Читать онлайн В объятиях босса, автора - Грейс Кэрол, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В объятиях босса - Грейс Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В объятиях босса - Грейс Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В объятиях босса - Грейс Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грейс Кэрол

В объятиях босса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Не успела она снять телефонную трубку, как в дверь позвонили. Господи, как же можно все успеть?
— Клаудия, я забыла сказать тебе про туалет, — сказала Шэрон. — Там немного засорилось, вантуз в кладовке.
— Не беспокойся, Шэрон, я знаю, как с этим справиться. — Положив трубку, она пошла открывать входную дверь с ребенком на руках, но Кайл уже успел открыть дверь. На пороге стоял Джо с огромной коробкой в руках.
— Кайл, — сказала Клаудия, — ты не должен открывать дверь незнакомым людям.
— А мама мне разрешает, — с вызовом ответил мальчик.
— Привет, Джо.
Джо посмотрел на Клаудию, потом на плачущего ребенка, потом снова перевел глаза на Кайла, который наконец перестал плакать и с интересом разглядывал Джо и коробку.
— Похоже, тебе необходима помощь, — сказал Джо.
— Надо покормить малышку. Может, ты пока займешься Кайлом? Кайл, это Джо.
Она пошла на кухню, оставив их вдвоем. Да, ей нужна помощь, но она сомневалась, что у Джо что-нибудь получится. Особенно после того, как у нее самой с Кайлом не возникло никакого контакта.
Девочка никак не хотела брать бутылочку. И что теперь делать? Клаудия почувствовала себя беспомощной. Она проверила памперс, погладила девочку по спинке, потом понесла ее в комнату Кайла, разукрашенную драконами и динозаврами.
Посреди комнаты на полу она увидела Кайла на коленях и Джо, а между ними по крайней мере тридцать грузовиков и легковых автомобилей, а также огромный пластиковый гараж, который Джо принес в той коробке. Откуда он знал, что принести в подарок пятилетнему мальчику? Ну да, он же сам был когда-то таким.
Кайл усердно изображал рев грузовика на подъеме. Он уже давно перестал плакать и был занят своими игрушками. Разве она не предлагала ему поиграть? Почему Джо удалось то, чего не сумела она? Почему Кайл невзлюбил ее? А что, если у нее будет такой же сын?
Джо взглянул на нее.
— Что с ней? — спросил он, имея в виду плачущую девочку. — Это девочка, верно?
— Я не знаю, что с ней. Не берет бутылку Может быть, она не голодна.
— Дай я попробую, — сказал Джо, протягивая руки к ребенку. Клаудия колебалась мгновение, потом отдала ребенка и бутылку. Скоро он поймет, что и у него ничего не получится. — Как это делается? — спросил Джо, держа ребенка на руках.
Кайл с гордым видом показал ему, как надо обращаться с бутылочкой, и Джо удалось запихнуть соску малышке в рот. Она тут же начала громко сосать, как будто изголодалась.
Клаудия, стоя посреди комнаты, с удивлением наблюдала за этой сценой. Ясно, что Джо мог играть с мальчиком в машинки. Но как этот мачо, который, вероятно, и близко не видел младенцев, ухитрился заставить девочку взять бутылку, чего не удалось сделать ей?
Кайлу не понравилось, что Джо перестал обращать на него внимание. Он начал хныкать.
Клаудия предложила поиграть с ним, но он только затряс головой и нахмурился.
— Хорошо, — сказал ему Джо. — Ставь грузовики в гараж. Сейчас мы устроим автомобильные гонки.
Кайл, подражая реву грузовиков, загнал машины в гараж.
Джо продолжал разговаривать с мальчиком, все еще держа ребенка на руках. Клаудии еще никогда не доводилось ощущать себя такой бесполезной.
— Не хочешь передать девочку мне? — наконец спросила она.
Джо взглянул на нее.
— Все в порядке. Садись рядом, можешь тоже поиграть с нами.
Кайл фыркнул.
— Она же девчонка, — сказал он. — И ничего не понимает в машинах.
Клаудия переминалась с ноги на ногу. Этого она не могла опровергнуть.
Чувствуя себя лишней и ненужной, Клаудия вернулась в детскую, вынула из кроватки потрепанного кролика. Потом оглянулась, осмотрела полки с куклами и животными, пеленальныи столик, картинки в пастельных тонах, мобильник в коляске. Сколько же всего ей придется покупать! Сколько всего делать! Как ей со всем управиться? Даже при мысли об этом она почувствовала себя усталой. Ужасно усталой.
Клаудия на минутку присела на вращающийся стул в углу комнаты, положив кролика себе на колени. Почему она решила, что сможет стать матерью? Она даже одного вечера не сумела провести в роли матери. И это после того, как она говорила Джо, как трудно быть отцом. Если б она своими глазами не видела, как он играет на полу с пятилетним мальчиком, держа на руках младенца, она в жизни не поверила бы этому. Что в нем есть такого, чего нет у нее?
Конечно, она была единственным ребенком, у нее никогда не было ни братьев, ни сестер, и она никогда не сидела с чужими детьми. Но ведь и Джо тоже. Она не имела представления, сколько просидела в полудреме, переживая, что не смогла даже на один вечер стать матерью, а ей это предстоит на всю жизнь.
Когда Джо появился в дверях, она чуть не подпрыгнула. Что же такого было в этом высоком, широкоплечем мужчине, что заставляло ее сердце каждый раз вздрагивать? В ней тут же вспыхивали страсть и желание. Ну зачем, зачем она разрешила ему прийти сюда сегодня? А если б не разрешила? Как бы она тогда справилась?
— Извини, — сказала она, вскакивая с виноватым видом со стула. — Я оставила тебя там одного. Ах, она спит, — продолжала она уже шепотом. — Как тебе это удалось?
А я ничего и не делал, — сказал он. — Думаю, она просто устала. Откуда я знаю? А что теперь с ней делать, положить в кроватку?
— Да. — Клаудия хотела взять малышку, подержать ее на руках, почувствовать сладкий детский запах, ощутить бархатистость кожи, но она боялась снова разбудить девочку, поэтому только беспомощно наблюдала, как Джо укладывал ее в кроватку. Потом она накрыла спящую девочку одеялом и молча смотрела на нее. Так они простояли вместе довольно долго.
Клаудия не могла отогнать от себя мысль о том, что и они с Джо могли бы вот так вместе стоять субботними вечерами у кроватки их собственного ребенка в своем собственном доме. Джо удалось направить ее мысли в это русло. Он показал ей, что умеет обращаться с детьми и делает это так же хорошо, как и все остальное. Но долго так продолжаться не будет. Забота о детях быстро надоедает. И все же его следует похвалить.
— Я даже не представляю, как это у тебя получилось, — сказала она.
— Я же говорю, что ничего и не делал. — Скромность. Это его торговая марка. То, что принесло ему успех в делах. И то, что она любила в нем.
— Нет, еще как делал. Ты накормил ее и укачал. Я пыталась, но не смогла. А что я буду делать, когда мой ребенок вот так будет плакать? — У нее из глаз покатились слезы.
Джо обнял ее. На секунду она забылась и расслабилась у его груди, позволив беспомощности и разочарованию улетучиться. Она разрешила ему прижать ее к себе, черпая от него силы. Разрешила себе представить, что он любит и желает ее. Разрешила себе вообразить, что, если она поднимет лицо, он поцелует ее, а после того, как дети заснут, они на цыпочках пройдут в их собственную комнату, лягут на огромную кровать, будут страстно любить друг друга и заснут, не разомкнув объятий. А ночью будут по очереди подходить к детям.
Но этого не случится никогда. Даже если она выйдет замуж за Джо, даже если он снова займется с ней любовью, он все равно не полюбит ее. Никогда. Он будет уважать ее, восхищаться ею, она даже будет ему нравиться. Но этого недостаточно. Оставаться в его объятиях — значит проявить слабость и жалость к себе, а еще хуже — фантазировать о несбыточном. Он просто жалеет ее, вот и все. А она не должна позволить ему видеть ее слабость и неуверенность.
— Что ты будешь делать? — мягко повторил он ее вопрос. — Ты выйдешь за меня замуж.
Она отстранилась от него и расправила плечи. Надо было догадаться. Он хотел настоять на своем. Убедить ее, что будет великолепным отцом. Может быть. Но ей нужно большее. Ей нужен любящий муж.
— Я думала, что мы уже все решили, — сказала она.
— Я считал, что ты передумала.
— Нет, и не передумаю. Но спасибо за предложение.
— Я еще буду предлагать.
— Пожалуйста, Джо, ты мне делаешь больно…
— А ты скажи «да».
Черт бы его побрал! Он слишком настойчив. Она всегда любила его, и за это тоже. Но не тогда, когда дело касалось ее лично.
— Привет. — Кайл появился в дверях, глядя на Джо и полностью игнорируя Клаудию. — Ты обещал почитать мне книжку.
— Я и почитаю, — ответил Джо. — Ты извини нас, Клаудия, или, может быть, ты тоже хочешь послушать? Это отличная книжка.
Она улыбнулась, возможно, впервые за этот день. Все вместе они пошли в спальню Кайла, где мальчик лег в кровать, которая представляла собой гоночный автомобиль красного цвета.
— Эта книжка о гонщиках и их машинах? — шепотом спросила Клаудия. Никто ей не ответил. Кайл свесил голову, стараясь найти под кроватью книгу, а Джо рассматривал книжные полки.
Клаудия присела на край кровати, а Джо сел поближе к Кайлу и начал читать. Клаудия задумалась, хотя дала себе слово сосредоточиться на книге и не позволять себе забыться в мечтах. От этого действительность казалась еще хуже. Еще неделя, говорила она себе. Еще неделя, и она уже не будет видеть его каждый день. А после того, как уволится, вряд ли вообще когда-либо увидит его. Во всяком случае, она не позволит ему вмешиваться в ее жизнь. Да он и сам не захочет. Конечно, еще остается врач. Она пообещала, что он пойдет к врачу вместе с ней. Это ведь и его ребенок.
Когда наконец у Кайла отяжелели веки и он согласился отпустить их при условии, что ночник будет гореть, а открытая книжка останется на подушке, они перешли в гостиную.
— Ну, спасибо еще раз, — сказала Клаудия. — Ты был просто великолепен.
Она надеялась, что Джо поймет: вечер закончен. Но он не понял. Он уселся в большое кресло у окна.
— Где ты научился так заботиться о детях? — спросила она.
Джо пожал плечами.
— Не знал, что я вообще это могу.
— Ты никогда не сидел с чужими детьми? У тебя не было племянников, например?
— Нет.
— Ну, не знаю даже, как тебя благодарить.
— Не знаешь? — Джо сощурился.
— Если ты имеешь в виду, чтобы я осталась у тебя работать, то я не могу, и ты знаешь об этом.
— Не можешь или не хочешь?
— Джо…
Хорошо, я понимаю. Я не буду на тебя давить. Но что ты скажешь о моем предложении выйти за меня замуж?
Клаудия глубоко вздохнула. Она же знала, что он не отступит.
— Я думала, что мы уже решили этот вопрос. Если ты за этим пришел сюда, то мог бы не беспокоиться. Если же ты решил показать мне, что сумеешь провести субботний вечер с маленькими детьми, то можешь быть доволен, ты справился, и, похоже, даже лучше, чем я. Намного лучше. Ты это хотел услышать? Я ценю то, что ты сделал для меня. Правда. Ты не перестаешь удивлять меня, Джо.
— Это означает «да»? — спросил он.
— Нет. Ты же знаешь мое отношение к браку, основанному на…
— Уважении, доверии, восхищении?
— Ты так легко об этом говоришь…
— Не думаю, что кому-то легко жениться и стать отцом. Но я хочу попробовать.
Она пристально посмотрела на него. Он говорил так убедительно, так серьезно, так разумно. Даже слишком. Ей хотелось страсти, хотелось желания, а больше всего любви. Что в этом такого? Что, это так трудно найти? Да. Но это не означает, что она готова пойти на компромисс. Ни сейчас. И ни когда-либо в будущем.
— Попробовать? А что будет, когда ты поймешь, что ничего не получилось? Поймешь, что твоя собственная жизнь больше тебе не принадлежит? Твои друзья бросят тебя, потому что ты не сможешь проводить с ними вечера по пятницам. Ты не сможешь гонять на своей машине по субботам, потому что с мальчиком надо будет ходить то на танцы, то на баскетбол…
— А ты считаешь, что я смогу бросить тебя и моего малыша? — недоверчиво спросил он.
— Нет, я знаю, что ты всегда держишь свое слово. Но думаю, что тебе захочется бросить. А это еще хуже. Мои родители никогда не ругались. Никогда не было ни споров, ни криков, ни хлопанья дверьми. Было просто вежливое молчание. Не было ни привязанности, ни любви. Они просто проводили время, считая дни, месяцы, годы. Сейчас они оба стали намного лучше. Я понятия не имела, какие они на самом деле, пока они не разошлись. Теперь они свободны и наконец счастливы. Я встречаюсь с каждым из них по отдельности, понимаю, чем они пожертвовали ради меня, и чувствую себя виноватой. Ты хочешь, чтобы и наш ребенок испытал что-то подобное?
— Нет, — ответил он.
Джо сидел, глядя в пространство, занятый своими мыслями. Неужели ей удалось убедить его? Неужели он наконец сдался? Она надеялась на это. Это было бы огромным облегчением. И все же она не чувствовала себя по-настоящему спокойной. Джо так легко не сдавался.
— Я могу сделать кофе, — предложила она, чтобы нарушить молчание.
— Кофе? Мне кажется, я еще не ужинал.
— Да, но…
— Я закажу еду из китайского ресторана. Клаудия вдруг почувствовала, что сильно проголодалась. Она то ощущала волчий голод, то вообще не могла ни есть, ни пить, разве что крекеры и яблочный сок. Сейчас в ней проснулся зверский аппетит.
Опять он приказывает ей. Но на этот раз Клаудии было все равно, и она не возражала. Она слушала, как он делает заказ, будто для целой армии китайских солдат.
Когда Джо положил трубку, она покачала головой и улыбнулась.
— Кто будет все это есть?
— Мы трое, — ответил он. — Ты, я и ребенок. Тон, которым он произнес эти слова, заставил ее сердце подскочить в груди. Ты, я и ребенок. Похоже на название книги или песни.
Когда еду привезла, они сели за стол на кухне, пили чай и ели прямо из коробок.
— Мы однажды так уже ужинали, — сказал он. — Может быть, ты уже не помнишь, но это было в субботу, после того как мы задержались на работе допоздна.
Да, это был проект по сорту «Арабика», — ответила Клаудия. Она не верила, что он помнил тот вечер. Они тогда болтали и смеялись часами. Эта близость, это чувство товарищества были очень дороги для нее. А для него? В то время он встречался с одной балериной. Великолепная, высокая, стройная женщина, которая сидела на диете с десяти лет. Джо просил Клаудию покупать ему билет в первый ряд на каждый ее спектакль. Клаудия делала для него вырезки из газет с отзывами на ее выступления. В отзывах всегда отмечались грация, воздушность и живость Жизели. Сама Клаудия никогда не видела, как она танцует, но могла себе представить это волшебное зрелище.
— Помню, как я удивлялся, сколько ты ешь, — усмехнулся Джо.
— Наверное, по сравнению с Жизелью я действительно много ела, — ответила Клаудия, представляя себе контраст между нею и профессиональной балериной. Интересно, а что он будет думать о ней всего через несколько месяцев? Любая женщина будет казаться стройной по сравнению с ней…
— Ты и сейчас ешь много, — заметил Джо, глядя, с каким аппетитом она набросилась на еду. — Мне нравятся женщины с хорошим аппетитом, и мне нравится смотреть, как ты ешь.
— Скоро разонравится, когда я стану размером с маленький дирижабль.
Он посмотрел на ее живот, затем перевел взгляд на грудь. Она затаила дыхание. Ее грудь уже налилась, а под его взглядом соски моментально затвердели.
Джо отвел глаза и откинулся на стуле.
— Думаю, мне пора, — сказал он.
Она встала. Наверное, он давно уже ищет предлог, чтобы уйти. Вероятно, сам удивляется, зачем впустую потратил субботний вечер вместо того, чтобы уехать за город.
— Я думаю, у тебя сейчас много дел после долгого отсутствия.
— Да. Поэтому я очень рад, что ты вернулась и помогаешь мне.
— Нет, я имею в виду твою светскую жизнь. Приглашения, вечеринки. Ну, ты знаешь.
— Ах, вот ты о чем… Я совершенно отошел от этого в последнее время. Некогда. Я чувствую… Не знаю. Я так долго отсутствовал. Некоторые вещи, к которым я привык, как-то отошли на второй план с тех пор, как я вернулся.
С тех пор как он узнал, что будет отцом, вот что он хотел сказать. Она была уверена в этом.
— Ну, спасибо, что пришел. Я бы не справилась без тебя.
— Справилась бы, я уверен.
— Не думаю.
— Ты будешь великолепной матерью.
— Как? Как научиться стать родителями?
— Не имею представления, — сказал он. — Может быть, это приходит, когда появляется необходимость.
— Хочу купить какую-нибудь книгу об этом, — сказала она.
— Купи мне тоже, — попросил он.
— Мне кажется, тебе она не нужна.
Она уже пошла провожать Джо до двери, когда услышала, что возвращаются Эл и Шэрон. Черт, Клаудия не хотела, чтобы они застали здесь Джо. Не хотела, чтобы они делали какие-то выводы в отношении него, когда она сообщит им о своей беременности. Но встреча произошла. И он включил все свое обаяние. Объявил, что у них замечательные дети. Рассказал, какое удовольствие он получил, играя с их сыном, и какая красавица у них дочь. Зачем он все это делал? Он же больше никогда их не увидит.
— Мы должны как-нибудь все вместе провести вечер, — сказала Шэрон, переводя взгляд с Джо на Клаудию. Ей было ясно, что это не просто знакомый ее подруги. — Когда детей не будет дома, — добавила она. — Я твоя должница, Клаудия. — Шэрон повернулась к Джо. — Представляете, она сама позвонила нам в четверг и предложила посидеть вечером с детьми. Мы даже не просили ее об этом. Вот какая она милая и добрая.
Клаудия выдавила из себя улыбку, и они наконец вышли из дома. Джо не проронил ни слова, пока они не дошли до машины.
— Так это ты сама вызвалась посидеть с детьми? Чтобы не ужинать со мной?
— Видишь ли…
— Не извиняйся, — сказал он, — за свою ложь и за то, что обидела меня. В конце концов, ты же думала, что я никогда об этом не узнаю.
— Это была ложь во спасение, не думаю, что она как-то задела твои чувства.
— Почему? Потому что у меня их нет? Не отвечай. Я понимаю. Ты достаточно времени проводишь со мной с девяти до пяти каждый день пять раз в неделю. Ты хотела избавиться от меня хотя бы на выходные. Но я не понял, не так ли? Я пришел, когда меня не ждали. Хорошо, извини. Извини, что я навязываюсь. Будешь смеяться, но я собирался навязаться пойти с тобой за покупками для ребенка.
— Да, буду смеяться. Тем более что ты собирался покататься на своей новой машине.
— Это я могу сделать в любое время. Но если ты не хочешь, чтобы я поехал с тобой…
— Дело не в этом.
— А в чем?
Она не хотела, чтобы он поехал с ней за покупками для ребенка. Она не хотела, чтобы он помогал ей сидеть с чужими детьми. Это рождало несбыточные надежды и веру в то, чему никогда не суждено сбыться. Он не представлял, что значит жениться без любви «ради ребенка». Еще в детстве она научилась замечать неловкие паузы в разговоре, молчание и необъяснимое отсутствие. Она всегда знала, что ее родители не любят друг друга. Ее ребенок не должен расти в такой обстановке, в доме, наполненном пустыми обещаниями, несбывшимися надеждами и разочарованиями. Она не хотела любить его, нуждаться в нем, потому что он никогда не ответит на ее любовь и уж точно никогда не будет нуждаться в ней. После того как она уйдет из фирмы и не будет видеть его каждый день, он забудет о ней.
Она сама никогда его не забудет, но по крайней мере ей не придется жить с ним и притворяться, что она испытывает к нему то же самое, что и он к ней — уважение, восхищение и привязанность. Она прятала свою любовь к нему долгих три года. Сколько еще ей придется это делать?
— Я лучше поеду за покупками одна, — наконец сказала Клаудия.
— Хорошо. Я могу это понять. По крайней мере это честно. А я только этого и хочу — честности.
— Нет, ты не этого хочешь. Ты хочешь доказать, что можешь быть отцом. Не надо. Я верю тебе. Может быть, ты будешь лучшим отцом, чем я матерью. Если судить по сегодняшнему вечеру. Но это не означает, что я собираюсь выйти за тебя замуж.
— Хорошо, — сказал он с горечью в голосе и открыл для нее дверцу машины.
Джо стоял на тротуаре и смотрел, как она отъехала. Черт возьми, какая же она упрямая! Он даже не представлял этого. За последние три года она никогда так себя не вела. Но сейчас у нее на кону самое ценное. Ее ребенок. Так же, как и у него. Их ребенок.
Он не изменил своего решения жениться на ней. Но сейчас необходимо временно отступить. Своей настойчивостью он рискует отвратить ее от себя. Это точно так же, как в бизнесе. Он всегда знал, когда отступить, чтобы дать другой стороне время остыть. Но в то же время он никогда не терял из виду поставленную цель. И всегда получал то, к чему стремился. А на этот раз у него решимости было больше, чем когда-либо. На кон поставлено слишком многое. Гораздо больше, чем деньги, — будущее. Будущее его самого и будущее его сына… или дочери.
Придя домой, он понял, что там недавно побывали уборщики. Кругом ни пылинки, ни одной разбросанной вещи. Когда появится ребенок, все будет по-другому. Понадобится место для игрушек, кроватки…
С ребенком ему тут жить нельзя. Даже если она откажется выйти за него замуж, он будет брать малыша к себе, а в этом доме такое не разрешается. Но просто брать к себе малыша на какое-то время он не согласен. Ребенок должен жить с ним всегда. Он хочет воспитывать его так, как самого его никогда не воспитывали.
Зазвонил телефон. Клаудия. Он почувствовал облегчение, смешанное с надеждой.
— Джо, я… если ты действительно хочешь поехать со мной за покупками, я не возражаю.
Хорошо. — Сейчас не время спрашивать ее, почему она передумала. Надо просто принимать ее решение как подарок. — Во сколько за тобой заехать?
— Как насчет двенадцати?
— Может быть, ты приедешь ко мне? Я закажу рогалики и кофе.
— Ты не… Хорошо.
— У тебя есть мой адрес? — спросил он.
Адрес у нее был, и на следующее утро, когда она подошла к двери, он встретил ее у порога.
— Ты выглядишь как-то… иначе, — сказал Джо, не в силах отвести взгляд от ее облегающего голубого свитера и обтягивающих бедра джинсов. Он всегда видел ее только в деловом костюме. И тогда, в Коста-Рике, он вспоминал о ней, одетой именно так. Консервативные темные тона и безукоризненный покрой.
Он сам удивился, что до вчерашнего вечера не замечал, какая у нее грудь. А сейчас не мог оторвать от нее глаз. Возможно, дело все в тех же деловых костюмах, которые выглядят как униформа? А может быть, беременность превратила ее в спелый персик? Безусловно, в памяти осталась та ночь в офисе, когда она сбросила с себя красное рождественское платье, но это был скорее сон, а не реальность.
— Я чувствую иначе, — улыбнулась в ответ Клаудия. — Сегодня я себя чувствую хорошо. — И действительно, на ее щеках играл румянец.
— Думаю, мне не надо спрашивать, почему ты передумала.
— Не надо, — ответила она.
После его возвращения из Коста-Рики в ней произошли изменения, связанные не только с грудью. Изменилось ее отношение к нему. Раньше последнее слово всегда оставалось за ним. Теперь нет. Она решает все вопросы и в отношении ребенка, и в отношении его планов.
Он разложил на столе еду и соки и с наслаждением смотрел, как она ест и пьет.
— Ты так смотришь на меня, — сказала она, намазывая мягким сыром второй рогалик. — Я знаю, что скоро буду весить двести фунтов, но я так хочу есть.
— Да хоть триста фунтов, мне все равно, — ответил он. — Я все еще хочу жениться на тебе. Сейчас.
Клаудия отложила рогалик и посмотрела на него.
— Извини, — сказал Джо. — Я забыл. Я не собирался больше об этом говорить. Во всяком случае, сегодня.
— Хорошее здесь место, сказала она после долгой паузы, оглядывая светлые стены и высокие потолки. — Но почему у тебя нет никаких картин?
— Есть. В гостиной висит копия Шагала.
— Я имею в виду какие-нибудь фотографии. Может, твоей семьи.
— Моих родителей? Ты хочешь посмотреть фотографии моих родителей?
— Просто интересно, — ответила Клаудия. Она понятия не имела, что растревожила осиное гнездо.
— Однажды ты спросила, почему я каждый раз перестаю встречаться с женщиной, как только замечаю к себе интерес.
— Забудь об этом, — ответила она. — Это не мое дело.
— Ты рассказала мне о своих родителях, теперь я расскажу о своих.
— Это необязательно. — Она не хотела знать о Джо больше того, что уже знала. Не хотела втягиваться еще больше. Ей хотелось верить, что он вылупился из яйца, уже одетый в костюм-тройку, итальянские ботинки и дорогие рубашки.
— Ребенком я был просто исчадие ада, — сказал он. — По крайней мере они меня всегда так называли.
— Кто, твои родители? — спросила она, широко открыв от удивления глаза.
— Они, учителя, а также директор пансиона, куда они меня отправили в десятилетнем возрасте.
— Так рано! — прошептала она. Вот и началось. Против ее воли перед ней возник образ десятилетнего Джо, маленького одинокого мальчика.
— Да, рано, но они чувствовали, что со мной трудно справиться. Так это и было на самом деле.
— Но они не могли…
— Попробовать что-то другое, менее радикальное? Думаю, что могли. Не знаю что, но… Во всяком случае, больше я с ними не жил. А летом меня отправляли в лагерь.
Клаудия уже не могла сдерживаться, из глаз потекли слезы. Она приписала это состояние нарушению гормональной деятельности.
— Не стоит плакать. Я сам не хотел ехать домой.
— Но это же ужасно. Ты не мог быть таким уж плохим, — сказала она.
— Не мог? Это интересно. А вдруг у нас будет такой же ребенок? Что, если ты не сможешь с ним совладать, Клаудия? Разве ты не понимаешь теперь, что нас должно быть двое? Нам необходимо пожениться!
— Это еще один способ уговорить меня? — спросила она, чувствуя себя в западне.
— Я просто хотел объяснить, почему я всегда возражал против слишком близких отношений, особенно с женщинами. Я прекрасно знал, что ты это не одобряешь. Да, ты посылала цветы, писала записки, отвечала на звонки, но я все читал по твоим глазам. Может быть, это похоже на невнятный лепет, но в глубине души я всегда боялся быть покинутым. Снова. Поэтому я должен был разорвать первым. Наверное, это непорядочно.
Нет, наверное, это очень близко к правде, — задумчиво произнесла она. — А как ты думаешь, это когда-нибудь пройдет?
— Хочется верить, что это уже прошло, — сказал он. — Потому что я хочу, чтобы ты доверяла мне. Но я не собираюсь наваливать на тебя проблемы. Просто хочу предупредить, что ты, возможно, беременна очень плохим мальчиком. Но неважно, какой он, у меня нет намерения бросить его или тебя. И я хочу, чтобы ты подумала об этом.
— Ты просто заставляешь меня все время думать только об этом, — ответила она.
— Хорошо, — сказал он. — Эта квартира действительно слишком велика для одного. Две спальни, две ванные комнаты, кабинет. Мне одному столько не нужно.
Клаудия бросила на него быстрый взгляд. Джо вытянул вперед руку.
— Это просто констатация факта, больше ничего. Кстати, в этом доме запрещено проживание детей.
— Понятно.
Джо видел, что ей ничего не понятно, но сейчас не время говорить о том, что сюда он не приведет жену. Квартира подходила ему, пока он был холостяком, и хотя он может им и остаться, если она не передумает, но все равно его образ жизни изменится. Он может купить дом на окраине города. Что-нибудь с большим двором. Если только она скажет «да». Но даже если и не скажет, то ему понадобится какое-нибудь место, где он сможет проводить с малышом выходные.
Мысль о том, что у ребенка не будет настоящего отца, приводила Джо в ужас. Мысль о том, что ребенок будет разделен между двумя домами, между двумя родителями, которые не любят друг друга, не давала ему жить. Он надеялся, что, рассказав ей свою историю, он заставит ее понять, как важно им пожениться.
Но она ни в какую не соглашалась выйти за него замуж. Только лишь потому, что не любила его, а он не любил ее. К большому сожалению, это так, но разве это важно? Она заслуживала любви. Если он не любит Клаудию, ее полюбит кто-нибудь другой. Кто-то, кто заменит его ребенку отца? Нет, он этого никогда не допустит. А что, если это произойдет? Надо убедить ее выйти за него замуж сейчас.
Эта неразрешимая задача напрочь лишила его аппетита. Клаудия же с удовольствием доела сдобный рогалик, а потом они отправились за покупками. Они обошли несколько магазинов, изучая цены, и только потом она решилась что-то купить. У нее был готовый список необходимых вещей, и она вычеркивала из него то, что уже купила. Коляску, пеленальный столик, детское сиденье в машину, легкую коляску, складную коляску, ванну, пеленки, одеяла… Список занимал несколько страниц.
Когда они подошли к кассе, Джо отобрал ее кредитную карточку и достал свою. Клаудия стала возражать, но он настоял.
— Это же очевидно, — сказал он. — Я знаю, сколько ты зарабатываешь, а ты знаешь, что я легко могу позволить себе оплатить эти покупки, так что не спорь, я все равно выиграю.
Кассиру стало смешно.
— Так все время, — улыбнулся он. — Родители сражаются за право оплатить счет. Два щедрых родителя на одного счастливого ребенка.
Счастливый ребенок. Два родителя. Слова повисли в воздухе.
Джо старался не смотреть на Клаудию, а она усиленно копалась в кошельке.
— Вы все заберете с собой? У вас большая машина или мини-фургон?
Джо изумился. Разве он похож на человека с мини-фургоном?
— У него спортивная машина, — сказала Клаудия.
— Хорошо, тогда мы оформим доставку. Адрес?
Джо повернулся к Клаудии.
— У меня в квартире полно места. Давай дадим мой адрес.
Она минуту колебалась, потом согласилась. А что еще ей оставалось делать? Он видел квартиру ее подруги. Там полно народа и барахла. И это ему явно не понравилось. В кафетерии супермаркета он сам вернулся к «квартирной» теме.
— И как долго ты намереваешься жить у Молли? — спокойным тоном, чтобы не насторожить ее, спросил он. Новая Клаудия стала такой колючей, такой обидчивой.
— Не знаю. Думаю, что пока поживу.
— Но ты же не собираешься оставаться у нее после рождения ребенка, — на этот раз ему не удалось скрыть неодобрение в голосе.
— Почему бы нет? — спросила она. Ее нижняя губа была слегка испачкана сахарной пудрой. Он посмотрел на нее и почувствовал внезапное желание попробовать ее на вкус. Но вместо этого провел пальцем по ее губам. Она широко открыла глаза и покраснела.
— Я просто вытер сахарную пудру, — пояснил Джо. Но почему-то почувствовал прилив странной энергии. Ему захотелось перегнуться через стол и поцеловать ее. Но он не стал этого делать, так как знал, что она сразу напряжется и запротестует. Поэтому усилием воли он сосредоточился на разговоре.
— Почему бы нет? — повторил он. — Разве это нужно объяснять? Потому что там много народа. Потому что там кошки. Там накурено и шумно. Если тебе самой все равно, подумай о ребенке. Ему это не очень полезно, ни сейчас, ни потом. — Понятно, что ей неприятно все это слушать, но сейчас это неважно.
— И где я, по-твоему, должна жить? — спросила она. — Только не говори, что у тебя.
А почему нет? Это же выход из положения, разве не так? Что тебе мешает жить со мной? Я не возьму с тебя платы за жилье.
— Тогда я не смогу к тебе переехать.
Джо подавил улыбку. Он выиграл. Он не понимал, как это получилось, но он выиграл. Он вздохнул и изобразил поражение.
— Ну ладно. Плати, если ты так хочешь. Но переезжай прямо сегодня.
Она глубоко вздохнула.
— Нет, я не могу. Ни сегодня, ни когда-либо еще. Это глупая затея.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В объятиях босса - Грейс Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману В объятиях босса - Грейс Кэрол



хор
В объятиях босса - Грейс КэролЛола
21.12.2009, 13.01





неплохо
В объятиях босса - Грейс КэролЛорана
27.10.2010, 7.49





Понравился роман и отношения людей
В объятиях босса - Грейс КэролВалентина
15.04.2011, 16.32





Скучновато.....
В объятиях босса - Грейс КэролИриша
16.05.2011, 0.11





НАчало слишком однообразное, скучноватое. небольшая динамика в конце. А так 5 из 10
В объятиях босса - Грейс КэролЛена
27.11.2011, 22.48





вообщем пойдёт...на5 из10
В объятиях босса - Грейс Кэролалина
13.02.2012, 12.10





Роман слабенький.Моя оценка 3 из 10.
В объятиях босса - Грейс Кэролтая
13.02.2012, 12.42





Сказка с соплями.Все крутиться вокруг беременности и замужества. Слабовато. Скучно. 3 из 10
В объятиях босса - Грейс КэролКатя
26.03.2012, 22.21





Ну не дочитала - не смогла... Каждый раз как читаю про то, что мужик-мачо, который к детям и близко не подходил, начинает в одну секунду ловко обращаться с бутылками-сосками, прямо аж передёргивает. Да если он к детям отношения не имел, каким ражном он там чего-то сумел сделать а?! Баба не справилась, а он прям - супер мен! Только детей увидел и бац - все умеет. Аж тошнит...Переборчик у автора.
В объятиях босса - Грейс КэролМазурка
24.12.2012, 12.31





Двойник. Можно почитать.
В объятиях босса - Грейс КэролКэт
6.12.2015, 15.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100