Читать онлайн Недотрога, автора - Грей Амелия, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недотрога - Грей Амелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недотрога - Грей Амелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недотрога - Грей Амелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грей Амелия

Недотрога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Изабелле потребовалось все ее самообладание, чтобы с треском не захлопнуть дверь за вышедшим из дома графом.
– Прощайте, сэр! – громко проговорила она. – Надеюсь, нам никогда больше не придется иметь друг с другом дело, лорд Коулбрук!
Изабелле всегда хватало выдержки в любых, даже самых сложных ситуациях, однако сейчас ей отчаянно хотелось топнуть ножкой. Она никогда не понимала девиц, которые выражали таким образом как свои капризы, так и свое недовольство, но сейчас подобный жест показался ей более чем уместным.
Изабелла развязала ленты, удерживающие шляпку под подбородком, и сняла ее, продолжая недовольно бормотать себе под нос:
– Не желаю больше видеть ваше высокомерное, пусть и красивое лицо, лорд Коулбрук!
Изабелла застыла на месте.
– Красивое? Неужели я так сказала? Боже правый, как только сорвалось с языка! А впрочем, он и в самом деле красив. Даже чересчур – для человека с таким дурным характером. Просто удивительно, почему природа одарила его столь привлекательной наружностью.
Изабелла сняла одну перчатку и, сдергивая каждый пальчик второй перчатки, принялась награждать лорда Коулбрука самыми нелестными эпитетами:
– Нет – он надменный, высокомерный, невыносимый, раздражающий, злой. – Изабелла бросила перчатки на небольшой столик туда же, где лежала шляпка, за перчатками последовал и плащ. – Да, еще – самовлюбленный! Просто на редкость самовлюбленный. И как только такого тирана считают самым завидным женихом? Уму непостижимо!
Изабелла вошла в гостиную и сделала несколько глубоких вдохов и выдохов – это был весьма действенный способ успокоиться. Девушка подошла к окну и отодвинула тяжелые темно-зеленые драпировки. Она как раз увидела, как лорд Коулбрук с легкостью вскочил на высокое сиденье своего экипажа рядом с кучером и щелкнул поводьями.
Ни для кого не было секретом намерение графа подыскать себе жену, от которой ему требовалось лишь одно – родить наследника. Ни о какой любви и дружеской привязанности он и не помышлял. Интересно, на кого Коулбрук рассчитывал? Какая умная, здравомыслящая девушка способна ответить взаимностью такому гордецу и тем самым разрушить свою жизнь?
Нашлись и другие определения, которыми можно было описать поведение лорда Коулбрука, только Изабелла вспомнила их не сразу. Он был видный мужчина, высокий и статный. И будоражил ее воображение. Ее тянуло к нему вопреки доводам рассудка.
То, как он беспокоился о сестре и заботился о ее благополучии, было выше всяческих похвал. Может, это и привлекло Изабеллу? Заставило ее взглянуть иначе на лорда Коулбрука? Этому, конечно же, должно было быть разумное объяснение.
И все же его манера отдавать приказания и диктовать свою волю, не слушая ничьих возражений, приводила Изабеллу в бешенство. Уж если ее когда-нибудь и заинтересует мужчина, то он точно не будет походить на невозможного лорда Коулбрука! Лицезреть его красоту и сходить при этом с ума от счастья? Может, и найдется такая дурочка, однако подобное удовольствие не для Изабеллы!
Девушка давно решила, что замужество не для нее. Она не надеялась найти мужчину, способного принять и оценить ее чувства. Подобно лорду Коулбруку, светские волокиты признавали, что предназначение жены – рождение детей для продолжения рода.
Муж стал бы для Изабеллы препятствием, она стремилась делать то, что ей хочется. Муж, вне всякого сомнения, пожелает, чтобы Изабелла помалкивала и доставляла ему как можно меньше хлопот – именно этого требовал от нее отец. Муж ограничит ее свободу – свободу, которой она наслаждалась с момента своего приезда в Лондон.
Изабелла проводила взглядом фаэтон, который только что скрылся за поворотом. Ничего удивительного не было в том, что лорд Коулбрук принял столь шокирующее известие о мистере Трокмортене в штыки и предположил злой умысел в действиях Изабеллы. Он мог бы даже счесть ее сумасшедшей! Но что все-таки случилось с мистером Трокмортеном? Изабелла никогда еще не испытывала столь сильного потрясения, как в то мгновение, когда обнаружила, что его тело исчезло.
Она готова была принять объяснение произошедшего, которое предложил лорд Коулбрук. Его версия развития событий казалась наиболее разумной. Однако из чувства противоречия Изабелла отказалась с ним согласиться. Конечно же, никто не являлся к ней в сад и не выкрадывал тело мистера Трокмортена, пока она отсутствовала.
Неужели она высказала столь бредовую мысль лорду Коулбруку? Странно еще, что он не расхохотался ей прямо в лицо. Боже, что он о ней подумал!
– Ох, святые небеса! – простонала Изабелла и задернула тяжелую бархатную портьеру.
Нет ничего странного в том, что он собирался запретить своей сестре посещать литературный салон Изабеллы. Он счел ее опасной интриганкой, которая может научить его сестру делать то, что не совсем подобает молодой благородной леди.
Как ни обидно было Изабелле сознавать, что у лорда Коулбрука создалось столь нелицеприятное мнение о ее особе, она должна была с этим смириться. А что до Гретхен, то ей и в самом деле лучше больше здесь не появляться. Девушка сама призналась, что назначила мистеру Трокмортену тайное свидание в саду, где их никто не должен был увидеть. Подобное поведение было абсолютно недопустимым! Если столь досадный инцидент повторится, то и сама Гретхен, и Изабелла станут изгоями и подвергнутся жесточайшему осуждению света. Общество не прощает тех, кто рискует нарушить установленные правила приличия.
Само собой разумеется, Изабелла не собиралась никого посвящать в то, что произошло сегодня. Лорд Коулбрук также дал ей понять, что и он распространяться об инциденте не намерен.
Не стоило опасаться, что и сам мистер Трокмортен проронит хоть слово кому-либо о случившемся. Что бы ни произошло: Гретхен ли своим ударом лишила его чувств, или изрядное количество выпитого подкосило его, – вряд ли он захочет, чтобы кто-то узнал о том, что он встречался с Гретхен наедине. Если только он не намерен жениться на ней!
– Ну что ж, все наконец закончилось, – проговорила Изабелла вслух. Девушка взяла брошенную на спинку кресла шелковую шаль и укутала ею плечи. – Я постараюсь забыть обо всем как можно скорее. Конечно же, мистер Трокмортен не умер, а это самое важное. Это было бы ужасно. А что стало бы с Гретхен, если бы она действительно его убила? Даже подумать страшно.
Изабелла решила, что впредь будет более тщательно следить за поведением своих подопечных. До сегодняшнего дня ей и в голову не приходило, что кто-то из девушек может воспользоваться встречами в ее доме для столь возмутительных целей.
– Если когда-либо мне доведется встретиться с лордом Коулбруком еще раз, я демонстративно проигнорирую его. – Изабелла тихонько вздохнула. – А если я буду достаточно часто повторять себе это, то, возможно, и в самом деле сумею это осуществить.
Изабелла прошла на кухню, надеясь, что чайник еще не совсем остыл и она сможет выпить чашку чая. Как же здесь уютно! У тетушки Пифани чудесный дом. Она проявила необыкновенную доброту, позволив ей пожить здесь. Три года назад отец Изабеллы фактически отказался от нее, отослав жить к тетке. В мыслях Изабелла перенеслась в прошлое, и сердце ее сжалось от неожиданно теплых чувств, которые она испытала при мысли об отце.
Прежде она была настолько зла на него, что даже и не думала скучать, а вот теперь...
Изабелла позволила воспоминаниям унести себя в те времена, когда она и не помышляла о жизни в Лондоне.
Изабелла была единственным ребенком сэра Чарлза Уинслоу и его жены Шэрон. Здоровье Шэрон было очень слабым, и потому семейство никогда не выезжало за пределы загородного поместья, расположенного к югу от Лондона.
Чарлз обожал свою жену и большую часть свободного времени проводил в заботах о ней. На Изабеллу у него не хватало ни времени, ни сил. О матери Изабелла помнила лишь то, что та вечно болела. А редкие визиты в ее спальню проходили в строжайшей тишине. Да и вообще от Изабеллы всегда – и гувернантка, и отец – требовали вести себя как можно тише и незаметнее.
Мать умерла, когда Изабелле исполнилось двенадцать лет. Она ужасно переживала потерю, однако никогда не позволяла себе плакать в присутствии других.
Отец же был буквально раздавлен горем. Целых два года он находился в строжайшем трауре. Но когда Изабелле исполнилось четырнадцать, он отправился в Лондон и вернулся оттуда с молодой женой, которая была старше Изабеллы всего на пять лет.
Отец был покорен чарами своей новой жены Оливии, но на Изабеллу эта молодая особа не произвела никакого впечатления. К чести Оливии надо было признать, что она никогда не была жестокой в обращении с падчерицей, она ее попросту не замечала. Несмотря на столь разительные перемены в жизни семьи, для Изабеллы все осталось по-прежнему. Она, как и раньше, занимала себя чтением книг, благо в доме имелась обширная библиотека, продолжительными пешими прогулками по бескрайним полям плугам, вышиванием и, конечно же, верховой ездой.
Когда Изабелле исполнилось восемнадцать, Оливия объявила Чарлзу, что поездка по Европе поможет ей поправить здоровье и она, возможно, сумеет зачать сына.
Отец понимал, что для Изабеллы настало время выезжать в свет, чтобы она могла найти себе подходящего мужа. Но, дабы доставить удовольствие молодой жене, Чарлз не стал сам улаживать дела дочери, а попросту отправил Изабеллу жить к своей незамужней сестре в Лондон. Они же с Оливией отправились в путешествие – любоваться красотами континентальной Европы.
Изабелла приехала к тетушке Пифани в Лондон всего за две недели до начала очередного великосветского сезона. Для юной девушки это была настоящая катастрофа. Изабелла была настолько застенчива, что бал за балом она простаивала у стен и лишь изредка, непременно потупив взор, отвечала на редко задаваемые ей – по большей части из вежливости – вопросы и всякий раз отказывала тем молодым людям, которые отваживались пригласить ее на танец.
Будучи по натуре девушкой наблюдательной и быстро схватывающей все налету, Изабелла следила за тем, как ведет себя тетушка Пифани. Она была весела, уверена в себе, у нес имелось немало приятельниц и дел, которые занимали большую часть се времени. Она была умна, прекрасно начитанна и пользовалась неизменной любовью и уважением светских львиц.
Робкая и застенчивая, Изабелла не могла не восхищаться теткой, ее силой, уверенностью в себе и жизнерадостностью. И вскоре девушка решила: а почему бы не взять с тетки пример и постараться во всем походить на свою родственницу?
Весь следующий год Изабелла посвятила тому, чтобы избавиться от своей болезненной застенчивости, которая изрядно отравляла ей жизнь.
К началу следующего сезона Чарлз прислал письмо, в котором сообщил, что его дражайшая Оливия ждет ребенка и потому они не смогут вернуться домой к дню рождению Изабеллы, которой должно было исполниться девятнадцать. Изабелле недоставало отца, однако она понимала, насколько велико его желание иметь сына.
Изабелла очень изменилась ко времени начала своего второго великосветского сезона. Она стала уверенной в себе и весьма привлекательной молодой особой.
Все светские красавцы, не баловавшие ее вниманием в прошлом году, теперь становились в очередь, почитая за счастье танцевать с ней. Ей нравилось внимание, проявляемое к ее персоне, и она принимала его со снисходительной благосклонностью. После первой недели, проведенной в вихре балов, Изабелла заметила одиноко подпирающих стены девушек – точь-в-точь как она сама год назад. Они крайне редко танцевали и никогда не получали приглашений на лучшие великосветские рауты.
Изабелла решила, что раз уж она смогла измениться, им это тоже удастся. А она им в этом поможет. Наследующий же день она пригласила двух юных леди к себе на чай. Они чудесно провели время за чтением стихов и одного захватывающего романа. Через неделю Изабелла пригласила к себе еще одну девушку, а на следующей неделе – еще одну.
К концу сезона число гостий, которых Изабелла приглашала к себе, выросло уже до дюжины. Изабелла понимала, что большинству из этих молодых леди необходимо было почувствовать себя частью некого сообщества, обрести подруг, чтобы не выглядеть в глазах света неинтересными, непривлекательными особами, которые не способны найти себе мужа.
Изабелла стремилась помочь девушкам почувствовать себя уверенно, а это оказывалось возможным, если они входили в то или иное сообщество единомышленниц, которых объединяют те или иные – совсем не важно какие – интересы. Ведь все эти девушки по своим душевным качествам были настоящими сокровищами, куда более ценными, чем бриллианты чистой воды!
Изабелла налила себе в чашку едва теплого чая и вернулась в гостиную. Меньше месяца назад она получила письмо от отца, где он писал, что его сын не совсем здоров и потому приехать в Лондон отец никак не может. Свой третий сезон, как и предыдущие два, Изабелла должна была провести в обществе своей тетушки.
Изабелла чувствовала, что отец не стремится в Лондон и потому использует любой предлог, чтобы не приезжать, но теперь ее это уже не огорчало. Она наслаждалась жизнью в Лондоне и не хотела возвращаться к сельской скуке. У нее появились друзья, она жила полной жизнью, от нее никто не требовал вести себя тихо и быть незаметной, она теперь могла не бояться нарушить чей-либо покой. Даже если отец и пожелает приехать в Лондон, ее жизнь от этого не изменится.
Жизнь Изабеллы, можно сказать, была прекрасна – до сегодняшнего дня, когда девушка обнаружила леди Гретхен Коулбрук возле распростертого на земле тела мистера Трокмортена. Изабелла не знала, каких святых благодарить за то, что мужчина смог подняться и уйти. Ее ужасала мысль о том, что в доме се тетки могло быть совершено убийство.
Прошло совсем немного времени – Изабелла еще не успела даже допить чай, – как хлопнула входная дверь. Тетушка Пифани со служанкой вошли в гостиную. В руках тетушка держала чудесное цвета слоновой кости бальное платье.
– Вот, девочка! Ты была совершенно права, отправляя меня сегодня к швее. Это самое чудесное платье, какое мне доводилось видеть! Могу с уверенностью утверждать, что ничего лучше миссис Холлифилд никогда еще не шила! – с улыбкой сказала она.
Изабелла провела рукой по гладкой шелковой материи, коснулась изящной вышивки золотой нитью, которой было отделано глубокое круглое декольте, взбила короткие пышные рукава-буфы и, чуть улыбнувшись, произнесла:
– Платье и в самом деле великолепное, тетушка, но, на мой вкус, вырез у него чересчур глубокий.
– Ах, Изабелла, детка, ты просто невозможна! Не понимаю, почему надо одеваться как старушенция? Ты молода и красива, вот и веди себя соответственно! Это абсолютно естественно и допустимо, если ты откроешь некоторую часть своей прелестной груди и позволишь другим любоваться тем, чем тебя так щедро одарила природа. Особенно если хочешь привлечь внимание джентльмена.
Перед мысленным взором Изабеллы невольно возникло лицо лорда Коулбрука, и девушка почувствовала, что сердце ее забилось быстрее. Она словно бы снова ощутила исходящий от него запах свежести, почувствовала как его теплое дыхание щекочет ей щеку. Они стояли так близко друг к другу... Она вспомнила, каким милым он был, когда попытался сдержать улыбку.
Изабелла поставила чашку на столик и заставила себя собраться и не думать о том, что пережила совсем недавно.
– Но я, если помнишь, вовсе не намерена привлекать чьего-либо внимания.
– А следовало бы, юная леди!
– Но, тетя, ты же знаешь, что я не стремлюсь замуж!
– Чушь! – Тетушка Пифани отвернулась от Изабеллы и, с восхищением глядя на прелестнейшее платье, попросила служанку отнести наряд наверх в спальню своей племянницы. – Мы скоро поднимемся, чтобы переодеться. – Тетушка Пифани снова повернулась к Изабелле: – В этом платье ты не останешься незамеченной! Взгляды всех джентльменов будут прикованы к тебе одной!
– Но для чего мне это?
– Для того, чтобы найти себе мужа, который будет заботиться о тебе, душечка. Хочу напомнить, если ты позабыла, что это твой третий великосветский сезон. К его окончанию ты просто обязана найти себе мужа. Будет совершенно неприлично, если в этом году мы не сыграем твою свадьбу!
– А что, если я не найду себе мужа? Тогда меня станут считать старой девой? Если так, то пусть это случится поскорее, и тогда я смогу делать все, что захочу, тогда я смогу осуществить то, о чем так долго мечтала!
Тетушка Пифани печально посмотрела на Изабеллу:
– Неужели я мешала? Ведь я позволяла осуществлять все твои идеи, помогала тебе устраивать приемы, покупала тебе дорогие наряды и развлекала гостей на твоих чаепитиях, – обиженно заметила она.
Изабелла улыбнулась и с любовью сжала руку тетушки.
– Конечно же, тетушка Пифани! Ты была очень добра ко мне. Ты такая замечательная! Нет ничего удивительного в том, что я ужасно хочу стать похожей на тебя.
Тетушка Пифани ласково погладила племянницу по щеке.
– Ноты – не я, Изабелла. Ты молода и красива. Тебе нужен муж, и у тебя обязательно должны быть дети.
– Тебе отлично удается обходиться без них.
– Сейчас, моя дорогая, мы говорим не обо мне, а о тебе. Мне кажется, тебе обязательно должен кто-нибудь понравиться. В свете немало достойных благородных молодых людей.
Неожиданно Изабелла снова вспомнила о лорде Коулбруке. И почему она все время думает о нем? Ну да, он красив, а его дерзкая манера общаться вызывает желание вступить с ним в полемику, вот только характер у него просто отвратительный!
Тетушка Пифани сняла с себя накидку.
– Не сомневаюсь, будь сейчас здесь твой отец, ты давно бы уже была замужем. Помню, как в прошлом году твоим вниманием пытались завладеть по меньшей мере три достойных джентльмена. Любой составил бы тебе отменную партию.
– Но мне так нравится та жизнь, которую я веду сейчас! – возразила Изабелла. Зачем ей муж, который заставит ее жить по своим правилам? Если у женщины статус старой девы, она ни перед кем не обязана отчитываться. Изабелла не стала произносить этого вслух, а лишь сказала: – Уверена, что все они заинтересовались моим приданым, а совсем не мной.
– А вот это неправда! Виконту Трэйвику твое приданое ни к чему. Он и так богат.
– Если б я полюбила его, я бы вышла за него с радостью. Но выходить замуж без любви? Зачем?
– Нуда, конечно, кто же спорит! По любви выходить замуж куда приятнее, но поверь, милая, любовь – дело наживное. Ты должна выйти замуж потому, что от тебя этого ждут. Это то, к чему должна стремиться любая девушка.
– Единственное, к чему стремлюсь я, – это поскорее постареть и больше не участвовать в этой глупой ярмарке невест.
– Ну вы только послушайте ее! Что за вздорные мысли! Я не думаю, что твой отец одобрил бы тебя, и, уж конечно же, он не допустит, чтобы вышло по-твоему.
– Тогда я только рада, что папа не может приехать и настоять на том, чтобы я вышла замуж.
– Тебе следовало бы посочувствовать отцу, а не радоваться, что он не может приехать к тебе.
– Но я счастлива здесь, с тобой!
Тетушка Пифани открыла было рот, чтобы сделать выговор племяннице, но после минутного раздумья сказала:
– Давай-ка посмотрим, что у нас с тобой запланировано на сегодня. – Она взяла со столика пачку приглашений. – Итак, сначала мы поедем на прием в дом сэра Генри Викери, а оттуда направимся к лорду Гленингуолду. Он дает потрясающие балы, на которые собираются сливки общества. – Она внимательно посмотрела на Изабеллу. – Ах да, я совсем забыла! Лорд Коулбрук вернулся в Лондон и, между прочим, подыскивает себе жену. Не сомневаюсь, и он будет на этом балу.
– В самом деле? – с подчеркнутым безразличием произнесла Изабелла, стараясь не выказать тетке своего волнения, но от одной мысли об этом человеке ее щеки тут же залил жаркий румянец.
– Я прослежу за тем, чтобы вас представили друг другу.
«Можешь не трудиться! Мы уже знакомы», – мысленно ответила тетке Изабелла.
– Он всегда был отчаянным сердцеедом!
«Он и сейчас такой!» – невольно подумала Изабелла.
– Мне как-то довелось побеседовать с ним, и, скажу тебе откровенно, он не заслуживает своей репутации. Он чудесный, очаровательный и самый приятный джентльмен, каких мне когда-либо доводилось встречать. – Тетушка Пифани продолжала расписывать его достоинства.
«Как же ты ошибаешься!» – так и хотелось возразить Изабелле.
– Два года назад, даже без графского титула, он считался самым завидным женихом.
– Ты, конечно же, шутишь! – Изабелла едва удержалась оттого, чтобы не расхохотаться.
– Я слышала, он очень изменился после смерти отца и брата. Остепенился и оставил свои юношеские шалости.
– Ты даже не представляешь, насколько он изменился, если по-прежнему полагаешь, что он милый и очаровательный и самый желанный жених! – Изабелла уже успела составить о нем свое собственное мнение.
– Думаю, тебе он обязательно понравится и ты найдешь его самым подходящим молодым человеком, чтобы стать твоим мужем.
– Только через мой труп!
– Прости, милая, что ты сказала? Боюсь, я что-то не совсем тебя поняла, Изабелла.
До Изабеллы дошло, что последнюю свою реплику она произнесла вслух. Она поспешно сделала вид, будто закашлялась.
– Я полагаю, нам следует поторопиться, иначе мы можем не успеть на первый из балов.
– Ты абсолютно права!
Тетушка Пифани поспешила наверх в свою комнату, а Изабелла осталась стоять на месте.
Судя по всему, тетушка права и рано или поздно ее официально представят лорду Коулбруку. Исключительно неприятный человек! И в то же время было в нем что-то интригующее, заставлявшее ее мысли снова и снова возвращаться к нему.
Дэниел вошел в свой лондонский особняк и с грохотом захлопнул за собой дверь. Он снял перчатки и шляпу и небрежно бросил их на столик в прихожей. Он сам на себя удивлялся. Как он мог позволить какой-то вздорной девице провести себя? Но чего он не мог не признавать, так это того, что разыгравшая его особа была необычайно умна.
Эта мисс Уинслоу отъявленная авантюристка, если приняла его за идиота. А как иначе объяснить ее поведение? И он почти поддался на ее провокацию. Но что за выгоду она собиралась из этого извлечь? Зачем ей потребовалось убеждать его в том, что Гретхен будто бы убила Трокмортена? Это все-таки надо выяснить. Что за игры затеяла с ним мисс Уинслоу?
Стоит ему шепнуть пару слов известным светским сплетницам, и от нее все отвернутся. Ей следует благодарить судьбу за то, что он (пока) не станет никому ничего говорить.
В прихожей появился Паркер, и Дэниел передал ему свое пальто.
– Моя сестра по-прежнему в своей комнате?
– Да, милорд. Она не выходила с тех самых пор, как вы уехали.
– Найди ее служанку – пусть сообщит Гретхен, что я сейчас поднимусь поговорить с ней.
– Да, сэр.
Дэниел собирался сообщить Гретхен, что она никого не убивала, и потребовать от нее, чтобы никогда больше не смела даже близко подходить к мисс Уинслоу. Но прежде чем сделать это, он хотел выпить, чтобы восстановить силы, отнятые у него этой безумной поездкой, и потому Дэниел направился в гостиную.
Поверить невозможно: он явился в дом мисс Уинслоу, полагая, что найдет там мертвого человека. Какой абсурд! Ну надо же было попасться на удочку к этой прелестной обманщице! Как, должно быть, она сейчас потешается над ним. А впрочем, не будь она так красива, он бы десять раз подумал, прежде чем поверить ей.
Он налил себе в бокал бренди и выпил залпом. Что ж, он получил хороший урок. Впредь ему следует быть куда осмотрительнее! И что уж совершенно ясно, так это надо не спускать глаз с мисс Уинслоу. Следить за каждым ее шагом. Надо быть во всеоружии, чтобы не дать ей втянуть себя в новую аферу. Что у этой красотки на уме – одному Богу известно!
Дэниела в этот момент беспокоило только честное имя сестры. Что бы ни произошло на самом деле, никто не должен узнать, что его сестра имела к этому какое-то отношение.
Мисс Уинслоу не составит труда найти себе подходящего мужа. Пусть она и интриганка, однако у нее немало достоинств. А вот шансы Гретхен найти себе мужа весьма малы, ведь сестре приходится носить уродующие ее очки. Если Гретхен к тому же будет замешана в скандале, это и вовсе лишит ее возможности устроить свою судьбу.
Несколько минут спустя Дэниел поднялся по лестнице и вошел в комнату сестры. Гретхен сидела на постели, подложив под спину гору подушек.
– Ох, Дэнни! – воскликнула Гретхен, увидев брата. Ее милое личико было залито слезами. – Как хорошо, что ты вернулся! Что теперь со мной будет?
Дэниел подошел и сел на краешек ее постели. Он постарался подбодрить Гретхен улыбкой. Ему бы следовало уделять сестре куда больше внимания. После смерти отца и старшего брата он стал опекуном Гретхен, но, вместо того чтобы заботиться о ней, переложил всю ответственность за сестру на плечи их тетки. Он твердо решил, что на этот раз ни за что не уедет из Лондона до тех пор, пока не выдаст Гретхен замуж.
– Тебе совершенно не о чем беспокоиться, милая. Похоже, мисс Уинслоу напрасно заставила нас поверить в столь немыслимую чушь.
– Но ведь я и правда убила мистера Трокмортена!
– Нет, Гретхен, ты никого не убивала. И я не желаю больше ничего слышать об этом. Мистера Трокмортена в саду у мисс Уинслоу не оказалось – ни мертвого, ни живого.
Глаза Гретхен широко распахнулись от потрясения, она даже всхлипывать перестала.
– Ты в этом уверен?
– Совершенно.
Гретхен промокнула мокрое от слез лицо кружевным платочком и высморкалась.
– Но где же он тогда?
– Полагаю, сидит в ближайшем пабе или клубе и продолжает напиваться.
– Откуда тебе знать? Почему ты так в этом уверен? Дэниел подробно рассказал Гретхен, как они прошли с Изабеллой в сад и никого там не нашли. Он высказал свою точку зрения на то, что произошло с Трокмортеном. Он настаивал на том, что Гретхен никак не могла ударить человека по голове, а упал Трокмортен оттого, что чересчур много выпил. О своем намерении нанести Трокмортену в ближайшее же время визит Дэниел говорить сестре не стал.
– Ох, Дэнни, как же я рада, что он не умер! Я совсем не хотела его убивать. – Гретхен прильнула к брату и обвила его шею руками. – Какое счастье, что ты дома! Я сказала Изабелле, что ты знаешь, что надо делать. Как же я тебе благодарна!
– Не надо, не благодари меня, Гретхен. И не считай, что на этом мы с тобой закончили. Я все же желаю знать все подробности того, как ты оказалась в саду наедине с мистером Трокмортеном.
Гретхен опустила голову и тихо проговорила:
– Я назначила ему там свидание.
– И что, он попытался обидеть тебя? Не потому ли у тебя возникло желание ударить его?
– Нет. Я отчего-то испугалась, когда увидела его, несмотря на то что сама же и позвала его встретиться в саду. Я попросила его уйти, а он не пожелал этого сделать, тогда я схватила мраморную статуэтку и замахнулась на него, чтобы хорошенько стукнуть...
Дэниелу нелегко было сдерживать эмоции. Он хотел быть строгим с Гретхен и испытывал огромное желание придушить Трокмортена. Но, по большому счету, осуждать Трокмортена он не имел никакого права, ведь он и сам просил немало юных дев разрешить ему увидеть их наедине. И он всегда находил оправдание своему поведению.
Однако сейчас все изменилось. Он опекун сестры, и это накладывало на него определенные обязательства. Теперь и речи не могло идти о том, чтобы нарушать правила, напротив, он желал стать образцом добродетели и жить, соблюдая все установленные обществом правила.
– То, что ты сделала, Гретхен, ужасно. Это был верх безрассудства! Ты хотя бы сама понимаешь это? Если кто-либо узнает о твоем проступке, твоя репутация будет погублена и не в моих силах окажется ее восстановить. Гретхен смущенно кивнула:
– Я знаю, что поступила опрометчиво. Но мистер Трокмортен такой красивый и галантный! Мне так льстило то, что он обратил на меня свое внимание.
– Ты способна привлечь внимание очень многих мужчин, главное, чтобы они были настоящими джентльменами. Но это не означает, что с каждым из них ты должна, стоит им попросить тебя, встречаться наедине. Надеюсь, я выразился достаточно ясно?
Гретхен кивнула:
Обещаю, Дэнни, больше такое не повторится. Я больше не желаю его видеть. Никогда.
– Отлично. – Дэниел снял со своей шеи руки сестры и легонько сжал их. – Я рад, что ты мне доверяешь и знаешь, что я желаю тебе только добра. Пойми, Гретхен, я забочусь о твоем благе и потому настаиваю, чтобы ты никогда больше не виделась ни с мистером Трокмортеном, ни с мисс Уинслоу.
Гретхен снова откинулась на гору подушек и с мольбой в голосе простонала:
– Не встречаться с Изабеллой? Но почему? Ведь я...
– Мисс Уинслоу, равно как и ее тетушка, плохо смотрела за своими гостями. Будь они обе повнимательнее, они бы не допустили, чтобы ты подверглась опасности со стороны мистера Трокмортена, ведь на карту было поставлено твое честное имя. Разве такое можно простить? Как они вообще позволили тебе свободно ходить по дому и гулять без сопровождения в их саду? Ты могла быть скомпрометирована, а твоя репутация погублена.
Гретхен вздохнула и потупила взор.
– В этом виновата лишь я одна. Они совершенно ни о чем не догадывались.
Дэниел коснулся пальцами подбородка Гретхен и заставил ее посмотреть на него.
– Очень мило, что ты пытаешься всю вину за случившееся взять на себя, но это неправильно. Ты находилась в доме мисс Уинслоу. Тебя пригласила она, значит, и ответственность за твою безопасность целиком и полностью лежала на ней. А она не смогла должным образом позаботиться о тебе!
– Но ведь я...
– Не надо, не оправдывайся, – остановил сестру Дэниел. – Не пытайся перечить мне, Гретхен. Тетушка Мэтти предоставила тебе слишком много свободы, не объяснив толком, как тебе следует выбирать себе друзей и планировать, чем заниматься. Я намерен позаботиться об этом, мне лучше знать, с кем тебе стоит общаться, а с кем нет. И уж таких проходимцев, как Трокмортен, я и на пушечный выстрел к тебе не подпущу.
Гретхен невольно сморщилась от отвращения:
– Об этом можешь не беспокоиться, Дэнни!
Как же ему хотелось, чтобы вся эта безумная история закончилось поскорее!
– Пообещай мне, что ты перестанешь бывать также у мисс Уинслоу.
– Но мне там так интересно, Дэнни! Мы общаемся и читаем страшно захватывающие книги. Ну пожалуйста! Ничего плохого ведь в моих визитах к Изабелле нет! – умоляюще проговорила Гретхен.
– Нет, Гретхен, я настаиваю! Я больше не могу доверить тебя ей. Как оказалось, это слишком опасно. Одному Богу известно, что с тобой может произойти по ее милости – или, точнее, по ее недосмотру. Я требую, чтобы ты дала мне слово, что не будешь ездить к ней.
Гретхен с мольбой смотрела на брата, но тот был непреклонен. И ей ничего не оставалось, как уступить ему.
– Хорошо, я обещаю тебе.
– Отлично! Ну что, а теперь ты готова вылезти из своей постели и отправиться веселиться на бал?
Глаза Гретхен загорелись.
– Да! Раз уж я ничего ужасного не совершила и мистер Трокмортен жив и здоров, то нет и повода грустить! И нет причины не ехать на бал!
– Ты права. А теперь вставай и переоденься к вечеру! Танцы – с подходящими молодыми людьми, конечно же, – развеют твою тоску и поднимут тебе настроение.
Гретхен чмокнула брата в щеку:
– Спасибо тебе, Дэнни.
Дэниел встал и внимательно посмотрел на сестру:
– А с этой мисс Уинслоу я разберусь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недотрога - Грей Амелия



очень легко читается с юмором.прекрасно отдохнула!
Недотрога - Грей Амелиялия
16.09.2012, 15.41





а мне не особо понравилось...остановилась на 11 главе...характер главной героини мне не нравится...и переход от недоверия....к сльному влечению...не понравился...а переодевание....возле кареты...тоже странно...могла же гг и в карете сменить накидку....дочитывать не буду
Недотрога - Грей АмелияКира Корор
17.09.2012, 16.30





РОман не плохой с юмором, легко читается...правда кто убийца я поняла сразу....практически никакой интриги
Недотрога - Грей Амелияkatolina100
31.01.2013, 10.33





Один раз можно прочитать.
Недотрога - Грей АмелияКэт
20.08.2015, 10.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100