромным рыжеватым псом, злобно сверкавшим янтарными глазами.
Собака не залаяла и даже не зарычала. Однако к тому времени, когда Лайза добралась до спасительной автомобильной дверцы, псина оказалась так близко, что нечего было и думать о том, чтобы забраться внутрь: ни времени, ни места не оставалось. Девушка все крепче прижималась к машине, а собака, по-прежнему не сводя с нее жутких злобных глаз, уселась чуть ли не на ноги девушки… и ухмыльнулась.
Гигантский красный язык влажно облизал белые клыки, и Лайза тут же вообразила, как слюна капает на ее голубую шелковую юбку и неуместные в данной ситуации дорогие туфли. Однако опустить голову и проверить не решилась. И тут животное сжало клыками ее правое запястье и впервые издало звук.
Это было не рычание, а скорее стон, поднимавшийся откуда-то из глубин собачьей груди, едва более различимый, чем бешеный стук сердца Лайзы. Только тут девушка сообразила, что собака, видимо, не собирается пускать в ход свои зубы, хотя это было слабым утешением.
Снова издав странный полустон-полувзвизг, пес осторожно потянул девушку за руку и пошел – с Лайзой на буксире – в обход дома, куда она и собиралась с самого начала.
Лайза попыталась сопротивляться. Пес остановился, снова издал странный звук, а потом двинулся дальше, уже с большей решимостью и чуть крепче сжав челюсти, но не так, чтобы причинить боль, просто клыки слегка вдавились в кожу. Но хватка была такой, что у Лайзы и в мыслях не было пытаться вырваться.
– Ну ладно, раз ты настаиваешь, – услышала собственный голос Лайза и была вознаграждена укороченной версией визга. Затем псина прибавила ходу, и Лайзе пришлось буквально бежать трусцой, чтобы не отстать. Они обогнули угол, пробежали вдоль боковой стены, снова завернули за угол. И тут… невзирая на сжимавшие ее руку челюсти, Лайза твердо решила, что не сделает дальше ни шагу и не позволит чудовищу подтащить себя прямо к ногам самого потрясающего образчика мужской породы, какой ей когда-либо доводилось видеть.
Джек Харрис! Ну конечно же, это он! Внешность мужчины настолько соответствовала низкому хрипловатому голосу, который Лайза слышала по телефону, что, не будь собаки, девушка с трудом удержалась бы на ногах. Псина решила проблему, остановившись вместе с Лайзой, затем уселась на задние лапы, даже не ослабив хватки на запястье девушки.
Мужчина балансировал на высокой стремянке, повернувшись к Лайзе в полупрофиль. Его глаза были скрыты под защитными очками, но остальная часть лица была видна вполне отчетливо. Казалось, оно все состояло из линий и углов: выступающая челюсть, темная от щетины, упрямый рот, нос такой крючковатый, что его без преувеличения можно было назвать клювом. Волосы были гораздо темнее, чем у Лайзы, зато такие же непокорные и, как весь мужчина, покрыты древесной стружкой.
Стружка покрывала и густую поросль на груди, спускавшуюся от мощных плеч к неимоверно тонкой талии, однако к поношенным джинсам и старым рабочим башмакам стружка не приставала. Руки и грудь мужчины были в узлах мускулов – не грубо выступающих буграх культуриста, но гладких, гибких, крепких мышцах спортсмена.
Пока Лайза стояла в смятении, потрясенная неожиданной притягательностью человека, к которому приехала, Харрис выключил электрическое устройство, с помощью которого вгрызался в массивное бревно вдвое выше себя ростом. Затем подержал его некоторое время на расстоянии, пока оно не перестало крутиться, легко бросил инструмент на землю и привычным движением стряхнул стружку с волос. И только после этого он, по-видимому, заметил присутствие Лайзы.
Девушке казалось, что все происходит как в замедленной съемке: Харрис протянул руку, снял защитные очки, открыв глаза такого же янтарного цвета, как у собаки. Глаза скользнули вниз, вверх, затем вбок, оглядывая каждый дюйм тела девушки, оценивая, взвешивая, отмечая пропорции, линии, изгиб бедер, холмики грудей, вздернутый подбородок.
Осмотр продолжался, Харрис явно не обращал внимания на чувство неловкости, испытываемое Лайзой, все еще удерживаемой гигантским псом, в то время как его хозяин оценивал ее возможные изъяны или что там еще. А когда он наконец заговорил, то обратился к своему ужасному псу!
– Ну и свинья же ты, Забияка! – произнес Харрис, устало покачав головой и стряхнув очередную порцию опилок. А потом широкая улыбка обнажила ровные белые зубы, скульптор слегка наклонился и продолжил разговор с собакой, словно Лайза была уткой, добытой на охоте. – Ну что ты стоишь, большая дворняга? Давай делай все как следует.
Странный ворчливый взвизг прозвучал теперь на высокой ноте, огромный пес вскочил на ноги и подтащил потрясенную Лайзу к хозяину. Затем он снова сел прямо перед Харрисом и вытянул вперед морду с зажатой в ней рукой девушки.
– Оставь ее, – скомандовал Харрис, протягивая ладонь, чтобы взять руку Лайзы, и пес тут же выпустил запястье девушки. – А теперь иди ложись, дурень ты этакий, и моли Бога, чтобы у этой женщины еще осталось чувство юмора!
Псина радостно взвизгнула и отошла, а Харрис так и остался в полусогнутой позе, поворачивая запястье Лайзы сильными пальцами, обследуя его так же внимательно, как перед этим изучал саму девушку. Только теперь пальцы касались ее кожи. Ноги, ставшие ватными после выходки собаки, теперь были готовы окончательно подвести ее.
– Прекрасно, – негромко произнес Харрис и, к изумлению Лайзы, опустил голову.
Если бы я была из тех, кто по любому поводу млеет, со мной все было бы кончено, подумала девушка. Тут Джек Харрис выпрямился, по-прежнему держа руку Лайзы, и два янтарных смеющихся маячка заглянули ей в глаза.
– Ни единого следа, – произнес он с широкой, почти насмешливой улыбкой. – У этого пса поразительная пасть. Надеюсь, она останется такой же мягкой, когда пес вырастет.
– Вырастет?! – Лайза услышала, как ее голос сорвался на писк, но ничего не могла с собой поделать. Одной мысли о том, что этот зверь станет еще больше, чем сейчас, было достаточно, чтобы она начисто забыла все, что собиралась сказать, – во всяком случае, на некоторое время.
– В размерах песик не особенно увеличится, но пока он всего лишь щенок, – последовал ответ. – До зрелости ему еще по меньшей мере год.
Этого было довольно, чтобы Лайза пришла в себя.
– Что ж, надеюсь, когда он вырастет, его пасть станет вроде капкана и он слопает вас на завтрак, обед или ужин! – отрезала она, вырывая руку и отступая назад. – Ничего другого вы не заслуживаете, раз наградили бедное беспомощное животное такой дурацкой кличкой.
Девушка совершенно позабыла страх, испытанный ею в первую минуту при виде собаки, и уж тем более – смущение оттого, что ее притащили как подбитую утку. Для Лайзы сейчас существовал только этот неотразимый мужчина, чей взгляд и прикосновение были для нее сигналом опасности, которым она готова была пренебречь.
– Если бы я совсем не знал вас, то мог бы подумать, что вы несколько истеричны, мисс Нортон. Куда подевалось ваше восхитительное чувство юмора?
– Потерялось, когда ваша чертова собака тащила меня по двору, – буркнула Лайза. – И особенно когда вы озаботились единственно состоянием ее драгоценной пасти. А как насчет моего нежного тела?
– Забияка – сама доброта, – терпеливо объяснил Харрис. – И вашему нежному телу, мисс Нортон, ничего не грозило – во всяком случае, от моего малыша. – Невероятные янтарные глаза Харриса искрились смехом, пристально следя, поняла ли Лайза намек, содержавшийся в последней фразе. – А теперь идемте, угощу вас кофе. Я приведу себя в порядок, а потом поглядим на дерево, что вы привезли. О’кей?
Нет, не о’кей, подумала Лайза. Вот нисколько не о’кей после того, как она увидела выражение глаз Джека и ощутила его губы на своем запястье. Тем не менее девушка послушно последовала за Харрисом в дом, бросив настороженный взгляд в сторону огромного рыжего пса, отправившегося за ними по пятам.
В светлой, просторной и на удивление опрятной кухне Харрис наполнил чашку Лайзы кофе из кофеварки, поставил перед ней на стол из черного дерева молоко и сахар, а затем исчез в коридоре, бросив через плечо, что не задержится.
И не задержался. Лайза еще потягивала кофе, наблюдая за следившим за ней псом, когда Харрис вернулся с влажными после душа волосами: на нем были чистые джинсы и белая тенниска, еще отчетливее подчеркивавшие его роскошные мускулы.
Налив себе кофе, скульптор плавно обогнул стол и уселся напротив Лайзы, подняв чашку приветственным жестом, в котором читалась не то насмешка, не то любезность, а может, и то и другое.
– Полагаю, мне все же следует извиниться за столь невежливый прием, – заметил он с легкой ухмылкой, явно говорившей об обратном. – Если это послужит вам утешением, могу сообщить, что Забияка выкинул такой номер первый раз в жизни. Понятия не имею, что на него нашло, но готов похвалить его за хороший вкус.
При упоминании собственного имени пес издал подобие заинтересованного стона, хотя до этого вообще не шевелился и лишь проводил огромным языком по громадным клыкам. Лайза не удостоила сообщение ответом.
– Вижу, на вас это не произвело впечатления, – заключил Харрис, вежливо помолчав, чтобы дать Лайзе возможность отреагировать. – Хорошо, будем считать эту тему исчерпанной и давайте займемся делом. Начните сначала и расскажите мне об этом замечательном дереве и о заказе, который вы готовы мне предложить.
– Отлично, – ответила Лайза, радуясь возможности снова почувствовать под ногами твердую почву. – Дерево, как вы уже знаете, – хуонская сосна. Вот только оно… особое. Отец вывез его из юго-западных чащоб много лет назад, когда я была еще девочкой. Он рассказывал мне, как тащил его много миль на импровизированных носилках, – кажется, он тогда вел какие-то изыскания в том районе. С тех пор отец хранил дерево, пока оно не перешло ко мне, и для него эти бревна значат очень-очень много.
– Почему?
– Почему дерево отцу так дорого? Ну, наверное, потому что ему стоило таких трудов его достать, – отозвалась девушка. – У отца были большие планы – по-моему, он хотел заняться тем же, чем и вы. Я знаю, что он окончил специальные курсы – резьба по дереву, ваяние и всякое такое.
– Но так и не собрался что-то сделать с этими огромными бревнами?
Лайза помолчала. Что мелькнуло на этом суровом лице – сарказм или простое недоверие? Как бы там ни было, это выражение исчезло, едва появившись.
– Отец как-то сказал мне, что сначала боялся трогать дерево, а когда достаточно обучился, то понял, что мастерства ему не хватает и никогда не хватит, вот и оставил все как есть. По-вашему, это разумно?
– Ваш отец, похоже, поразительный человек, – последовал ответ, голос Джека звучал совершенно искренне, даже чуть удивленно. – В наше время найдется немного людей, у кого хватает мозгов признать, что их возможности хоть в чем-то ограничены, и честности, чтобы правильно поступить, зная свои способности.
– Мой отец – замечательный человек, – отозвалась Лайза.
– Не сомневаюсь. Но прошу вас, рассказывайте дальше. Стало быть, вам досталось редкое дерево и вы привезли его мне. Вы тоже хотите заняться резьбой по дереву?
– Я? Ни в коем случае, – рассмеялась девушка. – Нет, дело в том, что, как я уже говорила, скоро семидесятипятилетие отца, а он один из ваших самых преданных почитателей – я об этом не упоминала? И поскольку он большой оригинал и у него все есть, мне захотелось подарить ему нечто действительно особенное. Вот я и подумала, что вы могли бы сделать… как это называется?.. его бюст из его редкого дерева… – Лайза помолчала и заставила себя взглянуть Харрису прямо в лицо. – Но теперь я передумала.
В янтарных глазах зажглись удивленные искорки, и скульптор понимающе кивнул.
– Вы передумали после того, как приехали сюда, как я полагаю. Могу я спросить почему?
– Ну, это-то просто. Я всего лишь поняла две вещи, которые должна была понять много раньше: отец не настолько тщеславен, чтобы желать иметь свой бюст, а вы все равно такого рода скульптуры не делаете. Вы прославились тем, что умеете извлекать из дерева то, что в нем заложено, или, во всяком случае, то, что в нем видите. Теперь меня не удивляет, почему вы так заупрямились при слове «заказ».
Сделав это признание, Лайза почувствовала себя дурой, если не хуже, – ведь ей с самого начала следовало все это знать. Но она была так одержима идеей сделать отцу по-настоящему уникальный подарок, что совершенно забыла о реальности.
Девушка бросила взгляд на Джека Харриса, зная, что если бы она умела краснеть, то уже бы вся пылала. Ей было грустно, что все так обернулось, но она смирилась.
Темная бровь медленно поползла вверх, и Лайза была почти уверена, что янтарные глаза затуманились подозрением. Однако в голосе Харриса подозрения не чувствовалось.
– Вот уж поистине любопытное откровение, – произнес он, вставая, чтобы налить кофе, даже не поинтересовавшись, хочет ли Лайза еще. – Впрочем, это неудивительно, не считая разве что времени.
– Я что-то не понимаю, – отозвалась насторожившаяся Лайза. Его заявление было чуточку слишком вежливо, слишком легко сделано.
Харрис пожал плечами.
– Судя по тому, что я слышал о вашем отце, он уж точно не отличается тщеславием. Иначе назвал бы своим именем какой-нибудь из своих торговых центров. Что касается всего остального… – Он снова пожал плечами, на сей раз с легкой улыбкой. – Теперь, когда я наконец вас «вычислил», я несколько удивлен, что вам понадобилось так много времени, чтобы понять мое отношение к работе. В конце концов, вы ведь сами художница.
Лайза инстинктивно напряглась, оттого что ее так быстро узнали, ожидая в связи с этим совсем других комментариев, однако почти сразу успокоилась. Но когда она заговорила, в голосе девушки звучала нескрываемая горечь.
– Что ж, спасибо. Приятно знать, что есть еще кто-то, кто так считает.
И снова поднялась вверх бровь, но в этот раз в его глазах сверкнуло еще что-то, помимо подозрения. Мрачное веселье? Враждебность? Может, даже презрение, подумала девушка.
Как бы там ни было, одно ясно: Джек Харрис, может, и жил в уединении, но определенно был в курсе событий. Лайза не знала, получило ли ее дело такую же громкую огласку на острове, как на материке, но, судя по всему, здесь оно тоже нашумело. Или у Харриса хорошие связи в мире искусства, что тоже вполне вероятно.
– Так вот что вы делаете на Тасмании – зализываете раны.
– Или решила все бросить? Почему вы об этом не спросите? – поинтересовалась Лайза, стараясь заглянуть ему в глаза, ибо за последние три месяца она снова и снова задавала себе эти вопросы, и ответы ей очень не нравились.
К двадцати пяти годам Лайза создала себе репутацию модного модельера-дизайнера, известного в стране и за рубежом. И добилась этого исключительно своим талантом и трудом – огромным и тяжким. Теперь, спустя четыре года, девушка ощущала себя покрытым шрамами ветераном: ведь ей пришлось пережить долгую и ожесточенную битву в суде за авторские права, причем начал ее человек, которому она безоговорочно доверяла… за которого собиралась замуж.
Ее имя, репутация и талант чуть было не были втоптаны в грязь, она испытала горечь предательства, хоть и выиграла тяжбу в суде и вышла из нее вполне состоятельной. Затем Лайза продала свою марку международному агентству, что ее значительно обогатило, и уехала на Тасманию, родину отца, чтобы начать все заново.


– Нет ничего позорного в том, чтобы отступить и собраться с силами, – произнес Харрис, похоже, вполне искренне. – И не я завел разговор о том, что вы сдались. Что касается всего прочего, в конечном итоге вы ведь победили.
Победила? Лайза постоянно задавала себе этот вопрос. Да, она выиграла дело в суде, выиграла от продажи своей фирмы – материально. Однако из этой битвы Лайза вышла настолько измученной и уязвимой, что у нее не было никакого ощущения победы. Ей казалось, что ее репутация запятнана навсегда. А в мире моды посчитали, что раз она продала свое дело, то с ней покончено.
– А я на самом деле победила? – спросила Лайза, обращаясь больше к себе, чем к Харрису, и даже не сознавая, что говорит вслух, пока не увидела выражения его глаз. На этот вопрос она не находила ответа, да и не пыталась.
– Пошли, покажете мне ваше паршивое дерево, – проворчал Джек Харрис. – После всего, что вы рассказали, я крайне заинтригован.
Лайза не успела возразить, как он схватил ее за запястье, принудил встать и, по-прежнему держа ее за руку, направился к двери.
– Но… теперь уже нет смысла с ним возиться, – запинаясь, произнесла Лайза, когда они вышли из дома, и огромный пес пронесся мимо, едва не сбив девушку с ног.
– Очень даже есть смысл, – возразил Харрис, таща ее за собой к машине. – Я выслушал историю, как было добыто дерево, историю вашего отца, и теперь мне не терпится посмотреть, есть ли история у самого дерева.
Лайза невольно улыбнулась и подумала, что, наверное, на нее так действует рука, сжимавшая ее пальцы.
Джек Харрис достал из машины два больших бревна хуонской сосны, взвалил одно на плечо, второе сунул под мышку и направился к мастерской позади дома. Лайза последовала за ним, восхищаясь тем, как легко он справился с этой задачей. Ей самой понадобилось собрать все силы, чтобы перекатить бревна по гаражу снятого ею дома в Лонсестоне, а погрузка их в машину вообще потребовала просто титанических усилий.
Харрис снял бревно с плеча и установил его на некоем подобии пьедестала, а второе небрежно уронил в груду опилок, куда дерево плюхнулось с глухим стуком.
Теперь для скульптора Лайза, да и весь окружающий мир перестали существовать – он видел только дерево. И начался долгий и тщательный осмотр бревна со всех сторон. Харрис медленно кружил вокруг пьедестала с терпением дикого зверя на охоте, то замедляя шаг, то ускоряя, и искал… что он искал?
Как бы там ни было на самом деле, но Лайзе в поведении скульптора чудилось нечто первобытное, атавистическое. Его движения напоминали ритуальный танец, и Лайза неожиданно поняла, что он не то поет, не то разговаривает – то ли с собой, то ли с деревом. В его речитативе было что-то стихийное, Лайза не разбирала слов, но почему-то была уверена, что он общается с сосной.
Как глупо, подумала Лайза. И тут Джек неожиданно поднял бревно, убрал его и поставил на пьедестал второе, большего размера. Снова началось представление, чем-то напоминавшее предыдущее, и одновременно совсем другое.
Опять во всем мире остались лишь художник и дерево. Харрис смотрел на него и видел… Что он видел? Лайза знала, что ей самой этого ни за что не разглядеть, да и никому на свете это не под силу, пока талант Джека не облечет это нечто, видимое только ему, в зримый образ.
Лайза как в трансе наблюдала за Харрисом, а он поставил два бревна рядом на высокую скамью и стал поворачивать их во все стороны, отступая назад, чтобы оглядеть с разных точек.
Затем подошел к бревнам и стал их ощупывать, что повергло Лайзу в еще большее смятение. Тонкие сильные пальцы скользили по поверхности дерева на удивление бережно, это было не просто прикосновение, а нежная ласка.
У Лайзы по коже побежали мурашки – она представила себе, как эти пальцы вот так же нежно, умело и чувственно скользят по ее телу. Это возбуждало, но и немного пугало. Девушка вздрагивала, просто наблюдая за скульптором: впечатление было такое, что чувствительными пальцами он видит душу дерева, как она видит его поверхность.
Когда Харрис наконец закончил, слегка тряхнув головой, словно вернулся издалека, его взгляд устремился на Лайзу. Теперь эти глаза были не просто янтарного цвета, они полыхали огнем.
– Ваш отец, сам того не зная, оказался мудрее, чем думал, – приглушенно, почти благоговейно произнес он. – Это дерево выше всяких похвал, и даже я не уверен, что сумею извлечь из него все самое лучшее, хотя мне бы очень хотелось попробовать. Надеюсь, вы продадите его мне?
– Продам? – Лайза задала вопрос себе, а не Харрису. И ответ как-то не складывался. Хоть она и не могла увидеть того, что разглядел в дереве художник, хуонская сосна не была просто сырьем, как, например, кирпич, глина, ткань. Ведь ценность дереву придавала та уникальность, которую мог уловить в нем только Харрис, а как можно наклеить ярлычок с ценой на эту уникальность? – Не знаю, – отозвалась она, подойдя к бревнам и положив руку туда, где только что лежали пальцы художника. Но ее собственные пальцы были слепы и нечувствительны. – Я не понимаю, что в них такого особенного. Я ведь не могу дотронуться до дерева, как вы… и увидеть.
– А вы попробуйте.
Теперь глухой голос звучал прямо у нее над ухом, его пальцы накрыли ее руку и стали водить по древесине.
– Закройте на минутку глаза и попытайтесь дать вашим пальцам ощутить фактуру, изгибы дерева, – прошептал Харрис. – А теперь взгляните снова и увидите, какая разница.
Лайза сделала попытку, однако, закрыв глаза, она ощутила лишь его пальцы на ее руке, водившие ею. Прикосновение Джека оказалось теплым, настойчивым, еще более теплым было его дыхание над ее ухом. И когда девушка открыла глаза, дерево поплыло у нее перед глазами. Она видела лишь невероятно длинные пальцы со сбитыми ногтями и еще острее ощутила его близость.
Лайза снова закрыла глаза, и на этот раз словно что-то вспыхнуло в ее мозгу, и она ощутила, что и Джек Харрис уловил это.
Сильные пальцы-созидатели, водившие ее рукой, теперь двигались по ее запястью, проследили пульс и скользнули по нежной коже к локтю. Другая рука, лежавшая на ее плече, тоже пришла в движение, она не шарила, но нежно исследовала кожу девушки под шелковой блузкой.
Ощущение было… необыкновенным. Но опасным, даже чересчур. С минуту Лайза блаженствовала, затем неожиданно выпрямилась и отпрянула, отчаянно заморгав.
– Я… извините, – пробормотала девушка, не зная толком, за что извиняется и почему.
Харрис, казалось, даже не заметил, как она отшатнулась. Он даже не смотрел на Лайзу, все внимание было снова сосредоточено на двух бревнах. И все же Джек ощутил ее тело, Лайза почувствовала это, поняла. Однако если теперь он предпочитал не обращать на нее внимания, что ж, тем лучше. Она будет вести себя точно так же.
– Вы ведь понимаете, что я представления не имею, как оценить это дерево, если, конечно, допустить, что я решу продать его вам? – пояснила Лайза.
Харрис ухмыльнулся, и девушка увидела, как в его глазах, насмехаясь над ней, пляшут чертики.
– Зато я прекрасно это знаю, если, конечно, вы мне доверяете, – заявил Харрис и назвал цену, Лайза почему-то поняла, что она гораздо выше реальной стоимости дерева. Она сообщила об этом Джеку, и его улыбка стала еще шире.
– Вы забываете плату за доставку, – заметил Харрис. – Обычно мне приходится тратить много дней, иногда целые недели на поиски необходимого мне дерева; мне впервые привезли его прямо на дом.
Лайза лихорадочно соображала, не обращая внимания на его любезность. Она не сказала Харрису, да и не собиралась, что цена была не настолько высокой, несмотря на очевидную щедрость скульптора, чтобы заинтересовать ее. С тем же успехом можно подарить ему дерево, и дело с концом, подумала Лайза, потом заколебалась, размышляя.
– Есть ли какой-то шанс, что вы успеете выполнить скульптуру из одного бревна до папиного юбилея? – спросила она наконец.
Харрис пожал плечами.
– Зависит от обстоятельств.
– От каких? Или у вас так много работы, что вы не станете даже пытаться?
– О, попытаться могу. Если уж на то пошло, то я обязательно попытаюсь.
Он протянул руку и коснулся более крупного бревна.
– То, второе, лишь что-то мне шепчет, зато это кричит во весь голос! Но от замысла до готового произведения долгий путь. Уверен, вы это понимаете.
Лайза кивнула. Это она понимала: процесс творчества у Харриса мог быть не таким, как у нее, но общего было много.
– Дадите ли вы мне право первой купить скульптуру, если она будет выполнена в срок?
Теперь задумался Харрис. Лайза поняла, что задела какую-то струну в его душе, но не знала какую. Глаза художника потемнели, взгляд стал бесстрастным, и девушка не могла распознать, то ли он сердится, то ли просто обдумывает ее слова.
– Вы серьезно говорите «если» или это просто обходной путь поставить меня в конкретные рамки?
– Я сказала «если будет готова» и сказала это серьезно. Мы сейчас говорим не о заказе. Я просто прошу дать мне право первой купить скульптуру, если она будет закончена вовремя.
– Но сначала она должна быть выставлена, – наконец объявил Харрис. – У меня намечается большая выставка – прямо перед днем рождения вашего отца. И вторая через несколько месяцев. На одной или другой скульптура должна быть выставлена.
– Но если она будет уже продана…
– Продать – это еще не все. – В голосе его зазвучали упрямые нотки – это говорил Харрис-художник. – Нет смысла создавать произведение, если его смогут увидеть всего два человека, кроме меня.
– Что ж, нет смысла и сделать отцу подарок, и сразу отнять его, чтобы вы смогли выставить скульптуру, – отозвалась Лайза.
– А почему бы и нет? Что ж, в общем, я понимаю вас, но, думаю, никаких недоразумений не будет. Ваш отец, возможно, обрадуется такому повороту событий.
– А может, и нет. Отец – прекрасный человек, но у него очень своеобразное представление о некоторых вещах.
На это Джек Харрис открыл рот, чтобы что-то ответить, но закашлялся. Лайзе удалось разобрать, что смысл сводился к слову «наследственное». Она сердито воззрилась на Харриса, но тот лишь прочистил горло и ответил ей совершенно невинным взглядом, показавшимся Лайзе насквозь фальшивым.
Правда, через секунду выражение лица Харриса изменилось, и Лайза уже не могла ничего на нем прочитать. А тот явно не стремился ее просвещать: он просто смотрел, и янтарные глаза изучали лицо, волосы, фигуру Лайзы с наигранным небрежным любопытством. Однако девушка поняла, что небрежности здесь не было и в помине.
В этом взгляде было что-то, напоминавшее Лайзе то, как Джек осматривал бревна хуонской сосны: взгляд стал рассеянным, словно он не просто смотрел на девушку, а проникал в ее душу. И это весьма обескураживало.
Затем Харрис тряхнул головой, словно возвращаясь в реальный мир, бросил взгляд на дерево, потом перевел его снова на Лайзу. Молча он обошел вокруг девушки, и на короткое мгновение той показалось, что он хочет протянуть руку и коснуться ее лица, как слепой. Однако Харрис лишь слегка улыбнулся.
– Полагаю, единственный способ решить дело к удовлетворению нас обоих – это закончить скульптуру так, чтобы выставить ее, а потом подарить вашему отцу, – заключил он. – Разумеется, при условии, что она окажется такой, какую вы захотели бы подарить, и что вы сможете себе это позволить. – Последние слова были смягчены легкой улыбкой, и Харрис продолжал: – Беда в том, что это ставит меня в весьма щекотливое положение: мне не нравится идея работать в таких жестких рамках… и с такими ограничениями. Я просто обязан предупредить вас, что это может сорвать весь проект, поскольку если у меня в голове не уложится образ, то и в дереве ничего не выйдет. – И он выразительно помахал пальцами.
– Мне кажется, я вас понимаю, – настороженно отозвалась Лайза: он явно что-то задумал, вот только что?
– Так что первым условием будет то, что вы не увидите моей работы до тех пор, пока все не будет закончено, независимо от сроков. Если это вас утешит, могу сообщить, что никто другой тоже не увидит скульптуру, потому что я хочу избежать посторонних мнений, будь то плохие или хорошие. По той же причине некоторые писатели отказываются говорить о своей работе, пока пишут, на случай, чтобы обсуждение не увело их в сторону от основной мысли, возникающей у них стихийно.
– Согласна. – Принятие решений всегда давалось Лайзе без труда. Этот опыт она приобрела за годы работы в суровом мире бизнеса. А сейчас принять условия Джека, по крайней мере, было легко.
Джек Харрис вежливо кивнул в ответ и улыбнулся готовности девушки.
– Второе условие, пожалуй, будет потруднее, – заметил он.
– Полагаю, вы хотите, чтобы я не брала с вас деньги за дерево? – предположила Лайза, вопреки предчувствиям надеясь, что все закончится вот так просто, поскольку все равно уже собралась подарить Харрису сосну.
Глаза скульптора смеялись. Он покачал головой.
– Гораздо труднее, – ответил он, – потому что вы уже и так решили мне его подарить.
Лайза не удержалась от улыбки.
– Вы так уверены в себе, что это просто опасно. Или вам неизвестно, как это рискованно – считать, что вы уже раскусили женщину? Некоторые из моих приятельниц после такого заявления назло бы передумали.
– Верно, но, по-моему, вы к их числу не относитесь. Честно говоря, я почти уверен, что вы согласились бы на мое условие не глядя.
– В таком случае вы не только художник, но еще маг и волшебник! – воскликнула Лайза. – Я ведь не вчера родилась.
– Не сомневаюсь. Я так подумал, потому что вы столь решительно настроены сделать отцу именно этот подарок и…
– Продолжайте.
– Нет уж, теперь моя очередь кое-что показать вам, – объявил Харрис, поднимаясь с грацией дикой кошки. – Идемте, заодно увидим, насколько у вас серьезные намерения.
Лайза последовала за ним в дальнюю часть дома и была просто потрясена, увидев, какую просторную студию он оборудовал себе. Это было большое восьмиугольное помещение с огромными окнами и стеклянным потолком. Лайза догадалась, что он это сделал для того, чтобы добиться нужного освещения.
На всех окнах висели тяжелые шторы и были установлены защитные экраны от солнца. Несмотря на то, что несколько окон оказались открыты, в помещении было гораздо теплее, чем на улице.
Харрис небрежно махнул рукой в сторону резной скамьи – единственного сиденья в комнате, затем направился в другой конец студии, поднял грубо вырезанную фигуру, принес ее и поставил на платформу высотой примерно до пояса.
– Надеюсь, вы понимаете, что скульптуры, над которыми в данный момент работаю, я тоже обсуждать не люблю, – заметил он, избегая встречаться взглядом с Лайзой. – Но здесь особый случай. – И он пожал плечами, словно извиняясь, что пришлось погрешить против правил.
– Ну и не обсуждайте, – отозвалась Лайза, подходя поближе к скульптуре высотой в человеческий рост. Пока еще было сделано немного, но этого уже оказалось достаточно, чтобы понять, что именно увидел Харрис внутри дерева. Похоже, это какая-нибудь морская нимфа или русалка, поднимавшаяся из едва намеченных волн. Более или менее отчетливо были видны только волосы, верхняя часть оставалась нетронутой, а нижняя намечена приблизительно, чтобы очертить размеры фигуры.
Пока Лайза рассматривала скульптуру, Джек подвинул резную скамью к платформе и с покаянной улыбкой сделал знак девушке снова сесть. Намек был более чем прозрачен.
– Вы хотите, чтобы я позировала для этой русалки?
– Вы ей нужны, – просто сказал Харрис. – У нее уже есть ваши волосы, я заметил это сразу, когда вы приехали. Мне пришлось на них остановиться, и теперь я знаю почему – я ждал вас.
– Но это же глупо! – запротестовала было Лайза и тут же прикусила язычок. Не ей ставить под сомнение логику или отсутствие таковой у художника высшего класса. Лайза уже заметила какой-то блеск в янтарных глазах – смятение, гнев, желание замкнуться в себе? Говорить еще что-то было бы неразумно и небезопасно.
Они смотрели друг на друга, боясь произнести хоть слово. Лайзе хотелось снова взглянуть на скульптуру, но она не могла оторвать глаз от настойчивого взора Харриса. Сама мысль о том, что русалка ждала ее, была по меньшей мере дикой. Но если это обеспечит ей подарок ко дню рождения отца, и вовремя…
– Вы хотите, чтобы я позировала до того, как вы займетесь подарком для отца, или после? – спросила девушка, тщательно стараясь придать голосу спокойствие и непринужденность.
– Думаю, одновременно, – отозвался Харрис. – Но эту скульптуру я действительно хочу выставить после юбилея вашего отца, так что приоритет вы получите. Впрочем, я вам и так его уже обещал.
– И как часто или как долго… и вообще… мне придется позировать? Мне ведь надо заново создавать свое дело, и я не могу все бросить и мчаться сюда каждый раз, когда вам приспичит пару минут поработать.
Харрис усмехнулся.
– Я обычно так не работаю. Но, разумеется, надо обеспечить тылы. Если вы, конечно, серьезно. Мне бы не хотелось, чтобы в середине работы вы вдруг передумали, потому что подарок вашему отцу уже будет готов.
– Этого не будет.
– Хорошо, так вы согласны?
Лайза с минуту поразмыслила: идея была соблазнительной и одновременно пугала ее. Наконец она кивнула:
– Да. – Затем повторила более твердо: – Да, я согласна.
Улыбка художника на мгновение напомнила девушке взгляд его собаки. Того и гляди облизнется.
– Ну что ж, раз уж вы здесь, может, начнем прямо сегодня?
– Отлично, – отозвалась Лайза, хотя ей вдруг стало не по себе.
– Вот и хорошо, – произнес Харрис и потянулся за мягким карандашом. – Тогда раздевайтесь, пожалуйста, и за дело.


Джек с трудом сохранял невозмутимость, следя за сменой выражений на очаровательном личике Лайзы.
На короткое мгновение он пожалел о своих словах, но лишь на мгновение. Потом чутье игрока пересилило, и Джек увлекся, пытаясь вычислить реакцию Лайзы, угадать, что она сейчас скажет. Как она вообще выйдет из положения?
Харрису было нужно ее лицо. Какое там нужно – просто необходимо! Именно это лицо ускользало от него в дереве. А ведь он уже создал ее волосы, видел в древесине основные линии ее фигуры. Она была сиреной… или должна стать ею.
И как она прекрасна! Необычная красота, подчеркнутая внутренней силой. Харрис лишь смутно помнил статьи о ее сражениях в суде, однако, увидев девушку и поговорив с ней, ясно представил, какого напряжения ей стоила эта история.
Ну и что ты теперь будешь делать? Валяй, играй дальше в свои дурацкие игры, подумал Харрис, по-прежнему наблюдая за Лайзой Нортон, завороженный выражением ее лица, на котором теперь была написана решимость.
Она сама профессионал и знает, что он тоже профессионал, потому-то и искала встречи с ним. Д при ее опыте работы модельером вряд ли у нее остались какие-то предрассудки относительно наготы. Впрочем, для того чтобы закончить сирену, ему много было и не нужно.
На мгновение в мозгу Харриса предостерегающе мелькнул образ Марион, чья красота была изувечена безумием, да еще подлил масла в огонь его дар, благодаря которому он воплотил это безумие в дереве. Однако художник отмахнулся от этих мыслей.
Нет, подумал он, здесь совсем другое. Не может быть, чтобы эта девушка была похожа на Марион. И, кроме того, Лайза Нортон была ему необходима, если он хотел создать самую прекрасную сирену, хотя ни за что бы в этом ей не признался.
И потом, она мне начинает очень нравиться, подумал Харрис, молча глядя на Лайзу и мысленно моля ее принять вызов, включиться в игру.
3
Лайза от изумления открыла рот, но тут же закрыла его, закусив губу, чтобы не взорваться.
Наверное, он шутит. Нет, он, конечно же, шутит! Вот только… Взгляд его проклятых янтарных глаз говорил о том, что он был совершенно серьезен. Эти глаза, способные смотреть сквозь нее, теперь скользили по ее фигурке, внимательно изучая, мысленно раздевая. А затем встретили ошеломленный взгляд Лайзы.
– Проблемы? – Джек Харрис пожал плечами, и уголки его рта приподнялись в улыбке то ли ласковой, то ли насмешливой.
Он получает удовольствие от этой сцены, пронеслось в голове у Лайзы, и на мгновение она возненавидела его. Девушка заставила себя встретиться с Харрисом взглядом. Как же этот парень действует на нее, с ума сойти можно, а ведь он даже до нее не дотронулся! Лайза ощутила напряжение внизу живота и сразу поняла, что так невольно реагирует на этого мужчину ее тело.
Соски напряглись под блузкой, и она знала – это оттого, что он коснулся их взглядом, но взгляд был настолько осязаем, словно он дотронулся до них пальцами – или губами.
Любая разумная женщина, подумала Лайза, просто встала бы и ушла. Она ведь может сделать отцу и другой подарок – выбор большой. Это было бы лучше, чем стоять как истукан и чувствовать, как опасно действует на нее Джек Харрис. Опасно и в то же время так томительно сладко…
Лайза запоздало сообразила, какой оказалась дурой, – ясно же было с самого начала, что Харрис хочет, чтобы она послужила моделью для всей сирены, а не только для лица. Лайза этого не поняла, но Харрис тут ни при чем. Кроме того, он ведь дал ей шанс отказаться от его предложения.
Насчет приличий у девушки никаких сомнений не возникало – в конце концов, перед ней был художник. И к тому же он мог получить множество женских тел, гораздо более соблазнительных, чем ее собственное, – в этом Лайза тоже была уверена. У Джека Харриса был выбор, и, судя по его репутации, он вовсе им не брезговал. Нет уж, решила Лайза, уговор дороже денег.
– У меня нет проблем, – выдавила наконец девушка. Сначала язык слушался с трудом, однако решимость помогла ей взять себя в руки и собраться с мыслями. – Просто… Вы что, хотите, чтобы я разделась на глазах у вашей противной собаки?
Громовой хохот Харриса прокатился по студии, как волна свежего ветра: впечатление было такое, словно распахнулись все окна. Скульптор посмотрел на рыжего пса, насторожившегося при шуме, затем на Лайзу, слегка ошарашенную его реакцией, и захохотал еще громче.
А когда заговорил, то обратился не к Лайзе, а к собаке:
– Ну, приятель, считай, ярлык тебе приклеили. А я-то думал, это я у нас старый развратник. Но, знаешь, она ведь права: стоит тебе войти во вкус и начать охотиться за молоденькими девушками, одному Богу известно, что ты притащишь домой в следующий раз.
Харрис довел пса до двери, затем, легонько ткнув ботинком в зад, выставил вон. И повернулся к Лайзе – глаза его по-прежнему искрились смехом.
– Ну что ж. Вы нарушили мое уединение, растлили нежную юную душу моего пса, пытались соблазнить мой магнитофон. Какие еще фокусы припасены у вас в рукаве, мисс Нортон?
– Всего-навсего две руки, – в тон ему отозвалась Лайза, – а через минуту и этого не будет. – И она принялась медленно, расчетливыми движениями расстегивать блузку. – Полагаю, глупо спрашивать, что мне снимать?
– Можете на этом остановиться, – ворчливо, почти сердито произнес Харрис. – Я всего лишь пытался немного расшевелить вас, о чем вы, как я подозреваю, прекрасно знали. Очевидно, настанет час, когда вы обнажите свое тело во славу моего искусства, но в настоящий момент меня больше интересует ваше лицо, а не все остальное, каким бы прекрасным оно ни было – а в этом я нисколько не сомневаюсь.
Пальцы Лайзы замерли на последней пуговице. Она так удивилась его заявлению.
На мгновение Лайза запаниковала: в какую безумную и опасную игру ввязалась? Но тут же любопытство заставило ее задуматься, почему Харрис отказался ее продолжить.
Джек снова смотрел на нее, держа карандаш у рта и чуть касаясь его языком. Глаза его снова стали прозрачными. Что он видел? Харрис одновременно смотрел на нее и не на нее, заглядывал внутрь, словно видел насквозь. А может, здесь было и что-то еще, Лайза не знала.
Подойдя к заготовке и сделав несколько пометок, Харрис велел Лайзе повернуть голову сначала в одну сторону, затем в другую, поднять глаза, опустить и все время что-то отмечал скорее в уме, а не на дереве.
Целиком уйдя в работу, мастер дал возможность Лайзе в свою очередь рассмотреть его так же внимательно, как он разглядывал ее, и девушка тут же этим воспользовалась. Лоб Харриса был сосредоточенно нахмурен, и это придавало ему еще более хищный вид, а крючковатый нос лишь усиливал впечатление. Казалось, за работой художник беззвучно разговаривал сам с собой, часто зубы обнажались в подобии улыбки, и Лайза ловила себя на том, что ей интересно, какими грешными мыслями вызвана эта улыбка. А его руки! Длинные тонкие пальцы, необыкновенно сильные, двигающиеся уверенно и легко… Это был человек с мгновенной реакцией, всегда настороже, готовый в любую минуту приступить к действию.
Он напоминал огромного хищного зверя, столь быстрого и решительного в своих движениях, что рядом с ним даже его пес казался медлительным и неуклюжим.
И он любил дерево, с которым работал. Это проявлялось в каждом движении, в выражении глаз, скользивших от Лайзы к дереву, отмечая какую-то деталь. Его рука не просто держала материал, она, казалось, ласкала, искала некоего слияния с самой сущностью дерева.
На мгновение Лайза не удержалась и дала волю воображению. Она закрыла глаза и представила, что эти умелые пальцы гладят ее, как скульптуру, для которой она позировала.
У Лайзы был кое-какой опыт общения с мужчинами, хотя у нее столько энергии и сил уходило на создание карьеры, что времени на романы почти не оставалось. Не считая, разумеется, Люка, но о нем она запретила себе думать. Но сейчас девушка почему-то была уверена, что стоявший перед ней мужчина со странными орлиными глазами – совсем другой, не похожий на тех, кого ей прежде доводилось встречать.
Лайза мысленно позавидовала скульптуре, над которой он трудился, лениво размышляя, может ли дерево как-то оценить его прикосновение, внимание, то подлинное чувство, что испытывал к нему художник. И позавидовала еще сильнее.
Она полностью растворилась в грезах наяву, представляя себе Харриса-любовника, воображая, как ласкают ее его сильные пальцы. Сама того не сознавая, Лайза ощущала руки Джека на своей груди, животе, нежной коже бедер. Губы девушки зашевелились, складываясь для поцелуя, пальцы сжались, мысленно ощущая его жесткие темные волосы, гладкие бугры мускулов.
Лайза чувствовала тепло дыхания на своей коже, слышала голос, шептавший ее имя так, как прежде никто его не произносил, – страстно, зовуще, томительно…
– Я закончил. Идите подышите свежим воздухом.
Голос был тот же, и вместе с тем он неуловимо изменился. Теперь в нем слышались нотки мрачноватого веселья, совершенно разрушившие волшебные грезы. А когда она открыла глаза, то увидела в янтарных глазах огонек легкой насмешки.
– Счастливчик… тот, о ком вы мечтали.
– Откуда вы знаете? – Лайза осеклась, изо всех сил стараясь скрыть свои чувства, спрятать то, что, как ей казалось, было очевидным. Не дай Бог, Джек Харрис сообразит, что именно он был предметом ее грез, – это было бы так унизительно, хуже некуда.
Однако скульптор лишь пожал плечами, ничем не показав, проник ли он в мысли девушки или нет.
– О чем бы вы ни грезили, это явно был не кошмар, – произнес он наконец, и снова в его голосе зазвучали веселые нотки.
– Это неудивительно, я же не спала, – возразила Лайза.
– Ну, не знаю. Вовсе не обязательно спать, чтобы видеть кошмары… или эротические фантазии. – В глазах Харриса мелькнула насмешка.
Лайза ощетинилась.
– Что же будет выражать ваше произведение? – указала она на скульптуру. – Неужели это эротическая фантазия в дереве? Вы считаете, что кто-то захочет выложить деньги за то, что стимулирует его греховное воображение?
Янтарные глаза сузились, сначала сердито, потом задумчиво.
– Это, – объявил Харрис, – сирена. Если в ней и присутствует некий эротический штрих – а лучше бы так оно и было, – так не для того, чтобы оживлять чье-то вожделение, мисс Нортон. Она будет выражать самую сущность женственности: хорошо рассчитанную притягательность, в основе которой лежит еще более расчетливый обман. – Он помолчал, переводя глаза с Лайзы на статую. – Кстати, это дерево – сассафрас с черной сердцевиной. Удивительно подходит, как вы считаете?
– Я считаю, что вы балансируете на грани того, чтобы стать женоненавистником, если уже им не стали, – парировала Лайза. – И если уж вы так не любите женщин, зачем вообще брать на себя труд создавать женские образы?
– У меня нет выбора, – пояснил Харрис. – В этом бревне скрыта сирена, и моя задача – извлечь ее оттуда на свет Божий. Я не могу превратить ее в то, чего нет.
– Но почему именно сирена? Я понимаю, что это женская фигура, это видно даже мне, но почему, например, не Мадонна или обычная русалка без всяких комплексов?
– Русалка – такая же водяная обитательница, как и сирена, только названия разные. Что же касается Мадонны… достаточно тронуть это дерево, чтобы понять, что Мадонны из него не получится. В нем есть некая… чувственность, не присущая незатейливой стихии чистоты и доброты.
– Что говорит не в пользу вашей модели, – рассердилась Лайза. – В каком свете это меня выставляет?
Глаза художника просто-таки загорелись. Лайза поняла, что взгляд, устремленный на нее Харрисом, не дает ответа на ее вопрос, да он и не собирается этого делать. Неизвестно, был ли Джек Харрис женоненавистником, но сейчас его глаза явно соблазняли, и более того, он хотел, чтобы она об этом знала.
Лайза начинала злиться, чего ей совсем не хотелось. Она отвернулась и решила встать со скамьи. И только тут почувствовала, что ноги у нее совсем затекли. Девушка качнулась и упала бы, не подхвати ее Джек Харрис.
Поймав Лайзу, он сжал ее в объятиях. Он не собирался отпускать девушку и даже не ослабил кольца обвивавших ее сильных мускулистых рук. Напротив, Харрис прижал Лайзу к себе так крепко, что она почувствовала жар его тела, увидела янтарные огоньки в глазах Джека совсем близко – ближе, чем ей хотелось бы.
Вдруг он накрыл ее рот губами. Поцелуй был настойчивым, почти наказанием, Харрис силой раздвинул ее губы, заставляя ответить. Руки стиснули девушку так, что у нее перехватило дыхание. Перед этой неожиданной пылкой атакой Лайза оказалась совершенно безоружной.
Когда пальцы Джека заскользили по ее спине, играя на ней, словно на каких-то чувственных клавикордах, Лайза обмякла в его руках. Разум протестовал, но тело уже покорилось. Когда язык мужчины скользнул между ее губ, они раскрылись навстречу его поцелуям, словно лепестки цветка навстречу солнцу.
Однако окончательно покорили Лайзу руки Джека. Когда Харрис приподнял ее, прижимая к себе, блузка девушки выбилась из-за пояса, открывая доступ к обнаженной коже его пальцам, загрубевшим от работы, но не жестким и грубым, а настолько трепетным и умелым, что они скользили легко, как перышки, как лепестки роз, колеблемые ветром.
И тут все кончилось так же внезапно, как началось. Чувственные сильные пальцы бросили Лайзу, как ненужный инструмент, а встретившие ее взгляд глаза стали холодными и отчужденными. В них не было и следа страсти, вызвавшей у Лайзы такой отклик.
– Вам, наверное, уже пора домой, – произнес он будничным тоном, словно они только встали после чаепития. – А меня ждет работа.
Спустя пять минут Лайза уже ехала домой, зная, что ее блузка по-прежнему не заправлена, а душевное состояние пребывает в еще более разобранном виде. Ее ловко выставили, как надоедливого разносчика, чьи услуги оказались попросту ненужными. «Вот ваша шляпа, но куда же вы так спешите?» – бормотала Лайза, задним числом разозлившись гораздо сильнее, чем в тот момент, когда это было нужно. Даже когда Харрис целовал ее, полностью подчинив разум и тело, Лайза не сердилась по-настоящему. Зато сейчас она была в бешенстве.
– Проклятье! Никто не смеет так вести себя со мной! – бушевала она, по-прежнему остро ощущая, хоть и не признавалась себе, прикосновение сильных пальцев к своей коже, его губы на своих губах.
Реальность оказалась значительно ярче, чем ее давешние грезы наяву: исключительная мужественность Харриса, его подчеркнутая искушенность всколыхнули в Лайзе такие глубины страсти, о каких она и не подозревала.
Девушка понимала, что Харрис полностью контролировал ситуацию, и это одновременно отрезвляло и бесило ее. Ведь захоти он взять ее прямо там, на полу мастерской, он бы так и сделал, а она бы позволила. Теперь Лайза это знала точно, и, хоть она не догадалась об этом раньше, Харрис тоже понял, и это только ухудшало дело.
И ведь ничего еще не кончено. Это Лайза тоже понимала, и это приводило ее в смятение. Она заключила сделку, и теперь у нее не оказалось выбора – надо было выполнять условия. Она приговорила себя, и единственным выходом было немедленно развернуться и ехать назад, чтобы попытаться изменить условия договора, причем быстро, пока он еще не успел начать работу с папиным деревом. Иначе рано или поздно ей придется сбросить с себя всю одежду, чтобы позировать для его скульптуры, и тогда она вновь окажется во власти человека, которому даже не нравилась.


К тому времени, когда Лайза добралась до дома, казавшегося теперь блеклым и уродливым после чудесного, слитого с природой обиталища Джека Харриса, на душе у нее скребли кошки.
Войдя в гостиную, используемую ею под мастерскую, Лайза швырнула сумочку в одно кресло, а сама плюхнулась в другое, сердито глядя на свое отражение в зеркальной стене.
– Дура ты, дура, – пробурчала она. – Самая настоящая идиотка. Надо же, и все это лишь ради того, чтобы получить скульптуру работы этого поганца Джека Харриса для папы. И ты еще не знаешь, чем дело кончится, и как это в итоге тебе понравится, и уж тем более понравится ли ему.
По-прежнему что-то бормоча, Лайза бросила взгляд на магнитофон, соединенный с телефоном, и решила прослушать запись.
Если телефон звонил в дневное время, Лайза считала своим долгом отвечать – пережиток, оставшийся у нее со времен работы на материке, где телефон являлся жизненно важным атрибутом ее творческой деятельности.
И только после ее переезда в Лонсестон Лайзе удалось ограничить себя одним аппаратом – в мастерской. Во время сна она отключала звонок, всецело полагаясь на магнитофон. Это было необходимо, когда девушка только переехала сюда и ей постоянно звонили, ошибаясь номером и поднимая ее каждую ночь в течение первых двух недель.
Хорошо быть таким, как Джек Харрис, подумала Лайза. Он-то делал все наоборот – совершенно не обращал внимания на звонки телефона во время работы.
А по ночам он скорее всего слишком занят другими вещами, чтобы отвлекаться на телефонные разговоры, вздохнула про себя Лайза, направляясь к аппарату.
Сначала шло сообщение от ее отца, в котором, несмотря на то, что он давно уже отошел от дел, время от времени просыпался некий офисный инстинкт: он интересовался, почему Лайзы среди бела дня нет на рабочем месте. Затем – сообщение от матери, волновавшейся, что, раз дочери нет дома среди бела дня, значит, она на работе и, наверное, переутомляется. А потом – этот невероятный немыслимый голос.
– Говорит Ганс. Здорова ли ты, Кетти, или, может быть, Энни? Впрочем, это не имеет значения… «как розу ни назвать» и т. д. и т. п. – весьма затейливый пассаж, как мне кажется. Быть может, случится так, что мы сумеем… однако, похоже, сейчас не время для флирта. Я лишь передаю сообщение твоему человеческому воплощению, которое должно вот-вот прибыть домой.
Лайза, с трудом веря своим ушам, прокрутила сообщение снова, чтобы убедиться, что расслышала верно.
– Мое человеческое воплощение желает сообщить, что на этой неделе в «Принсес-театр» дают весьма пристойный спектакль «Кровать, полная чужаков», и если твой индивидуум ничего не имеет против обеда и похода в театр, не соблаговолит ли она: а) дать об этом знать как можно скорее и б) оказать любезность и приобрести билеты на вышеуказанное представление. Я предпочел бы пятницу и чтобы были приличные места – не на галерке. По поводу обеда мой индивидуум все устроит сам. Если ответ будет положительным, попроси твое человеческое воплощение одеться соответственно – например, подчеркнуть ножки – и сообщить мне адрес, где ее можно забрать ровно в шесть часов вечера.
– Я тебе покажу ровно в шесть часов вечера! – закричала Лайза, схватила трубку и принялась набирать номер Харриса, нажимая на кнопки с такой силой, словно хотела продавить их насквозь. Однако когда она добралась до последней цифры, в ней проснулся здравый смысл и она бросила трубку, так и не набрав до конца номер.
Лайза сообразила, что Харрис все равно не подойдет к телефону сам: он ясно дал понять, что рассматривает его как устройство, служащее для его удобства, и пользуется им лишь в из ряда вон выходящих случаях, особенно в рабочее время. Так что ей опять придется иметь дело с его ненормальным «вторым я» – Гансом, а для этого необходима некоторая подготовка.
Ганс! При одном этом имени Лайзу начал разбирать смех, однако он нисколько не смягчил девушку.
– Ну и непробиваемый же он! Сначала водит меня за нос со своим деревом, потом целует как полную дуру, и вдруг – просто королевские церемонии. А теперь еще это! Более идиотского способа вести дела и не придумаешь…
Это была настоящая пылкая речь, однако Лайза заметила в зеркале, что ее сердитое отражение не очень-то на нее реагирует.
Девушка долго сидела, глядя то на свое отражение, то на безмолвный телефон, притаившийся в углу, как кошка, готовая к прыжку.
Первой реакцией Лайзы было просто перезвонить Джеку и послать на все четыре стороны, однако она тут же решила, что это уже чересчур, да и не слишком разумно, если она хочет завершить дело и получить то, чего добивается. Однако оставить все как есть, особенно на условиях Харриса, было тоже крайне опасно. Нет, она не будет отказываться от сделки, решила Лайза, но условия продиктует сама! Самое трудное – придумать, как это все устроить.
И Лайза потянулась за карандашом и бумагой. Сначала надо придумать подходящее имя для ее магнитофона, если уж она решила включиться в игру Джека Харриса.
Белла! Если все магнитофоны мужского пола, за исключением, разумеется, Ганса, носят имя Пит, то магнитофон женского пола должен зваться Беллой. Хорошо, с этим разобрались. Поехали дальше…
Целых полчаса Лайза сочиняла, записывала, сто раз переписывала свое послание, но в конце концов осталась довольна первой частью своего плана, хотя остальная программа по сведению счетов с Джеком Харрисом вырисовывалась пока довольно смутно.
Однако к этому времени настроение Лайзы заметно улучшилось: она вволю повеселилась, сочиняя пылкий диалог между двумя машинами. Девушка набрала номер Харриса и, затаив дыхание, стала ждать ответа. В последнюю секунду Лайза испугалась, что Харрис подойдет сам и тогда ей придется вешать трубку. Но если все будет так, как она рассчитывала…
Так и вышло. Ей любезно сообщили, что человеческое воплощение Ганса приходит в себя под очень холодным душем после того, что он определил как «совершенно душераздирающее происшествие», постигшее его днем.
– Один: ноль в мою пользу, – усмехнулась Лайза, слушая монотонное завывание магнитофона. И когда настал ее черед, девушка была в полной боевой готовности.
– Гансик, душка… – начала она голосом, наиболее, по ее мнению, приближенным к сладострастному механическому шепоту. Затем Лайза взялась за осуществление своего плана мести, но сначала надо было покончить с текущими делами. Разумеется, ее человеческое воплощение возьмет билеты в театр, и ей будет велено отправляться немедленно, чтобы достать самые лучшие места, какие будут в наличии. Лайза назвала свой адрес, подтвердила время, заверила, что да, ноги она обеспечит. – Хотя не пойму, зачем, милый? Я сама так редко ими пользуюсь, это так несовершенно.
Под конец ее так понесло, что Лайзе с трудом удавалось удерживаться от смеха. Однако она сумела завершить разговор самым смачным поцелуем, каким только могла наградить телефонную трубку.
– Вот тебе, Ганс! – с торжеством объявила Лайза, повесив трубку. – Надеюсь, после этого тебе опять потребуется хороший ледяной душ. А теперь займемся твоим прославленным хозяином…
В течение последующих трех дней Лайза прилежно разрабатывала свой план: взяла билеты в театр и остальную часть времени напряженно размышляла над тем, как поставить непочтительного красавца мистера Харриса на место, и этим чуть не довела себя до помешательства.
В день премьеры Лайза прогулялась мимо театра и к полному смятению обнаружила, что лишь малая часть публики дала себе труд хоть как-то приодеться по такому случаю. Следующий вечер оказался в этом плане еще хуже. Жители Лонсестона явно не слишком рвались наряжаться, отправляясь в театр.
– Но от меня-то ждут именно этого, – сказала себе Лайза. – Стало быть, он тоже будет в вечернем костюме. Впрочем, с него станется явиться в рабочих башмаках и задрипанной рубахе, да еще с этой своей ужасной псиной в придачу. Что меня ни капельки не удивит, хотя, может, я и несправедлива.
А вообще, что значит «несправедлива»? Конечно, Джек Харрис настолько непредсказуем, настолько пренебрегает общепринятыми нормами поведения и так самонадеян, что от него можно ждать чего угодно. Проблема заключалась в том, что надеть Лайзе, и чем ближе к пятнице, тем более она казалась неразрешимой.
– Ноги, ноги, ноги, – твердила девушка в пятницу в пять часов вечера, когда до выхода оставался всего час, а в голове у нее идей по поводу наряда было еще меньше, чем два дня назад.
Лайза перебрала и отвергла множество вариантов из всего набора модной одежды и в конце концов остановилась на двух более или менее приемлемых. Самым экстравагантным было сочетание черных ажурных колготок с изящной клетчатой мини-юбкой и полосатым жакетом, но природный вкус Лайзы восставал при одной мысли о таком костюме. Девушка перебрала сапоги до бедра, брюки всех видов и расцветок, длинные юбки, короткие юбки, мини-юбки – все не то.
В последнюю минуту Лайза поняла: беда в том, что она отказывалась идти на компромисс со своим вкусом ради сомнительного удовольствия потрясти воображение Джека Харриса.
А вкус Лайзы, в сущности, был простым и незамысловатым. Она и имя себе создала, сохраняя свой стиль и свою систему ценностей в ненадежном мире моды, где все менялось при малейшем дуновении ветра. И даже ради такого случая девушка не в силах была заставить себя напялить какое-нибудь дурацкое одеяние.
– Когда есть сомнения, будь проще! – скомандовала себе Лайза без пяти шесть. К этому времени она была уже полностью готова и накрашена, но совсем не одета, а время и возможность выбора иссякли. Когда спустя две минуты зазвенел дверной звонок, Лайза уже втискивала себя в обманчиво простенькое, очень короткое вечернее платье изумрудно-зеленого цвета, одновременно надевая на ходу туфли.
К черту! – думала она, идя к двери. Хотел ноги, вот ноги и получит. И вдобавок обнаженные руки, спину! и глубокий вырез. Простенькое короткое платье оставляло мало места воображению.
К радости и облегчению девушки, Джек Харрис при виде нее улыбнулся. Глаза его с неприкрытым удовольствием обежали всю ее фигурку – от непокорных волос до острых носков туфелек на каблуках, прибавлявших Лайзе добрых три дюйма роста. Впрочем, это не имело значения, учитывая то, что Харрис все равно был почти на голову выше Лайзы, но ведь каждая мелочь – это уже кое-что.
Улыбка Харриса была ослепительно белозубой на загорелом лице – в тон белой рубашке под темным пиджаком, несомненно сшитым у дорогого портного. Общий эффект, заключила Лайза, оказался ошеломляющим: если Харрис был способен произвести впечатление в старых рабочих джинсах, то в вечернем костюме он оказался просто неотразим.
Лайза на минуту вспомнила клетчато-полосатое сочетание, которое собиралась надеть, и мысленно благословила свой здравый смысл, хотя и позволила втихомолку посмеяться над собой. Его улыбка стала еще шире, когда Харрис протянул ей завернутую в бумагу бутылку. – Это в дом, – просто сказал он, чуть наклонив голову и тем самым подчеркнув официальность подношения.
Лайза пригласила Харриса войти, и тот заверил ее, что у них еще есть время выпить, а потом, если она захочет, можно пройтись пешком до ресторана и пообедать перед театром. Вечер был восхитительно теплым и обещал таким и остаться.
Когда Лайза ввела Харриса в студию, ее на мгновение охватила паника. Ей как-то не приходила в голову мысль, что она будет занимать его или какого-либо другого мужчину у себя дома, и это открытие стало для нее сюрпризом. Однако Харрис повел себя непринужденно. Пока Лайза готовила на крошечной кухне напитки, он прохаживался по студии, рассматривая наброски.
– Можете назвать меня кем угодно, если хотите, – с улыбкой произнес он, – но ваш наряд просто ослепителен. Сразу видно – ваша собственная модель.
– Сразу видно?
– По-моему, да. В ней есть все, чего я ждал от вас, если хотите: стиль, простота, вкус… – И он пожал плечами, как бы предлагая ей домыслить все остальное.
– Что ж, спасибо, – отозвалась Лайза. – По правде говоря, довольно сложно выбрать, когда тебе предлагают «подчеркнуть ноги».
Прежде чем ответить, Харрис так посмотрел ей в глаза, что Лайзе стало неловко.
– Как бы там ни было, – он поднял бокал, – давайте выпьем за ваш хороший вкус.
Харрис выпил, и Лайзе пришлось последовать его примеру.
Через несколько минут они отправились пешком в город. Лайза едва не пожалела об этом решении, увидев машину, принадлежавшую Харрису. Девушка сразу же объявила об этом. Ведь автомобиль был одной из последних спортивных моделей «Порше».
– Просто класс, – негромко сказала Лайза. – Я вам завидую.
– Я разделяю ваше мнение, – отозвался Харрис. – Обещаю потом покатать вас, если захотите, конечно.
Лайза получила некоторое удовлетворение, замечая взгляды, которые бросали на них прохожие. Ей стало еще приятнее, когда Харрис взял ее под руку после того, как какой-то юнец, раскатывавший по мостовой на мотоцикле, едва не зацепил девушку, да так и держал руку Лайзы, пока они шли по улице, и это вносило в простую прогулку определенную интимность.
Когда он привел наконец Лайзу на Йорктаун-сквер, девушка стала гадать, который из огромного числа находившихся здесь ресторанов выбрал Харрис, – ей в принципе было все равно, куда идти, но любопытство оказалось слишком сильным.
Поэтому, когда стало ясно, что они направляются к выходившему на площадь экстравагантному отелю, Лайза ощутила разочарование. Однако на смену ему вскоре пришло изумление, когда она сообразила, куда на самом деле ведет ее Харрис.
Лайза выглянула из-за гигантского купола пломбира, усыпанного орехами, размышляя о ходе мыслей человека, потребовавшего от нее разодеться в пух и прах ради обеда в ресторане и театра, а потом притащившего ее в кафе. И при этом с него как с гуся вода!
4
Лайза на самом деле не знала, что ей делать: то ли смеяться, то ли плакать, то ли запустить в нахала чем-нибудь…
Джек Харрис лениво развалился в пластмассовом кресле напротив Лайзы и, по-видимому, чувствовал себя вполне комфортно, несмотря на дурацкий бумажный слюнявчик, закрывавший манишку его вечерней рубашки. К углу его невероятно подвижного рта, словно причудливо размазанная желтая помада, прилипла горчица. Под взглядом Лайзы Джек кончиком языка слизнул горчицу, и его янтарные глаза, встретившись с глазами девушки, заискрились смехом.
– Это единственное известное мне место, где я могу получить хот-дог лучшего качества, чем те, что я делаю сам, – сказал он, открывая перед девушкой дверь кафе. Он тогда засмеялся, и Лайза рассмеялась вместе с ним, потому что все произошло так, как она и ожидала от такого человека, как Джек Харрис.
Лайза подумала, что он должен бы выглядеть глупо, так почему же не выглядит? Джек Харрис слишком хорошо владел собой и ситуацией и слишком явно наслаждался происходящим, чтобы иметь дурацкий вид. Что касалось ее самой, думала Лайза, то дурацкий вид – это еще мягко сказано. Она не только чувствовала себя глупо, но пребывала в полной уверенности, что так и выглядит, – ведь ее вечернее платье тоже прикрывал слюнявчик.
И ни чуточки это не интересно!
Они не разговаривали. С момента их прихода в кафе любая беседа была невозможна, главным образом потому, что на верхнем этаже отмечался день рождения какого-то ребенка, где, по мнению Лайзы, присутствовало не меньше сотни визжащих буйных озорников. Все это веселье напоминало бедлам, в котором невозможно даже думать, не то что вести какую-нибудь умную беседу. Впрочем, Лайза заметила, что Харриса это нисколько не беспокоило, как и официантов, сновавших туда-сюда с подносами, уставленными банальнейшими хот-догами и самыми что ни на есть экзотическими сортами мороженого, и не обращавших ни малейшего внимания на этот сумасшедший дом.
Хозяйка заведения, пышная дама с улыбкой ослепительной, как горящий бакен, встретила Харриса как старого друга и широко ухмыльнулась, когда он одними губами произнес слово «слюнявчик». Похоже, и она сама, и официанты уже привыкли в таких случаях получать распоряжения с помощью условных знаков.
Харрис и Лайза, усевшись, как показалось девушке, прямо под эпицентром царившего наверху столпотворения, стали знаками выбирать себе блюда из меню, состоявшего из различных сортов хот-догов, тако – мексиканских тортилий с начинкой – и разноцветного мороженого. Меню утверждало, что у тако имелось более тридцати видов начинки, и Лайза не склонна была сомневаться в этом.
Однако для нее было полной неожиданностью, что ее спутник, уже достаточно поразивший ее своим выбором места для обеда, накинется на меню и станет тщательно изучать длинный список хот-догов особого приготовления, ухмыляясь, как мальчишка. А может, он такой и есть? – подумала Лайза.
Девушка все еще поражалась этому, а также гигантской порции пломбира, появившейся вместе с ее собственной, которую Харрис уже пожирал голодными глазами, когда праздник наверху с воплями и поздравлениями завершился. По лестнице сотнями, как показалось Лайзе, стали сбегать дети в сопровождении группки родителей, на чьих измученных лицах можно было прочесть целую повесть.
Однако внимание Лайзы привлек не этот массовый исход – она скорее всего им не заинтересовалась бы, но последний из уходивших детишек – явно сам виновник торжества. Стройный, худенький мальчик спускался по лестнице как победитель, обводя янтарными глазами зал и словно говоря: «Посмотрите на меня! Посмотрите на меня! Я особенный!»
Янтарные глаза! Сначала она как-то не сразу обратила на них внимание, но потом перевела взгляд с мальчика на Джека Харриса, и тут ее осенило. Снова взглянув на мальчика, Лайза поразилась его сходству с Харрисом – совершенно бесспорно, что ребенок станет именно таким, когда вырастет, – по крайней мере, внешне.
Мальчик споткнулся на последней ступеньке, тут же утратил свой величественный вид и вдруг заметил Харриса. Янтарные глаза ребенка заблестели, и рот – точная копия рта Джека – сложился в любопытную гримаску.
Лайза с изумлением поняла, что малыш не узнал Харриса. Мальчик смотрел на ее спутника как на постороннего человека. Однако Лайза была уверена, что в глазах ребенка мелькнуло что-то похожее на узнавание – так люди одной породы тянутся друг к другу.
А потом Лайза услышала – или почувствовала? – единственное слово, прозвучавшее откуда-то сверху, как удар хлыста, и это слово сразу погасило блеск в глазах мальчика, и они стали блеклыми и безжизненными.
Звук, вызвавший такую реакцию у ребенка, ничего не говорил Лайзе, однако краем глаза она увидела, что Джек Харрис наконец заметил мальчика, узнал голос и разобрал слово.
Лайза медленно повернула голову и проследила глазами за взглядом Харриса, устремившимся к ребенку, как луч прожектора. Это было невероятное зрелище: осязаемая, зримая связь между глазами мужчины и мальчика. Затем взгляд Харриса устремился наверх, и Лайза снова проследила за ним, тут же ощутив, каким ледяным стал этот взгляд, остановившись на женщине, спускавшейся вслед за ребенком.
Глаза Харриса сразу потускнели, огонек в них погас, и они приобрели цвет светлого пива – впрочем, пиво вряд ли можно заморозить до такого состояния. Взгляд его не выражал ни удивления, ни гнева, от него лишь веяло арктическим холодом. Лайза совершенно терялась в догадках.
Женщина спускалась вниз: сначала очень длинные хорошей формы ноги, затем туловище, пышное, почти гротескно перезрелое, и, наконец, появилась голова, обрамленная гривой огненно-рыжих волос. Лайза поймала себя на мысли, что волосы слишком ярки, чтобы быть естественными, и в то же время слишком полны жизненной силы, чтобы быть крашеными.
Лицо женщины было бесспорно прекрасно. А какие глаза! Огромные, живые, словно озера темного шоколада, – вот только во взгляде, встретившемся с глазами Джека Харриса, шоколадной сладости не было и в помине. В нем вспыхнула злоба – это были бешеные, дикие глаза, смотревшие на скульптора почти неестественно пристально. Лайзе никогда прежде не доводилось видеть, чтобы ненависть выражалась так явно.
Харрис, казалось, ничего не заметил, или, как показалось Лайзе, его этот взгляд совершенно не задел. Он на мгновение невозмутимо и равнодушно посмотрел на женщину, а затем снова на мальчика. И тут женщина резко схватила ребенка за плечо.
Пыталась ли она удержать малыша или сохранить равновесие – трудно сказать, но ее пальцы так впились в плечо, что он вздрогнул и стал вырываться. В конце концов ему это удалось, однако малыш не попытался подойти к их столику, как сначала решила Лайза. Он сделал лишь один неуверенный шаг, остановился, плечи его поникли, но не отводил глаз от Харриса, как бы оценивая и запоминая мужчину, словно тот был какой-то дотоле невиданной редкостью.
Внимание Лайзы вернулось к женщине, стоявшей молча и неподвижно, по-прежнему сверля Джека Харриса убийственным взглядом шоколадных глаз.
Да, подумала девушка, вот уж действительно потрясающее создание – блистательная дикая красота, этого не отнимешь, и все же… было в ней что-то вульгарное, дешевое.
Лайза внутренне вздрогнула, когда ей на ум пришло это слово, но, поразмыслив, она решила, что это самое точное определение почти звериной ауры, окружавшей женщину. Что-то в ней было от дикой кошки. И все немного утрированно, как-то чересчур: платье чуть слишком облегающее и слишком короткое, цвет одежды на самую капельку не гармонирующий с рыжими волосами.
Да, что-то неприятное в ней есть, зато какая она яркая, как полна жизни! Неудивительно, подумала Лайза, что такая женщина могла привлечь такого же жадного до жизни мужчину. Вот только что за этим кроется?
Лайза посмотрела на своего спутника и мальчика, по-прежнему занятых молчаливым разговором, и поняла, что прошло лишь мгновение, хотя ей и показалось, что вечность. В глазах Харриса застыло странное выражение, сродни тому, с каким он разглядывал привезенные Лайзой бревна хуонской сосны. В глазах ребенка читалось что-то, не поддающееся определению. В воздухе висело напряженное молчание, за которым даже наблюдать было тяжело.
Мальчик, казалось, секунду тянулся к Джеку, но потом выражение его глаз изменилось – он словно утратил интерес к происходящему. Ребенок повернулся и вышел, не оглядываясь. Женщина, наверняка его мать, последовала за ним, наградив на прощание Харриса еще одним ядовитым взглядом, отчасти предназначавшимся и Лайзе – если ей не померещилось. Харрис следил за ними с непроницаемым лицом.
Лайза тоже наблюдала за женщиной и мальчиком, задавая себе вопрос: что же скрывалось за этой сценой, невольной свидетельницей которой она оказалась? Рыжеволосая, решила Лайза, была потрясающим образчиком женской породы. Но было в ней и что-то, не поддающееся описанию, но явно что-то не то.
И в довершение всего Лайза тут же представила, как Харрис занимался с этой женщиной любовью. Девушка тряхнула волосами, отгоняя от себя непрошеные видения, но безуспешно: открыв глаза, она снова видела перед собой сцену их любви, а закрыв, вспоминала, как мускулистое сильное тело наклонялось над ней у резной скамьи, вспоминала прикосновение тонких, необыкновенно сильных пальцев, его запах, когда он целовал ее.
Наваждение, подумала Лайза, и никак от него не избавиться…
Девушка снова открыла глаза, увидела перед собой гору мороженого и поймала себя на мысли: и как оно только не растаяло в огне бушевавших минуту назад страстей?
– Мы можем отправляться в театр, как только вы все это съедите. Но не спешите, времени у нас достаточно. Простите, я вас на минуту оставлю.
В голосе и поведении Харриса не было и намека на только что пережитое им напряжение, и Лайза вполне могла считать, что все увиденное лишь плод ее воображения. Она смотрела на скульптора, задумчиво сузив глаза: как ему тут же удалось отрешиться от сцены, явно для него болезненной и драматичной? И теперь, когда все было кончено, может, он даст хоть какое-то объяснение?
– Нет уж, провалиться мне на месте, если я буду о чем-то спрашивать, – пробормотала Лайза вслед его удаляющейся спине. – Во-первых, меня это не касается, во-вторых, не интересует, в-третьих, знать ничего не хочу.
Это было правдой лишь отчасти, и Лайза отдавала себе в этом отчет. Самое трудное теперь будет держать язык за зубами и не давать волю любопытству. Если не следить за собой, то она наверняка что-нибудь ляпнет, причем напрямик, а в глубине души она знала, что лучше ей никаких объяснений не получать.
Спустя несколько минут Харрис вернулся, опустился в кресло напротив Лайзы и возобновил атаку на мороженое с рассчитанной и какой-то чувственной небрежностью, поглощая пломбир и одновременно пожирая глазами девушку.
Лайза видела как-то нечто подобное в кино, и на мгновение ей показалось, что сейчас происходит то же самое – хорошо разыгранный спектакль. Может, и так, зато как действует!
Харрис коснулся взглядом мочки левого уха Лайзы, лаская одновременно языком мороженое в ложечке, и девушка почти ощутила тепло его языка на своем ухе. Когда он подул на мороженое, словно желая еще остудить его – бред какой-то! – Лайза почти физически почувствовала его дыхание на своей шее.
Его глаза продолжали скользить по лицу и груди девушки, лаская и дразня. Лайза силилась устоять перед этим натиском, но даже самые свирепые ее взгляды нисколько не трогали Харриса. Он лишь по-прежнему дерзко, вызывающе ухмылялся.
– Мне бы хотелось, чтобы вы передохнули, – заявила наконец Лайза. Ее собственное мороженое уже начинало таять – она не хотела, да и не могла есть, боясь остудить холодным пломбиром жар у себя внутри.
– Передохнуть от чего? – спросил Харрис, невинно поблескивая глазами. Что-то не верилось, что он хоть когда-нибудь мог в чем-нибудь упрекнуть себя.
– От многозначительных сладострастных взглядов, – сердито сказала Лайза. – Да если так пойдет дальше, вы упадете в обморок прямо к моим ногам.
– Мужчины, – заявил Харрис с гортанным смешком, – в обморок не падают. Даже когда их до него доводят.
– Вы меня провоцируете, – заявила Лайза. – Хотя зачем вам это надо, убей Бог, не пойму.
– Вы просто поразительная женщина, – последовал столь же поразительный ответ. А затем наступило красноречивое молчание.
– Не понимаю, почему? – отозвалась наконец Лайза. – Разве что вас поражает, что я не могу поглощать мороженое в тех же количествах, в каких умудряетесь вы?
Харрис и не подумал притвориться сконфуженным, даже ради простой вежливости. Лишь ухмыльнулся еще шире – теперь он уже откровенно смеялся над ней.
– Я совсем не о том, и вы это знаете. Я имел в виду лишь ваше редкостное качество – неженское отсутствие любопытства.
– Вы все перепутали, – произнесла Лайза, насторожившись и тщательно выбирая слова, – любопытством славятся кошки, причем не обязательно женского пола.
И снова эта хищная улыбка и едва заметно сузившиеся глаза.
– Для кошек любопытство – фатальная болезнь, – поправил Харрис. – А женщины, насколько мне известно по собственному опыту, находят в удовлетворении любопытства одно из самых волнующих удовольствий.
– Не завидую вашему опыту, – отрезала Лайза.
– Что означает?..
Лайза лишь пожала плечами. Вести его дальше по этой дорожке было слишком опасно – во всяком случае, для нее.
Последовала короткая пауза. Взгляд Харриса был непроницаем, улыбка – откровенно хищной.
– Что означает: вам прекрасно известно, что я имею в виду, но вы предпочитаете притворяться, что ничего не понимаете, – наконец заявил он уже без улыбки. – И это, как я уже говорил, меня поражает.
Лайза облегченно вздохнула. Быть может, теперь он оставит эту скользкую тему и прекратит ее прощупывать? Как бы ни так!
– Стало быть, вы так и не спросите, что означал тот потрясающий спектакль? – задумчиво протянул Харрис. – А зря. Вопрос довольно разумный. И совершенно логичный.
– Это меня не касается! – выпалила Лайза, когда он замолчал. И тут же захлопнула рот и уставилась на бренные останки своего мороженого, жалея, что ее язык не примерз навеки, чтобы больше не произнести ни слова.
Темная бровь взлетела вверх в явно насмешливом удивлении, в янтарных глазах вспыхнул странный огонь.
– Если бы Марион не была в таком мирном расположении духа, вас бы это коснулось, – сообщил Харрис, имя он выплюнул, как касторку. – Она прославилась тем, что закатила несколько довольно гадких сцен, к немалому смущению всех участников – за исключением, естественно, ее самой. Не думаю, что ее саму хоть что-то способно смутить.
– Но все это не имеет ко мне никакого отношения, – повторила Лайза, по-настоящему растерявшись. Ведь дело касалось только Харриса и рыжеволосой красотки, и, не будь здесь ее, Лайзы, это бы мало что изменило. Или тот прощальный свирепый взгляд предназначался и ей? Но если так, то с какой стати?
– Марион крупно повезло, что она догадалась не устраивать сцену сегодня, – свирепо прорычал Харрис, отвечая скорее самому себе, чем сидящей напротив него девушке.
Последовавшее за этими словами молчание было гуще мороженого. И холоднее. К счастью, оно длилось недолго – Лайза позаботилась об этом.
– Ну, хорошо, сдаюсь, – произнесла она, бросив сердитый взгляд на спутника. – Так и быть, поучаствую в ваших играх. Итак, кто была эта дама и что вообще происходит?
Харрис улыбнулся, но в его улыбке не было теплоты, а когда он заговорил, то попытка пошутить обернулась довольно мрачным юмором.
– Что ж, я не собираюсь говорить: «Это была не дама, а моя жена», можете быть уверены. Хотя должен отметить, что первая часть фразы недалека от истины. Просто я рад, что Марион не стала устраивать очередного представления… в вашу честь.
– Представления? Я что-то не понимаю…
– Тем лучше, – ответил Харрис с коротким смешком, на этот раз, к удивлению девушки, настоящим. – Скажем так, в последнюю нашу встречу в общественном месте Марион закатила грандиозный скандал, поставивший в крайне неловкое положение и меня, и мою спутницу. Я даже вообразить не могу, как вы будете выглядеть, когда вам на голову наденут вазочку с мороженым, и полагаю, самой вам этого бы тоже не хотелось пережить.
– Вы что, меня пугаете? Знаете, мне трудно поверить, что вы миритесь с таким безобразием, – отозвалась Лайза, почти не задумываясь, однако, немного поразмыслив и услышав ответ, тут же согласилась с Харрисом.
– А что я, по-вашему, должен делать? Добавить ей радости, потребовав возмещения ущерба, или закатить ответную сцену? – Он пожал плечами. – Обычно я стараюсь просто избегать ее, но удача иногда отворачивается от меня – вот как сегодня.
Он снова пожал плечами, стараясь, чтобы это выглядело непринужденно.
– Марион, – Лайза снова отметила, что Джек словно выплюнул это имя, – не всегда отдает себе отчет в своих поступках. Ее следовало бы скорее пожалеть, а не осуждать. Но порою, черт побери, это очень трудно сделать.
– Вы хотите сказать, что она, – Лайза не могла заставить себя произнести слово «сумасшедшая», – не в себе?
– Для этого существует соответствующий медицинский термин, – ответил Харрис. – Нечто среднее между маниакальной депрессией и одержимостью. Когда она проходит курс лечения, для нее мир встает на свое место, и Марион может быть очень приятной, по крайней мере меня в этом пытаются убедить. Но в остальное время…
– Сегодня как раз было «остальное время»? То есть я хочу сказать…
– «Остальное время» для нее – это я. Во всяком случае, я для нее словно красная тряпка для быка, – заметил Харрис. – Сегодня все обошлось, наверное, потому, что рядом был мальчик. Как бы там ни было, она прекрасная мать, но мне это опять же известно с чужих слов. – И он тряхнул головой, словно стараясь стряхнуть неприятные воспоминания, как капли воды с волос. – Послушайте, давайте на этом закончим, хорошо? Это долгая, сложная и довольно утомительная история – она не годится ни для застольной беседы, ни для прелюдии перед театром. Мы ведь сегодня собрались смотреть комедию, а не мелодраму.
Что ж, подумала Лайза, это объясняет все и ничего. Кто такая эта Марион, что он не может даже имя ее произнести без отвращения? И этот малыш, так похожий на Харриса.
– Но почему? – Лайза прикусила язык, мысленно обругав себя за глупость. Ей не надо ничего знать, она ничего знать не хочет… Но это было неправдой.
На лице Харриса промелькнуло неопределенное выражение, но так быстро, что Лайза его не уловила. Он уставился в свою пустую вазочку из-под мороженого – во всяком случае, это происшествие не отбило у него аппетита, затем тяжело вздохнул и смерил Лайзу ледяным взглядом.
– Потому что, – произнес Джек голосом еще более ледяным, чем взгляд, – потому что милейшая Марион верит в то, во что, несомненно, поверите и вы, моя дорогая мисс Нортон. Она считает, что я отец мальчика.
И он замолчал.
Это неожиданное заявление как бы воздвигло между ними каменную стену. Однако глаза Харриса бросали вызов Лайзе, требуя от нее ответа.
– Во что я поверю?! – Теперь уже Лайза вскипела гневом, вызванным чувством вины от того, что он так точно угадал ее мысли. На самом деле девушка и сама толком не знала, что она думает, но свидетельства, по крайней мере те, что лежали на поверхности, были весьма убедительны. Мальчик казался точной копией Харриса, а у его матери наверняка были основания для такой открытой ненависти к скульптору, да и вообще…
– По-моему, вас заносит, мистер Харрис, – отрезала Лайза. – И даже очень сильно заносит. Не понимаю, почему я вообще должна верить – вам, ей, кому бы то ни было. Начать с того, что это не мое дело, и, к вашему сведению, мне все это совершенно безразлично.
– Ах так… – мягко произнес Харрис, но глаза его сказали девушке много больше.
Он словно бросил ей в лицо ее же собственную ложь, и не было нужды говорить что-либо вслух.
А потом он широко улыбнулся, но улыбка не отразилась в глазах.
– Стало быть, нет смысла ни подтверждать что-то, ни отрицать, – сказал Харрис. – Так что не будем и стараться. По-моему, нам пора идти.
И он быстро поднялся, протянув руку Лайзе, чтобы помочь той встать, так что девушка не успела ни о чем подумать. И только когда она уже была на ногах и ее мягко развернули, чтобы снять слюнявчик тонкими пальцами, дразняще коснувшимися ее затылка, Лайза сообразила, насколько ловко он увел ее от дальнейшего обсуждения этой темы.
Девушка сбросила руку Харриса, но, пока она шла перед ним к двери, не зная, что делать: остаться с ним или взять такси и покончить со всем этим, как с дурной шуткой, ощущение его пальцев преследовало ее.
Прохладный вечерний ветерок слегка отрезвил Лайзу, и, невзирая на доводы рассудка, она замедлила шаг, позволив Харрису нагнать ее, и пошла с ним в ногу через площадь, а оттуда – в узкую аллею налево.
Джек не сделал попытки взять Лайзу за руку во время их короткой прогулки до театра, даже когда они переходили Брисбейн-стрит.
Она, наверное, сломает или отгрызет мне руку, подумал он. Если бы взгляды могли убивать, сегодня я был бы мертв уже дважды. Черт бы побрал Марион! – в неожиданном приступе гнева подумал Харрис, но, поразмыслив, благословил свою счастливую звезду за то, что мадам оказалась относительно мирно настроена. Черт бы побрал тебя самого, Джек Харрис! Было бы гораздо лучше, если бы во всей этой истории был хоть какой-то смысл…
Он ведь решил отвести свою новую знакомую в кафе просто для смеха, хотел посмотреть на ее реакцию, и теперь сокрушался, что все так стремительно пошло наперекосяк.
Уже не в первый раз мое так называемое чувство юмора приносит мне одни неприятности, размышлял Харрис, бросая искоса полные неприкрытого восхищения взгляды на идущую рядом с ним красивую женщину. Но на сей раз… он шантажом вынудил ее согласиться позировать – поддался импульсу и тут же об этом пожалел, хотя и не настолько, чтобы признаться в этом и дать задний ход. По крайней мере пока, хотя сегодняшний вечер обещал стать началом чего-то стоящего…
Харрис был уверен, что Лайза воспримет «обед» в кафе как шутку – он на это рассчитывал и сейчас был уверен, что она все так и поняла, во всяком случае, сначала. И это было чудесно, ибо подтверждало его первое впечатление о том, что Лайза не просто очаровательная женщина, она способна внести свою долю юмора в их сделку.
Впрочем, подтверждения и не требовалось. Человек, сумевший не утратить чувства юмора после такого поведения Забияки, справится с чем угодно. А чего стоят игры, которые она затеяла с магнитофоном! Странный способ начинать знакомство, зато безотказный.
Теперь же все изменилось. Объяснить свое отношение к Марион и, что гораздо важнее, к ребенку – это непростая задача, хотя это следовало сделать. Да он бы так и поступил, если бы не начал вдруг драматизировать ситуацию. Надо было выложить факты, и пусть сама разбирается.
Лайза Нортон не была ни слепой, ни глухой, она наверняка заметила поразительное сходство и наверняка сделала поспешные выводы или была на пути к тому.
Объяснения довольно простые. Да вот даются с трудом. Особенно учитывая, что именно этой женщине он предпочел бы давать их в подходящий момент, в нормальных обстоятельствах и нужными словами.
Что ж, этот шанс ты упустил, дружище, думал скульптор, пока они сидели в театре, словно два незнакомца в соседних креслах: оба смеются и аплодируют в нужных местах, но они не вместе.
А потом была долгая прогулка к дому Лайзы, И они по-прежнему оставались далекими друг от друга. Оба молчали и даже не пытались восстановить связь, возникшую между ними прежде.
Необходимые слова прощания они тоже произнесли как чужие. Джек Харрис направился к машине, качая головой при мысли о том, как все глупо получилось, и удивляясь собственной дурости.
– Словно люди, которые в первый раз видят друг друга, и ничего между ними нет и быть не может, – пробормотал он, отправляясь в обратный путь, и горько рассмеялся. У него в жизни не было свиданий с женщинами, с которыми он бы знакомился таким необычным способом, и что-то подсказывало, что у Лайзы – тоже.


Лайза прямо с порога прошла в ванную, сбрасывая на ходу одежду и думая лишь об одном – как бы смыть с себя неприятный осадок этого вечера. И только когда она лежала в постели, уверенная, что не заснет, едкие замечания Джека Харриса стали прокручиваться у нее в мозгу, как заигранная пластинка.
«Она верит, что я отец этого мальчика!» – сказал он. Лайза мысленно снова произнесла эту фразу, прислушалась. «Она верит», «она верит»…
– Бред какой-то! – воскликнула девушка. – Что значит «верит»? Наверняка она либо знает, либо нет. Не лежала же она в коме в момент зачатия!
Более правдоподобное объяснение, что Джек Харрис был лишь одним из многих, на мгновение пришло в голову Лайзе, но она тут же от него отказалась. Инстинктивно девушка чувствовала, что такое не в характере Харриса и вряд ли он был другим даже около шести лет назад, когда, по-видимому, все и произошло.
Но чем же тогда объяснить это поразительное сходство? И тем более тот странный факт, что Джек Харрис явно никогда не видел мальчика?
– Точно – не видел, я в этом абсолютно уверена, – пробормотала Лайза. – Но знал о нем – сам же и признался.
В конце концов, девушка забылась беспокойным сном: ее преследовали шоколадные и янтарные глаза, приводя в полное смятение.
5
– Звонить или не звонить – вот в чем вопрос? – Лайза переиначила знаменитую фразу из Шекспира, сердито глядя на себя в зеркало и мечтая, чтобы на этот вопрос так же просто было ответить, как и его задать.
С того печального вечера, который девушка окрестила «вечером жаркого мороженого», минуло три недели, и каждый день Лайза спорила сама с собой, стоит ли ей позвонить Харрису. Нет. Ни в коем случае, в сотый раз твердила она себе. Мне наплевать, что эти современные журналы пишут о том, что пристало или не пристало современной девице. Не стану звонить ему первой, и все тут!
Однако собственное отражение в зеркале тут же возражало: «Господи, ведь ты же собираешься поговорить с ним по делу, а не назначать свидание!»
По делу или не по делу, но, учитывая то, что она должна была позировать обнаженной для его русалки, сирены или чего там еще, Лайза считала, что психологически находится в невыгодном положении: если она позвонит первой, Харрис получит еще больший контроль над ситуацией. А если не позвонит, то он плюнет на их соглашение.
– Что ж, придется, видно, поискать папе другой подарок, – пробормотала Лайза. – Ну и ладно. Это еще не самое страшное.
Потом она посмеялась над собой – неудивительно, если у ее отражения вырастет длинный нос, как у Пиноккио, в наказание за ложь. И призналась себе, что в этой ситуации дела ее волнуют меньше всего.
У Джека Харриса оставалось еще четыре месяца на то, чтобы создать скульптуру из папиной сосны, если он вообще собирается это делать. Но тут Лайза нутром чувствовала, что, дав обещание, скульптор постарается сделать все, что в его силах.
– А вот будет ли он настаивать на том, чтобы я выполнила условия сделки? – спросила она у зеркала, уже в который раз за эти три недели. Ответы не вдохновляли. Один день Лайза считала, что он не станет с ней возиться, на следующий – что заставит выполнить все условия до последнего пункта.
Суть проблемы заключалась в том, чтобы решить, и прежде всего для себя самой, какой вариант ее больше устраивает. Признаться хотя бы себе, ибо Харрису она ни за что не признается.
То, что он не звонил, тоже было неутешительно. А хуже всего было то, что не звонил практически никто.
Погода тоже не способствовала улучшению настроения. Каждый день шел дождь. И сегодняшний день не был исключением, а тут еще прогнозы о сильном разливе рек по всей северо-восточной Тасмании. Синоптики выкапывали из архивов старые сводки о наводнениях и лихорадочно гадали, что принесут нынешние дожди.
Лайза обнаружила, что ей с трудом удается следить за их вычислениями. Со времени приезда в Лонсестон самым крупным ее путешествием была поездка к Джеку Харрису, и память подсказывала, что тогда ей пришлось миновать изрядное количество мостов. Кажется, Лиффи впадает в Миандер, а эта река всегда упоминалась в сводках наводнений, а Миандер впадает… не то в Мак-Кейри, не то в Южный Эск. У Лайзы не было даже приличной карты, и девушка вдруг почему-то озаботилась ее отсутствием.
– Стоит чему-то пойти не так, как ты пользуешься любым предлогом, чтобы не работать, – тоном обвинителя заявила Лайза отражению в зеркале, намеренно игнорируя тот факт, что в последние три недели у нее все буквально валилось из рук и она прекрасно знала почему. Быстрая консультация по телефону, и спустя десять минут девушка вышла из дома и жизнерадостно зашлепала по лужам к магазину «Глобус» на Сивик-сквер.
Через час она вернулась, нагруженная картами и туристскими проспектами, и тут же свалила их в кучу у рабочего стола, увидев, что красный глаз магнитофона мигает, требуя нажать кнопку прослушивания сообщений. Лайза тут же направилась к телефону, стараясь унять неожиданную и на удивление сильную дрожь: звонить мог кто угодно, но она почему-то твердо знала, что это Джек Харрис.
– Говорит Ганс, – произнес голос, не узнать который было невозможно. – Сегодня пятница, точное время – десять сорок три. Возможно, что примерно через полчаса некая основательно промокшая особа мужского пола постучится в вашу дверь, умоляя вас в обмен на обед где-нибудь в очень шикарном месте потратить час вашего драгоценного времени на позирование. Разумеется, я приношу извинения за то, что сообщаю вам об этом в последнюю минуту. Мне также велено сказать, что, если вам все это неудобно, вы вольны отправить вышеуказанного индивидуума на все четыре стороны без объяснений. Поскольку он является индивидуумом с весьма прозаическими гастрономическими вкусами, проще всего послать его в ближайшую закусочную или молочный бар без малейших угрызений совести.
Сообщение закончилось жалобным стоном под стать стону Лайзы, бросившей взгляд на часы и обнаружившей, что до прибытия человеческого воплощения Ганса остались считанные минуты, а она еще не одета.
– Или одета? – раздумчиво протянула девушка, разглядывая себя в зеркале. Старенький, видавший виды свитерок с рукавами, отрезанными по локоть, джинсы, сидевшие на ней, как вторая кожа, однако без ее эластичности – одно колено давно порвалось, спортивные тапочки промокли насквозь после прогулки по лужам и были в еще худшем состоянии, чем джинсы.
Прибавить сюда еще явно немодный плащ, подумала Лайза.
– Плюнь на макияж, отбрось подальше расческу – волосы собраны в хвост, так что ты готова, – поведала Лайза своему отражению. – Сойдет и так, и чем шикарнее ресторан, тем лучше.
Отражение присоединилось к ее хохоту, и тут же прозвенел резкий звонок в дверь.
Джека Харриса вряд ли можно было назвать основательно промокшим. Потрясающе, дьявольски хорош – вот правильное описание. И, кроме того, в респектабельном облачении для шикарного обеда.
И черт бы побрал его янтарные глаза, они слишком быстро все схватывали. Темная бровь взлетела вверх и опустилась, пока он оглядывал девушку, но так быстро, что Лайза не могла с уверенностью сказать, не привиделось ли ей. Единственным другим намеком на его реакцию было легкое подергивание подвижного рта, когда он говорил.
– О, я вижу, вы получили мое послание и уже готовы – как раз вовремя! – объявил Харрис с хорошо разыгранным восторгом. – Но мне придется поставить Гансу на вид, мисс Нортон. Я ясно велел ему настоятельно посоветовать вам не наряжаться. – В глазах мужчины плясали чертики. – Однако было бы просто стыдно упустить такой… показ мод. Какое счастье, что я заказал столик в таком месте, где его смогут оценить по достоинству.
Первый раунд за тобой, подумала Лайза, однако постаралась ответить соответственно, не обращая внимания на внезапно охвативший ее трепет. Все шло к тому, что ее великолепный план грозил провалиться в самом начале.
Перед ней стоял Харрис, в строгом деловом костюме почти такой же неотразимый, как в вечернем, когда она видела его в последний раз. А сама Лайза страшна как смертный грех, но он даже глазом не моргнул.
Хуже того, удостоив вниманием несусветное одеяние, Харрис устремил взгляд своих проклятых янтарных глаз в лицо Лайзы, словно подталкивая ее на дальнейшие безрассудства.
– Возможно, Белла чего-то не поняла, – выдавила наконец Лайза. – Она ведь из простых и приходит в полное замешательство уже от одной беседы с персоной, занимающей такое положение, как Ганс.
За это Лайза была вознаграждена, как ей показалось, искренней улыбкой. Впрочем, от этого человека всего можно было ожидать.
– Несомненно. Он ведь чудак, наш Ганс. Ему бы не помешала хорошая порка, но, как вы знаете, в наше время так трудно найти помощников, – последовал ответ, сопровождаемый кивком, и второй раунд закончился вничью.
Харрис помог Лайзе надеть плащ, обращаясь с ним, как с каким-нибудь роскошным меховым манто, затем взял ее под руку и повел вниз, где, как терпеливая лошадь, ждал забрызганный грязью, видавший виды фургон.
– Ганс, паразит, наверняка забыл предупредить вас о проблемах с транспортом, – сердито заметил Харрис. – Но учитывая эти наводнения… в общем, хотелось бы отсюда попасть домой, пусть даже кружным путем.
Магнитофон Харриса, как выяснилось, забыл предупредить Лайзу и о наличии пассажира. Когда Харрис помог ей забраться в высокую кабину, с пола поднялся огромный рыжий пес и с радостным визгом бросился к Лайзе, покрывая ее шею слюнявыми поцелуями.
– Забияка! Лежать, дубина ты этакая! – прикрикнул Харрис через плечо Лайзы. Немного погодя пес повиновался, а хозяин обошел фургон и уселся на место водителя.
– Дурень, ты же мог испортить шикарный наряд дамы! – упрекнул он собаку. Единственным утешением Лайзы было то, что Харрис, судя по всему, сам с трудом сохранял спокойствие. – Я правда извиняюсь, но бедный пес просто сражен. Другого слова не подберешь, и, боюсь, с этим ничего не поделать. Впрочем, может, это всего лишь щенячья привязанность и со временем он от нее оправится.
Третий раунд тоже за тобой по очкам, подумала Лайза, едва сдерживаясь, чтобы не захихикать. А вслух произнесла:
– Он-то, может, и оправится, а вот смогу ли я? Ой, Забияка, ты такой милый, правда! – И, повернувшись, Лайза обхватила рукой шею собаки, стараясь при этом спрятать лицо в густую шерсть пса и скрыть свой смех под изъявлениями щенячьего восторга.
Четвертый раунд Лайза проиграла вчистую – по крайней мере по ее оценке. Когда они вошли в «Ди энд Ми», бесспорно один из лучших ресторанов штата, пользовавшийся отличной репутацией по всей стране, никто даже глазом не моргнул при виде ее кошмарного одеяния. Ни обслуживающий персонал, ни другие посетители, все одетые респектабельно, а некоторые – очень элегантно. Никто даже бровью не повел.
Очевидно, для ресторана такого класса существуют вещи поважнее, чем модная одежда, и кроме того, она готова была спорить, что Харриса здесь хорошо знали. Он мог притащить сюда даже собаку, и никто не сказал бы ни слова.
И это было правдой. С первой минуты стало ясно, что Харриса уважают в этом ресторане, он здесь старый и любимый клиент. И если ему взбрело в голову явиться сюда с девицей, одетой так, словно она только что со свалки, что ж, это его дело.
Он сам прекрасно знал, что так и будет, хотя ни словом, ни взглядом этого не выдал.
Они что, не могли посадить нас за менее заметный столик, с досадой подумала девушка, неожиданно пожалев о своем импульсивном желании поквитаться с Харрисом за то, что тот в прошлый раз заставил ее разодеться как на бал, а потом потащил в заурядное кафе.
И вообще, это ведь ему должно быть неловко за ее наряд, это он должен был оценить ее чувство юмора. Но сейчас Лайзе начинало казаться, что ничего смешного здесь нет. А Харрис явно развлекался, и девушка заподозрила, что ей тем или иным способом придется расплатиться за этот обед, причем она об этом пожалеет.
В списке мест, которые Лайза обязательно собиралась посетить, как только выкроит время, этот ресторан стоял одним из первых, но сейчас она сомневалась, отважится ли когда-нибудь прийти сюда еще раз.
Правда, если я буду прилично одета, меня здесь вряд ли узнают, подумала Лайза и возблагодарила Бога, что они не в Сиднее, где непременно появился бы кто-нибудь из знакомых, чтобы стать свидетелем полета ее дурацкой фантазии.
– Как вы относитесь к тому, чтобы выпить по глоточку шардоне «Пайперз Брук»? – спросил Харрис. Ему пришлось повторить вопрос, ибо Лайза была настолько занята своими мыслями, что не расслышала. Девушка рассеянно кивнула, по-прежнему погруженная в свои думы. – Или вы предпочитаете что-нибудь покрепче? Хотя в этом костюме вам на вид не больше шестнадцати, и было бы крайне неприятно, если бы меня обвинили в спаивании несовершеннолетней. Лайза могла лишь сердито сверкнуть на него глазами: на это нахальное замечание у нее просто не нашлось другого ответа.
– И, прошу вас, постарайтесь все же хоть немного расслабиться. Это же не какое-нибудь тусовочное место, где все друг на друга глазеют. Сюда люди приходят есть, и провалиться мне, но еда здесь стоит того.
– Все равно, – пробормотала Лайза, скорее про себя, чем отвечая Харрису, и мысленно признала свое поражение.
Джек Харрис всегда на шаг опережал ее, так что действительно пора было расслабиться и получить удовольствие от того, что предлагалось в меню, – обед, похоже, обещал запомниться надолго.
Так и оказалось! Каждое заказанное Лайзой блюдо было приготовлено как-то по-особому, оформлено с фантазией и выглядело потрясающе аппетитно. Девушка воспользовалась этим, чтобы в основном есть, а не вести беседу, уклоняясь от сближения в какой бы то ни было форме. И только за кофе, когда она уже почти позабыла о своем несуразном одеянии, она подняла глаза, встретила задумчивый взгляд своего спутника и услышала, как он протянул:
– Вот теперь вид у вас получше. Достаточно успокоились, чтобы попозировать мне пару часов?
– Совсем было успокоилась, пока вы не задали мне этот вопрос, – отозвалась Лайза на удивление невозмутимым тоном, хотя сердце ее ухнуло вниз.
Харрис мягко рассмеялся, однако глаза его по-прежнему смотрели задумчиво.
– В вашей головке случайно не зародилось дурацкое подозрение, что я хочу вас изнасиловать? – поинтересовался он, взгляд его из задумчивого стал вызывающим. – Что я брошу вас на кучу стружек и силой овладею вами? – И глаза Джека скользнули по щеке Лайзы, коснулись шеи, замерли на холмиках груди так откровенно и расчетливо, что девушка почти физически ощутила его прикосновение. – Смею вас уверить, что во время работы я натурщиц не соблазняю. Не стоит путать работу с удовольствием, вы не находите? – Глаза Джека смеялись.
– Я совершенно уверена, что вы профессионал, всецело преданный делу, – уклончиво отозвалась Лайза, зная, что он по своему обыкновению шутит. Этот парень был способен соблазнить ее одним взглядом.
– Так вы не боитесь? – спросил Харрис. – Неужели я на вид так безобиден? – И он так внимательно посмотрел в ее глаза, что у Лайзы закружилась голова.
– Может быть, и боюсь, ведь я трусиха, – призналась она.
– Ну вот, теперь вы говорите глупости.
– Наверное, из-за того, что чувствую себя неловко, – тихонько произнесла Лайза, снова остро ощутив его близость. Даже зная, что это не его вина, она готова была винить Джека в том, что тот так странно на нее действует.
– Тогда лучше прикончите эту бутылку, тем более что вино отличное, – посоветовал Харрис. Он не попался на удочку не стал ни соглашаться, ни возражать. – Вдруг это поможет вам проще ко всему отнестись.
– Мне это не понадобится, – заявила Лайза неожиданно раздраженно, сама не зная почему. – Я выполню свою часть нашей дурацкой сделки, можете не волноваться.
– А я в этом ни минуты не сомневался. Но мне бы хотелось, чтобы вы воспринимали простое позирование как визит к зубному врачу. – Он коротко рассмеялся и добавил: – Хотя, подозреваю, это занятие может показаться даже противнее, чем сидение в очереди к стоматологу. По собственному опыту я, естественно, судить не могу – никогда никому не позировал.
– Если ваша речь должна вдохновить меня, то у вас плохо получается, – вздохнула Лайза, выливая остатки вина в свой бокал. Затем залпом выпила вино с неприличной поспешностью и поднялась. – Хорошо. Давайте займемся делом, пока я не струсила окончательно.
Храбрости Лайзе хватило только до ее дома. Стоило им переступить порог, как вся ее решимость растаяла, особенно когда Харрис расположился в студии, вооружившись этюдником и набором карандашей, аккуратно разложив их рядом на столике.
– Я… что конкретно вы хотите, чтобы я сделала? – еле выговорила Лайза – такая дрожь охватила ее. Всю дорогу домой она твердила себе, что это глупо, что, конечно же, Джек Харрис – профессионал, а она ведет себя как последняя дура. Но для самой девушки эти слова звучали неубедительно.
Усмешка Харриса была хитрой и озорной одновременно, и это еще ухудшало ситуацию. Он положил этюдник, подошел к Лайзе и заглянул ей в глаза. Улыбка стала шире.
– Через минуту, – мягко произнес он, – я сяду там, где сидел, и ни в коем случае не буду на вас смотреть, раз уж вас так это тревожит. Я бы хотел, чтобы вы сделали вот что… – Он уселся на диван спиной к стулу, на котором съежилась Лайза, вытянул правую руку вдоль спинки дивана, а левой обхватил согнутое колено. – Просто посидите вот так, и все. Разумеется, было бы лучше, если бы вы сняли джемпер – ведь на моей сирене его не будет. А суть заключается в том, чтобы сделать набросок обнаженной спины.
Затем Харрис поднялся и снова встал прямо перед Лайзой, но девушка даже не заметила, когда он успел проделать это. Он вдруг оказался слишком близко… И тут Харрис взял ее за плечи и притянул к себе.
– Успокойтесь, Лайза, – произнес он. – Вы правда чересчур бурно реагируете. Если дальше так пойдет, вы будете слишком напряжены, это немедленно скажется на наброске и напрочь все испортит. И тогда я разозлюсь, вы разозлитесь, и в результате мы только потеряем время. Так что давайте-ка лучше покончим с этим, потому что я не могу сидеть здесь весь день и уверен, что вам тоже есть чем заняться. Договорились?
Джек наклонил голову и быстро чмокнул ее в лоб – легко, едва коснувшись. Через минуту он уже отвернулся и сел, стоически рассматривая ровный ряд карандашей и бормоча себе под нос что-то неразборчивое.
Лайза не сомневалась, что Харрис еще и посмеивается про себя над ее замешательством, а вот ей самой оно совсем не нравилось. Девушка обреченно вздохнула, скинула свитер и, словно на Голгофу, прошла в другой конец студии. Там она приняла позу, показанную ей Харрисом, ругая себя последними словами за трусость, а его – за ехидный смешок, сопровождавший, как ей показалось, каждое ее движение.
А потом воцарилось молчание, очень странное – казалось, оно громом разносилось по всей комнате. Стук ее сердца, словно морской прибой, отдавался в ушах Лайзы. Она сидела в предложенной позе и ждала.
Ожидание затягивалось. Молчание становилось все более напряженным, и Лайзе стало казаться, что она слышит дыхание Харриса. Ни шуршания карандашей по бумаге, ни одного движения стоявшего сзади мужчины – только легкие вдохи, иногда прерывавшиеся, как показалось девушке. Наконец издерганные нервы Лайзы не выдержали.
– Что вы делаете? – прошептала она, но в напряженной тишине этот шепот прозвучал неестественно громко.
– Жду, когда вы расслабитесь, – отозвался спокойный, невозмутимый голос. – Нет смысла делать этюды, когда вы так скованны. У меня не получится то, чего я хочу.
Харрис замолчал, а Лайза не нашлась что ответить. Снова воцарилось гулкое молчание. Она чувствовала, что при упоминании о скованности напряглась еще больше.
Лайза обвела глазами диван, разглядывая знакомую фактуру обивки, скользнула взглядом по журнальному столику, по стоявшей на нем лампе, отметила пятно – результат ее небрежности во время недавней уборки, и хуже того – паутину в углу комнаты.
Вздох. Затем еще один, тяжелый.
– Вы, конечно, не курите.
– Конечно нет, – отозвалась Лайза. И, в свою очередь вздохнув, продолжила: – Должна признаться, сегодня мне впервые захотелось закурить. Вы думаете, это поможет мне справиться с собой?
– Это могло бы помочь вам расслабиться.
– Да незачем мне расслабляться, – запротестовала Лайза, зная, что это ложь. Девушка сама уже чувствовала, как одеревенели ее плечи, спина, рука, на которую она опиралась. – Мне всего лишь нужно, чтобы вы занялись наконец своими набросками.
– Закройте глаза, – скомандовал Харрис, и Лайза повиновалась, но тут же снова в панике открыла их, почувствовав, как он уселся позади нее и обхватил руками ее плечи. Большие пальцы скульптора сомкнулись у верхнего позвонка, и он произнес: – А теперь снова закройте глаза и доверьтесь мне. Я не сделаю вам больно. Сидите тихонько. Я лишь хочу немного ослабить ваше напряжение.
Удивленный вскрик Лайзы утонул в этих словах. Сильные, чуткие пальцы уже разминали затекшие мышцы у основания шеи девушки движениями совершенно нейтральными и одновременно очень интимными.
«Доверьтесь мне» – эти слова снова и снова отдавались в мозгу Лайзы, и девушка полностью отдалась во власть магии массажа. Она позволила себе слегка наклониться вперед и расслабиться.
Массаж не был ни мягким, ни грубым, зато, бесспорно, умелым. Харрис разминал мышцы с уверенностью профессионала, знающего, что делает. Он еле слышно шептал теперь ей в ухо – иногда слова можно было различить, а иногда они звучали совсем неразборчиво.
Впрочем, то, что он говорил, не имело значения: это был просто набор повторяющихся слов и звуков – так успокаивают испугавшегося ребенка. Или слабонервную женщину, подумала Лайза и пробурчала:
– Я ведь вам не пугливое дитя.
– Знаю, – отозвался Харрис, продолжая массировать ее напряженные мышцы. Теперь его руки свободно скользили вдоль спины Лайзы от талии к плечам, очерчивая их линии, выбивая дробь на позвонках. Однако теперь все проделывалось в молчании, и это молчание неожиданно совершенно изменило атмосферу в комнате.
Это уже был не просто массаж. Теперь пальцы мужчины скользили по телу девушки, запоминая его, изучая фактуру кожи, строение уже расслабленных мышц, очертания фигуры, впадинку внизу спины, изгиб ребер.
Когда Лайза снимала свитер, лента в волосах ослабла, и теперь она ощутила, как пальцы мужчины довершили начатое: он одним движением распустил ей волосы и расправил их на плечах и спине. Лайза скорее догадалась, чем почувствовала, как он поднес одну прядку к ноздрям под предлогом того, что расправляет ее гриву.
Почувствовала? Да нет, ей, наверное, показалось. И тут его голос прошептал еле слышно:
– Прекрасно.
– Что именно?
Лайза задала этот вопрос спокойно. Впрочем, она и прежде не боялась его по-настоящему, ее лишь смущала ситуация, необычная обстановка. Но сейчас… Его прикосновения вселяли в нее уверенность, умиротворяли. Все, как он и хотел.
– Ты… твои волосы… твоя кожа. Теперь Лайза уже реально ощутила горячие губы Харриса на своих волосах, его слова лаской коснулись ее слуха, а затем губы Джека скользнули по ее коже, расслабленной умелыми пальцами.
Лайза вздохнула и машинально откинулась так, чтобы спиной чувствовать его грудь, чтобы быть поближе к нему. Ибо прикосновение Джека было уже другим – сейчас оно казалось чувственным, он гладил не натурщицу, а женщину.
Кончиком языка Харрис дотронулся до мочки уха Лайзы, затем провел им огненную черту до основания шеи. Его палец в это время скользил по ее спине, затем остановился на чувствительной точке у ее основания, вызвав у Лайзы бурю желания.
Она вздохнула: на ее вздох эхом отозвались губы мужчины, теперь ласкавшие ее шею. Жаркое дыхание шевелило волосы Лайзы, всколыхнув в ней такие ощущения, что, казалось, она сейчас растает. Сильные руки сомкнулись на ее талии, разворачивая девушку. И Лайза была готова ответить на его ласки. Трепетные пальцы сгибались, гладили, ласкали…
Неожиданно те же самые руки оттолкнули ее, да так резко, что зубы ее щелкнули.
– Так никаких этюдов не получится, мисс Нортон.
Голос Харриса прозвучал хрипло, угрожающе, срываясь от раздражения. Лайза не успела ничего сказать, как он уже встал и отошел в угол комнаты, оставив ее лежать головой на коленях, уже не напряженную, а дрожащую от возбуждения.
Он стал ворчливо приказывать девушке немного поднять правую руку, слегка повернуть голову вправо, передвинуться в другую сторону.
Шуршание карандашей, быстро порхавших по бумаге, тихим шорохом разносилось по комнате, а Лайзу продолжали пронизывать ощущения от прикосновения пальцев скульптора, приводя ее в полное смятение, в то время как она механически выполняла его указания.
Наконец с громким и удовлетворенным смешком Харрис кинул карандаш и этюдник и решительно направился к двери, даже не удостоив Лайзу взглядом.
– Пойду проведаю собаку, – невозмутимо бросил он через плечо. – Вы можете пока одеться и даже сварить нам кофе, а я потом расскажу вам, как подвигается дело с будущим подарком для вашего отца. Идет?
Лайза что-то пробормотала в знак согласия и, как только закрылась дверь, вскочила и натянула свитер так поспешно, словно совсем заледенела от холода. Впрочем, дрожала она совсем по другой причине – из-за возбуждения и воспоминаний о ласке, тепле его дыхания на своей щеке… и оттого, что не знала, что все это значит.
Что это – стремление выбить ее из колеи показать, с какой легкостью он способен возбудить любую женщину? Или, хоть верилось с трудом, для Джека Харриса это оказалось таким же сюрпризом, как и для самой Лайзы?
Стружек, о которых упоминал Харрис, здесь, может, и не было, но, как выяснилось, в них он и не нуждался. Он мог взять ее прямо здесь, в ее собственном доме, и она с готовностью приняла бы его! И Джек наверняка знал об этом, и, возможно, даже подстроил все нарочно. Вот только зачем?
Лайза бросила взгляд на этюдник и уже шагнула к нему, чтобы посмотреть, но мысленно встряхнула себя за плечи и отправилась на кухню. Наполнила и включила чайник, насыпала в чашки растворимого кофе и попыталась успокоиться – она была зла на то, что он так ловко манипулирует ее желаниями.
К моменту возвращения Джека Харриса Лайза стояла у кофейного столика с этюдником в руках. Удивительное мастерство художника развеяло весь гнев без остатка. Хороши были и общие планы, но особенное восхищение вызывали у девушки наброски отдельных частей тела – сгиб локтя, крылатый излет плеча, волосы, струящиеся по спине. Когда Джек вошел, Лайза подняла голову, ожидая окрика за то, что взяла этюдник. Однако он ничего не сказал и лишь улыбнулся. Улыбка получилась усталой, и Лайза только сейчас поняла, сколько сил было вложено в то, что она сейчас рассматривала.
– Ну и что вы думаете? – мягко спросил Харрис. – По-моему, как только мы лучше почувствовали друг друга, все пошло хорошо.
– Да… наверное… – только и смогла выдавить Лайза. Этюды заслуживали гораздо большей похвалы. – Но вид у вас измученный.
Харрис бросил взгляд на часы, затем несколько раз согнул правую руку в запястье.
– Мы довольно долго этим занимались. И я очень рад, что сейчас вы чувствуете себя абсолютно свободно. Вам надо серьезно подумать о карьере натурщицы. – И Джек засмеялся.
– Спасибо, – отозвалась Лайза. – Я подумаю. А теперь садитесь пить кофе, пока не остыл.
Харрис устало плюхнулся в кресло, взял чашку и пригубил обжигающий ароматный кофе. Затем поставил чашку, откинулся и серьезно посмотрел на девушку.
– Я обещал вам отчет о том, как продвигается моя работа, – произнес он. – Уверен, вам будет приятно узнать, что теперь я без проблем успею закончить обещанную скульптуру из хуонской сосны к юбилею вашего отца. Ну как? Я вас порадовал? – Он сделал еще один глоток и улыбнулся. – Мне-то она нравится. Пока.
– Стало быть, вы были заняты моим заказом… с тех пор, когда я в последний раз виделась с вами?
– Весьма. – Он пожал плечами, словно давая ей понять, что не желает вдаваться в подробности. – Мне пришлось заниматься, конечно, и другими делами, но… да, достаточно занят.
– И, насколько я понимаю, сегодняшней работой вы довольны. – Это был даже не вопрос: Лайза и так знала, что он удовлетворен – сам же сказал об этом.
– Вы же видели наброски – как по-вашему?
– Я не эксперт, но мне они показались великолепными, – честно ответила Лайза. – Меня удивили… детали, которые вам нужны, но, как я понимаю, это часть работы.
– Важна каждая мелочь. Если вы не возражаете, я снова попрошу вас, чтобы вы попозировали, но уже не так долго.
– Теперь я должна сидеть лицом к нему, – пробормотала Лайза, не замечая, что говорит вслух. Это была не жалоба, а просто констатация факта.
По комнате прокатился громовой хохот Харриса.
– И боком, – добавил он, глядя на Лайзу смеющимися глазами. – Не забудьте про бока. Ах, Лайза, вы только притворяетесь смелой, раз позировать для вас – такая мука.
Девушка улыбнулась в ответ. Ей тоже стало смешно, когда она представила всю комичность своего замечания. Она ведь не жаловалась и не волновалась, просто…
– Я лишь подумала, что гораздо легче сидеть смирно, чем рисовать, – отозвалась Лайза самым ровным тоном, на какой была способна. – Так что, вы закончили на сегодня или хотите продолжить?
Он прищурил глаза, затем поставил чашку нарочито медлительным движением и молча кивнул.
– Что ж, хорошо, – сказала Лайза, мечтая внутренне сохранить такое же спокойствие, что и внешне, и моля Бога, чтобы колени не подогнулись, пока она шла к дивану, на ходу стягивая через голову свитер.
– Чудненько. – Джек начал точить карандаш. К разочарованию Лайзы, взгляд, устремленный на ее обнаженную грудь, был взглядом профессионала. Так же по-деловому прозвучал и его голос, когда он отдавал Лайзе распоряжения принять ту или иную позу.
Поднимая руки, чтобы убрать волосы с плеч, девушка, как ей показалось, уловила легкую дрожь в руке Джека, державшей карандаш.
Наверное, просто привиделось, подумала она, в глубине души страстно желая, чтобы это было не так.
6
Голос Лайзы эхом отдавался в студии, заставляя пылинки плясать в свете солнца, лившемся из окна.
– Так нечестно. Я и раньше это говорила, и сейчас повторяю.
– Что нечестно? Что ты все время пытаешься меня отвлекать, а? – отозвался Джек Харрис.
Наверное, подумала Лайза, трясется от смеха. Но так ли это, она не могла проверить, потому что Джек прятался за экраном, скрывавшим от девушки его работу. Брови Джека напряженно сошлись, губы сурово сжались, и Лайза услышала тихий скрип резца, снимавшего стружку с деревянной заготовки, которую она не видела, и поэтому, как назло, все больше мечтала взглянуть хоть одним глазком.
– Не вижу причин для такой таинственности, – упорствовала Лайза. – По-моему, несправедливо, что я уже почти месяц позирую, но никак не могу увидеть того, что ты делаешь.
– Увидишь, когда будет готово.
– Может, я до этого дня не доживу. – Лайза бросила взгляд на свой единственный наряд – трусики и преувеличенно поежилась. – Холодно здесь. Не пора ли сделать перерыв и выпить горячего чаю? Или ты морозишь меня нарочно, собираясь сделать сирену с гусиной кожей?
Харрис расхохотался. Но когда его взгляд скользнул по телу Лайзы, сначала профессионально, а потом с нескрываемым чисто мужским восхищением, задержавшись на тонкой талии, лаская грудь, реакция девушки была убийственной, хотя пора бы привыкнуть – столько времени прошло. Под этим взглядом соски ее напряглись уже не от холода.
Лайза довольно быстро освоилась с ролью натурщицы. Оправившись от смущения, испытанного в первый раз, когда Харрис делал этюды, она расслабилась до такой степени, что стала получать удовольствие от сеансов. Правда, было одно «но»… Когда Джек смотрел на нее так, как сейчас, лаская глазами ее тело, то у Лайзы начинала кружиться голова, жаром обдавало щеки, а ноги становились ватными.
Беда была в том, что Джек только смотрел. С того первого дня, когда он стал рисовать Лайзу, обнаженную до пояса, он стал обращаться с ней – как бы поточнее выразиться? – очень осмотрительно. Харрис никак этого не афишировал, но Лайза знала, что с этой минуты она стала запретной, недоступной для него. Так что теперь Джек ее не трогал, а только любовался, что было само по себе неплохо, если бы не тот факт, что смотрел он на нее как на предполагаемую любовницу.
– По-моему, ты больше говоришь, чем мерзнешь, – заметил Джек, – и вообще мне кажется, что тебе безумно нравится роль натурщицы – или, что тебе доставляет колоссальное удовольствие дразнить и мучить меня каждый раз, как представляется случай. Что, разве нет?
– Ничего подобного! – Однако это было правдой, и в глубине души Лайза знала это. Более того, она дразнила его намеренно, наслаждаясь тем, что иногда – очень редко – ей удавалось изменить выражение янтарных глаз. Профессионал исчезал, и его место занимал мужчина, чей взгляд пылал желанием.
Но чаще девушка сама не понимала толком, кто кого соблазняет. Бывали минуты, когда Лайза была уверена – совершенно уверена! – что Джек Харрис ведет ее по какому-то замкнутому кругу, создавая у нее ложное ощущение свободы, а на самом деле готовя ловушку, которая в один прекрасный день захлопнется без предупреждения.
– Как это, интересно, я могу дразнить и мучить тебя? – спросила Лайза невинным тоном, хотя тон этот был совершенно неуместен.
Она прекрасно чувствовала, что намеренно соблазняет Джека, но вот зачем, это ей и самой было не очень понятно. Лайзу неодолимо влекло к этому самоуверенному наглецу, но ее женское самолюбие было уязвлено легкостью, с которой он игнорировал ее уловки.
– Мне кажется, на моем месте мог бы запросто сидеть баран, и никакой разницы бы не было, – продолжала Лайза. – Скажи, разве нет? Когда ты работаешь, соблазны для тебя не существуют?
– Да ладно тебе… Не заводись, – проворчал Харрис, даже не потрудившись взглянуть на девушку. Он был полностью сосредоточен на работе, и у Лайзы появилось ощущение, что он участвует в беседе лишь наполовину.
– А что, разве я не права? – возмутилась она. – И у тебя хватает нахальства одергивать меня, когда ты сам изо всех сил стараешься окружить тайной… ну, то, что ты там делаешь. Ты что, считаешь, что я оскверню твое произведение своим взглядом?
Лайза оглядела огромную мастерскую, где под чехлами из мешковины были спрятаны многочисленные незаконченные работы, и сооруженное им некое подобие экрана, чтобы она не могла увидеть скульптуру, для которой позировала.
Господи, как все глупо, подумала девушка. Кое-что она, правда, все же подсмотрела – во время ее первого визита сюда, но теперь Харрис окружил все такой секретностью, что это просто раздражало Лайзу.
Вот теперь ей наконец-то удалось привлечь его внимание! Лайза увидела, как сердито засверкали глаза скульптора.
– Я же говорил тебе с самого начала, что суеверен: не хочу, чтобы видели, над чем я работаю, – зарычал он. – Ты это прекрасно понимаешь, так что нечего дурочку изображать! В тебе взыграло неизбывное женское любопытство, а ты этого никак не можешь пережить, правда? Запретный плод, милая, а на этот счет имеются многократные предостережения в истории, сладок. Впрочем, нечего ждать, что ты внемлешь моим словам. Наберись терпения и жди. Договорились?
Улыбка преобразила лицо Харриса, несмотря на сердитые нотки, звучавшие в его отповеди.
– Ой, ты несешь полнейшую ахинею! – бросила Лайза. – Меня удивляет, что ты признаешься в каких-то суевериях. Это ты-то, взрослый человек. Все твои отговорки – чепуха.
– Может, и чепуха, зато мне от этого легче, – не задумываясь, отозвался Харрис. – Просто прими все это как должное, и хватит препираться.
– Нет, потому что мне обидно, вот так, – продолжала упорствовать девушка, сознавая, что ведет себя неразумно и, вопреки рассудку, становится все более раздражительной.
– Ты что, не с той ноги сегодня встала? – поинтересовался Харрис, в этот раз не поднимая головы, чтобы Лайза не увидела веселого блеска его глаз. – Или, может быть, постель была не та?
– Прошу прощения? – переспросила Лайза не в силах поверить услышанному. Джек Харрис, несокрушимый и твердый, допрашивает ее… и о чем? – По-моему, ты малость обнаглел, – произнесла девушка, понимая, что действительно он заходит уж слишком далеко. – Начать с того, что это абсолютно не твое дело, и потом я хочу знать, почему ты вообще задаешь мне такие вопросы?
– Напротив, вопрос вполне закономерен, – пожал он плечами. – Ты капризничаешь с тех пор, как только вошла сюда, а я тебе никакого повода к этому не давал.
Повод-то был, но вот Лайза не желала ему в этом признаваться.
– На случай, если сама этого не замечаешь, я скажу. Ты, милая, как-то не очень вписываешься в образ соблазнительницы, который, как тебе кажется, должен быть неотъемлемой частью натурщицы. Ты либо раздражительна, либо строишь глазки. Одно с другим не вяжется. И, кроме того, здорово отвлекает от дела, и мне уже начинает надоедать.
– Ты… ты… – Лайза потеряла дар речи. Ее губы шевелились, но слова застревали в горле. В душе девушки росли злость, разочарование и чувство вины. Он угадал: да, она играла роль соблазнительницы. Но Лайза не могла признаться в этом, и ни за что не признается!
За эти пять… нет, уже шесть, считая сегодняшний, сеансов Лайза почти убедилась – она и Джек Харрис могли бы стать друзьями. Они говорили об интересующих друг друга вещах, нашли кое-что общее, правда, некоторые темы лучше было бы обходить стороной, но в целом общение казалось приятным.
Не считая, разумеется, его взгляда художника – Джек мог часами смотреть на Лайзу и одновременно не смотреть, видеть в ней лишь натурщицу, а не женщину и… Ну, и вообще.
Сначала Лайза радовалась такому отношению, особенно когда дебютировала в роли полуобнаженной модели. Но как только смущение было преодолено…
Черт бы его побрал, подумала она, знает ведь в чем дело. Знает и играет на этом! Совершенно плюет на ее самолюбие и вместе с любопытством нарочно использует его против нее.
– Понятия не имею, о чем это ты, – упрямо произнесла Лайза, не смея даже встретиться взглядом с Харрисом.
– Не глупи, дорогая. Ты же с самого начала задалась целью соблазнить меня, – заявил Джек, кладя резец. Он встал и потянулся так, что под тенниской обрисовалась его мускулистая грудь.
Джек задержался, чтобы накинуть чехол на работу, небрежно стряхнул стружки с джинсов, плотно облегающих его ноги, а затем вышел из-за экрана и остановился, сложив руки на груди. Его фигура была просто воплощением доминирующей, почти угрожающей мужественной силы.
– А разве нет? Да ты это и сама прекрасно знаешь, – заявил Джек с сияющей улыбкой, прямо глядя ей в глаза. При этом он сгибал и разгибал пальцы, словно пытался удержаться и не схватить Лайзу в охапку. – Более того, ты проделывала свои фокусы, зная, что я работаю, зарабатываю на хлеб, и получается, что ты пользовалась ситуацией, причем бессовестно!
И он, ухмыльнувшись, скользнул по ее фигуре таким взглядом, в котором явно читались одновременно и нежность, и… неожиданная угроза. Его улыбка тревожила – Лайза толком не знала, разыгрывает он ее или нет. И вдруг ей стало страшно.
– И ты еще обвиняешь меня в нечестности. Но не я же ведь тут рисуюсь и намеренно соблазняю делового партнера, – продолжал он, смакуя последнее слово. – Соблазнять! Какое чудесное слово. Звучит исключительно приятно, моя дорогая мисс Нортон. Но что за этим последует дальше? Советую вам подумать об этом.
Лайза открыла было рот, чтобы ответить, но слова опять застряли у нее в горле. Она просто не могла вымолвить ни слова. Он был прав, и оба знали это. Единственное, чего не знала девушка, – какую цену ей придется платить за то, что она зашла так далеко.
Лайза едва не расплакалась при этой мысли. Цену? Странное, право же, слово, учитывая то, что ей лишь хотелось, чтобы Харрис сбросил маску равнодушия и начал видеть в ней женщину и вести себя с ней как с женщиной.
Лайза зябко поежилась и обхватила себя руками за плечи, словно пытаясь согреться. Джек подошел и встал с ней рядом.
– Я хочу тебя. Ты это чувствуешь, – внезапно тихо произнес он. – Я желаю тебя с самого начала, с того самого момента, когда тебя увидел… Помнишь, пес притащил тебя ко мне, как добычу?
Лайза испугалась, по тону Джека поняв, что тот не шутит. Она почувствовала, как его глаза обжигают ее, лишают воли, способности двигаться, и только и смогла, что смотреть на него словно попавшая в западню зверюшка – тоскливо и с мольбой. Сейчас он мог говорить все, что вздумается – девушка не имела сил возразить.
– Чего же ты хочешь на самом деле? – задумчиво произнес он, в действительности задавая этот вопрос вовсе не ей. – Подарок для отца работы известного скульптора? Или это что-то более хитрое, но не такое сложное, чем то… Ну что же, ты это сейчас получишь! Мне осточертели твои дурацкие женские штучки – я сыт ими по горло!
Словно железными тисками Джек схватил Лайзу за запястья. Словно пушинку он поднял девушку на ноги. Горящий взгляд янтарных глаз не оставлял надежд на пощаду. Джек сгреб ее в охапку и прижал к себе так крепко, что Лайза ощутила сквозь тенниску жар его тела.
– Может быть, настало время выяснить, чего ты желаешь, – прошептал он ей на ухо, обдавая жарким дыханием. Его губы стремительно и грубо прижались к ее рту. Поцелуй был свирепым, почти наказывающим. Губы Лайзы расплющились о его рот, и ей пришлось разжать их, впуская его язык, ощущая опаляющий пламень дыхания, бешеную силу страсти Джека.
Сначала Лайза, прижатая к его груди, не могла вздохнуть. Затем схватка ослабла, и она ощутила, как пальцы Джека, тонкие умные пальцы художника, нежные, умеющие чувствовать, с такой сладострастной силой сжали ее груди, что у нее закружилась голова.
Лайза судорожно вздохнула и изогнулась в объятиях Джека. Она услышала стон наслаждения, подлинного восторга. Чей он был? Его? Или ее? Это уже не имело значения…
И тут он подхватил ее, как ребенка, и, приподняв над полом, стал осыпать поцелуями ее лицо, шею, груди. Лайза задыхалась от наслаждения. Прижав девушку к себе, Джек понес ее, ударом ноги распахнув дверь.
Словно в тумане она увидела, как мирно дремавший на пороге рыжий пес поднял голову и вопросительно тявкнул. Джек на ходу цыкнул на собаку.
Словно сквозь туман Лайза увидела, как ее несут по длинному коридору в огромную спальню и бережно кладут на мягкую кровать. На своих плечах, груди, бедрах она ощущала прикосновение сильных рук Джека, обжигавших, дарящих истому. Лайза притянула к себе голову мужчины, все ее существо жаждало его поцелуев, его любви.
Ее пальцы запутались в его густых волосах. Она изнемогала, моля лишь об одном:
– Люби меня!..
Неужели это ее голос? Он отдавался в ушах, но девушка едва его слышала. Единственное, что она ощущала реально, – это волшебные прикосновения губ Джека, страстные поцелуи, от которых ее бросало то в жар, то в холод.
– Люби меня!
Да, это действительно был ее голос, трепетный, как рой бабочек, плясавший внизу ее живота, посылая по всему телу волны наслаждения.
А потом на нее обрушилась лавина ледяной воды и погасила пламя, оставив лишь тлеющие угольки.
– Что общего у этого с любовью? – неожиданно прошептал ей в ухо Джек.
И волшебство исчезло.
Исчезло все, осталось лишь мучительное прикосновение ласкающих пальцев, ненасытный жар мужского тела, прижатого к ее телу.
Лайза хотела ответить, но его губы остановили ее, преградив путь словам страстью, которую он умел вызвать в ней и перед которой она не могла устоять. И все же Лайза поняла, что он просто воспользовался моментом.
– Прекрати! – Слово едва слышно прорвалось сквозь мучительную сладость его поцелуев. И все же он на мгновение замер, и Лайза сумела повторить это слово уже громче.
И снова поцелуй накрыл ее рот – властный, настойчивый. Руки Джека продолжали скользить по ее телу, исследуя каждый дюйм, обдавая ее кожу таким чувственным жаром, что Лайза не смогла сдержать стона восторга.
– Пожалуйста, – выдохнула она, зная, что борется сейчас не только с Джеком Харрисом, но и с собственным предательским телом, так отзывавшимся на его ласки, что, казалось, Лайза никогда больше не сможет обрести контроль над собой.
– Молчи, молчи…
– Пожалуйста, прекрати, – взмолилась Лайза, хотя настаивал на этом лишь ее разум – тело горело огнем, жаждало большего. И Джек знал об этом.
– Тебе не нравятся мои ласки? – спросил он. – Эти? Или эти? Или вот эти? – И снова его пальцы, эти дьявольские чувственные пальцы находили ответы, опровергавшие протесты Лайзы, размягчая ее волю. Он легким движением погладил ее между бедер, вызвав новую волну пламени.
О таком Лайза могла только мечтать, но сейчас все ее существо восстало – ядовитое замечание Харриса о любви сделало свое дело. В более спокойную минуту Лайза сама первая признала бы честно, что не знает толком, что такое любовь. Но то, что происходило сейчас, определенно любовью не было!
– А так тебе нравится? – прошептал ей в ухо искушающий голос, и его руки продолжали изучать ее тело.
Лайза была не в силах ответить, да и не успела – рот Джека снова прижался к ее губам, требуя ответного поцелуя. Затем они скользнули вниз, лаская шею, грудь, и снова вернулись к ее губам.
И она прижалась к мужчине: разум протестовал, но тело подчинялось собственным законам, и ее пальцы наслаждались прикосновениями к его мускулам, гладкой коже. Лайза радовалась вкусу его губ, даже борясь с собой, пытаясь сопротивляться обжигающим ласкам… Руки Лайзы сомкнулись вокруг шеи Джека, но тут вдруг он поднял ее с кровати и куда-то понес.
Его губы по-прежнему были прижаты к губам Лайзы. Она напряглась в попытке вырваться, хотя на самом деле ей этого не хотелось.
– Какая жалость, – пробормотал Харрис в шею Лайзы. А может, ей это показалось: слова прозвучали нечетко. Лайза изогнулась, пытаясь увидеть его лицо, расслышать получше, но было уже поздно – он отпустил ее, да как!
Вода в ванне еще не совсем остыла, но для разгоряченной кожи Лайзы показалась просто ледяной. Харрис бросил ее в ванну так, что она упала точно в середину и тотчас же погрузилась с головой.
От неожиданности Лайза сделала глубокий судорожный вдох, наглоталась воды и вынырнула в полнейшей ярости. Она ожидала, что Харрис будет смеяться, однако он стоял в дверях, величественно скрестив руки на груди – прямо-таки монумент. И голос его звучал так же каменно.
– Это должно немного остудить тебя, – заявил он. – Полагаю, ты считаешь, что я должен принести извинения, но будь я проклят, если стану это делать. Не люблю, когда мне портят удовольствие, мисс Нортон, и мне совсем не нравятся твои попытки мною манипулировать и детские игры в роковых женщин. Со мной и раньше пытались это проделывать, причем особы весьма искушенные, а ты, должен заметить, им и в подметки не годишься.
Лайза застонала, но не от смущения, а от негодования. А взгляд Харриса оставался холодным и враждебным.
– Я профессионал, мастер своего дела, – продолжал он, и это была не похвальба – простая констатация факта. – И считал тебя тоже взрослой девочкой, иначе не стал бы устраивать эти сеансы. В моем представлении дело и развлечение как-то не очень совмещаются, и, судя по тому, что мне приходилось о тебе слышать, я думал, что ты того же мнения. Очевидно, я ошибался…
Лайза хотела было возразить, но Харрис остановил ее жестом руки.
– Ты красивая женщина, и заниматься с тобой любовью было бы для меня огромным удовольствием – в подходящее время, в соответствующем месте и при наличии обоюдного желания. Но только когда мы покончим с работой. Личные отношения – это прекрасно, но всему свое время. – И он улыбнулся, хотя улыбка была больше похожа на оскал. – И на будущее: я человек старомодный и предпочитаю, чтобы инициатива исходила с моей стороны, если ты не против. И достаточно опытный, чтобы понять, когда женщина пытается испробовать на мне свои чары, чтобы чего-то добиться.
Лайза снова сделала попытку прервать его, но Харрис небрежно махнул рукой. Она была так потрясена обвинениями, что даже перестала ощущать температуру воды, и сейчас под его презрительным взглядом вся сжалась и погрузилась в ванну по самое горло.
Какая глупость, думала Лайза, сидеть в холодной ванне и слушать, как этот наглец запугивает и отчитывает ее, и это после того, как они были на волосок от того, чтобы заняться любовью! Хотя нет, какая уж тут любовь. Для Джека Харриса здесь любовью и не пахло, и, если бы мы закончили то, что начали, это был бы секс. Да, только секс…
Любви-то нет, зато проповедь продолжается.
– Так что, если мы собираемся завершить свой проект – а я полагаю, что тебе этого очень хочется, – произнес он все с той же усмешкой, – мы будем работать без всяких дурацких игр и уловок. Надеюсь, это ясно? А теперь я собираюсь прогуляться с собакой, хорошая пробежка ей не помешает. Это должно дать тебе время привести себя в порядок и одеться. Когда мы вернемся, потрясающее жаркое в горшочке нам на обед должно быть уже готово. Надеюсь, что к нашему возвращению ты уже придешь в себя и отдашь блюду должное – честное слово, оно того заслуживает!
Харрис подошел к двери, приоткрыл ее, затем обернулся и посмотрел на потрясенную и онемевшую Лайзу.
– Думаю, ты сейчас достаточно раздражена, чтобы сообщить мне, куда я могу засунуть свое жаркое. Но поскольку я также полагаю, что ты по-прежнему намерена выполнить условия нашей идиотской сделки, во имя юбилея твоего папы и моей предстоящей выставки, отложи свои эмоциональные всплески – по крайней мере, пока мы не пообедаем, хорошо?
И он вышел, хлопнув дверью, прежде чем Лайза успела ответить. Она не могла даже пошевелиться, не то чтобы говорить. Совершенно убитая его упреками, она по-прежнему так и не знала, что расстроило ее больше: отповедь или ласки.
Скверно было уже то, что Лайза безнадежно влюбилась в человека, которому непонятно было само слово «любовь», но обвинения в том, что она коварная интриганка, ранили ее еще больше.
– Я так понимаю, что должна смиренно все это выслушать, как пай-девочка, и проглотить даже то, что я, оказывается, ничего не смыслю в науке соблазнения, – пробормотала Лайза, откидывая мокрые волосы со лба перед тем, как выбраться из ванны. – Ну что ж, мистер Воображала, у меня для вас сюрприз!
Не считая волос, высохнуть и привести себя в порядок оказалось делом нескольких минут. Затем Лайза замотала голову полотенцем и принялась осматривать комнату, предварительно выглянув из окна, чтобы убедиться, что Харрис ушел довольно далеко за дом и целеустремленно бросает палки своему рыжему псу, которые тот приносит назад. Судя по всему, Джек занялся именно тем, чем обещал.
Обстановка в спальне была почти спартанской, но мебель оказалась ручной работы, причем, скорее всего, самого Харриса. Здесь стояла двуспальная кровать, так аккуратно застеленная, что даже их недавние упражнения почти не сбили покрывала на ней, огромный платяной шкаф, по одной из стен располагалось несколько книжных шкафов.
Каждый предмет мебели уже сам по себе был произведением искусства и притягивал к себе взгляд настолько, что Лайза не сразу сообразила, что они совсем не подходят друг к другу. Ушло минут пятнадцать, прежде чем она все тщательно рассмотрела.
Она вышла на кухню, уперла руки в бока и яростно заспорила с собой – стоит ли перед отъездом сдобрить его жаркое хорошей порцией жгучего кайеннского перца или нет?
– Замечательная мысль, – вслух произнесла девушка. Однако, как следует поразмыслив, отбросила эту идею и отправилась в студию, где осталась ее одежда. Глупо, конечно, но Лайзе было неприятно, если бы, вернувшись, Харрис застал ее по-прежнему неодетой.
По дороге Лайза бросила еще один взгляд в ту сторону, где маячил Харрис. Он с собакой отошел еще дальше, по-видимому направляясь к большой запруде, где во время прошлого сеанса он и Лайза прогуливались и бросали в воду камешки.
В студии она натянула джинсы и кофточку, на мгновение пожалев, что у нее не хватило ума перед выездом надеть бюстгальтер. Тогда это показалось Лайзе несущественным – ведь она все равно собиралась снять его вместе с другими вещами. Однако теперь, смущенная проповедью Харриса и еще больше – его ласками, Лайза жалела…
– Какая разница, раз ты все равно не собираешься оставаться на обед, – оборвала она себя.
Да, Лайза по-прежнему намеревалась выполнить условия сделки – ей не было нужды нарушать их соглашение. Но сегодняшний день грозил стать исключением. Кроме того, она ведь согласилась позировать, а не поддерживать за обедом светскую беседу.
И тут, когда она уже подошла к двери студии, до Лайзы дошла вся тяжесть обвинений Харриса, и в ней снова вспыхнул гнев.
Здесь, всего в каких-то нескольких ярдах от нее, стояла тщательно укрытая мешковиной скульптура, которую Харрис так упорно не хотел показывать. И называл при этом, между прочим, самые дурацкие причины.
Лайза оглянулась.
Джек носился по лужайке с палкой в руке, стараясь забросить ее подальше. Пес прыгал, стараясь вырвать палку, и возбужденно лаял.
А что, если?..
Отважится ли она посмотреть?
– Еще как отважусь! – пробормотала Лайза, уже направляясь к скульптуре.
Мгновение спустя она была у цели и ощупывала мешковину, буквально дрожа от нетерпения. Или от страха? – подумала Лайза и с опаской бросила взгляд в окно.
Убедившись, что Харрис далеко, она поспешно сдернула мешковину, пока мужество окончательно не изменило ей.
И застыла в полном недоумении. Ибо перед Лайзой была вовсе не полуобнаженная морская нимфа-сирена с развевающимися волосами и лицом, похожим на ее собственное.
Из-под резца этого злодея-художника вышло нечто чудовищное. На нее смотрела, злорадно ухмыляясь и вывалив язык, паршивая псина Харриса!
Это уже был полный абсурд! Лайза оглядела студию. Ее взгляд метался от одной накрытой мешковиной работы к другой, затем снова остановился на фигуре, стоявшей перед ней.
Нет, это невозможно: у него же не было времени… да и неоткуда было взяться… Это же какое-то безумие! Пока Лайза водворяла мешковину на место, стараясь, чтобы все выглядело так же, как раньше, мысли беспорядочно метались у нее в голове.
По-прежнему в полном смятении она подскочила к окну, затем принялась за осмотр студии и стала поднимать чехлы на всех скульптурах.
Никакой сирены не оказалось. И вообще ни одной человеческой фигуры! И что окончательно добило девушку – нигде никаких следов привезенной ею хуонской сосны. Ничего!
Лайза не верила своим глазам – просто отказывалась верить. Теперь ей уже было наплевать, если ее застанут. Она принялась методично обследовать всю студию, заглядывая под скамьи, в помещение, видимо служившее складом, обшаривая даже углы, либо до смешного узкие и неспособные вместить скульптуру, либо явно пустые.
– Это же полный абсурд, – снова и снова твердила себе Лайза во время этих трудных и совершенно бесплодных поисков. Действительно, абсурд. Но сейчас с этим будет покончено, решила она, выглянув в окно и обнаружив, что Харрис с псом возвращаются.
Лайза едва дождалась, когда они войдут во двор. И уже подготовилась к тому, чтобы заорать на Джека, как вдруг с ужасом поняла, что не может этого сделать.
7
Осознание этого факта поразило Лайзу как удар грома. Она могла лишь стоять в полном смятении, наблюдая за их приближением.
Лайза не могла и не смела наброситься на Харриса, требуя объяснения, зачем ему понадобилось, чтобы она позировала полуобнаженной для статуи пса. Да и как она могла? Это было бы признанием того, что она повинна еще и в таких грехах, как слежка и обман.
Но сам-то он хорош! И еще смеет заикаться о честности. Заставил позировать в таком виде и не однажды, и теперь Лайза даже не знала для чего – может, вовсе и не для той сирены, которую она видела едва начатой.
И вообще вся эта затея выглядела какой-то бессмысленной – Джек с самого начала водил ее за нос, хитрил. Лайза на мгновение пожалела, что ничего не подсыпала ему в жаркое, добрая порция мышьяка не помешала бы. Но куда уж ей!
Однако и сделать так, как хотела в первый момент – одеться и уехать до его прихода, – Лайза уже тоже не могла, слишком поздно.
Хуже всего было то, что Джек каким-то образом обо всем догадался. На его лице ясно читалось, что ему прекрасно известно, что она шарила в мастерской. Его взгляд говорил о твердой решимости разобраться с Лайзой.
Она замерла от страха, ибо уже влюбилась в него и страшно боялась, что Джек догадается об этом. Вот тогда-то он получит все козыри в руки!
Ну нет, подумала Лайза, это ему не удастся. Она не допустит насилия над собой. Хватит с нее ванны!
Господи, что же делать? Она стояла в полной растерянности, скрестив руки на груди, и не знала, что сделать, что предпринять.
Она не какой-нибудь подросток, ставший жертвой телячьей привязанности к экранному кумиру, а взрослая женщина. И даже если Джек сомневается в ее опытности по части любовных дел, это еще ничего не значит. Это все слова, она же не спала с ним ни разу. Нет, всему происходящему должно быть какое-то объяснение – иначе и быть не может. И это объяснение она получит, чего бы это ей ни стоило.
Как ты смеешь, негодяй, обвинять меня? – подумала Лайза и, спохватившись, сообразила, что если не перестанет снова и снова повторять эти слова, то они станут первыми, сорвавшимися с ее языка.
Проблему решил Забияка.
Едва завидев Лайзу, он весело тявкнул и ринулся вперед. Пес встал на задние лапы, передние положил на плечи девушки и, едва не опрокинув Лайзу, принялся лизать ей щеки.
Сердитый окрик хозяина остался без внимания. Лайза оказалась в лапах восторженного зверя, явно вознамерившегося доказать ей свою преданность.
– Болван ты этакий! Назад! Назад! Фу! – воскликнула Лайза, когда ей наконец удалось оттолкнуть от себя пса. – Сидеть! – велела девушка, предостерегающе подняв палец, и, к ее удивлению, пес повиновался.
– Я тебя пристрелить готов, псина, – грозно заявил Джек, подходя и хватая собаку за загривок. Глаза скульптора, сверкая, на мгновение встретились со спокойными янтарными глазами пса, словно состязаясь, чья воля сильнее. Впрочем, состязания не получилось: Забияка поспешно отвел взгляд, попытался перекатиться на спину в знак изъявления покорности и посмотрел на Лайзу, словно ища моральной поддержки.
– Дурень чертов, – проворчал Харрис, затем оглядел Лайзу и охнул, увидев, что спереди всю ее пес извозил грязными лапами. Брюки Харриса тоже были испачканы – неизбежное следствие прогулки с собакой у воды, но его гостья выглядела так, словно по ней прошлись грязной метлой.
– С тобой все в порядке? – спросил Джек, и это был не просто вежливый вопрос. В его глазах светилась искренняя тревога.
– Разумеется. Он же просто проявлял дружеские чувства. – Лайза оглядела свою блузку. – В любви ему не откажешь. – И тут у нее с языка сорвалось: – Похоже, та ванна, в которую ты меня окунул, была несколько преждевременной.
– Можно и повторить. – Глаза Джека внезапно стали непроницаемыми. – Собака, видя тебя, просто становится неуправляемой. Не пойму, что в тебе такого особенного? Сделай одолжение – не вздумай появляться на собачьих состязаниях на следующей неделе без моего ведома. Я стану всеобщим посмешищем, вздумай пес выкинуть такой номер во время соревнований. Он теряет голову, когда видит тебя.
– Ах, неужели? – отозвалась с улыбкой Лайза, вспоминая замеченный ею еще в прошлый визит журнал, посвященный обучению собак.
Вот и получил бы то, что заслуживаешь, подумала она. Эта мысль крепко засела в ее мозгу, и Лайза стала лихорадочно соображать, как бы еще разок взглянуть на тот журнал, но так, чтобы Харрис не заметил. Наверняка же собачьи состязания проводятся по расписанию, и…
– Кстати, – продолжал Харрис. – В следующий уик-энд как раз соревнования, и я хотел пригласить тебя пойти со мной, но после такого представления, да еще теперь, когда у тебя в глазах черти пляшут… Правда, Лайза, я тебя прошу по-хорошему…
– О чем просишь? – невинно спросила Лайза, стараясь, чтобы в ее голосе звучало непонимание, хотя и знала, что провести Джека ей не удастся. Хватит уже того, что он читает ее мысли, как открытую книгу, так еще при любом удобном случае заявляет об этом вслух!
– Не притворяйся дурочкой, – ответил Харрис. – Я тебя насквозь вижу – ты же прозрачная, как стекло. Все, о чем ты думаешь, отражается в твоих глазах, прямо как на доске объявлений.
– Понятия не имею, о чем ты, – упорствовала Лайза. – Да это и неважно. Как тебе вообще могла прийти в голову мысль, что я куда-то с тобой пойду после… Ну, ты сам знаешь.
– Ах, вот как? Надо полагать, ты имеешь в виду свой заплыв в ванне? Думаю, что ты ждешь извинений. Так вот, я уже сказал и повторяю снова – никаких извинений ты не получишь. Ты играла со мной, и мы это прекрасно знаем, так что получила по заслугам. Может, купания даже и маловато, ибо я сильно подозреваю, что за тобой водятся и другие грешки, о которых мне еще неизвестно.
Слишком точен, слишком восприимчив. Особенно когда так смотрит на нее. Даже если бы Лайза была в состоянии дать хороший отпор, феноменальная способность Джека всегда быть на шаг впереди обескураживала. Значит, он все-таки узнал, что она шарила в студии. Может, сам все и подстроил. Лайзу бы это не удивило, но провалиться ей на этом месте, если она признается в своих прегрешениях – пусть сам и поднимает этот вопрос. Все было бы не так плохо, подумала Лайза, не будь он так невыносимо уверен в себе.
Вот как сейчас.
– Если хочешь, буду рад предложить тебе что-нибудь из одежды. Наверное, тебе не понравится обедать в таком виде, – произнес Харрис, одной рукой открывая дверь перед Лайзой, а второй отгоняя собаку. И прежде чем она успела ответить, добавил: – Разумеется, ты можешь выйти к столу в том, в чем позировала. Возражать не буду.
Лайза едва удержалась, чтобы не прибить его на месте. Нет, каково! Сначала поднимает тарарам из-за того, что она якобы дразнит и провоцирует его, орет, читает нотации, бросает ее в корыто с остывшей водой, а теперь сам изображает из себя соблазнителя!
Она с трудом взяла себя в руки и ответила как можно спокойнее:
– Спасибо, дорогой друг, мне и так удобно.
Однако уничтожающий взгляд Лайзы не возымел никакого действия. Она впустую растрачивала свое презрение. Харрис лишь расхохотался, радуясь, что снова поймал ее. А потом, к окончательному унижению девушки, лизнул свой палец и провел им по ее щеке, стирая реальную или вымышленную грязь. И когда Лайза, защищаясь, подняла руку, лишь ухмыльнулся, перехватил ее кисть и спокойно стер остатки грязи.
– Ну что ж, в таком случае можно посадить малыша за наш стол, пока мы обедаем, – со смешком произнес он. – По-моему, он не более грязный, чем ты.
– И наверняка за столом ведет себя более прилично, чем ты сейчас, – не осталась в долгу Лайза, безуспешно пытаясь вырвать руку. – Может, тебе лучше отослать нас с ним на псарню, чтобы ты мог пообедать, как полагается. – И она бросила многозначительный взгляд на грязные брюки Харриса.
Джеку – чтоб ему пусто было! – не хватило чуткости дать ей это очко.
– Я просто не хотел, чтобы, поглощая плоды моего кулинарного искусства, ты ощущала какой-то дискомфорт, – ответил он, по-прежнему не выпуская ее руки. – К твоему сведению, я один из лучших в мире специалистов по приготовлению жаркого в горшочке. Люди со всего мира приезжали только ради того, чтобы его понюхать.
– А также поразиться твоей скромности, – отрезала Лайза, уже не уверенная, что поступила правильно, не сдобрив его жаркое кайенским перцем. Мысль была крайне соблазнительной, но Лайза вовремя сообразила, что последствия этого поступка ей пришлось бы испытать на себе.
– И за этим тоже, – ухмыльнулся Харрис, отпуская наконец руку Лайзы, однако сначала внимательно обследовал ее: сперва ладонь, затем перевернул кисть, словно собирался поцеловать. – Ну хорошо, а теперь беги отскребай грязь – тебя ждет настоящее лакомство, это я обещаю.
Настрой Харриса оказался заразительным, и, к тому времени, когда Лайза «отскребла с себя грязь», она обнаружила, что ей все труднее сохранять остатки прежнего дурного расположения. Было бы гораздо легче, подумала она, если бы у Харриса оказался такой же ровный нрав, как у его собаки, а то ведь меняется, как погода, и вечно не знаешь, чего от него ждать.
Девушка направилась вслед за хозяином на кухню, все еще лихорадочно перебирая в уме вопросы, которые хотела задать, но не осмеливалась – по крайней мере, напрямик. Куда подевалась ее скульптура? И еще более важный вопрос – что он затеял, заставив ее позировать для работы, которой не оказалось в мастерской? Нелепость какая-то – не могла же она служить моделью для изображения Забияки? И как же хуонская сосна? Куда он дел дерево? Его-то зачем прятать?
Лайза мучилась этими вопросами, однако у нее имелось сильное подозрение, что ее водят за нос, причем намеренно. Вопрос был в том, что она не знала зачем, не могла понять, каким образом, и не имела ни малейшего представления о том, что может – или должна – предпринять.
– Ты от этого кушанья будешь просто без ума, – поведал ей Харрис, торжественным жестом снимая крышку с горшка и наклоняясь, чтобы с удовольствием понюхать его содержимое. Он сделал знак Лайзе присоединиться, и она, хоть и неохотно, уже готова была подойти, как вдруг снаружи раздался раскатистый лай, сопровождаемый отчаянным женским воплем.
– Провалиться мне, если этот чертов пес не притащил очередную голубку. И прямо к обеду… – пробурчал Джек, с грохотом опуская крышку, и помчался к двери, Лайза – следом за ним.
У нее возникло подозрение, что они оба оказались неподготовленными к открывшемуся перед ними зрелищу, и уж Лайзу определенно застала врасплох реакция Харриса.
– Фу! Назад! – рявкнул тот, бросаясь вперед и хватая рыжего пса за загривок. Пес же, яростно рыча, пытался вырвать зонтик из рук высокой элегантно одетой блондинки, прислонившейся к машине и что-то оравшей на иностранном языке. Слов было не разобрать, однако не требовалось особого воображения, чтобы сообразить, что они означали. Впрочем, на Забияку они не произвели решительно никакого впечатления – Лайза была уверена, что удары зонтиком только осложняли все дело.
– Назад! – снова закричал Харрис, и пес наконец снизошел до того, чтобы послушаться, впрочем наградив при этом хозяина уничтожающим взглядом. Бросив вырванный из рук блондинки изрядно потрепанный зонтик на землю, он лег и, положив голову на лапы, стал тихонько рычать.
– Джек, милый! Слава Богу, ты здесь! – воскликнула блондинка, роняя сумочку и бросаясь, насколько позволяла узкая юбка, к Харрису. – Я испугалась, что это ужасное существо сейчас меня сожрет! – Серые глаза блестели от возбуждения, модная, аккуратно уложенная прическа растрепалась.
– Не надо было бить его зонтиком, Лотта. Удивляюсь, как он тебе руку не откусил, – упрекнул Харрис, беря женщину за руки и притягивая к себе. Или она сама придвинулась ближе? Во всяком случае, в том, кто был инициатором последовавшего за этим поцелуя, сомнений не было.
– Я его не била, – запротестовала блондинка, оторвавшись от губ Харриса. – Я просто испугалась. А ты что бы стал делать на моем месте? Убежал или принял бой?
– Я бы разрешил себя съесть, – ухмыльнулся Джек, оглядывая со слишком явным интересом ее стройную фигуру.
Лайза не могла не отметить взглядом профессионала, что на женщине был шикарный, подчеркивающий все ее достоинства шерстяной костюм, просто-таки кричаще дорогой и эксклюзивный. Шикарная вещь, но очень знакомая, усмехнулась про себя Лайза: это была копия одной из ее собственных моделей, но не оригинал, а то, что осталось после ее войны с Люком.
– Такая женщина, как ты, Лотта, выдержит любую атаку, – заметил Джек.
– Ты мне всегда льстишь, – с улыбкой отозвалась блондинка, однако Лайза заметила, что в холодных серых глазах, устремившихся туда, где, все еще ощетинившись, лежал пес, не было улыбки. В этом взгляде читалась открытая неприязнь, и Лайза почувствовала, что она взаимна: собаке эта голубка тоже пришлась не по вкусу. И ни улыбки, ни намека на простую вежливость не появилось в ее глазах, когда женщина заметила, по-видимому впервые, стоявшую в дверях Лайзу.
Серые глаза оглядели ее с наглым высокомерием, быстро сменившимся презрением, когда она заметила запачканную грязью одежду и растрепанные волосы Лайзы. Блондинка явно сочла ее не заслуживающей внимания, хотя и с некоторыми оговорками. Взгляд этот был слишком хорошо знаком Лайзе, и она улыбнулась про себя, отметив, насколько неуместны в этой сельской обстановке светские манеры и наряд «от кутюр».
Оценив Лайзу и отбросив, как нечто нестоящее, женщина перенесла свое внимание целиком на Харриса, чьи руки она по-прежнему сжимала в своих – этот жест свидетельствовал об их долгом знакомстве и определенной близости.
– Ах, Джек, как хорошо, что я, наконец, добралась, – бархатным голоском проворковала блондинка. – Я плохо переношу самолет, и перелет из Парижа меня просто измучил, милый. Я совершенно разбита. Единственное, чего мне сейчас хочется, это посидеть часок в твоей минеральной ванне, хорошо? А потом поспать как минимум два-три часика.
– Видишь ли, воду придется подогревать – ванной в последнее время не особенно часто пользовались. Лучше сначала пообедай с нами, – отозвался Харрис. Лайзе показалось, что при упоминании о ванне он бросил в ее сторону быстрый лукавый взгляд. – Ты приехала как раз вовремя, – продолжал он. – Мы с Лайзой собирались садиться за стол.
Теперь блондинка по-настоящему заметила Лайзу, и ей пришлось заново оценивать ее, пока Харрис представлял их друг другу.
Лотта, чья фамилия была Мертон, оказалась главным агентом Харриса в Европе и явилась, по словам Джека, травить и запугивать его, чтобы он подготовил выставку раньше, чем ему бы этого хотелось.
К некоторому удивлению Лайзы, Джек не стал вдаваться в подробности относительно ее самой: просто назвал ее имя и потащил всех в дом. Пес следовал за ними по пятам.
Она, наверное, думает, что я присматриваю за собакой или что-нибудь в этом роде, подумала Лайза, хотя это ее не слишком волновало. А потом ей пришла в голову мысль, которую она сразу отбросила: что Харрис не хотел смущать своего агента встречей с автором ее уже не оригинального костюма. Хотя откуда он мог это знать? Лайза была уверена, что Харрис достаточно сведущ в вопросах женской моды, но не настолько же. Может, он сам и купил Лотте костюм, растравляя себе душу, подумала она.
Лайза уверила себя, что это как раз тот случай, когда анонимность имеет свои преимущества. Потом сказала себе, что ее нисколько не волнует подчеркнутое собственническое отношение Лотты к Джеку. И наконец, решила, что лучше всего ей отсюда убраться.
– Уверена, что вам надо многое обсудить, – произнесла Лайза, пока Харрис вел их в столовую. – Наверное, мне лучше уехать и оставить вас одних. Я все равно не голодна…
– Нет. Ты будешь петь дифирамбы моему жаркому, иначе возглавишь мой черный список, – пригрозил Джек, стиснув локоть Лайзы в подтверждение своей угрозы. У шедшей позади Лотты на лице появилось выражение, свидетельствующее о том, что она предпочла бы согласиться с идеей Лайзы.
– Нет, правда, я не хочу вам мешать, – ответила Лайза, но без особого энтузиазма, причем она почувствовала, что все всё прекрасно понимают. Лайза не стала говорить вслух, но ей в голову пришла мысль, что, если Джек будет показывать гостье свои работы – а он наверняка это сделает, – возможно, ей тоже удастся удовлетворить свое любопытство.
Харрис усадил женщин, затем исчез в кухне и вернулся с открытой бутылкой красного вина и бокалами.
– Можете начать с этого, – объявил он. – Я только занесу в дом твой багаж, Лотта, и начну подогревать ванну – вряд ли тебе придется по вкусу лезть в нее при той температуре, которая там сейчас. – С этими словами Джек одарил Лайзу мимолетной лукавой улыбкой и вышел.
Пес последовал за хозяином, бросив сперва подозрительный взгляд на белокурую Лотту. Их неприязнь была взаимной: когда пес вышел из комнаты, блондинка издала глубокий вздох облегчения и протянула безупречно наманикюренную руку за бутылкой.
– Надеюсь, в этот раз Джек оставит это чудовище за дверью, – доверительно сообщила она Лайзе, наполнив три бокала и протянув один ей. При этом она бросила многозначительный взгляд на заляпанную грязью одежду Лайзы. – И вы, я думаю, со мной согласитесь – этот пес просто опасен. Каждый раз, когда я сюда приезжаю, он что-нибудь портит: в первый раз – перчатки, в последний раз – туфли. Он порвал мне несколько пар чулок… и вечно прыгает на меня, невоспитанный зверь.
Лайза грустно оглядела свою одежду, подумав, что перемазана та основательно, но все же не испорчена.
– Он ведь еще только щенок, – заметила она, а про себя улыбнулась: странно, она повторяет слова Джека, а ведь когда она услышала их после первой встречи с Забиякой, ей было совсем не смешно. Однако, слушая длинный перечень прегрешений пса из уст Лотты, она поняла, что блондинка не просто немного опасается пса, но панически его боится. Как, вероятно, и всех собак, подумала Лайза.
– Вы… работаете на Джека? – Гостья неожиданно переменила тему разговора, застав Лайзу врасплох.
– Нет. Я… вроде как помогаю ему, – нашлась наконец она, не желая вдаваться в подробности, сама не зная почему. В вопросе Лотты не было особого любопытства, но что-то в самой блондинке заставляло Лайзу быть начеку.
– А-а. – Холодные серые глаза снова оценивающе оглядели Лайзу, и, похоже, опять Лотта сбросила ее со счетов, как нечто нестоящее. Эта светская элегантная дама определенно не видела соперницы в перемазанном грязью ничтожестве. Ее собственническая манера держаться – или это была просто исключительная уверенность в себе? – прямо-таки подавляла.
И теперь Лотта продемонстрировала свою близость к Джеку, снова наполнив бокал Лайзы, а затем накрыв стол к возвращению хозяина.
Если это было сделано намеренно, то возымело свое действие – за все свои посещения Лайзе ни разу не дозволялось ничего подобного. Да, она делила с Джеком незамысловатые трапезы, пила кофе, но всегда с четким ощущением, что это его дом, где распоряжается только он. А Лотта вела себя так, словно этот дом был ее собственным, хотя из разговора становилось ясно, что она в лучшем случае несколько раз заезжала сюда.
Возможно, подумала Лайза, она ошибается – и Джек и эта холеная светская блондинка явно находятся в очень близких отношениях, ведь она могла нагрянуть без предупреждения и при этом твердо рассчитывать на горячую ванну и постель – скорее всего, вместе с Джеком Харрисом.
Лайза на секунду вспомнила свое первое знакомство с огромной ванной, но потом решила не заострять на этом внимание.
Она заставила себя успокоиться – все это ее совершенно не касается, и не надо напрасно мучить себя. Харрис никогда не подавал ей никаких надежд, и, узнай он, как сейчас некое белокурое чудовище полностью лишает Лайзу аппетита, то скорее всего просто посмеялся бы. Лайза как раз размышляла, что Джек уж очень много времени тратит на то, чтобы справиться с простой задачей – принести багаж, как вдруг дверь отворилась от удара ноги и Джек, нагруженный чемоданами, прошествовал мимо – надо думать, в спальню.
– Ты столько путешествуешь, Лотта, и я удивляюсь, как это ты еще не научилась брать в дорогу только самое необходимое? – спросил он, вернувшись. – Нет, серьезно, ты никогда не слышала о том, что можно путешествовать налегке?
– Разумеется, – последовал ответ, – я и путешествую налегке.
Харрис уселся во главе стола и с удовольствием сделал глоток вина, затем коротко рассмеялся:
– Ну, тебе виднее. Надеюсь, ты даешь хорошие чаевые.
– Я умею выразить благодарность, – заметила Лотта таким тоном, что сразу стало ясно, что она имеет в виду. К счастью, она не стала распространяться на эту тему, а Джек, похоже, даже не понял намека.
Напротив, он обратил внимание на Лайзу и поинтересовался: а она тоже берет с собой в поездки багаж в таких количествах, чтобы можно было обеспечить небольшую армию?
– Я беру его в таких количествах, чтобы можно было обеспечить только себя, – отозвалась Лайза. – Но я нечасто выезжаю за границу.
– А я вот много поездил, и, полагаю, мне это еще не раз придется делать. Но по-прежнему считаю, что самая лучшая часть путешествия – возвращение домой, не так ли? – к удивлению Лайзы, заметил Харрис.
Эту тему ей раньше никогда с ним обсуждать не приходилось, и она не знала, что он так привязан к дому и своему образу жизни.
– Я еще не видел места, где мне хотелось бы жить больше, чем неделю, – прибавил Харрис.
Это замечание послужило сигналом к пылкому диспуту между ним и Лоттой на тему о том, где он должен жить. Судя по всему, этот вопрос давно был камнем преткновения. Лотта считала, что Джеку будет ничуть не хуже где-нибудь в Европе и даже в Америке. Она не скрывала, что считает Тасманию слишком отдаленным местом, и без лишних слов дала понять, что основная причина – то, что он живет очень уж далеко от нее.
– Глупости, – твердо, почти пренебрежительно отозвался скульптор. – Если все четко распланировать, я могу улететь отсюда в любую точку света за пару часов. Разумеется, если мне вообще захочется куда-то ехать. Попробуй-ка добраться за то же время из тех мест, куда ты мечтаешь меня поселить. Счастье, если за два часа ты лишь выберешься из какого-нибудь пригорода.
Дискуссия тянулась ровно столько времени, сколько потребовалось Джеку, чтобы подать жаркое на стол, но потом возобновилась с новой силой.
Лайзе она показалась скучноватой, ей временами было трудно уследить за ними. По сравнению с этими двумя опыт Лайзы в области путешествий сводился к нулю, и она стала задаваться вопросом, когда же Джек нашел время, чтобы создать себе славу талантливого скульптора?
Лотта, в свою очередь, разъезжала так часто, что дома как такового у нее просто не было. Лайза с недоумением подумала: как она собирается совмещать такую беспорядочную жизнь и близкие отношения с Джеком, к которым она так явно стремилась?
Но самым удивительным было то, что Харрис совершенно не обращал внимания на соображения Лотты. Как показалось Лайзе, он совершенно не осознавал, что блондинка испытывает к нему не только профессиональный, но и личный интерес. Он держался с гостьей как со старым и дорогим другом, однако помыслы Лотты простирались гораздо дальше, хоть сам Джек этого и не понимал.
Не понимал? Или просто предпочитал делать вид, что не понимает? На взгляд Лайзы, увлечение Лотты бросалось в глаза просто до неприличия. Как же он мог этого не заметить? Джек был слишком чутким, чтобы не видеть чувств блондинки, разве что делал это намеренно.
Лайза очнулась от размышлений, когда тема разговора сменилась, и Джек с Лоттой сцепились уже по поводу заказов. Резкое замечание Джека прозвучало в ушах Лайзы очень знакомо.
– Я не беру заказов, – произнес скульптор. – Не беру и не стану брать, вот и все, Лотта. Тебе же прекрасно известно, что я уже как-то раз это сделал, но больше это не повторится!
– Ты все еще переживаешь из-за того единственного случая? Но ведь это когда было – шесть, нет, семь лет назад.
Изумление Лотты было искренним, хотя и не так пылко выраженным, как отказ Джека.
– Дело не в этом единственном случае – кстати, по прошествии времени все наконец благополучно выяснилось, – ответил Джек. – Правда, задним числом. Но я должен признать, что его вполне хватило, чтобы навеки отвратить меня от заказов. Я не могу и не желаю, чтобы чье-то мнение слишком влияло на меня и мое творчество. Пусть критикуют на здоровье, когда работа закончена, но, пока я тружусь над скульптурой, это мое и только мое дело, черт побери!
– Этот единственный инцидент превратил тебя в самого закоренелого в мире женоненавистника, – заявила блондинка, стараясь скрыть, как показалось Лайзе, горечь в своих словах. – И если хочешь знать мое мнение профессионала, этот случай лишил тебя возможности работать в том жанре, который мог бы принести тебе гораздо большую известность, чем сейчас.
– Я не нуждаюсь в большей известности, – заявил он. Однако это говорил другой Джек Харрис – молодой человек, которому когда-то причинили боль, и он страдал от нее до сих пор. Эта боль читалась в его глазах и в голосе, он даже тряхнул головой, словно пытаясь отогнать ее… или воспоминания.
Воцарившееся молчание дало Лайзе возможность, которой она подсознательно ждала. Разговор, на ее взгляд, приобретал слишком личный характер.
– По-моему, мне уже пора бежать. – В наступившем молчании слова прозвучали неестественно громко.
– Ну уж нет! Мы как раз подошли к самому интересному, – к изумлению Лайзы, объявил Джек. – Нет, нет, останься! Я собираюсь показать Лотте то, что отобрал для предстоящей выставки, и уверен, что хотя бы некоторые работы тебя очень заинтересуют.
При этом заявлении в ледяных равнодушных глазах Лотты появилась странная смесь настороженности и враждебности. Глаза же Харриса озорно улыбались.
– Ну, хорошо. – А что еще она могла ответить? Джек ловко играет ею, покупая на взлелеянном им же самим любопытстве!
– Прекрасно! – произнес Джек с широкой улыбкой и вскочил со стула. – Наполняйте бокалы и давайте займемся делом, дорогие дамы.
Спустя несколько минут, в сопровождении следовавшего за ними как тень пса, они уже были в студии, моргая от непривычно резкого света. Джек притащил два садовых стула и знаком предложил женщинам сесть. А потом с видом заправского шоумена стал одну за другой демонстрировать работы, которые он собирался выставить. Лайза уже знала, что это та самая выставка, которая должна состояться примерно через три месяца – перед юбилеем ее отца.
Она завороженно следила за тем, как поочередно появляются скульптуры. Каждая сопровождалась соответствующим комментарием, получала порцию восторгов от Лайзы и Лотты и снова препровождалась в хранилище. Лотта не только отдавала должное и восхищалась работами, но и вставляла очень тонкие замечания, свидетельствующие о ее высоком профессионализме.
Что касалось самой Лайзы, то той было трудно сосредоточиться на происходящем. Все эти изображения она уже видела во время недавнего осмотра мастерской, и, хотя они производили сильное впечатление, взгляд Лайзы безуспешно искал сирену.
Как, интересно, собирается Джек выйти из этого положения? Либо он совсем не покажет им скульптуру, либо… Как бы там ни было, Лайза была наполовину уверена, что он видит ее растерянность и знает ее причины.
Ее размышления прервались сообщением Джека, что сейчас он покажет им новую скульптуру, которая в свете недавней дискуссии о заказах будет особенно интересна для Лотты. Сначала Лайза как-то не очень отреагировала на замечание Джека. Однако когда Харрис вынес скульптуру из кладовки, она сразу поняла, что видит ее впервые.
Увидеть такой шедевр и не запомнить было бы невозможно – даже Лотта была явно потрясена им. А Лайза едва удержалась от удивленного и восторженного вскрика. Не заметить же подобное произведение во время своей инспекции казалось еще более невероятным. Такого просто не могло быть.
– Эта вещь может стать украшением всей выставки, если я решу отдать ее тебе, Лотта, – без ложной скромности произнес Харрис. – Не уверен, что готов продать ее, а если так, то, наверное, нет смысла тащить ее в Европу лишь ради того, чтобы потом отсылать назад.
– Я бы с радостью это сделала, – негромко отозвалась Лотта, медленно поднимаясь и подходя к фигуре, стоявшей на постаменте. – Но не стану: она слишком… превосходит все, сделанное тобой. Эта работа затмит все остальные, и публика будет мечтать только о ней.
Волнение Лотты проявилось в легком усилении ее акцента, и Лайза прекрасно поняла и разделила ее чувства.
Произведение было по-настоящему сильным, точнее сказать – мощным. Выполненное из дерева красноватого оттенка, оно представляло собой двуединство человека и животного в композиции, казалось, вышедшей из лесной фантазии – или кошмара.
На первый взгляд фигура почти в натуральную величину могла сойти за волка-оборотня, застигнутого в момент перевоплощения. При более пристальном рассмотрении становилось ясно, что это оборотень-лисица, но самое удивительное было в другом. Фигура отличалась тонкой, но при этом бесспорной чувственностью, эротичностью – женщина или животное или нечто среднее между ними было существом, распаленным желанием.
Такого мастерства Лайза вполне могла ожидать от Харриса, но здесь было гораздо большее – возможно, эта скульптура действительно была лучшим произведением Джека. В ней чувствовалась некая гениальная простота и первобытная сила, одновременно грубая и все же изысканная. Джеку каким-то образом удалось выразить в дереве нечеловеческую дикую озлобленность и чисто женскую страстность.
И лицо или морда существа было удивительно, почти пугающе знакомо: Лайза видела прототип всего один раз, но так и не забыла.
– С тех пор как я ее закончил, я перебрал много названий, – произнес Харрис с резкой, почти садистской усмешкой. – И все время возвращаюсь к первому – «Лисица», да простят меня все лисы мира.
– А эта простила? – спросила Лотта. – Судя по тому, что ты мне в свое время рассказывал, я бы подумала…
– Маловероятно, – перебил ее Харрис. – Она ненавидит меня по-прежнему, может, даже еще сильнее. И если говорить отстраненно, насколько я вообще на это способен, эта женщина изворотлива, умна, коварна. И совершенно безумна, хотя это и безопасно для всех, кроме меня. Она по-прежнему носится с дурацкой фантазией, что я отец этого бедного мальчишки, и, по-моему, будет ненавидеть меня до конца своих дней только за это! Однако ее муж в конце концов простил меня. После стольких лет он наконец-то уличил ее во лжи и убедился, что его жена – ненормальная. И, надо отдать ему должное, он даже извинился и вернул работу... вместе с распиской. Одному Богу известно, как ему удалось заставить ее подписать это. Теперь я могу выставить скульптуру или продать, по своему усмотрению. – Харрис пожал плечами. – Ее муж заявил, что это часть компенсации за то, что произведение так долго не выставлялось, но здесь что-то не то. Подозреваю, он сделал это после того, как понял, что мальчик – его ребенок. В те дни выставить эту работу мне бы не помешало, ведь это по-прежнему одна из самых сильных созданных мною вещей. Может, даже лучшая. – И он снова пожал плечами. – Я на самом деле был страшно рад, что он не уничтожил ее, как грозился, – ты помнишь, Лотта? Так что я не стал разводить с ним дискуссии. – Харрис обернулся посмотреть на оборотня, и Лайза могла поклясться, что глаза его затуманились от нахлынувших чувств. Он стиснул зубы, и чувствовалось, что Джек очень разволновался. – Если уж кто-то и уничтожит эту проклятую лисицу, то этим человеком буду я! – резко произнес Харрис, затем неожиданно повернулся к Лайзе. – А ты что скажешь? – спросил он голосом, по-прежнему хриплым от напряжения. – Очень похожа – и физически и... по своей сути. Или ты уже не помнишь ее?
– Помню, – отозвалась Лайза, почти съежившись от его напора. – Причем достаточно хорошо, чтобы судить о сходстве. Не знаю, как насчет всего остального, но мне показалось, что эта дама и впрямь сильно тебя недолюбливает.
Харрис рассмеялся.
– Недолюбливает? Это слишком мягко сказано. Эта женщина ненавидит меня еще сильнее, чем это произведение. – Он указал на скульптуру. – Потому что не я отец ее ребенка и никак не мог им быть. Я-то точно знаю, что Марион из себя представляет, – она сумасшедшая. Бедняга. Не помню, кто сказал, что все безумие ада не может сравниться с бешенством отвергнутой женщины, и это точно. А что, разве нет?
Джек рассмеялся, но это был горький смех, в нем слышалась давняя затаенная обида.
– Значит, все из-за ребенка? – Лайза обращалась больше к себе, а не к Джеку, но тот понял вопрос буквально.
– Это сложное дело и довольно долгая и неприятная история. Я тебе как-нибудь расскажу, если выберу для этого удобную минутку. Но только не сегодня! Сейчас мы смотрим в будущее, а не в прошлое.
И Харрис прекратил разговор, оставив у Лайзы больше вопросов, чем ответов. Он отставил «Лисицу» в сторонку и снова занялся показом работ, отобранных для выставки.
Джек вынес еще шесть скульптур, и все они, как и предыдущие, были прекрасны и уникальны в своем роде. Однако ни одна из них не шла ни в какое сравнение с «Лисицей». Все они меркли по сравнению с этим шедевром, и Харрис, по-видимому, это понял.
– У меня, кстати, есть еще одна штучка… – объявил он, обращаясь больше к Лайзе, чем к Лотте. – Но здесь та же проблема – я не уверен, что хочу ее продать. Вы будете первыми, кто увидит это мое творение.
С этими словами он бросил загадочный взгляд на Лайзу и вынес из-за экрана закутанную фигуру. Когда он поставил работу на помост, она все еще была скрыта, однако в глазах Джека, когда он, задорно улыбнувшись Лайзе, сдернул покрывало, светилось нескрываемое предвкушение.
Она потрясенно ахнула.
8
Лотта даже привстала со своего места, Лайза услышала рядом ее вздох. Но если реакция блондинки была вызвана искренним восхищением прекрасным произведением искусства, то чувства Лайзы были гораздо сложнее.
Она застыла, словно громом пораженная. Она ведь ожидала увидеть совсем не это. Что же произошло? Какой дьявольский фокус сотворил Джек Харрис на этот раз?
Перед ней была сирена – законченная, отполированная и… совершенно великолепная.
Так же, как «Лисица», «Сирена» обладала своей собственной аурой, но то была аура чистоты и красоты. Сирена была соблазнительна, чувственна. В каждой линии безупречно изваянного тела ощущалось непреодолимое желание. Человек, поддавшийся искушению коварной лисицы, был обречен, а соблазнительность сирены обещала чудо любви.
И, разумеется, у нее было очень знакомое лицо. Лайза почувствовала, как краснеет при виде откровенной страстности этой фигуры, стоявшей на омываемой волнами скале с волосами, струящимися, словно водоросли в морской воде. Ее фигура? Нет, не моя, подумала Лайза, у меня хуже… Но в еще большее недоумение ее привело то, как ухитрился Джек Харрис превратить вещь, которую она видела под этим покрывалом всего час назад, в эту скульптуру? Это ведь мог сделать только он, но каким образом? Или она совсем сходит с ума?
Торжествующий блеск янтарных глаз только еще больше запутал Лайзу. Она не знала, радуется он оттого, что снова подловил ее, или просто гордится – и заслуженно – своим произведением.
Харрис мудро помалкивал. Работа говорила сама за себя – пела дифирамб сирене во славу его таланта. Харрис в полной мере использовал возможности материала – скульптура словно светилась изнутри. Лайзе захотелось потрогать ее. Она уже было протянула руку, но, вовремя опомнившись, отдернула.
А лицо сирены… Лайза видела себя в скульптуре, словно в зеркале.
Было что-то тревожное, почти пугающее в том, как Джек сумел вдохнуть жизнь в дерево, как много оно открывало и сколько оставляло недосказанным.
На мгновение Лайза закрыла глаза, словно это могло что-то изменить. Однако, открыв их, она снова увидела волшебное изображение и ощутила на себе любопытный взгляд Джека Харриса, требовавший от нее какого-либо отклика. И холодные серые глаза Лотты Мертон, внимательно следившие за ними обоими.
– Ах… – Шепот Лотты говорил о многом и ни о чем. Лайза не знала, кто сейчас рядом: Лотта-коммерсант, знаток-профессионал или просто женщина.
И в янтарных глазах ничего нельзя было прочесть. Все, о чем думал в этот момент Джек, оставалось для нее загадкой. Лайза лишь чувствовала, что усилием воли он пытается заставить ее говорить, как-то откликнуться на это потрясающее произведение искусства.
– Это… я… – Лайза не могла найти слов, но даже если бы и нашла, вряд ли могла бы высказать их вслух.
Лотта таких трудностей не испытывала.
– Великолепно! – прошептала она, но голос ее предательски дрогнул. – Это действительно лучшее из всего, что ты создал, и я должна обязательно забрать ее на выставку. Нет… мне нужны обе: женщина-лиса и эта. Они и дополняют друг друга, и противоборствуют. Разумеется, можно поставить их и отдельно, но вместе – это будет настоящий фурор! Конечно, – прибавила блондинка, – они затмят все остальные экспонаты, но не выставить их просто невозможно!
– Это довольно затруднительно, Лотта, учитывая то, что ты не сможешь их продать, – заметил Джек. Теперь его глаза ничего не выражали, и угадать, как он в действительности относится к этой идее, было невозможно.
Лотта посмотрела на скульптора с выражением, которого Лайза не могла понять.
– Но неужели же ты не собираешься продавать их, милый? – спросила она недоуменно, почти с упреком. – Ты в этом абсолютно уверен? По-моему, над этим еще стоит подумать. Не надо торопиться. Это отличный шанс получить хорошие деньги. Смотри не прогадай. Мне кажется, ты должен это сделать.
Лайзу тирада Лотты оставила равнодушной. Единственное, что ей запало в сердце, это нарочитое «милый», произнесенное уверенным и небрежным тоном собственницы… и принятое как должное Джеком Харрисом. Словцо ударило ее прямо в сердце, и оно тоскливо заныло.
Тут заговорил Джек Харрис, но его слова лишь усилили ее муку.
– Я хотел держать «Лисицу» на видном месте в мастерской, чтобы она напоминала мне……
– О чем? О том, что женщинам нельзя доверять? Никому и никогда? Ну, ты придумал! Находясь постоянно перед твоими глазами, эта вещь измучает тебя.
Лотта подошла поближе к Джеку и положила свою холеную руку ему на запястье, заставляя смотреть на себя и слушать. Теперь ее голос звучал твердо, она уверенно стояла на своем и не признавала отказа.
– Эта женщина-лисица – потрясающее, великое произведение, Джек. Но это старая история, все уже кончено, все прошло. И, милый мой, у тебя есть вещь гораздо сильнее, – она указала на сирену, – но и с этим тоже покончено? – К удивлению Лайзы, женщина обернулась к ней и умоляюще воскликнула: – Скажите же ему! Вас он послушает. – Лайза увидела, как ногти Лотты впились в руку Харриса, женщина вся дрожала от нахлынувших чувств.
Лайзу тоже охватил озноб. Огромная мастерская, в которой ей было холодно даже в послеполуденную жару, вдруг стала душной. Ей показалось, что она вот-вот лишится чувств. Она ровным счетом ничего не понимала.
Сердце Лайзы было в полном смятении. Она знала лишь, что Джек хочет сохранить свою связь с прошлым, с этой странной рыжей женщиной и мальчиком с янтарными глазами. И было совершенно очевидно, что Лотта держит его в руках так же крепко и что нуждается в нем не меньше, чем сама Лайза.
Сказать ему? Да она была едва в состоянии думать, не то, что давать указания Джеку Харрису. И он все равно ее не послушает. Единственное, чего хотелось Лайзе, – это поскорее бежать отсюда, бежать от напряжения и смятения чувств, особенно от их взглядов, обращенных друг к другу.
Ибо, как сказала Лотта, все было кончено, все прошло. Она выполнила то, о чем он ее просил, и результат оказался великолепным. Но сейчас Лайза ощущала лишь звенящую пустоту и полный крах всех своих надежд.
– Я… я ничего не могу сказать, – выдавила наконец девушка неуверенно, почти шепотом, не глядя на Джека Харриса, не смея и не желая встретиться с ним взглядом. – Работы прекрасны, правда. А теперь уже поздно, и мне пора ехать.
На бегу Лайза едва не сбила пса. Она уже выскочила на улицу и собиралась открыть дверцу машины, когда ее нагнал Джек и стальной хваткой сжал руку.
– Отчего такая неожиданная паника? – потребовал он ответа. – Тебе что, не понравилась сирена?
– Нет… нет, она великолепна, удивительна, совершенна, – запинаясь, произнесла Лайза, по-прежнему отводя взгляд. – Просто… с меня на сегодня довольно, вот и все. У меня был длинный день, я устала, и дома ждет куча работы…
– Не уклоняйся от ответа, черт побери, – перебил он, развернул Лайзу лицом к себе и, подняв ее подбородок, заставил взглянуть себе в лицо. – А теперь давай все выясним. Ну чего ты разозлилась?
– Ничего. Я же сказала – просто устала и хочу домой, – упорствовала она, безуспешно пытаясь высвободиться и открыть дверцу машины.
– Нет, не увиливай, – не отставал Джек. – И я тебя не отпущу, пока ты не дашь мне хоть какое-то разумное объяснение. Что случилось? Я что-нибудь не так сделал, не так сказал? Или… может, это как-то связано с Лоттой? Даю тебе честное слово, когда она появилась, я удивился не меньше, чем ты, – хотя она всегда так делает.
– О да, я все прекрасно понимаю, – отозвалась Лайза, не скрывая сарказма в голосе. В конце концов, какая разница? Лотта победила, хотя и сражения-то никакого не было. Интерес Джека к Лайзе всегда ограничивался тем, насколько выгодно он мог ее использовать, а теперь работа закончена, и их пути расходятся…
По-видимому, слова Лайзы не удовлетворили Джека. Это не было «разумным объяснением», которое он хотел получить. Джек и не подумал отпустить ее. Напротив, он привлек ее ближе и крепко сжал в объятиях, так что теперь он мог не только смотреть ей в глаза, но и наклониться, почти касаясь ее губ, хотя Лайза отчаянно вырывалась.
– Странная ты, – прошептал он, легонько дотрагиваясь до ее лица, и это волшебное прикосновение было как мгновенная вспышка пламени.
Лайза ощутила, как внутри у нее взорвался огненный шар, опаливший ее щеки алым пламенем, но она все равно предприняла еще одну попытку вырваться.
– Может быть и так, но я отправляюсь домой, и немедленно! – выдохнула она, уворачиваясь от губ Джека. – Ты закончил свою сирену, я тебе больше не нужна, так что я бы предложила, вместо того чтобы целовать меня, уделить малую толику внимания твоей драгоценной гостье. Я уже сыта по горло твоими играми!
– Играми? Ты считаешь, что я веду какую-то игру? – Удивление в голосе скульптора было искренним, но Лайза уже ничему не верила. В конце концов, она все видела своими глазами. Ее заставляли позировать, когда работа была уже готова, он играл с ней, как кошка с мышкой, и теперь… Просто с нее довольно!
– Да, – твердо сказала Лайза, но тут его хватка резко ослабла, и ей удалось освободиться, – да, я так считаю. А теперь до свидания!
В этот раз Джек не сделал попытки помешать ей сесть в машину. Он просто стоял и смотрел на нее, и в его глазах легкое недоумение сменилось гневом. Потом он пожал плечами и поднял руку, словно признавая свое поражение.
– Как хочешь, – сказал он в открытое окно машины. – Но ты сильно ошибаешься, Лайза, если думаешь, что я играл с тобой в какие-то замысловатые игры. И все же…
Окончания фразы Лайза не услышала, она не могла слушать, не хотела. Джек еще что-то говорил, но она резко включила зажигание, развернулась и помчалась по шоссе, ведущему к ее дому. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Лайза добралась домой. Дорожная разметка расплывалась в ее залитых слезами глазах, а на шоссе было полно опоссумов, кроликов и других неосторожных зверей, которые бросали вызов ее помутившемуся зрению и полному отсутствию внимания на дороге.
Войдя в квартиру, Лайза увидела властно мигающий глазок магнитофона и машинально подошла к нему. Но при первых звуках голоса Джека Харриса выдернула шнур магнитофона из сети и швырнула его в нижний ящик стола. Затем отключила телефонный звонок и поклялась, что все так и останется до тех пор…
– До скончания века! – выкрикнула Лайза, – с грохотом захлопывая дверь в спальню, сбрасывая на ходу одежду и жалея о том, что вообще встретила Джека Харриса и его паршивую собаку.


На следующее утро Лайза проснулась в том же настроении, и в течение дня оно все ухудшалось и ухудшалось. Так продолжалось и в последующие дни. В пятницу она заставила себя взяться за работу, но, как ни старалась, у нее решительно ничего не выходило. Лайза уже начала подумывать, не зря ли отключила телефон, но как только бросала взгляд на магнитофон, в ее ушах начинал звучать ненавистный голос, и это удерживало ее от каких-либо действий.
– Все равно я не жду, что ты позвонишь, – сердито сообщила Лайза аппарату. – И мне совершенно наплевать на всех – просто не хочу, чтобы меня беспокоили, вот и все.
Однако ее все же беспокоили – если не голос, то видения, в которых она представляла Джека нежащимся в горячей ванне вместе с прелестной белокурой Лоттой. Вот Джек касается ее тела… Эти образы преследовали Лайзу во сне, где ее переменчивое подсознание смешивало реальность с обрывками вымысла, вызывая чудовищные эротические кошмары, от которых она вскакивала среди ночи так стремительно, что заснуть после этого уже было невозможно.
Однажды ей приснились Джек и Лотта в ванне, окруженные скульптурами – лисицей-оборотнем, изваянием собаки и сиреной. Их насмешливый хохот звучал совершенно отчетливо, и Лайза проснулась, обливаясь потом, пристыженная собственной наивностью и еще больше – мыслью о том, что ей следовало все знать с самого начала.
В другом сне она оказалась заключенной в деревянную оболочку сирены, и Джек гонялся за ней по студии с остро заточенным резцом, а из ароматной пенной ванны доносился злорадный смех блондинки. Забияка громко лаял и повизгивал, подбадривая хозяина.
Самые страшные кошмары снились Лайзе в первые несколько ночей, но и в последующем она спала лишь урывками, да и ела так же. Возиться с готовкой слишком хлопотно, выходить на улицу, чтобы что-то поесть, было выше ее сил, и вообще она слишком занята, твердила Лайза. Она поглощала одну чашку кофе за другой в попытках сосредоточиться, но все напрасно.
Однако даже кофе было недостаточно, чтобы не спать совсем, хотя Лайза почти мечтала об этом – не хотела видеть снов.
В пятницу она задремала за рабочим столом, уронив голову на руки. Ей показалось, что начинается очередной кошмар – зазвучал сердитый голос Харриса, перемежавшийся все более настойчивым и громким стуком в дверь. Однако для полной иллюзии недоставало Лотты, собаки или скульптур.
Лайзе в конце концов удалось стряхнуть с себя сон. И тут она поняла, что это ей вовсе не снится.
– Черт побери, Лайза, отзовись, я же знаю, что ты дома! Я хочу поговорить с тобой, даже если для этого мне придется разнести эту дверь, так и знай! – проревел Джек после очередной серии гулких ударов.
Лайза в полном замешательстве смотрела на сотрясающуюся дверь, и ее саму начало трясти. Она даже стала озираться в поисках места, куда бы ей спрятаться от этого слишком реального вторжения. Но тщетно: пока она мысленно забиралась под кровать, ее тело уже двигалось к двери, послушное этому хриплому голосу.
Собравшись с духом, Лайза положила ладонь на ручку двери. Ей удалось наконец собраться с силами, напустить на себя холодный спокойный вид и молиться, чтобы удалось продержаться, пока она не отделается от человека, причинявшего ей такие муки.
– Что тебе нужно?
Сдержанно, и как раз в меру, подумала Лайза. Отчужденно, но не сердито, – ничто не выдает ее истинных чувств.
Харрис посмотрел на нее, и его проклятые янтарные глаза, как всегда, увидели больше, чем она хотела показать, однако сдержанность Лайзы его остановила. Он был одет небрежно, по-видимому, для работы: клетчатая рубашка расстегнута почти до пояса, а узкие джинсы в мельчайшей деревянной пыли.
– Я хочу знать, черт возьми, что происходит, – ответил Харрис таким же ледяным тоном, что и Лайза. Однако глаза его не были холодными: он готов был испепелить ее взглядом.
– А в чем, собственно, дело? – произнесла Лайза голосом, даже ей самой показавшимся фальшивым, но на большее она была сейчас уже не способна.
– Так ты считаешь, что ни в чем?!
– О чем ты? – произнесла Лайза, стараясь изо всех сил собраться, чтобы поддерживать разговор, сохраняя наигранное спокойствие и отчужденность. Каждый раз, когда он смотрел ей в глаза, мысленно девушка вся сжималась, но вот тело ее реагировало совсем по-другому. – Да что случилось-то? И вообще, как ты здесь оказался?
– Ты нормально себя чувствуешь?
Он словно не желал обращать на ее слова внимания. Задавая вопрос, Джек почти протиснулся в дверь, оттесняя Лайзу, и она отступила под его напором.
– Разумеется, нормально. С какой стати мне должно быть плохо? Чего ты все-таки хочешь?
Джек уже оказался в комнате, по-прежнему надвигаясь на Лайзу, но теперь он старался не смотреть на нее. Взгляд его был совершенно непроницаем. Лайза понимала, что он осматривает комнату и видит кучу мусора – плоды безуспешных попыток Лайзы заняться делом: гору немытых кофейных чашек и жалкую кучку грязных тарелок.
– Похоже, ты была занята. – Это был даже не вопрос.
– Я была занята, – подтвердила Лайза все так же спокойно, сама удивляясь, как ей это удается. Харрис продолжал наступать: теперь они уже были в глубине студии, и дверь закрылась, отгородив их от всего мира… поймав ее в ловушку.
– А что, есть какой-то закон, запрещающий заниматься делом? – Лайза знала, что произнесла это повышенным тоном, но ей было наплевать.
– Ты была так занята, что даже не брала трубку? Может, что-то случилось с твоим телефоном?
– Я не всегда отвечаю на звонки. Особенно когда работаю. От телефона одно беспокойство, – защищалась Лайза. – И вообще, какое тебе до этого дело?
– Ты всегда отвечаешь на звонки, когда работаешь, – возразил Харрис. – Я это уже заметил. Это редкое свойство, очень редкое. А тут ты не отвечала! Я-то знаю – всю неделю пытаюсь тебе дозвониться.
– Мой телефон сло… – Лайза осеклась и тупо уставилась на Джека, ужом скользнувшего мимо нее и схватившего телефон. Его глаза безошибочно остановились на переключателе звонка, стоявшем на «отключено». Он с немым вопросом воззрился на Лайзу и усмехнулся.
– Сломался, да? – саркастически спросил он и небрежно поставил аппарат на место.
– Это не твое дело, – заикаясь, проговорила Лайза, отворачиваясь от него и снова подходя к двери.
– Очень даже мое, – отозвался Джек, обернувшись к ней и не заметив облегченного вздоха, сорвавшегося с губ девушки. – Я же говорю, Лайза, пытаюсь дозвониться до тебя всю неделю! А теперь выясняется, что ты все сделала для того, чтобы я попусту терял время. Ну и зачем тебе все это надо?
– А почему ты не подумаешь о том, что я была просто занята, не хотела, чтобы меня беспокоили? Или, предположим, что я не хотела с тобой разговаривать? – заявила Лайза уже более спокойно. – Неужели в это так трудно поверить? Или ты убежден, что каждая женщина в мире затаив дыхание ждет любого твоего проявления внимания?
Глаза скульптора сверкнули, словно она его ударила, а потом вдруг погасли и стали тусклыми, как осколки бутылочного стекла, отполированные морем. Это было поразительно и очень неприятно. В следующую минуту губы его растянулись в улыбке, и Лайза заметила, что глаза Джека повеселели.
– Похоже, ты всерьез на меня рассердилась, дурочка, – заметил Джек с нескрываемым сарказмом.
Рассеянно он еще раз окинул взглядом кавардак в квартире и недовольно нахмурился. Сарказма как не бывало. В его глазах появилось что-то очень напоминающее тревогу.
– Когда ты в последний раз ела? Я имею в виду, как следует, а не всю эту ерунду, которую впихивают в себя одинокие девушки, когда им некогда готовить, но и помирать с голоду вроде тоже не хочется.
– Так, теперь ты решил проявить заботу о моем желудке? – съязвила Лайза. Это был единственный способ уклониться от ответа на вопрос и скрыть свое удивление.
– Я спросил, мисс Нортон, – напомнил Джек просто-таки устрашающе спокойным тоном. – Почему бы тебе не ответить прямо, а, Лайза?
– С какой стати?
– Потому что мне это интересно. И потому что этого требует обыкновенная вежливость.
– И у тебя хватает наглости рассуждать о вежливости? Ворвался сюда, как к себе домой, без приглашения и читаешь мне нотации по поводу вещей, которые тебя совершенно не касаются…
– Слушай, не заводись! У меня такое чувство, что ты уже несколько дней не ела нормально – сидела на одном кофе. И не возражай, я же вижу, как ты выглядишь. Ты в жутком состоянии, девочка. Посиди-ка, пока я посмотрю, что тут можно сделать.
Он рукой отстранил Лайзу и деловито прошел на кухню, качая головой при виде горы немытой посуды. Затем распахнул холодильник и снова покачал головой, увидев, что тот пуст.
Дальше – хуже. Джек вернулся в комнату и подошел к рабочему столу Лайзы и стал разглядывать бумаги с видом, приведшим ее в полное замешательство. Очень скоро взгляд его устремился на Лайзу.
– Ты просто дура, что пытаешься работать в таких условиях. Держу пари, ты и спала-то кое-как. И как ты рассчитываешь добиться чего-то существенного таким образом – для меня загадка. Я думал, у тебя больше здравого смысла, Лайза. Ты меня удивляешь, правда, удивляешь.
Сначала Лайза не нашлась что ответить. В голове у нее царил полный хаос: единственное, что она уловила, это то, что Джек поверил, что она отключила телефон и превратила свою квартиру в помойку из-за того, что пыталась работать. Он не имел ни малейшего представления о стоявших за этим реальных причинах. Если бы только ей удалось и дальше держать его в неведении…
– Конечно, ты прав, – наконец проронила она. – Я иногда увлекаюсь. – Лайза стала бочком пробираться к двери. Если только ей удастся убедить его, что она в порядке, и заставить уйти… – Я на этом остановлюсь, брошу все на время… дам себе отдохнуть, – бессвязно мямлила она, усилием воли пытаясь заставить Джека последовать за ней к двери. Однако он уже снова направился на кухню.
– Вот распустеха, – бормотал Джек, снова открывая холодильник и засовывая в него голову, чтобы повнимательнее обследовать содержимое.
– Что ты делаешь? – Теперь Лайза уже по-настоящему разозлилась. Ей надо было, чтобы Джек оставил ее в покое и ушел. Она сейчас не в лучшем виде, чтобы общаться с ним.
– Собираюсь приготовить тебе какую-нибудь приличную еду – во всяком случае, лучшую, какую смогу, – отозвался он, тщательно, одну за другой обследуя полки холодильника. – Ты что, только яйцами питаешься? Для девушки, у которой нет проблем с деньгами, у тебя на редкость скудные запасы. Тренируешься на старика Гобсека, что ли?
– Но… но я…
– Господи, неужели трудно купить фруктов, молока? – сердито заметил Джек и слегка хмыкнул, вынимая одинокую банку грибов. – Удивляюсь, как ты не умерла с голоду на пути к славе и богатству, если ты всю жизнь так живешь?
Это добило Лайзу. Она могла лишь беспомощно наблюдать, как он ловко смешал ингредиенты для омлета и вскоре подал его на стол. Омлет был таким аппетитным и выглядел настолько лучше всего, что когда-либо готовила сама Лайза, что разговор стал просто невозможным: у нее потекли слюнки, и она ни о чем, кроме еды, думать уже не могла.
– Садись, ешь, – приказал Харрис с некоторым опозданием, потому что Лайза уже принялась за еду. – А потом отправляйся в постель – нам завтра рано вставать, и впереди у нас длинный день, поэтому тебе надо отдохнуть как следует.
– Завтра? – с набитым ртом пробормотала Лайза. К счастью, в голосе не прозвучало охватившее ее недоумение.
– Тебя еще и память подводит? – спросил Харрис. Спросил с улыбкой, слишком спокойный, слишком уверенный в себе. – Ты и в самом деле перетрудилась, дорогая. И перемена обстановки тебе не повредит. – Он помедлил с минуту, а затем поспешно заговорил, не дав ей возможности перебить себя: – Завтра великий день для моего песика, ты разве не помнишь? Его первая выставка – та, к которой мы с ним готовились. Ты же не хочешь пропустить такое событие?
– Я думала, ты не хочешь брать меня с собой, – произнесла наконец Лайза, стараясь говорить как можно непринужденнее, так чтобы он не понял, как много для нее значит это приглашение. Надо только вести себя правильно. Если бы только она смогла уговорить его уйти и оставить ее в покое. Сейчас она слишком устала, перенапряглась и была чересчур уязвима.
– Надеюсь, что Забияка не будет дурить в твоем присутствии, – сказал Харрис и тут же добавил: – И я точно помню, что собирался пригласить тебя поехать с нами на выставку в этот уик-энд.
– Но зачем?
– Думал, что тебе это будет интересно. Впрочем, это уже неважно. Ты едешь с нами без разговоров, просто ради моего спокойствия. Я не смогу сосредоточиться на выставке, если одновременно буду волноваться за тебя.
– Тебе нечего за меня волноваться, – отрезала Лайза, кладя в рот очередной кусочек омлета. – С какой такой стати?
Харрис нахмурился, затем с нарочитым презрением оглядел квартиру. От его глаз ничего не укрылось: ни грязные тарелки, ни разбросанные повсюду бумаги, ни общий беспорядок в доме. Затем он таким же взглядом окинул и хозяйку.
– Да ты посмотри на себя – ты же страшна как смертный грех, – заявил он даже без намека на улыбку. – Ты явно слишком много работаешь, не следишь за собой как следует и, если оставить тебя одну, свалишься от полного изнеможения. И не вздумай спорить, Лайза Нортон, я тебя слишком хорошо знаю, так что ничего не выйдет. Нет уж, через пару минут ты отправишься спать, а завтра с раннего утра поедешь со мной на весь день. И никакой работы! Если станет скучно, найдешь себе какое-нибудь дерево и устроишься под ним отдохнуть – по крайней мере, я буду знать, что ты со мной.
Спорить Лайза была уже не в состоянии. Слов у нее просто не было, как не было и никакой возможности подготовить какие-то аргументы. Она совершенно не помнила о приглашении или просто проигнорировала его, поглощенная мыслями о том, как выгнала из жизни Джека самоуверенная Лотта. И теперь Лайза могла лишь сидеть с набитым ртом и молча смотреть на скульптора – часть ее существа мечтала о том, чтобы он убрался прочь и перестал мучить ее, а другая жаждала его объятий.
Вилка застыла в ее руке, потому что блюдо, только что казавшееся таким замечательным, вдруг стало совершенно безвкусным. Однако перестать есть она не осмеливалась – Джек следил за ней. У Лайзы не было ни малейшего сомнения, что, скажи она, что у нее нет аппетита, он накормит ее силой.
Волнение Лайзы усилилось, когда она наконец покончила с омлетом. Джек взял тарелку и махнул рукой в сторону спальни.
– Отлично. А теперь – в постель, миледи. Я тут немного приберусь, а потом приду подоткнуть тебе одеяло, если в этом еще будет необходимость.
– Но я… я… – Лайза отчаянно пыталась подыскать слова, но никак не могла найти нужных, чтобы объяснить, что прекрасно уляжется в постель без его помощи и что единственное, чего ей по-настоящему хочется, – это чтобы он ушел… убрался совсем. Но так ли это на самом деле?
– Вот и хорошо. Я даже поцелую тебя на сон грядущий, если это доставит тебе удовольствие, – добавил Джек, намеренно неверно истолковывая ее замешательство и при этом лукаво улыбаясь. – Но не более того – разве что ты сама попросишь меня… – И озорно расхохотался, увидев растерянность на лице Лайзы.
Джек внимательно наблюдал, как она направляется в спальню. На пороге она не удержалась и настороженно обернулась.
– Не забудь почистить зубы, – услышала она последние слова Джека, когда закрывала дверь.
Колени ее дрожали, и ей стало тошно при мысли о том, что ей следовало вести себя в этой ситуации совсем по-другому, а она все провалила.
Это чувство усилилось, когда Лайза отважилась бросить на себя взгляд в зеркало ванной. Господи, что за вид: волосы всклокочены, глаза припухли и покраснели, а под ними – черные круги.
– Ты выглядишь страшнее, чем смертный грех, моя девочка, – пробормотала Лайза, но тут же расправила плечи и решила – к сожалению, задним числом, – что с нее на сей раз действительно довольно. – Зубы подождут, сначала я приму душ, – сообщила она бледному отражению в зеркале, не давая себе труда задуматься – а не повлиял ли на ее решение обещанный поцелуй? И направилась в ванную.
Джек же пустил воду на кухне и стоял, засунув руки по локоть в раковину, а позади него громоздилась грязная посуда, собранная со всей квартиры. При этом он насвистывал жизнерадостно и совершенно фальшиво.
Лайза нежилась в тепле и паре душа, окруженная запахами мыла и шампуня. Она пробыла в ванной дольше, чем собиралась, пока не начала засыпать на ходу. А потом обмотала волосы полотенцем, надела самую скромную ночную рубашку и забралась в постель, натянув одеяло до подбородка.
Она отчаянно пыталась не заснуть до обещанного поцелуя – ей не давало покоя любопытство, уедет ли после этого Джек Харрис. Он не сказал ей точно, в какое время выезжать утром, и с него станется – Лайзе это было слишком хорошо известно – провести ночь на диване у нее в гостиной, а если взбредет в голову, то и с ней в одной кровати.
При этой мысли по телу Лайзы пробежала сладкая дрожь, она потянулась и зевнула. Сонная истома смежила ей веки. Что бы ни было на уме у Джека Харриса, она будет спать. Утро вечера мудренее.
С этой мыслью Лайза провалилась в глубокий сон, от которого ее пробудило на рассвете какое-то странное ощущение.
9
Лайза ощутила тепло дыхания Джека на своей щеке и в полусне подумала: как хорошо просто так лежать, прислушиваясь к этим легким вдохам.
Он ведь пообещал подоткнуть одеяло и даже пригрозил поцеловать ее на ночь. Глупо, конечно. На самом деле она ведь его не волнует, он не любит ее так, как, теперь понимала Лайза, она любит его. Она откинула одеяло, подсознательно открывая шею и уже воображая, как его прохладные губы коснутся ее. Тело вдруг стало расслабленным, податливым. Она была готова принять его. Если уж подвернулась такая возможность, надо воспользоваться ею, взять от жизни все, что можно. Это все-таки лучше, чем быть совсем одной. И если это все, что может быть между ними…
На мгновение Лайза заколебалась, жалея, что не надела самую соблазнительную ночную рубашку, и машинально поднесла руку к высокому воротнику.
Дыхание Джека было теперь как жаркий летний ветер, оно скользнуло вдоль ее шеи, прокладывая путь к губам. Лайза тяжело вздохнула, ощутив, как этот ветер пронесся по ее руке и влажный язык стал лизать ее пальцы.
Она протянула руку, чтобы коснуться Джека, провести рукой по его щеке, надеясь услышать низкий стон удовольствия, как вдруг ее пальцы наткнулись на…
Шерсть! Глаза Лайзы широко раскрылись в смутной надежде увидеть янтарные глаза всего в нескольких дюймах от ее лица. Глаза-то были, причем янтарные, да только вовсе не ее возлюбленного!
Лайза взвизгнула – частью от неожиданности, частью от испуга. Забияка отпрянул от девушки, взмахом хвоста опрокинув будильник и когтями скомкав прикроватный коврик, превратившийся в ловушку для бросившейся было за ним в погоню Лайзы. Где-то на кухне с металлическим стуком упала сковорода, и раздался голос Джека, прикрикнувшего на ошалевшего пса:
– Забияка! Паршивец ты этакий, марш оттуда!
Лайза уже взялась за ручку двери, как вдруг та распахнулась, и теперь уже она встретилась наконец с янтарными глазами Джека Харриса, озорно блестевшими в предвкушении забавной сцены.
– С тобой все в порядке?
Сильные пальцы схватили ее за плечи, помогая устоять на ногах и одновременно ухитряясь приласкать.
– В порядке? – взвизгнула Лайза. – А ты как думаешь? Что забыл твой пес в моей спальне? И ты сам что здесь делаешь?
– Готовлю завтрак, – отозвался Джек, ослабляя хватку и позволяя ей вырваться.
Лайза снова споткнулась на скомканном ковре, но успела выпрямиться и выставить вперед руку, не давая Джеку прикоснуться к себе. Она возмущенно смотрела на Харриса, еще больше злясь на его олимпийское спокойствие.
– Завтрак? – Голос Лайзы прозвучал пронзительно. Он отдался эхом в неожиданно показавшейся тесной комнате, но ей было все равно – она этого даже не заметила.
Харрис пожал плечами.
– Мне это показалось неплохой идеей, – ответил он. – Но я все это затеял не вовремя. Теперь тебе придется ждать, пока я приготовлю новую порцию яиц – те, которые я уронил, когда ты закричала, никуда не годятся. Забияке они, конечно, понравятся…
– Я его пришибу! Что этот пес здесь делает? Что ты здесь делаешь?
– Я же сказал, готовлю завтрак, – ответил Джек, и теперь его глаза уже смеялись по-настоящему, хотя голос звучал спокойно. – А что до пса, так это, наверное, моя вина. Несколько минут назад я заглядывал посмотреть, как ты там, и, по-видимому, неплотно прикрыл дверь.
Лайза в полном смятении покачала головой и вдруг сообразила, как она должна сейчас выглядеть: волосы растрепаны, никакой косметики, глаза, припухшие со сна. Она опустила взгляд на ночную рубашку и порадовалась своему выбору – по крайней мере одета прилично.
– Я… ты… – Лайза что-то забормотала, запнулась и замолчала. Харрис улыбнулся, глаза его заблестели, и он покачал головой.
– Тебе надо просто пойти и одеться, – мягко произнес он. – А я пока приберусь, зажарю еще яиц, и будем завтракать. Тебе сразу станет лучше. – Он уже направился к двери, но вдруг повернулся и совершенно неожиданно чмокнул Лайзу в щеку – она не успела ничего сказать, даже не осознав, что произошло. – Пять минут, ладно?
Лайза осталась стоять, дрожа от волнения. Она лишь смотрела на дверь, которую он закрыл – на этот раз плотно.
Из-за двери донесся приглушенный голос Джека:
– Можешь помочь мне прибраться, дурень, а потом отправляйся вон. Мы здесь оба не пользуемся особой популярностью, но тебя, дружок, лучше надежно запереть в фургоне до того, как Лайза выйдет, не то я получу на завтрак жареную забиякинку.
Тихий ответный взвизг был еле слышен, но и этого оказалось достаточно.
– Убери отсюда это животное! – закричала Лайза и помчалась в ванную, не желая слышать ответный смех Харриса.
Когда она наконец вышла в гостиную, собаки уже не было. Лайза чувствовала себя теперь больше взволнованной, чем сердитой, однако твердо решила, что уже достаточно терпела и Джека Харриса, и его бессовестного пса. Собаки не было, но ведь хозяин остался. И в воздухе витали чудные запахи свежесваренного кофе и готовящегося завтрака.
Выглядела она теперь более презентабельно. Лайза надела пушистый свитер и брюки, а также потратила немало усилий на то, чтобы укротить непокорные волосы. Харрис был одет так же, как и накануне, и если ему пришлось спать одетым, то, видимо, он проделал это как-то очень аккуратно, ибо для столь раннего часа он выглядел на редкость свежим и опрятным.
– Бифштекс с яйцом подойдет? – спросил Джек, стоя у плиты и приветствуя Лайзу улыбкой. Смеющиеся янтарные глаза быстро охватили всю фигуру девушки – от уложенных волос до легких туфелек. – Я приготовил вдобавок немного бекона, если хочешь, и еще есть недурные рогалики.
Лайза беспомощно уставилась на сверкающую чистотой кухню, накрытый для завтрака стол и даже букетик цветов в керамической вазе. Она не знала, что сказать, да и вообще, стоит ли говорить что-либо? Квартира выглядела так, словно Джек всю ночь провел за ее уборкой, но…
– Я совершил ночной набег в круглосуточный магазин, – пояснил он. – Не могу ехать на выставку собак на голодный желудок, а твой запас продуктов не назовешь обильным.
Лайза тупо повиновалась приглашающему жесту Джека и позволила усадить себя за стол. А потом молча смотрела, как он уверенно накладывает на тарелку бифштекс, яйцо, бекон и помидоры, наливает кофе – просто как хозяин!
– Приступай, – скомандовал Джек, – я сейчас. – И стал наполнять свою тарелку и наливать себе в чашку кофе. Она посмотрела на него, затем в тарелку и сдалась на уговоры своего урчащего желудка.
Сидевший напротив Харрис ел молча, хотя и поглядывал иногда через стол на Лайзу, и каждый раз ей мерещилась скрытая в его глазах усмешка.
Они заговорили, только покончив с завтраком, когда Джек налил по второй чашке кофе. Первым разговор начал Харрис, причем с совершенно неожиданного замечания. Лайза не поверила своим ушам.
– Ты, конечно, понимаешь, что нельзя ждать от меня такого обслуживания каждый Божий день.
Это было бессмысленно, но прозвучало столь ласково и серьезно, что Лайза так и застыла, не донеся до рта чашку с кофе. Она пристально посмотрела Джеку в глаза, и смутное волнение охватило ее душу.
– He представляю, с какой стати я должна этого ожидать, – наконец выговорила она. – Тебе не кажется, что это уж слишком… столь нелепое замечание, да еще в такую неописуемую рань?
– Сейчас всего половина шестого, – отозвался Джек, но что-то в его взгляде изменилось. Лайза почувствовала, что он размышляет, причем очень усиленно.
Снова воцарилось молчание, но теперь оно было полно тревожного ожидания. Они пили кофе и смотрели друг на друга.
И снова молчание нарушил Харрис, на этот раз он заговорил, как-то осторожно подбирая слова, но в то же время его голос звучал так живо и звеняще, словно отражал внутреннее напряжение.
– Просто ради интереса, дорогая, как давно сломался твой магнитофон?
Лайза помолчала, прежде чем ответить. Солгать или… просто немного отклониться от истины – вот в чем теперь заключался вопрос, и оба варианта Лайзе не понравились. Что-то подсказывало ей, что сейчас не время для игр, и в то же время она была уверена, что Джек снова что-то задумал.
– Ну, он вообще-то не сломан, – наконец проговорила Лайза. – Я просто… не пользовалась им, вот и все.
– Да, это я знаю, – прозвучал загадочный ответ. – Но… – он бросил многозначительный взгляд на телефон, – тогда где же он?
– Я его убрала.
– Ты его убрала. – Ни вопрос, ни ответ. Просто констатация факта, сопровождаемая насмешливо поднятой бровью при взгляде на то место, где стоял магнитофон.
– А что, есть закон, по которому нельзя убирать магнитофоны?
Лайза снова защищалась и знала это, но, провалиться ей на месте, если она позволит ему взять над собой верх.
– Разумеется, нет, – ответил Джек. – Просто… могу я спросить, когда ты в последний раз им пользовалась?
– А это важно?
– Было бы не важно, я бы не спрашивал. – Теперь его глаза превратились в два янтарных озера, притягивавших и завораживавших.
– С тех пор как занялась своим последним проектом, – уклончиво отозвалась Лайза, надеясь, что ее слова звучат не слишком фальшиво.
Харрис промолчал.
Он просто сидел напротив Лайзы со сложенными на груди руками и пристально смотрел на нее. Его взгляд был совершенно непроницаем, и Лайза была уверена – он не хочет, чтобы она знала, о чем он думает.
Наконец Харрис издал какой-то низкий горловой звук, словно кашлянул, и сказал:
– Хорошо, давай разберемся по минутам. Дорогая мисс Нортон, ваш магнитофон работал в тот вечер, когда вы вернулись с последнего сеанса позирования для меня? Это достаточно конкретно сформулировано?
– С тех пор я им не пользовалась.
– Это не ответ на мой вопрос!
– Не ори на меня, – резко бросила Лайза, тщетно пытаясь отделаться от чувства вины. – Могу тебе напомнить, что это мой дом.
– Ну разумеется, твой. – Голос звучал вкрадчиво, однако в глазах Харриса плясали чертенята. У Лайзы возникло чувство, словно ее заманивают в шелковую паутину – в сеть огромного паука. Она не могла смотреть в вопрошающие глаза: они слишком много видели и слишком много знали. И все же… она ни за что не облегчит ему задачу.
– Давай попробуем по-другому, – предложил Харрис и поднялся, чтобы налить им еще кофе. – Теперь слушай внимательно, потому что я не хочу, чтобы ты опять насочиняла мне что-нибудь в ответ. В тот вечер, когда ты мне в последний раз позировала, вернувшись домой, ты нашла сообщение на магнитофоне или нет? И еще: ты прослушала его прежде, чем вышеуказанный агрегат прекратил работу, или он был жестоко умерщвлен, или куда-то заброшен, или что там с ним еще произошло?
Последние слова прозвучали как автоматная очередь. Харрис резко сел на стул и оперся о стол руками, требуя от Лайзы ответа.
Она никогда не видела, чтобы человеку с таким трудом удавалось сдерживать свой темперамент. Вид у Джека был такой, словно при малейшей ее оплошности он взорвется. У Лайзы не было времени выбирать слова.
– Нет, – едва выговорила она чуть слышным шепотом.
– Ага. – Его ответ прозвучал тише, чем вздох. Харрис стиснул зубы и забарабанил сильными пальцами по столу.
В наступившем молчании этот стук отдавался раскатами грома, взгляд Джека был мрачнее грозовой тучи, но все это заглушал звучавший в ушах Лайзы стук ее собственного сердца. Так они и сидели, пока Харрис не повторил:
– Ага…
Затем он посмотрел на свои руки, перевел взгляд на Лайзу и снова стал смотреть на свои руки. Потом обвел комнату каким-то нерешительным взглядом.
Лайза не смела пошевелиться. Говорить тоже не могла – во рту пересохло. Пальцы сложенных на коленях рук ослабели настолько, что девушка не могла даже помыслить о том, чтобы взяться за чашку с остывающим кофе. Она очень старалась, но не могла полностью сосредоточиться.
– Что ж., стало быть, ты была немного удивлена, когда я нагрянул вчера вечером, – наконец проговорил Джек. – Да, наверное, это тебя удивило. – Тон был таким же нерешительным, как и взгляд, брошенный вокруг себя, но следующий вопрос он задал прямо в лоб:
– Лайза, где твой магнитофон?
– Сказала же – я его убрала.
– Куда?
– Какая разница?
– Куда? – По тону голоса было ясно, что разница большая.
– В… в ящик. – Лайза отвечала почти со страхом. Зубы Джека были стиснуты, мускулистое тело напряжено, казалось, еще минута – и он сорвется. Атмосфера в комнате явно накалялась – у Лайзы сложилось впечатление, что она видит своими глазами искры, летящие из пронзавших ее янтарных глаз. А потом, как по мановению волшебной палочки, все изменилось. Джек глубоко вздохнул и расслабился, словно из него выкачали воздух. В следующую минуту он уже был спокоен, однако это спокойствие напоминало затишье перед бурей или неподвижность огромной кошки перед прыжком. Даже в голосе, когда он заговорил, послышались мурлыкающие нотки.
– Ты не прослушивала никаких сообщений в тот вечер, – задумчиво протянул он, – и с тех пор не пользовалась магнитофоном. Стало быть, пленка по-прежнему там. Я правильно предположил?
Лайза не ответила – просто не смогла. Она лишь сидела и смотрела на него, уверенная, что вот-вот попадет в ловушку и, независимо от того, что он скажет или сделает, это обернется плохо для нее.
– Ну так как?
Лайза молчала. Она вся напряглась от дурного предчувствия. Взгляд Харриса был не менее напряженным.
– Когда открывается выставка? – Это была слабая попытка перевести разговор на другую тему, однако Лайза была достаточно наслышана о выставках собак и надеялась, что ей удастся отвлечь его внимание. Ведь явка на такого рода состязания строго учитывалась: чуть опоздал – и не будешь участвовать.
Харрис не ответил и лишь покачал головой. Почти тоскливо, как показалось Лайзе, но это было ничто по сравнению с печалью, неожиданно охватившей девушку. Она поднялась со стула и стала собирать посуду. Харрис, к удивлению Лайзы, присоединился к ней. У раковины они оказались вместе.
– Ты будешь мыть или вытирать? – спросил Джек, не скрывая легкой насмешки в голосе, – к нему снова вернулась прежняя самоуверенная манера держаться, так бесившая Лайзу.
– Я подумала, нам, наверное, лучше все оставить, – отозвалась Лайза, лихорадочно пытаясь придумать любую уловку, чтобы уехать отсюда. – В конце концов, мы же не можем опаздывать, а время…
– Стремительно приближается к развязке, мисс Нортон, правда? – Голос Харриса снова стал мурлыкающим, он снова оказался слишком близко.
Лайза ничего не могла поделать. Она обернулась, чтобы наградить Джека свирепым взглядом, но встретилась со смеющимися глазами, а ее возмущенный вздох утонул в звуках его низкого голоса, одновременно ворчливого и ласкового.
– Ты такая красивая…
Но прежде чем Лайза успела осознать эти слова, Харрис уже отвернулся и стал складывать посуду в раковину. Он пустил воду, одной рукой открывая кран, а другой щедро насыпая моющее средство.
Лайза стояла, совершенно ошеломленная нелепостью всего происходящего, а Джек закрыл кран, взял ее за локти и ласково подтянул к раковине. Он отпустил ее только тогда, когда Лайза сама вырвала руки и погрузила их в мыльную воду. Самодовольно улыбнувшись, Харрис достал полотенце и отошел.
– Правильно, занимайся делом, – негромко произнес он. Но Лайза так и застыла, понимая, что Харрис направился к столику в гостиной, где стоял телефон. С поразительной точностью он отыскал нужный ящик и вынул магнитофон.
– Бедный магнитофончик, – проворковал он, поднимая аппарат, как какой-нибудь ценный трофей. – Надо же, как с тобой поступили, – заперли в темноте, как какого-нибудь преступника. Должно быть, тебе обидно. – Брошенный им на Лайзу веселый торжествующий взгляд ясно говорил, что уж он-то позаботится, чтобы ей стало совестно. – Подумать только, и ты еще посмела выговаривать мне за то, что я непочтительно отзываюсь о Гансе! – обратился он к Лайзе, качая головой с насмешливым осуждением, а длинные тонкие пальцы в это время ловко подсоединяли аппарат к сети.
Лайза услышала шипение и щелчок, увидела единственный красный глаз, смотревший на нее обвиняюще.
А потом Джек повернулся к ней так стремительно, что она не успела уследить за ним сквозь застилавшие глаза непрошеные слезы.
– Ну, хорошо, любовь моя, давай мыть посуду, – проворчал Харрис. – Разберемся с ней, потом разберемся еще кое с чем, а потом уж…
Он не закончил фразу, но в ней явственно чувствовалась угроза. Она не могла понять выражения его глаз, молча уставилась в раковину и стала механически делать то, что ей велели. Пальцы двигались неуклюже, а мысли роились в голове, с бешеной скоростью метались в разных направлениях.
Рядом стоял вездесущий Харрис. Его крепкое бедро временами касалось бедра Лайзы, локоть задевал ее руку, а ловкие пальцы каким-то образом ухитрялись подхватывать посуду, которую она то и дело норовила уронить.
Лайза не смотрела на Харриса, как робот двигая руками и стараясь собраться с силами, мобилизовать все оставшиеся у нее ресурсы.
– Все закончено?
Лайза тупо кивнула, затем, подчиняясь приказанию, вынула затычку из раковины. Она молча стояла, следя за тем, как уходит вода, и мечтая вот так же исчезнуть, особенно когда Харрис мягко повернул ее к себе и стал вытирать ей руки – осторожно, пальчик за пальчиком.
– А теперь пойдем и устроимся где-нибудь поудобнее, – произнес он, и голос его гипнотизировал, соблазнял, как и его прикосновения.
Лайза ощутила руки Джека на своей талии, когда тот повел ее к дивану, позволила усадить себя, а самому сесть рядом, но встречаться с ним взглядом не смела… просто не могла.
Глаза девушки закрылись. Она почувствовала, как Харрис взял ее за подбородок, и послушно подняла голову, но так и не решилась открыть глаза, просто молча слушала его тихий шепот.
– Успокойся, любовь моя. Успокойся, и давай-ка я расскажу тебе одну историю. Тебе надо лишь выслушать меня, а когда я закончу, мы оба послушаем, что хочет нам сообщить твой магнитофон. Все уже слишком затянулось – мне и самому не терпится сказать тебе правду.
Лайза открыла было рот, чтобы ответить, но его губы остановили ее, сначала легко коснувшись ее рта, а потом прижавшись теснее.
– Не теперь, – прошептал Джек, отрываясь от Лайзы. А потом прибавил: – Не сейчас. Потом у нас будет много времени.
Масса времени, вдруг поняла Лайза. И первые же его слова убедили ее в этом – слова, которые он повторил многократно, чтобы подчеркнуть значение того, о чем говорил. Все остальное сразу же стало уже не важно, но он хотел рассказать, и Лайза слушала.
Самыми важными словами были первые три.
– Я люблю тебя, – произнес Джек. – Поверь сначала в это.
Лайза ухватилась за эти слова, как за спасительную нить, – так они были ей нужны. Все, что говорил Харрис, было совершенно невероятно и так неожиданно, что Лайзе с трудом верилось, что она не спит и слышит это наяву, ощущает прикосновение его ласковых пальцев к своей щеке, шее, запястью.
Он любит ее! Не Лотту, не рыжеволосую красотку с ребенком, столь поразительно на него похожим, – он любит ее, Лайзу!
И он уже давно сказал ей об этом. Но она не стала прослушивать последнее сообщение на магнитофоне и провела целую неделю в полном отчаянии, хотя этого вполне можно было избежать.
Но теперь он снова говорит о любви. И будет повторять до тех пор, пока она наконец не поверит и не перестанет с ним бороться, не перестанет искать во всем скрытый смысл и отрицать очевидное. Пока не признается себе, что это то, чего она хочет, о чем мечтают оба.
– Я сходил с ума всю неделю, – сказал Джек. – Сначала я решил, что ошибся и ты не разделяешь моих чувств. Подумал – пусть так, придется с этим примириться. Но не смог, Лайза, мне надо было услышать это от тебя самой, увидеть, как ты мне это скажешь. И я звонил и звонил каждый день. Потом стал соображать: может, ты собрала вещи и уехала или заболела. Черт побери! Какие только дикие вещи не приходили мне в голову!.. Наконец я уже больше не мог этого выносить. Мне необходима была ясность. Я помчался к тебе и увидел, что ты с головой ушла в работу. Господи, как мне захотелось свернуть твою хорошенькую шейку! – Харрис вздохнул и осторожно дотронулся пальцами до щеки Лайзы, нежно провел по ее шее до впадинок ключиц, и у нее перехватило дыхание от счастья. – Не пугайся, я шучу. У тебя был такой измученный вид, что мне хотелось лишь заботиться о тебе. – Его губы прижались к шее Лайзы, и он тихо продолжал между поцелуями: – Только сегодня утром я понял, что ты даже не прослушала мое сообщение. Как же ты измучила меня! Но теперь, если хочешь знать, я придумал для тебя другое наказание. – Он подвинулся, заглянул Лайзе прямо в глаза и рассмеялся. – Я положу тебя в твою маленькую уютную кроватку, малышка, и буду любить так, как никто никогда не любил. Я зацелую твои губки, стану ласкать тебя так, пока ты сама не запросишь пощады. Вот тогда-то я и узнаю, как ты на самом деле ко мне относишься. – И он снова рассмеялся – чудесным озорным смехом. – Но это будет только после того, как мы сходим на выставку.
10
Лайза вздрогнула от сладкого предвкушения, когда тонкие сильные пальцы Джека погладили ее стопу, и по всей ноге побежали мурашки.
Пальцы двинулись дальше.
Она снова вздрогнула – горячие губы коснулись ее лодыжки, и зубы легонько прихватили чувствительное местечко пониже.
Джек, сидя на краю ванны, ласкал ее.
– Ты восхитительно пахнешь, – прошептал он.
– Я все равно считаю, что ты все спланировал с самого начала, – отозвалась Лайза, не открывая глаз и упиваясь новыми ощущениями, которые дарила его рука, скользившая вверх по внутренней стороне ее бедра.
– Надеялся, а не планировал. – Джек коротко рассмеялся и губами прикоснулся к ее колену. – Ну, может, и планировал, совсем чуть-чуть.
– Рада, что ты это признаешь. – Лайза откинула назад волосы и улыбнулась.
– Ты что, собираешься пилить меня до скончания дней? – отозвался Джек, скользя губами дальше по ноге, приподнятой им из горячей воды. – Думаешь, это честно? В конце концов, ты ведь даже не удосужилась прослушать мое сообщение – могу напомнить, целую неделю, – пока я не настоял на этом. А если бы я не проявил упорство, ты бы так ничего и не знала о моих чувствах к тебе или не поверила бы – а это одно и то же.
Да, поверить в это было трудно. Даже после того, как Джек признался ей в любви, после того, как доказал тысячей и одним восхитительным способом, Лайза все равно чувствовала себя словно в сказочном сне, где все ее ощущения были обострены до предела.
– Ну, я уверена, ты все равно нашел бы способ донести до меня свое сообщение, – упрямо сказала она, даже сейчас не желая признаться, как трудно ей было поверить в происходящее. И снова вздохнула, поражаясь чуду, которое творили пальцы Джека с ее телом, казалось, уже насытившимся его ласками. Однако Харрис знал лучше, что необходимо ей, и продолжал это доказывать. – Кроме того, я думала, у тебя роман с Лоттой. Ты ведь никогда не давал мне повода считать…
– Ты просто слепа, вот и все. Я делал все, что можно, разве что с крыши не кричал, но и к этому был близок, – проворчал Харрис. – И давай оставим всю эту чушь насчет Лотты, ладно? Ну, признай за мной хоть малую толику здравого смысла. И вообще, Лотта – мировая подружка. Вот уж у кого не возникло проблем с тем, чтобы разобраться, что я к тебе чувствую. Все оставшееся время своего визита она требовала, чтобы я немедленно мчался в Лонсестон и разбирался с тобой. – Он засмеялся. – Она очень заботится о моем духовном здоровье. Во имя искусства, конечно. У Лотты-умницы всегда на первом месте весьма меркантильные соображения.
– И ты возглавляешь список ее приоритетов, – заметила Лайза. – И не только из-за своего искусства. Ты тоже слепой, если не понимаешь, что она по уши в тебя влюблена. Вот так, дурачок.
– Она мне словно мать, – последовал ответ, слегка приглушенный, ибо губы Джека в это время исследовали другое колено Лайзы, а руки проделывали под водой еще более интересные вещи. – Эта женщина приковала бы любого художника к работе на целую вечность – у нее натура погонщика рабов.
– Скорее всего, она приковала бы тебя… ну да ладно. – Лайза не закончила фразу – она была рада сменить тему. Лично ее никто не переубедит относительно истинных побуждений Лотты, но, если Джек предпочитает их не замечать, надо быть полной идиоткой, чтобы лишний раз на это указывать.
И Лайза оставила этот разговор.
– Правда, Забияка сегодня замечательно выступил? По-моему, он настоящий чемпион.
– Наполовину, – рассеянно пробормотал Джек. – Для того чтобы стать чемпионом, ему нужна еще одна победа. – Слова звучали опять неразборчиво – он в это время покрывал поцелуями плечо Лайзы.
– По крайней мере, ты не можешь меня обвинять в том, что я плохо себя вела на выставке, – продолжала Лайза, изогнувшись в воде.
То, что он делал, сводило ее с ума.
– Ты его не отвлекала, зато меня – как пить дать, – последовал ответ. – Я теперь понимаю, что оказался единственным пострадавшим от обещанного тебе наказания. Глупо было откладывать все это до окончания проклятых состязаний.
– Ты же сам это предложил, – вздохнула Лайза, не желая признаваться, что страдала от этой вынужденной задержки не меньше Джека. – Я-то считала, что вся эта идея с состязанием – просто предлог, чтобы явиться сюда и устроить мне скандал за то, что я не прослушала твое сообщение. – Теперь она уже могла произнести это вслух.
– Мне не нужны никакие предлоги. Я приехал узнать, как получилось, что я оставил тебе такое великолепное любовное послание на магнитофоне, а ты его полностью проигнорировала. Еще немного – и ты нанесла бы мне непоправимый удар, – прошептал Джек, не прекращая ласк.
Да разве тебя поймешь? – подумала Лайза. Ведь ты приехал после недели молчания. Для этого потребовалась большая сила воли, она бы так не смогла.
На магнитофонной пленке не было и намека на прежний шутливый тон, никаких переговоров между Гансом и Беллой. Это было откровенное признание в том, что он любит ее, что она ему нужна, а в конце Джек заявил о необходимости уладить кое-какие деловые вопросы и что в пятницу он приедет, чтобы забрать ее на выставку собак.
Если бы она дала себе труд послушать – теперь Лайза с трудом представляла, как можно быть такой упрямой, такой неуверенной в своих чувствах! – она бы тут же развернулась и помчалась к нему с такой скоростью, какую смогла бы выжать из своей машины.
– А что касается моего паршивца Забияки, так он уже заслужил самый большой приз, какой может получить охотничья собака, за то, что привел ко мне тебя. И теперь что бы он ни сделал, все равно ты его лучшая добыча.
– Он должен был бы сейчас лежать у камина с косточкой в качестве чемпионского приза, – заметила Лайза. – Нет, серьезно, это нечестно. Песик выиграл состязания, а теперь одиноко сидит в холодной конуре, а мы в это время…
– Находимся там, где я давно уже хотел нас видеть – так давно, что мне даже вспоминать об этом не хочется, – отозвался Харрис и в который раз поцеловал Лайзу. – А теперь перестань думать о собаке. Я знаю – пес замечательный и все такое, но все же он не человек, хотя ему иногда и кажется обратное. Он собака и только собака. Хватит говорить о нем. – Слова прерывались поцелуями, пламенем обжигавшими кожу Лайзы. – А вот я, если ты еще этого не заметила, мужчина. И у этого мужчины в настоящий момент имеются очень конкретные желания.
– И какие же? – поддразнила его Лайза, и Джек что-то проворчал, уткнувшись в ее шею. – Ты, кажется, обещал наказать меня?
– Назови это как хочешь. Существуют самые разнообразные наказания, любимая. Такие, как это. Или такие. Или вот такие…
Лайза задрожала – его пальцы выводили замысловатые рисунки на ее теле, прокладывая дорогу его губам. Она изогнулась от наслаждения, так что вода чуть не перелилась через край.
Не говоря ни слова, Джек скинул одежду и залез к ней в ванну.
Он погрузился в воду по самую шею, и его невероятные янтарные глаза смеялись над ней. Нет, решила Лайза, не над ней, а с ней вместе.
– Подожди до завтра, когда в серых рассветных сумерках будешь стоять на ветру, а ветер всегда дует на площадках для собак, – заявил Харрис. – Тогда тебе то, что происходит теперь, покажется раем.
– Я и сейчас думаю, что это рай, – вздохнула Лайза, и тут у нее перехватило дыхание – Джек притянул ее ближе, приподнял, и его губы нашли ее сосок, а дразнящий язык превратил его в маленькое средоточие наслаждения.
Рука Джека двигалась все выше и выше по внутренней стороне ее бедра, пальцы ласкали кожу, и по мере их приближения к цели желание Лайзы росло.
Это было поразительное ощущение, дразнящее, самая сладкая из всех мук. У Лайзы от блаженства закружилась голова…
– Ты действительно собираешься позволить Лотте увезти обе твои работы в Европу для продажи? – спросила Лайза спустя некоторое время, находясь в объятиях Джека. Все ее тело пело после недавнего наслаждения. Теплая вода ласкала их разгоряченные тела.
– «Лисицу» она точно получит, – ответил он, прижавшись губами к уху Лайзы и превращая даже этот, казалось бы, серьезный разговор в любовную ласку. – Я собирался оставить ее, чтобы она напоминала мне, насколько непостоянной и жестокой может быть женщина, но теперь у меня есть ты…
Лайза плеснула ему в лицо водой, но это остановило его лишь на мгновение, она сама заработала очередной поцелуй.
– Побудь минутку серьезной. Эта скульптура во многом сформировала мое отношение, в особенности к работе по заказу, – произнес Джек. – У меня всегда было такое чувство, что это не мой стиль работы, но, когда мой кузен Дейвид попросил, я не отказал. Мне нужны были деньги. Я позволил себе пойти наперекор собственному мнению… и в конце концов поплатился за это.
– Твой кузен? Ты никогда об этом не говорил.
– Ну, не совсем кузен. Так, седьмая вода на киселе. Скажем, дальний родственник. Денег у него больше, чем мозгов, а мозгов больше, чем вкуса, особенно в том, что касается женщин. Вот он и попросил меня сделать изображение его дражайшей жены, а в результате появилась «Лисица».
– И ей не понравилось настолько, что с тех пор она тебя возненавидела?
– Больше всего ей не понравилась моя манера поведения, у нее были… другие планы, – спокойно отозвался Джек. – Ну и кроме того, она совершенно не в своем уме, чего в то время никто не знал. Но, думаю, и конечный результат ей тоже не понравился. Я-то сначала даже не понял, насколько полно моя работа отразила ее истинную сущность – дикость… и безумие. Иногда мои руки видят лучше глаз. Похоже, Марион тоже все поняла и вылила на меня мужу ведро помоев, отчего тот просто взбесился. В конце концов, он отомстил, сделав все, чтобы моя работа тогда не была выставлена, но Марион по-прежнему меня ненавидит. Не могу сказать, чтобы это сильно меня волновало, зато я зарекся брать заказы. – Джек замолчал, но лишь на мгновение. – Это также объясняет, почему я, наученный горьким опытом, был категорически против того, чтобы ты увидела «Сирену» до того, как работа будет закончена, и почему я так волновался из-за твоей реакции. Не знаю, что бы я сделал, если бы вдруг решил, что она тебе не нравится или… ну, в общем, неважно.
– Твой кузен… Вот почему этот малыш так на тебя похож, – задумчиво протянула Лайза, не сознавая, что говорит вслух.
– Да уж, такая игра природы, – отозвался Джек. – В нем настолько сильно проявились наши фамильные черты, что просто удивительно. Это прекрасно, что он не похож на мать. Было бы горько, если бы он унаследовал ее темперамент или безумие. Судя по тому, что я знаю, это вполне нормальный малыш, и она хорошо с ним обращается, особенно сейчас, после курса лечения.
– Я… в тот вечер в кафе я даже подумала, не может ли он быть…
– Моим? – Джек коротко рассмеялся и наклонился поцеловать Лайзу. – Я так и предполагал, что именно это придет тебе в голову, но тогда было не время вдаваться в подробности. В конце концов, что ты еще могла предположить? У меня где-то есть детская фотография, на ней я как его брат-близнец.
– Так ты знал! И нарочно позволил мне заблуждаться!
– А что я мог сделать – отрицать все, когда ты даже ни о чем не спрашивала? И все равно бы не поверила – во всяком случае, тогда. Мы ведь были едва знакомы, любовь моя.
– Не уверена, что и сейчас тебе верю, – объявила Лайза, разумеется, не всерьез. Просто она не могла удержаться, чтобы не поддразнить его. – Ты ужасный обманщик. Вспомни, как заставлял меня позировать для работы, которая уже была закончена. Я на самом деле считаю, – продолжала она, крепче прижимаясь к Джеку, показывая, что вовсе не так уж сердится, – что ты меня оскорбил… Надо же – заставил позировать, чтобы вырезать собаку!
– По крайней мере, по характеру вы тогда были схожи! А что, скажешь, нет? – прорычал Джек ей в ухо и расхохотался, когда Лайза попыталась утопить его. – И раз уж мы заговорили об обмане, – воспользовавшись тем, что руки у него длиннее и сила больше, он прижал к себе Лайзу так, что та уже не могла сопротивляться, – я требую, чтобы мне немедленно принесли извинения, потому что твой хорошенький ротик сам же все и выболтал.
– Что выболтал? Это ты обманщик.
– Я обманщик? Нет, вы подумайте! Ты обещала не подглядывать, а сама поддалась женскому любопытству. Ведь поддалась, Лайза, правда? Но еще больше меня удивляет то, что ты в этом призналась.
– Ни в чем я не признавалась, – заупрямилась она, безуспешно пытаясь вырваться из его объятий. – Понятия не имею, о чем ты говоришь.
Теперь ее развернули так, чтобы Лайза не могла избежать взгляда янтарных глаз, пока ей все не объяснят.
– Я говорю о том, что ты любишь совать свой нос в чужие дела, – с лукавой улыбкой произнес Джек, – о том, что ты очень, очень любопытная малышка, Лайза Нортон, в скором будущем Харрис. И не смей отрицать – ты разоблачена! Мы же не можем начинать семейную жизнь, когда между нами что-то не выяснено, – продолжал он, забавляясь ее надутым видом. – Если ты не рыскала в мастерской, откуда тебе известно, что я работал над скульптурой собаки, пока ты позировала?
– Потому что подсмотрела. Причем у меня есть подозрение, что меня к этому подталкивали, – ответила Лайза. – Я только теперь поняла – ты меня просто провел!
Харрис засмеялся.
– Нет, любовь моя. Мне просто было необходимо чем-то занять руки, пока ты позировала, иначе возникла бы куча проблем. И вообще я до последней минуты не помнил, где какая работа стоит, и ты бы хохотала до слез, увидев, как я лихорадочно метался, переставляя их, пока носил чемоданы Лотты. – В его улыбке теперь светилось мальчишеское озорство. – Однако дело того стоило – хотя бы, чтобы посмотреть на твое лицо, когда пришло время снимать чехол с «Сирены» Ты была так уверена в том, что сейчас увидишь.
– Не вижу ничего смешного, – выговорила наконец Лайза. – Ты, профессионал, известный скульптор, и так недостойно себя ведешь.
– Я просто не знал другого способа удержать тебя рядом с собой. – Пальцы Джека чертили замысловатые узоры на боку Лайзы. – Полагаю, для тебя будет слабым утешением узнать, чего мне стоило всего лишь смотреть и не заниматься, вот этим.
Он прижался к ней губами, отметая протесты и дальнейшие рассуждения. Поцелуй был нежным, его губы ласкали рот Лайзы – ведь они оба уже научились сливаться в едином стихийном порыве страсти.
– А подарок папа получит к следующему дню рождения, – сумела прошептать Лайза спустя короткое время, показавшееся вечностью. И они оба знали, что это только начало.


Читать онлайн любовный роман - Любовная атака - Грей Ронда

Разделы:

Ваши комментарии
к роману Любовная атака - Грей Ронда



Странное поведение для влюбленного, но кто поймет людей искусства?:)rnА так, почитать можно: 5/10.
Любовная атака - Грей РондаЯзвочка
18.07.2012, 1.47





Помоему автор слегка перемудрила,я так и не поняла зачем понадобилось кидать ее в холодную ванную если он её так хотел.
Любовная атака - Грей Рондасемецветик
13.01.2013, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100