Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Ты моя жизнь, любовь и сердце,
Ты мир весь для меня.
Лишь прикажи, и
Буду жить иль умру за тебя.
Роберт Херрик
Карета проехала между воротными столбами с волками на вершинах, и ее рыдания стали громче. Она вытирала глаза и щеки руками.
– Вот, возьми. – Доминик, сидевший в темном углу кареты, протянул ей носовой платок.
Грейс подскочила на месте.
– Ты откуда здесь взялся?
Доминик пододвинулся к ней и начал вытирать ее слезы.
– Я все время здесь сидел. Ты была слишком занята, рассматривая окна, чтобы заметить меня. – Он нежно улыбнулся ей. – Твои глаза как тонущие фиалки.
– В последний раз они были как искупавшиеся в утренней росе колокольчики, – сказала Грейс резко, выхватила платок у него из рук и отодвинулась на другую сторону кареты, где он не мог до нее дотянуться. – Почему ты здесь? – Она стала резкими движениями вытирать лицо.
– Я еду с тобой.
– Но я ведь уезжаю от тебя!
– Да, я знаю. Именно поэтому я с тобой и еду. – Доминик забрал у нее платок и продолжил вытирать ей глаза. – Ты же не думаешь, что я позволю тебе уехать одной? Нет, если ты убегаешь, то мы убежим вдвоем.
Она вновь выхватила платок из его рук.
– Я могу сама справиться. И я не убегаю.
– Нет? А мне кажется, что именно убегаешь. – Доминик заполучил платок и сказал: – Не суетись, любимая, дай я это сделаю.
Грейс не совсем поняла, что он имел в виду – поехать с ней или вытереть ее щеки.
– Но ты же не можешь поехать со мной, когда я уезжаю от тебя?
– Ты моя мечта, помнишь? У меня нет другого выхода. Слезы вновь заполнили ее глаза. Доминик нежно промокнул их. Она оттолкнула его руки и сказала:
– Но… как насчет Вульфстона? И Мелли? И сэра Джона?
– А что с ними такое? Если они тоже хотят поехать, они могут воспользоваться своей собственной каретой. Тут места хватит только для нас двоих.
– Но ведь Фрей будет объявлять имена во второй раз на этой неделе.
Доминик пожал плечами.
– Фрей делает то, что должен делать. Грейс недоверчиво посмотрела на него.
– А как же Мелли?
Он осмотрел ее щеки и нашел еще одно влажное место.
– Не думаю, что она будет возражать против того, чтобы я съездил в Лондон.
– Я не буду твоей любовницей. Доминик изумленно посмотрел на нее.
– И не думай об этом! Я не позволю себе оскорбить тебя таким предложением, хотя я и считаю, что это неплохое положение для некоторых женщин. Но не для тебя!
Грейс резко пересела на другой конец скамейки и подозрительно посмотрела на него.
– Что ты замышляешь?
– Я еду в Лондон с визитом к королеве.
– Будь серьезнее! Доминик улыбнулся и добавил:
– Я провожу тебя до твоей семьи. – Он говорил вполне искренне.
– Правда?
– Правда, это длинная поездка. Грейс подумала.
– Но ты обещаешь, что не будет никаких глупостей? Доминик притворно вздохнул:
– Умеешь ты испортить удовольствие. Хорошо, обещаю. Она попробовала не улыбаться, затем спохватилась:
– Но если мы поедем вместе, и Особенно если мы будем останавливаться в одной и той же гостинице, моя репутация будет уничтожена. Я погибла.
– Погибла? – Доминик покачал головой и твердо сказал: – Я не дам и волосу упасть с твоей головы, не говорю уже о том, чтобы погубить тебя. Я все продумал. Мы переночуем в Челтнеме у моих друзей. Женатых друзей.
– Но я же буду с тобой в крытой карете на протяжении двух дней.
– Чепуха! У меня с собой есть дама, которая будет тебя сопровождать. Не говоря уже о кучере и двух грумах.
Грейс внимательно осмотрела карету.
– Ну и где же тогда эта дама? Доминик взмахнул рукой.
– Она впереди, рядом с кучером. Путешествует внутри, только когда идет дождь. Она предпочитает выводить из себя других собак, мимо которых мы проезжаем, и чувствовать, как ее обдувает ветром.
– Других собак… ты же не… это же не Шеба? Доминик ухмыльнулся.
– Ты привел свою собаку мне в спутницы?
– Она очень хорошая спутница, – возмутился Доминик. – Она еще никогда не подпустила ко мне ни одну кошку!
Грейс уставилась на него, закусив губу, но так и не смогла сдержать смешка. Он вел себя возмутительно.
Доминик немедленно усадил ее себе на колени.
– А теперь расслабься, любимая! Я не оставлю тебя, так что давай просто наслаждаться поездкой.
Грейс сдалась. Она приникла к груди Доминика и обняла его. Она не знала, на что он рассчитывал, отправляясь с ней в поездку. Ей все это казалось нелепым и нелогичным. Но ей была предоставлена небольшая отсрочка, и у нее не было сил вновь оттолкнуть его. Не сейчас.
– Итак, я вновь объявляю волю Доминика Эдварда Вульфа, лорда д'Акра Вульфстонского прихода, и мисс Мелани Луизы Петтифер Тилского прихода в Рединге вступить в законный брак. Если кому-нибудь из вас известна причина или хотя бы препятствие, по которому эти двое не могут вступить в святой союз, скажите о них сейчас. Вопрос задается во второй раз.
На этот раз никакого перешептывания не было. Все уже заметили отсутствие лорда д'Акра и мисс Грейсток. Большинство к этому моменту знали, что они уехали вдвоем в карете в начале недели. Эта новость была уже стара.
Но паства была возбуждена ничуть не меньше, чем в прошлый раз, возможно, даже больше, поскольку в это воскресенье турок, в отсутствие своего хозяина, сопровождал мисс Петтифер в церковь.
Более того, он проводил ее до скамьи семьи Вульфов, поклонился и ушел на ближайшую общую скамью, где и оставался всю службу, сидя между сестрами Тикел.
Это было редкое развлечение, как согласилась потом вся деревня, поскольку девочки Тикел чуть ли не дошли до драки, пытаясь решить, кто будет сидеть рядом с большим иностранцем. Тэнси проиграла, метнулась прочь и всю службу просидела рядом с матерью, дуясь и обижаясь на весь мир.
Абдул же и глазом не моргнул. Он вставал для пения гимнов и даже пел, он вставал на колени для молитвы и, насколько могли заметить жители деревни, ни разу не ошибся, только не произнес ни слова молитвы, хотя Тилли и вторая сестра держали перед ним свои молитвенники. И он не пошел к причастию.
На службу никто не обращал никакого внимания. Всех занимал вопрос – язычник турок или какой-нибудь иностранный христианин и следует ли им приветствовать его или нет? Поскольку он был крупнее, чем любой мужчина, находившийся в церкви, было решено поприветствовать. В конце концов, немногие жители деревни могли похвастаться знакомством с настоящим живым турком.
Они вышли из церкви за священником и служками, довольными пожертвованиями.
Дедушка Таскер пожал руку Фрею и поблагодарил его от лица всех прихожан.
– Замечательная служба, викарий. Не слишком длинная, и много всего, на что можно посмотреть.
Снаружи Абдул подождал мисс Петтифер, чтобы проводить ее до кареты.
– Я пройдусь пешком, если вы не возражаете, – сказала Мелли. Она все еще побаивалась великана. Каждый раз, когда он смотрел на нее, она читала осуждение в его глазах. – Утро такое чудесное. Мистер Неттертон проводит меня.
Она взглянула на Фрея, который кивнул и сказал:
– Да, я провожу мисс Петтифер.
Абдул поклонился и пошел прочь. Когда он догнал семью Тикел, он приостановился на мгновение и слегка приподнял оба локтя. Произошла небольшая потасовка, и вот уже на каждой руке у него висело по довольной девушке Тикел, а обиженная Тилли осталась позади. Он обернулся и взглянул на нее.
– Тилли! – скомандовал он глубоким голосом. – Меня на всех хватит. – Хихикая, Тилли догнала их.
Крестьяне гудели, радостно возмущенные этим скандальным поведением. Но как их осудишь – откуда туркам и сестрам Тикел знать о том, как принято себя вести?
Мелли стояла рядом с церковной дверью, дожидаясь Фрея, который разговаривал с прихожанами. Она была не против подождать. Было приятно стоять в утреннем солнце, и, кроме того, было интересно послушать разговоры крестьян.
К ней подошла молодая женщина с ребенком на руках. Мелли слышала, как он плакал в церкви, так что юной маме пришлось уйти. Девушка переложила младенца с одной руки на другую. Мелли не отрываясь смотрела на них. Она не могла ничего с собой поделать. Не задумываясь, она шагнула к молодой матери.
– Можно посмотреть?
Гордая мать откинула одеяло и показала крошечного малыша с носом-пуговкой и замечательным алым ротиком.
– Ой, какой красивый, – выдохнула Мелли. – Какое сокровище! Да, да, – сказала она уже малышу. – Крошечное сокровище.
Малыш торжественно смотрел на нее своими огромными голубыми глазами. Одна ручка бесцельно взмахнула в воздухе, и Мелли поймала маленький кулачок, восхищаясь идеальными маленькими ноготками.
– Хотите подержать его, мисс? – спросила молодая женщина. – Мне нужно поговорить со священником.
– Можно? – обрадовалась Мелли. Она осторожно взяла младенца на руки, нежно покачивая его и бормоча ласковые слова, чтобы не напугать ребенка. Она смутно слышала, как мать договаривается с Фреем о крестинах ребенка, которые должны были состояться на следующей неделе, но все ее внимание было направлено на малыша, который доверчиво лежал в ее объятиях, глядя на нее.
Она поцеловала его в пушистую макушку, в шелковую щечку. Она прижала его к груди. Его тяжеленькое теплое тельце было таким идеальным, таким правильным. Она закрыла глаза и вдохнула его чистый младенческий запах, напевая вполголоса. Ей так хотелось, чтобы у нее тоже был малыш.
– Я заберу его, спасибо, м… – Женщина замолчала. – С вами все в порядке, мисс?
– Да, – кивнула Мелли, не понимая, о чем та. Но она неподвижно стояла и смотрела на нее.
– Просто вы плачете, мисс.
– О! – Мелли поспешно вытерла щеки. – Простите. Это… это ничего. Мне кажется, это из-за цветов в церкви.
Женщина смерила ее долгим взглядом. Мелли отвела глаза.
– У вас тоже однажды будет свой крошка, мисс, не беспокойтесь, – заверила она мягко и сжала руку Мелли.
Мелли отвернулась. Она не хотела, чтобы кто-нибудь видел, что ее глаза наполнились слезами. Она стояла, молча пытаясь нащупать носовой платок в сумочке.
– Что она тебе сказала? – Это был голос Фрея, такой злой и недовольный. Он схватил ее за плечи и пытался развернуть ее к себе.
– Ничего. Она ничего не говорила. – Мелли попробовала спрятать от него лицо, зная, что глаза ее покраснели.
– Я же видел, Мелли, – сказал он сердито. – Ты плачешь из-за нее!
– Нет, нет, она ничего не сделала. – Она постаралась отодвинуться.
Но Фрей и не шевельнулся.
– Я не отпущу тебя, пока ты не скажешь мне, почему плачешь. Она должна была что-то сделать.
– Это все ребенок! Я плакала из-за ребенка! – в отчаянии прошептала она.
– Ребенок? – Он уставился на нее. – Разве ты не любишь детей?
Она взглянула на него, и слезы вновь наполнили ее глаза и полились по щекам, и внезапно Фрей все это увидел: всю ее тоску, все ее отчаяние.
– Иди сюда, – сказал он и обнял ее.
– Скоро мы будем в Челтнеме, – прошептал Доминик на ухо Грейс. Она шевельнулась во сне. Чуть раньше они наблюдали за восходом луны через окно кареты, и она задремала, прижавшись к нему.
Путешествие было быстрым и не изобиловало происшествиями. Недавние дожди смочили почву, так что они были избавлены от клубов пыли, которые обычно сопровождают путников. Но дожди были недостаточно сильные, чтобы дороги размыло, так что они ехали по сухой плотной, идеально подходящей для путешествия поверхности.
Копыта лошадей отбивали по дороге ровный ритм, карета спокойно катилась – и все благодаря хорошим рессорам. Будто время застыло.
– Знаешь, мне хочется, чтобы нам не нужно было останавливаться, – прошептала Грейс. – Так хорошо просто сидеть здесь с тобой. Никаких сложностей, никаких ссор, никаких ужасных решений, которые необходимо принимать. Только луна, стук копыт и мы.
Его рука крепче сжала ее, и Грейс подняла голову и подставила ее для поцелуя. Доминик с удовольствием откликнулся на ее призыв.
Лошади замедлили свой бег, с трудом поднимая карету в гору. Он выглянул из окна и напрягся. Грейс проследила за его взглядом и увидела свет, мерцающий в темноте.
– Челтнем, – грустно сказала она. – Мы вернулись в реальный мир. Как жаль… – Она посмотрела на него и поцеловала с отчаянием и нежностью, которые пронзили его насквозь, прижав к себе его голову руками, целуя так, будто это был их последний раз вместе. Когда поцелуй закончился, она на мгновение прижала его к себе, при этом ее шелковистая щечка прикасалась к его шершавой щеке, а затем отпустила и пересела на противоположное сиденье.
– Расскажи мне об этих твоих друзьях, у которых мы остановимся, – попросила она.
– А… – Доминик подумал немного. – Сначала скажи, что ты называешь «глупостями».
А затем он рассказал о своих друзьях.
– Гарем? Ты что, шутишь?
– Нет, это настоящий гарем. Ее глаза блеснули.
– В Челтнеме? Ты уверен? Доминик рассмеялся, видя ее удивление.
– Да, мы остановимся в доме в Челтнеме, где есть гарем. Это дом Тарика бен-Халифа, моего старого друга. Мы познакомились мальчишками в Александрии. Он очень богат – помимо всего прочего, он торгует шелком – и каждый год приезжает в Челтнем на воды. Они помогли ему излечить какие-то юношеские болезни. В этом году он впервые привез своих жен.
– Настоящий гарем? Как интересно! – И Грейс рассмеялась. – Но если об этом узнают? Сначала ты берешь мне в спутницы собаку, а затем везешь в гарем.
– С твоей репутацией все будет в порядке, – заверил ее Доминик. – Гарем создан для того, чтобы оградить честь его обитательниц.
– О!
Доминик рассмеялся, увидев ее разочарование.
Снаружи он выглядел точно так же, как и любой другой дом в Челтнеме. Большая зеленая дверь, бронзовый молоток и изогнутые металлические решетки на окнах. Единственное отличие было в том, что окна второго этажа также были закрыты, только не решетками, а резными ставнями изнутри. Но чтобы разглядеть их, нужно было присмотреться.
Доминик позвонил в звонок. Дверь открылась, и слуга, одетый в западную одежду, но с белым головным убором, поклонился Доминику и впустил их внутрь. На Грейс он не обратил никакого внимания.
Владелец дома спустился по лестнице им навстречу. Смуглый мужчина среднего роста, с густыми бровями, черной бородой и темными миндалевидными глазами. Он был одет в европейский костюм.
Он сказал по-английски, но с сильным акцентом:
– Мир с тобой, добрый друг. Добро пожаловать в мой дом, и добро пожаловать также твоей даме. – Он пожал руку Доминику и склонил голову перед Грейс.
– Мисс Мерридью, это мой друг Тарик бен-Халиф. Грейс сделала реверанс.
– Благодарю вас за ваше гостеприимство.
– Друзья Доминика – мои друзья. Комнаты для вас уже готовы. – Он замялся, не зная, насколько она подготовлена к встрече с культурой другой страны. – Не хотели бы вы познакомиться с моими женами?
Доминик рассмеялся.
– Попробуй останови ее.
– Если вы и они будете так добры, – сказала Грейс на осторожном арабском.
Черные брови взлетели вверх. Гарик ответил на том же языке:
– Леди говорит по-арабски?
– Немного и не слишком хорошо, – ответила Грейс.
– Она еще и читает, – тихо сказал Доминик, и Грейс была взволнована ноткой гордости в его голосе. – Она любит стихи Ибн-Сафра аль-Марини.
– Прославленного поэта Андалузии? Я впечатлен, а мои жены будут рады. – Он хлопнул в ладоши, и большой, крупный, но несколько рыхлый мужчина в арабской одежде бесшумно появился на пороге. – Проводи эту леди на женскую половину, – приказал Тарик. – Она говорит на нашем языке.
Великан поклонился и жестом пригласил Грейс идти впереди.
– Он евнух, – почти неслышно прошептал Доминик на ухо Грейс.
Глаза Грейс расширились. Так вот кем мог стать Абдул? Она пошла за слугой. Он провел ее мимо парадной лестницы к лестнице в задней половине дома.
Женская половина находилась на втором этаже, отделенная от остальных помещений ширмой с тончайшей резьбой. Мужчина открыл дверь и поклонился, указывая Грейс, что она должна войти. Она вошла, сердце ее колотилось. Ей не терпелось познакомиться с женщинами в гареме, но она немного нервничала.
Это было как проход в другой мир, экзотический мир цвета, богатых тканей и замысловатых узоров. В воздухе стоял какой-то аромат: сандаловое дерево, наверное, подумала Грейс. Или какой-нибудь другой вид фимиама, мускусный, экзотический и волнующий. Толстые персидские ковры покрывали каждый сантиметр пола, иногда даже в несколько слоев, вне зависимости от цвета и узора, в отличие от точного баланса, к которому стремится английский стиль.
Окна были закрыты деревянными ставнями с тонкой резьбой и обрамлены богатыми драпировками блестящего золотого шелка, но с потолка свисали серебряные лампы, погружавшие комнату в золотистый свет и отбрасывая тени по углам. Свет также отражался в зеркалах, зеркалах в золотых оправах всех форм и размеров, покрывавших стены, – большой сюрприз для Грейс, которая выросла в доме, где не было зеркал и которой одного зеркала казалось вполне достаточно. Она никогда еще не видела столько зеркал в одной комнате. Узорчатые драпировки и вышивки заполняли оставшиеся места.
Пять женщин стояли, глядя на Грейс и нервно сжимая руки. Она вспомнила слова Тарика, улыбнулась и сделала реверанс.
– Мир с вами, – сказала она по-арабски. – Благодарю вас за приглашение в свой дом.
Девушки оживились и тут же окружили ее, весело щебеча по-арабски.
Смеясь, Грейс подняла руки и сказала, что она еще не очень хорошо владеет языком и что она читает на нем лучше, чем говорит и понимает.
Женщины представились одна за другой. Первой представилась старшая жена, Фатима, элегантная женщина, которой на вид было около тридцати, затем Хадиджа, веселая и круглолицая, и Муна, изящная смуглая красавица лет семнадцати. Это были жены Тарика.
Две другие женщины, как ей тонко намекнули, были служанками. Четвертая жена осталась в Александрии, поскольку должна была вот-вот родить.
Грейс пригласили присесть. Мебели было мало – несколько низких диванов, груды ярких подушек и несколько низких столиков и сундуков из кедра, богато инкрустированных перламутром. Грейс присела на диван и провалилась в его роскошное мягкое сиденье.
Фатима хлопнула в ладоши, и тут же появились служанки, одна с высоким серебряным кувшином, в котором оказался фруктовый напиток со странным запахом, но очень вкусный. Другая несла огромный поднос, и скоро столик перед ними был уставлен дюжинами серебряных блюд с едой, которую Грейс никогда не пробовала. Девушки наперебой стали предлагать ей разные блюда, ждали ее реакции на каждое из них и засыпали ее вопросами. Грейс даже смогла сама задать несколько вопросов.
Девушки были в Англии впервые, и им здесь все казалось непривычным – довольно холодно и сыро, несмотря на то что стояло лето.
Грейс попробовала понемногу каждого блюда, а когда наелась, поблагодарила женщин за предложенное угощение и вдруг воскликнула по-английски:
– Боже! Я чуть было не забыла. Я привезла вам маленькие подарки.
Как только Доминик сказал ей, где они проведут ночь, Грейс перерыла весь багаж и нашла несколько вещей, которые могли понравиться женщинам в гареме: пару женских журналов с иллюстрациями, коробку домашних ирисок, несколько косметических кремов и лосьонов, хотя она и была уверена, что у них есть свои собственные. Она понятия не имела об их вкусах, но считала, что женщинам в гареме будет интересно то же, о чем она и ее сестры мечтали, когда жили с дедушкой, отрезанные от остального мира.
Она также подарила им несколько вещиц, которые купила для детей своих сестер: коробку бирюлек, карту-головоломку, французскую куклу и калейдоскоп.
Женщины бурно радовались каждому подарку, перелистывая страницы журнала в обратном порядке и восхищаясь иллюстрациями, особенно тем, что были посвящены моде. К удивлению Грейс, детские игрушки понравились им ничуть не меньше. Буквально влюбились во французскую куклу, которую можно было раздевать и одевать. Они по очереди смотрели в калейдоскоп, вскрикивая при смене узоров.
Они с сомнением взирали на коробку с бирюльками и посмотрели на Грейс, как бы спрашивая – ты принесла нам коробку палочек?
Она очистила столик и показала, как играть в эту игру. Вскоре они вчетвером сидели вокруг стола, смеялись и азартно сражались в бирюльки.
Под конец третьей игры они стали лучшими подругами.
– Как бы мне хотелось, чтобы вы могли познакомиться с моими сестрами, – сказала Грейс.
Младшие посмотрели на Фатиму. Та улыбнулась:
– Мы бы тоже этого очень хотели.
Грейс удивилась.
– Я думала, вы всегда заперты! – вырвалось у нее. – Все эти замки и запоры…
Девушки рассмеялись.
– Нет, все эти замки и запоры для нашей защиты, – объяснила Фатима. – Мы можем выходить, но только с сопровождением.
Совсем как английские девушки в хороших семействах, поняла Грейс.
Муна рассматривала французскую куклу.
– И ты носишь все это под одеждой? – спросила она Грейс.
– Не совсем такое, но в целом – да.
– Покажи. – Муна вскочила и застыла в ожидании. Грейс моргнула.
– Вы хотите увидеть мое нижнее белье? Все три девушки азартно кивнули.
Грейс почувствовала, что краснеет. Она еще никогда не раздевалась перед незнакомцами. Ну, за исключением портних. И Доминика Вульфа. Это совершенно безобидно, твердила она себе. Эти девушки просто любопытны, к тому же ее тоже интересовала их одежда. Она сглотнула и встала.
– Хорошо, это кажется платьем, но на самом деле это юбка и корсаж, а соединение спрятано под этим поясом. – Она говорила по-английски, подчеркивая такие слова, как «юбка», «корсаж» и «пояс», а девушки подсказывали ей эти слова по-арабски, и Грейс пыталась их запомнить. – Под этой юбкой находится нижняя юбка. – Она приподняла подол, чтобы девушки смогли увидеть нижнюю юбку, но они в секунду расстегнули юбку, чтобы получше рассмотреть, как она сделана. Ее передали и служанкам.
Их очень заинтересовал тот факт, что нижняя юбка расширялась книзу и совсем не прикасалась к ее ногам. Они долго рассматривали подол, и Грейс показала им шнур, вставленный туда, чтобы юбка лучше держала форму. Им это показалось весьма изобретательным. Нижнюю юбку тоже сняли, и она пошла по рукам.
Затем они начали рассматривать ее панталоны.
– Это мои панталоны. – Грейс прикрыла руками завязки, давая понять, что она не собирается их снимать!
Муна сняла панталоны с французской куклы и просунула пальцы в разрез в промежности, вопросительно глядя на Грейс. Грейс кивнула и вновь покраснела. Да уж, французы все воспроизвели с доскональной точностью. Но она не собиралась показывать разрез.
Состоялось небольшое обсуждение предназначения этого разреза, девушки даже делали кое-какие неприличные жесты. Грейс тут же перенеслась в тот момент на озере, когда Доминик ласкал ее через этот самый разрез. Покраснев, она покачала головой. Конечно, некоторые, возможно, и делали подобные вещи, но это не было основным предназначением данного приспособления. В конце концов Хадиджа присела на корточки, как бы облегчая себя, и Грейс кивнула в смущенном облегчении.
Но все же девушкам это показалось довольно странным и неприятным. На них были широкие брюки, удерживаемые с помощью шнурков, которые было легко снять, что Хадиджа и продемонстрировала. Все они довольно спокойно и хладнокровно относились к наготе. А почему бы и нет? Они же все женщины.
– Это корсет. – Она расстегнула корсаж, чтобы показать им то, что было снизу, но Муна забрала его у нее, показывая, что они хотят рассмотреть покрой и узор. Их так заинтересовал корсет, что они успокоились, только когда она расшнуровала его, чтобы они могли разглядеть его поближе, так что Грейс осталась только в панталонах и рубашке, которая, если вдуматься, ничем не отличалась от их одежды.
Девушки по очереди с хохотом примерили корсет. Но впору он был только Муне. Их заинтересовало то, как корсет поднимал ее грудь, и они сочли вставки из китового уса весьма странным и интересным изобретением.
Когда они обнаружили полированную костяную планшетку, спрятанную в маленьком карманчике, они вытащили ее с радостными возгласами, но были разочарованы, Фатима объяснила, что на ощупь они решили, что это нож.
Грейс рассмеялась и попыталась объяснить, что она знала одну леди, которая носила с собой острый инструмент для самозащиты, но что большинство из них этого не делали. Девушки кивнули. Для чего же тогда мужчины, если не для того, чтобы защищать женщин?
– А теперь, – сказала Фатима, пока Муна застегивала и затягивала на себе одежду Грейс. – Мы оденем тебя в наш костюм.
Служанки принесли груду переливающихся тканей. Они окружили Грейс, Фатима что-то сказала, и не успела Грейс спохватиться, как рубашку на ней заменил шелковый синий топ – как туника, только совсем прозрачный.
Грейс взглянула на себя и немного растерялась от того, насколько прозрачна была эта одежда, но тут она увидела, что они несут ей корсет, и немного успокоилась. Но когда его на ней застегнули, дорогой корсет с золотой, синей и красной вышивкой, она поняла, что это не сильно помогает. Корсет хорошо закрывал спину, но перёд состоял только из плотной ленты, лежащей под грудью, для того, чтобы немного поднять ее, как объяснила Фатима.
Все это только подчеркивало обнаженность груди, показалось Грейс.
Но затем ей подали длинную рубашку с такими же рукавами, которая надевалась поверх, а затем что-то вроде жилета, и ей стало намного спокойнее. Фатима объяснила, что вся одежда была из разных стран, как и они сами: она была из Александрии, Хадиджа из Турции, а Муна с зеленых холмов Ливана. Их муж много путешествовал.
– Нужно много путешествовать, чтобы отыскать такие сокровища, – ответила Грейс комплиментом, который очень им понравился.
Девушек заинтриговали легкие следы веснушек. Хна, объяснила она. Они кивнули, словно это что-то подтверждало, и сказали, что они разукрашивали руки и ноги хной и использовали ее, чтобы сделать волосы ярче, но никогда не рисовали таких точек на лице, шее и руках. Это популярно в Англии?
– Нет, – Ответила Грейс. – Я жду, когда они исчезнут. Фатима сказала что-то, одна из служанок выбежала и вернулась через несколько минут с маленькой пиалой.
– Так они исчезнут быстрее, – сказала Фатима. Грейс улыбнулась и приняла подарок. Некоторые вещи были универсальны.
Они позволили ей оставить панталоны, но надели поверх пару нежных свободных шаровар из красно-синего шелка и прозрачную желтую юбку поверх них. Хадиджа нарисовала линию синей сурьмой у нее на веках и покрасила губы красной краской. Муна, одетая в платье Грейс, дала ей маленькую вышитую шапочку и показала, как прикрепить к ней прозрачную фату. Затем Грейс вытащила свою шляпу с широкими полями, украшенную цветами, и водрузила на голову Муны, показав ей, как закрепить ее плотно шляпными булавками.
Они стояли рядом, глядя на свои отражения в зеркалах.
– Я выгляжу замечательно! – воскликнула Грейс. – Так экзотично. Как бы я хотела показаться моим сестрам в этом наряде.
– Разумеется, – сказала Фатима. – Эти одежды – наш подарок тебе. Они предназначены для дома, но есть одежда и для улицы.
Грейс попыталась отказаться, но девушки настаивали. Она взглянула на Муну, которая все еще вертелась перед зеркалом.
– Если хочешь, можешь оставить себе эту одежду, Муна, – сказала она. – И шляпу тоже. Разумеется, они не новые, но…
Муна обняла ее с радостным криком и стала прыгать по комнате, юбка развевалась колоколом.
Фатима приказала принести кофе; его разливали в крошечные чашечки и он не был похож на кофе, который Грейс приходилось пить до сих пор, – крепкий, сладкий и густой. С ним подали крошечные печенья, покрытые сиропом, с орехами и лукум.
Наконец последнее блюдо было убрано, и служанка объявила:
– Хаммам готов, госпожа. Фатима поднялась.
– Пойдем, Грейс, – сказала она. – У нас для тебя приготовлено еще кое-что.
– Нет, в меня больше ничего не влезет! – воскликнула Грейс.
Они рассмеялись.
– Пойдем. Мы придумали это, когда услышали о твоем приезде. Твой лорд попросил нас об этом. Это как раз то, что нужно после путешествия. Мы не знали, понравится ли это английской леди, но теперь уверены, что тебе понравится.
Грейс позволила отвести себя вниз, все еще на женскую половину дома, через дверь в маленькую прихожую, где, к ее ужасу, она лишилась только что приобретенной одежды, хотя опять она не рассталась с панталонами, и завернулась в большую муслиновую простыню. Три жены, к ее облегчению, сделали то же самое. Они надели странные деревянные туфли и вошли в большую круглую комнату, пристроенную к задней стене дома.
Было ясно, что ее строил не англичанин. Она была из камня, венчал ее купол, а украшена она была плиткой с восточными узорами. Внутри было жарко и стоял пар.
Посередине находился глубокий бассейн, а у стены булькал фонтан.
– Турецкая баня, – объяснила Хадиджа. – Ее построили для меня, – с гордостью добавила она.
Баня? Доминик попросил, чтобы они ее искупали?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100